Оборона берлина глазами немцев

Штурм Берлина глазами последнего немецкого коменданта

23 апреля Гитлеру донесли, что командир 56-го танкового корпуса Вейдлинг перенес свой штаб и находится уже западнее Берлина, хотя должен его оборонять. На основании этого слуха Гитлер приказал расстрелять генерала. Но тот приехал прямо в бункер, где пряталось высшее руководство нацистского Рейха, и доложил, что его штаб находится почти на передовой. Тогда Гитлер передумал расстреливать Вейдлинга, а 24 апреля назначил его командующим обороной Берлина. «Лучше бы Гитлер оставил в силе приказ о моем расстреле», — сказал Вейдлинг, узнав эту новость. Но назначение принял.

Берлинские ополченцы. (topwar. ru)

Оказалось, на Гитлера произвела впечатление смелость не бежавшего с передовой генерала. У него ведь уже не оставалось практически ни одного стоящего командира для обороны города, которую он планировал превратить в немецкий вариант битвы за Москву: разгромить советскую армию в оборонительном сражении и перейти в контрнаступление. Гитлер упорствовал до последнего: «Если Берлин попадет в руки противника, то война будет проиграна». Конечно, безумные планы фюрера не мог бы реализовать и самый лучший полководец.

День за днем силы немецкой обороны, склеенные из остатков разбитых и потрепанных частей, из ополченцев и подростков гитлерюгенда, отступали и сдавались. Каждый день Вейдлинг докладывал Гитлеру об обстановке. 30 апреля, когда даже Гитлеру стало понятно, что борьба бесперспективна, он убил свою любимую собаку, а затем он и его жена Ева Гитлер (Браун) покончили с собой. Узнав об этом, утром 2 мая генерал Вейдлинг сдался в плен русским, подписал акт о капитуляции и приказал оставшимся немецким войскам в Берлине прекратить сопротивление. Битва за Берлин закончилась. 3 мая 1945 г. Вейдлинг уже давал показания советским следователям при Разведштабе 1-го Белорусского фронта.

Вейдлинг и офицеры его штаба сдаются в плен. (waralbum.ru)

Вейдлинг, как и многие офицеры, жаловался на деградацию немецкого командования в ходе войны, вызванную стремлением Гитлера лично контролировать действия всех войск: «Я должен отметить, что русские за время войны далеко шагнули вперед в тактическом смысле, наше же командование шагнуло назад. Наши генералы «парализованы» в своих действиях, командир корпуса, командующий армии и частично командующий группы армий не обладали никакой самостоятельностью в своих действиях. Командующий армии не имеет права перебрасывать по своему усмотрению батальон с одного участка на другой без санкции Гитлера. Такая система руководства войсками неоднократно приводила к гибели целых соединений. О командирах дивизий и корпусов не приходится и говорить, они вообще были лишены возможности действовать соответственно обстановке, проявить инициативу, всё должно делаться по предначертанию сверху, а эти предначертания часто не соответствовали положению на фронте».

Плененные Вейдлинг и офицеры штаба. (Pinterest)

Вейдлинг показал, что хотя в Берлине имелось продовольствия и боеприпасов на 30 дней, не удавалось их нормально доставлять, и расположенные на окраинах склады были захвачены советскими войсками. Через 4 дня после назначения командующим обороной у войск Вейдлинга не было уже практически ничего для сопротивления.

Вопрос: Каковы были приказы Гитлера в вопросе обороны Берлина? Осветите создавшееся положение в Берлине к моменту вашей капитуляции.

Ответ: Будучи назначен командующим обороны Берлина, я получил приказ от Гитлера оборонять Берлин до последнего человека. Для меня было ясно с первого же момента, что оборонять Берлин с надеждой на успех нет никакой возможности. С каждым днем положение оборонявшихся ухудшалось, русские сжимали кольцо вокруг нас все больше и больше, с каждым днем приближаясь все ближе к центру города. Я ежедневно докладывал вечером Гитлеру обстановку и положение.

К 29 апреля положение с боеприпасами и продовольствием стало очень тяжелое, в особенности с боеприпасами. Я понял, что дальнейшее сопротивление, с военной точки зрения, безумно и преступно. 29 апреля вечером после полуторачасового доклада моего Гитлеру, в котором я подчеркнул, что нет никакой возможности продолжать сопротивление, что все надежды на снабжение с воздуха рухнули, Гитлер со мной согласился и заявил мне, что он отдал специальное распоряжение о переброске самолетами боеприпасов, и что если 30 апреля положение с доставкой воздушным путем боеприпасов и продовольствия не улучшится, он даст санкцию на оставление Берлина, на попытку войск прорваться».

Это была последняя встреча Вейдлинга и Гитлера. На следующий день тот покончил с собой и предоставил генералу свободу действий, которой тот сразу воспользовался: «Я отдал приказ частям, кто может и хочет, пусть пробиваются, остальным сложить оружие. 1 мая в 21.00 я собрал работников штаба 56-го ТК и работников штаба обороны Берлина с целью решить, будет ли штаб пробиваться или сдаваться русским. Я заявил, что дальнейшее сопротивление бесполезно, что прорываться из котла, означает при успехе попасть из «котла» в «котел». Меня все работники штаба поддержали, и в ночь на 2 мая я послал полковника фон Дуфинга парламентером к русским с предложением о прекращении немецкими войсками сопротивления. Хотя я и был командующим обороны Берлина, положение в Берлине было таково, что после принятия мною решения, я почувствовал себя в безопасности только у русских».

Ход войны

16 апреля 1945 г. началась битва за Берлин


Берлинская наступательная операция
(16 апреля — 8 мая 1945 года)

После завершения основных операций Красной Армии в Венгрии, Восточной Померании, Австрии и Восточной Пруссии. 16 апреля 1945 г. началось наступление на столицу Германии — Берлин. Ставка Верховного Главнокомандования рассматривала наступление на главном — берлинском направлении как элемент общего стратегического наступления Красной Армии на всем советско-германском фронте.

Особенности обороны Берлина:

Прочная глубокоэшелонированная оборона была выстроена по западному берегу рек Одер и Нейсе от Шведта до Гёрлица, глубиной от 20 до 40 км. Наиболее сильно были укреплены восточные подступы к Берлину в полосе 1-го Белорусского фронта, где общая глубина подготовленной обороны достигала (включая Берлинский оборонительный район) 100 км. Г.К.Жуков в воспоминаниях отмечал «Предстояло разгромить на подступах к Берлину крупнейшую группировку немецко-фашистских войск, и взять столицу фашистской Германии, за которую враг наверняка будет драться смертным боем». (Жуков Г.К. Воспоминания и размышления. — М., 1978, Т.2, С. 285).

Силы сторон:
Группировка противника, состоявшая из двух групп армий «Висла» и «Центр», достигала по численности 1 млн. человек, 10 400 орудий и миномётов, 1 500 танков и штурмовых орудий, 3 300 боевых самолётов. (См.: Стратегический очерк Великой Отечественной войны 1941—1945 гг. — М., 1961, С. 804). Советские войска в составе трёх фронтов (1-го Белорусского фронта под командованием Маршала Советского Союза Г.К. Жукова, 1-го Украинского фронта Маршала Советского Союза И.С. Конева, 2-го Белорусского фронта Маршала Советского Союза К.К. Рокоссовского), воздушной армии, авиации дальнего действия, части соединений ПВО страны, Днепровской флотилии, части сил Балтийского флота. В составе фронтов действовали 1 и 2-я армии Войска Польского. Группировка советских войск насчитывала свыше 2 млн. человек, около 42 тыс. орудий и миномётов, 6 250 танков и САУ, 7 500 боевых самолётов. (См.: Военная Энциклопедия: В 8 томах. Т. 1. — М.: Воениздат, 1997. С. 449).

Замысел Ставки ВГК предусматривал мощными ударами на широком фронте прорвать оборону противника на шести участках, окружить всю берлинскую группировку, одновременно расчленить её на части и уничтожить каждую из них в отдельности. В дальнейшем, на 12-й — 15-й день операции, выйти к Эльбе и соединиться с союзниками. .

Ход операции:
16 апреля в 3 часа по местному времени началась авиационная и артиллерийская подготовка на участке 1-ого Белорусского и 1-ого Украинского фронтов.



Берлинская наступательная операция

Справочно: Плотность артиллерии на участках прорыва 1-го Украинского и 1-го Белорусского фронтов составляла свыше 250, а 2-го Белорусского фронта — 150 орудий и минометов на 1 км фронта.

После ее окончания были включены 143 прожектора, чтобы ослепить противника, и в атаку пошла пехота, поддержанная танками. Не встречая силь-ного сопротивления, пехота продвинулась на 1,5-2 км. Однако чем дальше продвигались наши войска, тем силь-нее нарастало сопро-тивление противника. (Подробнее см. Приложе-ние №1 «Начало операции»).


К исходу второго дня операции войска фронта смогли прорвать тактическую зону обороны только в полосе 5-й ударной и 8-й гвардейской армий. Танковым армиям, введённым в сражение в первый день операции, не удалось оторваться от пехоты. Надо сказать, что такой вариант применения танковых армий — для завершения прорыва тактической зоны обороны противника — с учётом сильно укреплённых Зееловских высот был предусмотрен командованием фронта и оказался дальновидным. Но темп наступления войск 1-го Белорусского фронта был медленным, к исходу 17 апреля войска фронта только выполнили задачу первого дня операции.
Это грозило срывом плана по окружению берлинской группировки противника.

В то же время войска 1-го Украинского фронта, перейдя в наступление также утром 16 апреля, успешно форсировали реку Нейсе и к исходу 17 апреля завершили прорыв всей тактической зоны обороны противника, разгромив его оперативные резервы на котбусском направлении. Это создавало благоприятные условия для развития наступления в глубину.

В сложившейся обстановке Ставка ВГК 17 апреля дала указание командующему 1-м Украинским фронтом повернуть 3-ю и 4-ю гвардейские танковые армии на северо-запад для удара по Берлину с юга. Одновременно 2-му Белорусскому фронту было приказано после форсирования реки Одер не позднее 22 апреля главными силами фронта нанести удар на юго-запад в обход Берлина с севера.

Войска 1-го Украинского фронта осуществляли стремительный маневр по выходу к Берлину с юга и запада. 25 апреля войска 1-го Украинского и 1-го Белорусского фронтов соединились западнее Берлина, завершив окружение всей Берлинской группировки противника.

Справочно: войска 1-го Белорусского фронта, отражая многочисленные вражеские контратаки, 19 апреля завершили прорыв третьей полосы вражеской обороны, (всего одерского оборонительного рубежа, на глубину до 30 км.) и 21—22 апреля вышли к Берлину.

Ликвидация Берлинской группировки противника непосредственно в городе продолжалась до 2 мая.

Штурмом приходилось брать каждую улицу и дом. Г.К. Жуков: «Когда войска фронта ворвались в столицу Германии, оборона города в некоторых районах уже ослабла, так как часть войск берлинского гарнизона была снята немецким командованием для усиления обороны на Зееловских высотах. Поэтому на некоторых окраинах города противник не мог оказывать упорного сопротивления.

Справочно: Для боев в Берлине были созданы штурмовые отряды. Эта гаубица Б-4 была придана первому батальону 756-го стрелкового полка 150-й стрелковой дивизии.

(Ведения огня прямой наводкой)

Наши части быстро нащупывали слабые районы и, маневрируя, обходили главные очаги сопротивления. Но с подходом к центральной части города сопротивление резко усилилось. Ожесточение борьбы нарастало с обеих сторон. Оборона противника была сплошной. Немцы использовали все преимущества, которые давали им перед наступающей стороной бои в своем городе. Многоэтажные здания, массивные стены и особенно бомбоубежища, казематы, связанные между собой подземными ходами, сыграли важную роль. По этим путям немцы могли из одного квартала выходить в другой и даже появляться в тылу наших войск».

Взятие Берлина

Противник бросает в бой кадровые части, войска СС, технические и инженерные части, а также наспех сформированные в Берлине батальоны «фольксштурма». Отмечено несколько случаев, когда гитлеровцы
из пулеметов расстреливали фольксштурмовцев, оставивших свои позиции при появлении советских танков. ().

Карта действий советских войск в районе Рейхстага

Справочно: при штурме столицы нацистской Германии огня не жалели. По данным маршала Жукова, с 21 апреля по 2 мая по Берлину было сделано почти 1,8 млн артиллерийских выстрелов. А всего на город было обрушено более 36 тыс. тонн металла. По столичному центру огонь вели в том числе и крепостные орудия, снаряды которых весили по полтонны. Сражения не затихали ни днем, ни ночью. Днем штурмовые части наступали первыми эшелонами, ночью — вторыми.

Штурм рейхстага:
29 апреля начались бои за рейхстаг, овладение которым было возложено на 79 стрелковый корпус 3-й Ударной армии 1-го Белорусского фронта.

Диорама «Штурм Берлина», созданная в 1976 г.

Первый штурм Рейхстага был предпринят 29 апреля, однако закончился неудачей. По неподтвержденным данным, на следующий день в своем бункере покончил жизнь самоубийством Адольф Гитлер, приняв яд вместе со своей женой Евой Браун.

Бои за рейхстаг продолжались до утра 1 мая. В 6 часов 30 минут утра 2 мая начальник обороны Берлина генерал артиллерии Г. Вейдлинг сдался в плен и отдал приказ остаткам войск берлинского гарнизона о прекращении сопротивления. В середине дня сопротивление гитлеровцев в городе прекратилось. Этим же днем были ликвидированы окруженные группировки немецких войск юго-восточнее Берлина.

Справочно: Панцерфауст» (Panzerfaust) — семейство немецких противотанковых гранатометов однократного применения. При поджоге размещенного в трубе порохового заряда граната выстреливалась. Благодаря кумулятивному действию, она была способна прожечь броневой лист толщиной до 200 мм. В Берлине применялись и против танков, и против пехоты. В самом низу — изображения Panzerfaust 60 и Panzerfaust 100.

Берлинская наступательная операция (16 апреля — 8 мая 1945 года)

Справочно: Военный совет 3-й Ударной армии вручил своим дивизиям девять Красных знамен, специально изготовленных по типу Государственного флага СССР. Одно из этих Красных знамен, известное под № 5 как Знамя Победы, было передано 150-й стрелковой дивизии. Подобные самодельные красные знамена, флаги и флажки имелись во всех передовых частях, соединениях и подразделениях. Они, как правило, вручались штурмовым группам, которые комплектовались из числа добровольцев и шли в бой с главной задачей — прорваться в рейхстаг и установить на нем Знамя Победы. Первыми — в 22 часа 30 минут по московскому времени 30 апреля 1945 г. водрузили штурмовое красное знамя на крыше рейхстага на скульптурной фигуре «Богиня победы» артиллеристы-разведчики 136-й армейской пушечной артиллерийской бригады старшие сержанты Г.К. Загитов, А.Ф. Лисименко, А.П. Бобров и сержант А.П. Минин из состава штурмовой группы 79-го стрелкового корпуса, которой командовал капитан В.Н. Маков, Штурмовая группа артиллеристов действовала совместно с батальоном капитана С.А. Неустроева. Через два—три часа также на крыше рейхстага на скульптуре конного рыцаря — кайзера Вильгельма — по приказанию командира 756-го стрелкового полка 150-й стрелковой дивизии полковника Ф.М. Зинченко было установлено Красное знамя № 5, которое затем прославилось как Знамя Победы. Красное Знамя № 5 водрузили разведчики сержант М.А. Егоров и младший сержант М.В. Кантария, которых сопровождали лейтенант А.П. Берест и автоматчики из роты старшего сержанта И.Я. Съянова.

Капитуляцию берлинского гарнизона принял командующий 8-й гвардейской армией генерал В.И. Чуйков, прошедший путь от Сталинграда до стен Берлина.

Генерал Гельмут Вейдлинг — последний назначенный Гитлером командующий обороной Берлина, 2 мая сдался в плен вместе с членами своего штаба.

9 мая в 0:43 по московскому времени генерал-фельдмаршал Вильгельм Кейтель, а также представители немецких ВМС, имевшие соответствующие полномочия от Деница, в присутствии Маршала Г.К. Жукова с советской стороны подписали Акт о безоговорочной капитуляции Германии. Блестяще проведенная операция вкупе с мужеством советских солдат и офицеров, которые бились за прекращение четырехлетнего кошмара войны, привели к закономерному итогу: Победе.

Итоги операции:
Захват Берлина привёл к массовой сдаче в плен остатков вермахта и войск СС на большинстве фронтов, что позволило СССР после взятия Берлина и подписания Германией акта безоговорочной капитуляции в основном прекратить боевые действия. В плен попало около 480 тыс. немецких солдат и офицеров. В ходе операции советские войска разгромили 70 пехотных, 23 танковых и моторизованных дивизий противника, уничтожили большую часть авиации вермахта, взяли в плен около 480 тыс. человек, захватили до 11 тыс. орудий и минометов, свыше 1500 танков и штурмовых орудий, 4500 самолетов и много другой техники. ().

Потери Красной Армии составили 352 тыс. чел. По размерам суточных потерь личного состава и техники (св. 15 тыс. чел., 87 танков и САУ, 40 самолетов)

Справочно: за две недели боев Красная Армия потеряла треть участвовавших в Берлинской операции танков и САУ. По интенсивности потерь эта операция сравнима лишь с Курской битвой.

Маршал СССР Г. К Жуков в своих воспоминаниях и размышлениях писал «Много вдохновения, героизма и дерзости проявили в боевых действиях наши воины. Зрелость нашей армии, ее рост за годы войны полностью отразились в берлинском сражении. Солдаты, сержанты, офицеры и генералы показали себя в Берлинской операции творчески зрелыми, решительными и отчаянно смелыми людьми. …опыт и знания являются самой благоприятной почвой для всестороннего развития военного искусства.

Сколько мыслей проносилось в голове в те радостные минуты! И тяжелейшая битва под Москвой, где наши войска стояли насмерть, не пропустив врага в столицу, и Сталинград в руинах, но непокоренный, и доблестный Ленинград, отразивший бешеный натиск противника и переживший длительную блокаду, и героический Севастополь, выдержавший многомесячную осаду отборных гитлеровских войск, и торжество победы на Курской дуге, и тысячи разрушенных сел и городов, многомиллионные жертвы советского народа, героически выстоявшего в суровые годы. И вот, наконец, самое главное, ради чего перенес великие страдания наш народ, — полный разгром фашистской Германии, торжество нашего правого дела!» 6-е изд. М.: АПН, 1984–1985.

Страна отметила своих героев. Была учреждена медаль «За взятие Берлина», которой награждено свыше 1 080 тыс. воинов. Десятки тысяч солдат, сержантов, офицеров и генералов награждены орденами, 187 частям и соединениям, наиболее отличившимся при штурме вражеской столицы, присвоено почётное наименование Берлинских. Более 600 участников Берлинской операции были удостоены высокого звания Героя Советского Союза. Среди них Г.К. Жуков, который был награжден третьей звездой Героя Советского Союза.

К.М.Заланский,
научный сотрудник Мемориального музея-кабинета
Маршала Советского Союза Г.К. Жукова,
кандидат исторических наук

Приложение 1
Приложение 2
Приложение 3

Война: закончилась Битва за Москву, немецкая стратегия блицкрига — сорвана

Это наша война. Это моя война.
22 июня и 9 мая.
Личная память делает человека человеком. Общая память делает население народом. Общая победа делает народ сильным. Общая боль и жертва делают народ честным и благодарным. В сознании нашего народа День памяти и скорби 22 июня — ежегодная личная Минута молчания о своих, о себе, о самом страшном. В истории нашего народа День Победы 9 мая — главный день его жизни и борьбы.
Мы помним Великую Отечественную войну, перед лицом которой все на деле были равны. Жертва защитников нашей Родины — священна. Перед лицом угрожавшего всем нам гитлеровского геноцида даже служившие врагу предатели и коллаборационисты были не более чем расходным материалом. Их жертва — бессмысленна и преступна. А война в защиту Отечества — священный урок равенства и справедливости.
Наш «Бессмертный полк» — это не только каждый день иссякающий поток участников и детей войны. Это каждый день растущее море благодарной памяти, живых, всё новых наследников бессмертного подвига — всех тех, ради кого была принесена та страшная жертва.
Великая Отечественная война — одно из ключевых событий в истории человечества и, наверное, главное событие в истории нашего народа. СССР не просто остановил нацистскую Германию, поддержанную силами почти всей Европы и угрозой Японии. Наш советский народ — переживший полноценный геноцид — остановил строительство нового, извращённого мира, в котором человечество было бы разделено на полноценных и второсортных, а новое рабовладение — теперь уже расовое — стало бы нормой жизни.
Нацизм и фашизм не были искоренены окончательно, но День Победы 9 мая 1945 года всё ещё не даёт им восстать в своём откровенном обличии.
Эта война не стала последней, но её трагический опыт всегда служит моментом истины для всех нас.
Священная память о той войне служит ясным напоминанием о возмездии для любого внешнего врага нашего народа и основой исторического единства для ныне расколотых народов СССР.
Многие годы мы собираем личные свидетельства о войне. Их продолжают присылать нам читатели (sfo@regnum.ru). Всё мы публикуем здесь. Вечная память героям.

Как вермахт готовился к решающей битве за Берлин

Мероприятия германского командования по укреплению обороны
После поражений в Польше, Силезии, Восточной Померании и выхода Красной Армии к Одеру и Нейсе германское командование спешно приступило к всесторонней подготовке битвы на берлинском (центральном) направлении. В первую очередь германское верховное командование озаботилось созданием подвижных резервов. С этой целью в конце марта и первой половине апреля 1945 г. оно вывело с первого эшелона обороны почти все танковые и моторизованные дивизии. Их в первую очередь спешно пополняли личным составом и материально-технической частью.
Создание резервов также шло за счёт восстановление ранее разгромленных частей и соединений. Отдельные части, которые наиболее сильно пострадали в предшествующих боях, расформировывались, их личный состав шёл на пополнение других, менее пострадавших частей. Под руководством нацистских организаций продолжали формировать батальоны фольксштурма. Только в Берлине сформировали около 200 таких батальонов. Одновременно германское командование попыталось запустить программу по подготовке групп так называемых «вервольфов» («оборотней») для партизанско-диверсионной деятельности в тылу Красной Армии. Однако в целом эта программа провалилась. Немцы не смогли, по примеру Советского Союза, организовать крупномасштабную партизанскую деятельность в нашем тылу.

Ополченец фольксштурма стреляет из гранатомета «Панцерфауст» (Panzerfaust 60) во время обучения в Берлине

Обучение женщины-ополченца фольксштурма использованию гранатомета «Панцерфауст» в Берлине

Подготовка обороны Берлина. Немецкий солдат обучает подростка из гитлерюгенда навыкам стрельбы из гранатомета «Панцерфауст»
На усиление групп армий «Висла» и «Центр», которые обороняли подступы к центральной Германии, германское командование направляло основную часть людских ресурсов и материальных средств. Как сообщил генерал-полковник Йодль после капитуляции для того чтобы пополнить дивизии на Восточном фронте к моменту решительного наступления русской армии, им пришлось расформировать всю резервную армию, то есть все запасные пехотные, танковые, артиллерийские и специальные части, училища и высшие военно-учебные заведения. Расформировав резервную армию, немецкое командование в значительной мере смогло восстановить численный состав и техническую оснащенность частей и соединений обеих групп армий. Численный состав стрелковых рот к середине апреля был доведен до 100 человек, а пехотных дивизий до 7-8 тыс. человек.
Немецкое командование, готовясь к решающей битве, старалось поднять боевой дух армии. Солдатам внушали, что война решается не на западе, а на востоке и именно на участке 9-й армии. Большое наступление русских необходимо отбить и для этого есть все предпосылки — люди и техника. Не надо обращать внимания на то, что происходит на западе, всё внимание только на восток. Удержание Восточного фронта должно было стать предпосылкой для коренного перелома в войне.
Нацистские идеологи внушали солдатам, что после победы под Берлином большевиков погонят обратно. 14 апреля Геббельс посетил 9-ю армию и призвал немецких солдат быть стойкими и не допустить ни на шаг продвижение русских. 15 апреля Гитлер в специальном воззвании обратился к солдатам Восточного фронта. Он заявил, что верховное командование предвидело удар советских войск, создало сильный фронт, и русское наступление «захлебнется в своей же крови». Гитлер выражал уверенность, что «Берлин останется немецким. Вена снова будет немецкой». При этом фюрер, в этом же воззвании требовал расстрела на месте всех, независимо от чина и занимаемой должности, кто даст приказ на отход или будет отходить. «Кто в этот момент не выполнит своего долга, — заявлял немецкий фюрер, — будет предателем своего народа».
В 3-м военном округе, который дислоцировался в столичном районе, был создан специальный военный суд. Он развернул широкую деятельность, карая «паникеров, трусов и предателей» и по признанию самих немцев, «отличился целым рядом скоропалительных смертных приговоров, принятых без всякой проверки и выяснения обстоятельств. Верховное командование издало также приказ о репрессиях в отношении семей тех солдат и офицеров, которые сдадутся в плен советским войскам.
Была произведена новая ротация в командовании войсками. Генрих Гиммлер не смог отразить наступление Красной Армии в Восточной Померании, контрудары вермахта не достигли цели сорвать советское наступление на Берлин, поэтому во главе группы армий «Висла» был поставлен генерал-полковник Готхард Хейнрици. Он считался в германской армии большим мастером в организации и ведении оборонительных сражений. В конце марта 1945 г. на пост начальника Генерального штаба сухопутных войск вместо Гудериана был назначен Ганс Кребс. В 1930-х годах Кребс был некоторое время помощником германского военного атташе в Советском Союзе и проживал в Москве. Кребс хорошо знал русский язык, лично знал многих высших советских военачальников, в том числе Георгия Жукова и считался специалистом по Красной Армии. Эти генералы считались убежденными национал-социалистами, лично преданными Гитлеру. Фюрер хотел предотвратить любую угрозу внутреннего переворота.
Одновременно немецкое командование, стараясь оттянуть наступление Красной Армии, попыталось дезинформировать советское командование. Немцы попытались показать, что у них есть значительные подвижные соединения, готовые к мощным контрударам. Начальник военных сообщений получил указание начиная с 4 марта увеличить железнодорожные перевозки на восточном направлении. Поезда сопровождали особые группы. В районах демонстративной концентрации танковых соединений было поставлено большое количество макетов танков. Немцы планировали убедить советское командование, что против наших войск в районе плацдармов на Одере сосредоточен танковый корпус «Берлин» в составе трёх танковых дивизий и танковый корпус «Бранденбург» в составе двух танковых дивизий. Чтобы подкрепить дезинформацию использовали радиосредства, которые имитировали наличие штабов танковых корпусов. Однако эта попытка дезинформации провалилась. Наша разведка раскрыла игру противника. Уже в первой половине марта советские разведчики обнаружили, что на восток следуют эшелоны с макетами танков.

Готхард Хейнрици

Ганс Кребс

Командующий 9-й армией Теодор Буссе — крайний справа
Группировка немецких войск
Готовясь к обороне Берлина, немецкое командование в первой половине апреля произвело перегруппировку своих войск. Чтобы надежно прикрыть столицу с северо-восточного направления главные силы 3-й танковой армии были переброшены к её правому крылу, ближе к столице. Две моторизованные дивизии были расположены в районе Миттенвальде, Бизенбров и Пассов. Они были армейским резервом.
Чтобы прикрыть германскую столицу с юго-восточного направления командование группы армий «Центр» перегруппировало свои резервы к левому крылу в полосу 4-й танковой армии. Четыре резервные танковые дивизии, значительно пополненные личным составом и техникой, были расположены в районе Котбус и Лаубан. В полосу обороны 4-й танковой армии также решили передислоцировать из состава 17-й полевой армии элитное соединение люфтваффе — 1-ю парашютную танковую дивизию «Герман Геринг» и 20-ю танковую дивизию. Ранее эти подвижные соединения действовали против левого крыла 1-го Украинского фронта.
В результате перегруппировок в середине апреля 1945 г. немецкие войска располагались следующим образом. Группа армий «Висла» занимала оборону по правому берегу Одера на участке от Берг-Дивенов (Дзивнув), Франкфурт-на-Одере, Ратцдорф. Перед 2-м Белорусским фронтом на 120-километровом участке фронта от Берг-Дивенова до Шведта располагались корпусная группа «Свинемюнде» и основные силы 3-й танковой армии.
Корпусная группа «Свинемюнде» под командованием генерала Фрейлиха защищала перешеек севернее Штеттинской гавани на фронте в 30 км от Берг-Дивенова до Волина. В состав корпусной группы входили школа ВВС, два батальона морской пехоты, морской пехотный полк и пять крепостных полков (крепостные полки защищали Свинемюнде и Штеттин). В резерве в районе Свинемюнде были части 402-й учебной пехотной дивизии.
3-я танковая армия под командованием генерал-полковника Хассо фон Мантойфеля оборонялась на 90-километровом участке от Нойварпа до Шведта. В составе армии были 32-й армейский корпус и армейский корпус «Одер». В первом эшелоне стояли три пехотные дивизии, два крепостных полка, два отдельных полка и батальон, боевая группа. Во втором эшелоне армии было три пехотных и две моторизованные дивизии (включая 28-ю пехотную дивизию СС «Валлония», 27-ю пехотную дивизию СС «Лангемак», 23-ю моторизованную дивизию СС «Нидерланд», 11-ю моторизованную дивизию «Нордланд»), две пехотные и две артиллерийские бригады, три отдельных полка, четыре батальона, две боевые группы и офицерская школа. Кроме того, 3-ю танковую армию усилили тремя артиллерийскими полками, зенитной дивизией и фольксартиллерийским корпусом. В дальнейшем две моторизованные дивизии — 23-я и 11-я, будут переброшены в полосу 1-го Белорусского фронта.
Таким образом, в полосе наступления 2-го Белорусского фронта оборонялось 9 немецких дивизий и значительное число отдельных частей (в переводе на дивизии немцы имели здесь около 13,5 расчетных дивизий). Эта группировка начитывала около 100 тыс. человек, 1800 орудия и минометов, около 130 танков. Основные силы немецкой группировки прикрывали полосу наступления главной ударной группировки советского фронта.
Тяжелый полугусеничный тягач Sd.Kfz.7 буксирует 88-миллиметровое зенитное орудие FlaK по городским улицам Штеттина
В полосе наступления 1-го Белорусского фронта на участке Шведт, устье р. Альт Одер (25 км) в первом эшелоне стояли части 46-го танкового корпуса в составе двух пехотных дивизий. В тыл корпуса были переброшены оперативные резервы в виде 23-й и 11-й моторизованной дивизий. 9-я немецкая армия под командованием Теодора Буссе обороняла 120-километровй участок от Альт Одера до Ратцдорфа. В состав армии входили 101-й армейский корпус, 11-й армейский корпус СС, 39-й танковый корпус и 5-й горнострелковый корпус СС. В первом эшелоне армии было десять пехотных и одна моторизованная дивизии, крепостное управление Франкфурта (пять крепостных полков), три отдельных полка и восемь отдельных батальонов. В оперативном резерве были 18-я и 25-я моторизованные дивизии, танковая дивизия «Мюнхеберг», моторизованная дивизия «Курмарк» и 156-я пехотная дивизия. Резервы были сгруппированы на левом фланге армии напротив кюстринского плацдарма. Кроме того, 9-я армия была усилена четырьмя фольксартиллерийскими корпусами, двумя зенитными дивизиями, тремя бригадами штурмовых орудий, минометной бригадой, артиллерийским полком, пятью противотанковыми дивизионами, тремя танковыми и минометным батальонами.
На участке Ратцдорф, Гросс-Гастрозе по реке Нейсе напротив левого фланга 1-го Белорусского фронта оборону держал 5-й армейский корпус 4-й танковой армии. В его составе было три пехотные дивизии.
Таким образом, главную полосу одерского оборонительного рубежа перед 1-м Белорусским фронтом занимало 16 немецких дивизий и части крепостного управления Франкфурта. В оперативном резерве было восемь дивизий. Вместе с отдельными частями немцы имели в полосе наступления 1-го Белорусского фронта около 26 дивизий. Кроме того, значительные силы имелись в гарнизоне Берлина. С учётом гарнизона Берлина в полосе наступления 1-го Белорусского фронта оборонялась группировка численностью около 510 тыс. солдат и офицеров, имевшая более 5 тыс. орудий и минометов и около 860 танков и САУ. Наиболее плотные оборонительные порядки немцы имели перед кюстринским плацдармом, где на одну дивизию в среднем приходилось 3 км фронта и 66 орудий и 17 танков приходилось 1 км.
Перед войсками 1-го Украинского фронта занимали оборону 4-я танковая (без 5-го корпуса, действовавшего в полосе наступления 1-го БФ) и 17 армия группы армий «Центр» под командованием Фердинанда Шёрнера, который пользовался особым доверием Гитлера. 4-я танковая армия генерала танковых войск Фрица Грезера оборонялась на 160-километровом участке фронта от Гросс-Гастрозе до Левенберга. В составе армии Грезера были танковый корпус «Великая Германия», 56-й и 57-й танковые корпуса. В составе армии было шесть пехотных дивизий, дивизия особого назначения, 21-я танковая дивизия, танковая дивизия «Охрана фюрера», моторизованная дивизия «Бранденбург», 10-я танковая дивизия СС «Фрунсберг» и бригада «Великая Германия». Танковая армия прикрывала важнейшие направления: Котбус — Берлин, Котбус — Торгау, Гёрлиц — Дрезден.
17-я полевая армия генерала пехоты Вильгельма Хассе защищала 230-километровый фронт от Левенберга до Крнова. В состав 17-й армии входили 8-й и 17-й армейские корпуса, 48-й и 40-й танковые корпуса. Всего в составе 17-й армии было 11 пехотных дивизий, 20-я танковая дивизия и 1-я парашютная танковая дивизия «Герман Геринг». 4-я танковая и 17-я армии были усилены двумя зенитно-артиллерийскими дивизиями, четырьмя бригадами штурмовых орудий, тремя артиллерийскими, тремя танко-истребительными и саперной бригадами, двумя отдельными танковыми, шестью артиллерийскими полками, семнадцатью отдельными артиллерийскими и семью отдельными противотанковыми дивизионами.
Таким образом, немцы имели на этом участке фронта 24 дивизии, не считая отдельных частей и соединений. В главной полосе обороны было 16 пехотных и моторизованная дивизии, плюс до 18 отдельных бригад и полков, 85 отдельных батальонов и боевых групп. В оперативном резерве было 7 дивизий и бригада. Непосредственно в полосе наступления ударной группировки 1-го Украинского фронта оборонялись войска 4-й танковой армии: 3 пехотные, 3 танковые, 1 моторизованная дивизии, одна пехотная и одна саперная бригады, а также ряд отдельных групп, полков и батальонов. Правофланговая группировка противника насчитывала около 360 тыс. человек, около 3600 орудий и минометов, около 540 танков.
В тылу групп армий «Висла» и «Центр» спешно формировали резервы — 8 дивизий. В районе севернее германской столицы дислоцировалась армейская группа Штейнера (две пехотные дивизии). Пехотная дивизия «Теодор Кернер» располагалась районе Лагер Деберица, пехотная дивизия «Ян» и 2-я парашютно моторизованная дивизия «Герман Геринг» около Ютербога, корпусная группа «Мозер» (три пехотные дивизии) — в районе Дрездена. Во всех городах и крупных населенных пунктах формировались ополченческие батальоны.
Особое внимание руководства Германии было приковано к кюстринско-берлинскому и котбусскому направлениям. Здесь были сосредоточены наиболее плотные группировки войск и сосредоточили основные резервы. Одновременно немецкое командование готовилось к нанесению контрударов по флангам советских ударных группировок, чтобы сорвать советское наступление. Северо-восточнее Берлина было сконцентрировано 5 моторизованных, одна танковая и 2 пехотные дивизии. Они должны были нанести удар по флангу ударной группировки 1-го Белорусского фронта, чтобы сорвать наступление на Берлин. В этом же контрударе должны были принять участие спешно формируемые резервные дивизии.
Командование группы армий «Центр» сгруппировало против правого фланга 1-го Украинского фронта в районе Котбуса три дивизии и в районе Лаубана одну дивизию. Эти войска должны были нанести контрудар по советским войскам с юго-востока. Кроме того, в район Гёрлица перебрасывали 1-ю парашютную танковую дивизию «Герман Геринг» и 20-ю танковую дивизию.
В целом на берлинском направлении против войск 2-го и 1-го Белорусских и 1-го Украинского фронта немцы сосредоточили крупную группировку. Перед армиями трёх советских фронтов действовало: 48 пехотных дивизий, 6 танковых, 9 моторизованных, 37 отдельных пехотных полков, около 100 отдельных пехотных батальонов, большое количество отдельных артиллерийских, инженерных и других частей и соединений. Немецкая группировка насчитывала около 1 млн. человек, 10400 орудий минометов, более 1500 танков. Германское командования создало довольно сильную авиационную группировку, перебросив в район Берлина наиболее боеспособные части и соединения ВВС, в составе которых было более 3300 боевых самолетов.

Продолжение следует…