Патрон 7 62 39

Содержание


Все, кто начинал охотиться более 20 лет назад, хорошо помнят, что приобрести нарезное оружие (а точнее, получить разрешение на его приобретение) было не только проблематично, но для подавляющего большинства даже не рядовых охотников – нереально. Вот уже 17 лет минуло с того момента, как я стал счастливым обладателем нарезного карабина «Сайга 7,62х39». Надежды на это оружие я возлагал огромные. Патроны были дешевые, в московских магазинах они уже стали появляться в продаже с охотничьими экспансивными пулями. Вес и начальные скорости полета этих пуль совпадали, и это упрощало процедуру пристрелки и охоты, из чего и нарабатывался стрелковый и охотничий опыт.

Откликаясь на просьбы друзей и знакомых подобрать или выбрать оружие, мне часто приходится отвечать на вопрос: есть ли оружие или патрон, которые можно считать универсальными? Не удивляйтесь, но с категоричным «нет» я обычно не спешу.
Патрон 7,62х39 я считаю наиболее универсальным для средней полосы России, разумеется, исключив из спектра его применения трофейные охоты на лося, кабана (крупнее 10 пудов) и медведя. Все остальное на дистанции до 200 метров он кладет гарантированно. Часто приходится слышать от противников этого патрона, что он очень «живит» – делает много подранков. Основываясь на личной практике разных охот и наработав солидный опыт, я вывел аксиому: «Живит не патрон или карабин, но охотник, не сумевший попасть по месту!» Впрочем, и старая русская пословица про плохого танцора, которому всегда что-то мешает, это также подтверждает.
Главное, что требуется от охотника, основательно и с усердием пристрелять оружие и научиться стрелять, а в результате попадать по месту. Убойные места зверя я перечислять не буду, они всем хорошо известны, и каждый охотник имеет свои приоритеты. Кто-то предпочитает положить пулю в основание шеи, другие снайперски бьют по хребту, но это уже удел мастеров, и им мои советы вряд ли понадобятся. Но кто и когда доказал, что любому из вас все это не под силу? Мастером, может, кто-то и рождается, но чаще всего им становятся. И тем, кто решился дойти до этой цели, я считаю своим долгом помочь правильно сделать первые шаги в нужном направлении.
Перед тем как пойти покупать карабин, просчитайте свои возможности, прежде всего финансовые, и не усмехайтесь над этим советом. Я знаю многих, кто, попавшись на рекламный крючок, несколько лет копил деньги на покупку дорогой и красиво разрекламированной забугорной игрушки, а потом на последние гроши покупал две пачки патронов, пытаясь растянуть их на всю оставшуюся жизнь. Я не хочу сказать, что продукция знаменитых зарубежных оружейных фирм во всем уступает отечественным аналогам, но оружие с этими брэндами, продаваемое в наших магазинах, блещет в основном своими высокими ценами (которые, кстати, значительно выше, чем в странах Европы), потому что после его покупки многие мои знакомые несли предмет своих мечтаний в оружейные мастерские на доработку для устранения недоделок, проще говоря, брака. Я уверен, что многие, как следует обдумав эту информацию, сами сделают нужные выводы.

Для того чтобы научиться хорошо стрелять, нужно стрелять. Практика, практика и еще раз практика совместно с анализом результатов. Имея солидный охотничий и стрелковый опыт, я готов утверждать: располагая двумя пачками патронов, вы не только не научитесь стрелять, но даже хорошо пристрелять карабин (раскрыть его возможности на различные дистанции и в разных условиях) вам не удастся. Поэтому еще раз повторюсь: планируя покупку карабина, не забудьте выделить графу в семейном бюджете на приобретение патронов.
И еще считаю должным дать один очень важный совет: если вы только делаете первые шаги в освоении нарезного оружия и, соответственно, не имеете стрелкового опыта, то не спешите ставить на него оптику, а научитесь вначале стрелять с открытого прицела. Вдаваться в подробности этой технологии я не буду, но, поверьте, это не только упростит, но и ускорит процесс вашего обучения пулевой стрельбе. И не гонитесь за большой кратностью прицела, достаточно 4, максимум 6 крат, все более мощное – для горных охот и профессионалов. И кстати будет сказать два слова о профессионалах. Во время Великой Отечественной войны на снайперской винтовке Мосина стоял 3,5-кратный прицел. Известная на весь мир снайперская винтовка СВД комплектуется 4-кратным прицелом ПСО – 1, именно с него я и начинал. Армейская оптика очень качественная, но для охоты она не очень подходит. И что интересно, во времена Великой Отечественной войны дотошные и скрупулезные немцы ставили на своих снайперских винтовках прицел (не удивляйтесь) всего с 2,5-кратным увеличением, считая, что и этого вполне достаточно. Прежде чем идти покупать прицел, проанализируйте как следует эту информацию и сделайте нужные выводы.
Всякий солидный оружейник хорошо знает: вначале разрабатывается патрон, а уже под этот патрон конструируется оружие. Эту аксиому теперь знаете и вы, и в этой статье именно на патроне мы и заострим внимание. И вот еще о чем надо помнить: для полной реализации энергии пуля должна остаться в теле животного. Прошедшая навылет пуля уносит часть энергии с собой. Эта истина поможет вам правильно выбрать оружие и патрон не только для охоты на конкретного зверя, но и вычислить наиболее универсальные из них для той местности, в которой вы проживаете и охотитесь. Я уже взял на себя смелость утверждать, что для центральной части России таким патроном является 7,62х39, но истины ради надо упомянуть 7,62х51 (.308 Win.). Патрон 7,62х54 имеет почти идентичные показатели по баллистике с патроном 7,62х51, но из-за скудного разнообразия пуль сильно проигрывает ему.
Нам с вами часто говорят, что реклама двигатель торговли. И как бы она нам ни надоела, бед и вреда от нее намного меньше, чем от антирекламы. Под антирекламой здесь я имею в виду шумно раскрученную и хорошо вам всем памятную травлю патрона 7,62х39, а точнее, тот бред об истории его рождения, предназначениях и возможностях. И чего только ни твердили! И то, что рассчитывался он для поражения живой цели весом до 100 килограммов; и то, что человек относится к объектам, слабым на рану; и даже то, что при разработке этого патрона конструктор преследовал цель всего лишь ранить противника (!), и это в 1943 году, когда значительная территория государства все еще была оккупирована и ненависть к врагу вбивалась в подсознание наших солдат.
Зная истинную историю, равно как и предысторию рождения этого промежуточного (между 7,62х25 и 7,62х53, фото №1) патрона, продолжать пересказывать бредовую, но до сих пор живущую в виде многих ссылок на нее в различных публикациях чушь до неприятного противно! Видимо, не зря учили древние мудрецы: «Бойся дурака поучающего, ибо дурь заразна!» Не ошиблись они! И та дурь, неизвестно кем порожденная, летает сейчас в среде охотников и заражает все большее их число. Полагаю, давно уже настала пора опубликовать истинную историю происхождения этого, уважаемого за рубежом, но оплеванного в родной стране, патрона, а также осветить его реальные охотничьи качества и возможности. Но об его истории и предыстории поговорим как-нибудь в другой раз.
И все же гложет сердце обида за державу, за нас с вами. Известный на весь мир СКС – оружие, признанное лучшим и надежным во всем мире, мы сами, да еще с особым усердием, стараемся оплевать и втоптать в грязь. С 1990 по 2001 год мне по специфике работы приходилось общаться с зарубежными партнерами, многие из которых были охотниками. И когда у нас начались гонения на патрон 7,62х39, один немец в шутку сказал: «Это хорошо. Если у вас запретят СКС, значит, у нас он будет стоить дешевле». Далее он поведал, что это оружие пользуется большой популярностью у охотников как в Европе, так и в Америке, а в Германии при оружейных мануфактурах существуют цеха по доработке СКСов, где производится замена дерева и магазина, потому что редко в какой стране разрешено использование оружия с емкостью магазина на 10 патронов. Я засомневался в его словах, но во время своего следующего визита немец привез мне несколько журналов с прайсами работ этих цехов и снимками наших, вернее, оплеванных нами СКСов, прошедших модернизацию. Точно помню, что среди них были даже такие популярные американские журналы, как «Guns magazine» и «Guns & ammo», в которых СКС рекламировался и предлагался как самое надежное охотничье оружие, а в то же самое время в родной стране он усиленно подвергался гонению. Выводы из этого напрашиваются сами собой, я не буду делать их за вас. Имеющий разум да разумеет!

Теперь о зверовых охотах. В последние двадцать лет лосей я не бью вообще и в охотах на них участия не принимаю – попросту приелось. Так что личной практики применения по лосям этого оружия и патрона не имею. Любимым объектом охоты на копытных у меня всегда был и остается кабан. Предпочтение отдаю охоте из засидки. Еще в детстве мои наставники учили меня, как на травяном поле, где нет снега, определять по тропам, кто прошел, какой зверь, одиночка или стадо, в каком направлении и как давно. Как определять свежесть кабаньих покопок. Как найти основные кабаньи переходы, а главное, как, суммировав все вышеперечисленное, всегда помня о важности направления ветра, правильно определить место для засидки. Охота эта не проста и тем еще более интересна. Разве не удовольствие, просчитав до мельчайших мелочей все нюансы, заполучить очень осторожного, хитрого и опасного зверя, да к тому же еще и очень вкусного. Здесь исключается всякая спешка и тренируются выдержка, наблюдательность и терпение. При охоте на овсах и зимой на кормовых полях спокойно ждешь, когда зверь подойдет на нужную дистанцию, повернется к тебе боком, порой не спеша прицелишься и нажмешь на спуск. Самую большую неприятность всегда таит в себе ветер. Летом, да и в начале осени с заходом солнца, почти всегда стихающий, и только иногда напоминает о себе маленькими дуновениями. Вот эти самые маленькие, еле заметные и почти всегда непредсказуемые дуновения и доставляют больше всего хлопот и неприятностей. Из большой практики охот и наблюдений я сделал вывод, что у кабана слабые зрение и слух, но очень сильно развито чутье. Бытует мнение, что засветло кабаны выходят кормиться только зимой, когда много снега и мало корма. Это не всегда и не везде верно. Неоднократно на подходе к месту засидки я обнаруживал на овсах стадо уже пасущихся кабанов, а солнце еще не ушло за горизонт. Когда ветер дул в мою сторону, я смело шел прямо к стаду, подойдя метров на 80, приседал и дожидался, когда нужный мне зверь станет под выстрел, и с колена стрелял по нему. Кабаны, трапезничая, меня не видели и не слышали, и только звук выстрела обращал стадо в бегство. Проще всего охотиться на кабана на его тропах – переходах. Пользуются переходами кабаны не только зимой, но и летом и в определенных местах с поразительной точностью и частотой. Но обо всех разнообразиях, тонкостях и нюансах охот из засидки мы поговорим как-нибудь в другой раз. Здесь же хочу заявить, что ни единого раза в жизни на кабана с вышки я не охотился, да и приравнивать этот вид отстрела к охоте в ее исконно русском, классическом понимании противоречит моим принципам. Хотя, как выразился один знаменитый «мастодонт от охоты», пусть такого рода «охотники» лучше сидят на вышках или стреляют фазанов из клеток – лишь бы в угодьях их не было!

Также многократно я принимал участие в загонных охотах на кабана. Суммировав опыт тех и других охот, я пришел к выводу, что очень большое значение имеет то, в каком состоянии находится отстреливаемый вами зверь. Находящийся в спокойном состоянии (кормящийся или пасущийся) менее крепок на рану, нежели зверь гонный и находящийся в возбужденном состоянии. При попадании в область сердца, будь то олень или даже кабан, в большинстве случаев ложатся сразу.
Зимним вечером 6 января, аккурат на исходе рождественского поста, я охотился из засидки на засыпанном снегом овсяном поле. Ветер дул как раз с той стороны, где были кабаньи переходы, и это предвещало удачную охоту. С заходом солнца вышло стадо кабанов. Снега в тот год было много, и кабаны, можно сказать, закопались на одном месте, немного отойдя от края пролеска. Небо было затянуто тучами, и сумерки начали быстро сгущаться. Поняв, что кабаны в ближайшие 10–15 минут не подойдут ближе к месту моей засидки (ни фонарь, ни ночную оптику из принципа не использую), я принял решение стрелять. Тем более что подходящий мне зверь уже повернулся ко мне боком. Дальномер показал дистанцию до него чуть больше 110 метров. В магазине моего карабина были барнаульские SP, вес пули 8,1 г (полуоболочечные) патроны. Не спеша я прицелился в область сердца и выстрелил. Словно ужаленный пчелой, кабан подпрыгнул и рухнул. Подобных случаев, когда зверь был чисто бит единственным выстрелом, в моей практике было много, этот же я описал, как приложение к фотографии пули (фото №2), извлеченной из этого кабана. Пройдя все тело, пуля застряла на выходе, и при снятии шкуры мой нож с характерным звуком наткнулся на эту пулю. И хотя в само сердце я не попал, пуля легла на 2 часа в 5–8 см от сердца, ее энергии хватило, чтобы на месте намертво сразить солидного зверя. Весил этот кабан без малого 10 пудов!

И еще одна пуля (фото №3) и краткая история ее полета. Ею взят спокойно пасущийся олень на дистанции 280 м. Пуля HP (8 г) легла на 1 час в 8–12 см от сердца. После выстрела зверь опустился на передние колени, постоял 3–4 секунды и рухнул. Вес оленя-рогача был примерно кило 100–130. Этот случай мне помог выявить и неточность в статистических данных патрона калибра 7,62, а именно: на страницах оружейных изданий я встречал утверждение баллистиков, что экспансивная пуля этого калибра раскрывается только при скорости не менее 600 м/с. Теперь судите сами, при начальной скорости 745 м/с на дистанции 300 метров она имеет скорость 500 м/с. И тем не менее результат экспансивности, хоть и не очень высокий, но достаточно эффективный имеет место быть. Патроны с этими пулями я считаю самыми лучшими и точными. На донце гильзы стоят цифры 539, но поскольку это номер оборонного (военного) завода, то озвучивать его место нахождения я не вправе.
Все дистанции я измерял лазерным дальномером. Истории, подобные этим двум, можно долго продолжать, да нужды нет. Их я изложил для наглядного освещения возможностей пуль разных конструкций на средней и предельной дистанциях по весьма солидным трофеям. Экспансивные пули остались в теле животного и реализовали всю свою энергию, которой вполне хватило для чистого поражения цели. Это также подтверждает и верность баллистических таблиц данного патрона, в частности, соотношение энергии пули к весу животного для гарантированного его поражения.
Поскольку сами таблицы многократно опубликованы в разных изданиях, копировать их я не буду. От многих коллег-охотников мне часто приходилось слышать нарекания в адрес патронов с пулями HP, жаловались на то, что они не всегда раскрываются. Здесь все дело в невнимательности охотника, не посчитавшего нужным проверить качество изготовления пули. Считаю должным указать, что качество этих патронов нашего производства не всегда отличное, поэтому, перед тем как идти на охоту, необходимо проверять чистоту отверстия в носовой части пули. Встречаются патроны, у которых это отверстие залито свинцом полностью, и при стрельбе такая пуля как раз и ведет себя как оболочечная. С другой причиной нераскрытия этих пуль я не сталкивался, да, полагаю, что ее и не существует. Но даже если в вашей пачке патронов оказалось несколько с подобным брачком – не спешите их выбрасывать. Возьмите тонкое острое шило и удалите свинец из головного отверстия глубиной на 1–1,5 мм. Уверяю вас, после этой нехитрой доработки пуля раскрывается со 100% гарантией. Так что будьте внимательны.
Для охоты на косулю это просто идеальный патрон. Здесь даже нет нужды в экспансивных, вполне приемлемы оболочечные пули, так как косуля слаба на рану. При попадании в область сердца или в основание шеи даже от прошедшей навылет пули зверь ложится сразу. Экспансивные же пули, разумеется, шансов сделать подранка оставляют меньше, но и гематомы будут иметь место, поэтому не стоит портить нежное и вкусное мясо. Идентично можно охотиться и на лисицу. Пуля здесь используется только FMJ оболочечная. Мне неоднократно случалось стрелять идущую на меня или почуявшую опасность и замершую лисицу. Пуля, войдя в грудь, проходила через все тело всегда навылет, но даже от оставшейся энергии на животе лопалась кожа и кишки вываливались наружу. Зверь ложился на месте, а шкура сохраняла свои товарные качества.

Перепробовав патроны многих разных производителей, предпочтения отдаю барнаульскому SP (8,1 г), до 200 м. Пуля раскрывается и кладет кабана до 150 кг. И климовскому HP (8 г) – раскрывается даже на 300 м. Патроны финской фирмы Lapua с н.с. 715 м/с превосходят наши вышеупомянутые только в цене. Наименее понравившиеся из всех мною практиковавшихся – патроны одного из городов-оружейников как по точности, так и по качеству изготовления. И вот парадокс: этот же завод не штуками а, пожалуй, тоннами отправляет свою продукцию на экспорт (задумайтесь, для чего их у нас покупают?). И мои зарубежные коллеги-охотники их патронами весьма довольны. Впрочем, если выбракованные ружья из экспортных партий идут не в утиль, а в наши магазины, так почему бы подобное не проделать и с патронами?

Со вступлением в силу новых правил добывания наступил и запрет на применение патрона 7,62х39 при охоте на кабана. Раскритиковав его на все лады в охот-изданиях и не дождавшись должной реакции от законных творцов, наши охотники нашли выход и из этой ситуации. Прошедший сезон охот на кабана многие мои знакомые директора охотхозяйств проводили так: выписывали на себя или егеря лицензию на косулю (на случай, если в команде были охотники с СКСом ими «Сайгой») и, прикрыв этим букву закона, проводили охоты. Ведь все они, имея громадный стаж и опыт владения служебными СКСами, хорошо знают, что патрон этот не только гарантированно кладет кабана, но и мясо гематомами особо не портит, а этот фактор приветствуется далеко не в последнюю очередь. В своих публикациях я (впрочем, не я один) уже не раз задавал вопрос, кому нужны законы и постановления, которые никто не исполняет и исполнять не будет? Хочется верить, что с передачей охотничьей отрасли в Минприроды здравый смысл и логика будут более частыми гостями в новых правилах и законе. В связи с этим нельзя не вспомнить интервью с министром Ю.П.Трутневым Вызывает удивление высказывание министра: «Охотиться с военным оружием неправильно, оно не подходит для охоты ни по техническим данным, ни по калибрам». Лично мне не известна ни одна стоящая на вооружении модель оружия, которую можно было бы легально приобрести и официально применять на охоте.

Но поскольку в этой статье речь мы ведем о патроне и калибре, то на них и заострим внимание. Не будет преувеличением сказать, что самые популярные в Европе, да и, пожалуй, в мире .308 Win. И .30-06 Springfield это тот же калибр 7,62, но, что самое интересное, все эти патроны не только разрабатывались как боевые патроны, но и по сей день .308 Win. стоит на вооружении стран НАТО. Да и весьма популярный как у зарубежных, так и у наших охотников патрон малого калибра .223 Rem. (5,56х45) – это штатный патрон винтовки М–16, и по сей день стоящей на вооружении того же альянса. С какой целью или по какой причине уважаемому министру понадобилось «наводить тень на плетень» – выводы могут быть разные. Но вспомнилось мне высказывание одной дамы-депутата Государственной думы РФ, которая возвела, и не без основания, эту свою фразу в ранг аксиомы: «Если в законопроекте не можешь найти здравый смысл – ищи злой умысел». Я не хочу уподобляться основной массе оппонентов министра и кидать в него камни по поводу здравого смысла. Нет у меня также права говорить о наличии злого умысла. А вот что видно невооруженным глазом, так это некомпетентность либо самого Юрия Петровича, либо тех, кто сочинял для него это интервью. Да и стоит ли дивиться такому порядку вещей и, как следствие, такому результату? Вспомните, сколько раз правила добывания подписывали вначале премьер, а затем и президент, не только не вникая в самую суть, но наверняка даже не прочитав то, что они визируют, слепо полагаясь на своих помощников и советников. Русская мудрость гласит: «Каков поп, таков и приход», вот поэтому мы и имеем с вами то, что имеем.
Прочитав все вышеизложенное, многие из ярых противников этого патрона наверняка возразят: а что, разве более мощными патронами нельзя бить тех же средних кабанов, оленей и даже косуль? Да уже не стоит вопрос «можно ли?», но с наводнившими наш рынок мощными калибрами этот процесс уже укореняется и крепнет. Как-то один из знакомых покупал себе карабин «Лось-9» под патрон 9,3х64. Спрашиваю, зачем такой мощный, ведь на медведей ты не охотишься. Отвечает, чтобы наверняка, куда ни попади – сразу ляжет хоть лось, хоть кабан. Лечь-то зверь, скорее всего, ляжет, но какова гематома от такой пули, значительная часть мяса просто выбрасывается.
Последние 15 лет, с возвращением в общество былых позиций Русской православной церкви, часто поднимается вопрос: является ли охота грехом? В наличии души у человека я не сомневался никогда, и еще в детстве старый батюшка одной из смоленских церквей пояснил мне, что грех охотиться в большие церковные праздники, сама же охота грехом не является при условии, что все, что добыто, должно быть съедено. По этому принципу жили и охотились мои наставники-земляки, охотники земли смоленской. Что есть охота трофейная – это уж вы сами поинтересуйтесь, если такие понятия, как душа и духовность, вам не чужды.
В любом производстве есть свои стандарты и соответствующие делу инструменты. Каменщик не подбивает кирпичи в кладке кувалдой, и повар не чистит овощи топором для рубки мяса, так почему же в нашем нынешнем охотничьем производстве эти известные во всем мире стандарты у нас не просто игнорируются, но вдобавок усиленно пропагандируются и насаждаются невежество и бескультурье. За примерами далеко ходить не надо, возьмите видеофильм «Охота на кабана – 2», он и сейчас есть в продаже почти в любом охотничьем магазине. Там отстрел сеголетков кабана с вышки у кормушки, да еще с предельно малой (ружейной) дистанции, производится мощнейшим патроном .300 RUM. И все это действо там называют охотой. Разумеется, это невежество и бескультурье на совести создателей фильма и его участников, но ведь (снова обязан напомнить древнюю мудрость) дурь заразна! Не опоздать бы с исцелением.
Владимир Родченков
Фото автора
Журнал «Охотничий двор» № 7 от 15.07.2010
Ключевые теги: оружие, охота, патрон Оружие, Охота

Советский промежуточный патрон 7,62х39

В настоящее время одним из самых известных в мире патронов является советский патрон калибра 7,62х39, который неразрывно связан с судьбой автомата Калашникова. Принятый на вооружение в 1949 году автомат Калашникова создавался именно под этот боеприпас. Лишь в начале 1970-х годов на смену ему пришел новый 5,45х39-мм патрон, но при этом по сей день патрон 7,62х39 мм остается одним из самых распространенных и массовых в мире. Он считается третьим по мощности среди всех автоматных патронов.

Эксперты в области истории создания огнестрельного оружия сходятся во мнении, что советский патрон калибра 7,62×39 мм появился под влиянием немецкого патрона 7,92×33 мм или 8 мм «Kurz». По сути, советский образец патрона стал улучшенным вариантом немецкой концепции с точки зрения своей формы и эффективности использования. Патрон 8 мм «Kurz» впервые во время Второй мировой войны был применен именно на Восточном фронте, при этом и немецкие, и советские войска достаточно хорошо оценили его эффективность. Таким образом, немецкий промежуточный патрон и стрелковое оружие под него дали толчок советским исследованиям в этой области.
Первые работы по разработке промежуточного патрона в Советском Союзе начались еще в 1939 году, но вопрос об их создании ставился еще раньше. Для проработки данного вопроса в СССР был создан патрон калибра 5,45 мм, и даже было выдано задание на создание самозарядной винтовки под новый патрон. Но в связи с начавшейся Великой Отечественной войной советские конструкторы на время переключились на более актуальные виды работ. В итоге к созданию промежуточного патрона вернулись только в 1943 году, после того как участники Технического совета НКВ (Народного комиссариата вооружения) познакомились с захваченными на фронте трофейными образцами немецкого оружия, а также предоставленным СССР для ознакомления американским самозарядным карабином M1.

Сильнее всего внимание советских специалистов-оружейников привлек новый немецкий патрон калибра 7,92х33 мм, специально разработанный под карабин МКВ 42 , который проходил испытания в действующей армии. Этот патрон общей длиной 48 мм (33 мм длина гильзы) обладал массой 16,2 грамма. При массе самой пули 8,2 грамма и начальной скорости около 700 м/с данный патрон обеспечивал прицельную стрельбу на дальности до 800 метров. На состоявшемся совещании было принято решение о необходимости создания патрона уменьшенной мощности, для того чтобы заменить винтовочный патрон в таких видах оружия, как ручной пулемет и самозарядная (автоматическая) винтовка, а также новых образцах стрелкового оружия специально созданных под него. Новый промежуточной патрон мог стать основой для разработки легкого индивидуального автоматического оружия, обладающего большей дальностью стрельбы, чем у пистолетов-пулеметов. Ответственным за создание нового патрона было назначено ОКБ-44, которое в будущем стало НИИ-44, а в 1966 году было реорганизовано в ЦНИИТОЧМАШ. Для определения оптимальных характеристик нового боеприпаса были осуществлены расчеты по выбору массы и скорости пули для калибров 5,6 мм, 6,5 мм и 7,62 мм. Данные калибры были выбраны как наиболее часто встречающиеся на практике.
К новому советскому патрону калибра 7,62 мм предъявлялись следующие требования: гильза должна обладать современной формой — без фланца; вес и габариты меньше, чем у винтовочного патрона; мощность патрона меньше на 20% (по сравнению с винтовочным); энергия пули на дальности 1000 метров должна быть не меньше 245 Дж. Промежуточный патрон создавался для использования в ручном пулемете, самозарядной винтовке и автоматическом карабине-пулемете. Стрелковое оружие, создаваемое под новый патрон, должно было быть легче, в том числе за счет сокращения длины ствола. С этой же целью считалось возможным применять для карабинов-пулеметов (автоматов) тонкие винтовочные стволы без опасения, что они перегреются, так как стрельба в основном должна была вестись одиночными выстрелами и только в самые критические моменты боя — очередями.
Взяв за точку отчета то, что настильность траектории является одной из основных характеристик для нового патрона, специалисты ОКБ-44 с самого начала разработки решили, что новый патрон должен быть лучше немецкого. У немецкого патрона 7,92х33 мм дальность прямого выстрела (ДПВ) составляла 300 метров, для советского патрона ДПВ была принята равной 325 метрам. Уже 3 сентября 1943 года в Техническом совете НКВ были рассмотрены два первых варианта патрона. В результате был сделан выбор в пользу одного из них, который в последствии получил обозначение 7,62-мм патрон образца 1943 года. После сентябрьского совещания, в котором приняли участие все оружейные КБ и научно-исследовательский полигон стрелкового и минометного вооружения ГАУ (НИПСМВО), в СССР началась разработка новых образцов оружия под перспективный автоматный патрон.

Уже в декабре 1943 года первая партия новых патронов с пулей со свинцовым сердечником (патрону был присвоен индекс 57-Н-231) прошла испытания на полигоне. После небольшой доработки, начиная с марта 1944 года, стартовал выпуск опытно-серийной партии 7,62-мм патронов образца 1943 года. Первоначальный вариант данного патрона обладал гильзой длиной 41 мм и пулей со свинцовым сердечником с короткой головной частью и без заднего конуса.
Проектировавшиеся в то же время под новый патрон образцы стрелкового оружия — карабин-автомат (автомат) и самозарядный карабин — прежде всего были предназначены для ведения огня одиночными выстрелами. Предполагалось, что автоматический огонь понадобится только в ближнем бою на дальности 100-200 метров. Исходя из этого предположения, в ходе разработки 7,62-мм патрона образца 1943 года основное внимание было уделено обеспечению необходимой кучности стрельбы при ведении огня одиночными выстрелами, дальности прямого выстрела и пробивному действию пули. Высокой кучности стрельбы при применении автоматического огня от нового патрона никто не требовал. Однако позднее, когда на вооружение советской армии был принят АК, основным видом стрельбы из автомата для повышения плотности огня (количество пуль на погонный метр в минуту) начали считать именно ведение огня очередями. Вне зависимости от удаленности цели. Справедливости ради, можно отметить, что вероятность поражения цели при ведении огня очередями вырастала, однако незначительно, в то время как расход патронов рос пропорционально длине очереди.

В 1944 году, когда на руках оружейников оказались результаты проведения первых испытаний нового патрона, стартовали работы по его усовершенствованию с целью повышения пробиваемости и кучности. В рамках этих работ головная (оживальная) часть пули была удлинена. Это позволило улучшить баллистический коэффициент при неизменной массе пули. Также у пули был введен задний конус, что должно было служить уменьшению сопротивления воздуха во время полета пули. Причем, как тогда полагали, не только на дозвуковых скоростях полета пули (при ведении огня на большую дальность), но и при сверхзвуковых скоростях полета. Для того чтобы сохранить общую длину патрона, дульце гильзы пришлось укоротить на 2 мм, при этом была увеличена глубина посадки пули в гильзу. В итоге гильза обрела окончательную длину — 38,7 мм (при обозначении патрона 7,62х39 длина гильзы указывается округленно). Следующим этапом работ стала замена свинцового сердечника на стальной.

Пуля, обладавшая стальным сердечником, получила обозначение — «суррогатированная». Длина такой пули выросла с 22,8 мм у первого варианта до 26,8 мм. Главным аргументом в пользу использования малоуглеродистой стали для изготовления сердечника был не столько рост пробивного действия боеприпаса, сколько экономия свинца (до 50%), который тогда был в дефиците и большая технологичность штамповки сердечника. При этом технология его изготовления была позаимствован у патрона популярного пистолета ТТ. Здесь необходимо отметить, что в те годы основным критерием пробивного действия пули являлась оценка возможности пробития армейской стальной каски на дистанции 800-1000 метров. К середине 1947 года все отмеченные на испытаниях недостатки по 7,62-мм патрону образца 1943 года с обычной пулей были устранены. ГАУ приняло решение о выпуске серии таких патронов и опытных образцов оружия для проведения войсковых испытаний.
С целью повышения тактических возможностей разрабатываемого стрелкового оружия, а также исходя из имеющегося опыта по созданию 7,62-мм винтовочных патронов разного назначения, наряду с патроном, оснащенным обычной пулей, был проведен комплекс работ по созданию патронов образца 1943 года со специальными пулями: бронебойно-зажигательной (создана в 1944 году), трассирующей и зажигательной (созданы в 1948 году). В 1949 году одновременно с автоматом Калашникова на вооружение были приняты и 7,62-мм патроны образца 1943 года со всеми перечисленными типами пуль. В дальнейшем совершенствование патрона образца 1943 года с обыкновенной пулей, оснащенной стальным сердечником, осуществлялось в направлении повышения ее пробивного действия (для гарантированного поражения живой силы противника в средствах индивидуальной бронезащиты), а трассирующего патрона, в направлении дальнейшего увеличения времени горения трассера и замедления времени начала его горения. В совершенствовании указанных патронов большое значение играло использование в качестве зарядов новых видов пороха, в частности пороха сферического зернения.
Приоритет в создании данного вида пороха принадлежал США. Основным достоинством пороха сферического зернения было то, что он обеспечивал высокую гравиметрическую плотность (плотность заполнения гильзы) — около 0,85 г/см3, высокую технологичность изготовления и повышенную прогрессивность горения. Все это в совокупности позволяло при равном размере зарядной каморы обеспечивать пуле большую дульную энергию или, при равной дульной энергии, уменьшать размеры гильзы.
Советские 7,62-мм патроны: винтовочный, промежуточный и пистолетный
Изначально новый патрон 7,62×39 производился лишь с биметаллической гильзой — сталь покрытая томпаком. Однако в 1948 году, по причине трудностей с получением биметалла, основная часть которого ранее поставлялась в Советский Союз из США по ленд-лизу, гильзу автоматного патрона решили производить из латунированной стали. Процесс латунирования, который СССР позаимствовал у немецкой промышленности, был связан с применением сильнодействующих ядовитых веществ. Поэтому после того, как в СССР в 1952 году было освоено производство биметалла, автоматные гильзы снова начали производить из этого материала. Впоследствии, примерно в начале 60-х годов прошлого века, на некоторых советских предприятиях было освоено производство и стальной лакированной гильзы (покрыта лаком зеленого цвета), что обеспечило существенную экономию томпака. Уже в наше время было успешно освоено производство стальной гильзы с полимерным покрытием (специальный водно-полимерный раствор), что существенно уменьшило вредность производства.
Гамма боеприпасов калибра 7,62х39 мм включала в себя патроны как с обычной пулей со стальным сердечником ПС (индекс 57-H-231), так и с пулями специального назначения. К таким боеприпасам относились: бронебойно-зажигательный (БЗ, индекс 57-БЗ-231), зажигательный (З, индекс 57-З-231), трассирующий (Т-45, индекс 57-Т-231 П), бронебойный (БП, индекс 7 Н23), а также 7,62-мм патрон образца 1943 года с уменьшенной скоростью полета пули (УС, индекс 57-Н-231 У). К примеру, пуля со стальным сердечником могла пробить стальной шлем бойца (каску) на расстоянии 900 метров, а бронебойно-зажигательная пуля на дистанции до 1100 метров. Бронелист толщиной 7 мм бронебойно-зажигательная пуля уверенно пробивала на дальности до 200 метров. Использование трассирующих пуль при ведении огня по движущимся целям обеспечивало наилучшее наблюдение за результатами стрельбы и упрощало наведение оружия на цель, а также процесс целеуказания. Стрельба по живой силе противника, расположенной в автомобилях, бронетранспортерах и мотоциклах, как правило, велась патронами с бронебойно-зажигательными пулями и пулями со стальным сердечником (в соотношении 1:1). Помимо этого в комплект боеприпасов калибра 7,62-мм образца 1943 года входили и вспомогательные патроны — холостые (57-Х-231) и учебные (индекс 57-Н-231УЧ). Отличие между этими патронами заключается в том, что учебные используются для обучения солдат приемам заряжания оружия, снаряжения магазинов и производства выстрела, такие патроны не содержат порохового заряда. В то же время холостые патроны предназначены для имитации звука выстрела во время обучения солдат, а также для оружейного салюта.
Патрон на рынке гражданского оружия
Патрон 7,62х39 мм снаряжается в сравнительно короткую — длиной 39 мм — бесфланцевую, коническую гильзу. В то время как «старший брат» данного патрона — российский стандартный винтовочный патрон 7,62x54R снаряжается фланцевой гильзой, а значит не очень хорошо подходит для использования в автоматическом оружии — патроны калибра 7,62×39 мм специально оптимизированы под самозарядное и автоматическое огнестрельное оружие. В оригинальном патроне 7,62х39 мм используется остроконечная оболочечная пуля массой 8 грамм. Начальная скорость ее полета составляет порядка 720 м/с при начальном уровне энергии примерно в 1960 Дж.


Разработанный еще в 1943 году патрон изначально задумывался для использования только в военных целях. Под него в СССР сразу же начали разработку целого семейства различного огнестрельного оружия — самозарядных и магазинных карабинов, автоматов и ручных пулеметов. Патрон 7,62×39 мм представлял собой промежуточный патрон для облегченных «штурмовых» винтовок, которые были бы проще в обращении и могли служить солдатам в постоянно меняющемся мире военной тактики. Баллистические характеристики данного боеприпаса были разработаны, исходя из поражения только человеческих мишеней, без какой-либо нацеленности на охоту.
Массовые продажи патрона 7,62×39 мм на территории стран бывшего Варшавского договора, а также в странах, ранее входивших в состав Советского Союза, существенно повлияли на их доступность на международном рынке гражданского оружия — как для охотничьих, так и для спортивных целей. Огромное количество этих боеприпасов появилось на рынке в конце холодной войны. Мировой рынок переполнен предложениями под патрон 7,62×39 мм, начиная от классических военных образцов, к примеру, АК и СКС, включая их гражданские версии как, например, Ruger Mini-30, так и более современными спортивными винтовками производства США. В некоторых из них классический американский дизайн AR-15 совмещен с типично русским калибром 7,62×39 мм.
Некоторые винтовки под патрон калибра 7,62×39 мм, обладающие поворотным продольно-скользящим затвором и предназначенные для целевой стрельбы и охоты, также доступны на рынке. Главным образом, такие модели производятся в Восточной Европе, например популярные чешские охотничьи винтовки серии CZ. Хотя некоторые варианты таких винтовок производятся и западными компаниями, например итальянским производителем Sabatti, который разнообразил, таким образом, линейку выпускаемой продукции.

И хотя патрон 7,62×39 мм — это точно не самый лучший вариант с точки зрения точности ведения огня, его характеристики более чем достаточно для стрельбы на небольшие расстояния, особенно если речь идет о стрельбе на дистанции до 100 метров. При этом использовать оружие данного калибра для стрельбы на большие расстояния по достаточно серьезной дичи нежелательно, так как данному калибру не хватает энергии для надежного убойного действия. Калибр 7,62×39 мм можно считать жизнеспособным вариантом при охоте на дичь среднего размера, к примеру, на косулю, при расстоянии до цели не более 150 метров. Безусловно, это не патрон для охоты на крупную дичь, ведь его убойного действия может не хватить, чтобы гарантировать эффективность первого выстрела охотника.
Несмотря на эти особенности, патроны 7,62х39 мм по-прежнему популярный на территории Европы и применяются со многими самозарядными винтовками, которые используют для облавной охоты на кабанов. А в США этот патрон стал очень популярен при охоте на различных вредителей, а также для контроля численности лисиц, койотов и другой мелкой дичи. Преимуществом является то, что отдача при стрельбе патронами калибра 7,62х39 мм минимальна. Это делает патрон очень востребованным и приятным для использования в тренировочной и спортивной стрельбе, а также популярной в некоторых западных странах развлекательной стрельбе. Использование таких боеприпасов не вызывает у стрелка усталости, а их самостоятельная зарядка достаточно проста.
Источники информации:

Патроны России

Опыт Второй мировой войны показал необходимость создания вместо винтовок и пистолетов-пулеметов принципиально нового вида ручного индивидуального автоматического оружия пехоты под патрон промежуточной мощности. В СССР разработка нового патрона началась в 1943 г в ОКБ-44, впоследствии ФГУП «ЦНИИТОЧМАШ» Отработка различных патронов для нового оружия продолжалась до 1948 года В 1949 г одновременно с 7,62-мм автоматом Калашникова образца 1947 г (AK) на вооружение были приняты патроны с обыкновенной, бронебойно-зажигательной, зажигательной и трассирующей пулями. Одновременно с ними на вооружение были приняты холостой и учебный патроны. Впоследствии от производства патронов с бронебойно-зажигательной и зажигательной пулями отказались. В начале 1960-х был создан патрон с дозвуковой начальной скоростью для стрельбы из автомата с глушителем ПБС-1.

Совершенствование 7,62-мм патрона обр. 1943 года проводилось в 1980-90-х в направлении повышения пробивного действия (для пули со стальным сердечником), а также увеличения дальности трассирования и замедления воспламенения трассёра (для трассирующих патронов). До 1984 г для 7,62-мм патронов обр. 1943 г применялся трубчатый нитроглицериновый порох, а с 1984 г нитроглицериновый порох сферического зернения. Первоначально патрон выпускался только с биметаллической гильзой — сталь, плакированная томпаком. В начале 1960-х годов, на ряде предприятий началось производство стальной лакированной гильзы, а вначале 2000-х было освоено производство стальной гильзы с полимерным покрытием.

Патроны с обыкновенной пулей — 7,62 ПС (57-Н-231)

Патроны с обыкновенной пулей — 7,62 ПС (57-Н-231)

7,62-мм патрон образца 1943 г., с пулей со стальным сердечником (7,62 ПС) предназначен для поражения живой силы. С 1984 года, когда вместо винтовочного пироксилинового пороха стали использовать порох сферического зернения, на задней части пули был выполнен уступ для облегчения патронирования. Эти пули массой 7,9 г. пробивают стальную каску на дальности 900 м. Отличительной окраски они не имеют.

Начиная с 1989 года, для повышения пробивного действия пуль начали применять термоупрочненый сердечник повышенной твердости. Пробивное действие пуль с новым сердечником по твердым преградам повысилось в 1,5-2 раза. Отличительной окраски она не имеет и от патронов с нетермоупрочненным сердечником новый патрон можно отличить только по году выпуска. Пуля патрона 7,62 ПС (57-Н-231)

Основные характеристики патрона 7,62 ПС

Масса патрона, г16,3
Масса пули, г.7,9
Длина патрона, мм56
Начальная скорость пули, м/с.725

Патроны с трассирующей пулей — 7,62 Т-45 и 7,62 Т-45М (57-Т-231П и 57-Т231ПМ1)

Патрон с трассирующей пулей — 7,62 Т-45 (57-Т-231П)

7,62-мм патрон образца 1943 г. с трассирующей пулей Т-45 (7t62 Т-45) предназначен для целеуказания и корректирования огня на дальностях стрельбы до 800 м а также для поражения живой силы. Патрон выпускается с биметаллической или стальной лакированной гильзами.

Трассер дает яркий светящийся след красного цвета, хорошо видимый днем и ночью. При попадании в легковоспламеняющиеся предметы пуля способна воспламенить их.

В конце 1990-х в ФГУП «ЦНИИТОЧМАШ» была проведена модернизация трассёра. Новый патрон с модернизированной трассирующей пулей Т-45М был принят на вооружение в 2002 году. Модернизация позволила увеличить дальность трассирования до 850 м и обеспечила воспламенение трассирующего состава в 50-120 м от дульного среза. Такая задержка воспламенения трассёра позволяет лучше маскировать огневую позицию стрелка и обеспечивает непрерывное наблюдение за полем боя через ночные прицелы с электронно-оптическими преобразователями.

Головная часть пуль всех трассирующих патронов окрашена в зеленый цвет.

Пуля патрона 7,62 Т-45 (57-Т-231П)

Основные характеристики патрона 7,62 Т-45

Масса патрона, г16,1
Масса пули, г.7,6
Длина патрона, мм56
Начальная скорость пули, м/с.725
Дальность трассирования, м800

Патроны с бронебойно-зажигательной и зажигательными пулями
— 7,62 БЗ и 7,62 3 (57-B3-231 и 57-3-231)

Патрон с бронебойно-зажигательной пулей — 7,62 БЗ (57-B3-231)

Патрон с зажигательной пулей — 7,62 3 (57-3-231)

7,62-мм патроны образца 1943 г. с бронебойно-зажигательной (7,62 БЗ) и зажигательной (7,62 3) пулями выпускались до начала 1960-х. Они предназначались для поражения легкобронированных целей, воспламенения горючего, находящегося за броней или в толстостенной таре, и для поражения живой силы, находящейся за легкими броневыми прикрытиями.

Бронебойно-зажигательная пуля — 7,62 БЗ (57-B3-231)

Патрон с пулей с уменьшенной скоростью — 7,62 УС (57-Н-231У)

Патрон с пулей с уменьшенной скоростью — 7,62 УС (57-Н-231У)

7,62-мм патрон с уменьшенной скоростью пули (7,62 УС) был принят на вооружение в 1962 году одновременно с надульным глушителем для автомата Калашникова, получившим название «Прибор беззвучной и беспламенной стрельбы (ПБС-1)». Патрон и глушитель были разработаны в ФГУП «ЦНИИТОЧМАШ». ПБС-1 с патроном 7,62 УС обеспечивает бесшумную прицельную стрельбу из автомата АКМ на дальности до 400 м.

По сравнению с обыкновенными пулями пуля с уменьшенной скоростью имеет большую массу и длину.

Для обеспечения необходимого пробивного действия сердечник пули выполнен из прочной стали.

Патрон выпускается с биметаллической или стальной лакированной гильзами.

Пуля имеет дозвуковую начальную скорость и не создает баллистическую волну на траектории, а глушитель (ПБС-1) снижает скорость истечения газов из дульной части ствола до дозвуковой. Пуля УС способна пробить стальную каску на дальности до 400 м и противоосколочный бронежилет на дальности 75 м.

Головная часть пули — черная с зеленым пояском.

Пуля с уменьшенной скоростью, патрона 7,62 УС (57-Н-231У)

Основные характеристики патрона 7,62 УС

Масса патрона, г20
Масса пули, г.12,6
Длина патрона, мм56
Начальная скорость пули, м/с.300

Патрон с бронебойной пулей — 7,62 БП (7Н23)

Патрон с бронебойной пулей — 7,62 БП (7Н23)

Создание в 1980-1990-х относительно легких противопульных бронежилетов с высоким уровнем защищенности и насыщение ими подразделений сухопутных войск многих армий мира привело к необходимости совершенствования патрона с обыкновенной пулей. В конце 1990-х такая модернизация была проведена на Барнаульском патронном заводе. В ходе модернизации изменениям подверглись форма, материал и процесс термообработки сердечника.

В результате пуля стала бронебойной. 7,62-мм патрон образца 1943 года с бронебойной пулей (7,62 БП) был принят на вооружение в 2002 году.

Бронебойная пуля обеспечивает поражение живых целей в средствах индивидуальной бронезащиты, расположенных открыто или за легкими укрытиями, различных огневых средств и небронированной техники.

Новый патрон более чем в три раза превзошел по пробиваемости твердых преград патрон с обыкновенной пулей. При этом обеспечена сопрягаемость траектории пули нового патрона с пулей со стальным сердечником.

Головная часть пули — черная.

Бронебойная пуля патрона 7,62 БП (7Н23)

Основные характеристики патрона 7,62 БП

Масса патрона, г16,3
Масса пули, г.7,9
Длина патрона, мм56
Начальная скорость пули, м/с.740

Патрон с пулей с пониженной рикошетирующей способностью — 7,62 ПРС

Патрон с пулей с пониженной рикошетирующей способностью — 7,62 ПРС

В 2002-2003 годах для подразделений МВД РФ был разработан ряд патронов с пулями с пониженной рикошетирующей способностью (ПРС). В отличие от обыкновенных пуль, в пулях типа ПРС отсутствует стальной сердечник. Необходимость создания специальных патронов этого типа связана с особенностями тактики применения специальных подразделений МВД, большая часть боевых действий или специальных операций которых проводится в населенных пунктах. При этом огонь из стрелкового оружия ведется на небольшие дальности. В таких ситуациях высокая начальная скорость обыкновенных пуль со стальным сердечником приводит к большому количеству рикошетов от стен зданий, бетонных заборов, дорожного покрытия и т.п. Это создает реальную угрозу поражения своего личного состава. Пули же типа ПРС при попадании в твердые преграды сминаются, быстро теряют скорость и не дают такого количества опасных рикошетов, как пули со стальным сердечником.

В начале 2000-х годов по заказу МВД России совместными усилиями специалистов ЗАО «Барнаульский патронный завод» и ГУ НПО «Спецтехника и связь» был создан 7,62-мм патрон образца 1943 года с пулей с пониженной рикошетирующей способностью (7,62 ПРС обр. 1943 г.).

Патрон предназначен для стрельбы из автоматов AKM, АК-103 и АК-104. Благодаря отсутствию стального сердечника этот патрон превосходит по кучности патрон 7,62 ПС, При этом обеспечивается полное сопряжение с траекторий патрона с обыкновенной пулей.
Отличительной окраски пуля не имеет, но на донце гильзы вместе с номером завода и годом изготовления имеется клеймение «ПРС».

Пуля с пониженной рикошетирующей способностью патрона 7,62 ПРС

Основные характеристики патрона 7,62 ПРС

Масса патрона, г16,9
Масса пули, г.8,0
Длина патрона, мм56
Начальная скорость пули, м/с.725

Холостые патроны — 7,62 холостой обр. 43 г. (57-Х-231) и ПХС 19

Холостой патрон — 7,62 холостой обр. 43 г. (57-Х-231)

Холостой патрон — ПХС 19

Для имитации звука выстрела из автоматов и ручных пулеметов, в ходе обучения стрелков, а также для произведения салютов используется 7,62-мм холостой патрон обр. 1943 г. Совместно с втулкой для холостой стрельбы, навинчиваемой на дульную часть ствола автомата или ручного пулемета и позволяющей создавать необходимое давление пороховых газов в канале ствола, холостой патрон обеспечивает работу подвижных частей автоматики оружия. Выстрел сопровождается звуком, вспышкой пламени и дымом.

Холостой патрон отличается от боевого отсутствием пули и удлиненным дульцем гильзы. Дульце гильзы обжато звездкой и покрыто слоем герметизирующего лака. Холостой патрон образца 1943 года короче, чем боевые, его длина составляет 48,2 мм. Холостые патроны выпускаются с биметаллической или стальной лакированной гильзами.

Для метания гранат из 30-мм бесшумного подствольного гранатомета стрелково-гранатометного комплекса «Тишина» на основе гильзы патрона обр. 1943 г. использовался специальный холостой патрон ПХС 19 (патрон холостой специальный). Дульце гильзы этого патрона обжато звездкой. Он короче холостого патрона.

Учебный патрон — 7,62 УЧ обр. 43 г. (57-Н-231 УЧ)

Учебный патрон — 7,62 УЧ обр. 43 г. (57-Н-231УЧ)

Для обучения приемам заряжания оружия, производства выстрела и снаряжения магазинов используются учебные патроны. Учебный патрон выполнен с использованием основных деталей патрона с обыкновенной пулей со стальным сердечником 7,62 ПС, но не содержит порохового заряда и имеет охолощенный капсюль-воспламенитель. Патрон выпускается с биметаллической или стальной лакированной гильзой.

Повышение прочности крепления пули в дульце гильзы, во избежание ее выпадения в ходе тренировок по заряжанию оружия, обеспечивается дополнительным обжимом дульца по пуле. Пуля учебного патрона отличительной окраски не имеет, но на гильзе патрона выполнены четыре симметрично расположенные продольные выдавки.

» назад | меню | вперед «

Первоначально для патрона 7,62х39 была разработана типичная линейка специальных пуль, продиктованная опытом Великой Отечественной войны. Несмотря на сжатые сроки и сложные технологические условия по предельным габаритам пуль и конструкции их элементов, отечественным конструкторам удалось достаточно быстро отработать базовый набор патронов с трассирующими, бронебойно-зажигательными и зажигательными пулями, и уже в 1949 г. принять все три образца на вооружение. Боеприпас с трассирующей пулей получил обозначение «7,62-мм патрон обр. 1943 г. с трассирующей пулей Т-45» и индекс ГАУ — 57-Т-231П. Он предназначался для целеуказания и корректировки огня на дальностях до 800 м и поражения живой силы противника. Пуля Т-45 имела длину 28,0 мм, массу 7,6 г, и состояла из биметаллической оболочки, свинцового сердечника в головной части пули, стаканчика с трассирующим составом и трассирующего кольца в нижней части пули. Пуля Т-45 не имела каннелюры на ведущей части во избежание повреждения стаканчика с трассирующим составом. С 1949 по 1951 г. патроны с трассирующими пулями выпускались в стальных латунированных гильзах, позже — в биметаллических и стальных лакированных гильзах. В 1973 г. сотрудниками ЦНИИ «Точмаш» П.С. Королевым и А.Т. Хомяковым под руководством В.М. Сабельникова была проведена модернизация трассирующего патрона обр. 1943 г. В новой трассирующей пуле был введен уступ на ведущей части и отменен стаканчик для трассирующего состава и калибровочного кольца. Патрон с модернизированной трассирующей пулей получил индекс 57-Т-231ПМс, но серийно не производился. Отличительной маркировкой патронов обр. 1943 г. с трассирующими пулями служила окраска вершинки пули зеленым лаком. В 1963 г. некоторые партии трассирующих патронов выпускались с маркировкой зеленым лаком на стыке дульца гильзы с пулей и по контуру капсюля. Бронебойно-зажигательный «7,62-мм патрон обр. 1943 г. с бронебойно-зажигательной пулей БЗ» (индекс 57-БЗ-231) предназначен для поражения легко бронированных целей и живой силы противника, а также зажигания горючих материалов, защищенных легкими броневыми прикрытиями, на дальности до 300 м. Бронебойно-зажигательная пуля длиной 27,7 мм и массой 7,7 г состояла из биметаллической оболочки, томпакового наконечника, стального закаленного остроконечного сердечника из стали У12А, свинцовой рубашки и зажигательного состава № 7, размещенного в свинцовом поддоне за сердечником пули. Патроны БЗ производились Климовским штамповочным заводом (№ 711) с использованием гильз Тульского патронного завода (№ 539) до середины 1950-х гг. Первоначально патроны снаряжались в стальные латунированные гильзы, позже — в биметаллические. Цветовая маркировка патронов с бронебойно-зажигательными пулями состояла из окраски вершинки пули полосками черного и красного лака. Совмещением основных характеристик выше приведенных пуль в некоторой степени являлся третий образец из этой линейки — «7,62 мм патрон обр. 1943 г. с зажигательной пулей З» (индекс 57-З-321). Несмотря на наименование «зажигательная», пуля З по факту являлась зажигательно-трассирующей, т.к. в донной части пули размещался небольшой стаканчик с трассирующим составом. Пуля длиной 27,6 мм и массой 6,6 г состояла из биметаллической оболочки, стаканчика с трассирующим составом, свинцового сердечника и томпакового наконечника, прикрывающего зажигательный состав, располагавшийся в головной части пули между наконечником и сердечником. Ранние варианты пуль имели меньший радиус оживала и, соответственно, более притупленную головную часть пули. Отличительной маркировкой патронов являлась окраска вершины пули красным цветом, а на всех типах укупорки дополнительным нанесением широкой красной полосы. В 1949 г. для имитации звука выстрела и произведения салютов конструктором НИИ-61 Е.Т. Розановым были разработаны специальный холостой патрон 7,62х39 и втулка для холостой стрельбы. Патрон получил обозначение «7,62-мм холостой патрон обр. 1943 г.» (индекс 57-Х-231). Холостой бо еприпас обр. 1943 г. состоял из гильзы с удлиненным дульцем, верхняя часть которой была обжата «звездой», штатного капсюля и заряда пистолетного пороха П-125 массой 0,73 г. Длина патрона составляла 48,2 мм. Дульце гильзы в месте обжатия «звездой» покрывалось слоем герметизирующего лака темно-фиолетового, позже — красного цвета. Патроны выпуска 1949-1951 гг. имели стальную латунированную гильзу. Патроны поздних выпусков снаряжались в биметаллические и стальные лакированные гильзы. Учебные патроны, предназначенные для обучения приемам заряжания оружия, производства выстрела и снаряжения магазина, имели обозначение «7,62-мм учебный патрон обр. 1943 г.» (индекс 57-Н-231 уч.). Патрон состоит из штатной гильзы, капсюльного колпачка и пули ПС. В отличие от боевого патрона, учебный имеет усиленную фиксацию пули в дульце гильзы с помощью двух поперечных обжимок, и четыре продольные выдавки на корпусе гильзы. Учебные боеприпасы могут иметь стальные латунированные, биметаллические или стальные лакированные гильзы. Все укупорочные картонные коробки для специальных и учебных патронов имели трафаретную надпись, которая указывала тип патрона в пачке и цветовые полосы, соответствующие маркировке на вершине пули. После того как патроны стали снаряжаться в биметаллические гильзы, вместо стальных латунированных на укупорке остались только цветные полосы без трафаретных дублирующих надписей.

Патроны для испытаний

Отдельно стоит упомянуть специальную номенклатуру патронов 7,62х39, предназначенных для испытания оружия и баллистических характеристик. Для проверки прочности ствольных заготовок на заводе-изготовителе сотрудниками НИИ-61 под руководством К.В. Смекаева был разработан «7,62-мм патрон обр. 1943 г. высокого давления» (индекс 57-Н-231В). Боеприпас имеет увеличенный пороховой заряд и пулю специальной конструкции — с длинной ведущей частью со ступенькой, короткой оживальной частью и коническим углублением в донной части. При выстреле такой патрон обеспечивает давление, которое обычный боевой патрон создает при температурах -60 оС и +70 оС. Длина патрона высокого давления составляет 61,5 мм, что исключает возможность его снаряжения в стандартные магазины автоматов и пулеметов. Патрон снаряжался в биметаллические и стальные лакированные гильзы. Проверка узла прочности запирающего механизма оружия при изготовлении или после ремонта осуществляется с помощью «7,62-мм патрона обр. 1943 г. с усиленным зарядом» (индекс 7Щ6). Патрон УЗ снаряжается стандартной пулей ПС и порохом марки П-45 или П-125. При выстреле УЗ развивает давление, которое обычный валовый патрон с пулей ПС создает при температуре +70 оС. Боеприпасы с усиленным зарядом выпускались с биметаллическими и стальными лакированными гильзами. Отличительная маркировка таких патронов состоит из окраски почти всей оживальной части пули в черный цвет. Для проверки измерительных средств при проведении баллистических испытаний и баллистического оружия и при аттестации оружия применяются так называемые образцовые патроны. От обычного ПС они отличаются лишь точностью изготовления с половинными допусками. Отличительной маркировкой образцового патрона является окраска вершинки пули в белый цвет. На предприятиях, производящих оружие, применяются так называемые, технологические патроны. Иногда их еще называют «отработочные макеты». Эти боеприпасы используются для проверки и отладки оружия. Как правило, отработочные макеты производятся из боевых патронов путем удаления порохового заряда через отверстие в гильзе. Пуля дополнительно фиксируется в дульце гильзы точечной сваркой. Иногда технологические патроны покрывают слоем хрома или никеля. Еще одним вариантом технологического патрона являются патронные шашки — макеты патрона, выточенные из цельного куска латуни или стали.

После СССР…

С конца 1960-х гг. интенсивность работ по совершенствованию и модернизации 7,62-мм автоматного патрона в СССР практически свелась к нулю в связи с началом ОКР по новому перспективному малоимпульсному патрону калибра 5,45 мм. Тем не менее, с середины 1990-х гг. российские конструкторы были вынуждены снова начать работы по улучшению пробивных характеристик пуль 7,62-мм патрона. Эффективность штатной пули ПС, даже с термоупрочненным сердечником из сталей 65Г, 70 и 75 была уже недостаточной в связи с повсеместным использованием средств индивидуальной защиты. В конце 1990-х Климовским штамповочным заводом был предложен вариант патрона с пулей со стальным закаленным остроконечным сердечником, выступающим в головной части пули за пределы оболочки. Конструкция пули была близкой к пуле 9-мм патрона СП6, также разработанного в Климовске. Однако в 2002 г. на вооружение был принят вариант бронебойного патрона, разработанный конструкторами Барнаульского патронного завода. В этом патроне пуля по внешним габаритам и массе не отличалась от штатной пули ПС, что позволило добиться максимальных баллистических сопряжений пуль обоих вариантов патрона. Конструктивно бронебойная пуля состоит из биметаллической оболочки, стального остроконечного сердечника из закаленной инструментальной стали У12А и свинцовой рубашки. Бронебойный патрон получил обозначение «7,62-мм патрон с бронебойной пулей БП» и индекс ГРАУ 7Н23. Цветовая маркировка этого боеприпаса состоит из окраски вершины пули черным лаком. На всех типах укупорки БП наносится широкая черная полоса. Еще одной значительной российской доработкой патрона обр. 1943 г. стала модернизация в конце 1990-х гг. трассирующей пули Т-45, выполненная инженерами ЦНИИТОЧМАШ Л.И. Новожиловой и Т.П. Васильевой. В результате модернизации дальность трассирования выросла до 850 м, а горение трассирующего состава начиналось в 50-120 м от дульного среза. Новый патрон был принят на вооружение в 2002 г. под обозначением «7,62-мм патрон обр. 1943 г. с модернизированной трассирующей пулей Т-45М» (индекс 57-Т-231ПМ1). Примерно с конца 1980-х гг. начали поднимать вопросы о необходимости создания специальных патронов 7,62х39 с учетом специфики работы МВД. Одной из первых разработок в этом направлении стала опытная работа с кодовым названием «Ластик», проведенная в начале 1990-х гг. Специально по заказу МВД был разработан патрон с пластиковой пулей травматического действия для «нелетального» использования при усмирении массовых беспорядков в различных «неспокойных» регионах бывшего СССР. Боеприпас снаряжался белой пластиковой пулей, повторяющей контуры обычной боевой. Внутри опытной пули имелось продольное углубление для расширения в канале ствола и вхождения в нарезы. Патроны со стальными лакированными гильзами производились в Климовске на заводе № 711. На укупорку наносилось сокращенное условное наименование патрона «УТ». Однако патрон с пластиковой пулей имел очень высокие показатели пробиваемости, и работы в этом направлении были свернуты. Свой специальный боеприпас кал. 7,62х39 МВД РФ получило только в новом тысячелетии. Им стал патрон с пулей пониженной рикошетирующей способностью, разработанный в Барнауле и принятый на вооружение МВД России в 2002 г. Более того, патроны, получившие общее обозначение ПРС, были отработаны во всех основных калибрах современного российского стрелкового оружия — 9х18, 9х19, 5,45х39, 7,62х39 и даже для винтовочного 7,62х54R. Создание этих специальных боеприпасов было обусловлено спецификой действий подразделений МВД в условиях густонаселенных районов, где применение боеприпасов общеармейского назначения является излишне опасным для гражданского населения. В связи с этим были разработаны специальные патроны с пулями ПРС, имеющие мягкий свинцовый сердечник, что позволило существенно снизить рикошетирующие возможности и пробивное действие боеприпаса. Отличительной маркировкой патронов с пулей ПРС является окраска фиолетовым лаком на стыке пули с гильзой и по контуру капсюля. Дополнительной отличительной маркировкой патронов 7,62х39 иногда является клеймо ПРС на дне гильзы. Однако патроны ПРС обычно поставляются в МВД со стандартной коммерческой маркировкой — логотипом БАРС Барнаульского патронного завода (БПЗ) и логотипом Амурского патронного завода «Вымпел». Одной из попыток упростить и удешевить массовое производство патронов с пулей УС можно считать выпуск в начале 1990-х партии патронов с модифицированными пулями УС. В них вместо стандартного короткого сердечника пули УС разместили штатный стальной сердечник от пули ПС. Опытная серия таких патронов была выпущена в 1993 г. на Климовском штамповочном заводе. Подтвержденных данных о результатах опытов нет. Кроме того, совсем недавно на вооружение Российской армии принят новый модернизированный патрон для бесшумной и беспламенной стрельбы, разработанный в тульском OAO «Конструкторское бюро автоматических линий им. Л.Н. Кошкина».

Высокая скорость калибра 5,6-мм

Как это ни странно, такой популярный патрон, как 7,62х39, «породил» совсем небольшое количество «клонов». Может быть, сам боеприпас оказался весьма универсальным, а может быть, в СССР не было необходимости в создании такой широкой линейки разнообразных боеприпасов, как это было с винтовочным патроном 7,62х54R. Пожалуй, единственной коммерческой разработкой на базе патрона обр. 1943 г. стал спортивно-охотничий патрон уменьшенного калибра 5,6х39. Он же оказался единственным серийным боеприпасом центрального боя кал. 5,6-мм, созданным в СССР. Этот патрон изначально разрабатывался как недорогой боеприпас для промысловой охоты на мелкого пушного зверя и птицу на дистанциях свыше 100 мм, т.е. для тех условий, при которых классический «мелкашечный» патрон .22 LR уже был неэффективен, а традиционный «трехлинейный» 7,62х54R обладал избыточной мощностью и дороговизной. Подходящий для этих задач боеприпас 5,6х39 был разработан выдающимся тульским конструктором ЦКИБСОО Михаилом Николаевичем Блюмом и впервые представлен в 1955 г. на Московской выставке охоты и собаководства. В 1960 г. под патрон 5,6х39 был создан охотничий карабин КО-5,6-60 «Барс-1», который в течение нескольких лет проходил испытания, сначала в заводских условиях, а потом в промысловых, в различных климатических зонах СССР. В 1967 г. после приемочных испытаний на государственной испытательной станции «Барс-1» был запущен в серийное производство на ПО «Ижмаш». В том же году карабин был удостоен Золотой медали и диплома первой степени на международной Лейпцигской ярмарке. Кроме «Барс-1», отечественной промышленностью были разработаны и другие образцы охотничьего оружия под патрон 5,6х39, однако они выпускались либо небольшими штучными партиями, либо в единичных экземплярах. Среди них необходимо отметить комбинированные ружья ИЖ-15, МЦ105-35 и охотничьи самозарядные карабины высокого класса МЦ-127, МЦ-128 и МЦ-131. Первоначально патрон 5,6х39 комплектовался полуоболочечной пулей длиной 15,3 мм и массой 3,5 г. Заряд пороха ВУфл массой 1,21 г позволял пуле развивать высокую начальную скорость порядка 925 м/с. Соответственно, на различной укупорке этот патрон обозначался как «5,6-мм спортивно-охотничий патрон с высокой начальной скоростью». По ГОСТу и охотничьей классификации бо еприпас получил обозначение 5,6х39А, где буква «А» обозначает снаряжение полуоболочечной пулей. Ранние опытные варианты патрона производились путем механического переобжима штатных армейских гильз 7,62х39 до нужного диаметра и комплектовались несколькими вариантами опытных полуоболочечных пуль. В начале 1960-х к патрону 5,6х39 отрабатывается целая серия пуль с различными массо-габаритными характеристиками. Для любительской и промысловой охоты разрабатываются патроны с оболочечными пулями массой 3,5 г (обозначение патрона 5,6х39Б), полуоболочечной пулей массой 5 г (Vo — 880 м/с), а для спортивных соревнований по стрельбе в категории «Бегущий олень» создается высокоскоростной патрон МБО с пулей массой 2,8 г, развивающей начальную скорость 1080 м/с. Серийное производство патронов, было освоено в 1962 г. на Тульском патронном заводе и там же продолжается до сих пор. Первоначально патроны снаряжались в биметаллические гильзы, затем с начала 1990-х гг. было отработано производство гильз с фосфатно-лаковым покрытием, а в середине 2000-х — стальных с фосфатно-полимерным. Номенклатура охотничьих пуль не изменилась и в настоящее время, только спортивный патрон «Бегущий олень» с конца 70-х гг. прошлого столетия снят с производства в связи с переходом данной спортивной категории на стрельбу малокалиберным патроном кольцевого боя. С 1970 гг. на гильзах патронов 5,6х39 вместо сокращенного обозначения производителя — буквы Т (Тула) был введен условный символ в виде треугольника, который использовался до начала 1990-х, затем патроны выпускались под торговой маркой Wolf, а в настоящее время вся продукция тульского производства поставляется под новой торговой маркой Tulammo. Интересно отметить, что на базе патрона 5,6х39 на Западе был создан аналогичный спортивный патрон .220 Russian, который выпускается преимущественно финскими производителями — фирмами Lapua и Sako — и комплектуется латунными гильзами с капсюлем типа «боксер».

Русские «девятки»

В конце 70-х годов прошлого столетия перед высшим руководством вооруженных сил СССР особенно остро встал вопрос о необходимости замены сложившейся системы специальных стрелковых систем и боеприпасов с целью их унификации и повышения боевых и служебно-эксплуатационных характеристик. В то время на вооружении спецподразделений различных силовых ведомств состояли не только разнообразные образцы специального стрелкового оружия, но и штатные общеармейские образцы, предназначенные для решения одних и тех же боевых задач. Разнообразие оружия сопровождалось не меньшим разнообразием используемых боеприпасов. Для специального пистолета МСП и стреляющего ножа НРС применялся бесшумный патрон СП3, для специальных пистолетов С-4 и С-4М — бесшумные патроны ПЗ и ПЗАМ, для стрелково-гранатометного комплекса «Изделия Д и ДМ» — патроны ПФАМ («фаланга») и ПМАМ («мундштук»). Армейские системы представляли собой варианты автоматов АК, АКМ и АКМС с приборами ПБС-1 для использования со штатными патронами 7,62х39УС. Пистолетное вооружение под штатный 9-мм пистолетный патрон (9х19 ПМ) было представлено модернизированными вариантами пистолетов ПМ и АПС с глушителями, имеющими обозначения ПБ и АПБ соответственно. Работы по созданию нового снайперского винтовочно-автоматного комплекса под новый специальный патрон проводились коллективом конструкторов Климовского ЦНИИТОЧМАШ в период с 1980 по 1987 гг. По теме «Винторез» велась разработка новой снайперской винтовки, а по теме «Вал» — разработка нового автомата. Отработкой нового снайперского патрона занимались конструктор Н.В. Забелин и технолог Л.С. Дворянинова. Первоначально работы по созданию перспективного боеприпаса проводились в калибре 7,62-мм с использованием укороченной до 28 мм гильзы патрона 5,45х39 и штатной винтовочной «снайперской» пули 7Н1. Однако перспективы развития современных средств индивидуальной защиты показали необходимость увеличения убойного действия и пробивной способности специальной пули. Повышение кинетической энергии поражающего элемента могло быть достигнуто, в первую очередь, за счет увеличения его массы, что, в свою очередь, привело к необходимости увеличить калибр будущего патрона до 9 мм. Отработка второго варианта патрона в калибре 9 мм продолжилась на базе гильзы «обр.43 г.», размеры которой позволяли разместить пулю длиной 36 мм и массой 16,2 г. Заряд пистолетного пороха П-45 массой 0,6 г обеспечивал надежное поражение пулей защищенных и незащищенных целей на дальности до 400 м и гарантировал пробитие на этой дистанции стального листа толщиной 2 мм. Конструкция пули нового патрона, получившего обозначение СП5 (СП — специальный патрон), была аналогична конструкции снайперской пули винтовочного 7Н1, где стальной сердечник размещался в головной части пули, а остальная часть пули заполнялась свинцом. В 1987 г. с новой винтовкой ВСС (винтовка снайперская специальная) патрон СП5 под обозначением «снайперский» был принят на вооружение спецподразделений армии и КГБ СССР. В дальнейшем на базе винтовки ВСС был разработан и принят на вооружение автоматный комплекс АС (автомат специальный). При этом конструкторы пошли по пути максимальной унификации большинства частей и узлов автомата со снайперской винтовкой. Для повышения боевых характеристик автоматного комплекса был разработан вариант патрона 9х39 с бронебойной пулей, получивший обозначение СП6. Конструкция новой пули существенно отличалась от СП5: длинный остроконечный сердечник проходил через всю пулю, а верхняя часть сердечника выступала за пределы биметаллической оболочки. Пуля СП6 массой 15,5 г и длиной 42 мм была разработана в ЦНИИТОЧМАШ конструктором Ю.З. Фроловым и технологом Е.С. Корниловой. Отличительной маркировкой СП6 являлась окраска вершины пули (выступающего сердечника и части оболочки) в черный цвет и черной полосы на укупорочной таре. Опытные партии патронов СП5 и СП6, производившиеся для отработки экспериментального оружия, имели стандартную маркировку на дне гильзы, состоящую из кода завода-производителя (завод № 711 в г. Климовске) и года производства. После принятия обоих образцов на вооружение спецподразделений маркировка на дне гильзы была отменена. В армейской классификации ГРАУ патроны СП5 и СП6 получили другие индексы — 7Н8 и 7Н9 соответственно. Патроны первоначально снаряжались в биметаллические гильзы, а после принятия на вооружение — в стальные с фосфатно-лаковым покрытием. Для ускоренного снаряжения пластиковых 10- и 20-зарядных магазинов винтовки и автомата применяется специальная стальная обойма на 10 патронов. После распада СССР некоторые заводы продолжили самостоятельную разработку новых образцов вооружения калибра 9х39, что повлекло за собой дальнейшее расширение номенклатуры этого боеприпаса. В середине 1990-х гг. на Тульском патронном заводе был разработан ПАБ-9 (патрон автоматный бронебойный) с пулей увеличенной длины и массы по сравнению с СП6. Изменения в патроне негативно сказались на показателях кучности и давления при использовании его с ВСС и АС. Поэтому применение ПАБ-9 ограничивалось в основном оружием, разработанным тульскими оружейниками — автоматом 9А-91 и винтовкой ВСК-94. Патрон выпускался с середины 1990-х до середины 2000-х и в настоящее время снят с производства. Вместо него Тульский патронный завод начал выпускать улучшенный вариант патрона СП6 с пулей массой 15,3-15,9 г, разработанный тульским КБАЛ (Конструкторское бюро автоматических линий) — одним из ведущих российских предприятий по созданию стрелковых боеприпасов. Патрон поставляется для спецподразделений под обозначением 9х39БП без маркировки на дне гильзы. Выпущенный по армейским заказам, он имеет индекс 7Н12 и маркировку на дне гильзы, состоящую из кода завода-производителя (539) и года выпуска. Также, помимо климовского завода № 711, на ТПЗ освоено производство патронов СП5. Одной из последних серийных модификаций боеприпаса 9х39 является принятый на вооружение в 2006 г. патрон СПП — «снайперский повышенной пробиваемости». Он является совместной разработкой КБАЛ и Тульского патронного завода. Конструкция пули СПП близка к пуле СП5, за исключением стального сердечника, выступающего за пределы оболочки по типу пули патрона СП6. В армейской номенклатуре СПП имеет индекс 7Н9, который, по не известным пока причинам, дублирует индекс патрона СП6 советского периода разработки. Отличительной маркировкой патрона СПП является окраска вершины пули в голубой цвет. ]]>

История калибра: 7,62х39 мм. Великий отечественный патрон

Как создавался боеприпас, ставший одним из оружейных символов второй половины XX века

В наше время патрон 7,62х39 мм встречается практически в любом уголке планеты. Но его создание в годы войны было не такой уж простой задачей. И даже привычный нам вид он принял далеко не сразу – первые патроны образца 34 года были на пару миллиметров длиннее.

Первые шаги

В XX веке русская, тогда еще императорская, армия вступила в войну, имея в качестве основного винтовочного и пулеметного боеприпасов патрон 7,62х54 мм. Принятый на вооружение сравнительно недавно, этот патрон тогда вполне соответствовал своим задачам и по характеристикам был на уровне зарубежных аналогов.

Но технический прогресс не стоял на месте. Начавшиеся же работы над следующим поколением стрелкового вооружения – самозарядными и автоматическими винтовками – довольно быстро показали, что патрон «трехлинейки» для них не оптимален по ряду параметров, в частности, по мощности. Занимавшийся разработкой автоматической винтовки конструктор Владимир Федоров довольно скоро пришел к выводу, что значительная часть проблем будет снята при разработке не просто винтовки, а комплекса «оружие-патрон». Итогом его исследований стал патрон 6,5х57 мм. Впрочем, по своим характеристикам он был скорее винтовочным, хоть и уступал по мощности своему «трехлинейному» предшественнику.

В тот момент эти работы так и остались опытными. Уже в годы Первой мировой войны Федоров приспособил свой автомат для использования японских винтовочных патронов 6,5х50 мм для винтовки Арисака. Их не только поставляли в Россию вместе с оружием, но даже наладили производство на Петроградском патронном заводе.

Вопрос о новом патроне начал рассматриваться и новой властью уже вскоре после окончания Гражданской войны. Все тот же Федоров со своим помощником Дегтяревым разработали ряд новых образцов автоматического оружия калибра 6,5 мм. Рассматривались и другие варианты, например, в Туле проектировали пистолет–пулемет под патрон .351WSL, применявшийся в американских самозарядных винтовках «Винчестер модель 1907». Но менять основной винтовочный патрон в тот момент все же не решились.

Два родителя

Интерес к патрону, находящемуся по мощности между винтовочным и пистолетным, вновь возник уже в ходе Великой Отечественной войны. Поводом для него сначала послужила информация о проводившемуся в США конкурсе на «легкую винтовку» для вооружения военнослужащих «второй линии». Результатом его, как известно, стал United States Carbine, Caliber .30, или M1 – очень удачное для своего времени оружие. Примечательно, что его патрон .30 Carbine (7.62×33 мм) был дальнейшим развитием патронов для ранних самозарядок винчестера – образно говоря, племянником того самого .351WSL, который ранее рассматривался и в СССР.

Американские солдаты с М1 Carbine

Советские конструкторы достаточно внимательно следили за новыми веяниями в области стрелкового вооружения. В 1942 году, еще до получения М1 по ленд-лизу, было создано несколько легких самозарядных карабинов – но, увы, под производимый пистолетный боеприпас 7,62х25 мм. С одной стороны, это было понятно – в условиях второго военного года, потери значительной части промышленности эвакуации, бомбежек и так далее разворачивать производство нового боеприпаса вряд ли кто бы дал. С другой стороны, на пистолетном патроне даже длинный ствол карабина не давал пропорциональное преимущество в дальности эффективной стрельбы по сравнению с пистолетом-пулеметом. В итоге наиболее перспективным оружием был сочтен ПП Судаева.

Немецкий солдат с StG 44

Все изменилось летом 1943 года, когда к советским войскам попал необычный трофей. MaschinenKarabiner-42 (Haenel) (MKb42(H)) под немецкий»курцпатрон» 7,92х33 мм. Уже в предварительном отчете советские испытатели отметили:

«1. Карабин MKb42(H) интересен, как новый тип оружия, достаточно легкого (4,500 кг – вес, отвечающий весу самозарядной винтовки) и, в то же время сравнительно мощного, способного, по-видимому, создать достаточно интенсивный и действенный огонь на дистанциях до 600 метров, что намного превышает дистанции, доступные для пистолета-пулемета.

Малые габариты и вес патрона позволяют иметь при карабине запас патронов, примерно в 1,5-1,8 раза больше, чем при ручном пулемете. По практической скорострельности карабин MKb42(H) должен быть ближе к пистолету-пулемету. Насыщение войск видом оружия может быть значительно большим, чем насыщение ручными пулеметами.

Поэтому необходимо проведение полных полигонных испытаний карабина MKb42(H) и патронов к нему.

2. Основной особенность карабина MKb42(H) является его патрон, занимающий по своим данным среднее место между винтовочным и пистолетным. Обращает на себя внимание лакировка железной гильзы вместо плакировки и железный капсюльный стаканчик.

Постановка на производство подобного патрона, разрешена немцами довольно удачно, т.к. за основу принят стандартный винтпатрон, упрочненный и переобжатый.

3. С конструктивной точки зрения карабин MKb42(H) наиболее похож на ручной пулемет. Он интересен, как оригинальная штампованная конструкция оружия. Особенно обращает на себя внимание высокое качество фигурной штамповки, применение точечной сварки и качество завальцовки ствольной коробки в штампованный короб.»

Специалисты ГАУ КА также отметили, что опыт Великой Отечественной войны – а к лету 1943 года его накопилось достаточно – показал, что пехоте приходиться вести огонь на дистанцию до 500-800 метров. Стрельба на большую дальность была неэффективна даже из ручного пулемета «ДП».

Итогом исследования и обсуждения стало решение о создании как своего «промежуточного» патрона, так и оружия под него. А поскольку именно немцы были основным противником (и в их возможностях сравнительно быстро насытить войска достаточно простой штампованной конструкцией мало кто сомневался), основной задачей стало «догнать и перегнать».

Первый блин

Новое оружие, как в тот момент считали, требовалось дать фронту как можно скорее. Поэтому создание патронов и оружия под него велось практически одновременно. Это же послужило причиной отказа от некоторых длительных исследований – например, по выбору калибра. Хотя первоначально предполагалось, что будут исследованы также возможности патронов 5,6 мм и 6,5 мм, было решено сосредоточить усилия на 7,62. О выгоде такого решения говорил как зарубежный опыт – и немцы и американцы при создании своих «промежуточных» сохранили винтовочный калибр – так и чисто экономические соображения совместимости с уже имеющимся оборудованием.

Разработкой патрона занялись в «боеприпасном» ОКБ-44 конструкторы Елизаров, Рязанов и Семин. Общая длина получившегося патрона составила 56 мм, длина гильзы была взята равной 41 мм – таким образом, получившийся патрон должен был именоваться 7,62х41 мм.

Первая партия новых патронов была изготовлена уже во второй половине 1943 года. Правда, как и следовало ждать, качество ее оставляло желать лучшего. В отчете об испытаниях указывалось, что «наружный вид патронов и их элементов неудовлетворителен. Гильзы имеют складки и глубокие царапины, пули и капсюля посажены косо».

Порох в первых патронах был использован минометный, причем, как установили на стрелковом полигоне, с большим завышением давления.

Интересно, что даже в изготовлении первых партий нового патрона немалую роль сыграли… поставки по лендлизу. В технической переписке указано, что у капсюлей колпачки были сделаны из американской латуни.

Автомат Судаева АС-44

Но даже и не очень удачных первых патронов остро не хватало. В 1943 году было изготовлено всего около 10 000 патронов, тогда как для только для отладки и заводских испытаний опытных образцов оружия требовалось 300 000. Тут в лучшем положении оказались разработчики самого полигона, чьи опытные образцы использовались для тестирования патронов – так в начале 1944 года для этого применялись «тяжелые автоматы» конструкции Судаева и Кузьмищева.

Можно не спешить

Развернуть более-менее масштабный выпуск новых патронов и испытать созданные для него образцы оружия удалось к весне 1944 года. И если бы обстановка на фронте потребовала, Красная Армия уже могла бы начать получать автоматы Судаева и Кузьмищева, карабины Симонова и Рукавишникова, ручные пулеметы Дегтярева и Афанасьева. Однако развернувшиеся летом 1944 года грандиозные сражения обошлись без них. Немецкую оборону сметали не очереди пулеметов, а «двести стволов на километр», после чего в прорыв устремлялись танковые армии. А новейшие немецкие «штурмгеверы» вместе с «панцершреками» и другими достижениями третьего рейха все чаще оказывались в придорожной канаве – в то время, как их бывшие владельцы с поднятыми руками брели на восток.

Советские разработчики оружия и патронов получили возможность спокойно «доводить» новый патрон и оружие под него уже без оглядки на сводки. Результатом их работы и стал патрон 7,62х39 мм в известном сейчас нам виде. Как и созданный для него автомат Калашникова, он вполне заслуженно считается одним из символов СССР во второй половины XX века. И, несмотря на появление более новых и совершенных видов боеприпасов, уходить на покой явно не собирается.