Не русские в России

Какие русские живут в России?

Русский народ в его трех разновидностях — великорусской, белорусской и малорусской — является сегодня одним из крупнейших арийских народов, уступая по численности лишь англоязычной метанации. Численность только одних великороссов составляет 145 миллионов человек. По большинству антропологических признаков русские занимают центральное положение среди народов Европы. Русские популяции в антропологическом отношении довольно однородны. Средние антропологические показатели или совпадают со средними западноевропейскими величинами, или отклоняются от них, оставаясь, однако, в пределах колебаний западных групп.

Генетическими исследованиями также подтверждается, что белорусы и украинцы фактически составляют с русскими единую этническую общность. Из других народов наиболее близким к русскому генотипом обладают поляки и, как ни странно, немцы. Именно среди этих народов наиболее распространена Y-хромосома с генетическим маркером R1a-M458. Между тем, сами древние германцы вовсе не были арийцами – они являлись носителями гаплогруппы I1, которую носят теперь шведы, финны, эстонцы, норвежцы, датчане и исландцы, и хотя у большинства из этих народов, кроме финнов и эстноцев, язык относится к индоевропейской семье, генетически арийцами они не являются.

Последнее, впрочем, не так уж странно: в своё время почти всю территорию нынешней Германии населяли славяне, и тогдашние германцы, завоёвывая их территории, убивали мужчин и брали в жёны женщин, иногда оставляя в живых и прежнее потомство своих новых жён. Поскольку борьба долгое время шла с переменным успехом, имел место и обратный процесс, когда немецких жён захватывали славяне. Нельзя также забывать, что и мы, и немцы, и балты имеем общего предка – некоего мужчину, жившего около десяти тысяч лет назад. Остальные же народы, окружающие русских – мордва, татары и прочие такой гаплогруппы не имеют, а преобладающие у них гаплогруппы не распространены среди русских. Этим опровергаеются утверждения украинских самостийщиков о том, что великорусы являются продуктом смешения славян с тюркскими и финно-угорскими народами.

Выделение Веикорусской народности из сложившейся в Киевской Руси общерусской нации было связано не только с татаро-монгольским нашествием, но и с завоеванием западных русских земель Литвой и Польшей. И хотя ни на востоке, ни на западе русское население не смешивалось с завоевателями, о чём свидетельствует генетика, три части русского народа несколько столетий развивались изолированно, что и привело к языковым и некоторым социально-культурным различиям.

Русская нация характеризуется единством языка, а также общностью материальной и духовной культуры. Это единство не исключает областных различий. Некоторые из них восходят в своей основе к глубокой древности, к раннефеодальному, а возможно, еще к дофеодальному периоду. Особенности в материальной культуре населения южных и северных областей отмечаются археологами еще у древних восточнославянских племен.

Возникали различия и в результате ассимиляции восточными славянами иноязычного неславянского населения Восточной Европы в X—XIII вв. и в процессе расселения русских и вхождения в их состав представителей других национальностей в более позднее время (XVI—XVII вв. и позднее). Своеобразные историко-культурные группы возникали как следствие различных переселений из одной области в другую, формирования военно-служилого населения на границах государства (казаки, однодворцы и пр.) и т. п.


Великороссы центральных губерний, 1862 год

По этнографическим и диалектологическим признакам наиболее заметно различается русское население северных и южных областей. Между ними находится широкая переходная зона. Еще в начале XX в. различия между историко-культурными группами русских прослеживались очень четко. В настоящее время эти различия сглаживаются, но многие сохраняются и теперь (в языке, фольклоре, обычаях, постройках и пр.).

Характерные севернорусские черты культуры и быта и северный «окающий» диалект прослеживаются на территории примерно от бассейна р. Волхова на западе до р. Мезени и верховьев Камы и Вятки на востоке (т. е. Новгородская обл., Карельская АССР, Архангельская, Вологодская, часть Калининской, Ярославской, Ивановской, Костромской, Горьковской и других областей).
Южнорусские черты в культуре, быте населения и южный «акающий» диалект преобладают на территории от бассейна р. Десны на западе до Пензенской обл. на востоке и примерно от Оки на севере и до бассейна Хопра и среднего Дона на юге (большая часть Рязанской, Пензенской, Калужской областей, Тульская, Тамбовская, Липецкая, Орловская, Курская и др.).

Этнографические различия между севером и югом имеются в типах сельских поселений и постройках. На севере преобладают небольшие деревни и села-погосты. Для юга характерны большие многодворные села. Северные крестьянские постройки отличаются монументальностью архитектуры, развитым многокамерным высоким домом с примыкающим к нему крытым двухэтажным двором; для южнорусской деревни характерна низкая (без подклета) изба или хата со своеобразной планировкой и открытым двором (а часто и совсем без двора). В прошлом различия прослеживались и в сельскохозяйственной технике, ее терминологии, а также в женском костюме (на севере — сарафан, на юге — понева), в вышивках и орнаменте. В настоящее время многие особенности материальной культуры уже исчезли, другие (как, например, традиционная одежда, вышивки) если бытуют, то в немногих местах.

Среднерусская группа занимает территорию, главным образом Волго-Окского междуречья, где с XIV в. началось объединение вокруг Москвы русских княжеств и происходило формирование основного ядра русской народности. По современному административному делению — это Московская, Владимирская, север Рязанской, Калужской, части Калининской, Ярославской, Горьковской, Костромской, Ивановской и некоторых других прилегающих областей.

Выделяемая диалектологами область среднерусского переходного диалекта (по линии Псков, Калинин, Москва, Рязань, Пенза, Саратов) несколько уже той области, которая выделяется по этнографическим данным. Среднерусская группа является как бы связующим звеном между северным и южным русским населением. В ее материальной и духовной культуре сочетаются северные и южные черты. С другой стороны, многие местные характерные особенности (в одежде, постройках, обычаях) получили широкое распространение на севере и юге.

К среднерусскому населению центральных областей по диалектологическим и этнографическим данным близко примыкает русское население Среднего Поволжья; оно также имеет некоторые отличия и может рассматриваться как подгруппа среднерусского населения. Формирование русского населения Среднего Поволжья происходило значительно позднее (в XVI—XVII вв.) и в иных условиях, чем в центре; русские расселялись по соседству с разнообразным по национальному составу населением Поволжья, что сказалось на культуре волгаря.

В своеобразную переходную группу входит население древней русской территории в бассейне р. Великой, верховьев Днепра и Западной Двины (Псковская, Смоленская, части Калининской и других прилегающих областей). По языку и по этнографическим признакам оно является как бы переходной группой между северным и средним, средним и южным русским населением, а также русскими и белорусами. Связи с белорусами особенно ярко прослеживаются в южной части этих западных областей (Смоленская обл.).

Ъ своеобразную переходную группу входит население древней русской территории в бассейне р. Великой, верховьев Днепра и Западной Двины (Псковская, Смоленская, части Калининской и других прилегающих областей). По языку и по этнографическим признакам оно является как бы переходной группой между северным и средним, средним и южным русским населением, а также русскими и белорусами. Связи с белорусами особенно ярко прослеживаются в южной части этих западных областей (Смоленская обл.).

Выделяется также население северо- и юго-восточных областей, в основном складывавшееся с XVI—XVII вв. Население северо-востока — Приуралья (Кировская, Пермская, Свердловская, Челябинская и части прилегающих областей) по «окающему» диалекту и многим севернорусским чертам в культуре примыкает к северной группе русских, но обладает также чертами, свойственными среднерусскому населению, что объясняется двумя главными направлениями, по которым шло заселение края — с севера и из центральных областей и Поволжья.

Население юго-востока (от бассейна Хопра до бассейна Кубани и Терека — главным образом бывшие область Войска Донского, восточная часть Новороссии, Кубанская, Терская области и др.) территориально и исторически связано с населением южнорусских областей, но заметно отличается от него по языку, фольклору, особенностям в жилище (в прошлом были отличия и в одежде). В целом материальная и духовная культура населения там не была единообразной в связи с большой пестротой этнического состава этого края.

Кроме указанных крупных этнографических групп и подгрупп, выделяются более мелкие своеобразные группы русского населения, имеющие особые названия или самоназвания.

Крайний Север — побережье Белого моря — населяют поморы. Поморы скорее географический, чем этнографический термин и означает: 1) население берега Белого моря от р. Онеги до Кеми и 2) жителей северного морского побережья. Поморы, являющиеся потомками древних новгородских поселенцев, сходны по своей материальной и духовной культуре с остальным русским населением Севера и отличаются главным образом особенностями хозяйственного быта; издавна они слыли смелыми мореходами, охотниками на морского зверя и опытными рыболовами.

Великороссы Воронежской губернии, 1862 год

В южнорусских областях в единый по этнографическим признакам массив населения вкраплены мелкие группы сравнительно поздних пришельцев из центральных и западных областей. Часть из них — потомки бывшего военнослужилого населения низшего разряда (стрельцов, пушкарей, казаков и др.), поселенного по линии сторожевых укреплений в XVI — XVII вв. для охраны государственной границы от набегов кочевников (впоследствии основная часть этого населения вошла в состав однодворцев, «крестьян четвертного права»).

Среди более поздних переселенцев были крестьяне, ушедшие в «степь» после ее «замирения», а также крестьяне, переселенные помещиками из других областей. Все эти группы еще в недалеком прошлом четко различались друг от друга по этнографическим признакам, особенно по одежде. Женщины из местного коренного населения носили поневу и рогатую кичку, однодворки — полосатую юбку или сарафан и кокошник и т. д.

На западе южнорусской территории (в бассейне Десны и Сейма) живет население, называемое полехи; в культуре его, кроме основных южнорусских черт, прослеживается значительная общность с белорусами, а частью литовцами. К полехам, по-видимому, примыкает группагорюнов, живущих за пределами РСФСР,— в Украинской ССР (по старому административному делению в б. Путивльском уезде Курской губ.).

В Курской обл. живет группа населения, называемая саяны, отличающаяся некоторыми особенностями в языке и быте.
На востоке южнорусской территории в бассейне средней Оки в культуре населения (особенно в вышивке, орнаменте, одежде, типах построек и пр.) сильно прослеживаются связи с народами Поволжья.

В заокской части (север Рязанской и Тамбовской обл.) русское население известно под названием мещера. Оно имеет некоторые этнографические особенности в одежде, жилище и цокающий говор. Русская мещера, по-видимому, сложилась в результате ассимиляции славянским населением местного — финского. В Пензенской и Саратовской областях есть небольшие «островки» мещеры, образовавшиеся там в результате передвижения части населения с севера Рязанской обл. па юго-восток (в XVI в.— на территорию Пензенской и в XVIII в.— в Саратовскую губ.).

На Дону, Волге, Тереке, Урале и Кубани живут казаки. Казаки этнографически не были однородны. Донские, уральские, кубанские, оренбургские, терские казаки отличались друг от друга, хотя с течением времени у них выработалась известная общность бытового уклада.

В прошлом, несмотря на сильное классовое расслоение, казаки по своему положению резко отличались от крестьян (экономической состоятельностью, привилегиями, связанными с военной службой, особым общественным управлением). Самое многочисленное, донское казачество сформировалось наиболее рано (в XVI—XVII вв.) из разнообразных русских и иноязычных, преимущественно восточных компонентов.

Донские казаки исстари подразделялись на верховых и низовых казаков, т. е. живших в верховьях и в низовьях Дона. До настоящего времени верховцы и низовцы различаются по физическому типу, особенностям в постройках, фольклору и пр. Потомки северокавказских казаков (гребенских и терских, формировавшихся с конца XVI в.) по своему быту и культуре во многом близки к соседним кавказским горцам (чеченцам и др.), которые входили в их состав.

Группа кубанских казаков составилась в конце XVIII — начале XIX в. из украинских и русских выходцев. Украинские черты в их языке и быте очень сильны, особенно у западной части кубанских казаков. Потомки казаков расселены также на Волге, по р. Яику (Уралу), где живут казаки-уральцы; ядро их составилось еще в XVI в. из донских выходцев, но постепенно в него включались другие этнические элементы.

За пределами России русские живут на Украине, в Молдавии, в Белоруссии, в странах Прибалтики, Заквказья и Средней Азии, составляя значительную часть рабочих и интеллигенции в городах, промышленных центрах, на новостройках. Имеется там русское население и в сельских местностях.

На Кавказе современное русское колхозное крестьянство составилось из потомков терских и кубанских казаков, из крестьян — переселенцев и высланных в XIX в. сектантов (духоборы, молокане и др.), происходивших большей частью из южных губерний России; последние живут преимущественно в Закавказье. Русское население Средней Азии и Казахстана составилось из бывших казаков и крестьян — выходцев преимущественно из южных областей России.

Следующая таблица показывает, сколько русских проживает в различных регионах России.


И наконец, сколько русских числится в бывших советских республиках.

Русские без России: Как живётся нашим соотечественникам за рубежом

Русские в рассеянии, одна из самых крупных по численности — третья или четвёртая диаспора в современном мире, но точные данные здесь привести достаточно сложно. Нынешние источники оценивают число «русских» за рубежом в 25-40 млн человек, и это целая страна (для сравнения: евреев, с которыми так много шума, всего максимум 16,5 млн).

Однако даже и эти 25-40 млн очень и очень условны. Не совсем понятно, как вести подсчёты. С одной стороны, не всегда в число этих «русских» входят потомки старых семей, которых мы потеряли в начале ХХ века, после революции. С другой, под термин «русский» обычно попадают все выходцы из СССР — и этнические немцы, и те же евреи, и жители среднеазиатских республик, не говоря уже о славянах. Правда, за границей жёстко, куда жёстче, чем здесь, у нас — даже после последних событий — различаются русская и украинская диаспоры, но это уже в известной степени дело политического и исторического выбора.

В итоге вопрос, сколько же этнических русских живёт за пределами России, остаётся открытым (есть очень разные подсчёты — от нескольких сот тысяч человек до 50 млн), и даже признак родного языка не может быть решающим, так как многие потомки первой послереволюционной эмиграции говорят на русском с трудом, но всегда подчёркивают свои русские корни.

В любом случае, мы — самая большая разделённая европейская нация, и трагические последствия этого разделения неизбежно будут сказываться на нашей судьбе на протяжении жизни ещё многих и многих поколений, если само русское имя, как мы верим, надолго сохранится в истории.

Немного истории

Из России, как и из любой другой страны мира — от жителей древнего Египта и античных изгнанников до современных беженцев, — люди время от времени уезжали и уезжают. Первым известным русским эмигрантом можно считать князя Андрея Курбского, бежавшего в Литву от гнева Иоанна Грозного. Можно вспомнить и беглого дьяка Посольского приказа Григория Котошихина, клеветника и изменника, бесславно закончившего на плахе свою жизнь в Швеции XVII века.

Первым известным русским эмигрантом можно считать князя Андрея Курбского, бежавшего в Литву от гнева Иоанна Грозного. Фото: Russian Look / Globallookpress

В XVIII и XIX веках за границу уходили по преимуществу штундисты (протестанты-сектанты) и старообрядцы. География их путей была обширной — от Османской империи и Ирана до Аргентины.

После Гражданской войны за границей оказалось около двух миллионов человек, это были представители всех сословий, в том числе лучших русских родов и семей.

По итогам Второй мировой от Родины были отлучены ещё несколько миллионов русских (от двух до пяти по разным данным), попавших в число «перемещённых лиц» и очутившихся в силу тех или иных обстоятельств за линией фронта.

С 60-х годов прошлого века на Запад отъезжали принципиальные враги советской власти и евреи.

Но настоящий кошмар начался после 1991 года, когда, помимо людей, отправлявшихся на Запад и на Восток за заработками и в поисках профессиональной самореализации, миллионы русских насильственно оказались отрезаны от России. Став неожиданно для себя заложниками новых независимых государств, они почти повсеместно подвергались правовой и языковой дискриминации, давлению агрессивной националистической среды, а иногда — особенно в начале 1990-х годов в Средней Азии — и прямому физическому насилию.

Но это только одна сторона вопроса. Другая связана с политикой западных стран и всей либерально-космополитической элиты по отношению к выходцам из России. Политика эта с 1991 года и по сей день являет собой верх политического цинизма.

До крушения СССР и окончания Холодной войны западная «четвёртая власть» и официальные представители этих государств на все лады пропагандировали «право на свободу перемещения» и способствовали эмиграции из СССР.

Но в 1991 году ситуация переменилась, как по мановению волшебной палочки злого колдуна. Русские мгновенно оказались в положении обычных просителей у западного порога. И ныне, даже получив вожделенный вид на жительство или гражданство в странах победивших либеральных ценностей, они часто подвергаются дискриминации в повседневной жизни: при устройстве на работу, в семейных отношениях, при контактах с органами власти.

При этом правительство РФ по крайней мере до начала 2010-х годов не только не имело последовательной программы возвращения соотечественников домой, но и не спешило приходить им на помощь даже в отчаянных и критических ситуациях.

Где живут русские?

Русские в рассеянии живут по всему миру, на всех пяти континентах: в Европе и Азии, в Северной и в Южной Америке, в Австралии и даже на юге Африки.

Самая крупная русская диаспора за границами бывшего СССР — в США. Всего выходцев из России в стране около четырёх миллионов, однако сколько из них этнических русских, сказать очень трудно.

Больше полумиллиона русских живёт также в Канаде. Кроме того, в этой стране не менее сильная и влиятельная украинская диаспора, занимающая последовательные антирусские позиции. Антагонизм русских и украинцев особенно усилился после событий 2014 года.

В Западной Европе больше всего выходцев из России в Германии (как минимум около двух миллионов человек). Однако большая их часть — этнические немцы, переселённые по специальной программе «возвращения» начиная с 1990-х годов. Кроме того, больше 200 тысяч переселенцев — это евреи, которых Германия принимает в качестве искупления «вины» за Холокост.

Однако, как бы то ни было, около 560 тыс. граждан ФРГ сохраняют русское гражданство. В Берлине, Мюнхене и других крупных немецких городах процветает «русская жизнь»: интернет-проекты, театры, светские салоны, рестораны и радиостанции.

Фото: Lidia Muhamadeeva / .com

Не менее полнокровная «русская жизнь» сохраняется и во Франции, особенно в Париже, где она ведёт начало от первой и захватывает третью волну эмиграции. Тут тоже множество культурных изданий, центров, театров и других площадок. Важнейшее значение для консолидации русской общины имеет Православная Церковь и православный Свято-Сергиевский богословский институт, основанный митрополитом Евлогием (Георгиевским) в 1930-е годы.

В одном только Париже живёт до полумиллиона людей, так или иначе связанных с Россией. Не все знают, что выходцами из России по происхождению были и известная актриса Марина Влади, и писатель Анри Труайя, и даже поэт и певец Серж Гинзбур. Впрочем, продолжать этот список можно было бы почти бесконечно.

Около 300 000 человек с русскими корнями живёт также в столице Великобритании Лондоне. Но при этом только 32 000 британских граждан указывают Россию как «страну происхождения».

Лондон даже иногда называют «Лондонградом» или «Москвой-на-Темзе».

Однако дискриминация или враждебные действия по отношению к русским в Англии — нередкое явление. Особенно часто русские стали сталкиваться с подобными эпизодами после «дела Скрипалей».

Большая русская община сохраняется и в Финляндии, которая в своё время входила в состав Российской империи. Официально русские считаются третьей этнической группой страны (около 60 тыс человек), однако они часто подвергаются дискриминации в вопросах трудоустройства и в семейной жизни, а известный правозащитник Йохан Бекман, отстаивавший в стране права русских матерей, был недавно осуждён по облыжному обвинению.

Значительнейшим центром эмиграции между мировыми войнами стала Сербия, единственная европейская страна, принявшая армию генерала Врангеля. В Белграде жил сам Врангель, а также политик и писатель, автор знаменитых записок «Дни» Василий Витальевич Шульгин. Здесь Сергеем Сергеевичем Ольденбургом была написана важнейшая для отечественного исторического сознания книга «Царствование императора Николая Второго», разрушающая главные мифы марксистской и либеральной исторической пропаганды.

На сегодняшний день в Восточной Европе самый крупный центр русской диаспоры — чешская столица Прага. Русские составляют четвёртое по численности национальное меньшинство страны — около 35 тысяч граждан. Сама же «русская Прага» гораздо больше и разнообразнее…

Влияние на умонастроение «наших» в этом городе оказывает и штаб-квартира радио «Свобода». В своём роде «русская Прага» стала местом сбора профессиональных «борцов с режимом» и аналогичных персонажей. Но есть и множество вполне аполитичных студентов Пражского университета, издателей литературных журналов и т. п.

В Латинской Америке русские живут в Аргентине, Бразилии, Парагвае, Уругвае, Мексике. По всему континенту компактно и обособленно расселились старообрядцы, переехавшие в дальние края ещё до революции. В Аргентине существует также и несколько казачьих поселений, образованных после эвакуации Белой армии.

Много в Южной Америке и потомков эмигрантов Второй волны, свято блюдущих русские традиции. При этом любопытно, что если в Европе и США большинство выходцев из России живут в крупных городах, прежде всего в столицах, то в Латинской Америке уже больше двух веков существуют процветающие русские сёла, где жители занимаются сельским хозяйством.

Самая большая русская этническая община — в Аргентине (около 300 000 человек).

В Буэнос-Айресе выходит русская газета «Наша страна».

Среди русских аргентинцев было множество замечательных деятелей отечественной культуры, к сожалению, не слишком известных на родине: философ и писатель, автор концепции «народной монархии» Иван Солоневич, историк Борис Башилов, писатель Борис Ширяев и др.

В Китае русская этническая группа является одной из 56 этнических групп, официально признанных КНР. Её представители проживают по преимуществу в Синьцзяне и во Внутренней Монголии.

Разумеется, самой яркой страницей русской истории Китая была столица КВЖД, город Харбин, между двумя мировыми войнами ставший чуть ли не единственным островом сохранившейся естественной русской жизни. К сожалению, в результате китайской революции старых русских семей в Харбине практически не осталось. Впрочем, в годы борьбы с Линь Бяо и Конфуцием у них не было и шанса.

Фото: Shanshan0312 / .com

Однако при этом ныне в КНР живут, учатся и работают несколько десятков тысяч наших соотечественников, в основном молодых и амбициозных выходцев из крупных сибирских городов. Один из них — тридцатилетний уроженец Иркутска Александр Мальцев, уехавший в Китай в 10 лет по программе обмена и сделавший головокружительную карьеру в Alibaba, — сегодня редактирует «Мега-газету», крупнейшее китайское издание на русском языке.

Сироты постсоветского пространства

Особое положение занимают русские, оказавшиеся за пределами родной страны не по своей воле, а в результате распада СССР.

Больше всего русских на Украине (8 млн 334 тыс человек по данным 2001 года). Разумеется, до 1991 года никто из этих людей не полагал себя живущим в отрыве от России. После получения Украиной независимости положение русских, особенно в западных и центральных областях страны, неуклонно ухудшалось.

Наступление украинского языка, сокращение числа русских школ, агрессивная националистическая пропаганда — всё это ощущалось и до 2014 года. События же последнего пятилетия — возвращение Крыма в состав России, образование Донецкой и Луганской республик и гражданская война на востоке страны — обострили эти проблемы до предела.

Русское население Украины живёт в первую очередь под тяжелейшим психологическим и пропагандистским гнётом. Людей постоянно заставляют выбирать между Украиной и Россией, между той или иной версией отечественной истории, истории их родов и семей. В принципе, отторгнуть как можно больше русских от России, разрушить братские отношения русского и украинского народа — такой и была цель политики США и коллективного Запада на украинском направлении на протяжении последних 30 лет. И обманываться нам здесь явно не стоит.

После распада СССР в особо тяжёлом правовом положении оказались русские в Прибалтике (557 тыс. человек в Латвии, 330 тыс. в Эстонии, 177 тыс. в Литве), где местные законы о гражданстве и языке с самого начала носили откровенный дискриминационный характер, а давление оголтелой националистической пропаганды и русофобской риторики не прекращается ни на один день.

На сегодняшний день 28,5% русских в Латвии до сих пор не имеют местного гражданства, в Эстонии эти цифры ещё выше — 21% лиц без гражданства и около 25% граждан РФ. В Литве большинство русских имеют гражданство этой страны — там с самого начала законы были значительно мягче.

Как сформулировал председатель Российской ассоциации политических наук Михаил Ильин, в Эстонии и Латвии проводится националистическая политика в радикальных формах, напоминающих апартеид.

Согласно опросу агентства ЕС по правам человека (2008 год), дискриминацию на расовой или национальной почве в Эстонии ощущали 59% русских, в Латвии — 25%, в Литве — 12%. При этом в Латвии и Литве партии, представляющие интересы русского населения, по крайней мере входят в парламент, а мэром Риги долгие годы был харизматичный политик Нил Ушаков…

Более четырёх миллионов русских продолжает проживать в Казахстане, но и в этой республике, где при Нурсултане Назарбаеве положение наших соотечественников было относительно стабильным, они постоянно подвергаются давлению. Сужение сферы применения русского языка, переход казахской письменности на латиницу, вытеснение русских из органов властей всех уровней, клановый характер структуры казахского общества — всё это неминуемо заставляет русских людей чувствовать себя чужими в казахском государстве.

К 2021 России уже не будет. Россию ждет страшное будущее?

Известный канадский писатель, эссеист, футуролог и популяризатор Доменик Рикарди спрогнозировал, что ждет Россию. На Западе его еще называют «квебекским Нострадамусом» — если верить журналистам, во время «Уотергейтского скандала», назвал точную дату отставки американского президента Никсона, предсказал разрушение Берлинской стены, распад Югославии и развал СССР.

А.Светов Первый вопрос: какой ты видишь Россию через десять-двадцать лет?
Доменик Рикарди Мне не хотелось бы тебя огорчать, но через 10 лет я её не вижу…

А.Светов Поясни, что ты имеешь ввиду? Что в настоящий момент ты не можешь ничего сказать о будущем России или что России не будет как независимой страны и самостоятельного государства?
Доменик Рикарди Последний вариант из двух, то есть что Россия прекратит существование как отдельное государственное и культурное образование.
Видишь ли, Андрей, я ведь отнюдь не фаталист, и жизнь постепенно научила меня одной парадоксальной истине: будущее можно успешно прогнозировать не только для того, чтобы в последствии сказать себе: «ах, какой я молодец! ах, как я точно всё предсказал!», но и затем, чтобы его, это будущее, если оно нежелательно, можно было бы попытаться предотвратить,- тем самым девальвировав собственный прогноз и значит, как «пророк», оставшись в дураках!
Вам, русским, нужно сегодня приложить усилия к тому, чтобы мои прогнозы (которые, замечу в скобках, как правило сбываются) на этот раз не сбылись! Великая Россия, с её огромной территорией и 130-ю коренными этносами, лично мне очень дорога как культурное и историческое пространство, и я не хочу, чтобы с Россией случилось то-то непоправимое.

А.Светов Тогда поставим вопрос иначе: какой тебе видится вот эта территория, которую сегодня занимает Россия, ровно через десять лет?
Доменик Рикарди С востока на запад эта, как ты выразился, «территория» выглядит так:
Южная часть острова Сахалин, все острова Курильского архипелага и юго-западное побережье Камчатки находятся под японским протекторатом. Границы этой зоны очень жёсткие и хорошо охраняются. Японцы контролируют также прилегающую к этим землям акваторию Тихого океана, всё Охотское море и Японское море от Владивостока до западного побережья самой Японии. Военная база и порт Петропавловск-Камчатский — под совместным управлением США и Японии.
Далее на запад картина выглядит так:
Территория от 65-ой параллели с юга на север, и от Уэлена на востоке до Архангельска на западе — под юристдикцией США. (Далее на северо-запад начинается юристдикция Британии; на северо-восток — Германии и Норвегии.)
Всё, что южнее 65-ой параллели, то есть практически вся Восточная Сибирь южнее Северного полярного круга, а также Монголия, находятся под влиянием Китая. Китайский оккупационный режим будет очень жёстким, напоминающим китайский режим на Тибете первых лет оккупации. Тюрьмы и концентрационные лагеря переполнятся сибирскими и монгольскими партизанами. Однако пограничная служба поставлена плохо, и любой желающий, будь то беженец или контрабандист, сможет без особого труда покинуть китайскую зону. В самом Китае будет развёрнута пропагандистская кампания, призывающая народ заселять «северные провинции Китая». Китайские власти активно помогут своим переселенцам — новым «хуа-цяо» — политически и экономически. Десятки миллионов китайцев устремятся в Монголию и Восточную Сибирь. В короткий срок этнический состав этих районов радикально изменится: китайцы составят подавляющее большинство на этих территориях. Денежная единица — современный китайский юань. Небольшая подробность: все вывески и информационные указатели на этих территориях должны дублироваться по-китайски. За нарушение — непомерный штраф или даже лишение лицензии (если говорить о частном бизнесе).

Великая русская равнина и вся Западная Сибирь выглядят так: от Уральского хребта до Петербурга и от Мурманска до Астрахани территория разделена на директории, находящиеся под объединённым командованием НАТО. Предыдущее административное деление на области сохранится полностью. Разница лишь в том, что каждая область находится в зоне ответственности конкретного государства — члена НАТО. В частности, Курская, Брянская и Смоленская области — это будущая зона ответственности французской администрации, Тверская, Ярославская, Архангельская, Костромская — британской, а Калининградская и Ленинградская — германской… И лишь в Москве и Московской области администрация будет смешанной: в ней будут представлены почти все страны — члены НАТО, исключая почему-то Грецию и Турцию.
Официальный язык всех этих администраций — английский. Вся документация в директориях ведётся на этом языке. Но личные документы гражданских лиц составлены на двух языках — по-русски и по-английски. Гражданская администрация этих областей — смешанная, то есть состоит из местной бюрократии и представителей НАТО, которые и обладают реальной властью в своих зонах ответственности. Денежная единица — рубль, но не такой, как сейчас.

Совершенно особой будет ситуация на юге России. Весь российский Кавказ и граничащий с ним Ставропольский край надолго погрузятся в пучину этнических и религиозных междуусобиц. Хотя основная борьба всё-таки будет идти не между отдельными этносами, а между двумя многонациональными армиями, представляющими два враждебных друг другу течения в исламе…

Украине удастся сохранить формальную независимость, пожертвовав Крымским полуостровом в пользу Турции, когда-то принадлежавшем Османской Империи, который при помощи союзников по НАТО будет отчленён от Украины, как говорится, «мирным путём» и «без единого выстрела».
Белоруссии повезёт меньше: она, как и Россия, утратит государственную независимость и будет де-факто управляться военной администрацией НАТО под прикрытием марионеточного правительства, номинальной главой которого станет бывший белорусский политэмигрант: худощавый седеющий брюнет невысокого роста.

А.Светов Для меня остаётся совершенно непонятным, какие предшествующие события приведут Россию к той ситуации, о которой ты рассказал? Каким образом Запад, Китай и Япония смогут одновременно решиться на интервенцию и оккупацию России? Почему Россия не сможет оказать успешное сопротивление этому вторжению? Что станет с ядерным арсеналом нашей страны? Будет или не будет использовано в этих событиях ядерное оружие?

Доменик Рикарди Демографическая ситуация в вашей стране выглядит весьма плачевно. Мне кажется, что и сами русские отлично понимают, что их страна, малозаселённая и экономически ослабленная, но фантастически богатая природными ресурсами, уже давным-давно является объектом самого пристального внимания финансовых и промышленных бонз и на Западе, и на Дальнем Востоке.
Ты можешь спросить: «За что они нас так ненавидят?» Я же тебе отвечу, что на самом-то деле «бескорыстная» ненависть присуща лишь очень немногим влиятельным маньякам, таким, например, как Збиг Бжезински или миссис Олбрайт. Остальные важные господа просто-напросто очень и очень любят деньги. И совсем не какие-то там мифические «либеральные ценности» или «идеалы демократии».
У меня создаётся впечатление, что ваше правительство вполне искренне почему-то хочет нравиться им, хочет услышать от них какие-то поощрительные слова, дескать, о/кей, братцы, вы молодцы! так держать! Мы вас поддержим.
Я предчувствую, что весьма скоро наступит момент, когда русское правительство наберётся смелости напрямую спросить у Запада: «Чего вы ещё от нас хотите? Мы сделали всё, что вы хотели. Мы утвердили здесь ваши «либеральные ценности». Наша экономика — в ваших руках. Наш народ остался без работы и без будущего. Мы — ваши неплатёжеспособные рабы. Наше дальнейшее существование целиком зависит от вашей милости и от ваших продуктовых подачек. Так чем вы ещё недовольны? Чего вы ещё требуете от нас?»
И тогда Запад впервые скажет своё заветное слово: «Умрите!» И это будет последнее требование к народам России… И это слово будет произнесено не с ненавистью фанатика, а с холодным расчётом диккенсовского «дядюшки Скруджа», уже успевшего забыть о существовании своей очередной жертвы.

А.Светов И всё-таки, ты пока ничего не сказал о войне и интервенции…
Доменик Рикарди О какой войне? Слава Богу, никакой большой войны в России не будет! Будущая оккупация, несмотря на свою стремительность, будет носить относительно мирный и организованный характер. Смена администраций на местах по всей западной части России займёт всего несколько недель. Россия не будет завоёвана, она будет «сдана на милость победителя» — есть такая средневековая формула. Военные арсеналы, включая ядерное оружие, по договорённости НАТО с Китаем, перейдут под полный контроль американцев, и впоследствии тяжёлое вооружение будет частично вывозиться за пределы России, а частично уничтожаться на месте. Российская армия будет расформирована и демобилизована, и единственными «аборигенами», которым будет официально позволено иметь стрелковое оружие, останутся охотники, егеря и сотрудники милиции.

А.Светов Насколько изменится повседневная жизнь рядовых граждан России? Станет ли она лучше или хуже, чем сегодня?
Доменик Рикарди Поначалу никаких больших изменений в повседневной жизни местного населения не произойдёт. В западных зонах не будет ни массового голода, ни эпидемий, ни серьёзных беспорядков. Все основные нужды населения (включая традиционный русский напиток) будут незамедлительно удовлетворяться, а все проявления протеста будут подавляться быстро и жёстко.
В общем, изучайте историю индейцев, скоро она станет для вас весьма актуальной!
(процитировано частично)

Есть ли русские в России?

Сразу скажу, во избежание огульных обвинений в «национализме и великорусском шовинизме», а тем паче «в разжигании…», которыми так горазды клеймить всякого, кто пытается говорить о национальных проблемах в России некоторые рьяные блюстители безоглядной толерантности и политкорректности, что автор данной статьи не является ни «русским фашистом», ни «национальным экстремистом» и даже ни «отъявленным славянофилом-панславистом» в духе Н.Я. Данилевского и Н.Н. Страхова. Ни в какой партии или движении националистического толка не состоял и не состоит. Он просто сторонник здравого смысла, убежденный в том, что обо всем, включая межнациональные отношения, надо говорить открыто и прямо, не пряча, подобно страусу, голову в песок и не замалчивая очевидные вещи, которые у всех на виду.
Известно, что Русь–Россия была создана руками русских, ее многострадальная земля была обильно полита их потом и кровью. Русский народ всегда являлся носителем ее национальной идеологии — «русской идеи», благодаря которой она и смогла выстоять на протяжении веков, сохранить себя как самостоятельное государство. Не случайно даже такой «убежденный интернационалист», как И. Джугашвили–Сталин, которого трудно было заподозрить в больших симпатиях к национальному русскому, тем не менее во время Великой Отечественной войны, когда возникла реальная угроза порабощения страны (и угроза его личной власти), поспешил обратиться к русским национальным ценностям: начал открывать православные храмы, учреждать ордена выдающихся русских полководцев… Даже его памятное обращение к советским гражданам «братья и сестры» имело прежде всего русский адрес, так как он отчетливо сознавал, что без возрождения русского национального духа, без консолидации всех народов СССР вокруг русского народа выиграть ту войну было практически невозможно.
Как, наверно, невозможно сейчас без активного, осознанного участия в этом деле русских и возрождение России, превращение ее в великое государство, непосредственно влияющее на судьбы мира.
Но есть ли кому возрождать такое государство? Остались ли еще русские в России?
САМОСОЗНАНИЕ ЛИЧНОСТИ И САМОСОЗНАНИЕ НАРОДА
Казалось бы, ответ на этот вопрос очевиден: подавляющее большинство населения нашей страны, где проживает свыше ста народов, причисляет себя к русской нации. Отсюда некоторыми делается вывод, что Россия фактически мононациональное государство, и только лишь непонятное безразличие русских, а также беспринципность и продажность нынешних властей позволяют превалировать в ней разного рода «гражданам мира», которые часто являются людьми пришлыми, не имеющими российского гражданства или же имеющими двойное гражданство, которые на словах ратуют за безбрежный интернационализм и космополитизм, а на деле являются ярыми националистами, преследующими лишь свои корыстные и узконациональные интересы.
Невольно возникает вопрос: как может какая-то незначительная часть населения, зачастую с высокомерием, а то и с презрением относящаяся к большинству граждан нашей страны, навязывать им свою волю? Ведь достаточно всем русским или хотя бы какой-то весомой их части сказать свое «фе» на выборах, как мгновенно вся власть у нас, снизу доверху, станет по-настоящему русской. Почему же русские единодушно этого не говорят? Почему во властной вертикали у нас по-прежнему восседает много «иванов, не помнящих родства», русских по крови, но нерусских по духу псевдолибералов, рьяных приверженцев «общечеловеческих ценностей» и личной наживы, в жертву которым они готовы принести и свой собственный народ?
В статье «Чем недовольны русские» («Русский дом», 30 марта 2009 г.), характеризующей бедственное положение русских в своей собственной стране, А.Н. Савельев в частности пишет: «Нам плохо живется потому, что усилиями коммунистического, а потом либерального режима мы разобщены. В нашем народе уничтожили национальную солидарность. Мы остро чувствуем отсутствие ее: у нас мало надежных друзей, мы не знаем своих соседей, не рассчитываем на помощь родственников и сами не готовы ее оказывать. Это происходит оттого, что у нас отняли традиционные ценности, вокруг которых объединялись наши предки. А сейчас пропагандой вытравливают желание вновь вспомнить о том, как мы жили, во что верили, чему служили, что защищали».
Наверно, все это имеет место быть, но тут, на мой взгляд, требуется заглянуть в самосознание отдельных представителей русского народа, чтобы лучше уяснить причину хронической неспособности русских постоять за себя.
Некоторые ученые утверждают, что основополагающие нравственно-психологические качества человека и его социокультурное поведение в первую очередь обуславливаются наследственностью, а потом уже воспитанием и воздействием окружающей среды. В Западной Европе, определяя генетическую составляющую русских людей, часто иронически говорят: копни глубже русского — и увидишь татарина: все русские произошли от славянских женщин, изнасилованных татарами во времена 250-летнего татаро-монгольского ига на Руси. И если сейчас провести генетические изыски относительно этого, то получится, что какая-то часть российских граждан, формально считающихся русскими, на самом деле, в строгом смысле этого слова, таковыми не является. У нас в стране много смешанных браков, в которых, как правило, отец — «национал», мать — русская; так кем же тогда будут чувствовать себя их дети? Ведь у большинства народов, в том числе и у русских, национальность определяется по отцу. Так же и в неполных «русских» семьях, где отцом ребенка является представитель нерусской национальности. Известно и много случаев, когда человек, отец которого, к примеру, башкир, а мать немка, тем более если он не знает никакого другого языка, кроме русского, называет себя русским, и его потомки делают то же самое, хотя всегда помнят в душе, что они русские только лишь номинально. То же касается и части беженцев из бывших союзных республик, из горячих точек самой России, где такие случаи очень распространены. На самом деле все они являются просто русскоязычными гражданами нашей страны, впитавшими в себя русскую национальную (до недавнего времени советскую, а сейчас и вообще непонятно какую — «общероссийскую», «общечеловеческую», «либеральную»?) культуру. И, наверное, они (хотя здесь имеются исключения) не в полной мере будут отзываться на русскую национальную боль, как бы нам ни хотелось обратного. К примеру, кого обвинял, а кого оправдывал во время недавних русско-чеченских, по сути своей межнациональных, межэтнических войн человек, у которого отец чеченец, а мать русская? Наверное, у него болела душа как за одних, так и за других, и относительно того, кто прав, а кто виноват в развязывании этой бесчеловечной бойни, ему было трудно вынести свой однозначный вердикт. Такие люди неизменно поддерживали и будут поддерживать внутреннюю политику властей предержащих, всемерно сглаживающую острые межнациональные углы; очень часто в ущерб русским.
А если таких «полукровок» и «русскоязычных» в стране достаточно много? Может, в этом и кроется одна из основных причин такого вопиющего их разобщения?
Ко всему тому, что жизнь наша сейчас мало способствует проявлению коллективистских начал в обществе, еще и большое число «чисто русских», в силу «интернационального», «политкорректного» воспитания, многие годы целенаправленно насаждаемого в нашей стране, считают вопрос взаимоотношения наций в России второстепенным, если не третьестепенным вопросом и, соответственно, пропускают мимо ушей призывы к консолидации русских перед угрозой постепенного растворения их в других этносах и даже их полного физического уничтожения как нации.
В том, что это не пустая угроза, можно убедиться, просмотрев некоторые статистические данные. Если взять, к примеру, для сравнения республику Дагестан, где коренными жителями являются аварцы, даргинцы, кумыки, лезгины, и одну из «русских» областей, находящуюся даже не на территории Центральной России, а в Западной Сибири, — Новосибирскую (допустив, что процент горцев в первой примерно соответствует проценту русских во второй), то выяснится, что, по данным 2000 года, в этой кавказской республике коэффициент прироста населения на одну тысячу человек составляет 10,2, в то время как в Новосибирской области — 5,7. Если же посмотреть по национальностям, проживающим на территории Российской Федерации, то в 2002 году по сравнению с 1989 годом аварцев стало больше на 139,2%, даргинцев на 144,4%, кумыков и чеченцев в 1,5 раза, лезгин — в 1,6 раза, ингушей в 1,9 раза. Настолько же стало больше азербайджанцев, а армян и вообще в 2,1 раза (это при том, что они имеют еще и свои суверенные национальные государства вне пределов России). Русские же уменьшили свою численность до 96,7%, украинцы и белорусы до 67,5%. То есть почти миллионная ежегодная убыль населения России (к 2015 году она прогнозируется в 12 177 тысяч человек) осуществляется в основном за счет русского и родственных ему славянских народов.
Здесь прослеживается явная проблема самоощущения нации, потеря ею способности к саморегуляции, которая не связана напрямую с экономическим положением русских. Если верить статистике: среднедушевой доход в Дагестане в 2000 году составлял 851,0 руб., в Новосибирской области — 1478,0 руб. Как видим, даже при значительном превышении доходов сибиряков по сравнению с горцами (по крайней мере, официально зарегистрированных) у первых отчего-то пропадает желание самовоспроизводиться. Может быть, оттого, что не чувствуют они себя достаточно комфортно в своей собственной стране?
НЕОБХОДИМО РЕАЛЬНОЕ ВЗАИМОУВАЖЕНИЕ НАЦИЙ
Есть известное французское выражение: «шерше ля фам» — ищите женщину. По-видимому, все большее размывание русской нации происходит и оттого, что русские женщины излишне «толерантны» к представителям других национальностей, в то время как представительницы тех (особенно тюркских и кавказских) в этом вопросе гораздо разборчивей и стараются связывать свою судьбу лишь с этнически себе подобными: весь традиционный уклад их жизни направлен именно на это. Очень способствует тому еще и более горячая, по сравнению с русскими, приверженность «националов» к своей религии, также играющая на руку их более тесной этнической сплоченности. Еще в 1989 году при 81,5% русских от всего населения России число православных христиан в ней составляло всего лишь 19,5%, в то время как, например, мусульман — 10%, хотя количество последних у нас в несколько раз меньше. И, судя по всему, это соотношение за последующие годы еще более склонилось в пользу последних. А ведь Российское государство издревле держалось на православии, являвшемся в нем государственной религией, объединявшей русскую нацию в единый кулак, внушавший священный ужас всем недругам России.
Русофобы всех мастей дружно обвиняют русских в национальном эгоизме, в пренебрежительном отношении к другим нациям — в том, что в гораздо большей степени свойственно им самим; то есть попросту валят тут с больной головы на здоровую. Я нисколько не склонен идеализировать русских: много в их национальном характере есть отвратительного —как своего, так и привнесенного извне. Но бесспорно одно, и это наглядно показывает отечественная история: русские в основной своей массе, как никто другой, всегда дружелюбно относились к живущим с ними бок о бок инородцам. Они строго придерживались православных традиций, в которых имеются такие гуманистические постулаты как: «Возлюби врага своего, как самого себя», «Если тебя ударят по левой щеке, подставляй правую», может быть, и не очень выгодные им в чисто житейском, прагматическом смысле. В отличие от других имперских наций, они никогда жестоко не угнетали присоединенные народы, которые, войдя составной частью в Российскую империю, а затем и в СССР, зачастую жили лучше государствообразующего (взять, например, Грузию и Прибалтийские республики в советские времена). Русскому человеку издавна было чуждо чванливое чувство национального превосходства в отношении представителей других народов и народностей, проживающих в России. Только тогда, когда кое-кто из них (к примеру, как не так давно чеченские сепаратисты) начинал вообще отказывать русским в праве на существование, следовала жесткая ответная реакция, дающая повод некоторым нечистоплотным комментаторам говорить о «русском фашизме», хотя каждому непредвзятому наблюдателю совершенно ясно, что «русские» и «фашизм» — понятия несовместимые (то, что кое-кто из числа русской молодежи от безысходности играет сейчас фашистскими цацками, говорит лишь о том, что у каждого правила есть свои исключения). Нынешние межэтнические столкновения в стране (Кондопога, Ростов-на-Дону и др.), случаи враждебного отношения русских к приезжающим к нам «националам» из ближнего зарубежья (какое иногда рикошетом бьет и по приезжающим из зарубежья дальнего) — это большей частью следствие, мягко говоря, не очень доброжелательного отношения к русским их самих, результат прошлых, а зачастую и теперешних гонений на русских в бывших союзных республиках, в российских национальных образованиях, которые, конечно же, не проходят бесследно для русского национального сознания и отлагаются в нем негативными чувствами к своим гонителям, быстро изжить которые вряд ли получится. Тут нужны длительные усилия, и не одного только русского, а и всех других народов, проживающих как внутри, так и вне пределов Российской Федерации. В корректировке ими своего отношения к русским в лучшую сторону.
Самим же русским, ежели они и дальше хотят оставаться таковыми, продолжаясь в своих детях и внуках, если хотят, чтобы Россия стала бы поистине их родным домом, а не просто сборищем двунадесяти языков, некой коммунальной квартирой, в которой русские люди будут находиться лишь в роли бедных приживальщиков без роду и племени, необходимо осознать себя в нем полноправными хозяевами и научиться относиться с должным пиететом прежде всего друг к другу, а затем уже и к окружающим их представителям других наций. И научиться содержать этот дом в чистоте и порядке, личным примером побуждая всех его насельников жить по законам добра и справедливости. И ни в коей мере не стыдиться своего исторического наименования «русский», а всемерно гордиться им. Только тогда на вопрос, вынесенный в заглавие этой статьи, можно будет твердо ответить: да, есть. И всегда будут, несмотря ни на что. В этом залог сохранения и будущего процветания нашей «милой отчины» — России.

Монолитный народ

Российский генетик Олег Балановский в одном из интервью заметил, что исследования ДНК русского этноса разрушили устойчивый миф: «все перемешались, чисто русских уже нет». Русские, с его точки зрения являются «монолитным народом». Устойчивость русских к ассимиляции во многом обеспечили их генетические предки – славянские племена, которым удалось не раствориться в Великом переселении народов. Группа исследователей под руководством Балановского установила, что изменчивость русских популяций оказалась выше в сравнении с немцами, но ниже, к примеру, чем у итальянцев.
Еще один важный вопрос, который давно волновал генетиков относился к угро-финской составляющей «русской крови». «Наше исследование генофонда северных русских показало, что трактовать его особенности как унаследованные от ассимилированных русскими угро-финнов было бы необоснованным упрощением», – отметил Балановский.
На данный момент генетикам точно известно, что русский этнос имеет двух «генетических отцов» – северного и южного, однако «их возраст теряется в веках, а их происхождение – в тумане». Так или иначе, наследство обоих отцов уже более тысячи лет назад является общим достоянием русского генофонда.
Результаты генетических исследований показали две группы русских популяций. Так, северные русские по Y-хромосомным маркерам (передающимся по мужской линии) имеют значительно сходство с балтами, более отдаленное – с финно-угорскими народностями. По митохондрии ДНК (женская линия) жители Русского Севера имеют сходство с генофондами Западной и Центральной Европы. Следует отметить, что в обоих случаях генофонд финских народов максимально отдален от северного русского ареала. Изучение аутосомных маркеров также показывает сближение северных русских с другими европейскими народами и ставит под сомнение финно-угорский пласт в северном русском генофонде. По мнению генетиков, «эти данные позволяют выдвинуть гипотезу о сохранении на территориях Русского Севера древнего палеоевропейского субстрата, который испытал интенсивные миграции древних славянских племен».
Южно-центральная группа, куда относится подавляющее большинство русских популяций (Белгородская, Брянская, Воронежская, Орловская области, Краснодарский край и др.) объединяется в генетический кластер с белорусами, украинцами и поляками. Ученые здесь выявляют высокий уровень единства восточнославянских популяций и их значительные отличия от соседних финно-угорских, тюркских и северокавказских народов.
Примечательно, что преобладание русских генов практически полностью совпало с территорией Русского Царства эпохи Ивана Грозного.