О и капица

Петр Леонидович Капица — биография, информация, личная жизнь

Петр Леонидович Капица

Пётр Леонидович Капица. Родился 26 июня (8 июля) 1894 года в Кронштадте — умер 8 апреля 1984 года в Москве. Советский физик. Видный организатор науки. Основатель Института физических проблем (ИФП), директором которого оставался вплоть до последних дней жизни. Один из основателей Московского физико-технического института. Первый заведующий кафедрой физики низких температур физического факультета МГУ. Лауреат Нобелевской премии по физике (1978) за открытие явления сверхтекучести жидкого гелия, ввёл в научный обиход термин «сверхтекучесть».

Известен также работами в области физики низких температур, изучении сверхсильных магнитных полей и удержания высокотемпературной плазмы. Разработал высокопроизводительную промышленную установку для сжижения газов (турбодетандер). С 1921 по 1934 год работал в Кембридже под руководством Резерфорда. В 1934 году, вернувшись на время в СССР, был насильно оставлен на родине. В 1945 году входил в состав Спецкомитета по советскому атомному проекту, но его двухлетний план реализации атомного проекта не был одобрен, в связи с чем он попросил об отставке, просьба была удовлетворена. С 1946 по 1955 годы был уволен из государственных советских учреждений, но ему была оставлена возможность до 1950 года работать профессором в МГУ им. Ломоносова.

Дважды лауреат Сталинской премии (1941, 1943). Награждён большой золотой медалью имени М. В. Ломоносова АН СССР (1959). Дважды Герой Социалистического Труда (1945, 1974). Действительный член Лондонского Королевского общества (Fellow of the Royal Society).

Пётр Леонидович Капица родился 26 июня (8 июля) 1894 года в Кронштадте (ныне административный район г. Санкт-Петербурга), в семье военного инженера Леонида Петровича Капицы и его жены Ольги Иеронимовны, дочери топографа Иеронима Стебницкого. В 1905 году поступил в гимназию. Через год из-за слабой успеваемости по латыни переходит в Кронштадское реальное училище. Окончив училище, в 1914 году поступает на электромеханический факультет Петербургского политехнического института. Способного студента быстро замечает А. Ф. Иоффе, привлекает на свой семинар и работу в лаборатории.

Первая мировая война застала молодого человека в Шотландии, которую он посетил на летних каникулах с целью изучения языка. В Россию он вернулся в ноябре 1914 года и через год добровольцем отправляется на фронт. Капица служил водителем на санитарном автомобиле и возил раненых на польском фронте. В 1916 году, демобилизовавшись, возвращается назад в Петербург продолжать учёбу. Отец Капицы умирает от испанки в революционном Петрограде, затем умерли его первая жена, двухлетний сын и новорожденная дочь.

Ещё до защиты диплома А. Ф. Иоффе приглашает Петра Капицу на работу в Физико-технический отдел недавно созданного Рентгенологического и радиологического института (преобразованного в ноябре 1921 года в Физико-технический институт). Учёный публикует свои первые научные работы в ЖРФХО и начинает преподавательскую деятельность.

Иоффе считал, что перспективному молодому физику необходимо продолжить учёбу в авторитетной зарубежной научной школе, но организовать выезд за границу долго не удавалось. Благодаря содействию Крылова и вмешательству Максима Горького в 1921 году Капица, в составе специальной комиссии, командирован в Англию. Благодаря рекомендации Иоффе ему удаётся устроиться в Кавендишской лаборатории под начало Эрнеста Резерфорда и с 22 июля Капица начинает работать в Кембридже. Молодой советский учёный быстро заслуживает уважение коллег и руководства благодаря таланту инженера и экспериментатора. Работы в области сверхсильных магнитных полей приносят ему широкую известность в научных кругах. Поначалу взаимоотношения Резерфорда и Капицы складывались непросто, но постепенно советскому физику удалось завоевать и его доверие и вскоре они стали очень близкими друзьями. Капица дал Резерфорду знаменитое прозвище «крокодил». Уже в 1921 году, когда Кавендишскую лабораторию посетил известный экспериментатор Роберт Вуд, Резерфорд поручил провести эффектный показательный опыт перед знаменитым гостем именно Петру Капице.

Темой докторской диссертации, которую Капица защитил в Кембридже в 1922 году, стало «Прохождение альфа-частиц через вещество и методы получения магнитных полей». С января 1925 года Капица — заместитель директора Кавендишской лаборатории по магнитным исследованиям. В 1929 году Капица избран действительным членом Лондонского Королевского общества. В ноябре 1930 года Совет Королевского общества принимает решение о выделении 15 000 фунтов стерлингов на строительство в Кембридже специальной лаборатории для Капицы. Торжественное открытие Мондовской лаборатории (по имени промышленника и филантропа Монда) состоялось 3 февраля 1933 года. Капица избирается Мессельским профессором Королевского общества.

Капица поддерживает связи с СССР и всячески содействует международному научному обмену опытом. В «Международной серии монографий по физике» издательства Оксфордского университета, одним из редакторов которой был Капица, выходят монографии Георгия Гамова, Якова Френкеля, Николая Семёнова. В Англию по его приглашению приезжает на стажировку Юлий Харитон и Кирилл Синельников.

Ещё в 1922 году Фёдор Щербатской высказывался о возможности избрания Петра Капицы в Российскую Академию Наук. В 1929 году целый ряд ведущих учёных подписались под представлением на избрание в АН СССР. 22 февраля 1929 года непременный секретарь АН СССР Ольденбург сообщает Капице, что «Академия наук, желая выразить своё глубокое уважение к учёным заслугам Вашим в области физических наук, избрала Вас на Общем собрании Академии наук СССР 13 февраля с. г. в свои члены-корреспонденты».

XVII съезд ВКП(б) оценил значительный вклад учёных и специалистов в успехе индустриализации страны и выполнении первой пятилетки. Однако, одновременно с этим, правила выезда специалистов за границу стали более строгими и за их исполнением теперь следила специальная комиссия.

Не остались без внимания многочисленные случаи невозвращения советских учёных. В 1936 г В. Н. Ипатьев и А. Е. Чичибабин были лишены советского гражданства и исключены из состава Академии наук за то, что остались за рубежом после командировки. Широкий резонанс в научных кругах имела аналогичная история с молодыми учёными Г. А. Гамовым и Ф. Г. Добжанским.

Деятельность Капицы в Кембридже не оставалась незамеченной. Особое беспокойство властей вызывал тот факт, что Капица оказывал консультации европейским промышленникам. По мнению историка Владимира Есакова, ещё задолго до 1934 года был разработан план, связанный с Капицей, и о нём знал Сталин. С августа по октябрь 1934 года был принят ряд постановлений Политбюро, подписанных Л. М. Кагановичем, предписывающих задержать учёного в СССР.

До 1934 года Капица с семьёй жил в Англии и регулярно приезжал в СССР на отдых и повидать родных. Правительство СССР несколько раз предлагало ему остаться на Родине, но учёный неизменно отказывался. В конце августа Пётр Леонидович, как и в предыдущие годы, собирался навестить мать и принять участие в международном конгрессе, посвящённом 100-летию со дня рождения Дмитрия Менделеева.

После приезда в Ленинград 21 сентября 1934 г. Капицу вызвали в Москву, в Совет народных комиссаров, где он встретился с Пятаковым. Заместитель наркома тяжёлой промышленности рекомендовал как следует обдумать предложение остаться. Капица отказался, и его отправили на приём в вышестоящую инстанцию к Межлауку. Председатель Госплана сообщил учёному, что выезд за границу невозможен и виза аннулирована. Капица был вынужден переехать к матери, а его супруга, Анна Алексеевна, уехала в Кембридж к детям одна. Английская пресса, комментируя случившееся, писала о том, что профессора Капицу принудительно задержали в СССР.

Пётр Леонидович был глубоко разочарован. Поначалу даже хотел уйти из физики и переключиться на биофизику, став ассистентом Павлова. Обращался с просьбой о помощи и вмешательстве к Полю Ланжевену, Альберту Эйнштейну и Эрнесту Резерфорду. В письме Резерфорду он писал, что едва пришёл в себя после шока от случившегося, и благодарил учителя за помощь его семье, оставшейся в Англии. Резерфорд письмом к полпреду СССР в Англии обратился за разъяснениями — почему известному физику отказывают в возвращении в Кембридж. В ответном письме ему сообщили, что возвращение Капицы в СССР продиктовано запланированным в пятилетнем плане ускоренным развитием советской науки и промышленности.

Первые месяцы в СССР прошли трудно — не было работы и определённости с будущим. Жить пришлось в стеснённых условиях коммунальной квартиры у матери Петра Леонидовича. Очень помогли ему в тот момент друзья Николай Семёнов, Алексей Бах, Фёдор Щербатской. Постепенно Пётр Леонидович пришёл в себя и согласился продолжить работу по специальности. В качестве условия потребовал перевезти Мондовскую лабораторию, в которой он работал, в СССР. Если Резерфорд откажется передать или продать оборудование, то необходимо будет приобрести дубликаты уникальных приборов. Решением Политбюро ЦК ВКП(б) было выделено 30 тыс. фунтов стерлингов на закупку оборудования.

23 декабря 1934 г. Вячеслав Молотов подписал постановление об организации в составе Академии наук СССР Института физических проблем (ИФП). 3 января 1935 г. газеты «Правда» и «Известия» сообщили о назначении Капицы директором нового института. В начале 1935 года Капица переезжает из Ленинграда в Москву — в гостиницу «Метрополь», получает в распоряжение личный автомобиль. В мае 1935 года началось строительство институтского лабораторного корпуса на Воробьёвых горах. После довольно сложных переговоров с Резерфордом и Кокрофтом (Капица не принимал в них участия) удалось прийти к соглашению об условиях передачи лаборатории в СССР. В период с 1935 по 1937 год постепенно было получено оборудование из Англии. Дело сильно стопорилось из-за нерасторопности чиновников, занимавшихся поставкой, и понадобилось писать письма высшему руководству СССР, вплоть до Сталина. В итоге удалось получить всё, что требовал Пётр Леонидович. В Москву приехали два опытных инженера, которые помогали в монтаже и настройке — механик Пирсон и лаборант Лауэрман.

В своих письмах конца 1930-х годов Капица признавался в том, что возможности для работы в СССР уступают тем, что были за рубежом — это даже несмотря на то, что он получил в своё распоряжение научное учреждение и практически не испытывал проблем с финансированием. Угнетало то, что проблемы, решавшиеся в Англии одним телефонным звонком, погрязали в бюрократизме. Резкие высказывания учёного и исключительные условия, созданные ему властями, не способствовали налаживанию взаимопонимания с коллегами по академической среде.

В 1935 году кандидатура Капицы даже не рассматривается на выборах в действительные члены АН СССР. Он неоднократно пишет записки и письма о возможностях реформы советской науки и академической системы представителям власти, но не получает внятной реакции. Несколько раз Капица принимал участие в заседаниях Президиума Академии Наук СССР, но, как сам вспоминал, после двух-трёх раз «устранился». В деле организации работы Института Физических Проблем Капица не получил сколько-нибудь серьёзной помощи и полагался, в основном, на свои силы.

В январе 1936 года из Англии возвращается Анна Алексеевна с детьми, и семья Капицы переезжает в коттедж, построенный на территории института. К марту 1937 года закончилось строительство нового института, перевезена и смонтирована большая часть приборов, и Капица возвращается к активной научной деятельности. В это же время при Институте Физических проблем начинает работать «капичник» — знаменитый семинар Петра Леонидовича, который вскоре приобретает всесоюзную известность.

В январе 1938 года Капица публикует в журнале Nature статью о фундаментальном открытии — явлении сверхтекучести жидкого гелия и продолжает исследования в новом направлении физики. Одновременно коллектив института, возглавляемого Петром Леонидовичем, активно работает над чисто практической задачей совершенствования конструкции новой установки для производства жидкого воздуха и кислорода — турбодетандера. Принципиально новый подход академика к функционированию криогенных установок вызывает бурные дискуссии как в СССР, так и за рубежом. Однако деятельность Капицы получает одобрение, и возглавляемый им институт ставят в качестве примера эффективной организации научного процесса. На общем собрании Отделения математических и естественных наук АН СССР 24 января 1939 г. единодушным голосованием Капица был принят в действительные члены Академии наук СССР.

В годы репрессий вступался за арестованных коллег. Ниже — письмо на имя Сталина от 28 апреля 1938 в связи с арестом Ландау:

«Товарищ Сталин!

Сегодня утром арестовали научного сотрудника Института Л.Д.Ландау. Несмотря на свои 29 лет, он вместе с Фоком — самые крупные физики-теоретики у нас в Союзе. Его работы по магнетизму и по квантовой теории часто цитируются как в нашей, так и в заграничной научной литературе. Только в прошлом году он опубликовал одну замечательную работу, где первый указал на новый источник энергии звездного лучеиспускания. Этой работой дается возможное решение: «Почему энергия Солнца и звезд не уменьшается заметно со временем и до сих пор не истощилась». Большое будущее этих идей Ландау признает Бор и другие ведущие ученые.

Нет сомнения, что утрата Ландау как ученого для нашего института, как и для советской, так и для мировой науки не пройдет незаметно и будет сильно чувствоваться. Конечно, ученость и талантливость, как бы велики они ни были, не дают право человеку нарушать законы своей страны, и, если Ландау виноват, он должен ответить. Но я очень прошу Вас, в виду его исключительной талантливости, дать соответствующие указания, чтобы к его делу отнеслись очень внимательно. Также, мне кажется, следует учесть характер Ландау, который, попросту говоря, скверный. Он задира и забияка, любит искать у других ошибки и, когда находит их, в особенности у важных старцев, вроде наших академиков, то начинает непочтительно дразнить. Этим он нажил много врагов.

У нас в институте с ним было нелегко, хотя он поддавался уговорам и становился лучше. Я прощал ему его выходки ввиду его исключительной даровитости. Но при всех своих недостатках в характере мне очень трудно поверить, что Ландау был способен на что-либо нечестное.

Ландау молод, ему представляется еще многое сделать в науке. Никто, как другой ученый, обо всем этом написать не может, поэтому я и пишу Вам.

П.Капица».

Во время войны ИФП был эвакуирован в Казань, туда же переехала из Ленинграда семья Петра Леонидовича. В военные годы необходимость в производстве жидкого кислорода из воздуха в промышленных масштабах резко возрастает (в частности, для производства взрывчатки). Капица работает над внедрением в производство разработанной им кислородной криогенной установки. В 1942 г. первый экземпляр «Объекта № 1» — турбокислородной установки ТК-200 производительностью до 200 кг/ч жидкого кислорода — был изготовлен и в начале 1943 г. запущен в эксплуатацию. В 1945 году сдан «Объект № 2» — установка ТК-2000 с производительностью в десять раз больше.

По его предложению 8 мая 1943 года постановлением Государственного комитета обороны создаётся Главное управление по кислороду при СНК СССР, начальником Главкислорода назначается Пётр Капица. В 1945 г. организован специальный институт кислородного машиностроения — ВНИИКИМАШ и начал выходить новый журнал «Кислород». В 1945 году получил звание Героя Социалистического Труда, а возглавляемый им институт был награждён Орденом Трудового Красного Знамени.

Помимо практической деятельности Капица находит время и для преподавания. C 1 октября 1943 г. Капица зачислен на должность заведующего кафедрой низких температур физического факультета МГУ. В 1944 году, в момент смены заведующего кафедрой стал главным автором письма 14 академиков, которое привлекло внимание правительства к ситуации на кафедре теоретической физики физического факультета МГУ. В результате заведующим кафедрой после Игоря Тамма стал не Анатолий Власов, а Владимир Фок. Недолго проработав на этой должности Фок через два месяца покинул этот пост. Капица подписал письмо четырёх академиков Молотову, автором которого был А. Ф. Иоффе. Это письмо инициировало разрешение противостояния между так называемой «академической» и «университетской» физикой.

Тем временем, во второй половине 1945 года, сразу по окончании войны, в активную фазу вступает советский атомный проект. 20 августа 1945 года был создан атомный Спецкомитет при Совнаркоме СССР, руководителем которого стал Лаврентий Берия. В комитет первоначально вошли только два физика: Курчатов был назначен научным руководителем всех работ. Капица, который не являлся специалистом в ядерной физике, должен был курировать отдельные направления (низкотемпературная технология разделения изотопов урана).

И Курчатов и Капица входят в состав Технического совета специального комитета, дополнительно туда приглашаются И. К. Кикоин, А. Ф. Иоффе, Ю. Б. Харитон и В. Г. Хлопин. У Капицы сразу же возникает недовольство методами руководства Берии, он весьма нелицеприятно и остро отзывается о генеральном комиссаре госбезопасности — как в личном, так и в профессиональном плане. 3 октября 1945 года Капица пишет Сталину письмо с просьбой освободить его от работы в Комитете, но ответа не последовало. 25 ноября Капица пишет второе письмо, более подробное (на 8 страницах) и 21 декабря 1945 года Сталин разрешает отставку Капицы. Был опубликован протокол № 9 от 30 ноября 1945 года «протокол заседания Специального комитета при Совнаркоме СССР», на котором П. Л. Капица делает доклад о выводах, которые он сделал на основании анализа данных о последствиях применения атомных бомб в Хиросима и Нагасаки и не даётся никаких поручений, детальный разбор бомбардировки этих городов поручено сделать комиссии во главе с А. И. Алихановым.

Собственно во втором письме Капица описал как необходимо, на его взгляд, осуществлять атомный проект, детально определив план действий на два года. Как полагают биографы академика — Капица в то время не знал о том, что на руках у Курчатова и Берии в то время уже были полученные советской разведкой данные об американской атомной программе. Предлагавшийся Капицей план, хотя и был достаточно быстр в исполнении, но недостаточно скор для сложившейся политической обстановки вокруг разработки первой советской атомной бомбы. В исторической литературе часто упоминается о том, что Сталин передал Берии, который предлагал арестовать независимого и резкого в суждениях академика «Я тебе его сниму, но ты его не трогай». Авторитетные биографы Петра Леонидовича не подтверждают историческую достоверность подобных слов Сталина, хотя известно, что Капица позволял себе совершенно исключительное для советского учёного и гражданина поведение. По мнению историка Лорен Грэхэм Сталин ценил в Капице прямоту и откровенность. Свои послания советским лидерам Капица, при всей остроте поднимаемых ими проблем, держал в тайне (содержание большинства писем было раскрыто после его смерти) и свои идеи широко не пропагандировал.

Письма Капицы Сталину, возможно, стали толчком к кампании по борьбе с низкопоклонством перед Западом.

2 января 1946 года П.Л. Капица направил Сталину письмо, которое предали огласке лишь в 1989 году. Вместе с письмом Капица прислал Сталину еще и рукопись книги писателя Гумилевского «Русские инженеры». Капица указал, что книга «Русские инженеры» была написана Гумилевским по его, Петра Леонидовича, просьбе. А в письме Капица написал следующее:

«Мы мало представляем себе, какой большой кладезь творческого таланта всегда был в нашей инженерной мысли. Из книги ясно: первое — большое число крупнейших инженерных начинаний зарождались у нас; второе — мы сами почти никогда не умели их развивать; третье — часто причина не использования новаторства в том, что мы обычно недооценивали свое и переоценивали иностранное. Обычно мешали нашей технической пионерной работе развиваться и влиять на мировую технику организационные недостатки. Многие из этих недостатков существуют и по сей день, и один из главных — это недооценка своих и переоценка заграничных сил. Ясно чувствуется, что сейчас нам надо усиленным образом подымать нашу собственную оригинальную технику. Мы должны делать по-своему и атомную бомбу, и реактивный двигатель, и интенсификацию кислородом, и многое другое. Успешно мы можем это делать только тогда, когда будем верить в талант нашего инженера и ученого и уважать его и когда мы, наконец, поймем, что творческий потенциал нашего народа не меньше, а даже больше других и на него можно смело положиться. Что это так, по-видимому, доказывается и тем, что за все эти столетия нас никто не сумел проглотить».

Через год, в 1947 году, Сталин выдвинул задачу борьбы с «низкопоклонством» перед Западом, прежде всего — в естественных и технических науках. 13 мая 1947 года Сталин произнес речь в Союзе писателей, где заявил: «А вот есть такая тема, которая очень важна… Если взять нашу среднюю интеллигенцию, научную интеллигенцию, профессоров… у них неоправданное преклонение перед заграничной культурой. Все чувствуют себя еще несовершеннолетними, не стопроцентными, привыкли считать себя на положении вечных учеников… Почему мы хуже? В чем дело? Бывает так: человек делает великое дело и сам этого не понимает… Надо бороться с духом самоуничижения…».

В это же время, в 1945-1946 годах снова обостряется полемика вокруг турбодетандера и промышленного производства жидкого кислорода. Капица вступает в дискуссию с ведущими советскими инженерами-криогенщиками, не признающими его как специалиста в этой области. Государственная комиссия признаёт перспективность разработок Капицы, но полагает, что запуск в промышленную серию будет преждевременным. Установки Капицы разбирают, и проект оказывается заморожен.

17 августа 1946 года Капицу снимают с должности директора ИФП. Он удаляется на государственную дачу, на Николину гору. Вместо Капицы директором института назначают Александрова. По словам академика Фейнберга в это время Капица находился «в ссылке, под домашним арестом». Дача была собственностью Петра Леонидовича, но имущество и мебель внутри были большей частью государственные и их практически полностью вывезли. В 1950 году он был уволен и с физико-технического факультета МГУ, где читал лекции.

В своих воспоминаниях Пётр Леонидович писал о преследовании со стороны силовых структур, прямой слежке, инициированной Лаврентием Берией. Тем не менее академик не оставляет научную деятельность и продолжает исследования в области физики низких температур, разделения изотопов урана и водорода, совершенствует познания в математике. Благодаря содействию президента АН СССР Сергея Вавилова удалось получить минимальный комплект лабораторного оборудования и смонтировать его на даче. В многочисленных письмах Молотову и Маленкову Капица пишет об экспериментах, проводимых в кустарных условиях и просит о возможности вернуться к нормальной работе. В декабре 1949 года Капица, несмотря на приглашение, проигнорировал торжественное заседание в МГУ посвящённое 70-летию Сталина.

Ситуация изменилась только в 1953 году после смерти Сталина и ареста Берии. 3 июня 1955 года Капица после встречи с Хрущёвым возвратился на пост директора ИФП. Тогда же был назначен главным редактором ведущего физического журнала страны — «Журнала экспериментальной и теоретической физики». С 1956 Капица один из организаторов и первый заведующий кафедры физики и техники низких температур МФТИ. В 1957-1984 — член президиума АН СССР.

Капица продолжает активную научную и педагогическую деятельность. В этот период внимание учёного привлекают свойства плазмы, гидродинамика тонких слоёв жидкости и даже природа шаровой молнии. Он продолжает вести свой семинар, где почитали за честь выступить лучшие физики страны. «Капичник» стал, своего рода, научным клубом куда приглашались не только физики, но и представители других наук, деятели культуры и искусства.

Убедительность научного предвидения и весомость мнения П.Л. Капицы порой проявлялась в неожиданных областях. Так, в августе 1955 года он повлиял на решение о создании первого искусственного спутника Земли.

Помимо достижений в науке, Капица проявил себя как администратор и организатор. Под его руководством Институт физических проблем стал одним из наиболее продуктивных учреждений Академии наук СССР, привлёк многих ведущих специалистов страны. В 1964 году академик высказал идею создания научно популярного издания для молодёжи. Первый номер журнала «Квант» вышел в 1970 году. Капица принимал участие в создании научно-исследовательского центра Академгородка неподалеку от Новосибирска, и высшего учебного заведения нового типа — Московского физико-технического института. Построенные Капицей установки для сжижения газов после долгой полемики конца 1940-х нашли широкое применение в промышленности. Использование кислорода для кислородного дутья привело к перевороту в сталелитейной промышленности.

В 1965 году, впервые после более чем тридцатилетнего перерыва, Капица получил разрешение на выезд из Советского Союза в Данию для получения Международной золотой медали Нильса Бора. Там он посетил научные лаборатории и выступил с лекцией по физике высоких энергий. В 1969 году ученый вместе с супругой впервые посетил Соединенные Штаты.

В последние годы Капица заинтересовался управляемой термоядерной реакцией. В 1978 году академику Петру Леонидовичу Капице была присуждена Нобелевская премия по физике «за фундаментальные изобретения и открытия в области физики низких температур». Известие о присуждении премии академик встретил во время отдыха в санатории Барвиха. Свою нобелевскую речь Капица, вопреки традиции, посвятил не тем работам, что были отмечены премией, а современным исследованиям. Капица сослался на то, что от вопросов в области физики низких температур он отошёл около 30 лет назад и ныне увлечён другими идеями. Нобелевская речь лауреата называлась «Плазма и управляемая термоядерная реакция» (Plasma and the controlled thermonuclear reaction). Сергей Петрович Капица вспоминал о том, что отец полностью оставил премию себе (положил на свое имя в один из шведских банков) и ничего не отдал государству.

Вплоть до последних дней жизни Капица сохранял интерес к научной деятельности, продолжал работать в лаборатории и оставался на посту директора Института Физических проблем.

22 марта 1984 года Пётр Леонидович почувствовал себя плохо и его увезли в больницу, где ему диагностировали инсульт. 8 апреля, не приходя в сознание, Капица скончался. Похоронен на Новодевичьем кладбище в Москве.

Семья и личная жизнь Петра Леонидовича Капицы:

Отец — Леонид Петрович Капица (1864-1919), генерал-майор инженерного корпуса, строивший Кронштадтские форты, выпускник Николаевской инженерной академии, происходивший из молдавского шляхетского рода Капиц-Милевских (принадлежал польскому гербу «Ястржембец»).

Мать — Ольга Иеронимовна Капица (1866-1937), урождённая Стебницкая, педагог, специалист по детской литературе и фольклору. Её отец Иероним Иванович Стебницкий (1832-1897) — картограф, член-корреспондент Императорской Академии наук, был главным картографом и геодезистом Кавказа, поэтому она родилась в Тифлисе. Затем из Тифлиса приехала в Санкт-Петербург и поступила на Бестужевские курсы. Преподавала на дошкольном отделении Педагогического института им. Герцена.

В 1916 году Капица женился на Надежде Черносвитовой. Её отец, член ЦК партии кадетов, депутат Государственной Думы Кирилл Черносвитов, был позже, в 1919 году, расстрелян. От первого брака у Петра Леонидовича родились дети:

Иероним (22 июня 1917 — 13 декабря 1919, Петроград)
Надежда (6 января 1920 — 8 января 1920, Петроград).

Умерли вместе с матерью от испанки. Похоронены все в одной могиле, на Смоленском лютеранском кладбище в Санкт-Петербурге. Пётр Леонидович тяжело переживал утрату и, как он сам вспоминал, только мать вернула его обратно к жизни.

В октябре 1926 года в Париже Капица близко познакомился с Анной Крыловой (1903-1996). В апреле 1927 года они поженились. Интересно, что предложение руки и сердца первой сделала Анна Крылова. Её отца, академика Алексея Николаевича Крылова Пётр Леонидович знал очень давно, ещё со времени комиссии 1921 года. От второго брака в семье Капицы родились два сына:

Сергей (14 февраля 1928, Кембридж — 14 августа 2012, Москва)
Андрей (9 июля 1931, Кембридж — 2 августа 2011, Москва).

В СССР вернулись в январе 1936 года.

Вместе с Анной Алексеевной Пётр Леонидович прожил 57 лет. Супруга помогала Петру Леонидовичу в подготовке рукописей. После смерти учёного она организовала в его доме музей.

В свободное время Пётр Леонидович увлекался шахматами. Во время работы в Англии выигрывал первенство графства Кембриджшир по шахматам. Любил мастерить домашнюю утварь и мебель в собственной мастерской. Ремонтировал старинные часы.

Гордость советской науки: Петр Леонидович Капица

Петр Капица родился 8 июля 1894 г. в Кронштадте в семье военного инженера. Окончил гимназию, затем реальное училище. Увлекался физикой и электротехникой, особое пристрастие проявлял к устройству часов.

Петр Леонидович Капица. (wikipedia.org) Во время обучения в реальном училище, 1912 год. (wikipedia.org)

В 1912 г. поступил в Петербургский политехнический институт, но в 1914 г., с началом Первой мировой войны, попал на фронт.

На фронте, 1915 год. (wikipedia.org)

После демобилизации вернулся в институт и работал в лаборатории А. Ф. Иоффе. Первая научная работа (посвящённая получению тонких кварцевых нитей) вышла в 1916 г. в «Журнале русского физико-химического общества».

Семинар А. Ф. Иоффе, 1916. (wikipedia.org)

После окончания института Капица стал преподавателем физико-механического факультета, затем сотрудником созданного в Петрограде физического института, который возглавил Иоффе.

Семинар Иоффе, 1916. (wikipedia.org)

В 1921 г. Капицу командировали в Англию — он работал в Кавендишской лаборатории Кембриджского университета, руководимой Э. Резерфордом. Российский физик быстро сделал блестящую карьеру — стал директором лаборатории Монда при Королевском научном обществе.

С коллегами-физиками в Кембридже. (wikipedia.org)

Его работы 20-х гг. XX в. посвящены ядерной физике, физике и технике сверхсильных магнитных полей, физике и технике низких температур, электронике больших мощностей, физике высокотемпературной плазмы.

С Полем Дираком в Кембридже, 1920-е. (wikipedia.org) С женой Анной в Кембридже, 1930. (wikipedia.org)

В 1934 г. Капица вернулся в Россию. В Москве им был основан Институт физических проблем АН СССР, пост директора которого он занял в 1935 г.

Участники Сольвейской конференции, 1930. (wikipedia.org) На открытии собственной лаборатории в Кембридже, 1933. (wikipedia.org) Резерфорд в гостях у Капицы в кембриджской лаборатории. (wikipedia.org)

Одновременно Капица стал профессором МГУ (1936—1947 гг.). В 1939 г. учёного избрали академиком АН СССР, с 1957 г. был членом президиума АН СССР.

С референтом Шапошниковым, 1935. (wikipedia.org)

Наряду с организацией научного процесса Капица постоянно занимался исследовательской работой. Вместе с Н. Н. Семёновым он предложил метод определения магнитного момента атома.

Капица и Николай Семенов на картине Бориса Кустодиева. (wikipedia.org)

Капица первым в истории науки поместил камеру Вильсона в сильное магнитное поле и наблюдал искривление траектории движения альфа-частиц.

Капица и лаборант Филимонов исследуют жидкий гелий, 1939. (wikipedia.org)

Он установил закон линейного возрастания электрического сопротивления ряда металлов в зависимости от напряжённости магнитного поля (закон Капицы). Им созданы новые методы сжижения водорода и гелия; разработан способ сжижения воздуха с помощью турбодетандера.

В лаборатории в Кембридже, начало 1930-х. (wikipedia.org)
В домашней лаборатории в Никола-Ленивце. (wikipedia.org)
Со Львом Ландау в Никола-Ленивце, 1948. (wikipedia.org)
Семья Капицы, 1976. (wikipedia.org)

В 1978 г. ему была вручена Нобелевская премия по физике.

Вручение Нобелевской премии, декабрь 1978. (wikipedia.org)

Гений и его «Крыся». Пётр Капица не представлял жизни без супруги Анны

«Моя дочь снюхалась с Капицей» — эта фраза академика Алексея Крылова станет прологом к одной из самых захватывающих семейных историй современности.

Они познакомились в Париже. В 32 года Капица уже был вдовцом, похоронившим жену и ребёнка во время эпидемии «испанки». Горечь потерь к 23 годам испытала и Анна. Два её старших брата, участники Белого движения, погибли в Гражданскую. Две старшие сестры умерли в детстве. Так что из пятерых детей в семье осталась она одна. Мама девушки принимает решение эмигрировать в Европу и берёт с собой дочь. А отец, царский генерал и одновременно учёный-математик, остаётся в России. Продолжает преподавать в Морской академии, затем возглавляет это учебное заведение. В 20-х годах академик Крылов периодически бывает в командировках во Франции, общается с дочерью.

Петр Капица и Анна Крылова: Как сделать предложение великому физику и прожить счастливо 60 лет вопреки всему https://t.co/TrapTBt5Zm pic.twitter.com/D9tLI5JgY2

— Kleinburd News Ru (@KleinburdNewsRu) 9 октября 2017 г.

Весёлый знакомый

За границей (работа в английском Кембридже) оказывается и будущий муж девушки — Пётр Капица. Вскоре он станет первым в истории иностранным подданным, которого примет в свои ряды Английское королевское общество. В Кембридже Капица работает в лаборатории нобелевского лауреата Резерфорда, «отца-основателя ядерной физики». Для Капицы создают все необходимые условия, даже выстраивают лабораторию с экспериментальными установками. В Стране Советов обеспечить такие же условия было невозможно, по­этому заграничная командировка учёного затягивалась. Весной 1927 г. он приезжает на несколько дней во Францию навестить русских знакомых, которые и представили его Анне Крыловой. Она вспоминала: «Пётр Леонидович был очень весёлый, озорной, любил выделывать всякие глупости. Мог, например, совершенно спокойно для развлечения влезть на фонарный столб посреди Парижа и смотреть на мою реакцию. Ему нравилось, что я принимаю его вызовы с таким же озорством».

Между ними, говоря языком физики, сразу возникло мощное притяжение. Пётр вскоре снова выбирается в Париж. Они засиживаются за разговорами до глубокой ночи. «Глаза круглые, рот на сторону, трубка торчит всё время. Мне положительно с ним легко быть и очень свободно», — описывает Анна будущего мужа.

Потом был её ответный визит в Англию, где они невероятно сблизились эмоционально. Он впервые рассказал ей о смерти жены. Проводив Анну, Капица смог выдержать разлуку с девушкой лишь один день и нагрянул к ней в Париж. «Я поняла, что он мне никогда не сделает предложения, что это должна сделать я. И тогда я сказала ему: „Я считаю, что мы должны пожениться“. Он страшно обрадовался, и спустя несколько дней мы поженились», — рассказывала о тех судьбоносных днях Анна. А Капица писал маме в Россию: «Я, кажется, на следующей неделе женюсь на Крысе (ласковое прозвище Анны в переписке с Капицей. — Ред.) Крыловой. Ты её полюбишь». Анна тоже написала письмо будущей свекрови со словами: «Люблю Вашего Петю, совсем люблю».

На фото Резерфорд и Пётр Капица (второй слева) в Кембридже pic.twitter.com/yvlIEAMmRl

— Украина Электро (@ukrainaelectro) 26 октября 2016 г.

Брак предстояло заключить в Париже в советском посоль­стве. Для этого Анне взамен эмигрантского паспорта нужно было получить советский. На помощь пришёл отец девушки, который был в тот момент во Франции и хорошо знал нашего посла. «Моя дочь снюхалась с Капицей. Ей нужен советский паспорт», — обозначил он задачу другу. После регистрации молодые обвенчались в русской церкви в Париже. Новоиспечённый супруг решил сделать Анне шикарный свадебный подарок — меховое манто. И был очень удивлён, услышав ответ: «Я никогда не ношу мехов». «Пётр Леонидович любил модные места, роскошные гостиницы и всякую такую чепуху. Он никак не мог привыкнуть к тому, что мне это абсолютно безразлично, и говорил: «Ты никогда не понимаешь, что ешь. Тебя очень трудно угощать».

Медового месяца у пары не случилось. «Знаешь, — сказал жене Капица, — мне очень хочется ехать в Кембридж работать. Поедем…» Анна быстро поняла: «Первое и основное у него — его работа. А всё остальное к ней прилагается. И не надо мне по этому поводу делать ему никаких скандалов…»

«У меня кулаки сжимаются»

В Кембридже пару с поздравлениями поочерёдно посетили более 100 человек. «Я даже не могу запомнить их лица!» — в панике писала она маме в Париж. Мама переживает, справляется ли дочка с домашними хлопотами. Пишет зятю: «Вот вы рассказываете, что Аня прекрасно хозяй­ствует, при этом упоминаете, что на пижаме у неё всего одна пуговочка. Что же она остальные не пришьёт?»

Капица ежегодно ездит в СССР. Он остаётся единственным учёным, кто может по­зволить себе такую «вольность» — работать в Англии. Но в 1934 г. его отказываются выпускать из страны. Вернуться в Англию разрешили только Анне. В Великобритании у пары остались сыновья — 6-летний Сергей и 3-летний Андрей.

Пётр Леонидович Капица#Портрeты pic.twitter.com/OxabO3VdLH

— История в Фото (@RussiainPhotos) 27 января 2017 г.

В одном из писем жене в Англию Капица пишет: «Жизнь изумительно пуста сейчас у меня. Другой раз у меня кулаки сжимаются, и я готов рвать на себе волосы и беситься. С моими приборами, на моих идеях, в моей лаборатории другие живут и работают, а я здесь один сижу и, для чего это нужно, не понимаю». Лаборатория, о которой пишет Капица, создавалась конкретно под его научную программу. Буквально накануне поездки в СССР он сумел получить жидкий гелий. И вот вместо разработки очередного прорыва в науке он прозябал в ленинградской коммуналке. По свидетельству академика Щербатского, квартира эта со множеством жильцов была «грязной, запущенной, с паразитами. В умывальной — очередь. Уборной пользоваться ­нельзя из-за загрязнения… В таких условиях нельзя даже читать, не то что заниматься научной работой».

Капица, до этого не сталкивавшийся лицом к лицу с советской тоталитарной системой, был поражён каждодневными открытиями: то, как с ним общались государственные чиновники и сотрудники НКВД. Прямо говорили: «Сотрём в порошок». Намекали, что объявят английским шпионом. А это гарантированная тюрьма. Учёный отвечал: «Меня можно заставить рыть каналы, строить крепости, можно взять моё тело, но дух никто не возьмёт. И если надо мной будут издеваться, я быстро покончу счёты с жизнью любым путём».

Пётр Леонидович Капица в рабочем кабинете. 1964 г. Фото: РИА Новости/ Лев Иванов

Уйти раньше супруги

Анна понимала, что супруг может решиться на крайний шаг. Она знала его рискованную натуру. В Англии ей огромную моральную поддержку оказывает друг и учитель мужа — Резерфорд. Потом она напишет ему: «В России П. Л. (Пётр Леонидович. -Ред.) не покончил с собой не из любви ко мне или детям, а лишь потому, что он любит Вас. После всего того, что Вы для него сделали, после того, как вы вложили в него столько веры, он не мог причинить Вам боль…»

Пётр Капица с супругой. Кадр youtube.com

Анна с детьми приехала к мужу в 1936 г. Капице пообещали, что создадут необходимые условия для работы. Началось строительство Института физических проблем, которым Капице потом доверят руководить. Впрочем, все договорённости окажутся зыбкими. Спустя 10 лет личным распоряжением Сталина учёного снимут со всех постов, забудут все его заслуги в области ВПК, что он дважды (в 1941 и 1943 гг.) был лауреатом Сталинской премии. В немилость он впал, когда стал защищать своих сотрудников, арестованных Берией. Писал Сталину, что нельзя подобным образом относиться к науке и научным работникам. Чудом сам избежал тюрьмы. Помогла всемирная известность. Лишь после смерти Сталина у Капицы начнётся новый расцвет научной деятельности. В 1978 г. он получит Нобелевскую премию за «фундаментальные изо­бретения и открытия в области физики низких температур». Учёный скончался в 1984 г., за несколько месяцев до своего 90-летнего юбилея. Так исполнилась его тайная мечта — уйти раньше супруги. Жизни без неё он не представлял. Анна Алексеевна умерла в 1996 г., пережив три революции, гражданскую войну, эмиграцию, потрясения времён Сталина и Вторую мировую, развал СССР и становление современной России. Показав пример, что истинной любви не страшны никакие исторические катаклизмы.

Выдающаяся женщина — Ольга Иеронимовна Капица

Больше всего меня радует в чтении детских книг то, что мне самой всё это очень интересно)) Итак,
Ольга Иеронимовна Капица (1866 – 1937), педагог, специалист по детской литературе и фольклору. Дочь Иеронима Ивановича Стебницкого, жена военного инженера Леонида Петровича Капицы. Один из её сыновей — Пётр Леонидович Капица, учёный-физик, лауреат Нобелевской премии.
Рассказывает Анна Алексеевна Крылова, жена Петра Леонидовича Капицы (фрагмент статьи Игоря Зотикова «Три дома Петра Капицы» из журнала «Новый мир», 1995, №7):
«Много занимался его историей и историей его жены (историей родителей Петра Леонидовича Капицы -я) один очень занятный человек (он живет сейчас в Питере) — Евгений Борисович Белодубровский. Он выискал много интересных фактов о Капицах. Установил, например, что Леонид Петрович молодым офицером был в Тбилиси (тогда Тифлис) как раз тогда, когда там находилась Ольга Иеронимовна, его будущая жена. Ольга Иеронимовна, так же как моя мама, едва окончив гимназию и проработав год-полтора учительницей, отправилась с разрешения родителей из Тбилиси в Петербург, на женские курсы. Она кончала в одно время с моей мамой, они немножко знали друг друга. Это были передовые женщины, которые хотели получить образование. Мама была историком, а Ольга Иеронимовна, я думаю, кончала исторический или литературный факультет, а ее сестра Александра Иеронимовна была очень видным астрономом-математиком, и если бы не революция и вся эта заваруха, она, наверное, стала бы профессором»
Фрагмент из книги воспоминаний внука Ольги Иеронимовны, физика и популяризатора науки, ведущего телевизионной передачи «Очевидное-невероятное» Сергея Петровича Капицы (фотография взята там же):
«Бабушка Ольга Иеронимовна Капица заботилась о нашем чтении и постоянно присылала из России детские книжки. Она была профессором педагогического института им. А. И. Герцена в Ленинграде и занималась детской литературой. Бабушка, несомненно, оказала большое влияние на поросль молодых и талантливых детских писателей, которая тогда сформировалась в Ленинграде; туда входили Маршак, Бианки, Житков. Они создали то, что теперь называется советской детской литературой. Это было, по-моему, очень заметным делом в то сложное и тревожное время. Недаром Маяковский говорил, что для детей надо писать как для взрослых, только лучше».

И ещё скопирую сюда сообщение о выставке, которая в 2007 году состоялась в Фундаментальной библиотеке РГПУ им. А.И. Герцена ( «Экспозиция, развернутая в конференц–зале Фундаментальной библиотеки посвящена крупнейшему специалисту в области детской литературы и фольклора дореволюционной России, профессору кафедры дошкольной педагогики ЛГПИ им. А. И. Герцена. О.И.Капица является создателем показательной библиотеки детской литературы нашего университета, обладающей уникальным книжным фондом детских изданий 19 – 20 века. В 1922 году совместно с С. Я. Маршаком она организовала при библиотеке кружок детских писателей, положивший начало новому этапу советской детской литературы. На выставке представлены труды О.И.Капица, научные исследования, посвященные проблемам детского фольклора, выпуски библиографических пособий по детской литературе, русские народные сказки и песни в обработке О. Капица, рукописные выписки из курса лекций по детской литературе, впервые научно разработанные автором для пед. вузов, фотографии студии детских писателей начала 1920 – х годов. Выставка была развернута к заседанию, посвященному юбилею О.И.Капица».

Капица Пётр Леонидович(1894—1984)

Пётр Лео­ни­до­вич Капица родился 26 июня (9 июля) 1894 года в порту и военно-мор­ской кре­по­сти Крон­штадт в дво­рян­ской семье. Его отец — Лео­нид Капица — воен­ный инже­нер, гене­рал-майор рус­ской армии, мать — пре­по­да­ва­тель, иссле­до­ва­тель­ница рус­ского фольк­лора.

В 1905 году он посту­пил в гим­на­зию. Через год из-за сла­бой успе­ва­е­мо­сти по латыни пере­хо­дит в Крон­штад­ское реаль­ное учи­лище. В 1914 году П.Л. Капица посту­пил на элек­тро­ме­ха­ни­че­ский факуль­тет Петер­бург­ского поли­тех­ни­че­ского инсти­тута. Там его науч­ным руко­во­ди­те­лем стал выда­ю­щийся физик А.Ф. Иоффе, отме­тив­ший спо­соб­но­сти сту­дента к физике и сыг­рав­ший выда­ю­щу­юся роль в его ста­нов­ле­нии как уче­ного. В 1916 году в «Жур­нале рус­ского физико-хими­че­ского обще­ства» были опуб­ли­ко­ваны пер­вые науч­ные работы П.Л. Капицы «Инер­ция элек­тро­нов в ампе­ро­вых моле­ку­ляр­ных токах» и «При­го­тов­ле­ние вол­ла­сто­нов­ских нитей». В начало 1915 года П.Л. Капица несколько меся­цев нахо­дился на фронте пер­вой миро­вой войны, и, рабо­тая води­те­лем сани­тар­ной авто­ма­шины, возил ране­ных на поль­ском фронте.

Из-за бур­ных рево­лю­ци­он­ных собы­тий П.Л. Капица окон­чил поли­тех­ни­че­ский инсти­тут только в 1919 году. С 1918 по 1921 гг. — пре­по­да­ва­тель в Пет­ро­град­ском поли­тех­ни­че­ском инсти­туте, одновре­менно рабо­тал науч­ным сотруд­ни­ком кафедры физики этого инсти­тута. В 1919—1920 гг. от эпи­де­мии «испанки» погибли отец и жена Капицы, сын в воз­расте 1,5 года и ново­рож­ден­ная дочь трёх дней от роду. В том же 1920 году П.Л. Капица и буду­щий все­мирно извест­ный физик и Нобелев­ский лау­реат Н.Н. Семе­нов пред­ла­гают метод опре­де­ле­ния маг­нит­ного момента атома, осно­ван­ный на вза­и­мо­дей­ствии атом­ного пучка с неод­но­род­ным маг­нит­ным полем. Это науч­ная работа Капицы стала пер­вым замет­ным опы­том в обла­сти атом­ной физики.

А.Ф. Иоффе счи­тал, что пер­спек­тив­ному моло­дому физику необ­хо­димо про­дол­жить учёбу в авто­ри­тет­ной зару­беж­ной науч­ной школе, но орга­ни­зо­вать выезд за гра­ницу долго не уда­ва­лось. Бла­го­даря вме­ша­тель­ству Мак­сима Горь­кого в 1921 году Капица, в составе спе­ци­аль­ной комис­сии, коман­ди­ро­ван в науч­ную коман­ди­ровку в Англию. Капица добился зачис­ле­ния на ста­жи­ровку в Кавен­диш­скую лабо­ра­то­рию вели­кого физика Эрн­ста Резер­форда в Кем­бри­дже. Пона­чалу вза­и­мо­от­но­ше­ния Резер­форда и Капицы скла­ды­ва­лись непро­сто, но посте­пенно совет­скому физику уда­лось заво­е­вать и его дове­рие и вскоре они стали очень близ­кими дру­зьями. Про­из­ве­ден­ные им в этой лабо­ра­то­рии иссле­до­ва­ния в обла­сти маг­нит­ных полей при­несли П.Л. Капице миро­вую славу. В 1923 году он ста­но­вится док­то­ром Кем­бридж­ского уни­вер­си­тета, в 1925 году — помощ­ни­ком дирек­тора по маг­нит­ным иссле­до­ва­ниям Кавен­диш­ской лабо­ра­то­рии, в 1926 году — дирек­то­ром создан­ной им Маг­нит­ной лабо­ра­то­рии в составе Кавен­диш­ской лабо­ра­то­рии. В 1928 году им открыт закон линей­ного, по вели­чине маг­нит­ного поля, воз­рас­та­ния элек­тро­со­про­тив­ле­ния метал­лов (закон Капицы).

За эти и дру­гие науч­ные дости­же­ния в 1929 году П.Л. Капица избран чле­ном-кор­ре­спон­ден­том Ака­де­мии наук СССР и в том же году — дей­стви­тель­ным чле­ном Лон­дон­ского Королев­ского обще­ства. В апреле 1934 года им впер­вые в мире полу­чил жид­кий гелий на создан­ной им же уста­новке. Это откры­тие дало мощ­ный тол­чок иссле­до­ва­ниям в физике низ­ких тем­пе­ра­тур.

До 1934 года П.Л. Капица с семьёй жил в Англии и регу­лярно при­ез­жал в СССР на отдых и пови­дать род­ных. Пра­ви­тель­ство СССР несколько раз пред­ла­гало ему остаться на Родине, но учё­ный неиз­менно отка­зы­вался. В 1934 году во время одного из при­ез­дов в СССР для пре­по­да­ва­тель­ской и кон­суль­та­тив­ной работы П.Л. Капица был задер­жан в СССР (ему отка­зали в раз­ре­ше­нии на выезд). При­чи­ной стали боязнь совет­ского руко­вод­ства, что он оста­нется за гра­ни­цей, и жела­ние в про­дол­же­нии его науч­ной работы в СССР. Капица пер­во­на­чально был кате­го­ри­че­ски про­тив этого реше­ния, так как имел в Англии вели­ко­леп­ную науч­ную базу и хотел про­дол­жать иссле­до­ва­ния там. В 1934 году Поста­нов­ле­нием Совета народ­ных комис­са­ров СССР был создан Инсти­тут физи­че­ских про­блем АН СССР, и Капица вре­менно был назна­чен его пер­вым дирек­то­ром (в 1935 году утвер­жден в этой долж­но­сти на сес­сии АН СССР). Ему было пред­ло­жено создать мощ­ный науч­ный центр в СССР, для чего при содей­ствии Совет­ского пра­ви­тель­ства ему доста­вили всё обо­ру­до­ва­ние его лабо­ра­то­рии из Англии.

В своих пись­мах конца 1930-х годов П.Л. Капица при­зна­вался в том, что воз­мож­но­сти для работы в СССР усту­пают тем, что были за рубе­жом — это даже несмотря на то, что он полу­чил в своё рас­по­ря­же­ние науч­ное учре­жде­ние и прак­ти­че­ски не испы­ты­вал про­блем с финан­си­ро­ва­нием. Угне­тало то, что про­блемы, решав­ши­еся в Англии одним теле­фон­ным звон­ком, погря­зали в бюро­кра­тизме. Рез­кие выска­зы­ва­ния учё­ного и исклю­чи­тель­ные усло­вия, создан­ные ему вла­стями, не спо­соб­ство­вали нала­жи­ва­нию вза­и­мо­по­ни­ма­ния с кол­ле­гами по ака­де­ми­че­ской среде.

С 1936 по 1938 гг. П.Л. Капица раз­ра­бо­тал метод ожи­же­ния воз­духа с помо­щью цикла низ­кого дав­ле­ния и высо­ко­эф­фек­тив­ного тур­бо­де­тан­дера, кото­рый пред­опре­де­лил раз­ви­тие во всем мире совре­мен­ных круп­ных уста­но­вок раз­де­ле­ния воз­духа для полу­че­ния кис­ло­рода, азота и инерт­ных газов. В 1940 году он совер­шает новое фун­да­мен­таль­ное науч­ное откры­тие — сверх­те­ку­честь жид­кого гелия (при пере­ходе тепла от твер­дого тела к жид­кому гелию на гра­нице раз­дела воз­ни­кает ска­чок тем­пе­ра­туры, полу­чив­ший назва­ние скачка Капицы; вели­чина этого скачка резко рас­тет с пони­же­нием тем­пе­ра­туры).

В январе 1939 года П.Л. Капица избран дей­стви­тель­ным чле­ном Ака­де­мии наук СССР.

В период Вели­кой Оте­че­ствен­ной войны вме­сте с Инсти­ту­том физи­че­ских про­блем П.Л. Капица эва­ку­и­ро­вался в Казань и вер­нулся в Москву в авгу­сте 1943 года. В 1941—1945 гг. он состоял чле­ном Научно-тех­ни­че­ского совета при Упол­но­мо­чен­ном Государ­ствен­ного коми­тета обо­роны СССР. В 1942 году П.Л. Капица раз­ра­бо­тал уста­новку для про­из­вод­ства жид­кого кис­ло­рода, на базе кото­рой в 1943 году в Инсти­туте физи­че­ских про­блем пущен в строй Опыт­ный завод.

В мае 1943 года поста­нов­ле­нием Государ­ствен­ного Коми­тета Обо­роны СССР ака­де­мик П.Л. Капица назна­чен началь­ни­ком Глав­ного управ­ле­ния кис­ло­род­ной про­мыш­лен­но­сти при СНК СССР (Глав­кис­ло­род).

В январе 1945 года при­нята в экс­плу­а­та­цию уста­новка по про­из­вод­ству жид­кого кис­ло­рода ТК-2000 в Бала­шихе мощ­но­стью 40 тонн жид­кого кис­ло­рода в сутки (почти 20% всего про­из­вод­ства жид­кого кис­ло­рода в СССР).

За успеш­ную науч­ную раз­ра­ботку нового тур­бин­ного метода полу­че­ния кис­ло­рода и за созда­ние мощ­ной тур­бо­кис­ло­род­ной уста­новки для про­из­вод­ства жид­кого кис­ло­рода Ука­зом Пре­зи­ди­ума Вер­хов­ного Совета СССР от 30 апреля 1945 года Петру Лео­ни­до­вичу Капице при­сво­ено зва­ние Героя Соци­а­ли­сти­че­ского Труда с вру­че­нием ордена Ленина и золо­той медали «Серп и Молот».

Есте­ственно, что физик с миро­вым име­нем одним из пер­вых был при­вле­чён для работы по атом­ному про­екту СССР. 20 авгу­ста 1945 года И.В. Ста­лин под­пи­сы­вает Поста­нов­ле­ние о созда­нии органа управ­ле­ния рабо­тами по урану — Спе­ци­аль­ного коми­тета при ГКО СССР. Этим же поста­нов­ле­нием для непо­сред­ствен­ного руко­вод­ства научно-иссле­до­ва­тель­скими… и про­мыш­лен­ными пред­при­я­ти­ями по исполь­зо­ва­нию внут­ри­атом­ной энер­гии урана и про­из­вод­ству атом­ных бомб при Спец­ко­ми­тете был создан Тех­ни­че­ский совет из 10 чело­век, в состав кото­рого вошел и П.Л. Капица. В Тех­со­вете он воз­гла­вил комис­сию по полу­че­нию тяже­лой воды.

13 ноября 1945 года Тех­ни­че­ским сове­том Спец­ко­ми­тета был заслу­шан вопрос: «V. Об орга­ни­за­ции иссле­до­ва­тель­ских работ по исполь­зо­ва­нию атом­ной энер­гии в мир­ных целях (пору­че­ние Спе­ци­аль­ного коми­тета). На засе­да­нии было решено: пору­чить тт. Капице П.Л. (созыв), Кур­ча­тову И.В., Перву­хину М.Г. в месяч­ный срок под­го­то­вить и вне­сти на рас­смот­ре­ние Совета пред­ло­же­ния об орга­ни­за­ции (объ­еме, про­грамме и участ­ни­ках) иссле­до­ва­тель­ских работ по исполь­зо­ва­нию внут­ри­атом­ной энер­гии в мир­ных целях…». (В силу ряда при­чин это пору­че­ние было не выпол­нено. Согласно справке о ходе выпол­не­ния пору­че­ний ТС П.Л. Капица дол­жен был вне­сти пред­ло­же­ния об исполь­зо­ва­нии отхо­дов про­из­вод­ства для мир­ных целей).

Однако 25 ноября 1945 года П.Л. Капица направ­ляет письмо И.В. Ста­лину об орга­ни­за­ции работ по про­блеме атом­ной бомбы и с прось­бой о своем осво­бож­де­нии от работы в Спе­ци­аль­ном коми­тете и Тех­ни­че­ском совете.

«Това­рищ Ста­лин, почти четыре месяца я засе­даю и активно при­ни­маю уча­стие в работе Осо­бого коми­тета и Тех­ни­че­ского совета по атом­ной бомбе (А.Б.).

В этом письме я решил подробно Вам доло­жить мои сооб­ра­же­ния об орга­ни­за­ции этой работы у нас и также про­сить Вас еще раз осво­бо­дить меня от уча­стия в ней.

В орга­ни­за­ции работ по А.Б., мне кажется, есть много ненор­маль­ного. Во вся­ком слу­чае, то, что дела­ется сей­час, не есть крат­чай­ший и наи­бо­лее деше­вый путь к ее созда­нию.

Задача перед нами стоит такая: Аме­рика, затра­тив 2 мил­ли­арда дол­ла­ров, в 3—4 года сде­лала А.Б., кото­рая явля­ется сей­час наи­бо­лее силь­ным ору­жием войны и раз­ру­ше­ния. Если исполь­зо­вать пока нам извест­ные запасы тория и урана, то их хва­тило бы, чтобы 5—7 раз под­ряд раз­ру­шить все нахо­дя­ще­еся на сухой поверх­но­сти зем­ного шара.

Но глупо и нелепо думать, что основ­ной воз­мож­но­стью исполь­зо­ва­ния атом­ной энер­гии будет ее раз­ру­ши­тель­ная сила. Ее роль в куль­туре, несо­мненно, будет не менее нефти, угля и дру­гих источ­ни­ков энер­гии, к тому же энер­ге­ти­че­ских запа­сов ее в зем­ной коре больше и она имеет то необыч­ное пре­иму­ще­ство, что та же энер­гия скон­цен­три­ро­вана в десять мил­ли­о­нов раз мень­шем весе, чем в обыч­ных горю­чих. Грамм урана или тория, рав­но­си­лен, при­мерно, 10 тон­нам угля. Грамм урана — это кусо­чек впо­ло­вину сереб­ря­ного гри­вен­ника, а 10 тонн — это груз угля почти целой плат­формы.

Сек­рет А.Б. нам неиз­ве­стен. Сек­рет к клю­че­вым вопро­сам очень тща­тельно обе­ре­га­ется и явля­ется важ­ней­шим государ­ствен­ным сек­ре­том одной только Аме­рики. Пока полу­ча­е­мые све­де­ния недо­ста­точны, чтобы создать А.Б., часто их дают нам, несо­мненно, для того, чтобы сбить с пра­виль­ного пути.

Чтобы осу­ще­ствить А.Б., аме­ри­канцы затра­тили 2 мил­ли­арда дол­ла­ров, это, при­мерно, 30 мил­ли­ар­дов руб­лей по нашей про­мыш­лен­ной про­дук­ции. Почти все это должно быть истра­чено на стро­и­тель­ство и маши­но­стро­е­ние. Во время рекон­струк­ции и в 2—3 года это нам навряд ли под­нять. Так что быстро идти по аме­ри­кан­скому пути мы не можем, а если пой­дем, то все равно отста­нем…

Жизнь пока­зала, что заста­вить себя слу­шаться я мог только как Капица-началь­ник главка при СНК, а не как Капица-уче­ный с миро­вым име­нем. Наше куль­тур­ное вос­пи­та­ние еще недо­ста­точно, чтобы поста­вить Капицу-уче­ного выше Капицы-началь­ника. Даже такой това­рищ, как Берия, этого не пони­мает. Так про­ис­хо­дит и теперь при реше­нии про­блемы А.Б. Мне­ния уче­ных часто при­ни­мают со скеп­ти­циз­мом и за спи­ной делают по-сво­ему.

Осо­бый коми­тет дол­жен научить това­ри­щей верить уче­ным, а уче­ных, в свою оче­редь, это заста­вит больше чув­ство­вать свою ответ­ствен­ность, но этого пока еще нет.

Это можно только сде­лать, если воз­ло­жить ответ­ствен­ность на уче­ных и това­ри­щей из Осо­бого коми­тета в оди­на­ко­вой мере. А это воз­можно только тогда, когда поло­же­ние науки и уче­ного будет всеми при­ни­маться как основ­ная сила, а не под­соб­ная, как это теперь…

Това­рищи Берия, Мален­ков, Воз­не­сен­ский ведут себя в Осо­бом коми­тете, как сверх­че­ло­веки. В осо­бен­но­сти тов. Берия…

Мне хоте­лось бы, чтобы тов. Берия позна­ко­мился с этим пись­мом, ведь это не донос, а полез­ная кри­тика. Я бы сам ему все ска­зал, да уви­деться с ним очень хло­потно».

И.В. Ста­лин при­нял реше­ние о выводе П.Л. Капицы из состава коми­тета, но этот кон­фликт с Л.П. Берией дорого обо­шёлся учё­ному: в 1946 году его сняли с долж­но­сти руко­во­ди­теля Глав­кис­ло­рода при Совете Мини­стров СССР и с долж­но­сти дирек­тора Инсти­тута физи­че­ских про­блем АН СССР. Един­ствен­ным уте­ше­нием стало то, что он не был аре­сто­ван.

Так как Капица был лишён допуска к сек­рет­ным раз­ра­бот­кам, а прак­ти­че­ски все веду­щие науч­ные и иссле­до­ва­тель­ские учре­жде­ния СССР были при­вле­чены к рабо­там по созда­нию атом­ного ору­жия, он на неко­то­рое время остался без работы. Чтобы не сидеть без дела, П.Л. Капица создал домаш­нюю лабо­ра­то­рию на под­мос­ков­ной даче, где зани­мался про­бле­мами меха­ники, гид­ро­ди­на­мики, элек­тро­ники боль­ших мощ­но­стей и физики плазмы.

В 1941—1949 гг. он стал про­фес­со­ром и заве­ду­ю­щим кафед­рой общей физики физико-тех­ни­че­ского факуль­тета Мос­ков­ского государ­ствен­ного уни­вер­си­тета, но в январе 1950 года за демон­стра­тив­ный отказ при­сут­ство­вать на тор­же­ствен­ных меро­при­я­тиях в честь 70-летия И.В. Ста­лина уво­лен оттуда. Летом 1950 года П.Л. Капицу зачис­лили стар­шим науч­ным сотруд­ни­ком в Инсти­тут кри­стал­ло­гра­фии АН СССР, одновре­менно он про­дол­жал иссле­до­ва­ния в своей лабо­ра­то­рии.

Летом 1953 года после аре­ста Л.П. Берия, Капица доло­жил о своих лич­ных раз­ра­бот­ках и полу­чен­ных резуль­та­тах в Пре­зи­ди­уме АН СССР. Было при­нято реше­ние о про­дол­же­нии иссле­до­ва­ний и в авгу­сте 1953 года П.Л. Капица назна­ча­ется дирек­то­ром создан­ной тогда же Физи­че­ской лабо­ра­то­рии АН СССР. В 1955 году он повторно назна­ча­ется дирек­то­ром Инсти­тута физи­че­ских про­блем АН СССР (воз­глав­лял его до конца жизни), а также глав­ным редак­то­ром «Жур­нала экс­пе­ри­мен­таль­ной и тео­ре­ти­че­ской физики». На этих долж­но­стях ака­де­мик рабо­тал до конца жизни.

Одновре­менно с 1956 года П.Л. Капица заве­до­вал кафед­рой физики и тех­ники низ­ких тем­пе­ра­тур и являлся пред­се­да­те­лем Коор­ди­на­ци­он­ного совета Мос­ков­ского физико-тех­ни­че­ского инсти­тута. Руко­во­дил фун­да­мен­таль­ными рабо­тами в обла­сти физики низ­ких тем­пе­ра­тур, силь­ных маг­нит­ных полей, элек­тро­ники боль­ших мощ­но­стей, физике плазмы. Автор осно­во­по­ла­га­ю­щих науч­ных тру­дов по этой теме, мно­го­кратно изда­вав­шихся в СССР и мно­гих стра­нах мира.

За выда­ю­щи­еся дости­же­ния в обла­сти физики, мно­го­лет­нюю науч­ную и пре­по­да­ва­тель­скую дея­тель­ность Ука­зом Пре­зи­ди­ума Вер­хов­ного Совета СССР от 8 июля 1974 года Петр Лео­ни­до­вич Капица награж­дён вто­рой золо­той меда­лью «Серп и Молот» с вру­че­нием ордена Ленина.

В послед­ние годы П.Л. Капица заин­те­ре­со­вался управ­ля­е­мой тер­мо­ядер­ной реак­цией. В 1978 году ака­де­мику Петру Лео­ни­до­вичу Капице была при­суж­дена Нобелев­ская пре­мия по физике «за фун­да­мен­таль­ные изоб­ре­те­ния и откры­тия в обла­сти физики низ­ких тем­пе­ра­тур». Изве­стие о при­суж­де­нии пре­мии ака­де­мик встре­тил во время отдыха в сана­то­рии Бар­виха. Свою нобелев­скую речь Капица, вопреки тра­ди­ции, посвя­тил не тем рабо­там, что были отме­чены пре­мией, а совре­мен­ным иссле­до­ва­ниям. Капица сослался на то, что от вопро­сов в обла­сти физики низ­ких тем­пе­ра­тур он ото­шёл около 30 лет назад и ныне увле­чён дру­гими иде­ями. Нобелев­ская речь лау­ре­ата назы­ва­лась «Плазма и управ­ля­е­мая тер­мо­ядер­ная реак­ция».

В труд­ные пери­оды исто­рии Родины П.Л. Капица все­гда про­яв­лял граж­дан­ское муже­ство и прин­ци­пи­аль­ность. Так, в период мас­со­вых репрес­сий конца 1930-х годов, он добился осво­бож­де­ния под лич­ное пору­чи­тель­ство буду­щих ака­де­ми­ков и все­мирно извест­ных уче­ных В.А. Фока и Л.Д. Лан­дау. В 1950-х годах он активно высту­пал про­тив анти­на­уч­ной дея­тель­но­сти Т.Д. Лысенко, всту­пив в кон­фликт с под­дер­жи­вав­шим послед­него Н.С. Хру­ще­вым. В 1970-х годах П.Л. Капица отка­зался под­пи­сать письмо с осуж­де­нием ака­де­мика А.Д. Саха­рова, тогда же высту­пал и с при­зы­вами при­нять меры к повы­ше­нию без­опас­но­сти атом­ных элек­тро­стан­ций (за 10 лет до Чер­но­быль­ской ава­рии).

П.Л. Капица — лау­реат двух Ста­лин­ских пре­мий I сте­пени (1941 год — за раз­ра­ботку тур­бо­де­тан­дера для полу­че­ния низ­ких тем­пе­ра­тур и его при­ме­не­ние для ожи­же­ния воз­духа, 1943 год — за откры­тие и иссле­до­ва­ния явле­ния сверх­те­ку­че­сти жид­кого гелия). Боль­шая золо­тая медаль АН СССР имени М.В. Ломо­но­сова (1959 г.).

Уче­ный полу­чил миро­вое при­зна­ние при жизни, будучи избран чле­ном мно­гих ака­де­мий и науч­ных обществ. В част­но­сти, избран чле­ном Меж­ду­на­род­ной ака­де­мии аст­ро­нав­тики (1964 г.), Меж­ду­на­род­ной ака­де­мии исто­рии науки (1971 г.), ино­стран­ным чле­ном Нацио­наль­ной ака­де­мии наук США (1946 г.), Поль­ской ака­де­мии наук (1962 г.), Швед­ской королев­ской ака­де­мии наук (1966 г.), Нидер­ланд­ской королев­ской ака­де­мии наук (1969 г.), Серб­ской ака­де­мии наук и искусств (Юго­сла­вия, 1971 г.), Чехо­сло­вац­кой ака­де­мии наук (1980 г.), Физи­че­ского обще­ства Вели­ко­бри­та­нии (1932 г.), чле­ном Аме­ри­кан­ской ака­де­мии искусств и наук в Бостоне (США, 1968 г.), Физи­че­ского обще­ства США (1937 г.) и др. П.Л. Капица — почет­ный док­тор 10 уни­вер­си­те­тов, дей­стви­тель­ный член 6 науч­ных инсти­ту­тов.

П.Л. Капица скон­чался 8 апреля 1984 года. Похо­ро­нен в Москве на Ново­де­ви­чьем клад­бище.

П.Л. Капице уста­нов­лен брон­зо­вый бюст в Совет­ском парке Крон­штадта. Там же, в Крон­штадте, на фасаде зда­ния школы № 425 по улице Уриц­кого, дом № 7/1, уста­нов­лена мемо­ри­аль­ная доска из крас­ного гра­нита, на кото­рой высе­чено: «В этом зда­нии, быв­шем реаль­ном учи­лище, в 1907—1912 годах учился Пётр Лео­ни­до­вич Капица, выда­ю­щийся совет­ский физик, ака­де­мик, два­жды Герой Соци­а­ли­сти­че­ского Труда, лау­реат Нобелев­ской пре­мии». Мемо­ри­аль­ные доски также уста­нов­лены в Санкт-Петер­бурге на зда­нии Поли­тех­ни­че­ского уни­вер­си­тета и в Москве на зда­нии Инсти­тута физи­че­ских про­блем РАН, в кото­ром он рабо­тал. Рос­сий­ская ака­де­мия наук учре­дила Золо­тую медаль имени П.Л. Капицы (1994 г.).

Литература

Капица, Тамм, Семенов : в очерках и письмах. — М.: Вагриус, Природа, 1998. — 575 с., ил.Капица Пётр Леонидович // Физики о себе / Отв. ред. В.Я. Френкель . — Л. : Наука, 1990. — С. 75–80.Кудряшов Н. А. Академик Петр Капица и его противостояние Берии // Кудряшов Н. А. Берия и советские ученые в атомном проекте. — М.: НИЯУ МИФИ, 2013. — С. 75–92 Харитон Ю. Б. Жить и не творить он просто не мог. (Две статьи о П. Л. Капице) // Юлий Борисович Харитон. Путь длиною в век. — М. : Наука, 2005. — С. 91—102