Мифы о пьянстве на Руси

Чёрный миф о «русском пьянстве» и «русской нечистоплотности»


Одним из самых распространённых «чёрных мифов» об исторической России является утверждение о том, что русские — самый невоздержанный в употреблении алкоголесодержащих напитков народ. И так, якобы, повелось с самого начала русской истории, в подтверждение чему нередко приводят слова князя Владимира: «Веселие Руси питие есть!» Такой ответ князь дал представителям мусульманства, аргументируя свой отказ ввести на Руси ислам. Поэтому, мол, русские язычники уже к тому времени якобы без регулярных возлияний жить не могли и предпочли христианство, потому что оно куда более лояльно относилось к традиции застолий. На Западе с удовольствием поддерживают это утверждение, которое отлично укладывается в представление о «русских варварах». Часто мы в современной России и сами повторяем эти лживые утверждения об «исторической предрасположенности» русского пьянства. Но сама история России-Руси опровергает этот чёрный миф.
Историкам известно, что в Дохристианской Руси пьянства не было вообще. У нас не выращивали виноград. Вино для немногочисленных христиан, для причастного таинства, привозили из Восточно-Римской империи (Византии). Единственными хмельными напитками славянорусов был сбродивший мёд, пиво, сурица, квас и брага (сурица – это был настой целебных трав на воде с добавлением мёда). Это были слабоалкогольные напитки с крепостью 2-3 градуса. Да и принимали их только в дни больших празднеств – весеннего и осеннего равноденствия, летнего и зимнего солнцестояния, а также на тризнах, в честь главных богов. Причём, это была привилегия мужчин, женщинам чарку не подносили (не говоря уж о детях). Квас же до сих пор остаётся любимым напитком русского народа, его использовали не только, как напиток, но поддавали им пару в банях, обливались для здоровья.
После крещения Руси, вино по-прежнему было очень редким напитком, служило для религиозных целей, использовалось как лекарство и в домах знати подавалось небольшими чарками почётным гостям (одну-две не больше, напиток был редким). Были известны греческие вина, как редкость их захватили ещё во время похода Олега – 907 года, вместе со златом и роскошными тканями. В начале 16 столетия на Руси появляется бургундское вино, а затем канарское. Таким образом, в средние века на Руси вино было большой редкостью, практически недоступной основной массе простого населения, да и для знати это был не повсеместный напиток, а лекарство, символ почёта (угощали важных, почётных гостей). Причём, редкие примеры пьянства на Руси всегда считались пороком, пьяниц осуждали и высмеивали. Об этом можно, к примеру, почитать в книге исследователя И. Р. Прыжова «История кабаков в России».
На Западе дело обстояло как раз наоборот, пьянство и обжорство (как и распутство) были весьма распространенными пороками ещё со врёмен Древней Греции и Рима. Ещё в VIII веке Карл Великий был вынужден ввести запрет на появление в суде пьяным свидетелям и участникам тяжбы. Также напоминал, что судьи во время заседания должны быть трезвыми, а священникам в процессе таинства покаяния не следует спаивать кающихся. Артур Шодуэлл в своей работе «История пьянства в Англии» сообщает, что порок пьянства был весьма распространён среди английского духовенства, так, ещё в 570 году правитель Гольдас Мудрый издал указ, по которому «каждый монах, напившийся до того, что не в состоянии будет петь во время службы, будет оставаться без ужина».

Многие ошибочно считают, что водка – это русское изобретение, появилось даже словосочетание – «русская водка». Впервые Русь познакомилась с водкой во времена правления Великого князя московского и владимирского Василия I (1389 — 1425 годы правления), по другой информации – чуть ранее, в 1386 году, при Дмитрии Донском. Водку завезли генуэзские купцы как дар русскому князю, к тому времени «просвещённая» Западная Европа употребляла этот напиток уже более ста лет. Это была «аквавита» — чистый виноградный спирт, изобретённый в Южной Франции. Русский двор, ознакомившись с напитком, решил, что его пить нельзя, можно использовать только, как наружное лекарство – «в рану пущати», да и то разбавлять водой. К тому же, против использования водки была церковь. Только когда в 1475 году турки-османы захватили Кафу (совр. Феодосия) — генуэзскую колонию в Крыму, так был перекрыт канал поступления итальянских и испанских сухих вин, началось производство водки на Руси. Напиток не прижился в народе, там по-прежнему предпочитали квас и пиво.
Интересно, что промышленное производство водки на Руси началось с духовенства (как уже отмечалось, на Западе лидировали по пьянству именно представители духовенства). Её начали делать в Чудовом монастыре — мужской монастырь в восточной части Кремля в Москве. Кроме того, церковь имела привилегию на винокурение (производства вина). С середины 15 столетия перегонка хлебного спирта была поставлена на промышленную основу, и государство старалось распространить монополию не только на производство и продажу «хлебного вина» (так в то время чаще называли водку), но и на другие спиртосодержащие напитки — мед и пиво, ранее они не подвергались налогообложению. Производством водки заведовал «чашечный путь», позже Сытенный двор, Сытенный приказ. В 1474 году Иван III Васильевич ввел первую государственную монополию на производство и продажу водки на Руси, запретил ввозить водку («вареное вино») через Псков. Интересно, что позднее он же пытался вообще запретить производство водки на Руси (уже с 1476 года, видимо, острая надобность в финансах отпала).
В целом в этот период Русь была по-прежнему трезвой. Пьянство отмечалось среди знати, иностранных наёмников. Простым людям было некогда пить, они трудились. Знаменитый путешественник барон Сигизмунд Герберштейн (он посетил Русь в 1517 и 1526 годах) отмечал, что русские отличаются редким трудолюбием, и очень умеренны в питие. В будние дни вообще было запрещено пить, только нёмники-иностранцы имели право пить, они жили в слободе за Москвою-рекой, которая называлась Налейкой, от слова «наливай». Только по большим праздникам разрешалось посещать «царёвы кабаки», учреждённые при Иване Грозном — на Святой неделе, в Рождество Христово и на Дмитриевской субботе (первоначально получили разрешение их посещать только знатные люди). За употребление водки в прочие дни можно было загреметь в тюрьму или подвергнуться телесным наказаниям. При царе Фёдоре Ивановиче политику ещё более ужесточили, «царские кабаки» первоначально закрыли, но это привело к росту частного производства. Тогда государственные питейные заведения опять открыли, т. к. там качество продукции могло проконтролировать государство, а частные запретили (указ 1590 года). В дальнейшем политика правительства также не была постоянной – послабления сменяли ужесточения «питейных» законов.

В это время Западная Европа была полностью поражена пьянством. Французский писатель, один из величайших европейских сатириков-гуманистов эпохи Возрождения Франсуа Рабле (1494 — 1553) в своём сатирическом романе «Гаргантюа и Пантагрюэль» показывает современные ему пороки европейского общества. Главные герои произведения постоянно пьянствуют, предаются чревоугодию и справляют естественные нужды. Досталось и церковникам, которые отличались лицемерием, стремлением к наживе, распущенностью (Рабле хорошо знал вопрос, т .к в молодости сам побывал монахом). В XVI веке в Германии водку продавали буквально на каждом углу, это столетие даже прозвали «пьяным». Один из основателей протестантизма Мартин Лютер (сам большой любитель пива), записал в 1541 году: «К сожалению, вся Германия зачумлена пьянством; мы проповедуем и кричим, но это не помогает». Лютера поддерживает его сподвижник, немецкий гуманист, теолог и педагог Филипп Меланхтон (1497 – 1560): «Мы, немцы, пьём до полного обессиливания, до потери памяти и здоровья». Аналогичная ситуация была и в Англии.
Не все знают, но в России 19 столетия трезвенное движение принимало значительные масштабы – «завязывали» целыми губерниями, так, в конце 1850-х годов отказалась от алкоголя Ковенская (территория нынешней Белоруссии) губерния, затем к ней присоединились Виленская, Гродненская губернии. Был создан Союз чаепитников. Происходили даже «антиалкогольные бунты» — народ не только отказывался от алкоголя, но и устраивал погромы кабаков, шинков. В 1880-е годы прошла волна создания обществ трезвости, большую роль сыграл в этом движении Лев Толстой (он издал такие работы, как «Пора опомниться», «Для чего люди одурманиваются?», «Богу или Маммоне?», «К молодым людям»). В 1885 году правительство, под давлением общественного мнения, ввело закон «О предоставлении сельским обществам права закрывать в пределах своих территорий кабаки». Это право использовали десятки тысяч сельских общин.
В итоге к началу 20 столетия «пьяная испокон века Русь», как её любят представлять западные и российские русофобы, скромно стояла в самом хвосте ведущих держав Европы и CШA, занимая десятое место по уровню потребления алкоголя (3,1 литра на душу населения): на первом была Франция, за ней Бельгия, Англия, Германия, Италия, Австро-Венгрия, Соединенные Штаты, Швеция… В начале Второй Отечественной войны (так назвали Первую мировую) в России вообще ввели сухой закон и рассматривали вопрос об установлении трезвости в Российской империи «на веки вечные». В тот период уровень потребления алкогольных напитков упал почти до нуля.
Затем страна постепенно «пьянела». Так, в 1924 году, по инициативе Бухарина, правительство Рыкова разрешило водку (её поэтому тогда называли «рыковка»), введя винную монополию. Причём водку разрешили пить на рабочих метах, в рабочее время, даже ввели дополнительный штат рабочих для подмены совсем пьяных. Три дня в месяц разрешили прогуливать во время запоя. Правда, уже через несколько лет законы ужесточили, когда пошёл поток информации об увеличении брака, невыполнении планов, разложении производственных, профсоюзных, государственных кадров, резком увеличении числа пьяных драк и пр. К началу Великой Отечественной войны уровень потребления только приблизился к планке начала 20 века до введения «сухого закона» — около 4 литров абсолютного спирта на душу населения в год.

В 1960-1980-е годы страна опьянела ещё больше – производственные мощности были резко усилены. В 1980 году было продано в 7,8 раза больше алкогольных изделий, чем в 1940 году. В 1990-е годы пьянство стало одной из главных причин появления т. н. проблемы «русского креста» – смертность превысила рождаемость. Но даже при таком общем ухудшении ситуации, Россия не стала мировым лидером по пьянству. Лидерами среди стран по потреблению алкоголя являются – Люксембург, Ирландия, Португалия, Франция, Италия, Бельгия, Германия, Чехия и Румыния. Согласно данным конца 20 столетия, издания World Drink Trends, Россия в рейтинге пития занимала всего-то 19 место. Ясно, что эти данные не повод для самоуспокоения, России необходима целостная программа по отрезвлению нации, особенно большое беспокойство вызывает проблема пьянства в среде молодёжи.
Подводя итоги, надо отметить, что чёрный миф о русском пьянстве не только программирует русских людей (молодежь) на определённую модель поведения, служа оправданием для любого рода пороков, но и наносит вред международной репутации нашей страны, создавая образ вечно пьяных «русских медведей». Лично каждый из нас должен внести свой вклад в отрезвление нации. Трезвость должна стать признаком каждого русского человека, уважающего свой народ и его тысячелетнюю историю.
Миф о грязи
Составной часть огромного чёрного мифа о русских и России, является миф о нечистоплотности русских. Но если приглядеться к истории Западной Европы, то можно отметить несколько интересных фактов, которые говорят о том, что дело обстояло как раз наоборот. Ещё в легенде о посещении Руси апостолом Павлом, сказано, что посещая земли ильменских словен (Новгородчина) он удивился тем, что местные жители любят мыться в банях, бить себя «молодыми прутьями» и обливаться квасом и студёною водой. То есть мы наблюдаем признаки высокого уровня развития норм гигиены в Древней Руси – мылись, да ещё и укрепляли иммунитет холодной водой, народными средствами (квасом).
В Западной Европе, если касаться вопроса личной гигиены, дело было совсем худо. Так, по тогдашним представлениям, забота о теле считалась греховной, а чрезмерно частое число процедур умывания и связанное с ним лицезрение собственного голого тела — соблазнительным (склоняло к греху). Святой Бенедикт писал следующее: «Здоровым телесно и в особенности молодым по возрасту следует мыться как можно реже». Святая Агнесса приняла этот весьма «умный» совет столь близко к сердцу, что за время своей сознательной жизни не мылась ни разу. Естественно простой народ следовал за подобными «святыми».
Причём, не мылись не только представители духовенства и простолюдины, но и знать. Некоторые приёмы гигиены появились только после крестовых походов на Ближний Восток – рыцари познакомились с ближневосточной культурой. Французский король Людовик XIV сводил все свои гигиенические процедуры к мытью рук и периодическому обтиранию тела духами. Наполеон Бонапарт предпочитал вместо мытья ежедневно обтирать тело одеколоном, за французским полководцем возили небольшой обоз его любимого «Eau de Cologne» («Кёльнская вода»). Кроме того, надо сказать, что распространение в Европе моды на парфюм было связано с желанием замаскировать запах грязного тела. В более поздние времена, за исключением франтов, которые неизменно заботились о белизне зубов и чистили их мелом, остальные европейские дворяне по вечерам, в лучшем случае, полоскали рот и мыли руки. Перед балом или другим торжественным мероприятием прибегали к более сложным процедурам: умывали уже не только руки, но уши и шею. Ванные комнаты были редкостью, к тому же их часто применяли для специальных процедур – «ванн красоты» из молока, настоя трав и т. д. Даже в первой половине XIX столетия голову мыли не чаще четырех раз в год.

Интересный факт истории – одной из причин, почему Лжедмитрия уличили в том, что он не русский, стал тот факт, что он не ходил в баню. Для русского человека это была первейшая примета чужеземца – «немца», «влаха», «латинянина» и т. д. Хотя Западная Европа и унаследовала баню от Древнего Рима и Византии, но в период «тёмных веков» почти утратила её. Крестоносцы, пришедшие на Ближний Восток, поразили местное население своей дикостью и грязью: «Франки дики. Прославляя своего бога Иисуса, пьют без меры, падают, где пьют и едят, дозволяя псам лизать их уста, изрыгающие брань и съеденную пищу». Крестоносцы в жарком климате Ближнего Востока оценили полезность бани, и она стала возвращаться в Европу, но затем усилиями церковных и светских властей ко времени Реформации опять была почти искоренена, т.к. считалась гнездом разврата и заразы. В третий раз бани вернулись в Западную Европу только в XIX столетии. Считается, что толчок к их возрождению здесь дали русские походные бани, с которыми русская армия дошла до Парижа в 1814 году.
Санитарное состояние западноевропейских средневековых городов было ужасающим. Узкие улицы были забиты различным мусором, канализации не было, поэтому продукты человеческой жизнедеятельности выбрасывали из окон прямо на улицы, как и отходы из кухонь, боен. Если ситуация ухудшалась до степени, когда мусор мешал проезду, тогда местный феодал или король приказывал организовать «субботник». Но это помогало ненадолго. О степени замусоренности и грязи, царившей в европейских городах, можно судить уже по тому, что в столичном Париже существовали улицы Дерьмовая, Дерьмяная и Дерьмишная, Смердящая Дерьмом, попросту без украшений улица Дерьма.
И это притом, что в тот период, когда Европа утопала в грязи, в Новгороде уже в середине X столетия появились первые на Руси и в средневековой Европе деревянные мостовые. Для примера, в Париже мостовые появились лишь в XII веке, а в Лондоне только в XV веке. В XI веке деревом мостили уже все улицы Новгорода, а также дворы внутри городских усадеб. Удивительное единообразие мостовых позволяет утверждать учёным, что они делались за государственный счет по единым стандартам. Мостовые обновлялись каждые два десятилетия за счет укладки нового слоя поверх старого. Кроме того, по обеим сторонам мостовой делались специальные ограждения — парапеты из трех рядов бревен высотой 40 сантиметров и даже водосточные сооружения. Надо сказать, что мостовые были и в других русских городах, к примеру, в Пскове и Смоленске. В конце XI — начале XII веков в Новгороде смастерили первый на Руси и в средневековой Европе водопровод. Он был расположен на территории княжеской усадьбы на Ярославовом дворище. Чистая вода «для питья и мытья» шла в усадьбу по трубам из сильного ключа, бившего восточнее дворища. Водопровод был самотёчным. А в столице Франции первый самотечный водопровод построили в конце XII века, в Лондоне — в XIII веке.
Подобной информации вполне достаточно, чтобы сделать вывод, что ситуация с гигиеной, чистоплотностью на Руси была на порядок лучше, чем в Западной Европе.

Стереотипы — вещь одновременно и полезная, и вредная. Полезная в том смысле, что стереотипизирование помогает быстрее усваивать информацию, впитывать в себя целые схемы. Ну а вред очевиден — идеология. Это если мы говорим о национальных стереотипах. Веками сформировавшиеся стереотипы фиг разрушишь. И даже если вся государственная пропаганда будет работать на изменение имиджа страны и нации, то все это напоминает ручеек, который когда-нибудь камень может сточить. А может и не сточить.
Национальные стереотипы — это маркеры, которые помогают ориентироваться в мире. Французы — это любовь и лягушки, Украина — это сало и казаки, Англия — это футбол и сэры, Япония — это рис и самураи. Продолжать можно бесконечно. С чем ассоциируется Россия — всем понятно. Но проиллюстрирую цифрами. Согласно опросу сервиса авиабилетов Momondo, проведенному среди иностранцев, Россия ассоциируется прежде всего с холодом (34,3%), водкой (28,6%), красивыми женщинами (17%). И если уж красивые женщины — это благо, а холод — суровая действительность, то можно ли считать водку объективном маркером России? Попробуем разобраться.

П. Киреев/metronews.ru
Стереотип о повальном русском пьянстве и «пьяных Иванах» возник, конечно, не на пустом месте. Но вот тезисы «водка у русского в крови» и «русские пьют испокон веков» — это миф. Как раз таки на протяжении большей части истории нашего государства пили в меру и пили слабоалкогольные напитки. Никакой природы русского пьянства не существует. До 17-го века собственных виноградников вообще не было, и пользовались привозным вином. А в основном пили медовуху или брагу — напитки слабоалкогольные. Крепко пить в деревне смысла вообще не было — как же тогда большую семью прокормить?
В 17-го веке по-настоящему крепкий алкоголь добрался и до нас. Но кабаков было немного, и пили в основном по праздникам. Стереотип о русском пьянстве начал складываться именно тогда, поскольку иностранцев, приезжавших в Московию, селили в отдельных слободах. Согласно русскому гостеприимству гостя нужно накормить-напоить до отказа. И повторять процедуру ежедневно. Посему иностранцам и казалось, что русские пьют постоянно.
Ситуация значительно изменилась при Петре Первом, который вроде и был внешним противником пьянства (раздавал чугунные «медали» «За пьянство»), сам-то активно посещал Всешутейшие, Всепьянейшие и Сумасброднейшие Соборы. Он же охотно насаждал в стране виноградники. Некоторые историки считают, что императорская власть действовала по принципу «пьяным народом легче управлять». Возможно, сермяжина правды в этом и есть. Так или иначе, в императорской России пили не больше, чем за рубежом. Пьянство точно не было национальным хобби. А вот вырезка из «Всеобщего Русского календаря за 1910 год», которая как бы намекает:

Вообще пропаганда за ЗОЖ и против пьянства была уже тогда. Не забываем, что мануфактурное проивзодство позволяло производить водку в больших количествах, чем некоторые рабочие и пользовались после получения жалований.

А потом случился 1917-ый. Революция несет в себе перемены и надежду. А также голод и безработицу. Водка — лучшее лекарство и антистрессовый препарат. Пролетарии, получившие новый статус в стране, могли купить водку без очереди — это единственный товар, который был тогда в изобилии.

©, Вася Ложкин
Но когда советская власть устоялась, то пьянству объявили войну. Стране нужны были не алкоголики, а трезвенники-«стахановцы». Народ, конечно, все равно пил. Хотя о масштабах говорить сложно. Тоталитарный режим, подавляя свободы, выражается в желании народа как-то компенсировать это. Политические анекдоты и водка, как вариант. При этом назвать СССР пьяной страной ни у кого мысли не возникало.

©, В.И. Говорков
Пик потребления алкоголя в нашей стране пришелся на 1992-1994 годы. Ситуация повторила 1917-ый: переходное кризисное время, депрессия на уровне государства, безработица, непонятное будущее. Народ пил. И пил очень много.
С тех пор ситуация чуть улучшилась. Но после лютых 90-х процент алкоголизации снова начал рост. На данный момент алкоголизм — это действительно масштабная проблема, которая грозит стране в том числе и вымиранием. И это не преувеличение. Причины, по которым в России пьют, можно объяснить социальными и экономическими факторами, но уж никак не «природной страстью русских к водке». Социальная несутроенность, отсутствие работы и перспектив, общественная несправедливость, бедность — вот истинные причины, из-за которых русский человек стремится уйти от реальности с помощью водки. В крупных городах это не так заметно, а вот в селах и малых городках — очевидно. И решить проблему можно только на государственном уровне.
Так что «пили русские издревле» — миф, алкоголизм в современной России — суровая реальность.

Водка и русское пьянство

Характерная черта
Историк Г.М. Иванов выпустил книгу, в которой собрал все свидетельства о русских с IV века нашей эры и до наших дней. Свидетельства принадлежат и русофилам, и русофобам. Быстро листая книгу, обнаруживаешь, что три характеристики повторяются: русский народ красивый, талантливый и сильно пьющий. Вот о третьем – о русском пьянстве – и пойдет речь. Дошло дело до того, что пьянство нередко называют «известной русской болезнью». Не самая страшная болезнь, если учесть, что половые болезни нередко называли итальянскими и французскими болезнями. Однако и достаточно серьезная болезнь, если от нее зависит и бюджет, и здоровье, и счастье многих.
Русская болезнь
Интересно отметить, что пьянство не называют славянской, но – русской болезнью. В начале горбачевской перестройки довелось услышать интересную передачу по радио. Два журналиста отправились в путешествие из Владивостока через всю страну на электричках. Замысел интересный и социологически показательный для больших обобщений. Страна громадная: середина пути – Байкал. Ехали два месяца. Привыкли к тому, что вечером все электрички пьяные. А потом въехали на Украину и последние три дня до границы удивлялись тому, что вечером электрички трезвые. Видимо различия между русскими и украинцами серьезные.
Одна знакомая артистка – полурусская-полуукраинка – записалась в паспорте украинкой. Спрашиваю: почему? Отвечает: русские выпьют – дерутся, украинцы выпьют – песни поют. Может быть.
Начало: выбор веры
Ну, а теперь – о русских и о пьянстве. Для русских – выпивка – сверхсеръезная часть нашей жизни, занимает громадное место в нашей жизни, оценках и надеждах. Даже в трезвой русской семье, в какой я воспитывался, в разговорах и веселье выпивка нередко оценивалась как неизбывная черта нашей жизни и иногда даже как проявление силы и удали, дело доблести и геройства.
Начальная русская летопись повествует о выборе веры. Иудаизм нехорош, поскольку привел к гневу господню и еврейскому рассеянию, а ислам нехорош запретом пьянства: «Веселие Руси есть пити, не может без того она быти». Отказ от винопития по летописи оказался серьезней отказа от многоженства как требования христианства.
Русская удаль
У древних греков самый большой сосуд для питья брали двумя руками, и он назывался «скифос» – столько-де могут пить только скифы (и скорее всего эти скифы были нашими предками или хотя бы ближайшими родственниками). Можно вспомнить и фильм «Судьба человека», где одна из весьма жизненных и переживаемых сцен состоит в том, что изможденный русский заключенный выпивает без закуски три стакана водки и изумляет тем самым немецких оккупантов.
Денис Давыдов, герой войны 1812 года, гусар и поэт, как известно, писал: «Сабля, водка, конь гусарской, с ними век мне золотой!» Не случайно, в русском удалом ряду водка стоит на почетном месте:
Деды, помню вас и я,
Испивающих ковшами
И сидящих вкруг огня
С красно-сизыми носами!
И даже безусловное повышение профессионализма с появлением генерала Жомини, учредителя русской Академии Генерального штаба, не заставит русских удальцов забыть о водке:
Говорят, умней они…
Но что слышим от любого?
Жомини да Жомини!
А об водке ни полслова!
Водка в Японии
И, конечно, русский человек по опыту общения с другими нациями понимал, что может в пьяном деле выглядеть мощнее и основательнее. Так, В. Овчинников описывает японцев и подчеркивает, что возвращение бизнесменов домой тройками(двое под руки волокут третьего) после дружеской попойки – обычное дело.
Сравните. Друг мой, математик, год работал в Токийском университете. Вернулся. Спрашиваю его: «Выпивают ли японцы?» В ответ услышал историю: «Делаю отвальную. Купил бутылку коньяка, приготовил закуску, пригласил двух профессоров – 60-ти и 40 лет. Японцы напились. Молодой беспокоился о старшем, говорил, что надо вызвать такси, иначе не доберется. Но и сам был так хорош, что не попадал рукой по валику скрученного рукава и не мог его раскрутить. Я их проводил, вернулся и допил оставшийся стакан коньяка».
Вот так! Простейший подсчет показывает, что на двух японцев хватило одного (!) стакана коньяка.
Водка в Китае
Другой случай. Приятель водитель был в командировке в Китае с рекламой-продажей «Волги». Врач в посольстве предупредил:
«Тропики, грязь, зараза. Старайтесь есть европейское и чистое. Но, если вдруг машина сломается, непредвиденная задержка, и придется кушать у китайцев, то постарайтесь перед едой выпить водки (ханшину). Это в какой-то степени предохранит и обеззаразит».
И вот пять наших русских водителей под Шанхаем были вынуждены заночевать. Пошли поесть, зашли в закусочную, знаками и минимумом слов объяснили, что хотят есть, а перед этим – выпить. Хозяин-китаец покивал и подал пять стаканов, в каждом из которых было граммов по 30 ханшина (китайской водки). Ребята слили все в один стакан и показали китайцу, что надо еще 4 таких же. Китаец покивал и пропал куда-то. Через некоторое время приносит на подносе требуемое, а вслед за ним в его лавку засовываются несколько китайских голов с исключительно заинтересованным видом. Оказалось, что первым заказом наши водители исчерпали весь запас спиртного у хозяина, почему лавочник собирал еще 4 стакана у соседей, которые и сбежались смотреть на «страшную» русскую пьянку.
Водка в Мексике
И у меня опыт был. Посылают в командировку в Мексику, инструктируют: «Принимать будут мексиканцы – выпускники советских вузов. Вези в подарок бутылку русской водки и «московскую» колбасу». Привез, подарок отдал. Мексиканец был доволен, открыл домашний бар, показал стоящую там бутылку водки и сказал, что год назад ему русские привезли.
В гостинице по окончании ежедневных мероприятий каждый день заходили ко мне в номер два мексиканца, и мы выпивали. Четверо суток пили втроем, и выпили… одну бутылку водки!
В поездке зашли в ресторан пообедать. Мексиканские хозяева заказывали выпить: китайцам, вьетнамцам и мексиканцам по их выбору пиво, а мне, не спрашивая меня, водку: русский – значит, водку. Принесли рюмочку грамм 35–40, естественно, я выпил ее залпом. Это произвело впечатление циркового трюка, аплодисменты. Я почувствовал себя горьким пьяницей и принялся за суп, вспоминая бессмертное изречение приятеля-медика: «Для запаха – не пил!».
Сколько пить советскому офицеру
Мера русского пьянства – извечная тема. Вот офицерский рассказ. Кончились масштабные учения наших войск в ГДР, по окончании – банкет. Возник вопрос: сколько можно пить советскому офицеру? Назывались 200, 300, 400 и т.д. грамм, пока наметился пресловутый консенсус: в немецких лавках-гаштетах стандартная бутылка шнапса была 750 граммов. Командующий войсками маршал Якубовский спросил у зала:
«Вот и норма?»
Маршал связи Белов подсказывает Якубовскому :
«Товарищ маршал! Министр обороны приказом установил норму: 200 грамм».
Якубовский тогда громыхнул в зал:
«Поняли, товарищи офицеры? Взял бутылку шнапсу, выпил, можно, как подсказывает маршал Белов, добавить 200 грамм. И всё, достаточно».
Интересно: как пересчитать 950 граммов водки на японцев?!
Пора бы и кончить
Грех пьянства был столь привычен, что не встречал однозначного осуждения на Руси. Известен случай, когда знаменитый генерал Драгомиров опоздал поздравить императора с именинами и послал телеграмму: «Третий день пьем здоровье Вашего величества!» В ответ большой знаток водочного вопроса император Александр III телеграфировал: «Благодарю! Пора бы и кончить!»
Засядько меру знает
И так было и в другие времена. На заседании Политбюро при утверждении министром угольной промышленности Засядько заметили, что кандидат на пост выпивает. Сталин отложил вопрос и пригласил Засядько на ужин. Поставил графин водки, предложил наливать самому. За угощением начал разговор о нуждах отрасли. Громадный мужчина Засядько графинчик за беседой уговорил, а на дальнейшее предложение ответил: «Нет, Засядько меру знает».
Разговор продолжился. В последующем Засядько утвердили министром, и при этом Сталин заметил, что Засядько меру знает. Знает и понимает главное: достоинство, смысл и дело важнее водки. Напомню, что Сталин понимал эту проблему. Известно его замечание русскому собеседнику: «Вы много не пейте, а то мне с вами неинтересно будет говорить».
Пьянство как оправдание
И все же пьянство настолько было привычно извинительным, что проходило как оправдание. Мне запомнилось, как один из декабристов на следствии ушел от ответственности. Было доказано, что он присутствовал на заседании заговорщиков, где речь шла о цареубийстве. Обвиняемый сказал, что на заседании был, но пьяный, и потому спал все время заседания. И это облегчило его участь.
Банкет Победы
Сталин умело использовал свойства водки в дипломатических целях. После капитуляции фашистской Германии советская сторона устроила банкет Победы для военачальников и офицеров антигитлеровской коалиции. По приказу Сталина каждый советский участник банкета обязан был съесть перед началом 200-граммовую пачку сливочного масла, на банкете обязан был угощать союзников (тостуемый и тостующий пьют до дна) так, чтобы они были пьяны, а наши – нет. Задание было выполнено: наши – на ногах, а союзников как бревна закидывали в машины при отправке. У союзников должно было остаться и физиологическое ощущение невероятной мощи советского солдата, и воспоминание о головной боли при попытке любого соревнования с ним! И второе. Здесь речь идет не только о мощи, о силе. Речь идет и о том, что пьянка в силах сокрушить любого «победителя». И надо выбирать: достоинство и честь или пьянка. Из рассказанной истории видна и готовность русского человека ради смысла и чести выбрать достоинство и дисциплину, а не пьянку.
Водка против Черчилля
Наш земляк, маршал авиации дальнего действия А. Голованов, рассказал о том, что в октябре 1941 года явился по приказу к Сталину при полном параде. Оказывается, приехал Черчилль с главным маршалом авиации Великобритании Питером Бруком. И Сталин устроил ночной ужин с выпивкой. Он постоянно говорил тосты (помните: тостующий и тостуемый) за здравие английской королевы, за победу нашего оружия, за благополучие собеседников, и т.п. Голованов видел Сталина четвертый раз в жизни, он был ему интересен, он внимательно наблюдал, пока тот ему не мигнул: убери взгляд – мешаешь работать. Через некоторое время Голованов забеспокоился: он сам молод и громадного роста – и то начал чувствовать, что выпил основательно. Черчилль – известный пьяница за 100 кг весом, а Сталину за 60 лет, и он среднего роста и веса.
Как бы не промахнуться с этим приемом?! Однако ожидаемый результат был достигнут: Черчилля порученцы под руки потащили с банкета. Сталин сделал два шага вслед Черчиллю, провожая. Дверь захлопнулась. Он повернулся к Голованову и неожиданно трезвым голосом сказал:
«Не бойся. Россию не пропью. А у него (кивнул в сторону унесенного Черчилля) завтра голова будет болеть от того, что он мне наболтал. Нам нужен второй фронт и поставки снаряжения».
Прием в дипломатии обычный, не случайно цирроз печени считается профессиональной болезнью дипломатов. Наивно было бы ожидать в дипломатии игнорирования подобного аргумента, в котором русские столь сильны.
Лечебная сила водки
Уже упомянутый маршал А. Голованов рассказывал о том, как однажды был излечен от болезни. Молодой (во время войны ему не было и 40 лет), он почувствовал себя плохо. Врачи помочь не могли, нужен был длительный отдых. Во время войны это было исключено. Сталин предложил ему перед сном выпивать стакан водки: «Больше не надо, это будет пьянством, а меньше – не поможет».
Голованов в короткое время почувствовал себя излеченным.
Механизм лечения водкой известен. Академик Чазов членам Политбюро рекомендовал ежедневно перед сном выпивать водку из расчета грамм водки на килограмм веса – успокаивает нервы, здоровый сон и т.п. Видимо, с Головановым это и сработало (он был большого роста и имел соответствующий вес, так что рекомендации Чазова и Сталина близки).
Лечение космонавта
И еще один случай лечения, связанного с водкой. Рассказывал знаменитый космонавт С:
«Готовимся к полету в космос. 8 человек (4 – основной состав, 4 –дублеры) работают очень насыщенно с утра до вечера. Вечером – семь пьют водку, а один (себе на уме по характеру) пьет сухое вино. Мы ему начали пенять, что его поведение не очень хорошее: возникает ощущение, что кто-то из «водочников» «попадется», а он – нет. Но при этом хитрец сам может попасть в ловушку. И надо же было так случиться: медицинская проверка обнаруживает у хитреца лямблии в печени. Конечно, его быстро излечили. Мы же ему сказали, что лямблии у него будут и в других местах (говоря иносказательно), если он не будет пить водку. Медики ему подтвердили, что водка предохраняет. Он, сохраняя лицо, перешел на коньяк.
Водка и экология
Для меня показательным был такой случай. В 1987 году неожиданно умер родственник в Чернигове. Парню было 30 лет. Он не пил, не курил, не был женат, был примерного поведения. В ночи вскрикнул и не проснулся. Ездил его хоронить. После похорон мать рассказала, что в свидетельстве о смерти причиной написали «алкогольный кардиотоксикоз». В ответ на мое удивление объяснили. Было вскрытие. Сердце увеличено в разы, узлы и бугры как у спившегося алкаша. Мать ходила и объясняла, что он не пил, соседи, знакомые, сослуживцы подтвердили. Свидетельство переписали и причиной поставили ишемическую болезнь.
Ехал поездом в Москву и думал о диагнозе: ведь он не с потолка взят, а было вскрытие. Рано утром в Москве на трех вокзалах встречаю знакомого москвича-философа в толпе вышедших из метро. Пьян, качает его галсами. Увидел меня: «Помогай, а то заметут (было самое горбачевское время – Н.Б.). Жену встречать иду».
Пошел с ним. Жене с детишками он из последних сил сообщил про меня: «Он со мной не пил».
Я помог им с детьми добраться до дома. Пришлось купить еды, помочь кое-чем еще, так как хозяин заснул сразу же как вошел в дом. За две недели без жены пропил все деньги. И первый раз в жизни я увидел человека, который добрался и до вещей: пропил магнитофон.
Сынишка его повел меня короткой дорогой к метро. Я ему: «Отец проснется, скажешь, был такой-то (говорю фамилию)». А он в ответ: «А он всё помнит». Я ему: «А у него ничего не болит?» – «Ничего. Он здоровый».
Вот тут у меня возник вопрос: один – молодой и непьющий – умер и «алкогольный кардиотоксикоз», а другому – 45 лет, сильно пьет и много лет, и у него ничего не болит.
Осмысление «экспериментальной базы» (научная привычка въелась в плоть и кровь) привело к пониманию некоторых фактов. В процессе химического обмена в человеческом организме появляется этиловый спирт. Лекарства делаются на спирте потому, что он гигроскопичен, усвояем и не чужероден человеческому организму. Спирт – органичен человеку!
Причиной кардиотоксикоза и других болезней скорее является экологическое заражение. В городах – это выхлопные газы автомобилей. В бензин добавляли тетраэтилсвинец для увеличения октанового числа. Свинец из выхлопов накапливался в организме. От этого кумулятивного яда можно избавиться только путем замещения-проталкивания свинца спиртом. В деревнях – это калийные удобрения, которые текли в ручейки и реки, а далее совершенно та же картина, что и со свинцом. Иными словами: кто пил – спасался!
Чернобыль и спирт
Чернобыль ахнул в 1986 году. Горбачевская борьба с пьянкой шла с мая 1985. Поэтому о роли водки в чернобыльских событиях был туман противоречивых статей и оценок. Сын университетского знакомого командиром взвода химической разведки попал в Чернобыль сразу с задачей на объекте составить карту радиационного заражения. Конечно, отец переживал. Сын приезжал потом в отпуск. Я спросил отца помимо прочего:
«Давали солдатам спиртное?»
«Конечно. Давали 4 раза в день по 100 грамм спирта».
400 грамм спирта в день равны литру водки! Такую дозу можно перерабатывать и сохранять рабочее состояние только в молодости…
Много позже читал воспоминания о чернобыльской катастрофе. Когда началась эвакуация, то многие не стали ждать автобусов, и пошли пешком в сторону Киева. Мемуарист летел на вертолете и описывает шоссе Припять–Киев как гигантскую и жутко пьяную демонстрацию. В Припяти жили атомщики, и они, как знающие люди, сразу после катастрофы проводили дезактивацию изнутри – старательно накачивались водкой. Красное сухое вино, спирт и водка выводят радиоактивный стронций из организма.
Урок сельского учителя
В советское время профессор К. решил бороться с русским пьянством, написал письмо-обращение к сельским учителям. Письмо напечатала областная газета «Горьковская правда». В тексте обращения автор говорил о вреде пьянства, предлагал сельским учителям как уважаемым людям воздействовать на детей, а те, в свою очередь, подействуют на родителей. Для этого он предлагал учителям выписать спирт, и на уроке показать детям опыт: опустить червяка в мензурку со спиртом, отчего червяк сдохнет. Дети свой испуг и тревогу передадут родителям и старшим. Пьянка уменьшит свои размеры. Помню, мы хвалили профессора К. за заботу о народе.
Примерно через месяц та же газета опубликовала отклик – письмо школьного учителя из далекого села. Учитель писал, что с уважением относится к профессорам, однако их рекомендации бывают трудновыполнимыми. Трудно, например, выписать спирт «для опытов», – ведь кто поверит в такой повод? Во-вторых, червяк сдохнет в мензурке, ну и что? Засунь червяка в горячие щи, он тоже сдохнет, так что, щи не есть, что ли? Водку не пить? Почему? По мнению учителя, рюмку выпить можно, много пить нельзя. Но ведь ведро воды выпьешь – тоже помрешь, но никто не предлагает запретить пить воду. Без воды нельзя.
Я бы сказал – эксперимент чист.
«История водки» Похлебкина
В 70-е годы Польша решила сорвать большой куш, предъявив претензии к Советскому Союзу за использование бренда (марки) «водки», которую якобы изобрели поляки. Непьющий человек, великолепный историк, ставший знаменитым благодаря своим кулинарным книгам, Вильям Похлебкин написал «Историю водки». Эта книга-доклад сняла польские претензии. Водку изобрели в России за 100 лет до поляков.
Для изготовления водки нужно получить спирт. Возгонку спирта открывали разные народы. Сначала китайцы, но от большинства их изобретений миру было ни жарко, ни холодно. Водку они не изобрели. Получали спирт арабы, однако ислам не дал пути изобретению. Кстати, один мой хороший знакомый – верующий мусульманин и автор ряда ученых книг – рассказывал мне, что арабы спивались, и пророк Мухаммед, встревоженный множеством пьяниц в Мекке и Медине, запретил выпивать вообще. Впрочем, в этой среде поэтому раньше распространились гашиш и другие вредные наркотики. Наконец, «воду жизни» – спирт получили итальянцы и привезли в Москву. И здесь в Чудовом монастыре в Кремле в 1430 году монах Исидор изобрел водку.
В. Похлебкин пишет, что водку не зря называют московской (а не рязанской, нижегородской или вологодской), так как она не только появилась, но и распространилась в Московском княжестве. Побочным следствием явилась большая жизнестойкость и здоровье московских жителей. Идут моровые болезни, вино, пиво и другие напитки сохраняют для заразы питательную среду в организме, и только водка предохраняет и обеззараживает. Народ в других княжествах вымирал, а здесь имел дополнительные водочные гарантии.
Битва на Пьяне
Интересно, что Похлебкин убедительно обосновывает одну версию происхождения названия нашей речки Пьяны. У нас в краеведческой литературе, как правило, приводятся две версии. По одной – река Пьяна получила имя за извилистый и запутанный путь как у пьяного человека. Но Похлебкин справедливо говорит, что у Кудьмы не менее затейливый путь, да и Пьяна имела в древности другое название. А вот в 1377 году после разгрома нижегородской рати татарским войском царевича Арапши река получила современное название. В. Похлебкин пишет, что русские перепились мордовским самогонным пойлом на мухоморах и помете, отчего люди дурели и не могли восстановиться. На самом деле это было отравление как от ацетона или безобразной паленой сивухи. Водка еще не была изобретена.
Но, к сожалению, уже было «изобретено» пьянство и хамская гордыня-спесь от мерзкой и пьяной «удали». Посудите сами: русский народ в целом наказан монголо-татарским игом за спесь и гордыню его князей, проявленные в предыдущей истории. Только через 400 лет восстановится количество населения, ремесел, городов. Дети, старики, женщины несли на себе бремя тяжелейшего ига. А тут появляется возможность если не снять, то хотя бы облегчить эту жуткую тяжесть, проявить в бою свои достоинство и честь. И вместо битвы и постоянной готовности к ней – дурацкая и мерзкая пьянка. И мертвые вопреки Святославу (помните: «Мертвые сраму не имут!?») получили и срам, и бесчестие, и предательство ближних. Это уже не удаль, а мерзость и скверна.
Вспоминается известное русское: весной городовой на Неве предупреждал криком желающих пойти по подтаявшему льду. Городовой вытащил из полыньи попавшего в нее мужика. Спасенный стал ругать городового. Опешивший городовой сказал: «Я ж тебе кричал!» На что мужик резонно заметил: «Эва, кричал. Надо было в морду дать!»
Пьянским «удалым воителям» стоило бы в морду дать и покрепче.
Менделеев
Великий Менделеев заложил еще одну опорную веху в истории водки. Его докторская диссертация обосновывала оптимальность и качественность 40-градусной водки. Работа Менделеева 1864 года носила название: «Рассуждение о соединении спирта с водою».
Выпил – закусил
Автору довелось читать много ученых сочинений о водке. Помню хорошую социологическую диссертацию, в которой анализировались различные варианты выпивки.
Англо-американская выпивка без закуски – физиологически одна из самых плохих. Спиртное вызывает ускоренное выделение желудочного сока, а закуски – нет! Как известно, это пытаются компенсировать льдом и содовой, однако это не самый лучший заменитель еды.
Армянская выпивка – сначала поели, потом выпили. Физиологически это перегружает желудок. Пьяных не будет, однако выпивка (а это дополнительные калории) на полный желудок ухудшает самочувствие, как от переедания.
Показалось точным название, данное диссертантом русской выпивке. В социологической литературе положено давать изучаемому явлению краткое название для того, чтобы не повторять длинных характеристик особенностей явления. Автор точно назвал русскую выпивку: «Кто побежит». Конечно, русская выпивка физиологична: выпил – закуси. Однако, как говорил Достоевский, «широк» русский человек. По натуре русский склонен к крайностям, и выдержать меру ему трудно. Отсюда и многочисленные приговорки: «сколько ни возьми – бежать придется», «недоперепив», «для запаха не пил», и т.п.
Особенности русской физиологии
Консультации биохимиков и физиологов дали много интересных сведений для размышления. Оказалось, что фермент, разлагающий спирт, является тем же самым ферментом, который разлагает лактозу, т.е. то, что составляет основу молока и любого молочного продукта. И этот фермент различным образом присутствует в организмах людей различных рас и наций. Если два ствола человечества исходные, то один ствол объединяет белых и черных, то другой –монголоидов. И у белых этот фермент выражен весьма серьезно, а у монголоидов много слабее. Иными словами, если у русских национальная кухня традиционно включает много молочных продуктов (молоко, кефир, масло, творог), то у китайцев кухня обходится без них. Значит, у русских этот «спирто-молочный» фермент сильно выражен, а у китайцев – нет.
Отсюда ясно, почему в Корякском национальном округе много спившихся (говорят, что чуть ли не две трети коряков). Специально их никто не спаивал. Просто посидев с русским другом вечерок, коряк не смог переработать спиртного. Русский на другой день трезвый, а для коряка – спасение в полной замене крови.
Женская красота
Неожиданным образом эти физиологические особенности усвоения молока сказываются и на внешности: есть груди у женщин или нет. Ведь это украшение, говоря неэстетичным анатомическим языком, всего лишь молочные железы. И без них в принципе не обойтись. Особенность человека в том, что «готовым» его родить нельзя. Если, например, появился на свет теленок, олененок, его облизала мать, и он встает на ножки готовенький – он родился. А человека так родить нельзя – слишком большая голова из-за слишком большого головного мозга. Его рожают «неготовым» – надо год или даже два донашивать на руках вместо утробы. Поэтому у новорожденного существует незаросший родничок на голове, кости таза у женщин не соединены в сплошную кость, а как бы на шарнирах. И первый год у новорожденного бурно растет голова, он делается «головастиком». Мозг вырос – человек родился.
Поэтому в опытах совместного выращивания детенышей человека и шимпанзе (см. опыты Ладыгиной-Котс) сначала обезьяний детеныш опережает, а с двух лет человеческое дитя обходит в развитии обезьяну семимильными шагами. В этот период «донашивания» ребенка естественно кормить молоком матери. Увеличиваются молочные железы и у китаянок. Организм бурно вырабатывает нужные вещества и ферменты. Затем кормление грудью прекращается, ферменты и груди у китаянок почти пропадают. У наших же женщин – сохраняются. Конечно, это достаточно грубое и приблизительное описание, однако в сути своей – верное.
Ельцин и дети
Восприятие пьянки неотъемлемой русской чертой и даже удалью в нашей самой современной истории привело к омерзительным и постыдным последствиям. Утеряв смысл при Горбачеве, выбрали Ельцина и во многом утеряли будущее. Черно-белый вариант народного восприятия (или Горбачев – или Ельцин, или трезвость – или пьянка) привел к Ельцину и пьянке. Ельцин этому и сам сильно способствовал. Вспомните хотя бы пьяное дирижирование оркестром при выводе российской армии из Германии или «блистательное» пьяное отсутствие российского президента на встрече в аэропорту в Ирландии с тамошним премьером. Наверняка многие помнят и другие «удалые» истории типа «бросим в реку пресс-секретаря Костикова». Все это вызывало омерзение, отвращение, чувство стыда, а уж про удаль в таком контексте говорить просто неприлично.
И главный ужас состоял в том, что резко и моментально вся эта пьяная ситуация отозвалась на детях. Они стали нежелательны и ненужны! Количество рождений в сравнении с количеством смертей таково, что обрекает Россию на страшную участь. В Китае миллиард и 300 миллионов населения, в Иране за 30 лет, т.е. за время одного поколения население увеличилось в 2 раза, до 72 млн. А у нас продолжается уменьшение населения почти по миллиону в год. Добавим и то неприятное соображение, которое прямо связано с пьянкой: число брошенных детей при живых родителях-алкоголиках, в детдомах и бездомных, исчисляется миллионами: от двух до четырех! Легко понять, что это неполные цифры: есть еще дети в пьющих и неблагополучных семьях. Весь этот ужас должен был бы вызывать не ощущение некой удали, а отвращение, омерзение и стыд. Алкоголиков лечат так: в спиртное добавляют рвотное, чтобы вызвать отвращение. Мне кажется, что сегодня уже жизнь добавила столько сильнодействующего и отвратного рвотного, что пора бы и задуматься, и остановиться! России нужен смысл и честное достоинство, а не пьяное ельциноподобное безобразие. И власти давно пора бы перестать речи говорить тогда, когда надо эту власть употребить.
Как же быть?
Значит ли все сказанное, что мы обречены быть пьяницами? Вовсе нет. Меня убедило в отсутствии обреченности пребывание на «шабашке». Так в советское время называли подработку во время отпуска на временных строительных работах. Собиралась артель друзей и знакомых и ехала на месяц-другой что-то строить. Благо тогда работы было – непочатый край. И я ездил молодым. И, помню, видел мужские бригады (женских не помню, женскими были дома отдыха и речные и морские круизы), состоявшие из медиков, университетчиков, политехников и т.д. Бросалось в глаза то, что в отсутствие парткомов и месткомов, жен и тещ, никто не пил, но работали весь световой день. Выпивки возникали только при отсутствии работы или по ее окончании.
Думается, в этом рецепт борьбы с русской пьянкой. Пьянка – это не только и не столько физиология. Главные корни пьянки – социальные. Если у человека есть цель и смысл, наполненность жизни, то он не будет пить. Если этого нет, то тоскующую душу он будет заливать водкой или затуманивать наркотиками. Русский человек – сильно выраженный человек, у него очень сильна зависимость от цели и смысла жизни. Это я говорю уверенно, как специалист по аксиологии.
Почему у Горбачева закончилась крахом его борьба с пьянкой? Он все делал неправильно: лишил людей цели, смысла, определенности в жизни, да при этом еще и пить нельзя. Все и закончилось крахом: и его личным, и крахом державы, и сменой его – «минерального» на «алкогольного» правителя. Люди же начали спиваться. Вспомните короткое время андроповских надежд: андроповская водка подешевела, стала доступней, однако пьянка разом отступила – на работе никто не пил, и поскольку на работу завтра идти, то и сегодня не увлекались.
Поэтому рецепт борьбы с пьянкой состоит не в безалкогольных свадьбах и поминках, а в том, чтобы у общества и людей были достойные цели и смысл жизни, а отсюда и определенность существования, его перспективы и ради этого – дисциплина. Уверен, водка сразу отступит на положенное ей место, человек же будет знать меру. В данном случае я говорю о нормальных людях и в общем виде. На самом деле существуют и оттенки. Ведь в русском языке есть поговорка: не пьет – или хворый, или сволочь. Или другой вариант, о котором писал А.Н. Толстой в своем романе «Хождение по мукам». Мне запомнилось рассуждение автора: англичанин привез танки Деникину, и писатель добавляет: он был столь мил, что в России бы не выжил: его бы споили. В этом объяснение пьянок популярных артистов, хоккеистов и т.п. В данном случае я речь веду об общей норме: великому народу – великую задачу, а цель и смысл, принятые народом, вызовут и желание дисциплины и порядка, что и ограничит пьянство исключительно эффективно.

«Русский пьяница» — живучий стереотип


Пьянство в России — частое явление. Его даже считают национальной особенностью, чем-то вроде фирменного знака: какой русский не пьет?
В письмах и рассказах путешественников, приезжающих в Россию, мы находим описания массового пьянства в России.
В мире каждый народ ассоциируется с теми или иными особенностями и добродетелями. Самоидентификация требует сильных и явных признаков отличия одного народа от других. И в этом смысле слабость к алкоголю может рассматриваться, как отличительная черта характера народа.
В литературных произведениях говорят нам, что алкоголь является искушением для всех европейских народов. Однако каждый пытается обелить себя и при этом строго судит других. Ж.-Л. Фландрен (J.-L. Flandrin) в статье ′Напитки и манера питья в Европе 16-18 вв.′ утверждает: в те времена бытовало мнение, что больше всех пьют северные народы.
Немцы, поляки, русские считались пьяницами. Зато итальянцы, до некоторой степени французы и особенно испанцы славились своим трезвым образом жизни. Все французские путешественники, побывавшие в 17 веке в Испании были поражены трезвостью этого народа. В Германии же, напротив, французских путешественников неприятно удивило количество встреченных ими пьяниц. Что же касается англичан, то никто из французских путешественников не заметил за ними особого пристрастия к алкоголю, но многие отмечали, что они проводят много времени в тавернах.
Европейские народы тоже не чураются алкоголя.
Вот встретил статью описывающую, как проводят англичане свои пятничные вечеринки.
Оригинал тут

Польский фотограф Матчей Дакович в течение 5 лет прожил в уэльском Кардиффе. Он собрал серию снимков ночной жизни этого города. На них можно увидеть пьяных, агрессивных, потерявших человеческий облик «чавов» – аналог российских гопников, причём обоих полов.
Многие же уэльсцы живут на пособия или перебиваются временными заработками. Дакович говорит, что тут уже появилось второе поколение людей «с тысячью фунтов» – средним доходом на эту сумму, которая для Великобритании с её дороговизной считается совсем небольшой суммой (примерно 50 тысяч рублей).
Ситуацию спасают социальные выплаты, идущие из Лондона. Это, к примеру, бесплатные квартиры для бедных, а также различного рода пособия. «Классический вариант – это мать одиночка с тремя детьми. Ей положена бесплатная квартира и пособие, на которое худо-бедно можно жить, уже никогда при этом не работая», – говорит он.
Но ещё лучше эти нравы показывают фотографии Даковича:






А это развлечение женщин в Лондоне. Среди дня женщины прогуливаются и отдыхают в кафешках и скверах Лондона.
Оригинал тут

Lady in red……..
И во Франции — в стране «культурных дегустаторов», пьянство стало главной причиной госпитализаций и травматизма.
Почему-то среди современных французских девчат вошло в моду соревноваться, кто кого перепьет. При первой же возможности юные дамы идут в бар и веселятся до утра. Алкогольная же зависимость формируется очень быстро. Ежедневно из-за алкоголизма и его последствий во Франции умирает в среднем 134 человека.

В России тоже пьют и тоже праздники проводятся, и с выпивкой в том числе, но что-то я такого свинства не наблюдаю и такого набора безвкусицы в одежде как в Англии.
Так что получше присмотритесь к соотечественницам. Наши женщины приличней выглядят.
А еще хочется сказать. КТО должен детей учить быть приличными?
РОЖАЯ детей, СЕМЬЯ берет на себя ответственность воспитать гражданина страны.
А как Вы думаете, кто должен воспитывать, чтобы не было такого пьянства? Кто? Школа? Детсад? Институт?
Считаю: ТОЛЬКО СЕМЬЯ.
Так что, прежде всего, чтобы наши дети были трезвенниками — с себя следует спросить.

«Хорошо сидим!» Зачем русские пьют водку — чтобы согреться или поговорить?

Анатолий Кошкин, 15 апреля 2019, 11:50 — REGNUM Когда в разговоре с японцами речь заходит о водке и ее якобы «массовом» употреблении в России, собеседники говорят не столько с осуждением, сколько с пониманием того, что, как они считают, «русские много пьют, потому что живут в очень холодной стране» и им необходимо спиртное чуть ли не для выживания.

Русская водка Pavlofox

Помещенной в центральной газете страны «Асахи симбун» статье на эту тему предпослан заголовок: «Именно сейчас расскажем правду о «русских и сакэ». При этом автор статьи Мититака Хаттори начинает ее с иной стороны, приписывая японцам представление обо всех русских, как о «горьких пьяницах»: «Русские — пьяницы». Возможно, немало японцев считает именно так. Действительно, Россия — это родина водки, королевы крепких напитков». При этом он называет водку «единственным развлечением русских». Исходя из такого сомнительного постулата, Хаттори берется утверждать, что введенные М. Горбачевым ограничения на потребление спиртного «вызвали гнев пьющих, у которых было только одно развлечение — алкоголь, и в конечном итоге это привело к распаду СССР в конце 1991 года, а также отставке Горбачева».

Оставим на совести автора солидной японской газеты столь примитивное объяснение причин распада Советского Союза, тем более что он, видимо, серьезно эти причины не изучал.

В «подтверждение» того, что для русских водка — это чуть ли не всё, Хаттори дает понять, что и первым президентом-то они избрали именно «пьяницу». Читаем: «Первый президент новой России Ельцин вел себя так, что возник имидж «русский — пьяница». Ельцин был известен как большой любитель спиртного. Некоторые даже полагают, что благодаря этому ему удалось изгнать Горбачева, который был противником употребления спиртного. Став главой государства, Ельцин по пьяни (так в переводе ИноСМИ — А.К.) совершил много эксцентричных поступков, которые широко освещали в японских телевизионных шоу». Стыдно, конечно, это читать, но что поделаешь, как говорится, «из песни слов не выкинешь».

Любимые сувениры иностранных туристов (сс) Caroline Maybach

Но после экскурса в историю Хаттори переходит к современности, и здесь он верен заявленному в заголовке обещанию рассказать «правду о русских и сакэ», то бишь водке. И сообщает, что «русские пьют алкоголь реже в сравнении с японцами. В России спиртное, как правило, сопровождает какое-нибудь праздничное событие. Повседневное употребление без видимой причины считается неприемлемым… О среднестатистическом россиянине такого не скажешь».

За этими словами следует самокритичное признание: «А вот японцы могут весело выпивать в семейном кругу каждый вечер или же ежедневно общаться с коллегами за алкоголем в кабаке, однако в России такого практически не встретить».

Не знаю, почему автор утверждает, что в японских семьях «каждый вечер весело выпивают в семейном кругу», чего за долгие годы жизни в Японии я не наблюдал, а вот «сарариманы» (salarymen) — японские конторские служащие и, вообще, «белые воротнички», действительно, после работы позволяют посидеть за кружкой пива или чашечкой сакэ. Жены ворчат, но с «традицией» вынуждены мириться. Ибо, как объясняли мне японцы в первое время моего пребывания в их стране, это стало элементом японской культуры. Особенно невозможно отказаться, если «пропустить стаканчик-другой» приглашает непосредственный начальник. Откажешься — ощутишь на себе непонимание, а то и подозрение коллег и руководителей. За глаза станут называть «белой вороной» или, того хуже, «кёсайка» — «муж, боящийся жены». Но вернемся к тому, как автор статьи представляет ситуацию со спиртным в нашей стране.

В японском баре (сс) ginomempin

Ссылаясь на данные статистики, Хаттори вынужден констатировать, что «русские пьяницы» — это устаревший стереотип, и нам следует избавиться от предрассудков. Несмотря на это, нельзя отрицать, что алкоголизм по-прежнему остается одной из серьезных социальных проблем в России». При этом признается, что по количеству употребления алкоголя, особенно среди молодежи, водку и другие крепкие напитки все больше вытесняют вино и пиво. Приводятся результаты опроса населения — 31% ответил, что обычно пьет водку, 31% — пиво, 30% — вино, а коньяк, виски или бренди — 13%.

Небезынтересны разъяснения японскому читателю, что такое водка и как ее надо пить: «Возможно, одна из причин состоит в особенностях водки, являющейся русским национальным напитком. Водка — это прозрачный спиртной напиток, изготавливающийся из зерна и другого сырья. Ее крепость должна составлять 40 градусов. В Японии водку используют в качестве основы для коктейлей, однако в России ее обычно пьют в чистом виде.

На традиционных праздниках в России участники один за другим поднимают тосты и выпивают водку залпом, разлитую по небольшим рюмкам. Нельзя пить маленькими глоточками, как сакэ.

Если японцев приглашают на праздник в России, им приходится сталкиваться с двойным затруднением: нужно продумать толковый тост на русском языке, и при этом пить водку залпом. Между тем в последнее время даже в России подобного алкогольного насилия становится все меньше, и это радует».

Леонид Соломаткин. В трактире (фрагмент)

Порадуемся вместе с автором статьи в «Асахи симбун», ибо автор этих строк не раз был свидетелем русских застолий с участием японцев, когда, несмотря на мои предупреждения, хлебосольные хозяева, особенно в сельской местности, не признавая никаких возражений, заставляли гостей из Страны восходящего солнца выпивать стопку за стопкой и непременно «до дна». Последствия нередко были печальны…