Немка в России

История российских немцев

  • ВВЕДЕНИЕ
  • Глава 1. ПРЕДЫСТОРИЯ НЕМЦЕВ РОССИИ
    • 1.1. Немцы в истории России IX – XVII веков
    • 1.2. Немцы в России в первой половине XVIII века: от Петра I до Екатерины II
    • Методические материалы к главе
    • Выполнить задания
  • Глава 2. ЕКАТЕРИНА II И КОЛОНИЗАЦИОННАЯ ПОЛИТИКА РОССИИ в 1760 – 1790-х гг.
    • 2.1. Манифесты 1762 и 1763 гг. — основа правовой базы колонизацинной политики России во второй половине XVIII века.
    • 2.2. Вербовка колонистов в Россию
    • 2.3. Организация управления колониями иностранцев в России
    • 2.4. Создание и социально-экономическое развитие немецких колоний на Волге.
    • 2.5. Образование и социально-экономическое развитие немецких колоний за пределами Поволжья
    • 2.6. Городские немцы в царствование Екатерины II
    • Методические материалы к главе
    • Выполнить задания
  • Глава 3. НЕМЦЫ РОССИИ С КОНЦА XVIII в. ДО 1870-х гг.
    • 3.1. Государственная политика в отношении немцев России
    • 3.2. Дальнейшее заселение немцами Новороссии, развитие причерноморских колоний
    • 3.3. Развитие немецких колоний в Поволжье
    • 3.4. Образование и развитие немецких колоний на Кавказе
    • 3.5. Немцы под Петербургом и на Волыни
    • 3.6. Немцы на государственной и военной службе, в науке, образовании, искусстве. Городское население.
    • Методические материалы к главе
    • Выполнить задания
  • Глава 4. ЛИКВИДАЦИЯ КОЛОНИСТСКОГО СТАТУСА И ЖИЗНЬ НЕМЕЦКОГО НАСЕЛЕНИЯ РОССИИ В ПОРЕФОРМЕННЫЙ ПЕРИОД (1871 – 1914)
    • 4.1. «Великие реформы» 1860-х – 1870-х гг. в России и их влияние на положение немцев России
    • 4.2. Немцы Украины, Крыма и Бессарабии
    • 4.3 Немцы Поволжья
    • 4.4. Немцы Кавказа, Области Войска Донского, Петербургской губернии
    • 4.5. Немцы Санкт-Петербурга и Москвы
    • 4.6. Миграционные процессы среди российских немцев. Освоение Урала, Сибири, Степного края и Туркестана. Эмиграция
    • Методические материалы к главе
  • Глава 5. НЕМЕЦКОЕ НАСЕЛЕНИЕ РОССИИ ВО ВРЕМЕНА ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ, РЕВОЛЮЦИЙ, ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ (1914 – 1922)
    • 5.1. Первая мировая война и немцы России
    • 5.2. Февральская революция. Первый (небольшевистский) этап автономистского движения российских немцев
    • 5.3. Октябрьская революция. Второй (большевистский) этап автономистского движения российских немцев. Образование Области немцев Поволжья
    • 5.4. Немцы России в годы гражданской войны
    • 5.5. Политика «военного коммунизма и её последствия для немецкого населения страны
    • 5.6. Область немцев Поволжья в 1918 — 1922 гг.
    • Методические материалы к главе
  • Глава 6. НЕМЕЦКОЕ НАСЕЛЕНИЕ СТРАНЫ В ГОДЫ НЭПА
    • 6.1. Государственная политика в отношении «советских» немцев
    • 6.2. Нэп и социально-экономическая жизнь немцев
    • 6.3. Немцы в политической системе советского общества 1920-х годов
    • 6.4. Проблемы духовной жизни немецкого населения СССР в 1920-е годы
    • Методические материалы к главе
  • Глава 7. СОВЕТСКИЕ НЕМЦЫ В ГОДЫ ПЕРВЫХ ПЯТИЛЕТОК (1929 – 1941)
    • 7.1. Курс советского руководства на «развёрнутое наступление социализма по всему фронту» и немецкое население страны
    • 7.2. Коллективизация в немецких сёлах
    • 7.3. Последствия коллективизации. Голод 1932 – 1933 гг.
    • 7.4. Социально-экономическая жизнь в Республике немцев Поволжья и в немецких районах других регионов в 1934 – 1941 гг.
    • 7.5. Превратности политической жизни немецкого населения в 1930-е годы.
    • 7.6. «Культурная революция» и немцы СССР
    • Методические материалы к главе
  • Глава 8. СОВЕТСКИЕ НЕМЦЫ В ГОДЫ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ И В ПЕРВОЕ ПОСЛЕВОЕННОЕ ДЕСЯТИЛЕТИЕ (1941 – 1955)
    • 8.1. Советские немцы в первые недели и месяцы войны
    • 8.2. Советские немцы на фронте и в партизанском движении
    • 8.3. Депортация немецкого населения европейской части СССР в Сибирь и Казахстан
    • 8.4. «Трудовая армия»
    • 8.5. Немецкое население СССР на оккупированных территориях. Репатрианты
    • 8.6. Немцы СССР на «вечном» спецпоселении
    • Методические материалы к главе
  • Глава 9. НЕМЕЦКОЕ НАСЕЛЕНИЕ СТРАНЫ В ПОСТСТАЛИНСКИЙ ПЕРИОД РАЗВИТИЯ СОВЕТСКОГО ОБЩЕСТВА (1955 – 1991)
    • 9.1 Советские немцы в период «оттепели»
    • 9.2 Немцы СССР в условиях «развитого социализма» (1965 – 1985)
    • 9.3.»Перестройка» в СССР и пробуждение национального самосознания «советских» немцев (1985 – 1991)
  • Глава 10. НЕМЦЫ В НОВОЙ РОССИИ
  • ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Обрусевшие немцы

Николай Шулер, немец, родился в Поволжье, во время войны был репрессирован, позже жил в посёлке Ис. /фото из архива Яков Цвингер, немец, родился в 1915 году в семье крестьянина-бедняка в Саратовской области

Что произошло с немцами, которые в начале Великой Отечественной войны жили в России? История нации на примере одной семьи

Немцы начали приезжать в Россию еще во времена Ивана Грозного (1500 год). Но больше всего колонистов перебрались сюда во времена Екатерины второй, которая была немецкой принцессой. Осваивали российские земли десятки тысяч немцев, голландцев и представителей других наций. Они получили массу льгот — от налогов до освобождения от службы в армии. Многие обосновались на Поволжье, в Питере, в Москве.

Корни своих родителей-немцев я, к сожалению, не знаю. Они не любили говорить на эту тему. Знаю, что оба были с Поволжья, жили примерно в 200 километрах друг от друга, познакомились позже, во время войны. Мама — Ольга Давыдовна Горн (девичья фамилия) — была тринадцатым ребенком в семье. Самое трагичное событие в их жизни — это нападение Германии, их коренного народа, на Россию, в которой они долгое время жили. Тогда власти необходимо было найти козлов отпущения, ими стала целая нация. 28 августа 1941 года был издан указ, по которому все немцы обвинялись в пособничестве Гитлеру. Хотя семьи многих из них жили к тому времени на территории России по 100-200 лет.

В начале сентября все немцы были репрессированы. Выселяли из домов, которые они построили собственными руками, очень своеобразно. Моих родителей, которые еще не были знакомы друг с другом, отправили на Алтай. Многих выгоняли по принципу: если муж — немец, а жена — русская. Если муж — русский, а жена — немка, то их не выселяли из России. Отец рассказывал, что были факты, когда русские жены специально разводились со своими мужьями-немцами, чтобы не быть репрессированными.

Отношение русских к немцам в то время очень хорошо характеризует один случай. Осенью того же года в семье моей матери случилась трагедия. Банальным аппендицитом заболела её 18-летняя сестра. Но врачи отказались оперировать, сказав, что не помогают немцам. В результате девушка умерла. Это было в конце сентября 1941 года.

Позже начали создавать рабочие колонии. Как только моему отцу исполнилось 16 лет, его отправили трудиться в город Котлас. С его слов, туда привезли 1500 человек. Зиму 42-43 года пережили чуть более ста из них. Трупы лежали штабелями, их никто не хоронил.

Самыми страшными были не физические тяготы и отвратительное питание, а психологический фактор. Начальник лагеря каждое утро начинал со слов: «Ну что, фашисты, вы еще не сдохли?». Перед ним стояли шеренги 16-летних парней, которые родились и выросли в России. Вся вина этих людей заключалась в одном — они родились не той нации. Это тоже самое, что гнобить афроамериканца за черный цвет кожи.

Бабушку, Еву Яковлевну Шулер, в 1942 году забрали от четырех детей, привезли в Нижний Тагил. Всю войну она работала на местных предприятиях, грузила по ночам снаряды. Кормили скудно, к концу военных событий женщины втроем не могли поднять один снаряд.

Брат моей матери, Александр Давыдович Горн, был призван в действующую армию еще до начала войны. Приказ Сталина о репрессировании появился только спустя несколько месяцев. Он успел повоевать только до декабря 1941 года, за это время поучаствовал в боях по защите Москвы, получил небольшое ранение. После его отправили в ссылку в Казахстан, где он прожил всю сознательную жизнь.

Из воспоминаний моего отца:

«Полной свободы у нас вначале не было. Над нами «стояла комендатура», не было паспортов, мы не имели права без разрешения отлучаться из поселка. Однажды, не спросив разрешения, я с Артельного пошел на Ис, чтобы отправить матери посылку в Алтай. Кто-то об этом донес. Меня верхом на лошади догнал помощник коменданта. С матом и руганью отхлестал плеткой. В поселке Ис тогда жили около 30 семей немцев и в Косье семей 20. Люди все были трудолюбивые, добросовестные, многие стали известны как высококвалифицированные специалисты».

В 1993 году дядька вместе с семьей эмигрировал в Германию. Признался, что никогда бы не покинул Казахстан, если бы к ним было нормальное отношение. Например, в правлении колхоза находился стенд с фотографиями участников войны. Его снимок висел последним, и даже не был подписан фамилией — она звучала на немецкий лад. Окна его дома систематически разбивали камнями. Местные жители постоянно говорили им, чтобы уматывали в свою страну.

Перед эмиграцией они долго пытались продать большой дом с фруктовым садом, но никто не покупал. Пришлось бросить всё нажитое имущество. Самое интересное случилось в Германии. Там ему выплатили денежную компенсацию — около 30.000 марок (примерно 40 тысяч долларов) — за то, что воевал с Гитлером.

Во время войны было много неоднозначных событий. Например, всем известно имя Николая Гастелло. Это герой Советского Союза, который в первые дни войны подбил вражеский самолет. Но мало кто знает, что за пару дней до этого геройского поступка аналогичное совершили еще два лётчика. Только их никто не наградил — в составе одного из экипажей был немец с Поволжья.

Я родился уже после войны. В те годы наша семья жила в посёлке Ис. На улице, где стоял наш дом, мы были единственной немецкой семьей. Помню, в возрасте 5-6 лет меня часто обзывали фашистом. Представьте мое состояние — родители толком ничего не объясняют, молчат, сам еще ничего не понимаешь, а тут обзывают таким обидным словом.

Несколько семей относились крайне агрессивно. Одна из наших соседок не могла спокойно смотреть на нас. Как только видела, что мы идём по улице, начинала кричать, ругаться. В принципе, можно понять её поведение — муж ушел на войну, и больше она его никогда не видела. Хотя с бабушкой моего отца — её девичья фамилия Цвингер — произошла подобная история. Когда их привезли на Алтай, её мужа забрали. Это был последний раз, когда она его видела. Что с ним случилось, где он погиб — неизвестно.

Описанные события — это трагедия целого народа. Некоторые знаменитые люди до сих пор прячут свои немецкие корни. Вот, известный писатель Евгений Евтушенко. Мало кто знает, что его фамилия по отцу — Гангнус, а его деда звали Рудольфом. Родственники актрисы Алисы Фрейндлих тоже подвергались репрессиям. Моих родителей, например, никогда не поздравляли с праздником победы, не дарили им открытки. Отец был награжден медалью «За доблестный труд в годы Великой отечественной войны», но на руки ему выдали только удостоверение. Медаль он так и не получил.

На сегодняшний день около 2 миллионов людей немецкой национальности уехали в Германию. У каждого — своя причина для отъезда. Например, мои дети сразу сказали, что никуда не поедут. А вот мой брат большую часть своей жизни прожил в Качканаре. В 2002 году в его семье случилась трагедия — в армии умер его сын. Официальная причина — воспаление лёгких, но правду никто никогда не узнает. У меня дома — большая стопка переписки по факту его смерти. Брат после смерти сына сказал: «Я в этой стране больше жить не буду».

Александр Шулер

1.1. Немцы в истории России IX – XVII веков

Слово «немец» издавна на Руси означало «немой». Так прозывали иностранцев, не знавших русского языка или плохо владевших им. Однако поскольку исторически сложилось так, что подавляющее большинство выходцев из Европы оказалось уроженцами германских земель, то со временем «немцами» в России стали называть людей, исторической родиной которых являлась Германия.

Отношения между Россией и Германией начинают свой отсчёт ещё со времён правления княгини Ольги (945–964). В 957 г. она посетила Константинополь, где приняла христианство. Спустя два года она направила германскому королю Оттону Великому (912–973) просьбу о направлении в Киев христианских миссионеров. По указанию Оттона монаха Адальберта из монастыря святого Максимилиана в Трире возвели в сан “епископа русских”.

Княгиня Ольга Адальберг Магдебургский Оттон Великий

В 961 г. Адальберт прибыл в Киев для проведения миссионерской деятельности, но вскоре из-за противодействия сына Ольги Святослава вынужден был ее прекратить. Тем не менее, миссия Адальберта все же заложила отношения между двумя странами.

Внук Ольги – князь Владимир продолжил дружеские контакты с Германией. Он возложил на епископа Бруно фон Кверфурта проведение мирных переговоров со степными кочевниками, что было успешно осуществлено.

В период правления Ярослава Мудрого в Киеве – как торговом центре – возникла католическая община поляков, итальянцев и немцев, которым позволили исповедовать свою веру при условии не обращения в нее православных.

Смерть Бруно фон Квертфурта от рук язычников пруссов. Фреска из аббатства Святог Ярослав Мудрый

Наряду с торговыми, теснейшим образом развивались и династические связи. Так, сын Ярослава Мудрого – Святослав женился на сестре епископа Бургарта из Трира, двое других Ярославичей были женаты – один на дочери саксонского маркграфа Оттона, другой – графа Леопольда из Штадена. А дочь князя Всеволода – Евпраксия стала женой германского императора Генриха IV.

В ХIII в. колонизация германскими крестоносцами Прибалитики привела к прямому военному столкновению с Русью, завершившееся разгромом Тевтонского ордена на Чудском озере в 1242 г. войсками Александра Невского.

Святослав Князь Владимир

Сотрудничество Руси и Германии продолжилось в ХV в. В 1491 г. году на Русь были приглашены два немецких рудокопа, которые обнаружили на Печоре залежи серебряных руд. В период с 1517 по 1521 гг. из немецких земель прибыло несколько бомбардиров–пушкарей, сыгравших во время татарского нашествия 1521 года значительную роль. В обороне Москвы отличился пушкарь Николай из Шпайера. В числе защитников Рязани был другой пушкарь – Иоганн Йордан, чье имя среди прочих героев высечено на специальной доске в Рязанском Кремле.

Дочери Ярослава Мудрого Ледовое побоище — миниатюра Рязанский кремль. Современный вид

Активно вели торговлю с Россией немецкие купцы. Они приезжали через западные границы России, но главным для них был морской путь из Любека, Данцига и, особенно, Гамбурга, через Архангельский порт, откуда они попадали в Москву. В 1551 г. Иван IV послал в немецкие земли вербовщика Шлитте, который набрал 123 человека, пожелавших пойти на службу в Россию. Это были врачи и аптекари, теологи и правоведы, архитекторы и камнетесы, золотых дел мастера, специалисты по отливке колоколов и другие.

В 1558 г. Иван Грозный направил свои войска в Лифляндию против Ливонского ордена. Во время Ливонской войны, в середине 60–х гг. ХVI века, русскими войсками были заняты города Дерпт, Нарва, Феллин, Вольмар и др. 5 марта 1562 года Ливонский орден был распущен и его земли поделены между Россией, Швецией, Данией и Польшей. Многие жители немецких городов, отошедших к России, были выселены в Кострому, Владимир, Углич, Нижний Новгород, Тулу и пр.

Приглашение в Москву герцога Магнуса из Шлезвига и его союз с Иваном IV сразу изменили положение немцев в России. В 1570 г. они были собраны в Москве и небольшое количество ‑ в Нижнем Новгороде.

Немцы жили в Москве с конца ХV в., т. е. еще до того времени, как возникло городское предместье, названное позже немецкой слободой. Со временем все больше выходцев из германских земель селилось в городе, многие оставались в Москве лишь на короткий срок, но немало было и тех, кто вместе с семьями жил здесь на протяжении нескольких поколений.

Относительно благоприятные условия для возникновения Иноземных слобод в Москве сформировались ещё к концу ХV – началу ХVI вв. Во время правления великих князей Ивана III и его сына Василия III закончилось собирание русских земель под властью Москвы и образование единого русского государства – России. Произошла радикальная перемена: от политики удельной к политике национальной, государственной. Владения великого князя стали граничить с владениями правителей других национальностей и иных вероисповеданий.

Великие князья Московские приобрели статус, равный другим европейским государям, в чем важную роль сыграла женитьба Ивана III на племяннице последнего византийского императора Софье Палеолог. При дворе появляется целый штат мастеровых, военных, врачей и аптекарей из разных стран Западной и Северной Европы. Завязываются постоянные дипломатические контакты. В 1486 и 1488 гг. в Москву приезжал посланник Фридриха III Николаус Коппель, выполнявший и некоторые поручения российского самодержца. Позже приезжали Георг фон Турн от австрийского двора Максимилиана I в 1490 г., австрийский посланник Сигизмунд Герберштейн в 1516 – 1517 гг.

Иван IV. Изображение на парсуне 17 в. Карта Ливонской войны Иван III. Портрет из Титулярника. 17 в.

Благодаря активной вербовке на русскую службу в Москву приезжают мастера горного дела, оружейники, литейщики пушек, золотых и серебряных дел мастера, техники по взрыву крепостных сооружений. Они жили предположительно своими дворами. Вообще же приехавших на службу русскому царю иностранцев расселяли по различным русским дворам в городе. Одновременно при Василии III была создана за чертой города на правом берегу реки Москвы, в местечке Налейка, слобода, в которой была поселена личная охрана царя, состоявшая из литовцев, поляков и немцев. Иностранные же купцы и ремесленники жили, как и прежде в городе по дворам рассеяно, что подтверждают описания как итальянского посланника в Москве в 1476 – 1477 гг. Контарини, так и уже упомянутого Герберштейна.

Приезд иностранцев в Москву еще более усилился после разорения новгородской ганзейской торговой конторы в 1495 г., которое сопровождалось конфискацией имущества немецких купцов и заключения их под стражу.

Иноземная немецкая слобода была создана лишь в конце 1550–х гг. при Иване Грозном. Появление этой слободы обуславливалось появлением большого количества пленных солдат и гражданского населения в годы Ливонской войны. Расселение нескольких сотен пленных в Москве вызвало бы протест и православной церкви, и москвичей из-за возможных имущественных и земельных споров, конкуренции в ремеслах.

Во время выселения иностранцев за черту города на протяжении ХVI – ХVII вв. не все из них должны были туда переселяться, и большое количество продолжало оставаться в городе. В свою очередь иностранные слободы, созданные в Замоскворечье, а в ХVII в. на Яузе соседствовали с другими слободами. Так, основанная при Иване IV слобода в Болвановке соседствовала с армянской, татарской слободами на Балчуге и персидской слободой. Иноземная слобода на Яузе находилась рядом с Гончарной и Кузнецкой слободами, а также с амбарами на Яузе, которые сдавались пришлым купцам. Предположительно в 1558 г., когда в ходе Ливонской войны пали Дерпт и Нарва, была создана слобода для пленных ливонцев, среди которых находились также французы, шотландцы и датчане, в Замоскворечье, в Болвановке, в двух верстах от Кремля.

Долгое время эта слобода не имела церкви и только в 1575 г. по ходатайству принца Магнуса была построена Лютеранская церковь, которая позже стала называться церковью Святого Михаила. В 1578 г. Иван Грозный в отместку за неудачи в Ливонской войне, и под предолгом спекуляцией иностранцами водкой, отдал приказ о разорении слободы. Церковь и дома были разрушены, а жители изгнаны на улицу и многие погибли.

При Борисе Годунове основывается Новая Иноземная слобода, которая находилась на реке Яузе и ручье Кокуй .Характерно, что слободское расселение было свойственно не только для иностранцев. Рядом с иноземной слободой находились и другие ремесленные слободы. Жители Немецкой слободы занимались преимущественно ремеслами и мукомольным промыслом, о чем свидетельствовали мельницы на Яузе.

По ходатайству врачей–лютеран в слободе вновь была отстроена церковь, а для службы в ней были приглашены Вольдемар Гуллеманн из Вестфалии и студент Мартин Бериз из Нейштадта. Практика приглашения служителей церкви из Германии сохранится вплоть до начала Первой Мировой войны. Но и на новом месте слободу постигло несчастье: в конце лета 1610 г. она была сожжена тушинцами, сторонниками Лжедмитрия II.

По окончанию «Смутного времени» и со вступлением на русский престол Михаила Романова (1613 – 1645), который благоволил к иностранцам, чужеземное население города постепенно собирается и пополняется вновь прибывшими на службу. Процесс этот шел медленно. К 1622 году в Москве насчитывалось лишь 35 иностранных хозяйств. По социальному составу и профессиональной принадлежности иностранцы почти не отличаются от прежде прибывших. Определяется юридическое положение: их делами заведуют два приказа. Иноземному приказу были подсудны все иностранные военачальники, из Большого приказа всем иностранным специалистам выдавалось месячное и годовое жалование. С этого времени среди немцев столицы принято деление на сторожилов и приехавших после 1613 г.

Великий князь Василий III (миниатюра из Царского титулярника)

Борис Годунов. Портрет 17 в.

Царь Михаил Федорович

В 1620–е гг. была восстановлена церковь Св. Михаила и построена церковь Св. Петра и Павла. К этому времени относится и упоминание немецких дворов на улицах Покровской, Фроловской, позже Мясницкой.

Немецкие общины со временем значительно улучшили свое экономическое положение и скупили лучшие земли у православных приходов, что вызвало неудовольствие и жалобы православных иерархов. В результате Михаил Федорович приказал снести обе немецкие, а также и голландскую реформаторскую церковь. Но уже через несколько месяцев по ходатайству немцев церковь была восстановлена за чертой города, вне Земляного вала.

С 4 ноября 1652 г. закончился период, когда иностранцы свободно проживали в городе среди русского населения. По распоряжению Алексея Михайловича новая Иноземная или Немецкая слобода, была основана на старом месте, где она находилась при Борисе Годунове. Такое решение было в первую очередь вызвано осложнением отношений между православной церковью и светской властью, покровительствовавшей “иноверцам”. Соборное Уложение 1649 г. ограничило право иноземцев на покупку домов у русского населения. А следующим шагом стал указ о переселении иностранцев за Земляной вал. Такое переселение позволило русскому правительству снять напряженность во взаимоотношениях с православными иерархами и вместе с тем, оставить на государственной службе иностранных специалистов, в знаниях которых Россия была заинтересована. Кроме того, торговые связи с европейскими государствами, в том числе и с Германией, находились в руках иностранцев.

В 1652 г. под Немецкую слободу была выделена “государева земля”, прозванная в простонародье “Кукуй” по названию ручья Кокуй, протекавшего по слободе.

  • Об отводе земли под строение в немецкой слободе

Территория, населенная иностранцами, была объявлена “Белой”, т. е. освобожденной от повинностей и налогов, что давало иностранцам правовые и материальные преимущества перед русскими посадскими людьми и купцами. Дворовые участки в слободе раздавались иностранцам бесплатно. Их размеры зависели от должности и воинского звания владельца. Купцы получали наделы равные оставленным в самой Москве. Были отведены специальные участки под церкви, кладбище, на котором с 1652 г. хоронили иностранцев независимо от их вероисповедания и национальности. Немцы — лютеране и кальвинисты – получили реальную возможность для обустройства своих храмов, содержание пасторов, создания церковно-приходских школ и деятельности церковно-приходских советов. Что же касается немцев–католиков, то им, как и католикам других стран было разрешено придерживаться своей религии, но пасторов было позволено иметь только с 1680–х гг. в правление Софьи Алексеевны.

С момента основания и на протяжении всего своего существования Немецкая слобода никогда не делилась на улицы и кварталы по национальному, религиозному или профессиональному принципу, хотя в ней проживали лютеране, кальвинисты, католики, представители англиканской реформаторской или голландской веры. Они входили в две лютеранские, реформаторскую и католическую общины независимо от своей национальности. Немцы, англичане, голландцы, датчане, швейцарцы, итальянцы, французы, шведы, “цесарцы” – подданные священной Римской нации, включавшей Австрию, Венгрию, Чехию, Словакию, ряд германских земель и вольных городов – общались между собой на русском или самом распространенном среди жителей слободы – немецком языке, поскольку на нем говорили выходцы из Германии, Прибалтики и “Цесарии” (т. е. Священной Римской империи, производное название от слова цезарь, император).

Территориальное обособление Немецкой слободы, населенной выходцами из западноевропейских государств, позволило им воссоздать в своем быту и застройке национальные черты и традиции, поскольку с иноземцев были сняты прежние ограничения на возведение в Москве домов и храмов. Во второй половине ХVII в. Немецкая слобода по отзывам современников приобрела вид “немецкого города, большого и людного”. Дома строились на “голландскую и немецкую стать”, в один, два, три этажа, с покатыми островерхими крышами, покрытыми тесом. Дома утопали в зелени садов, были украшены цветниками, деревянными беседками, прудами. На окраине слободы, на берегу Яузы действовала водяная пороховая мельница, построенная в 1670–е гг. немцем Германом Левкиным, которая затем перешла в 1690-е гг. Рудольфу Мейеру.

Сходство с немецким городом усиливалось тем, что жители Немецкой слободы согласно указу 1652 г., носили западноевропейское платье, в него одевали своих иноземных, а иногда и русских слуг. Женщины и мужчины предпочитали носить скромную и практичную одежду, сшитую “на манер немецких дворян” и только самые богатые слободские жители, следовавшие французской моде, одевались во французское платье.

Царь Алексей Михайлович

Москва. Немецкая слобода в конце 17 века.

Гравюра А. де Витта.

Жители Немецкой слободы в Москве. XVII век.

Западноевропейскому облику соответствовало и внутреннее убранство домов Немецкой слободы. Стены жилых комнат украшали канделябры, гравюры, настенные зеркала и часы, живописные портреты и картины. Мебель состояла из столов с деревянными и каменными столешницами разной формы, деревянных или обитых кожей стульев и кресел, резных деревянных шкафов, кроватей, прочей утвари. Большое распространение среди жителей слободы получили печатные книги, письменные принадлежности, табакерки. Все вещи западноевропейского происхождения и образца можно было заказать у слободских ремесленников или купить как в Немецкой слободе, так и в самой Москве. В слободе существовали три рынка: Верхний или Большой, Средний и Нижний, а также многочисленные лавки и “шалаши”, расположенные на улицах и в переулках.

Со временем Немецкая слобода стала играть всё более заметную роль в экономической, культурной, жизни не только столицы, но и всей страны. Подчеркивая историческую роль иноземцев — жителей слободы, выдающийся русский философ С. М. Соловьев называл немецкую слободу ступенью к Петербургу, как город Владимир был ступенью к Москве.

Служебные функции иностранцев в России были достаточно разнообразны. Военные несли службу в русских полках “нового строя” в качестве пехотинцев, артиллеристов, кавалеристов. Медики – доктора, лекари, аптекари, обслуживали царский двор, государевы аптеки, что находились в Москве, армейские полки. Мастера–ремесленники: оружейники, кузнецы, слесари, ювелиры, живописцы, ‑ будучи “государевыми служилыми людьми”, входили в штат Золотой, Серебряной, Оружейной и других дворцовых палат, а переводчики («толмачи») – посольского приказа. Мастера монетного и литейного дела работали на московских пушечном и Денежном дворах.

Среди немецких мастеров выделился своим искусством Ганс Фальк из Нюрнберга, принимавший участие в отливке колоколов и пушек, а в 40–е гг XVII в. ставший одним из основателей Духанинского стекольного завода под Москвой в Дмитриевском уезде. Оружейные мастера, владевшие техникой золотой и серебряной “наводки” (нанесение на металл золотом и серебром тонкого рисунка), отец и сын Кинеманы оставили заметный след в оружейном деле России второй половины ХVII в. Парадное оружие работы Кинеманов, как и изделия, над которыми трудился ювелир–немец Юрий Форбос, служивший при дворцовых мастерских палатах с 1660–х гг., были необычайно популярны при царском дворе. Последний создал царские регалии – богато украшенные блюда ‑ “тарели”, предметы царского обихода, ювелирные украшения, которые входят сейчас в коллекцию музея Оружейной палаты.

Первыми живописцами – художниками, умевшими писать маслом на холсте светские сюжеты – портреты, “перспективы” – изображения паркового ландшафта, много работавшими над украшением царских покоев, мебели были немецкие мастера, служившие в середине и во второй половине ХVII в. при Оружейной палате: “цесарец” Данила (Даниэль) Вухтерс, Ерофей (Иерноимус) Еллина, “гамбуржец” Петр Инглис (Петер Энгельс).

Из немецких медиков славился Андреас Энгелярт (Энгельгардт), уроженец г. Амерслебена в Нижней Саксонии, приехавший в Россию обслуживать русских царей. Один из его преемников – доктор Лаврентий Алферьевич Блюментрост, уроженец Мюльгаузена, находился на должности придворного лейб-медика с 1672 г. до своей кончины в 1705 г., получив звание и должность архиатера – старшего доктора, в обязанности которого входило не только оказание медицинской помощи, но и “освидетельствование”, т. е. экзаменовка и отбор принимаемых в русскую службу иноземных медиков.

Аптекарь Иоганн Гуттеменш был основателем Нижней, или Главной, государевой аптеки Москвы. Открытая в 1672 г. в Белом городе, она стала первой казенной аптекой Москвы, где лекарства продавались горожанам по рецептам врачей. При аптеке имелась “дохтурская” палата, в которой велся прием и осмотр пациента. За свои заслуги Гуттменш был пожалован титулом придворного медика и надзирателя, т. е. управляющего аптекой. В 1682 г., в разгар стрелецкого бунта, Гуттеменша обвинили в отравлении царя Федора Алексеевича, он был убит.

Свои знания и мастерство немецкие специалисты были обязаны передавать ученикам. Это условие было непременным при найме иностранцев на службу. Таким образом, деятельность в Москве “государевых” иностранцев и, в частности, немецких мастеров, военных специалистов обеспечивала позитивный вклад в развитие русского военного дела, ремесла, мануфактурной промышленности, медицины и искусства.

Вместе с тем, царский двор при необходимости обращался и к тем немецким мастерам, что не были связаны с государевой службой, занимаясь частным предпринимательством. Когда в 1668 г. создавался государев стекольный завод в Измайлове, мастерами на него были приглашены сначала иноземные специалисты с Духанинского завода, в том числе немцы Ю. Кункель и И. Мартин, позднее были «призваны» из–за рубежа стекольные мастера: Я. Арципухор, П. Балтус, И. Леренк, Л. Мойет – все выходцы с Верхнего Рейна.

В 1672–1675 гг. для создания первого немецко–русского придворного театра были привлечены ученики одной из лютеранских школ Немецкой слободы вместе с ее наставникам–магистром, пастором и учителем Иоганном–Готфридом Грегори. Уроженец саксонского города Мерзебурга, Грегори проявил себя как прекрасный проповедник, школьный учитель, имеющий представление о театральном деле, с которым познакомился еще в Германии. Как глава театральной «труппы», он занимался написанием и обработкой текста пьес, которые разучивались и исполнялись под его руководством немецкими юношами, а затем присоединенными к ним русскими служилыми людьми, давал указания по изготовлению костюмов и декораций.

Солдаты полков иноземного строя С.И.Иванов. Приезд иноземцев Пастор Грегори
  • Описание немцев, сделанное Адамом Шлейзингом в 1680 годы

Особо следует сказать о немцах Прибалтики (остзейских немцах), составляющих особую национально-культурную группу. Начиная с XII века бременские купцы вели торговлю в устье реки Даугавы. В 1185 году туда прибыл миссионер Мейнард, проповедовавший христианство местным племенам ливов. В 1186 году он построил замок Икскуль и вскоре был назначен епископом.

Несколько вооружённых столкновений с ливами и убийство в 1198 году преемника Мейнарда, епископа Бертольда послужили предлогом для начала крестовых походов в Прибалтику, способствовавших переселению в регион большого числа немцев. Третий епископ Ливонии Альберт Бекесховеде (Буксгевден) основал в 1201 году город Ригу и провёл совместно с орденом меченосцев несколько успешных завоевательных походов.

Ливонская конфедерация

В 1236 году орден меченосцев был разбит в битве при Сауле литовским королём Миндаугасом (Миндовгом). Остатки ордена объединились с Тевтонским орденом, созданным в 1237 году, образовав ответвление – Ливонский орден, продолживший завоевательскую политику в Прибалтике. В 1299 году пал последний оплот коренного населения – замок земгалов Сидрабе. На захваченных орденом землях были основаны Рижское, Эзель-Викское, Дерптское и Курляндско-Пилтенское епископства. В 1346 году владевший Эстляндией датский король продал её Ливонскому ордену.

Рыцарь ордена меченосцев Тевтоны

Таким образом на территории Прибалтики утвердилось несколько государств, руководящую роль в которых играли немцы, прежде всего – дворянство. Наиболее видные роды (Икскули, Тизенгаузены, Врангели, Унгерн-Штернберги, Буксгевдены и др.) занимали ведущее место в политической жизни региона все последующие столетия вплоть до начала ХХ века. В это же время важную роль играло немецкое бюргерство (городское население, ремесленники и купцы), духовенство (лютеранские пасторы). Коренное население Прибалтики являлось, в основном, крестьянством. На протяжении длительного времени осуществлялись постоянные культурные контакты прибалтийских немцев с Германией.

Статуя Буксгевдена во дворе Домского собора. Рига. Миндовг

В результате Ливонской войны 1558 – 1583 гг. Прибалтика оказалась под властью Швеции и Речи Посполитой. В ходе войны 1601 – 1629 гг. был осуществлён передел земель, по которому Швеции стали принадлежать территории к северу от реки Даугавы, а южнее образовалось Курляндское герцогство, находившееся в вассальной зависимости от Речи Посполитой.

Замок Икскуль. Современный вид

В состав Российской империи Прибалтика вошла после победоносного завершения Россией Северной войны 1700 – 1721 гг. Прибалтийское немецкое дворянство присягнуло Российскому императору на условиях сохранения своей главенствующей роли в регионе, приоритета лютеранской церкви и немецкого языка. Многие остзейцы поступили на российскую государственную службу, как гражданскую, так и военную. Подавляющее их большинство верой и правдой служили новой Родине, прославив свои фамилии в российской истории, внеся огромный вклад в укрепление могущества и процветания России.

Ливония. Старинная карта Прибалтика в первой половине 16 века

В то же время остзейцы всегда гордились своим происхождением, своей автономностью и никогда не считали себя российскими немцами. Поэтому, а также с учётом того, что сегодня Прибалтика обрела независимость и не входит в состав России в дальнейшем, мы не будем рассматривать жизнь этой отдельной немецкой национальной группы в целом, а будем освещать лишь те её стороны и аспекты, которые имели общероссийское значение.

Северная война. Карта. Б. Хориков. Ливонская война.1836.

Почему в Российской империи было столько немцев

В Москве до сих пор бытует легенда, что многие дома 1950-х годов «построены пленными немцами». И пусть уже к 1950 все плененные в течение войны немцы были репатриированы на родину и не строили никаких домов – легенда живет, в основном из-за укоренившегося штампа о «немецком качестве». А все потому, что русских и немцев можно считать народами-побратимами еще с 15-16 веков.

Крестом и мечом

Тевтонский рыцарь и тевтонский пехотинец

Münchener Bilderbogen/Braun & Schneider, 1870

Конечно, начиналось все с захватов. В 1147 году, когда русские земли еще только начинали складываться, а Москва была небольшой, пусть и сильной, крепостью, саксонские князья совершили Вендский крестовый поход, целью которого была христианизация и подчинение языческих племен Прибалтики. В этом походе участвовало и войско кого-то из русских князей, кого именно – сейчас сложно установить. Ведь и русские, к тому времени уже христиане, имели свои виды на Прибалтику.

Так могли выглядеть Конрад Мазовецкий с супругой. Художественная фантазия Яна Матейко (XIX век)

Jan Matejko

Когда в 13-м веке польский князь Конрад Мазовецкий попросил у Тевтонского ордена помощи в войне против прусских язычников, захватывавших польские земли, пригласить тевтонцев князя надоумила, как ни странно, его русская жена из рода Рюрика, Агафья Святославовна. Несколько веков спустя русским, в свою очередь, придется воевать против рыцарей Ливонского ордена — ветви Тевтонского.

Немцы в Прибалтике составляли в основном правящую аристократическую верхушку и в русские края не ехали. Но с 15го века Москва стала освобождаться от политической власти Золотой Орды и объединять русские земли. А значит, московским князьям понадобились опытные воины, инженеры, ученые, которыми были славны немецкие земли.

На ловлю счастья и чинов

С немцами в допетровской России есть некоторая путаница: этим словом русские называли и французов, и британцев, и собственно немцев, но и шведов, и голландцев, и много кого еще. Только для итальянцев было «зарезервировано» отдельное слово «фрязи» или «фрязины». Все остальные западноевропейцы звались «немцами» от слова «немой» – потому, что они не говорили по-русски! Поэтому всех выходцев из германских земель, которые служили при дворах Ивана III Великого и Василия III, назвать непросто.

Но нам известно, что московские князья нуждались в оружейниках, фортификаторах, сапёрах и артиллеристах, а также в специалистах по добыче ископаемых. Известно, что в 1491 г. году на Русь были приглашены два немецких рудокопа, которые обнаружили на Печоре залежи серебряных руд. В Москве также не было образованных врачей и аптекарей. При дворе московских князей в 15-16 веках жили медики Николаус Бюлов и Феофил Маркварт из Любека.

При Иване IV Васильевиче в Москве появилась первая Немецкая слобода. В 1551 Иван послал в немецкие земли вербовщика Шлитте, который набрал 123 человека, пожелавших пойти на службу в Россию. Это были врачи и аптекари, теологи и правоведы, архитекторы и каменотесы, золотых дел мастера, специалисты по отливке колоколов. Позже, во время Ливонской войны, немецкое население завоеванных Москвой городов также расселялось в русских землях. А некоторые из немецких наемников даже добивались широкой (и дурной) известности, например, авантюрист Генрих фон Штаден, служивший в опричном войске царя Ивана.

Новая Немецкая слобода в Москве. С гравюры Генриха де Витт, начало 18 столетия.

История Петра Великого, А.Г.Брикнер/Тип. А.С.Суворина, 1882-1883

После смерти Ивана Грозного, при Борисе Годунове, в России становится все больше и больше немецких купцов, и появляется новая Немецкая слобода на реке Яузе. К середине 17 века немцев стало так много, что царь Алексей Михайлович ограничил для них права покупки домов у русского населения – боялся, что предприимчивые и трудолюбивые немцы оставят русских без крыши над головой. Немцы жили компактно, в Немецкой слободе, исповедовали лютеранство, у них была своя церковь и свои празднества. Дома здесь строились на европейский лад – с покатыми островерхими крышами, их палисадники были украшены цветниками, деревянными беседками, прудами. Местные жители носили европейское платье, а их быт был построен на западный манер, и, хотя здесь жили также англичане, голландцы, датчане, швейцарцы, французы и шведы, основным языком общения был именно немецкий.

Знаменитыми жителями немецкой слободы были медик Лаврентий Блюментрост, ювелир Юрий Форбос, аптекарь Иоганн Гуттеменш, пастор Иоганн-Готфрид Грегори, сыгравший большую роль в истории русского театра, и уроженец Женевы генерал Франц Лефорт. Последний сыграл огромную роль в русской истории, подружившись с молодым царем Петром.

Цари-германофилы

Франц Лефорт

Вадим Некрасов/Global Look Press

Франц Лефорт, вместе с шотландским генералом Патриком Гордоном, стали первыми и лучшими друзьями юного царя, который часто заезжал в Немецкую слободу – от своего отца Петр унаследовал любовь и пристрастие ко всему европейскому. Благодаря Петру, с целью вербовки иностранных инженеров и военных съездившему в 1697-1698 в Великое посольство в Европу, в Россию хлынул новый поток иностранных служак и наемников.

Финансист Генрих фон Фик, бароны Георг Густав фон Розен и Карл Эвальд Рённе (оба — генералы), поэт и переводчик Иоганн Паус, военный и чиновник, будущий канцлер Андрей (Генрих Иоганн) Остерман, граф Бурхард Кристоф фон Мюнних, генерал-фельдмаршал, инженер Георг Вильгельм де Геннин, генерал Иоганн Вейсбах, генерал Адам Вейде… Эти немцы – друзья и сподвижники Петра Великого, стоявшие у истоков Российской Империи и сделавшие очень много для ее славы. Часто выходцы из совсем небогатых семей, эти люди на деле подтверждали главный принцип, которого придерживался Петр: не знатность и национальность, а талант и заслуги делают человеку имя на службе России.

Лютеранская кирха св. Михаила, в подклете которой был захоронен Яков Брюс. Стояла на месте комплекса ЦАГИ между ул. Радио и Новокирочным переулком. Снесена в 1928.

Archive photo

Государственная система, которую выстроил Петр, и в особенности Табель о рангах – таблица гражданских, военных, морских и придворных чинов и званий Российской империи – была практически скопирована с немецких образцов. Поэтому немцам служить в России было «по душе».

Дело Петра продолжила Екатерина Великая, чистокровная немка, пришедшая к власти в России сперва как супруга императора Петра III (тоже немца), а затем взявшая полную власть в результате переворота. В 1762-1763 годах, сразу после восшествия на престол, Екатерина издала два манифеста, которыми приглашала иностранных колонистов селиться в России. Правительство обещало желающим «подъемные» деньги на переезд и обустройство. Они получали личную свободу, свободу перемещения, вероисповедания, освобождение от пошлин, и главное – от военной службы. Немецкие княжества в то время постоянно вели войны; от них и бежали в Россию военнообязанные немцы со своими семьями. А в Россию их Екатерина позвала по другой причине: стране не хватало крестьян для обработки земель и обеспечения питания армии, и Екатерина надеялась с помощью колонистов улучшить положение.

Саратов, Россия, Поволжье, 2013. Празднование 250-летия Манифеста Екатерины Великой о приглашении немцев в Россию. Возложение цветов к монументу «Российским немцам – жертвам репрессий в СССР»

Николай Титов/Global Look Press

Первая «партия» колонистов, числом около 25 000 человек, была направлена в Поволжье. Условия путешествия были ужасными и непривычными для немцев – каждый десятый из них не доехал до места назначения. Тем не менее, вскоре в Поволжье появилось более 100 немецких деревень.

Следующая «волна» эмиграции последовала после манифеста Александра I 1804 года – император снова звал немцев на пустующие земли. В течение 18 и 19 веков в России появились поволжские немцы, немцы, жившие на территории Казахстана, в Донском краю, крымские и украинские немцы – и это только самые крупные диаспоры. На 1913 год в Российской империи проживало около 2,5 миллионов этнических немцев; а уж сколько было обрусевших немцев и их потомков!

Павлодар, Казахстан. Лидия Мертес (слева) показывает Алёне Шмидт (справа), как работать на прялке. Казахстанские немцы стараются поддерживать национальные традиции и сохранять связи со своей исторической родиной.

Николай Кузнецов/TASS

Каждая из диаспор российских немцев имеет свою историю, свои взлеты и падения; в Поволжье в составе СССР в течение 18 лет существовала немецкая Автономная Советская Социалистическая республика, а в 1918 немцы Крыма даже пытались организовать собственное государство; но все это темы для отдельных материалов. В любом случае, истории русского и немецкого народов переплетены неразрывно, и представить одну без другой просто невозможно.

Diros — Портал для всей семьи

«Русские немцы» или «Немцы из России»? «Немцами» или «турками» на Руси издавна называли людей, говорящих на чужом языке или вообще немых.

Вообще подавляющая часть иностранцев, проживавших в России, приходилась на выходцев из германских княжеств, а также из Пруссии, Австрии, Швейцарии, и поэтому за ними закрепилось общее название «немцы». Так, основанные Екатериной II колонии на Волге в 1764 г.,поначалу назывались просто иностранными. За их устройством наблюдали «Конторы опекунства иностранных колоний» вплоть до 1871 года. До второй мировой войны немцы, проживавшие в СССР, назывались, как это принято во всём мире, по географическому месту пребывания — немцы Поволжья, немцы Крыма, Бессарабии, волынские, закавказские, сибирские, московские, одесские, санкт-петербургские.

Старейшими немцами считались остзейские, проживавшие в Курляндии, Лифляндии, Эстляндии. Сами немцы выделяли себя как по месту проживания, так и по месту выхода из Германии (швабы, саксонцы), а также по религиозной принадлежности- лютеране, католики, меннониты, православные, вюртенбергские сепаратисты (закавказские немцы) и впоследствии- беттбрюдеры, штундисты, баптисты, иеговисты. Свод законов Российской империи *Устав о колониях иностранцев в Империи от 1857 г) выделял немцев-колонистов, меннонитов, сепаратистов и волынских немцев.

Образ жизни различных групп немцев в России резко отличался. Поэтому в те времена редко употреблялось даже выражение «немцы из России», ещё реже можно было услышать «российские немцы» из-за сложности включения в одно понятие немца-выходца из Швабии с остзейским или поволжским немцем. После второй мировой войны и немецких депортаций в Сибирь, Казахстан и Среднюю Азию немцев в СССР стали называть русскими или советскими. Так называли ещё евреев и греков. Было понятие «советский народ», но никому не приходило в голову сказать «советский русский» или «советский татарин».

В Германии немцев из бывшего СССР называют или «дойче аус Руссланд»(немец из России) или «Руссланддойче», т.е. «русский немец», не задумываясь о нелепости этого понятия. Молодое поколение немцев из России, проживающих в Германии, называет себя ныне «русаками». Многим это не нравится, я лично тоже не в восторге, но почему-то это слово утвердилось в современном языке переселенцев.

Этим мы открываем серию статей о «Vertriebene, Aussiedler, Spätaussiedler» предоставленных нам Катериной Прост (Katharina Prost)

Автор статьи: Катерина Прост (Katharina Prost)
Страница автора: katrusja.narod.ru

текст приведён без изменений и с письменным разрешением автора