Почему нас уничтожают

Гугл нам показывает то, что война России и США более популярна чем две войны России и Германии:

США не хотят захватывать Россию потому что это банально не выгодно!

Россияживет только тем, что свои ресурсы распродает на запад сама и по хорошим ценам. Гораздо безопаснее и дешевле просто пойти в магазин и купить хлеба, чем захватывать магазин и требовать выдать сто буханок хлеба бесплатно и вертолет. Именно по этому США полностью устраивает самостоятельная Россия.

Вот про это отличная статья:

ПРОКЛЯТАЯ АМЕРИКА. В ЧЕМ ИСТИННАЯ ПРИЧИНА АНТИЗАПАДНЫХ НАСТРОЕНИЙ.

США всегда следовали проверенной стратегии: чем больше в мире будет рыночных стран с богатым населением, тем больше будет спрос на их товары и технологии и тем проще им будет жить Как сообщил на днях «Левада-центр», антизападные настроения достигли в России исторического максимума. 42% наших граждан считают врагом России Соединенные Штаты, а 24% – и Европейский союз. Многие полагают, что это не мы дестабилизируем ситуацию на Украине, а Запад ведет против нашей страны настоящую войну. И даже президент Владимир Путин, пытаясь снизить накал страстей и говоря, что «никакой войны против России нет», тут же отмечает, что «есть попытка сдержать наше развитие».

Иначе говоря, представление о США как о силе, угрожающей российскому экономическому и политическому ренессансу, выглядит чрезвычайно распространенным, а скорее даже доминирующим. На мой взгляд, оно примитивно и ошибочно. Начнем с очевидного – с развития. Никто не отрицает, что в 2000-е годы Россия совершила огромный скачок вперед. Добыча нефти с 2000 по 2012 год выросла на 61%, производство легковых автомобилей – в 2,1 раза, число абонентов мобильной связи – более чем в 100 раз. И почему мы не вспоминаем, что рост добычи был во многом обусловлен новыми технологиями, которые принесли с собой BakerHughes и Schlumberger?

И что в газовой отрасли, которая была более огосударствленной, чем нефтяная, рост составил за эти годы не 61, а всего 12%? В 2008 году АвтоВАЗ произвел 537 тысяч автомобилей, тогда как заводы западных автоконцернов собрали в России более 1,4 млн машин. Это тоже можно отнести к усилиям врагов по предотвращению развития страны? А мобильная связь и интернет, которые приносят российским телекоммуникационным компаниям до $40 млрд выручки в год, но которые используют на сто процентов западное, причем передовое оборудование? Ведь враги (если бы они были у нас в Америке и Европе) наверняка должны были запретить его доступ в Россию. Но нет, они не только позволяли нам развиваться, но и всячески тому способствовали. Более того: история второй половины ХХ века показывает, что США в наибольшей мере выступали движителем развития отнюдь не самых безопасных для себя стран. Чего стоит послевоенная реконструкция Германии или Японии?

Американские инвестиции и американский спрос подняли из руин экономику Южной Кореи и Тайваня. И даже китайский выход из той бездны, в которую страну завел советский коммунистический эксперимент, начался с налаживания отношений между КНР и Соединенными Штатами в 1972 году. Можно, например, вспомнить и 1997–1998 годы: когда азиатские валюты рухнули в несколько раз по отношению к доллару, Америка не ввела ни одной протекционистской меры против своих конкурентов, хотя в отношении России в аналогичных условиях о таких мерах сейчас говорят в… братском Казахстане. Америка, самая мощная держава в мире ХХ века, всегда следовала проверенной стратегии: чем больше в мире будет рыночных стран с богатым населением, тем больше будет спрос на ее товары и технологии, тем проще ей будет жить.

Она никогда не сдерживала развития ни одной страны, которая не демонстрировала в отношении нее открытой агрессивности. Чего может Запад хотеть от России? Отечественные ура-патриоты знают это со всей определенностью: наших нефти, газа, лесов, пресной воды, территорий – в общем, природных ресурсов. (Именно природных, так как интеллектуальные ресурсы текут за границу сами собой: в 2014 году из России уехало на ПМЖ более 300 тысяч человек, а в университетах и научных центрах США и Европы работают более 60 тысяч наших ученых.) Однако распространенная точка зрения разумна только в логике в лучшем случае 1950-х годов.

Америке не нужна находящаяся в наших недрах нефть, добыча которой в той же Арктике будет обходиться вдвое дороже ее нынешней рыночной цены. Ей не нужен наш природный газ, которого она с 2009 года добывает больше, чем Россия. Контроль за территориями того климатического типа, который доминирует в Сибири и на Дальнем Востоке, сегодня обходится в намного большую сумму, чем возможные прибыли от их использования. Западу гораздо проще в возрастающих объемах покупать полезные ископаемые за относительно легко эмитируемые им валюты, чем посылать солдат на завоевание ресурсно богатых регионов. Собственно, этот факт, который мы упорно не хотим замечать по сей день, положил конец колониализму еще 60 лет тому назад.

Российские территории – это наше собственное проклятие, и они никому не нужны. В крупных развитых странах (США, Канаде, Германии, Франции и Австралии) за последние 100 (!) лет протяженность сети железных дорог уменьшилась на 203 тысячи км, или на 34,8%, – так как сегодня проще подвезти нужный товар к правильному побережью, чем возить его через континенты. Завоевывать Сибирь или Урал – более чем сомнительное предприятие в эпоху современной океанической экономики, когда 68% глобального ВВП создается на территориях, удаленных от морской береговой линии менее чем на 100 миль. Ни при каких условиях не будут виртуальные оккупанты захватывать Транссиб, по которому перевозится менее 1% грузов от объема, проходящего через Суэцкий канал, но который требует бешеных денег на свое поддержание в мало-мальски функционирующем состоянии: лучше позволить России разориться на модернизации этой магистрали.

Геополитически любой подрыв позиций России – особенно в Азии – для США является подыгрыванием Китаю, а его в Вашингтоне действительно начинают опасаться. Игра в дешевую нефть ради «сдерживания нашего развития» – тоже небезопасная вещь: если кто и выиграет от такого тренда, то опять-таки тот же индустриальный Китай. Да и зачем Америке сдерживать развитие страны, на которую в этом году придется не более 1% мирового валового продукта, исчисленного с учетом рыночного курса валют? Хотят ли США подчинить Европу и дирижировать ею против России? Эта версия, на мой взгляд, также не находит подтверждения. Если стало так уж модно говорить про холодную войну, позволю себе напомнить, что в начале 1980-х годов США держали в Европе 7400 ядерных боеголовок, 9000 танков и почти 350 тысяч военнослужащих.

Сегодня ядерный потенциал сокращен более чем на 90%, в 2013 году были выведены последние танковые подразделения, а военный персонал составляет менее 30 тысяч человек. Соединенные Штаты мало что могут диктовать Европе: они проигрывают ей экономически: торговый баланс США с Европейским союзом в 2013 году был отрицателен на $65 млрд; европейцы держат на $1,6 трлн финансовых обязательств правительства США, а не наоборот; европейские антимонопольные органы блокировали и блокируют многие сделки между американскими компаниями – как, например, между GE и Honeywell в 2001 году.

И никто в Вашингтоне не смог тогда «скрутить Европу в бараний рог». Сочиняя сказки о том, что Америка диктует Европе ее позицию в отношении России, кремлевским пропагандистам надо быть более последовательными – хотя бы потому, что они одновременно увлечены рассказами о «слабости» и «геополитической никчемности» Европы. Но если бы США имели право диктата, то европейцы были более военизированными, как в годы холодной войны, когда такое менторство со стороны Америки действительно имело место. Но сейчас европейцы вовсе не воинственны – в том же случае с Украиной они наиболее последовательно выступают против поставок вооружений Киеву.

Как увязываются между собой оба этих подхода? Боюсь, никак. Резкое нарастание ненависти к Америке или Западу в целом – это прежде всего поиск врага, на которого можно переложить ответственность за собственные трудности. Сегодня это особенно нужно Кремлю. В 1998 году можно было списать проблемы на «проклятые 1990-е»; в 2008-м – на мировой кризис, пришедший из той же Америки. В конце 1990-х годов американцы бомбардировали Сербию, в середине 2000-х они же воевали в Афганистане и Ираке. Сегодня все иначе. США фактически прекратили свои масштабные военные операции за рубежом, зато в такие приключения ввязалась Россия. При этом с 2012 года наша экономика даже при успешном развитии мировой показывала устойчивое замедление, пока не свалилась в рецессию. Кто мешал нам «развиваться» в 2010–2013 годах, когда на протяжении четырех лет Россия получила $1,4 трлн нефтегазовых доходов?

Уж точно не Америка – ведь если бы Федеральный резерв не проводил пресловутую политику «количественного смягчения», долларов не было бы в таком избытке и нефть не была такой дорогой. Мы сами тормозили собственный экономический рост, ужесточая условия ведения бизнеса и повышая налоги на предпринимателей ради удовлетворения алчности вороватых бюрократов и силовиков. Что мешало нам проводить ответственную экономическую политику? Все, что угодно, но только не Вашингтон или его эмиссары… В такой ситуации мы становимся слишком похожими на те страны, которым постоянно кто-то мешает развиваться. В Зимбабве белые фермеры, пережитки колониализма и иностранные империалисты так мешали развитию, что без их вмешательства инфляция развилась до 231 миллиона процентов в год в 2008 году.

В рамках программы https://ru.wikipedia.org/wiki/Операция_Provide_Hope До августа 1993 года было выполнено 282 транспортных рейса и доставлено 7012 тонн гуманитарных грузов.

В Северной Корее опасения вторжения со стороны США заставляют население жить впроголодь, несмотря на то что по ту сторону 38-й параллели давно сложилось благополучное и успешное общество. Еще есть Венесуэла, где именно борьба с вездесущей Америкой привела к тотальному дефициту всего и вся, несмотря на то что страна сидит на самых больших в мире запасах нефти. И если действительно большинство россиян искренне полагают, что Запад мешает нам развиваться, это говорит только об одном: мы перестали обращать внимание на факты и полностью доверились разнузданной пропаганде. Это, без всякого сомнения, является огромным достижением власти, которая стремилась и стремится к максимальной управляемости страной. Но выступает ли это залогом ее развития в будущем – вот в этом я как раз совсем не уверен.

Владислав Иноземцев.

Почему война больше не актуальна.

Включите русские субтитры:

Почему Запад хочет уничтожить русскую цивилизацию

«Природа произвела Россию только одну,
Она соперниц не имеет!»
А. В. Суворов
«Россия не страна, Россия — Вселенная!»
Екатерина Великая
Почему Запад хочет уничтожить русскую цивилизацию
Русская цивилизация содержит в себе код (программу) создания мировой цивилизации, построенной на основе справедливости, господства этики совести. Западный проект с самого начала предполагает построение толпо-элитарной модели общества, «пирамиды», где небольшая каста «избранных» господствует над народными массами, фактически рабами. В результате Запад изначально выступал как «хищник» (вампир), который старался подчинить, подмять под себя соседние области, цивилизации, народы и племена, высосать их ресурсы и продолжить расширение.
Русский народ (суперэтнос русов) сохранил прямую преемственность с «первонародом», который породил различные народы и племена белой расы. Так, группа ученых из России и Германии после многолетних исследований пришла к выводу, что именно русская земля была колыбелью европейской цивилизации. Результаты новейших изысканий показывают, что человек современного европеоидного типа возник 50-40 тыс. лет до н. э. и изначально обитал исключительно в пределах Русской равнины, и только потом расселился по территории всей Европы. Также европеоиды-арии расселялись на юг и восток и создали цивилизации на территории современных Сирии, Ирана, Индии, Китая и Японии.
Как сообщает британская радиокомпания ВВС, такие выводы ученые сделали, исследовав человеческий скелет, обнаруженный в 1954 году под Воронежем в древнейшем захоронении Маркина гора (Костёнки XIV). Выяснилось, что генетический код этого человека, погребенного около 28 тысяч лет назад, соответствует генетическому коду современных европейцев. К настоящему времени комплекс Костёнки под Воронежем признан мировыми археологами самым древним местом обитания человека современного типа, европеоида. Исследования проводились в знаменитом лейпцигском Институте антропологической эволюции Макса Планка.
Таким образом, территория России является прародиной белой расы и индоевропейской языковой семьи. При этом русские сохранили исходный антропологический облик, а также являются носителями культурно-цивилизационного кода мифической Гипербореи (прародины европеоидов), арийской и скифской цивилизаций, которые в процессе своего развития породили все остальные цивилизации Евразии.
Русская цивилизация основана на понятиях любви, правды и совести. Её идеал — это народно-аристократическое общество, общество служения и созидания, где господствует этика совести. Этика совести включает в себя пять принципов: духовное выше материального; общее выше частного; справедливость выше закона; служение выше владения; власть выше собственности. Именно на этих основах строили советскую цивилизацию. Не удивительно, что она на столетия обогнала всё человечество, показав магистральный путь в будущее.
Отсюда и ненависть хозяев Запада к России. Именно в этом непонимание представителями Запада «загадочной русской души» и соответственно непонимание и неприятие русскими бездуховности, меркантильности, звериного эгоизма и хищных повадок западного человека. Запад — это общество рабов и рабовладельцев. В нынешней вариации — общество ростовщиков-олигархов и потребляющего скотообразного быдла. В социальном развитии высший идеал Запада — это олигархическое, рабовладельческое толпо-элитарное общество. Это Новый мировой порядок, который хозяева Запада готовят всему человечеству.
Идеалы двух цивилизаций взаимно несовместимы, поэтому война между Западом и Русью не может завершиться мирным взаимодействием и сближением (конвергенцией). Именно по этой причине нам близки идеалы Святослава, Александра Невского, Сергия Радонежского, Ивана Грозного, Александра Суворова и Иосифа Сталина, которые стояли за правду.
Все претензии, которые западный мир выставляет России в настоящее время и выставлял в обозримом прошлом, — это химера, за которой скрывается бескомпромиссность противостояния идеалов, культурных кодов двух цивилизаций. Хозяева западного проекта стремятся установить полное господство над планетой и построить глобальный рабовладельческий «Вавилон». А для этого им необходимо решить «русский вопрос» — уничтожить суперэтнос русов. В этом истинная причина многовековой агрессии Запада в отношении России.

Ярким примером сути западной цивилизации выступает рабовладельческая Римская империя, кастовая Британская империя, Третий рейх и «демократические» США. Их основа — постоянная экспансия, захват новых территорий, «жизненного пространства». При этом чуждые цивилизации, народы и племена расчленяются, подвергаются разграблению, ассимилируются, теряют «своё» (идентичность). К примеру, так Запад уничтожил славянорусскую цивилизацию Центральной Европы (территории современных Германии, Австрии, Северной Италии, части Скандинавии); почти полностью «переварил» кельтскую цивилизацию Галлии-Франции, Британии и Ирландии. Западный мир полностью уничтожил или сильно ослабил ряд культур Северной и Южной Америки, Африки и Азии.
К началу XX столетия западный мир тем или иным образом подчинил себе почти всю планету. Только русскую цивилизацию не удалось подчинить военным путем, хотя борьба шла на протяжении всей видимой истории Руси. Уже не одно столетие — с помощью немецких «псов-рыцарей», шведских и польских феодалов, Ватикан не раз пытался сокрушить Русь. На Русь-Россию натравливали Персию, Османскую империю, Швецию, Речь Посполитую, Японию. Наиболее рьяными предателями-славянами были поляки (западные поляне), насильственно католицизированные и подчиненные западной «матрице», а также онемеченные русы Германии. По сути, в настоящее время по той же схеме идёт кодирование и зомбирование русских Малороссии, которых насильственно превращают в «орков-укров» («испорченных эльфов» из мира Толкина). Против России выступали Франция и Англия, которые стали новыми лидерами Запада, потеснив Ватикан. Они также натравливали на Россию соседние страны и народы.
Поэтому, несмотря на постоянную угрозу с Востока, основным, постоянным и наиболее опасным и алчным врагом русской цивилизации и русского суперэтноса всегда оставался и остаётся Запад, точнее западная цивилизация, англо-романо-германский мир и примкнувшие к ним позже и взявшие на себя роль «командного пункта» (КП) западного мира — США. Духовными идеологами «крестового» похода на Россию с раннего средневековья и до наших дней выступает Ватикан, а также возникшие позже ордена и закрытые структуры вроде Мальтийского ордена, иллюминатов, масонских лож и т. д.
Именно хозяева Запада организовали все мировые войны, направленные на уничтожение русской цивилизации. В ходе Первой мировой войны удалось сокрушить Российскую империю (Белую империю). Хозяева Франции, Британии и США планировали расчленить русскую цивилизацию, ограбить её и уничтожить русских в ходе «мировой революции», построив Новый мировой порядок на основе лжесоциализма-марксизма. Однако Сталин и его соратники сокрушили этот глобальный замысел, создали советский проект (цивилизацию). В России одержал вверх глубоко народный, русский компонент — большевики-сталинисты. Именно они проявили такие базовые для русской «матрицы» ценности, как справедливость, первенство правды над законом, духовного начала над материальным, общего над частным. Их победа привела к строительству отдельного «русского социализма», физической ликвидации большей части «пятой колонны» (троцкистов-интернационалистов) и невиданным успехам СССР.
Хозяевам Запада пришлось делать ставку на национал-социализм и фашизм, создавать проект «Третий рейх — Гитлер», натравливая его на Красную империю, которая строила новую, солнечную цивилизацию, общество созидания и служения. Хозяева США и Англии стали главными организаторами Второй мировой войны, используя «фигуры» — Германию, Италию и Японию, а также «пешки» — Финляндию, Румынию, Венгрию, Польшу, для того чтобы начать большую войну. Вторая мировая война должна была похоронить СССР, Германию, Японию, разрушить колониальные империи Франции и Британии, поставить под контроль США всю Европу. В итоге в западном проекте должны были победить англосаксонская и наднациональная элита.
Советский Союз похоронил большую часть замысла. Красная империя не только устояла, но и предъявила миру альтернативный проект развития человечества (общество созидания и служения, освоение Космоса — как магистральный путь человечества, высвобождающий его лучшие качества). СССР сохранил за собой часть Европы. Кроме того, часть стран получила возможность лавировать между Западом во главе с США и соцблоком во главе с СССР. Благодаря тому, что СССР победил во Второй мировой войны, Китай смог добиться свободы и постепенно выйти в группу лидеров человечества; получила свободу Индия. Рухнул открытый колониальный режим в Африке и в ряде стран Азии. Правда, США смогли сделать своими полуколониями Германию (сначала запад, а затем и восток) и Японию, потенциальных союзников русской цивилизации в деле блокирования Англии и США, и создания устойчивой зоны процветания и безопасности в Евразии.

Осознав, что прямой военной силой русский суперэтнос не победить, хозяева Запад сделали ставку на информационную, «холодную» войну. Фактически Третья мировая война началась уже в ходе Второй мировой. Не зря лидеры гитлеровской Германии и Японии (люди весьма неглупые) до последнего верили и надеялись на конфликт западных держав с СССР. А лидер Британии Черчилль составлял планы нападения на СССР. Холодная война стала Третьей мировой — войной Запада против СССР и его союзников. Запад смог одержать победу в этой войне путём внедрения своих культурных идеалов и кодов в советскую «элиту» и интеллигенцию. По сути, советская «элита» (номенклатура) и интеллигенция сдали СССР, хотя в духовном, интеллектуальном и военном отношении советская цивилизация стояла намного выше западного мира и в прямом бою была непобедима.
Первая попытка развалить Красную империю была сделана после убийства Сталина и Берии, когда путем закулисных махинаций к власти привели скрытого троцкиста и волюнтариста Хрущёва. Он начал первую «перестройку» и нанес сильнейший вред практически всему хозяйству советской цивилизации: от армии, флота и прорывных военно-космических проектов до образования и русской деревни. При этом он смог похоронить, выхолостить идейные начала СССР. Однако Хрущёва смогли отстранить от власти, так как его политика угрожала положению партийно-государственного аппарата. Далее СССР развивался по инерции, благодаря заделу сталинской эпохи советская цивилизация ещё добилась удивительных успехов в космической области, военном деле, экономике, науке и образовании.
Но деградация советского руководства продолжалась. При Андропове был принят план конвергенции Запада и СССР, капиталистической и социалистической систем, вхождения советской «элиты» в иерархию глобальной элиты. План подразумевал максимальную вестернизацию СССР, но сохранение страны и собственности под властью бывшей советской «элиты». По сути, был реализован ухудшенный вариант «плана Андропова» — перестройка-2. В итоге в 1985-1991 гг. Горбачев, Яковлев, Шеварднадзе и другие предатели сдали советскую цивилизацию, социалистическую систему. Это была катастрофа. Русская цивилизация понесла больший урон, чем от вторжения гитлеровских полчищ. Но катастрофа была управляемая, большинство людей, которые сдали СССР, в итоге вошли в руководство обломков Красной империи, постсоветских республик. От «Великой России» осталась только часть, Российская Федерация. При этом во главе неё были открытые или скрытые «враги народа», «национал-предатели» — Ельцин, Гайдар, Чубайс, Немцов и др. На территории русской цивилизации устроили социально-экономический геноцид, который привёл к депопуляции (вымиранию русских и других коренных народов России) и обеспечил максимальный уровень западничества, что стало основой нынешнего внутреннего кризиса России.
Разграбив СССР и бывшие социалистические страны, включив их в свою периферию, Запад отсрочил свой кризис. Однако отсрочка была небольшой. Снова необходима «большая охота». В 2001 г. хозяева Запада инициировали новую смуту, направленную на окончательный разгром старого миропорядка, основанного на основе решений Крымской и Потсдамской конференций. В последние годы кризис перешёл в стадию Четвертой мировой войны.
Хозяева Запада планируют разрушить Российскую Федерацию (ядро русской цивилизации), чтобы:
— уничтожить русский суперэтнос, являющийся носителем культурного кода, который может разрушить западный неорабовладельческий мир и предложить человечеству иной путь развития. Русских собираются полностью уничтожить (т. н. депопуляция), сохранив только небольшой обслуживающий персонал «трубы», этнографические деревни для развлечения «хозяев». Часть русских должны переехать в Европу и США, влившись в огромный «плавильный котёл», смешавшись с арабами, неграми, азиатами. На выходе получится идеальный раб, «двуное орудие». По примеру, Украины-Малороссии, откуда жители массами едут в Европу в качестве обслуживающего персонала и пополняют бордели и клубы всего мира, мы видим будущее всего русского мира;
— получить доступ к территории и ресурсам. Территория Россия важна хозяевам Запада в качестве возможного «запасного аэродрома». Так, учёные прогнозируют масштабные климатические, катастрофические изменения в будущем. Первые «звоночки» уже прозвенели — это «русские» зимы в США и в Европе, засухи летом, сильнейшие наводнения и т. д. Есть мнение, что территория Россия окажется наиболее устойчивой к катаклизмам и даже станет более благоприятной для проживания. Поэтому хозяевам Запада нужна территория России, чтобы пережить глобальный биосферно-экологический кризис.
Кроме того, хозяевам Запада нужны ресурсы России для строительства Нового мирового порядка после завершения Четвертой мировой войны. Россия обладает огромными базовыми ресурсами: земля, вода, леса и недра. Огромные, почти неосвоенные ресурсы и пространства Сибири, Дальнего Востока и Русской Арктики. Огромные возможности по развитию новой транспортной инфраструктуры. Понятно, что русский народ, который, по мнению правителей Запада и Востока, утратил свой культурный код, волю и разум, инстинкт выживания, превратился в «этнографический материал», который можно использовать как ресурс, явно собираются «зачистить».
Цель Большой Игры — это лидерство на планете. Кто-то должен стать «царем горы». Цель хозяев Запада — тотальное доминирование, господство небольшой группы «избранных» над «двуногими орудиями». Идеал русской матрицы — моральное лидерство, «очеловечивание» людей, господство этики совести, прорыв в Будущее, выход за рамки земной колыбели. Если русский суперэтнос отказывается от своих идеалов, культурного кода, принимает стандарты западного общества потребления, деление общества на богатых и бедных, «избранных» и «неудачников», культ «золотого тельца» и отказывается мечтать, он обречен на поражение и гибель…
Возможно, что большая война и кровь позволят русским преодолеть морок, вспомнить об идеалах добра и бросить вызов мировому злу…

Политика

Военный эксперт, блогер Алексей Арестович во второй части интервью «Апострофу» рассказал о влиянии антироссийских санкций на политику Кремля, перспективах войск Путина в прямом военном столкновении с Западом и взаимосвязи между конфликтами в Сирии и на Донбассе.

«Апостроф»: Вы говорили, что единственный человек, который может прекратить войну на Донбассе — это сам Путин. На него сейчас всячески пытаются влиять с помощью санкций. Последние американские санкции действительно сильно ударили по экономике России. Как долго продержится Кремль в условиях постоянного давления Запада? Есть мнение, что у России достаточно ресурсов, чтобы еще много лет терпеть это.

Алексей Арестович: Это правильное мнение. Давайте посмотрим на Иран, который меньше России и с куда меньшими ресурсами, с куда меньшим влиянием в мире. И с 1979 года он под санкциями, которые тяжелее, чем у России, ему даже нефть и газ запрещали продавать. И при этом он жив-здоров и своим шиитским миром достал уже полмира. Фактически Иран выиграл в Ираке у Штатов. Саудовская Аравия, Израиль не знают, куда деваться от Ирана. Иран очень активно играет в Африке, Южной Америке, крутит между Сирией и Россией свою волынку. И все это под санкциями.

А Россия чай побольше и посильнее Ирана будет. Так что, если уж Иран держится 40 лет под санкциями, то Россия тоже продержится спокойно. Более того, если в Иране есть существенная прослойка, недовольная теократической властью аятолл, которая бунтовала вот недавно, то в России 60-70% населения точно за Путина. Они готовы затянуть пояса, пить боярышник, есть кору, но противостоять проклятому Западу. Российскую верхушку санкции, честно говоря, не очень-то пугают, они вполне способны держаться под санкциями десятилетиями. На санкции рассчитывать сложно. С их помощью Запад решает совсем другую задачу.

— Какие у Запада есть еще инструменты влияния на Россию?

— Запад находится в ловушке. Запад входит в тот же период, в который коллективная Европа входила в 16 веке, когда была Реформация. Ему нужно глобально перестроиться на новый технологический уклад, полностью поменять систему производства, управления и так далее. Они впервые к этому сознательно идут и хотят выполнить эту задачу с меньшими издержками, потому что столетия религиозных, промышленных или колониальных войн никому не нужны на Западе.

И тут Россия бьет горшки. Россию в 90-е годы приняли в «восьмерку», «двадцатку», вообще посчитали демократической страной, начали всерьез с ней разговаривать. Прошло 10 лет, пришел Путин к власти, в России откатили назад, опять стали с имперскими претензиям. Демократической страны из России не получилось.

А теперь давайте считать реальные варианты для Запада. Уничтожить Россию в ядерной войне? Нереально. Погибнет все человечество. Демократизировать Россию? Они пытались демократизировать, кинули туда десятки миллиардов долларов на демократизацию (начиная от «ножек Буша»), поддерживали демократические институты. Но Россия — это все равно империя, которая лезет и воюет. Лишить ее ядерного оружия или существенно ослабить? Это значит резкий подъем Китая. И опять резко изменится положение в мире, чего не хочет Запад и к чему он не готов. Развалить Россию? Это 20 кадыровых с оружием, которые ссорятся между собой.

Ни один из существующих вариантов в отношении России неприемлем. Запад, вопреки страшным рассказам российских аналитиков, не пытается уничтожить Россию, потому что у Запада нет сейчас решения в отношении России. Россия прет вперед, Путин пытается отыграться за поражение в холодной войне, а Запад играет на контрходах. Они очертили мысленно круг, за который Россия не должна зайти. Как только заходит — они ее бьют. То санкциями, то «Томагавками» ставят на место и не пускают дальше. Например, сейчас в Сирии они четко продемонстрировали, что России не удастся говорить с Западом языком силы и ультиматумов. Есть границы, которые нельзя переходить.

Политика Запада в отношении России — это: а) обеспечить свои интересы, в том числе, например, провести «Северный поток — 2», как Германия; б) не позволить ей перейти некоторые красные линии, которые гласно или негласно установлены. Все.

Целенаправленной программы в отношении России у Запада нет. Всей своей 2000-летней историей Запад доказал, что умеет очень хорошо решать проблемы, когда четко обозначена цель. Как в случае со Скрипалем (бывшим российским шпионом, которого отравили в Великобритании, — прим. «Апостроф»), они моментально собрались — и выслали дипломатов. Когда они чувствуют коллективную угрозу, они прекрасно действуют. Например, прекрасно отмониторили белорусский кризис, в отличие от крымского. Но у них нет единой позиции.

А есть еще такая историческая тенденция, с 15 века: Россия, являясь тенью Запада в юнгианском смысле, все время приносит себя в жертву Западу. Всякая попытка российских реформ — Грозного, Петра, Сталина, вот сейчас Путина — или российского рывка всегда заканчивается жертвой России в отношении Запада. Запад, вглядываясь в это темное зеркало ужасов, которые творятся в России, депрессии, попыток завоевать весь мир, в очередной раз приходит в себя. Ведь Запад тоже любит по крайним тенденциям идти: сегодня у них эскапизм, завтра у них колониализм, послезавтра у них раскаяние, потом запуск беженцев, потом опять правый разворот. Это же Запад: он прикладывает руль только вправо-влево, он по-другому не умеет. Резко вправо, резко влево. Попробовали крайний правый разворот в 20-30-е годы, сейчас попробуем крайне левый. Потом еще что-нибудь придумаем. А Россия — это такое темное зеркало, глядя в которое, Запад приходит в себя, стабилизируется и реформируется. В этом смысле Россия приносит себя в жертву. И она в очередной раз принесет себя в жертву Западу.

Но это же означает и сакральную связь. Для Запада уничтожить Россию — это все равно, что для нас с вами уничтожить свое подсознание, собственную тень. Во-первых, это никогда не удается, а во-вторых, это органическая часть нас, поэтому это невозможно и технически. Запад это достаточно отрефлексировал. Тем более что на Западе непрерывная интеллектуальная традиция, они не переписывали историю. Интеллектуальная элита на Западе уже давно поняла, что такое Россия и как с ней иметь дело. Поэтому они никогда не будут уничтожать Россию. Максимально возможная политика Запада в отношении России — это не дать перейти красную линию. Другое дело, что распознание этих поползновений и выставление правильных линий — это очень нетривиальная задача сейчас, когда все приобрело гибридные формы. Но тем не менее даже с этим они относительно ловко справляются. Это то, что называется в английском языке tensions, оно будет длиться пару десятилетий, не меньше, на нашей территории в частности.

— Нанесенный Западом удар по Сирии был ожидаем для России? Что будет происходить дальше?

— Ожидали, даже грозные окрики какие-то себе позволяли. Но потом сели в бункере и не отсвечивали, потому что понимали, что станут жертвой западного удара.

Два главных месседжа на сегодня. Первый: Запад не позволил России говорить с собой языком силы и при переходе красной линии немедленно отреагировал, чего, например, еще три года назад нельзя было ожидать. Второй: Запад четко дал понять через группу Вагнера, что не остановится перед ударами по российским войскам. А прямое военное столкновение с Западом России точно не нужно. Потому что оно закончится за 45 минут поражением России — на отдельном театре военных действий. Если брать в целом на европейском, там подольше будут бодаться, с большими жертвами для обеих сторон. Например, если Россия ломанется сразу на Прибалтику, на Украину и Белоруссию, то она не проиграет за 45 минут, война будет длиться месяц-два. В конце концов Россия проиграет, но жертвы будут такие, на которые Запад не хочет идти. Но на ограниченном театре военных действий, который России тяжело снабжать, куда сложно перебрасывать войска, она проиграет с треском в течение 45 минут. Россияне это прекрасно знают, поэтому не отсвечивают, поэтому никто ничего не сбивает. И Запад точно знал, что никакой ответной реакции не будет, иначе не поднимал бы самолеты в первой волне.

— Ведь изначально со стороны РФ были заявления, мол, если мы увидим ваши ракеты, они моментально будут сбиты.

— Да, это все были сказки венского леса. По ним бы нанесли удар сразу. Военный course of action (порядок действий) на Западе предполагает, что самолеты в первой волне не летают. Идет удар крылатыми ракетами по ПВО, по средствам радиоэлектронной разведки и радиоэлектронной борьбы. Все это в Сирии обеспечивают россияне. Если бы Запад действовал по военному протоколу, он бы выбил сначала россиян, потом поднял самолеты и бил бы по сирийским объектам. То, что они сразу подняли самолеты, означает, что они точно знали, что россияне не будут противодействовать, и имели как формальное, так и неформальное подтверждение, видели, что российские средства ПВО не работают, там все сидят по бункерам и не отсвечивают. Что лишний раз показало истинные перспективы Путина в серьезном прямом военном противостоянии с Западом.

— Ситуация в Сирии влияет напрямую на поведение россиян на Украине?

— Нет. Эти конфликты связаны, но независимы при этом, что самое интересное. Но они не связаны так, что успехи или провалы на сирийском театре прямо сказываются на украинском. Это не так.

— Есть мнение, мол, если Россия проиграет западной коалиции в Сирии, то она пойдет на компромиссы или даже отступление на Донбассе?

— Есть и другое мнение, что Россия усилит воздействие и будет отыгрываться на Украине. Видите, это прогностика на уровне «или так, или так». Или встретим розового бегемота, или не встретим. Это означает, что мы — я имею в виду все экспертное сообщество — не можем просчитать точные связи между сирийским и украинским театром. Я знаю, что они есть, хотя бы на уровне людей, потому что очень много людей с Донбасса воюет в Сирии, катается по командировкам. Как кадровые российские военные, так и наемники. То есть эти конфликты так или иначе связаны. Но это не та связь, чтобы изменения сразу сказывались здесь. Это не линейные и очень опосредованные вещи, зависящие от факторов, которые с трудом обсчитываются. Поэтому мы можем констатировать, что зависимость очень слабая.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Может ли один человек уничтожить мир?

Оружие апокалипсиса сейчас — привилегия мировых держав. Но это может измениться. В течение нескольких десятилетий небольшие группы или даже отдельные люди смогут получить в свои руки убийственные технологии в любом количестве. Как бы это жутко ни звучало, мир может быть уничтожен небольшой группой или лицом, действующим в одиночку. И вот как.

Чтобы узнать больше об этой мрачной возможности, ресурс io9 обратился за консультацией к двум экспертам, которые развивают эти варианты. Филипп ван Недервельде, офицер в запасе подразделения ACOS Strat бельгийской армии, обучался ядерно-биолого-химической защите. Он футуролог и эксперт по вопросам безопасности со специализацией на глобальных рисках, в вопросах уничтожения, наблюдения и конфиденциальности и среди прочего участвует в P2P Foundation. Джеймс Баррат — автор книги «Наши последние изобретения: искусственный интеллект и конец человеческой эпохи», которая рассматривает риски, связанные с появлением сверхмощного машинного интеллекта.

Как ван Недервельде, так и Баррат, оба обеспокоены тем, что мы не принимаем эту возможность достаточно серьезно.

«Подавляющее большинство людей сегодня пребывает в счастливом неведении о том, что мы на самом деле находимся в реальной опасности», — говорит ван Недервельде. — «В то время как важно оставаться на расстоянии от раздутых слухов и чрезмерного паникерства, голые факты говорят о том, что мы явно и непосредственно находимся в смертельной опасности. Что может быть хуже, если наступит время идеальной бури, которая возникнет на почве нарастающих рисков существования человека?».

Если мы хотим выжить в ближайшие несколько тысячелетий, говорят они, нам нужно в ближайшие несколько десятилетий обеспечить максимальную безопасность, какую мы только можем себе позволить.

Выбор оружия

Будучи видом, проживающим в безразличной вселенной, мы сталкиваемся как с космическими, так и антропогенными рисками, то есть можем погибнуть от своей руки. Как, собственно, и положено цивилизации нашего типа, живущей на пороховой бочке в виде ядерного оружия.

Согласно ван Недервельде, наиболее серьезные антропогенные риски включают пандемию биоатаки, мировой размен термоядерными бомбами, появление недружелюбного искусственного сверхинтеллекта и призрак оружия массового поражения на базе нанотехнологий.

«Угроза биологической атаки или злокачественной техногенной пандемии может появиться в относительно краткосрочной перспективе», — говорит он.

В самом деле, сравнительно недавно, а именно в 20 веке, прецедент показал нам, насколько серьезной может быть «просто» природная пандемия: в 1918 году испанский грипп погубил от 50 до 100 миллионов человек. В то время это было 2,5-5 процентов от всего населения земного шара.

«Человечество разработало технологии, необходимые для разработки эффективных и действенных патогенов», — рассказал источнику ван Недервельде. — «Мы располагаем ноу-хау, необходимым для оптимизации и улучшения потенциала вредоносных патогенов. Такое оружие может успешно погубить практически все человечество».

Что касается прогнозируемых будущих форм оружия на базе нанотехнологий, теоретик наномедицины Роберт Фрейтас приводит различие между «серой пылью», «серым планктоном», «серым лишаем» и так называемыми убийцами биомассы. Это вариации угрозы серой слизи — адского сценария, в котором самовоспроизводящиеся молекулярные роботы полностью съедают ресурсы Земли, критические для выживания человека, вроде атмосферы.

Серая пыль могла бы полностью блокировать солнечный свет. Серый планктон мог быть выращен на морском дне с целью пожрать богатую углеродом экологию. Серые лишайники могут уничтожить наземную геологию, а убийцы биомассы могут атаковать различные организмы.

И наконец, как отмечает Баррат, есть угроза искусственного сверхинтеллекта. В течение нескольких десятков лет ИИ может превзойти человеческий на несколько порядков. И после появления он может бороться за выживание, как мы, либо быть плохо запрограммированным. Мы будем вынуждены конкурировать с соперником, который превышает наши возможности в масштабах, которые мы вряд ли сможем представить.

Уничтожение большего меньшими силами

Короткометражный фильм на тему превосходства искусственного интеллекта, обеспечивший работу в Голливуде своему создателю.

Очевидно, многие из этих технологий, если не все, будут разработаны с учетом огромных вложений и ресурсов государственных учреждений и крупнейших корпораций. Но это не означает, что чертежи подобных вещей не попадут в конечном итоги в руки неблагоприятно настроенных групп, или что они сами не смогут придумать подобное.

Пентагон в курсе этого. Еще в 1995 году адмирал Дэвид Е. Иеремия из Американского объединенного комитета начальников штаба сказал следующее:

«Где-то в глубине души я все еще храню портреты пяти умных ребят из Сомали или другой неразвитой страны, которые видят возможность изменить мир. Чтобы перевернуть мир с ног на голову. Военное применение молекулярного производства обладает большим потенциалом, чем ядерное оружие, и может радикально изменить баланс сил».

И как заявлял Совет национальной безопасности США, «мы под угрозой не столько флотов и армий, сколько перед катастрофическими технологиями в руках озлобленных меньшинств».

В этом контексте ван Недервельде рассказал об «асимметричной разрушительной мощи» (Asymmetric Destructive Capability, ADC).

«Это означает, что с развитием технологий требуется все меньше и меньше, чтобы уничтожить все больше и больше», — рассказал он. — «Масштабные разрушения становятся все более вероятными при условии неизмеримо малых ресурсов. Эта асимметрия растет экспоненциально, благодаря NBIC».

NBIC, как объяснил ван Недервельде, это конвергентные последствия четырех важнейших технологических секторов, а именно: нанотехнологий (манипуляций с материей на молекулярном уровне, включая появление радикально новых материалов, лекарственных препаратов и робототехники), биотехнологий, информационных технологий и когнитивной науки.

По оценке экспертов в разработке нанороботов, ресурсы, необходимые для разработки и развертывания нанооружия массового поражения, могут быть доступны уже к 2040 году, плюс-минус 10 лет.

«Чтобы реализовать это, небольшой определенной группе, ищущей массовых разрушений, нужны будут следующие относительно скромные ресурсы: рабочее нанопроизводственное оборудование, способное создать семена «реплиботов»; четыре посредственных наноинженера со степенью кандидатов наук; четыре рабочих суперкомпьютера; четыре, а возможно меньше, месяца на разработку; четыре точки рассеивания, учитывающие глобальные ветра».

Ученый описывает это как «ADC на стероидах»:

«По сравнению с технологическим настоящим, будущее нанотехнологичное оружие массового поражения заткнет за пояс ядерное, как незначительную мелочь».

Одиночки массового поражения

Ван Недервельде также предупредил о SIMAD, «массово разрушительных одиночках» (Single Individual MAssively Destructive).

«Если вы думаете, что ADC это логический конец наших умозаключений, у нас меньше опасений касательно небольших террористических организаций вроде Аль-Каиды и типа того, нежели об умных людях, которые хранят глубоко укоренившуюся насильственную обиду на человеческое общество или человеческий вид», — говорит он.

Отличный пример — Унабомбер. Теперь представьте себе такого «унабомбера», вооруженного «наукой на стероидах», усовершенствованной NBIC-технологиями. Такой человек будет обладать потенциалом сеять разрушения и смерть в огромных масштабах: города, региона, континента, а возможно и целой планеты.

«SIMAD — один из рисков, который волнует меня больше всего», — говорит ван Недервельде. — «Я не могу спать из-за этого».

Ресурс спросил Баррата, может ли человек в одиночку создать массово разрушительный искусственный интеллект.

«Я не думаю, что один человек может на самом деле создать ИИ сильным достаточно, чтобы стать катастрофическим», — ответил он. — «Программное обеспечение и аппаратные проблемы в создании общего искусственного интеллекта (AGI, ОИИ), а далее и работоспособного искусственного сверхинтеллекта (ASI, ИСИ), по масштабам и сложности приближаются к Манхэттенскому проекту по созданию атомной бомбы (на который было потрачено в общей сложности 26 миллиардов долларов), чем к прозрениям «одиноких гениев» вроде Теслы, Эдисона и Эйнштейна».

Баррат также сомневается, что небольшая команда сможет это реализовать.

«У конкурентов в этой гонке глубокие карманы — IBM, Google, Blue Brain Project, Darpa, NSA. Я сомневаюсь, что небольшая группа сможет сделать ОИИ, и уж точно не в рядах первых».

Причина, говорит Баррат, заключается в том, что все конкуренты — большие, малые, невидимые и напуганные — питаются знанием того, что массовый ОИИ — или человеческий интеллект по цене компьютера — будет самой прибыльной и революционной технологией в мировой истории. Представьте банки тысяч «мозгов» уровня кандидата наук, которые решают проблемы рака, моделируют климат и разрабатывают оружие.

«В случае ОИИ общий финансовый вклад получит право ответа за угрозу существованию», — говорит Баррат.

Баррат говорит, что в этой гонке, особенно для инвесторов, наиболее привлекательными являются масштабы достижений, которые будут открыты, и основной интерес к этому питают корпоративные гиганты.

«Небольших групп с небольшой историей не так уж много», — говорит он. — «В команде IBM, работающей над Watson, всего 15 основных членов, но у них также была поддержка девяти университетов и самой IBM. Плюс зарождающаяся когнитивная вычислительная архитектура IBM убедительна. Небольшие группы обладают потенциалом роста, но у них мало рычагов. Я думаю, IBM одолеют тест Тьюринга к 2020 году, вероятно с компьютером под названием Тьюринг, да».

К сожалению, это не исключает возможность того, что в конечном счете зловредная террористическая группа сможет получить в свои руки некоторые части изысканного кода, добавить необходимые настройки и после развязать собственную цифровую инфраструктуру в мире. Пусть она не будет апокалиптической по своему масштабу, но она все еще может быть потенциально разрушительной.

Есть также возможность того, что хитрая команда или человек при помощи элементарного искусственного интеллекта сможет разработать мощный машинный интеллект. При помощи ИИ, которые будут делать львиную долю работы, это вполне возможно. Или же могут быть и другие каналы, пока нам не известные. Вполне вероятно, что небольшая команда сможет развязать руки ОИИ, но за долгое-долгое время.

Самозащита

Чтобы совсем не загрустить, стоит также поговорить и о профилактических мерах. Один из способов, которым мы могли бы защитить себя от этих угроз, является превращение всего общества в тоталитарное полицейское государство. Но едва ли кто захочет. Поэтому io9 обратился к ван Недервельде и Баррату, чтобы узнать, что еще можно сделать.

«Хорошие новости в том, что мы не полностью беззащитны перед этими угрозами», — говорит ван Недервельде. — «Меры предосторожности, профилактика, раннее предупреждение и эффективные оборонительные контрмеры вполне возможны. Большинство из них даже не «драконовские», но могут обеспечить постоянную бдительность».

Исследователь предвидит психологическое наблюдение за людьми, которые демонстрируют устойчивое и значительно девиантное поведение в образовательных системах и других учреждениях.

«Это что-то вроде психологической иммунной системы на уровне всего человечества: постоянное наблюдение за SIMAD-унабомберами поможет обнаружить их, когда они еще молоды, задолго до того, как они начнут приводить в порядок свои страшные планы. Чтобы положить этому конец, необходимо значительно улучшить наблюдение за поведением людей и здоровьем людей в целом».

Он также считает, что мировое правительство может быть усовершенствовано таким образом, что «организации вроде ООН и других транснациональных организаций будет эффективно реагировать соответствующим образом всякий раз, когда угроза существованию поднимает свою уродливую голову».

Также исследователь считает, что мы можем предвидеть атаки ADC или SIMAD, чтобы противостоять им по мере их возникновения. Чтобы защитить себя от боевых нанотехнологий, мы могли бы развернуть экстренную оборону типа искусственного тумана, солнечных отражателей, ЭМИ-вспышек и целенаправленного излучения.

Что касается защиты нас от скрытых ИИ, Баррат считает, что небольшие организации менее стабильны и нуждаются в надзоре больше, чем крупные.

«Но опять же, сейчас NSA с ее 50 миллиардами черного бюджета представляет для Америки куда большую угрозу, чем Аль-Каида и любые другие желающие обзавестись ОИИ. Мы инстинктивно знаем, что они будут не менее своенравными с ОИИ, если доберутся до него первыми».

Баррат предлагает два варианта, которые могут закрыть пробелы в безопасности:

«Создание глобального публично-приватного партнерства может обуздать стадо с амбициями создания ОИИ, чего-то вроде Международного агентства по атомной энергетике (МАГАТЭ). Пока организация будет создавать, нужно сформировать консорциум с глубокими карманами, который будет нанимать ведущих мировых исследователей сферы общего искусственного интеллекта. Убедить их в опасности неограниченного развития ОИИ и помочь им перейти на нашу сторону с предельной осторожностью. Или компенсировать их отказ от мечты создания ОИИ».

Тотальная слежка

Более радикальный ван Недервельде предложил идею «четырех E»: Everyone has Eyes and Ears Everywhere («у каждого есть глаза и уши везде»), которая может стать реальностью с другим акронимом: Panoptic Smart Dust Sousveillance (PSDS, «прозрачное наблюдение умной пыли»).

«Сегодня «умная пыль» отсылает нас к крошечным MEMS-устройствам под названием «пылинки», измеряемым одним кубическим миллиметром или меньше и способным к автономному зондированию, вычислению и коммуникации в беспроводной одноранговой ячеистой сети», — пояснил он. — «В не самом отдаленном будущем умная пыль может стать в буквальном смысле пылью размером в 50 кубических микрон или меньше, сможет парить в воздухе, как обычная пыль, и создавать мобильные умные облака с солнечным питанием».

Исследователь представляет, как в нижней части атмосферы Земли появляются умные пылинки со средней плотностью три пылинки на кубический метр воздуха. Эффективно развернутая, такая пыль сможет дать каждому из граждан свои глаза и уши, предоставляя «обратную подотчетность» во всем цивилизованном обществе.

«Если предположить, что большая часть наблюдений производится не людьми, а машинами, заточенными под определенные модели, это точно станет концом того, что я называю «абсолютной конфиденциальностью», — однако останется еще много возможностей для «относительной приватности». И это точно положит конец всяким SIMAD, террористическим атакам, концу жестокости и других форм насилия над детьми, женщинами, стариками всюду и везде».

Скорее всего это также поставит в тупик большинство форм коррупции и других преступлений. Можно будет создать окончательный вид того, что Дэвид Брин назвал «прозрачным обществом» или этический футурист Джамаис Каско — «общественным всевидением».

«Мы наконец найдем ответ на вопрос Ювенала во время римской античности: «Quis custodiet ipsos custodes», кто смотрит за смотрителями?», — говорит ван Недервельде. — «И ответом будет: мы, люди, граждане, сами — что вполне уместно, на мой взгляд».