Планирование инженерной разведки

ОСНОВЫ ОРГАНИЗАЦИИ ИНЖЕНЕРНОЙ РАЗВЕДКИ

Организация инженерной разведки включает:

— определение задач разведки и выделение необходимых сил и средств для их вы­полнения;

— планирование разведки и постановка задач исполнителям;

— всестороннее обеспечение подразделений, выделенных в разведку, и организацию их подготовки к действиям;

организацию связи с подразделениями, ведущими разведку, и управление ими;

организацию взаимодействия между подразделениями, назначен­ными для ведения инженерной разведки, и подразделениями вой­сковой разведки;

— контроль за выполнением задач разведки;

— сбор и обработку инженерных разведывательных сведений и доклад их командиру (начальнику штаба) и старшему инженерному началь­нику;

— информацию внутри штаба дивизии (бригады), подчиненных начальников инженерной службы и командиров частей (подразде­лений) инженерных войск, а также представление заявок на воз­душное фотографирование силами авиации.

Успешная организация инженерной разведки основывается на глубоком понимании характера современного боя и потребностей его инженерного обеспечения, твердом знании возможностей сил и средств инженерной разведки и умелом их применении, на всестороннем знании организации инженерных войск противника, а также его взглядов на инженерное обеспечение боевых действий.

И н ж е н е р н у ю р а з в е д к у в д и в и з и и (б р и г а д е) о р ­г а н и з у е т н а ч а л ь н и к и н ж е н е р н о й с л у ж б ы с по­лучением боевой задачи, указаний командира и штаба дивизии (бригады), а также исходя из указаний старшего инженерного на­чальника и оценки обстановки, особенно оценки противника и ме­стности. При этом он должен учитывать мероприятия по разведке, проводимые общевойсковым штабом, вышестоящим инженерным начальником, частями (подразделениями) родов войск, специаль­ных войск и служб, военно-воздушными силами и частями воздуш­но-десантных войск, а также силами военно-морского флота при совместных действиях их с дивизией (бригадой).

Задачи, организацию инженерной разведки и управление под­разделениями, ведущими разведку, начальник инженерной службы согласовывает с начальником разведки, а по некоторым вопросам — и с начальником штаба или с начальником оперативного отделения дивизии.

В частях (подразделениях) инженерных войск инженерная разведка организуется командиром и штабом части (командиром подразделения) на основе указаний начальника инженерной службы в основном в интересах выполнения задач, поставленных части (подразделению).

Во всех случаях начальник инженерной службы, уяснив боевую задачу дивизии (бригады), обязан немедленно организовать добывание инженерных разведывательных сведений, необходимых командиру для принятия решения, а также для организации инженерного обеспечения и в первую очередь — для выполнения тех инженерных мероприятий, которые незамедлительно нужно провести в интересах подготовки боя.

Одним из основных мероприятий по организации инженерной разведки в дивизии (бригаде) является ее планирование, которое предусматривает: распределение сил и средств разведки по зада­чам (направлениям, объектам) и определение порядка их приме­нения; расчет времени, необходимого на подготовку к действиям и выполнение задач разведки; выделение резерва сил и средств разведки; определение порядка получения инженерных разведы­вательных сведений из разных источников и их обработки.

Планируя инженерную разведку, начальник инженерной служ­бы дивизии должен прежде всего решить, какие мероприятия и по каким задачам разведки возложить на свои (дивизионные) орга­ны инженерной разведки, какие мероприятия выполнять органами инженерной разведки бригад, а также силами и средствами под­чиненных частей (подразделений) инженерных войск, по каким задачам, какие сведения запросить у старшего инженерного на­чальника или дать заявку (через штаб) на воздушное фотографи­рование, какие инженерные разведывательные сведения могут быть получены от других видов разведки и, наконец, на каком направлении (направлениях) сосредоточить основные усилия ин­женерной разведки в масштабе дивизии.

Мероприятия по инженерной разведке начальник инженерной службы дивизии отражает в плане инженерного обеспечения, а наиболее важные из них — в плане разведки дивизии.

Начальник инженерной службы бригады отражает эти мероприя­тия на своей рабочей карте.

Как показывает опыт учений, в целях более успешного плани­рования инженерной разведки в дивизии и бригаде целесообразно иметь различные справочные материалы по организации и возмож­ностям инженерных войск противника, тактико-технических дан­ных его средств инженерного вооружения и т.п.

Задачи инженерной разведки в интересах общевойскового сое­динения (части) определяются начальником, в подчинении кото­рого находится часть инженерных войск. До части инженерных войск задачи доводятся боевым распоряжением, а до инженерно-разведывательных подразделений — боевым приказом. Напри­мер, отдельному инженерно-саперному батальону дивизии задача на ведение инженерной разведки ставится начальником инженерной служ­бы дивизии боевым распоряжением, а командир батальона ставит задачу на ведение инженерной разведки боевым прика­зом.

Задачи подразделениям, выделенным для разведки наиболее важных объектов в дивизии (бригаде), ставит лично начальник ин­женерной службы. В отдельных случаях задачи на ведение инже­нерной разведки по его указанию может ставить командир (на­чальник штаба) части инженерных войск, из состава которой вы­деляется подразделение в разведку. В части (подразделении) ин­женерных войск задачи по разведке ставит обычно начальник штаба части (командир подразделения).

При подготовке боя постановка задач подразделениям, выделенным для ведения разведки, осуществляется, как правило, устно, а в ходе боя, кроме того, и по техническим средствам связи.

П р и п о с т а н о в к е з а д а ч и у к а з ы в а ю т с я:

— необходимые данные о противнике в полосе (районе, направлении, объекте) действий и своих войсках;

— состав и оснащение инженерного наблюдательного поста (дозора, группы), инженерного поста фотографирования и его задачи; полоса (район, направление, объект) разведки; какие данные и к какому сроку добыть;

— место и сроки поступления в состав подразделений, назначенных для ведения войсковой разведки;

— исходный пункт, время и порядок его прохождения;

— время окончания разведки, место (район) и порядок присоединения к своим войскам;

— порядок поддержания связи, представления разведывательных сведений и доставки образцов техники (имущества), захваченных у противника;

— способы опознавания своих войск.

В зависимости от вида задач и условий обстановки подразделениям, выделяемым для ведения разведки, могут даваться и другие указания. Например, при постановке задачи ИРГ, высылаемой в тыл противника, дополнительно указывается время, способ и порядок засылки и возвращения после выполнения задачи.

В процессе планирования начальник инженерной службы осуществляет согласование усилий инженерной разведки с другими видами разведки, при постановке задач подразделениям — организует взаимодействие между различными подразделениями, назначенными для ведения инженерной разведки.

Для успешного выполнения поставленных задач исключительно важное значение имеет всесторонняя п о д г от о в к а п о д р а з д е л е н и й, особенно высылаемых в тыл противника.

С в я з ь с п о д р а з д е л е н и я м и и н ж е н е р н о й р а з в е д к и, которые действуют в бою самостоятельно, начальник инженерной службы

осуществляет по радиосети инженерного обеспечения или по отдельному радионаправлению.

Инженерные разведывательные сведения от саперов-разведчиков, включенных в состав разведывательных подразделений дивизии (бригады), он получает от начальника разведки.

О б о б щ е н н ы е р а з в е д ы в а т е л ь н ы е д а н н ы е и свои выводы о противнике и местности начальник инженерной службы согласовывает с начальником разведки, докладывает командиру и начальнику штаба дивизии (бригады), а также старшему инженерному начальнику. Необходимые разведывательные данные со­общаются также командирам подчиненных частей (подразделе­ний) инженерных войск, подчиненным начальникам инженерной службы, а при необходимости и другим начальникам служб, а также начальникам инженерной службы соседних соединений (ча­стей) через начальника разведки.

Начальник инженерной службы дивизии (бригады) всегда дол­жен быть готов доложить командиру данные об инженерных ме­роприятиях противника и группировке его инженерных войск, о наличии своих сил и средств инженерной разведки, их боевом применении, а также необходимые сведения о местности.

Задачи и организация инженерной разведки. Силы и средства инженерной разведки. Инженерная разведка объекта экономики при ЧС в мирное и военное время

⇐ ПредыдущаяСтр 6 из 8

Разведка подразделяется на общую и специальную. Специальная разведка проводится с целью получения более полных данных о харак­тере ЧС (очага поражения), она проводится одновременно с общей раз­ведкой, дополняя ее и детализируя добываемые ею сведения по специ­альным вопросам.

Инженерная разведка является видом специальной разведки и про­водится при всех действиях сил РСЧС и ГО с целью добывания досто­верных инженерных разведывательных сведений в зоне ЧС, а также о местности в районах расположения и действий сил ГОЧС. Инженерная разведка организуется и ведется в соответствии с тре­бованиями, предъявляемыми в целом к общей разведке, основными из которых являются: целенаправленность, непрерывность, активность, своевременность и оперативность, достоверность и точность.

Под организацией, инженерной разведки понимается комплекс ме­роприятий, проводимых органами управления, отвечающими за лик­видацию ЧС.

Основными из мероприятий Инж. разв. явля­ются:

1. определение целей, задач, объектов и способов инженерной разведки;

2. создание и распределение сил инженерной разведки по задачам и объектам;

3. организация взаимодействия между подразделениями разведки всех степеней;

4. всестороннее обеспечение подразделений инженерной разведки;

5. организация связи с подразделениями инженерной разведки и уп­равление ими;

6. планирование инженерной разведки;

7. подготовка подразделений (формирований) инженерной разведки к действиям по предназначению;

8. контроль за выполнением разведывательными подразделениями поставленных задач;

9. организация сбора и обработки разведывательных сведений и дове­дение их до заинтересованных лиц.

Ответственность за организацию инженерной разведки несет соответствующий орган управления ГОЧС. Общее руководство и координацию действий по организации инже­нерной разведки осуществляет отдел (отделение) ИТМ.

Отдел (отделение) ИТМ осуществ­ляя общее руководство и координацию действий по организации инже­нерной разведки организует и осуществляет контроль за укомплекто­ванностью, оснащением, подготовкой и готовностью подразделений (формирований) инженерной разведки к выполнению задач; готовит и выдает исходные данные, вырабатывает и докладывает начальнику органа управления предложения по организации инженерной развед­ки; оказывает помощь в планировании инженерной разведки; осуще­ствляет контроль за выполнением инженерной разведки и оказывает помощь в выполнении поставленных задач; организует сбор и обра­ботку разведывательных данных; докладывает обобщенные данные инженерной разведки начальнику органа управления.

Успех инженерной разведки достигается: высокой обученностью и готовностью разведывательных подразделений и формирований; пра­вильным определением задач, районов направлений и объектов раз­ведки; тщательным сокращением времени на добывание, сбор, обра­ботку и доведение разведывательных данных до заинтересованных инстанций; применением наиболее совершенных технических средств и новых способов ведения инженерной разведки; наличием резерва; централизованным, непрерывным и устойчивым управлением.

Основными задачами инженерной разведки в ЧС, повлекших мас­совые разрушения жилых районов и объектов экономики (при приме­нении противником оружия массового поражения, при разрушитель­ном землетрясении, при производственных взрывах и т. п.) будут:

· определение состояния дорог, мостов, гидротехнических сооруже­ний, мест запасных переправ;

· выявление наличия заграждений и препятствий, отыскание и обо­значение путей их обхода;

· установление кратчайших и безопасных пу­тей движения и подъездов к объектам работ;

· уточнение (определение) характера и степени разрушения объектов и жилой застройки;

· определение состояния защитных сооружений и мест нахождения пострадавших под завалами;

· выявление характера завалов, повреждений на КЭС;

· определение мест, способов работ по обрушению зданий, сооруже­ний и конструкций, угрожающих обвалом;

· опред-е условий и очередности работ, их примерного объема и возможности к использованию инженерной техники и формирований инженерно-технических служб;

· фотографирование наиболее важных объектов и участков спасатель­ных работ с наиболее сложной инженерной обстановкой;

· выявление наличия местных строительных материалов для прове­дения АСДНР и выполнение задач инженерного обеспечения.

В районе аварии на радиационно-опасном объекте силами и сред­ствами инженерной разведки определяются:

· характер разрушения реактора, зданий и сооружений на территории станции;

· объем и структура завала вокруг реактора;

· объем земляных работ по дезактивации территории станции;

· объем работ по устройству бетонных экранов вокруг разрушенного реактора;

· объем дезактивации методом срезания грунта (5-10 см) на грунто­вых дорогах и обочинах улучшенных дорог;

· объем срезаемого грунта с целью дезактивации жилых подворий населения;

· объем земляных работ по оборудованию санитарно-обмывочных пунктов (СОП);

· места и объемы выполнения водоохранных мероприятий;

· места размещения, условия выполнения и объемы работ по обору­дованию могильников;

· места и объемы по оборудованию пунктов водоснабжения;

· наличие и объемы местных строительных материалов для выполне­ния мероприятий по консервации лесных массивов;

· возможные места развертывания и объемы по оборудованию райо­нов развертывания полевых бетонных заводов;

· объем работ по освещению мест ведения АСР.

В районах наводнений, схода селей, снежных лавин и оползней оп­ределяются:

· параметры наводнения, селя, лавины и оползня (скорость течения, движения, глубина затопления, масса селя, снежной лавины и ополз­ня, их высота и ширина);

· степень и характер разрушения зданий жилого сектора;

· характер и объемы восстан-ия разрушенных дорог, водо- и се­лезащитных сооружений;

· характер и объемы работ по восстановлению мостов;

· объемы работ по строительству дополнительных (новых) водо- и селезащитных дамб;

· места размещения и объемы работ по строительству могильников для захоронения погибшего скота;

· условия проходимости местности для колесной и гусеничной тех­ники за пределами зоны затопления;

· возможности использования различных плавсредств для проведе­ния спасательных работ.

Объекты инженерной обстановки выбираются в зависимости от вида и характера ЧС, от ее масштаба, а также от вида и масштаба решаемых задач. На этапе выработки решения объектами инженерной разведки в субъекте РФ будут являться территории городов, крупные промышлен­ные центры, территории сельских районов, направления железных и шоссейных дорог, магистральные направления энергетических комму­никаций и другие крупномасштабные объекты. Объектами инженерной разведки городов и районов будут являться микрорайоны, жилые кварталы, отдельные объекты экономики и участки местности, городские (районные) транспортные и энергетические коммуникации. Объектами инженерной разведки ОЭ, воинских частей и формирований будут являться отдельные задания и сооруже­ния, защитные сооружения, головные сооружения и магистральные уча­стки КЭС и другие объекты спасательных работ, а также маршруты выдвижения для ввода сил для проведения АСДНР на объекте. В ходе ликвидации ЧС объектами инженер­ной разведки становятся любые другие места (независимо от уровня разведки) возможного нахождения пострадавших людей, аварий на КЭС и транспортных коммуникациях (подземные пространства, подвальные помещения, отдельные участки завалов и т. д).

Состав, штатная организация и возможности инженерно-разведывательных сил:

Состав взвода инженерной разведки:

Отделения: Инж. разведки-5 чел, Пиротехнич-5чел, Поиска-5чел.

Для ведения инженерной разведки из состава инженерно-разведы­вательных подразделений и формирований создаются инженерно-на­блюдательные посты (ИНП), инженерные посты фотографирования (ИПФ), инженерно-разведывательные группы (ИРГ) и инженерно-раз­ведывательные дозоры (ИРД). Кроме того, в целях инженерной развед­ки наиболее важных объектов в короткие сроки в состав разведыва­тельных групп на вертолетах, а также в состав разведывательных отрядов общей разведки, могут включаться специально подготовлен­ные для ведения инженерной разведки специалисты (офицеры, солда­ты, специалисты инженерно-разведывательных формирований).

Инженерно-разведывательные группы создаются из инженерно-раз­ведывательных подразделений и формирований. Их состав зависит от поставленных задач (обычно до инженерно-разведывательного взвода или групп инженерной разведки).

Опыт организации действий подразделений инженерной разведки на объектах экономики показывает, что эти данные разведки быть подготовле­ны в результате детального обследования состояния отдельных объек­тов экономики и участков местности, подвалов.

Разведывательные звенья и группы писка должны быть обеспече­ны схемами уличной и дорожной сети, коммунально-энергетических систем (КЭС) и сооружений. Они должны иметь необходимые спра­вочные данные и характеристики конструктивных элементов основных типов зданий, подвалов, убежищ и укрытий, а также данных по степе­ни защиты их от воздействия поражающих факторов современного ору­жия, взрывов ВВ и ГВС.

Подразделения инженерной разведки, направляемые на промышлен­ные объекты, должны быть укомплектованы специалистами, которые знакомы с размещением отключающих устройств на сетях газо- и топ­ливоснабжения и подготовлены для принятия необходимых мер по бе­заварийной обстановке производственных процессов и предотвраще­нию возникновения аварийных ситуаций с взрывами и пожарами.

В зависимости от состояния несущих конструкций после воздействия различных нагрузок, в имеющихся справочниках и пособиях, выделя­ются пять степеней разрушений: повреждения, слабые, средние, силь­ные и полные разрушения.

При обследовании завалов, прежде всего, определяется расположе­ние лестничных клеток, из которых могут быть входы в подвальные помещения. Известно, что лестничная клетка наиболее устойчивая часть здания и ее местоположение можно определить по остовам стен, торча­щим лестничным маршам, обломкам дверей и т.п. Обнаружив лест­ничную клетку, необходимо оповестить людей, которые могут оказать­ся в подвале о прибытии помощи и узнать о количестве и самочувствии пострадавших и состоянии помещений, в которых они находятся.

При осмотре частично разрушенных и поврежденных зданий опре­деляется наличие висящих конструкций, угрожающих обвалом, и со­стояние лестничных клеток. Если лестничные клетки устойчивы и не угрожают обрушением, то дозор может начать ос­мотр внутренних помещений. Если нет возможности проникнуть на верхние этажи по лестничной клетке, разведчики сообщают руковод­ству спасательного отряда о необходимости использования специаль­ной техники для оказания помощи пострадавшим, оказавшимся на вер­хних этажах.

14. Прогноз заграждений и разрушений на маршрутах, определение их типа, характера и объемов, основные инженерно-технические решения на восстановление разрушенных дорожных сооружений, устройство проходов в завалах, переход через заболоченные участки местности

Протяженность заваленных проездов определяется из условия, что на 1 км2 разрушенной части города в среднем приходится 0,6 км заваленных маршрутов (данные получены на основе анализа последствий разрушительных землетрясений).

Как показывает опыт, вынос завала за контуры зданий при полном разрушении невелик и составляет, например, для 9-ти этажных зданий 7 — 9 метров. Поэтому проезды в зонах землетрясений оказываются практически не заваленными. На проезжей части могут оказаться отдельные отлетевшие обломки конструкций зданий. Однако, все вышесказанное справедливо только для случаев разрушения зданий без опрокидывания. В районах с пониженной несущей способностью и большой деформированностью грунтов, возможны случаи разрушений высотных зданий с их опрокидыванием. Высота и длина завала в этом случае будет зависеть от размеров здания.

Наиболее характерными повреждениями дорог в зонах разрушений при землетрясениях являются:

· Разрушение участков дорог вследствие оползней; образование трещин в дорожном полотне на несколько десятков сантиметров, а также разрушение дорожного покрытия (в девятибальной зоне).

· В горной местности возможно образование каменных и снежных завалов, разрушение мостов, путепроводов, тоннелей.

· Следует отметить, что при землетрясении 9 баллов и более могут быть разрушены аэродромные покрытия.

· Для получения более детальных данных о местности, полосе выдвижения используются специальные карты, аэрофотоснимки, описания района выдвижения, геолого-географические карты.

При выборе маршрутов движения выявляются:

· основные магистральные маршруты выдвижения сил и формирований ГО;

· участки и районы, в которых затруднена подготовка путей;

· направления обходов или преодоления труднопроходимых участков;

· количество, тип, состояние и грузоподъемность искусственных сооружений на маршрутах движения;

· наличие естественных укрытий и скрывающих масок;

· наиболее вероятные объекты возможных разрушений, повреждений и пожаров на путях движения;

· участки, вызывающие сложность в организации движения сил (пересечения с железными и автомоб-ми дорогами, крупные населенные пункты, промышленные предприятия и т.д.).

Разведку путей движения ведется в целях получения наиболее полных и достоверных данных о наличии и состоянии существующих дорог и объектов на них, характере и условиях местности для возможности прокладывания колонных путей.

Основными задачами инженерной разведки путей движения войск ГО и формирований являются:

· уточнение на местности выбранного по карте направления пути и его обозначение;

· выявление характера и вероятность зон затопления, пожаров, радиоактивного, бактериологического заражения;

· наличие минно-взрывных, невзрывных заграждений и разрушений на путях движения;

· определение технических характеристик и состояний используемых дорог и дорожных сооружений;

· разведка водных преград, бродов, ледяных переправ;

· определение проходимости грунтовых дорог и местности вне дорог на направлениях подготовки колонных путей;

· выявление возможных мест заготовки дорожно-строительных материалов, определение их запаса, качества, условий разработки и пути транспортировки.

В зависимости от ЧС, объемов и характера задач, а также наличие сил, средств и времени, инженерную разведку путей движения войск ГО и невоенизированных формирований ведут с наземных или воздушных средств разведки. Преимущественными способами добывания разведывательных данных являются наблюдение, фотографирование, поиск, осмотр объектов, направлений движения, а также разрушений, заграждений и их возможные пути обходов.

Показатели завалов можно свести к двум группам: показатели, непосредственно характеризующие завал; показатели, характеризующие обломки завала.

К показателям, непосредственно характеризующим завал, можно отнести: дальность разлета обломков; высоту завала; объемно-массовые хар-ки завалов; структуру завалов по весу обломков, составу строительных элементов и арматуры.

К показателям, характеризующим обломки завала, относят: вес обломков; геометрические размеры; структуру и содержание арматуры.

На основании анализа материалов натурных завалов зданий установлено, что завалы зданий можно упрощенно представить как обелиски – геометрические фигуры с прямоугольными основаниями, расположенными в параллельных плоскостях. Противоположные боковые грани обелиска наклонены к основанию. Основными данными для построения этой фигуры являются размеры основания здания А и В, высота завала h и дальность разлета обломков L. Характерными геометрическими показателями завала также являются длина и ширина завала.

Длина завала — геометрический размер завала в направлении наибольшего размера А здания Азав = 2 L + A

Ширина завала– геометрич-й размер завала в направлении наименьшего размера В здания Взав = 2 L + В

Расчетные схемы завалов зависят от воздействия поражающего фактора. Принимается, что при аварии со взрывом внутри здания, обломки разлетаются в стороны равномерно, а при взрыве вне здания обломки смещаются по направлению действия воздушной ударной волны.

Характерный размер завала по направлению действия воздушной ударной волны в последнем случае равен Взав = В + L или Азав = А + L.

Верхняя грань расчетного обелиска при авариях со взрывом принимается равной площади основания здания. При землетрясениях площадь верхней грани обелиска по р-рам меньше площади основания здания. Длина и ширина верхней грани обелиска, для этого случая, соответственно равна А1 = А — 2L; В1 = В — 2L.

Объемно-массовые характеристики завалов используются для обоснования состава транспортной и грузоподъемной инженерной техники. К этим характеристикам отнесены: удельный объем завала, объем завала от разрушенного здания, объемный вес завала и пустотность.

Удельный объем завала (g) – объем завала на 100 м3. Объемный вес завала (b) – вес в т 1 м3 завала. Последние два показателя используются при планировании транспортных средств для разборки завалов.

Показатель пустотности завала (a) – используется при подготовке предложений по технологии спасательных работ, в частности, при проходке галерей в завалах. Анализ информации по разрушению зданий показал, что пустотность завалов промышленных зданий может быть почти в два раза больше жилых.

Структура управления любой организации традиционно делится на три уровня управления: операционный, функциональный и стратегический, которые определяются сложностью решаемых задач. Чем сложнее задача, тем более высокий уровень управления требуется для ее решения. При этом следует понимать, что более простых задач, требующих немедленного (оперативного) решения, возникает значительно большее количество, а значит, и уровень управления для них нужен другой — более низкий, где принимаются решения оперативно. При управлении необходимо также учитывать динамику реализации принимаемых решений, что позволяет рассматривать управление под углом временного фактора.

На рисунке отображены три уровня управления, которые соотнесены с такими факторами, как степень возрастания власти, ответственности, сложности решаемых задач, а также динамика принятия решений по реализации задач (для увеличения изображения кликните по картинке).

Операционный уровень управления (нижний)

Операционный уровень управления обеспечивает решение многократно повторяющихся задач и операций и быстрое реагирование на изменения входной текущей информации. На этом уровне достаточно велики как объем выполняемых операций, так и динамика принятия управленческих решений. Этот уровень управления часто называют оперативным из-за необходимости быстрого реагирования на изменение ситуации. На уровне оперативного (операционного) управления большой объем занимают учетные задачи.

Пример: Некоторые учетные задачи: учет количества проданной продукции; учет затрат времени, сырья и материалов при выполнении отдельных производственных операций; учет произведенной продукции; бухгалтерский учет и т.д. Пользователи ИАСУ этого уровня — исполнители и менеджеры низшего звена (бригадиры, инженеры, ответственные исполнители, мастера, нормировщики, техники, лаборанты и т.п.). Основная задача — оперативное реагирование на изменение ситуации. На всех уровнях управления работают как менеджеры, осуществляющие только общие функции, так и менеджеры-специалисты, которые реализуют функции управления в сфере своей компетенции.

Пример: Главный инженер организации (менеджер-специалист) передал часть своих функций менеджерам среднего уровня, например главному энергетику, главному механику, главному электрику, оставив, за собой общие функции управления этими службами, не вмешиваясь в их деятельность на оперативном уровне.

Функциональный (тактический) уровень управления

Функциональный уровень управления обеспечивает решение задач, требующих предварительного анализа информации, подготовленной на первом уровне. ИАСУ этого уровня предназначена для менеджеров среднего звена и специалистов (начальники служб, отделов, цехов, начальник смены, участка, научные сотрудники и т.п.). Основная задача — тактическое управление фирмой при решении основных функций в заданной сфере деятельности.

На этом уровне большое значение приобретает такая функция управления, как анализ. Объем решаемых задач уменьшается, но возрастает их сложность. При этом не всегда удается выработать нужное решение оперативно, требуется дополнительное время на анализ, осмысление, сбор недостающих сведений и т.п. Управление связано с некоторой задержкой от момента поступления информации до принятия решений и их реализации, а также от момента реализации решений до получения реакции на них.

Пример: На основании анализа статистических данных по спросу на продукцию, о ценах конкурентов и пр. прогнозируется прибыль и разрабатывается план выпуска продукции на ближайший период (неделю, месяц, квартал). Результаты принимаемых управленческих решений проявляются спустя некоторое время.

Стратегический уровень управления

Стратегический уровень обеспечивает выработку управленческих решений, направленных на достижение долгосрочных стратегических целей организации. На этом уровне управления ИАСУ обслуживает менеджеров высшего звена руководства организации, основной задачей которых является стратегическое планирование деятельности предприятия на рынке и координация внутрифирменной тактики управления. Прочие функции управления на этом уровне в настоящее время разработаны недостаточно полно.

Часто стратегический уровень управления называют стратегическим или долгосрочным планированием. Правомерность принятого на этом уровне решения может быть подтверждена спустя достаточно длительное время (месяцы или годы). Ответственность за принятие управленческих решений на этом уровне чрезвычайно велика и определяется не только результатами анализа с использованием математического и специального аппарата, но и профессиональной интуицией менеджеров.

Пример: На основании анализа финансового состояния фирмы принимаются решения об увеличении (уменьшении, снятии с продажи) производимой продукции, о привлечении дополнительных работников или об их сокращении.

Функции ИАСУ — информационных автоматизированных систем управления

Функции ИАСУ определяются на основе целей управления, заданных ресурсов для их достижения и ожидаемого эффекта от автоматизации. В функции ИАСУ включаются: планирование и (или) прогнозирование; учет, контроль, анализ; координацию и/или регулирование. Необходимый набор элементов выбирают в зависимости от вида конкретной ИАСУ.

«Шедевр военного искусства»: почему операция советских войск «Багратион» считается одной из самых успешных во время ВОВ

В период с 23 июня по 29 августа 1944 года советские войска успешно провели крупномасштабную Белорусскую наступательную операцию «Багратион» против группы немецких армий «Центр». В результате вражеская группировка потерпела сокрушительное поражение. Были созданы благоприятные условия для нанесения ударов по войскам противника в Прибалтике, Восточной Пруссии и Польше, на варшавско-берлинском направлении.

Пролог к «Багратиону»

Летом 1941 года нацистские войска всего за несколько недель оккупировали территорию Белоруссии. На захваченных землях находились около 8 млн мирных жителей и 900 тыс. военнопленных Красной армии.

Согласно данным Госархива Белоруссии, за годы войны на территории республики были уничтожены около 3 млн местных жителей, порядка 400 тыс. нацисты угнали в рабство. Были разрушены более 200 городов и посёлков, а также 9200 деревень.

Весной 1944 года на фронте образовался так называемый белорусский балкон — клин, направленный вглубь советской территории. В апреле советское командование разработало планы летнего наступления, которые подразумевали нанесение мощных ударов по флангам противника, окружение нацистской группировки в Белоруссии и полное освобождение БССР.

Важную роль в подготовке операции сыграли замначальника Генштаба РККА генерал армии Алексей Антонов и командующий Белорусским фронтом генерал армии Константин Рокоссовский (29 июня 1944 года ему была вручена бриллиантовая звезда маршала Советского Союза).

  • Подготовка операции «Багратион». Слева направо: генерал-лейтенант Иван Варенников, маршал Советского Союза Георгий Жуков, генерал-полковник Василий Казаков, маршал Советского Союза Константин Рокоссовский
  • © Министерство обороны РФ

Военный историк Юрий Кнутов рассказал в беседе с RT, что разведка собрала достоверные данные о нацистских войсках и провела дезинформационные мероприятия.

«Советские спецслужбы полностью переиграли нацистов. Велись радиоигры, проводилась имитация переброски войск. Это заставило гитлеровцев поверить, что основной удар будет нанесён на Украине. Даже когда советские войска пришли в движение на территории Белоруссии, немцы думали, что это отвлекающий манёвр», — отметил эксперт.

По его словам, наступать на мощные немецкие укрепления Красной армии предстояло в тяжёлых условиях — через леса и болота. Это ещё одна причина, по которой гитлеровцы не верили в советское наступление в Белоруссии.

Белорусская наступательная операция

Основу оккупационных сил вермахта в Белоруссии составляла группа армий «Центр». По различным оценкам, общая численность гитлеровских войск составляла от 850 тыс. до 1,2 млн человек. Из-за того что немцы ожидали удара советских войск на других направлениях, количество бронетехники и авиации в Белоруссии было относительно небольшим. Группа армий «Центр» включала одну танковую, две танково-гренадерские дивизии и всего один батальон «Тигров». На аэродромах базировалось около 40 истребителей.

Также по темеМинобороны РФ впервые представило архивные документы об освобождении Белоруссии Стратегическая наступательная операция советских войск по освобождению Белоруссии «Багратион» считается специалистами одной из…

«Несмотря на нехватку техники, значительную часть личного состава составляли отборные части, имевшие опыт ожесточённых боёв на советско-германском фронте в 1941—1942 годах», — подчеркнул Кнутов.

С советской стороны к участию в наступлении были привлечены от 1,2 до 1,6 млн солдат и офицеров — военнослужащие 1-го, 2-го и 3-го Белорусских фронтов, а также 1-го Прибалтийского.

«Из-за количества задействованных сил «Багратион» считается одной из крупнейших операций Второй мировой войны и военной истории», — заявила в беседе с RT научный сотрудник Музея Победы Ирина Архангельская.

22 июня советские войска провели разведку боем и на следующий день нанесли основной удар по гитлеровским позициям. Всего за несколько суток был разгромлен 6-й армейский корпус вермахта, действовавший под Витебском. К западу от города советские войска окружили 53-й армейский корпус. Впоследствии солдаты Красной армии вытеснили нацистов из Витебска и Орши.

Войска 2-го Белорусского фронта прорвали оборону противника и освободили часть Могилёвской области, включая её административный центр. Советские военнослужащие преодолели болота, которые гитлеровцы считали полностью непроходимыми. От 40 до 70 тыс. нацистов попали в окружение и были либо уничтожены, либо взяты в плен.

3 июля советские войска заняли Минск. В «котле» в районе города остались около 100 тыс. немецких военнослужащих. Примерно две трети из них погибли в боях, остальные сдались в плен.

  • Военные Красной армии в Минске
  • РИА Новости

После успешных действий на севере Белоруссии войска 1-го Прибалтийского фронта приступили к освобождению Латвии и Литвы. В июле от нацистов были очищены Даугавпилс, Шяуляй и Елгава.

Войска 3-го Белорусского фронта полностью освободили от гитлеровцев Вильнюс, гарнизон которого насчитывал около 15 тыс. нацистских солдат и офицеров. В дальнейшем советские солдаты взяли Лиду, форсировали Неман и заняли плацдарм на его берегах. В конце августа военные вышли к границам Восточной Пруссии.

Южнее войска 2-го Белорусского фронта освободили Гродно и Белосток и подошли к довоенным границам СССР. В августе они заняли плацдарм за Наревом.

Силы 1-го Белорусского фронта успешно наступали западнее Минска. После освобождения Барановичей, Пинска, Кобрина и Бреста советские войска вошли на территорию Польши.

По словам Юрия Кнутова, в августе военные Красной армии стали «выдыхаться», поскольку ощущалась нехватка ресурсов.

«Если бы советские войска продолжили наступление любой ценой, то это могло бы закончиться для неё так же, как и Варшавская битва 1920 года. Поэтому под Варшавой пришлось остановиться», — подчеркнул историк.

Спасение союзников

Кнутов отмечает, что Белорусская наступательная операция представляла собой целый каскад окружений немецких войск, из которых тем либо не удавалось вырываться, либо получалось выйти с огромными потерями.

«Это свидетельствует о том, что операция была рассчитана просто блестяще, с математической точностью», — рассказал историк.

Также по теме«Решительный прорыв»: как белорусские партизаны противостояли нацистам во время карательных операций С 25 мая по 17 июня 1944 года нацисты провели масштабную карательную операцию «Баклан» против партизан и мирных жителей на территории…

По его словам, советско-германский фронт в Белоруссии рухнул, а группа армий «Центр» де-факто перестала существовать.

«Считавшаяся ранее непобедимой гитлеровская армия «Центр» сохранилась только на бумаге. Это была благородная месть советских воинов за события 1941—1942 годов», — подчеркнул эксперт.

На сайте Минобороны РФ отмечается, что в ходе операции «Багратион» в Белоруссии были полностью уничтожены 17 дивизий и три бригады вермахта, 50 дивизий потеряли более 50% личного состава и лишились боеспособности.

Как отмечает Кнутов, в результате боевых действий советские войска потеряли около 150 тыс. убитыми и пленными, а также порядка полумиллиона ранеными и больными.

По данным Совинформбюро, нацистские потери составили 381 тыс. убитыми и 158 тыс. пленными. В 500 тыс. человек оценивает потери вермахта историк Алексей Исаев.

Он пишет в книге «Операция «Багратион». Сталинский блицкриг в Белоруссии», что с 23 июня по 4 июля 1944 года советские войска взломали оборону противника, разгромили главные силы группы армий «Центр» и продвинулись с исходного положения до меридиана западнее Минска почти на 240 км.

«Это давало среднесуточный темп наступления около 20 км в сутки. Такой сокрушительный разгром казался почти невероятным. Настолько невероятным, что в советских успехах усомнились. В доказательство реальности донесений из Белоруссии по Москве прогнали колонны только что взятых пленных», — отметил Исаев.

  • Колонна пленных немецких солдат проходит по Крымскому мосту к Курскому вокзалу
  • РИА Новости
  • © Самарий Гурарий

Как отмечают историки, по Садовому кольцу прошли около 57 тыс. пленных нацистов.

По словам Кнутова, операция «Багратион» стала одним из ключевых моментов Второй мировой войны. В это время гитлеровцы пытались сбросить в Атлантический океан высадившихся во Франции британцев и американцев. И если бы не советское наступление в Белоруссии, лишившее нацистов возможности перебросить резервы в Европу, то у вермахта могло бы всё получиться, считает эксперт.

«Операция «Багратион» — это настоящий шедевр военного искусства, подлинное свидетельство того, что к 1944 году мы оставили немцев далеко позади в плане развития военной науки», — подытожил Кнутов.

ВЕСТНИК АКАДЕМИИ ВОЕННЫХ НАУК

№ 2(19)/2007

УПРАВЛЕНИЕ ВООРУЖЕННЫМИ СИЛАМИ И ИХ ИНФОРМАТИЗАЦИЯ

Генерал-полковник А.Н. БАРСУКОВ,

кандидат военных наук, доцент,

профессор АВН

Полковник С.А. КОРЖУН,

кандидат военных наук, доцент

ПЛАНИРОВАНИЕ ОПЕРАЦИИ (БОЕВЫХ ДЕЙСТВИЙ) — ОСНОВА ДЕЯТЕЛЬНОСТИ КОМАНДОВАНИЯ И ШТАБА ОПЕРАТИВНОГО ОБЪЕДИНЕНИЯ ВВС

С позиций системного подхода содержание деятельности основных органов оперативного уровня управления можно подразделить на три вида: планирование, организация и контроль. Данные виды деятельности осуществляются на всех этапах подготовки операции, а также в ходе выполнения боевых задач (в режиме оперативного реагирования на изменение оперативной обстановки). При этом следует заметить, что практически указанные виды деятельности осуществляются параллельно и деление по времени допускается лишь условно, например, в учебных целях. Само планирование операции требует организационных усилий со стороны командующего и штаба.

Командующий и штаб, выполняя работу по организации планирования и выполнения боевых задач подчиненными войсками (в отличие от работы по планированию), в большей степени имеют дело не с информацией, а с конкретными управляемыми и взаимодействующими объектами. Тем самым результаты планирования в форме принятого плана, отработанных на его основе и отданных директив, приказов и распоряжений находят своих исполнителей.

Оперативное планирование как наиболее сложный в интеллектуальном отношении процесс, неразрывно связан с принятием решений. С логической и технологической точек зрения планирование и принятие решений целесообразно рассматривать как единый и неразрывный процесс1, который следует считать одним из видов мыслительной деятельности и проявлением воли субъекта управления.

При осуществлении оперативного планирования в основном задействован ум человека. Принятие решения выдвигает на центральное место волю и характер. Если же воля превалирует над умом, то командующий будет действовать решительно, но малоразумно, в противном случае у него будут хорошие замыслы и планы, но не хватит решимости их осуществить. В условиях неопределенности и противоречивости исходных данных об обстановке роль решения как волевого акта, основанного на опыте и интуиции, возрастает.

Из этого следует, что уставное содержание понятия «решение» необходимо уточнить, вложив в него следующее значение: выбор альтернативного способа (варианта) действий, утверждение предложений (частных решений) офицеров штаба и служб, подпись директивы (приказа), плана операции (боевых действий). В этом случае неразрывность и диалектическое единство планирования и принятия решения воплотится в общности (универсальности) приема управленческой деятельности: принятие решений производится не только до или после осуществления работы по планированию, но и непосредственно в процессе самого планирования. Основу оперативного планирования составляет решение комплекса задач планирования, который состоит из информационных, расчетных и логико-аналитических задач.

Командующий, начальник штаба, начальник оперативного отдела в соответствии с утвержденным Графиком работы заслушивают предложения участников группы планирования, утверждая или отклоняя те или иные результаты решения задач планирования.

Из многочисленных решений командующего самыми важными и ответственными являются: принятие (утверждение) Плана операции (боевых действий) и подписание отработанной на его основе оперативной директивы (боевого приказа). Об этом свидетельствует опыт работы командующих и штабов по подготовке операций в мировых и региональных войнах2.

В целом результаты анализа деятельности командования и штабов по подготовке операций позволяют сделать следующие выводы3,4:

— разработка планов воздушных операций является основой боевой деятельности командования и штабов;

— на основе Плана операции (боевых действий) объединения ВВС отдаются приказы каждому соединению на день с указанием конкретной задачи;

— план операции (боевых действий) будет допустимым, если он отвечает ресурсным ограничениям и окажется оптимальным по тому или иному критерию, если он обеспечивает его экстремум. Важными критериями оптимизации являются: а) максимальный результат боевых действий при заданных силах и средствах; б) требуемый состав сил и средств, при котором достигается заданный результат.

Данные выводы расходятся с предложенными ГШ ВС РФ методическими рекомендациями по работе командующего и штаба, которые опубликованы в книге с одноименным названием. В ней без каких-либо обоснований рекомендован такой график работы командования и штаба оперативного объединения, где процессу планирования операций (боевых действий) отведено место на шкале времени после постановки боевых задач подчиненным.

Представляется интересным его сравнение с ниже приведенным «Графиком работы Полевого управления 1-го Белорусского фронта при подготовке Висло-Одерской операции» (командующий войсками фронта Г.К. Жуков)1.

В приведенном примере под «планированием» понималась разработка Плана операции, его принятие (утверждение) командующим, а также подписание им и начальником штаба фронта оперативных директив. Таким образом, понятие «планирование операции» трактовалось широко. Это понятие отражало выполнение оперативных расчетов, моделирование боевых действий, а также акт принятия решения по приданию результату планирования правовой основы, силы закона.

Вероятно, одной из причин изменений порядка работы органов управления, предложенных «Методическими рекомендациями …», послужила подмена понятия «планирование операции» другим (не так давно появившимся в уставных документах) понятием «выработка решения», под которым подразумевается формирование оперативной части плана операции.

В настоящее время в работе командующего и штаба объединения ВВС уставными документами предусматривается этап заблаговременной подготовки операции (боевых действий), который трудно представить без заблаговременного планирования боевого применения по вариантам развития оперативно-стратегической обстановки на том или другом стратегическом (операционном) направлении.

Краткое содержание и порядок осуществления оперативного планирования показаны ниже на схеме (рис.1).

На этапе заблаговременной подготовки, задачи которой могут реализоваться уже в мирное время (в рамках боевой (оперативной) подготовки ВС РФ), органы управления оперативного уровня отрабатывают и ведут планы боевого применения (ПБП) родов войск в соответствии с вариантами развития оперативно-стратегической обстановки на стратегических (операционных) направлениях.

Ведение ПБП означает их корректировку (оперативное перепланирование) по результатам учений и других оперативных мероприятий, проводимых в соответствии с планами боевой подготовки ВВС, а также по результатам их проверки на эффективность на математических моделях.

Основной целью многовариантного оперативного планирования является сокращение сроков подготовки операций на этапе непосредственной подготовки (после получения оперативной директивы на подготовку и проведение операции).

На этапе заблаговременной подготовки вполне допустимо многовариантное оперативное планирование по собственной инициативе командующего и штаба. Такой подход должен поддерживаться и поощряться вышестоящим командованием. Об этом свидетельствует опыт подготовки операции в прошлых войнах. В частности, этот факт подтверждают посылаемые телеграммы от командующих войсками фронтов в Ставку ВГК следующего содержания: «Мы спланировали операцию. Прошу дать директиву на ее проведение».

Этап непосредственной подготовки операции начального периода войны, как правило, характеризуется резким изменением обстановки и неопределенностью относительно располагаемого времени на подготовку войск к выполнению боевых задач.

Качество оперативного планирования и своевременная разработка Плана операции зависит от уровня подготовки должностных лиц, их профессионализма и опыта работы в штабах оперативного уровня управления.

Степень детализации боевых задач подчиненным командованиям и штабам должна быть такой, чтобы не отнимать у них инициативы в выборе способа их выполнения. Степень детализации зависит также от уровня подготовки подчиненных органов управления, необходимого уровня согласованности их действий при выполнении общей задачи и резерва времени на их подготовку.

Организация работы командования и штаба по оперативному планированию в период непосредственной подготовки находит документальное отражение в Плане-графике работы органов управления по подготовке операции. Его проект отрабатывается в мирное время. Исполнители мероприятий и сроки их выполнения определяются после получения оперативной директивы. Форма данного документа может быть различной, если она не определена нормативными актами. План-график должен быть простым и удобным для контроля исполнения.

В План-график работы органов управления целесообразно включать лишь те управленческие задачи, решение которых может быть персонифицировано в рамках ответственности должностных лиц, а результаты решения докладываются старшему начальнику к заданному сроку. В этот документ не следует вносить мероприятия по оценке обстановки, потому что эта работа выполняется всеми должностными лицами командования и штаба постоянно на всем протяжении подготовки и в ходе операции (боевых действий) и реализуется в процессе подготовки предложений (частных решений).

В ходе выполнения боевых задач операции деятельность командующего и штаба заключается в оперативном реагировании на изменение обстановки (в координировании действий войск и штабов, в контроле за ходом и результатами боевых действий). В этот период командующий и штаб должны быть готовы к уточнению ранее отданных приказов (распоряжений), а при резком изменении обстановки — и к оперативному перепланированию и постановке новых задач.

Основой боевой работы командующего и штаба является оперативное планирование и принятие решений. Процесс (процедуру) планирования и принятие решения следует рассматривать с логической и технологической точек зрения в неразрывной связи и единстве. В связи с этим термин «решение» не следует употреблять в значении документа (чтобы не возникал вопрос: «Где мое решение?»).

Такой подход избавит некоторых командующих (начальников) от мысли, что они не планируют, а только принимают решение, а с другой стороны исчезнет заблуждение у других должностных лиц относительного того, что только командующий принимает решение.

В настоящее время последовательно или параллельно отрабатываются два документа: «План операции» и «Решение …», которые по своему основному содержанию дублируют друг друга, что не способствует выполнению требований к боевому управлению и в частности, к оперативности и скрытности. Опыт работы Генерального штаба в годы войны свидетельствует, что после того, как план утвержден, штаб оформляет его в виде приказа или директивы5.

Документальное отражение Плана операции, если оно не определено нормативным актом, может быть различным, но во всех случаях план должен быть простым и удобным для контроля в процессе его выполнения.

Таким образом, при подготовке и в ходе операции основными управленческими мероприятиями являются принятие решений и оперативное планирование, а также организационные мероприятия по координации и согласованию планов и действий подчиненных штабов, контроль и оказание им помощи, информирование вышестоящего штаба о положении своих войск и противника и результатах выполнения задач.

ПРИЛОЖЕНИЯ:

1. Д.А. Иванов и др. Основы управления войсками в бою. Воениздат, 1971.

2. Военное искусство во Второй мировой войне и в послевоенный период. — М. Воениздат, 1986. — с. 205-218.

3. А. Силантьев. Военно-исторический журнал № 12, 1975.

4. С.Л. Соколов. Опыт Великой Отечественной войны и его значение в современных условиях. Военная мысль (спец. выпуск).

5. С.М. Штеменко. Генеральный штаб в годы войны. М. Воениздат, 1974.