Петровы тоже отдыхали на кавказе

Содержание

Крымская война осталась позади, но ни Шамиль, ни лидеры черкесов оружия не сложили.

Не угомонилась и Британия, которая пошла на хитрость. Лондон посоветовал мюридам объявить кавказским народам, что по условиям Парижского трактата Черкесия якобы признана независимой.

Параллельно Англия и Турция резко увеличили поставки оружия мюридам. Министр иностранных дел Александр Горчаков заявил Лондону, что английские суда с боеприпасами для кавказцев будут обстреляны с наших берегов. Британии пришлось официально отмежеваться от антироссийских акций, но это были только слова. На деле Лондон продолжил тайно поддерживать мятеж Шамиля.

Александр II унаследовал проблему, решение которой затянулось на десятки лет. В 1856 году царь отправил своего товарища Александра Ивановича Барятинского раз и навсегда покончить с мюридизмом.

Генерал Барятинский прошел долгий путь военного служения России. Он участвовал в Кавказской войне много лет, хорошо знал обычаи местных народов, отличался храбростью, стратегическим талантом и решительным характером. В жесткости он не уступал Ермолову, а в сфере дипломатического искусства, пожалуй, превосходил.

Метод кнута и пряника – вот что Барятинский и его начальник штаба Дмитрий Алексеевич Милютин положили в основу плана покорения Кавказа.

Новый наместник собрал целый ряд выдающихся офицеров, но одним из ближайших соратников Барятинского стал крестьянский сын Николай Иванович Евдокимов. Характерно, что князь Барятинский не держал себя высокомерно с человеком столь простого происхождения и относился к нему так же, как и к потомственному аристократу Милютину. За верную службу России Евдокимов получил генеральские погоны и титул графа.

Барятинский многое перенял из тактики Ермолова. Так, например, по приказу наместника проводилась вырубка просек к аулам горцев. Использовал он и типично ермоловские репрессивные меры по отношению к кавказским обществам (общинам). Не чурался и подкупа. Кроме того, русские строили укрепленные пункты, своего рода узловые точки натиска на войска Шамиля.

Барятинский вел войну методично и неуклонно сжимал кольцо вокруг имама. Шамиль пытался контратаковать, однако его удары были отбиты. В 1857 году он полностью оставил Салатавию – ныне Казбековский район, северная часть Гумбетовского и западная часть Буйнакского района Дагестана.

В январе 1858 года Евдокимов пустил слух, будто бы он намерен взять аул Автуры. Шамиль поверил дезинформации и поспешил туда, однако отрядов Евдокимова не обнаружил. Настоящей целью русского командира было Аргунское ущелье, которое он и занял с минимальными потерями.

Вскоре Евдокимов полностью перекрыл Шамилю доступ в Малую Чечню и Северо-Западный Кавказ. Имам предпринял наступление на Владикавказ, однако там потерпел тяжелое поражение от генерала Мищенко. В начале 1859 году Евдокимов взял аул Таузен, находившийся совсем недалеко от Ведено – резиденции Шамиля.

Имам успел хорошо подготовиться к обороне, построил брустверы и редуты, а всего под его началом состояло свыше 7 тысяч горцев. В свою очередь Евдокимов перед штурмом предпринял многочасовую артиллерийскую подготовку. Затем 1 апреля 1859 года русские пошли в атаку, и после жаркого боя кавказцы покинули свои позиции. Контроль над Чечней перешел к Барятинскому, однако взять в плен Шамиля не удалось. Он снова ускользнул, и на этот раз его пристанищем стал нагорный Дагестан.

Следующую операцию Барятинский запланировал на лето 1859 года. К этому времени авторитет имама заметно пошатнулся. Одна за другой в русское подданство переходили горские общины. От Шамиля отвернулись даже некоторые известные наибы: Даниель-султан, Нур-Магома и Кибит-Магома. И вот настал момент, когда в руках имама оставался лишь аул Гуниб и самые верные соратники. В августе 1859 года Гуниб был полностью блокирован нашей армией.

Барятинский потребовал от имама сдаться, обещая сохранить жизнь всем пленным. Более того, Шамилю предложили уехать в Мекку, и даже обеспечить его деньгами. Он отказался, видимо, считая горный Гуниб неприступным. Однако русские солдаты поднялись на гору, выбили мюридов из их позиций и окружили аул плотным кольцом. Здесь Барятинский вновь предложил имаму капитулировать. 26 августа 1859 Шамиль сдался. Теперь ему предстоял долгий путь в Петербург.

Имам долгое время предполагал, что его повезут в Сибирь. Был момент, когда бывший лидер горцев заболел, и мюриды посчитали, что русские отравили Шамиля. Конечно, никто не покушался на жизнь имама, и даже наоборот ему оказали медицинскую помощь. В сентябре пленника доставили в Чугуев, неподалеку от Харькова. Там состоялась встреча Шамиля и Александра II.

«Я очень рад, – сказал император, – что ты наконец в России; жалею, что это случилось не ранее! Ты раскаиваться не будешь. Я тебя устрою, и мы будем жить друзьями!» . Эти слова русского царя окончательно развеяли все беспокойства Шамиля. Он понял, что в России никто не собирается ему мстить.

«Да я жалею, что не знал России и что ранее не искал ее дружбы!» , – впоследствии признался Шамиль.

И вот еще один интересный штрих. В исламе существует традиция почитания Иисуса. Когда в России Шамиль увидел иконописное изображение Христа, он отнесся к иконе с благоговением , хотя мусульманство и запрещает изображать людей на картинах.

И все же Кавказская война продолжалась. В Черкесии сохранялись очаги сопротивления, хотя местные лидеры – Мухаммед-Амин и Сефер-бей недолго продержались после пленения Шамиля. Мухаммед-Амин присягнул на верность России в ноябре, а Сефер-бей умер в декабре 1859.

Весной 1861 года к черкесам из Стамбула прибыла делегация из трех человек: англичанин и два турка. Они назвались представителями Англии, Франции и Турцию, после чего заявили, что великие державы возьмут под свое покровительство горцев, если те выступят против России .

В 1862 году делегация с Кавказа посетила Лондон и передала петицию королеве Виктории. В документе говорилось о желании «вступить в семью конституционных наций». За этим действиям стоял никто иной, как наш старый знакомый, – матерый спецслужбист Уркварт.

В 1863 году восстали поляки. Лондон тут же демонстративно выразил свою поддержку польскому народу. Как ни странно, но и Вена тоже практически открыто симпатизировала мятежу. Франция на словах осуждала поляков, однако объективно была заинтересована в появлении независимой Польши. Перед Россией замаячил призрак «второй Крымской войны».

Англичане и французы сделали все, чтобы России пришлось бороться на двух фронтах. С их помощью польские эмигранты в Стамбуле перебросили на Кавказ военную миссию полковника Пшеволоцкого. Его появление должно было убедить горцев, что вскоре к ним прибудет огромная армия западных держав.

Пшеволоцкий носился по Черкесии, поднимая людей против русских, и поначалу добился определенных успехов. К счастью, наша армия разбила мятежников в Польше. Пруссия, фактически руководимая Бисмарком, заняла пророссийскую позицию и второй Крымской войны не случилось.

Во время кризиса многое зависело от мастерства дипломатов. И вот здесь высокий класс продемонстрировал Александр Горчаков. Описывать хитросплетения сложных переговоров здесь ни к чему, главное, очередная антироссийская коалиция так и не состоялась. Что касается Пшеволоцкого, то он покинул Кавказ, а уставшие от бесперспективной войны адыги сложили оружие в 1864 году.

Кавказская война, наконец, завершилась.

Дмитрий Зыкин

Колонизаторские цели и планы царизма на Кавказе и в Чечено-Ингушетии

Обнажая великодержавно-шовинистическую, националистическую суть политики царского правительства, В. И. Ленин писал: «Россия — пестрая в национальном отношении страна. Правительственная политика, политика помещиков, поддерживаемых буржуазией, проникнута вся насквозь черносотенным национализмом.

Политика эта направлена своим острием против большинства народов России, составляющих большинство ее населения» 1 .

Эта политика всецело была направлена на защиту интересов русских помещиков-крепостников, капиталистов, купцов и правящей чиновническо-бюрократической верхушки. Их интересами руководствовался царизм в присоединении к России Кавказа вообще и земель чеченцев и ингушей в частности.

Присоединением Чечено-Ингушетии к России, как и любой национальной окраины нашей страны, царизм преследовал исключительно захватнические цели, чем были обусловлены жестокие, кровавые методы осуществления этих целей. Кавказ привлекал внимание царизма по экономическим, социально-политическим и военно-стратегическим мотивам.

В экономическом отношении он нужен был русским помещикам-крепостникам для расширения феодальных владений и распространения крепостного права на новые территории, для увеличения доходов за счет эксплуатации этих земель. Эксплуатация богатейших недр Кавказа, как и других окраин, сулила русской буржуазии баснословные прибыли. В. И. Ленин писал, что русская буржуазия, дочиста обобрав народ на старых местах, то есть в центре страны, стремится «на восточные и северные окраины Европейской России, где еще возможно «первоначальное накопление», дающее сотни процентов прибыли, где еще буржуазное разложение крестьянства далеко не завершилось» 2 . Кавказ вместе с другими колониями России, как говорил В. И. Ленин, обеспечивал русскому капитализму громадное развитие не только вглубь, но и вширь 3 . Кавказ был и сосредоточением важнейших транзитных путей между Западом и Востоком, идущих через бассейны Каспийского и Черного морей.

Царизм преследовал на Кавказе и социально-политические цели. Остроту национально-классовых и политических противоречий и конфликтов в центре России царизм пытался сгладить за счет захвата земель на Кавказе. Это делалось, с одной стороны, с целью переселения из центра неблагонадежных крестьян, а с другой — для наделения землей царских генералов и местных феодалов, которые становились надежной классово-политической опорой царизма.

«За счет распространения вширь феодальных производственных отношений, — справедливо замечает А. В. Фадеев,— русские помещики пытались предотвратить начавшийся процесс разложения крепостного хозяйства и избежать связанного с ним дальнейшего обострения классовых противоречий в центральных районах страны».

Таким образом, внешнеполитические, колонизаторские успехи царизма в деле присоединения Кавказа должны были отвлекать трудящихся внутри страны от насущных социальных задач, от борьбы против самодержавно-крепостнического строя, создавая атмосферу ложного патриотизма. Ф. Энгельс писал: «Чтобы самодержавно господствовать внутри страны, царизм должен был быть более чем непобедимым за ее пределами; ему необходимо было непрерывно одерживать победы, он должен был уметь вознаграждать безусловную покорность своих подданных шовинистическим угаром побед, все новыми и новыми завоеваниями» 4 .

Кавказ имел огромное военно-стратегическое значение. Он служил удобным плацдармом для усиления влияния царизма на Ближнем и Среднем Востоке, для укрепления его позиций в так называемом Восточном вопросе, который в свою очередь был тесно связан с общеевропейской политикой.

Царская Россия как крупнейшая одновременно и европейская и восточная держава была кровно заинтересована в благоприятном для нее решении Восточного вопроса. От того или иного решения его зависели успехи либо неудачи царизма в осуществлении внешнеполитических задач на Балканах и на Востоке.

Кавказ был неотъемлемой частью Восточного вопроса. Он являлся удобным барьером для защиты южных границ России от султанской Турции и шахской Персии, а также их союзников и в то же время позволял держать под угрозой страны Среднего и Ближнего Востока.

К. Маркс писал: «Кавказские горы отделяют Южную Россию от богатейших провинций Грузии, Мингрелии, Имеретии и Гурии, отвоеванных московитами у мусульман. Таким образом ноги гигантской империи отрезаны от туловища. Единственная военная дорога, заслуживающая это название, вьется от Моздока к Тифлису, проходя через теснины Дарьяльского ущелья» 5 .

Безопасное продвижение по этой «единственной военной дороге» можно было обеспечить, лишь прочно овладев подступами к ней. В частности, через территорию Осетии и Ингушетии пролегало начало этого пути.

Таковы в общих чертах были дели и планы царизма на Кавказе. Царизм шел сюда не для защиты местных народов, в том числе чеченцев и ингушей, а исключительно ради своих выгод.

Колонизация Кавказа проходила в основном двумя путями: прикрыто — «мирным» и открыто — военным. Оба пути были тесно связаны между собой и шли параллельно, сопровождая и дополняя друг друга. Это были излюбленные колонизаторские методы «кнута и пряника». В зависимости от сложившихся конкретно-исторических условий преобладал то один, то другой путь. Но в обоих случаях формы и методы действия были колонизаторскими, военно-феодальными. Местные народы при этом попадали под самодержавную власть русского царизма, испытывая на себе его деспотический колониально-национальный режим.

Колонизация Кавказа «мирным» путем была связана с дальнейшим заселением края русскими, преимущественно казаками, и угодными царизму социальными верхами нерусских народов, с раздачей им земли горцев и оттеснением последних в ущелья и горы. На отобранных и завоеванных землях создавались укрепленные поселения, городки, крепости и кордонные линии, служившие важными опорными пунктами — плацдармами для проникновения в глубь горских владений.

Колонизацию эту царизм проводил под флагом лицемерной заботы об удовлетворении земельных нужд русских переселенцев за счет якобы наличных свободных земель Кавказа.

В. И. Ленин, разоблачая эту официальную колонизаторскую версию о так называемых «свободных землях на Кавказе», писал:

«Переселенческий фонд образуется путем вопиющего нарушения земельных прав туземцев, а переселение из России производится во славу все того же националистического принципа «русификации окраин». И далее, Ленин, ссылаясь на официальные источники, отмечает, «как сгонялись с своих насиженных мест целые селения туземцев в интересах образования земельного колонизационного фонда, как подстраивались целые судебные процессы, чтобы оправдать экспроприацию земель у горцев…» 6 .

На такой характер колониальной политики царизма указал и X съезд нашей партии в своих резолюциях, отмечая, что земли киргизов, башкир, чеченцев, ингушей, осетин и ряда других народов «служили… объектом колонизации со стороны русских переселенцев, успевших уже перехватить у них лучшие пахотные участки и систематически вытесняющих их в бесплодные пустыни. Политика царизма, политика помещиков и буржуазии состояла в том, чтобы насадить в этих районах побольше кулацких элементов из русских крестьян и казаков, превратив этих последних в надежную опору великодержавных стремлений. Результаты этой политики — постепенное вымирание вытесняемых в дебри местных коренных жителей…» 7 .

Начавшийся еще в XVI веке процесс колонизации Северного Кавказа значительно усилился с 70-х годов XVIII века. Это объяснялось рядом причин внутреннего и международного порядка. Решающее значение имел прежде всего тот факт, что в это время в России начался процесс разложения крепостной системы и крайне обострились социальные противоречия, внешним проявлением которых явилось знаменитое крестьянское восстание под руководством Е. Пугачева в 1773—1775 годах. Оно было серьезным предостережением русским помещикам- крепостникам, которые поняли всю опасность дальнейшего усиления эксплуатации крестьян внутри страны. В силу этого помещики и выражающее их интересы самодержавно-крепостническое правительство искали пути к разрядке; напряженности внутренней социальной атмосферы за счет усиления колонизации плодородных земель юга, в том числе Северного Кавказа.

Что касается причин международного порядка, влиявших на колонизаторскую политику, то здесь следует указать на успехи России в войне против Турции в 1768—1774 годах, предопределившие присоединение к ней не только Крыма, но в дальнейшем и Кавказа. Россия, одержав победу над Турцией, создает в 1777—1780 годах укрепленную линию от Моздока до Азова и одновременно налаживает политические и экономические связи с местными социальными верхами.

Спустя пять лет в соответствии с новыми обширными территориальными приобретениями России на Северном Кавказе по указу Екатерины II от 5 мая 1785 года было образовано Кавказское наместничество, или Кавказская губерния, с двумя областями: Кавказской и Астраханской.

Кавказская область включала почти всю территорию степного Предкавказья и граничила с Каспийским морем, Персией, Грузией, Турцией и турецкими владениями на Западном Кавказе, Азовским морем, Таврической областью и землей донских казаков. Она состояла из шести уездов: Кизлярского, Моздокского, Екатериноградского, Георгиевского, Ставропольского и Александровского. Центром Кавказской области и всего наместничества был небольшой городок Екатериноград.

С образованием Кавказского наместничества усиливается раздача земель русским помещикам и насаждение дворянского землевладения. В 1804 году помещикам роздано 623 306 десятин земли в Предкавказских степях, а крепостных крестьян в пределах всей Кавказской губернии было всего 5998 человек. Поэтому огромные земельные массивы не могли обрабатываться из-за нехватки рабочей силы и использовались как пастбища. Если учесть низкую производительность труда крепостных, периодические засухи и неурожаи, то станет понятным, почему многие помещики предпочитали заниматься не земледелием, а другими отраслями хозяйства — коневодством, виноградарством, шелководством, виноделием, то есть более выгодными в условиях разложения крепостного хозяйства и развития товарно-денежных капиталистических отношений.

Однако, не достигнув таким путем быстрого экономического освоения края, царизм,— как отметил А. В. Фадеев,— в конце XVIII века делает ставку на широкую военно-казачью и крестьянскую колонизацию. Это приводит к дальнейшему оттеснению горских народов, в том числе чеченцев и ингушей, в горы, к строительству новых кордонных линий и станиц.

Суть колонизаторской политики царизма по отношению к горским народам четко и недвусмысленно выразил один из видных ее проводников — наместник Кавказа фельдмаршал князь А. И. Барятинский в следующих словах: «Единственное надежное средство для прочного утверждения нашего владычества на Западном Кавказе есть занятие горного и предгорного пространства нашим вооруженным казачьим населением».

Такая политика применялась по отношению ко всему Северному Кавказу, в том числе и к Чечне и Ингушетии.

Примечания:

1 В. И. Ленин. Рабочий класс и национальный вопрос. Соч. Изд. 5-е. Т. 23, стр. 149.

2 В. И. Ленин. Что такое «друзья народа» и как они воюют против социал-демократов? Соч. Изд. 5-е. Т. 1, стр. 324.

3 См.: В. И. Ленин. Развитие капитализма в России. Соч. Изд. 5-е. Т. 3, стр. 595.

4 К. Маркс и Ф. Энгельс. Внешняя политика русского царизма. Соч. Изд. 2-е. Т. 22, стр. 40.

5 К. Маркс и Ф. Энгельс. Лорд Пальмерстен. Соч. Изд. 2-е. Т 9. стр. 408.

6 В. И. Ленин. Переселенческий вопрос. Соч. Изд. 5-е. Т. 21, стр. 330—331.

7 КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК- Ч. 1. М., Госполитиздат, 1954, стр. 561.

Кремль унаследовал политику подкупа кавказских элит от Российской империи

Установление взаимоотношений между властью и подданными на Кавказе в Российской империи характеризовалось покупкой лояльности местных элит и сопровождалось показухой во время официальных визитов. При сохранении этих тенденций современные региональные элиты на Кавказе получили большое влияние, рассказал доктор исторических наук Вадим Трепавлов.

Лекция известного российского ученого Вадима Трепавлова «Этническая политика в Российской империи: взаимная репрезентация власти и подданных», прошедшая вечером 26 января в конференц-зале культурного центра «Дар» в Москве, вызвала большой интерес, в зале не было свободных мест, сообщил корреспондент «Кавказского узла».

Руководитель Центра истории народов России и межэтнических отношений, главный научный сотрудник Института российской истории РАН Вадим Трепавлов является автором одной из самой объемных монографий по истории юга нынешней России до включения этой территории в сферу русской государственности — «История Ногайской Орды». В своей лекции Трепавлов рассказал о том, как имперская власть преподносила себя своим подданным на Кавказе и в каком виде народы старались предстать перед властью. Основой для доклада послужили материалы новой книги Трепавлова о ритуально-символических компонентах этнической политики в Российской империи.

Путешествия российских правителей на Кавказ были связаны с риском

Путешествия российских императоров на Кавказ в годы Кавказской войны всегда были рискованными, потому что поездки далеко не всегда проходили по плану и полностью исключить возникновение конфликтных ситуаций было невозможно, отметил историк.

Первым Кавказ посетил в 1809 году Александр I, но он ограничился посещением Тифлиса. «Николай I посетил регион как раз в разгар Кавказской войны, в 1837 году. К тому времени большая часть горцев Чечни и Дагестана объединились вокруг имама Шамиля и оказывали ожесточенное сопротивление российским войскам. Контакты с делегациями горцев вызывали тревогу у офицеров охраны царя, ведь до этого были прецеденты убийства русских военных при встречах с местным населением — так, были убиты в 1825 году генералы Греков и Лисаневич. Николая I во Владикавказе убеждали не рисковать, но царь пошел общаться с делегацией горцев в 300 человек, велел им прекратить набеги на казачьи станицы», — рассказал Трепавлов.

Кавказская война — самый долгий военный конфликт с участием Российской империи, который сопровождался жертвами среди русского и кавказских народов и породил многие проблемы, отголоски которых слышны до сих пор — в частности радикальные исламисты в 1990-х и 2000-х годах использовали Кавказскую войну как идеологический аргумент в борьбе с Россией говорится в подготовленной «Кавказским узлом» справке о Кавказской войне.

По словам историка, после общения с делегацией император обратился к одному из стоявших отдельно вайнахов-карабулакцев с предупреждением: «Передайте этому народу, что они плохо себя ведут и пусть, пока мое благоволение к ним есть, исправятся». Узнав, что они боятся принуждения к перемене веры, Николай I указал на свой горский конвой со словами: «У меня все веры терпимы. Они скажут, что даже в Петербурге у них имеется свой мулла».

Осенью 1850 года цесаревич Александр Николаевич, будущий император Александр II, столкнулся с рискованной ситуацией при посещении Чечни. «Будущий император ехал через Урус-Мартан и там с охраной вступил в бой с неожиданно появившимся отрядом чеченцев», — рассказал Трепавлов. В 1861 году, уже будучи императором, Александр II снова приехал выяснять отношения с народами Кавказа.

«У царского правительства созрел план выселить адыгов. В Тамани императора встретила и буквально окружила делегация вооруженных адыгов, но они были настроены на диалог. Говорили, что готовы строить дороги и крепости для русских войск, если их не будут изгонять с их земель. Опешивший Александр II на словах согласился, но это пустое обещание не изменило намерения императора решительно и радикально покончить с адыгами. Уже когда в Закубанье к нему обратились абадзехи, он ушел, отказавшись встретиться с ними и выдвинув условие безоговорочной капитуляции. В ином случае царь предложил черкесам «обратиться к генералу Евдокимову», который сформулировал условия для адыгов — или разоружиться, или убираться к туркам», — отметил Трепавлов.

Кавказская или русско-черкесская война поставила адыгские народы на грань полного исчезновения, говорится в опубликованной «Кавказским узлом» этнографической справке «Адыги». К 1861 году большая часть Северо-Западного Кавказа перешла под контроль России, а в 1862 году Россия полностью овладела землями адыгов в горах. «Черкесские аулы выжигались сотнями, посевы их истреблялись или вытаптывались лошадьми, а жители, изъявившие покорность, выселялись на равнинные части под управлением приставов, непокорные же отправлялись на берег моря для переселения в Турцию», указывается в трудах историка Е.Д.Фелицына.

После окончания Кавказской войны путешествия императоров на Кавказ проходили в более спокойной обстановке. «В 1883 году, при проезде Александра III из Эльхотова во Владикавказ, учащиеся медресе пели «Боже царя храни», в Тифлисе грузины встречали песней «Многия лета». На Кавказе старались удивить экзотикой нарядов и традиционного оружия — того же Александра III в одном из мест посещения приветствовал 100-летний кабардинец в кольчуге. Местная одежда — черкеска, которая дарилась императору, потом не залеживалась в запасниках. Как Александра III, так и Николай II часто облачались в кавказский наряд, заявляя тем самым о своем благосклонном отношении к подданным-горцам», — добавил историк.

Изучение народов Кавказа имело прагматические цели

Одним из проявлений уважения к подданным было посещение императором богослужений иных конфессий, кроме православной. «Посещали они католиков, протестантов, буддистов, однако сведений о посещении мечетей во время намазов нет», — отметил Трепавлов.

По его сведениям, определенная терпимость к подданным-мусульманам со времени правления Екатерины II носила в Российской империи целиком прагматический характер. «В письме к одному своему адресату Екатерина открыто писала, что разрешила строить мечети, печатать Коран и открывать медресе только с одним желанием — «изловить на уду», то есть поймать на удочку мусульман, чтобы тем самым добиться их лояльности», — указал историк.

Подлинно терпимого отношения к Исламу в высших кругах имперской элиты не было, хотя прагматически они осознавали необходимость изучения культуры народов. «Кавказ не воспринимался как однородная область и было понимание разницы меж народами, но, безусловно, не из-за интереса к этнографии и к жизненным особенностям народов. Так распорядилась судьба, что эти народы жили по периметру границы, за которой были соседние государства, и с ними отнюдь не всегда были дружеские отношения, поэтому надо было иметь подробные сведения о народах империи на кавказских и среднеазиатских окраинах. Среди чиновников среднего ранга были люди, искренне заинтересованные в изучении мусульман, налаживании с ними отношений, но среди высшей имперской элиты таких не было. Это были достаточно ограниченные в своем мировоззрении люди, хотя и европейски образованные — для них население было только материалом для различных проектов и программ», — резюмировал Трепавлов в дискуссии, которая развернулась по окончании его доклада.

Ученый рассказал о сходствах и различиях имперской и современной национальной политики

Авторы работ об истории национальных образований в составе нынешней Российской Федерации уделяют незаслуженно мало внимания межэтническим отношениям, хотя более глубокий анализ этой составляющей обнаруживает много соответствий в современной политической ситуацией в России, обратил внимание Трепавлов.

«Межэтнические отношения находятся на периферии внимания авторов, а ведь при исследовании этих проблем можно было бы обнаружить много соответствий с современной ситуацией в России, на пространствах бывшего СССР и бывшей Российской империи. Когда то и дело обостряются и межэтнические, и межгосударственные отношения, необходимо учитывать исторический опыт», — отметил историк.

Взаимная репрезентация власти и народов представляла собой «спектакль со многими составляющими», прежде всего с демонстрацией верности подданных государю, рассказал ученый корреспонденту «Кавказского узла».

«Мне меньше всего хотелось бы, чтобы показалось, что отношения государя и верноподданного народа были главной тенденцией истории российской монархической государственности. Но официальные мероприятия имели символический характер и без их описания сложно представить полную историческую картину. Тема репрезентации, то есть представления себя друг другу, сама по себе, разумеется, предполагает взаимную лояльность и терпимость. Вместе с тем ее устраивали и производили местные элиты, стремясь получить дополнительные выгоды от общения с царем», — подчеркнул историк.

Наибольшее распространение получили две формы репрезентации — объезд императором территорий государства и обмен подарками с местным населением. «Путешествие царя по территориям — это, прежде всего, демонстрация суверенитета на давно или вновь покоренных землях Российской империи. Кроме демонстрации незыблемости правления, государь также показывал терпимость к народам», — пояснил Трепавлов.

Сюжеты подготовки ко встрече высокого руководства на местах вполне знакомы любому советскому человеку и россиянину, отметил историк. «Спешно приводились в божеский вид дороги и улицы, чиновники одевались в новые мундиры, наспех создавалась картина процветания. Население охватывало двоякое чувство: с одной стороны, люди радовались изменениям, с другой стороны — их активно привлекали к встрече государя, организовывалась искусственная массовость на улицах. И в советское время такого рода показуха, вплоть до покраски газонов, была неотъемлемой частью приема высоких гостей, а идет это еще от давних обычаев придворной лести более слабых подчиненных по отношению к более сильным», — сообщил Трепавлов.

Обязательным элементом репрезентации были местные жители в национальных нарядах, исполняющие национальные танцы и песни, а также преподнесение гостям из столицы подарков — овец или роскошных скакунов, дорогого оружия, драгоценностей, искусно сшитых богатых одеяний и других изысканных изделий. «Этнографический спектакль включал и военные эскорты из представителей местных народов», — добавил Трепавлов.

В ходе обсуждения доклада Вадим Трепавлов ответил на вопрос корреспондента «Кавказского узла» о том, в какой мере царская власть покупала себе лояльность местных правителей путем негласного предоставления им автономности в обмен на компромисс и демонстрацию верноподданичества. Историк заметил, что территория Российской империи складывалась постепенно и в нее входили области с разным статусом, которые в дальнейшем «в любом случае включали в общий имперский механизм».

Сохранялись местные особенности, статус местных элит — практичнее и прагматичнее было привлечь на свою сторону местные элиты, купив их, но оставив им определенные привилегии

«Со временем проявлялась тенденция к унификации, то есть к установлению общего стандарта подданства и управления. К началу ХХ века империя была в принципе однородна в управлении, за исключением недавно присоединенных среднеазиатских ханств. Вместе с тем сохранялись местные особенности, статус местных элит — практичнее и прагматичнее было привлечь на свою сторону местные элиты, купив их, но оставив им определенные привилегии», — констатировал Трепавлов.

Обеспечение преданности и лояльности этнических элит руководству в многонациональном государстве является «вечной темой», убежден историк. «Здесь символизм конечно важен — например, награждение орденами, вручение генеральских званий. Как в империи это имело значение, так и сегодня это символический элемент внутренней политики. Эти и другие элементы прошлого в той или иной мере и в современную эпоху актуальны», — заметил ученый.

Указать на общие моменты в системе управления Российской империи и современной России попросил один из слушателей лекции. «В современной политической мысли России есть ностальгия по Российской империи. Чем отличается имперские обычаи от обычаев Российской Федерации?» — спросил он.

«Видно, что с трудом, но ситуация идет к установлению имперских шаблонов. Назвать это возвращением к Российской империи нельзя, так как непонятно, какие формы примет российская государственность в будущем, но в целом такое стремление есть. Выражается оно и во всевластии бюрократии, и в опускающемся со ржавым скрипом железном занавесе, и так далее», — сказал Трепавлов.

Еще один участник мероприятия задал историку вопрос о том, каков реальный, не показной уровень интеграции разных народов в составе России.

«Каждый регион проходил основные этапы — присоединение, порой в виде завоевания, затем привыкание, потом ассимиляция, приобретение общегосударственных стандартов, а затем уже унификация, вливание в общегосударственные структуры с утратой местных этнических особенностей. Не все регионы прошли это в полной мере. В советское время в какой-то мере возродились или появились вновь этнические границы. Для того времени это было разумно, так как территория государства была большей частью сохранена», — пояснил ученый.

Сейчас в национальных республиках настолько сильные и влиятельные элиты, что их ликвидация чревата большим риском для страны

Идея отмены национальных образований угрожает, по мнению Трепавлова, самому существованию России. «В настоящее время раздаются голоса, что национальные республики, дескать, мешают государственному управлению. Но сейчас в этих республиках настолько сильные и влиятельные элиты, что их ликвидация чревата большим риском для страны. И в этом смысле Российская Федерация очень отличается от состояния Российской империи», — подытожил Вадим Трепавлов.

1. Задание В одном из приведённых ниже слов допущена ошибка в постановке ударения: НЕВЕРНО выделена буква, обозначающая ударный гласный звук. Выпишите это слово.
 шАрфы
щемИт
прожорлИва
запертА
прозорлИва
2. Задание В одном из приведённых ниже слов допущена ошибка в постановке ударения: НЕВЕРНО выделена буква, обозначающая ударный гласный звук. Выпишите это слово.
 
Отрочество
Иксы
кровоточАщий
начатА
опошлИть
3. Задание 9 Определите слово, в котором пропущена безударная чередующаяся гласная корня. Выпишите это слово, вставив пропущенную букву.
 
с..наторий
св..ркать
умн..жать
т..рритория
прот..реть
4. Задание Определите ряд, в котором в обоих словах пропущена одна и та же буква. Выпишите эти слова, вставив пропущенную букву.
 по..бородок, о..цепить
пр..дедушка, п..дорожник
вз..грать, меж..нститутский
пр..стройка, пр..увеличить
пр..возмог, пр..милый
5. Задание Определите предложение, в котором оба выделенных слова пишутся СЛИТНО. Определите часть речи выделенных слов.
 
Петровы ТО(ЖЕ) отдыхали на Кавказе и (ПО)ЭТОМУ так хорошо знают эти места.
ПО(ТОМУ), как отец посмотрел на меня, я понял, что он ТО(ЖЕ) знает о происшествии.
Среди знакомого леса теряешься, словно все деревья и кусты ТОТ(ЧАС) скинули общую зелёную маску, (ТО)ЖЕ самое дерево выглядит совсем иначе.
НА(КОНЕЦ) стало темнеть, и я, (ТАК)ЖЕ как и мои товарищи, потерял надежду дойти сегодня до устья реки.
(ПО)ТОМУ , как волновался Михаил, стало понятно, что ему ТАК(ЖЕ) , как и мне, небезразлична судьба Марии.
6. Задание Укажите все цифры, на месте которых пишется НН.
 
Исти(1)ый талант — это, безусловно, врождё(2)ое качество, но не все от природы талантливые люди готовы в нужной мере развить свои способности и пройти творческий путь дли(3)ою в жизнь.
7. Задание Расставьте все знаки препинания: укажите цифру(-ы), на месте которой(-ых) в предложении должна(-ы) стоять запятая(-ые).
 
Полные энтузиазма (1) мы (2) едва распаковав чемоданы (3) и наскоро позавтракав (4) собрались в холле гостиницы.
8. Задание Расставьте все знаки препинания: укажите цифру(-ы), на месте которой(-ых) в предложении должна(-ы) стоять запятая(-ые).
 
Илья Андреевич понимал (1) что (2) если не собрать яблоки до наступления холодов (3) то весь урожай погибнет (4) но обстоятельства не позволяли это сделать.

(1) Летом каждый день как воскресенье, а как известно, воскресенье бывает не только в городе, но и в деревне. (2) Не успел Тимоша проснуться – на пруд помчался, посмотреть, какой у природы день отдыха. (3) Вчера в заводях и вдоль берега плавали среди зелёных круглых листьев кувшинки, да столько – воздух над водой вызолотили! (4) А сегодня – ни одной! (5) Неведомый злодей ограбил само лето! (6) Тимоша бросился домой, к бабушке: – Браконьеры! Весь пруд обобрали, все кувшинки сорвали! (7) Бабушка внимательно посмотрела на внука и вдруг рассмеялась: – Ступай, дружочек, ступай обратно! (8) Тимоша в недоумении спустился с крыльца и побежал назад. (9) Вот он, пруд. (10) Вот она, пустыня. (11) И вдруг мальчик увидел две кувшинки. (12) Видно, просмотрел. (13) Пошёл вдоль берега: ещё две, ещё, ещё…(14) Кувшинки появлялись из ниоткуда… (15) Он сел на пенёк и не отрываясь смотрел на воду. (16) Золотые кувшинки, радуясь, что их ждут, всплывали хороводами. (16) Десять лет прожил Тимоша на Лушной горе, у пруда, и до сих пор не знал: кувшинки спят под водой, а как солнышко, как свет – всплывают.
Определи род,склонение,число и падеж одной из форм имени существительного из 11 предложения.
Найди и выпиши из 14 предложения все формы имен прилагательных с именами существительными,к которым они относятся.
Определи число,род (Если есть),падеж одной из форм имени прилагательного из 14 предложения.
Найди и выпиши из 15 предложения местоимения,определи и запиши его лицо и число.
Найди и выпиши из 11 предложения все глаголы в той форме,в которой они употреблены в предложении.
Определи спряжение,время,лицо (если есть),число,род (если есть), одной из форм глагола из 8 предложения?