Литва в 1940 году

В конце августа 1919 года Красная армия под напором превосходящих сил противника покинула территорию Литвы. Исчезло марионеточное государство Литбел, повторив судьбу Эстляндской трудовой коммуны и других недолго просуществовавших советских республик времен Гражданской войны. И о нем, и о советско-литовской войне 1919 года в России в последующие 100 лет почти не вспоминали.

Полунеизвестная война

Советская власть в Шавли (Шяуляе), 1919 год

Колчак, Деникин, Юденич — враги. Будённый, Чапаев, Щорс, Котовский — герои. Советская республика в кольце фронтов! Все на защиту Петрограда! Эти имена врагов и героев и лозунги десятилетиями учили советские школьники.

А вот про боевые действия в Литве в советское время вспоминать было не принято. Не только в школьных учебниках, а вообще. В постсоветское время этими событиями больше интересовались литовские, а не российские историки. И в литовских школьных учебниках эта тема появилась.

Разумеется, о поражениях вспоминать не так приятно, как о победах. Тем более, что среди командиров потерпевших поражение войск был член Реввоенсовета Западного фронта И. В. Сталин. На то, чтобы взять реванш, у него ушло 20 лет. Впрочем, это уже другая история.

А в этой истории, истории 1919 года, никакого проигрыша как будто и не было. Вообще ничего не было. Про борьбу с Колчаком, Деникиным, Юденичем написаны горы книг. А где мемуары героев Гражданской войны о сражениях в Литве 1919 года? Где вообще историческая литература на эту тему? Есть глава в книге Н. Е. Какурина и И. И. Вацетиса «Гражданская война. 1918–1921», изданной в 1920-е годы и переизданной в 2002-м.

Есть небольшая статья Ф. Р. Балтушиса-Жемайтиса «Гражданская война в Литве», опубликованная в 1929 году. Это практически все.

В. И. Ленин, быстро признавший независимость Советской Литвы, и И. В. Сталин, предлагавший ликвидировать Литбел, в наше время всего лишь фон для фотографий в литовском парке-музее Грутас

Фото: Mindaugas Kulbis, AP

В увесистом пятитомнике «История гражданской войны» действиям Красной армии на Восточном и Южном фронтах посвящены десятки страниц. А боевые действия на территории Литвы упоминаются короткой невнятной скороговоркой. Где памятники простым солдатам, которые жертвами пали в борьбе роковой, сражаясь за советскую Литву в 1919 году? Их нет. Где они похоронены? Неизвестно. И сами солдаты неизвестны, не сохранились их имена. В истории остались имена командиров. Например, комиссар Семен Пупко-Фирин, впоследствии замначальника ГУЛАГа.

Адская смесь

Нет имени и у событий, происходивших на территории Литвы с декабря 1918 по август 1919 года. Точнее, у них было много имен. В зависимости от того, в какой стране и в какое время их упоминали.

Советско-литовская война. Советско-литовский вооруженный конфликт. Война с большевиками, являющаяся частью войны за независимость Литвы. Один из этапов советско-польской войны. Гражданская война в Литве. Освободительный поход Красной армии в Прибалтику и Белоруссию. По каждому из этих названий можно догадаться, где (в Литве или России) и когда (в наше время или в советское) оно использовалось. И все эти названия недостаточно точно описывают, что же происходило в Литве в ту эпоху.

«Да, утвердившегося названия у этой войны нет,— говорит ведущий научный сотрудник Института истории Литвы Чесловас Лауринавичюс.— Что касается элементов гражданской войны, то я скорее говорил бы о поисках будущего. Одни выбирали одну сторону, другие — другую. Хотя одни других изображали врагами, но неофициально поддерживалась связь с «врагом». И было какое-то ожидание, чья возьмет. Одна сторона зависела от востока — России, а другая зависела полностью от Запада, от Антанты. И от немцев, которые исполняли приказы Антанты. Собственные силы были минимальны».

На территории, на которой впоследствии образовалась независимая Литовская Республика, сражались красноармейцы, польские, немецкие, литовские войска. Они бились за советскую власть и мировую революцию, за великую Польшу во главе федерации братских народов, за создание дружеских режимов на восточных границах Германии, за независимую Литву. Выбор «своих» мог определяться как национальностью, так и политическими взглядами. У каждой из сторон было свое представление о том, как должны проходить государственные границы.

Иностранная интервенция против советской России плюс Гражданская война плюс советско-польская война плюс война за независимость Литвы.

Одновременно. Вот такой получился коктейль. Убойный.

Виленские перевороты

В ходе Первой мировой войны территория Литвы была оккупирована германскими войсками. В конце 1918 года, после поражения Германии в войне, начался вывод германских войск с оккупированных территорий.

Одновременно с этим Красная армия начала продвигаться на запад, пытаясь вернуть территории, потерянные по Брест-Литовскому мирному договору. В начале наступления территорию Литвы занимали две армии красных — Армия Советской Латвии и Западная армия. Западная армия занимала Литву своим правым флангом (Псковской дивизией и 17-й стрелковой дивизией), а Армия Советской Латвии — левым флангом (Интернациональной дивизией).

Михаил Булгаков писал про число переворотов в Киеве во время Гражданской войны: «Их было 14, причем 10 из них я лично пережил». В Вильно (старое название Вильнюса) власть менялась чуть реже.

Вот как описывает расклад сил в Вильнюсе Балтушис-Жемайтис в упомянутой выше статье:

«Первой группировкой были коммунисты, имевшие значительную поддержку в самом Вильно и даже на периферии. Второй группировкой были литовские националисты, почти не имевшие сторонников в самом Вильно и слабо поддерживаемые провинцией, и третьей группировкой были поляки, поддерживаемые почти всей буржуазией и мещанством Вильно, имевшие сильную поддержку из самой Польши.

Германские войска хотя еще и находились в городе, но только частично поддерживали литовских националистов, решив заблаговременно очистить город.

15 декабря по инициативе коммунистов открылся Виленский совет рабочих депутатов; объявив себя властью, коммунисты потребовали от немцев передачи всех функций по управлению городом. В конце декабря немцы покинули город, оставив его на произвол судьбы. Литовские националисты при уходе немцев также бежали в Ковно, временно отказавшись от борьбы за Вильно. Следовательно, претендентами на город остались только коммунисты и польские белогвардейцы. Последние, имея в городе до 2000 вооруженных людей, решили с уходом немцев овладеть городом, разогнав совет силою оружия. 1 января белополяки окружили рабочий клуб, где заседал Виленский совет, и после непродолжительной борьбы взяли его. Горсточка коммунистов, продержавшись окруженной целые сутки, принуждена была сдаться, причем пять коммунистов покончили самоубийством.

Таким образом белополяки очутились хозяевами положения, но и они продержались только пять суток, так как 5 января подошли части Красной армии и овладели городом».

Рассказывает Чесловас Лауринавичюс: «Литовские национальные силы в Вильно серьезной опоры не имели, литовцев в городе было мало. Но все равно этот город рассматривался как Вильнюс, столица будущей Литвы.

Преобладали те, кто придерживался ориентации на Польшу.

Польский язык и польская культура вообще превалировали во всей Литве. Что касается евреев, составлявших около 40% населения города, то, когда пришли красные, они в большей степени ориентировались на красных.

Это связано с тем, что в самой Польше были сильные антисемитские настроения. В Литве они были слабее, но все же присутствовали. Основные жертвы среди мирного населения были евреи. Особенно когда поляки вернулись в Вильнюс в апреле 1919 года, там произошли серьезные погромы».

Красные идут

Процесс политического оформления советской власти в Литве шел параллельно с наступлением Красной армии, иногда даже опережая его.

8 декабря 1918 года в Вильно было создано временное революционное правительство рабочих и крестьян Литвы. Его возглавил большевик Винцас Мицкявичюс-Капсукас (Викентий Семенович Мицкевич-Капсукас). 16 декабря была провозглашена Литовская Советская Республика. При этом столица новой республики первоначально находилась в Латвии, в Двинске (Даугавпилс). В Вильно столица переместилась 7 января 1919 года, когда город уже был под контролем Красной армии.

22 декабря председатель Совнаркома Ленин и управляющий делами СНК Бонч-Бруевич подписали декрет «О признании независимости Литовской Советской Республики». Одна из статей декрета гласила:

«Российское Советское Правительство вменяет в обязанность всем соприкасающимся с Литвой военным и гражданским властям Российской Советской Республики оказывать Литовскому Советскому Правительству и его войскам всяческое содействие в борьбе за освобождение Литвы от ига буржуазии».

Первоначально освобождение от ига буржуазии шло вполне успешно.

В день подписания декрета части Красной армии заняли Ново-Александровск (Зарасай) и Свенцяны (Швенченис), на следующий день — Утену, 27 декабря — Ракишки (Рокишкис), 5 января — Вильно, 9 января — Вилкомир (Укмерге) и Поневеж (Паневежис), 15 января — Шавли (Шяуляй), 25 января — Тельши (Тельшяй). В общей сложности было занято 2/3 территории Литвы.

Советская власть, установившаяся на этих двух третях территории, была не совсем похожа на советскую власть в других местах. Создавались советы, проводилась национализация, пропагандировался атеизм, но были и серьезные отличия.

Рассказывает Чесловас Лауринавичюс: «В той части Литвы, которую заняли красные, в сущности, не было красного террора. Почему? Я пришел к выводу, что, наверное, одна из причин была в том, что литовцы еще в царские времена были слабым и малоразвитым народом.

Политическая дифференциация была. Но национальные силы малы. Все прекрасно знали друг друга. Поскольку реальной силы не было ни у одних, ни у других, противостояние было в большей степени идеологическое, похожее на семейный спор. В советской части Литвы руководителем был Мицкявичюс-Капсукас. Он был интеллигентным человеком. Кроме того, вероятно, были также какие-то указания, установки из Москвы. А в Москве на Литву смотрели как на мост — или в Германию, или в Польшу. И как на витрину, показывающую Западу, как выглядит советская республика. В других республиках террор осуществляли Чрезвычайные комиссии. В Литве было неясно, а существует ли вообще ЧК. Наверное, такого положения дел не могло быть без указания из Москвы. Документов, подтверждающих это, увы, нет. Но никто, кроме Владимира Ильича, не мог дать указание Капсукасу действовать мягче.

Только представьте, когда в Литву пришла Красная армия, так называемые буржуазные газеты не закрывались. В этих газетах писали примерно так: вот пришли новые люди, новая власть, посмотрим, что они будут делать; если они будут бороться с крупными землевладениями, мы им подадим руку. Для литовцев было очень важно, что советская республика признавалась со столицей Вильнюсом. Кстати, хочу отметить еще одну специфическую черту Литвы, отличающую ее от ее соседей. Красные пришли в Литву в конце 1918 года в первый раз. В Эстонии и Латвии они появились раньше, сразу после того, как советская власть утвердилась в России. А террор осуществлялся там, когда красные вернулись».

Лит + Бел = Литбел

27 февраля 1919 года в Вильно состоялось объединенное заседание ЦИКов Литвы и Белоруссии, на котором было провозглашено образование Литовско-Белорусской Советской Социалистической Республики (Литбел). Премьер-министром и министром иностранных дел Литбела стал Винцас Мицкявичюс-Капсукас. Одной из причин создания Литбела называлась необходимость обороны от внешних врагов. Столицей Литбела стал Вильно, официальными языками республики были литовский, белорусский, русский, польский и идиш.

«Литбел означал не столько объединение Литвы и Белоруссии, а более то, что к Литве присоединили часть белорусской территории. Государство это существовало только формально»,— считает Чесловас Лауринавичюс.

На этот раз политический процесс забежал сильно вперед. Красная армия за ним не поспевала.

Командарм Западной армии Снесарев посчитал директиву невыполнимой, о чем и доложил главкому. Тот согласился, но попросил овладеть хоть каким-нибудь пунктом на реке Неман.

18 января между советскими и немецкими войсками был подписан договор, устанавливавший временную демаркационную линию, которая не давала Красной армии возможности атаки на Ковно напрямую, с востока, со стороны Вильно. Город нужно было обходить и атаковать с севера и юга.

Был разработан план наступления с целью окружения Ковно, предусматривавший, что в важнейших пунктах в тылу противника в ночь с 8 на 9 февраля произойдет восстание. 8 февраля полки Псковской дивизии перешли в наступление, которое быстро захлебнулось. Восстание не состоялось. В этот день литовская армия впервые потеряла бойца. Во время разведывательной миссии был убит доброволец Повилас Лукшис. В 1929 году неподалеку от места гибели ему был поставлен памятник. В 1962 году памятник снесли, в 1992-м восстановили.

10 февраля немецко-литовские силы заняли местечко Шета, заставив красных отступить. 13 февраля части Красной армии заняли Олиту и Меречь, выполнив приказ овладеть каким-нибудь пунктом на Немане. Выйти на Неман получилось, удержаться не удалось. На следующий день красноармейцев вынудили отступить. Наступление красных на этом закончилось. В боях за Олиту на мосту через Неман впервые погиб офицер литовской армии — Антанас Юозапавичус. Сейчас его имя носят этот мост и улица в Вильнюсе. В Красной армии, начавшей терпеть первые неудачи, прошла волна реорганизаций и переименований. 21 января Псковская дивизия была переименована в Литовскую. 23 января Интернациональная дивизия — во 2-ю стрелковую. 12 февраля был образован Западный фронт, объединивший Западную армию, Армию Советской Латвии и 7-ю армию, действовавшую в Эстонии. Западная армия 13 марта стала называться Литовско-Белорусской армией (а с 9 мая — 16-й армией). Армия Советской Латвии несколько раз переподчинялась, а 9 мая была переименована в 15-ю армию.

Как пишет Балтушис-Жемайтис про Белорусско-Литовскую армию, ее переименование «не внесло никаких ни военных, ни политических изменений в ее положение, армия продолжала занимать прежнее положение, отдавая понемногу белым кусок за куском то Литвы, то Белоруссии». С середины февраля армия начала отступать.

Красные уходят

После взятия Вильно конным отрядом подполковника Беллины город оставался польским еще 20 лет

Фото: Keystone-France / Gamma-Keystone, Getty Images

В марте на Восточном фронте начали наступление на советскую Россию колчаковские войска. Значительные силы Красной армии были отвлечены на отражение этого наступления. А тем временем 3 марта в Латвии перешли в наступление войска немецкого генерала фон дер Гольца. Это наступление захватывало также Литву. 2-я стрелковая дивизия (бывшая Интернациональная) подверглась разгрому. 13 марта немцы захватили Шавли. 19 марта Красная армия оставила без боя Поневеж, но 5 апреля вернулась в него.

В марте в конфликт на территории Литвы вступила Польша. Польские войска сражались как с литовцами, так и с красноармейцами.

В конце марта в Москву прибыл на мирные переговоры специальный делегат польского правительства Александр Венцковский. Пока шли эти переговоры, поляки готовились к серьезному наступлению.

Утром 19 апреля конный отряд поляков силою до 2000 сабель под командованием подполковника Белины, проделавший накануне неожиданный бросок на 50 верст, совершил налет на железнодорожную станцию Вильно.

Находившийся на станции эшелон из 400 красноармейцев не оказал сопротивления. За несколько часов польские кавалеристы заняли половину города, по железной дороге было переброшено подкрепление. Вот что пишет Балтушис-Жемайтис: «Неожиданный захват Вильно вызвал в польской армии восторг. Совет обороны Вильно не смог ничего сделать для защиты города. Вся тяжесть уличных боев легла на плечи коммунистической организации союза молодежи и на 153-й полк. После 3-дневного кровопролитного боя полякам удалось очистить Вильно от наших сил. 21 апреля в день полного захвата города в Вильно прибыл сам маршал Пилсудский, восторженно встреченный местной буржуазией. Неожиданная Виленская катастрофа внесла полное расстройство в ряды Белорусско-литовской армии».

Комментирует Чесловас Лауринавичюс: «Я пришел к выводу, что Ленин рассчитывал договориться с поляками, в марте начались контакты. И мне кажется, что поляки его просто обманули.

Мне представляется, что советская сторона считала, что Пилсудский хочет наладить связи, отказаться от жесткого противостояния. Но это был просто обман. Который раскрылся, когда поляки взяли Вильно».

24 апреля 1919 года Ленин пишет записку зампредседателя Реввоенсовета Э. М. Склянскому: «Надо сегодня дать за Вашей и моей подписью свирепую телеграмму и главштабу и начзапу, что они обязуются развить максимальную энергию и быстроту во взятии Вильны». Товарищ Склянский немедленно выполняет наказ вождя: «Серпухов, главкому. Ревсовет Запфронта. С потерей Вильны Антанта еще больше обнаглела. Необходимо развить максимальную быстроту для возвращения в кратчайший срок Вильны, чтоб не дать возможности белым подтянуть силы и закрепиться. Ускорьте продвижение идущих подкреплений и действуйте энергичнее. Полевому штабу усилить всемерно бдительность за операцией в этом направлении. Предсовобороны Ленин». Ленин ставит на бумаге свой автограф, телеграмму отдают шифровальщикам. Адресаты телеграммы — главнокомандующий всеми вооруженными силами РСФСР И. И. Вацетис и командующий Западным фронтом Д. Н. Надежный.

Ленинский наказ исполнен не был. Вильно не вернули. Правительство Литбела переместилось в Минск. В названии республики частица «Лит» потеряла смысл.

Ситуация в Минске сильно отличалась от ситуации в Вильно.

Мицкявичюс-Капсукас и глава ЦИК Литбела Казимир Циховский даже жаловались главе ВЧК Феликсу Дзержинскому на бесконтрольное поведение местной ЧК. Вот несколько цитат из их секретного доклада: «Еще раньше мы сообщали о расстреле в Минске без уведомления организации двух польских коммунистов: т. Квека и т. Занко, относительно виновности которых нам ничего не могли сказать представители ЧК Литбел…Были случаи, когда никто из присутствующих не знал, в чем обвиняется такой-то. Тогда спрашивали об этом одного или другого сотрудника и заносили фамилию арестованного в список подлежащих расстрелу…

иногда члены «Тройки» и представители Особого Отдела прямо-таки заходили в камеру, опрашивали арестованных, в чем они обвиняются, и тут же отводили одних направо, других налево. Одна из этих партий немедленно отводилась на расстрел… Потом служащие ЧК в присутствии арестованных шумно делили между собой их имущество.

Приговоренные к расстрелу иногда могли выкупаться. Это делалось официальным путем. Назначалась определенная сумма — в 40 или сколько там тысяч. В случае взноса — освобождался, в случае невзноса — расстреливался.

Так был расстрелян некий Футер, за которого был назначен выкуп в 40 или 60 тысяч, но эта сумма своевременно не была внесена». В те же дни, когда был захвачен Вильно, польская армия также заняла белорусские города Лида, Новогрудок и Барановичи и продолжала продвигаться на восток по территории Белоруссии.

Мирные переговоры были сорваны. Нарком иностранных дел Чичерин передал польскому делегату Венцковскому гневную ноту: «Нападение польских войск на Вильно, столицу братской Литовской Советской Республики, показывающее, как в действительности относится нынешнее Польское Правительство к предложениям соглашения с Советскими Республиками…»

В июне-июле прошли новые тайные польско-советские мирные переговоры. От Польши их вел Юлиан Мархлевский, знавший Ленина еще по совместной работе в газете «Искра». С Лениным ему удалось найти общий язык, но в Польше глава государства Юзеф Пилсудский был уверен в силах своей армии и был настроен продолжать наступление.

13 июля в Минск по заданию партии прибыл член Реввоенсовета Западного фронта, особоуполномоченный Совета обороны Иосиф Сталин. В биографии Сталина этому периоду его жизни посвящено лишь несколько слов: «Летом 1919 года Сталин работает на Западном фронте, в Смоленске, организуя отпор польскому наступлению».

В Минске Сталин пробыл пять дней. Он жил в вагоне, стоявшем у Александровского вокзала, выезжал на фронт 17 июля, во время очередного наступления польской армии. Из Минска он отправил телеграмму Ленину: «Констатирую полную ненужность правительства и Минского Совета обороны». Сталин предлагал распустить Литбел и направить его руководство в органы фронта. Правительство Литбела готово было ликвидировать свой Совет обороны, но самораспускаться не хотело, о чем тоже сообщало в Москву. Но вскоре после отъезда товарища Сталина члены правительства Литбела также покинули столицу, эвакуировавшись сначала в Смоленск, а оттуда в Москву.

Минск был занят поляками 8 августа. Но юридически Литбел прекратил существование только в 1920 году.

Немецкие добровольцы за литовскую независимость

Красноармейцы, взятые в плен литовскими войсками в районе Ковно

Фото: Lithuanian Central State Archive

Пока польские войска наступали на юго-востоке Литвы, на севере рождалась литовская национальная армия. Первоначально основные боевые действия против Красной армии вели подразделения добровольцев, завербованных в Германии, в основном в Саксонии. Первые подразделения саксонских добровольцев прибыли в Литву в январе 1919 года. Литовским добровольцам за вступление в армию была обещана земля. В марте была объявлена мобилизацию в литовскую армию. К концу лета ее численность достигла 8000 человек.

Если в феврале среди тех, кто вел боевые действия против Красной армии, преобладали немцы, то с каждым месяцем рос процент литовцев. К июлю 1919 года все немецкие части, включая добровольцев, покинули Литву. Красноармейская Литовская дивизия 4 мая оставила Вилькомир, на следующий день в город вошли немецко-литовские войска. Продвигаясь дальше, 19 мая противник захватил Поневеж, но 21 мая город был отбит обратно. А 22 мая случилась рижская катастрофа. Немецкие и латышские войска, прорвав фронт, захватили Ригу. Подразделениям Красной армии, находившимся в районе Поневежа, был дан приказ отходить к Двинску. Там они простояли до конца августа. 25 августа противник занял Ново-Александровск. В сентябре 1919 года на территории Литвы войск РККА уже не было. По словам Балтушиса-Жемайтиса, отойдя за Западную Двину, Красная армия «порвала всякую связь с территорией Литвы и с судьбой Литовской советской республики». Мирный договор между Россией и Литвой был подписан в Москве 12 июля 1920 года.

Судьбы проигравших

Алексей Алексеев

Антисоветская партизанская война в Литве в 1944 – 1945 гг.

1. Литовские «лесные братья»

В декабре 1941 г. была сформирована подпольная Литовская освободительная армия (Lietuvos laisvės armija) под командованием бывшего курсанта военного училища Казиса Веверскиса (Kazys Veverskis), которая поставила своей задачей укрепление своей организации и накопление сил для борьбы за государственную независимость Литвы.

Казис Веверскис

Основным противником считался СССР. Германия же рассматривалась как сторона, с которой возможно договариваться и идти на компромиссы.

В течение 1942 – 1944 гг. отряды Литовской освободительной армии не вступали в вооруженное противодействие с вермахтом, но вели боевые действия против польских и советских партизан.

С весны 1944 г. в связи с приближением Красной армии к границам Литвы руководство Литовской освободительной армии пошло на соглашение с руководством вермахта и СС в плане помощи последних в подготовке солдат и офицеров Армии к ведению диверсионной и партизанской войны. В диверсионные школы германской разведки в Восточной Пруссии было направлено свыше 300 человек.

Литовская освободительная армия. Лето 1944 г.

Летом 1944 г. Литовская освободительная армия (20 000 человек) приняла участие в боях против Красной армии.

С августа 1944 г. в Литве специально для борьбы с литовским партизанским движением была расквартирована 4-я стрелковая дивизия внутренних войск НКВД под командованием генерал-майора Павла Михайловича Ветрова. К ней присоединились 94-й, 95-й, 97-й и 23-й пограничные полки.

К осени 1944 г. из Восточной Пруссии в Литву были заброшены 20 боевых групп с общей численностью 150 человек. Они должны были стать основой для формирования более крупных боевых отрядов Литовской освободительной армии.

К 22 октября Красная армия полностью освободила территорию Литовской ССР от германских войск, и Литовская освободительная армия полностью перешла к партизанским формам ведения боевых действий. Основными противниками были определены: Красная армия, НКВД, местная советская администрация, активисты-общественники и «сочувствующие».

За лето – осень 1944 г. к бойцам Литовской освободительной армии присоединились бывшие полицейские из литовских батальонов Schutzmannschaft, бывшие служащие-литовцы органов германской оккупационной власти и литовского самоуправления, а также антисоветски и националистически настроенные представители различных социальных слоев Литвы, но прежде всего крестьянства. Все партизанские группы данного направления получили название «лесных братьев» (miško broliai). Сами себя литовские антисоветские партизаны называли «ястребами» (vanagai). Большинство бойцов носили форму литовской армии, сочетая ее с элементами формы вермахта, СС или гражданской одеждой. Вооружены они были германскими и советскими образцами стрелкового оружия, иногда применяя легкую артиллерию и минометы.

Более половины литовских «лесных братьев» были моложе 25 лет

«Лесных братьев» активно поддержало католическое духовенство Литвы. В ряде мест оно становилось непосредственным организатором сопротивления. Во всех партизанских отрядах находились капелланы.

В местечке Плателяй на западе Литвы был создан штаб Литовской освободительной армии, в котором были разработаны программа действий и полевой устав. Территория Литвы была разделена на округа: Вильнюсский, Паневежский, Шяуляйский и Ковненский. Каждому округу подчинялись уездные формирования – батальоны или полки. Волостные формирования – роты или батальоны – подчинялись уездным, а деревенские – взводы или роты – волостным. Деревенские подразделения состояли из 2-3 отделений.

Среди литовского населения организовывались комитеты поддержки «лесных братьев». В частности, они обеспечивали хозяйственную базу формирований и должны были обеспечивать административную и тыловую службы.

Значки, эмблемы и шевроны Литовской освободительной армии

Осенью 1944 г. «лесные братья» насчитывали 12 000 человек.

С декабря 1944 г. в Литве действия «лесных братьев» активизировались – были предприняты атаки на гарнизоны, колонны военной техники, произведены подрывы военных эшелонов и так далее. Всего 631 акция.

В том же месяце для борьбы с литовским партизанским движением был сформирован руководящий главный штаб во главе с начальником Внутренних войск НКВД Прибалтийского военного округа генерал-майором Андреем Сидоровичем Головко, который координировал деятельность по этим вопросам с командованием соединений и частей Советской Армии, дислоцировавшихся на территории Литвы.

Адольфас Айдимтас-Зибартас

Штаб координировал деятельность с командованием тыловых соединений и частей Красной Армии, дислоцировавшихся в республике. Вся территория Литовской ССР была разделена на девять оперативных секторов. В целях организации и проведения совместных операций и контроля за служебно-боевой деятельностью войск были назначены старшие войсковые начальники. Непосредственными начальниками оперативных секторов являлись офицеры госбезопасности и НКВД. Главную нагрузку в ходе проведения операций против повстанцев несли Внутренние войска НКВД СССР. Части Красной Армии выполняли, как правило, вспомогательные функции, в основном привлекаясь для блокирования районов боевых действий. Советское командование разработало тактику «Каменный казак» («Tartar-Cossak»). На практике это означало проведение контрпартизанских операций на территории всей республики. В Литву для проведения контрпартизанских операций дополнительно прибыли 113-й, 115-й и 116-й пограничные полки.

28 декабря 1944 г. был убит командующий Литовской освободительной армией Казис Веверскис. Его пост занял лейтенант Адольфас Айдимтас-Зибартас (Adolfas Eidimtas-Žybartas).

К февралю 1945 г. в боях с частями Красной Армии и НКВД погибло 4045 «лесных братьев». В борьбе с ними советские войска потеряли убитыми 151 человек.

Бойцы Литовской освободительной армии. Зима 1944 – 1945 гг.

На апрель 1945 г. в составе Литовской освободительной армии действовало около 30 000 активных бойцов.

4 апреля 1945 г. был арестован командующий Литовской освободительной армией Адольфас Айдимтас-Зибартас (расстрелян 18 февраля 1946 г.).
В мае 1945 г. в Литву для борьбы с «лесными братьями» были направлены 13-й, 86-й и 132-й стрелковые полки НКВД, а также 31-й, 33-й и 216-й полки НКВД по охране тыла.

В июне 1945 г. в Литву для борьбы с «лесными братьями» были направлены 12-й и 13-й пограничные полки.

За 1-й год боевых действий (1944 – 1945 гг.) между войсками НКВД и «лесными братьями» крупные формирования последних были истреблены (убито до 10 000 человек) или рассеяны. Последующие этапы этой войны велись мелкими партизанскими группами и были отмечены исключительно более или менее удачными диверсионными актами – подрывами, обстрелами, атаками на патрули, расправами над отдельными сторонниками Советской власти и партийно-административными работниками.

Убитых «лесных братьев» фотографировали с оружием для предъявления судебным органам. 1945 г.

После окончания Второй мировой войны – в течение 12 лет вооруженной борьбы (1945 – 1956 гг.), которая приняла форму гражданской войны (на стороне войск НКВД действовало 10 000 литовских ополченцев), литовские партизаны убили 25 000 человек (в т.ч. 23 000 литовцев и 533 солдата и офицера войск НКВД). В то же время в 1413 боях с советскими войсками и силами госбезопасности СССР было убито 20 101 (возраст половины из них 16 – 20 лет) и захвачено в плен 30 596 литовских партизан. Выселено из Литвы на Урал, в Сибирь и районы Крайнего Севера 148 000 членов семей «лесных братьев» и их помощников.

2. Армия Крайова

С июля 1944 г. в Виленском крае Литвы польские партизанские отряды (около 3000 человек), входившие в состав Армии Крайовой (Armia Krajowa) и избежавшие пленения, начали боевые операции против частей Красной армии и войск НКВД.

Антоний Олехнович

В конце августа 1944 г. в Литве силами госбезопасности СССР были арестованы представители (10 человек) правительства Польши в изгнании, которые пытались восстановить деятельность организаций Виленского округа («Okręg Wilno») Армии Крайовой.
Тем не менее, подпольным структурам Армии Крайовой в Литве удалось восстановить систему управления и наладить связь между партизанскими отрядами и подпольными группами. Руководителем Виленского округа стал подполковник Антоний Олехнович (Antoni Olechnowicz).

3 октября 1944 г. в селе Шервинталь Укмергского уезда боевая группа Армии Крайовой (50 человек) обстреляла патруль войск НКВД – погибло трое сотрудников НКВД.

29 октября боевая группа Армии Крайовой (три человека) убили председателя сельского совета деревни Желоповка Вильнюсского уезда и сельского исполнителя.

23 ноября в Вильнюсе раскрыта и арестована (57 человек) подпольная группа Армии Крайовой, изъято большое количество оружия, две автомашины и два мотоцикла.

Лейтенант Армии Крайовой Ежи Урбанкевич (Jerzy Urbankiewicz), арестованный органами НКВД в Вильнюсе. Октябрь 1944 г.

8 декабря 1944 г. в Вильнюсском уезде в ходе боя были убиты 7 бойцов Армии Крайовой.

19 января 1945 г. командующий Армии Крайовой бригадный генерал Леопольд Окулицкий (Leopold Okulicki) издал приказ о ее роспуске. Затем Окулицкий был арестован и умер в тюрьме в Москве, на Лубянке, 24 декабря 1946 г. Часть бойцов Армии Крайовой продолжила в вооруженную борьбу с Красной армией и Временным правительством Польской Республики во главе с Эдвардом Осубка-Моравским (Edward Osubko-Marawski).

В феврале 1945 г. в Вильнюсском уезде были взяты в плен 10 бойцов Армии Крайовой.

Весной 1945 г. в Виленском крае Литовской ССР в боях с частями Красной армии и войсками НКВД было убито 428 и взято в плен 1808 польских партизан. Кроме того, было арестовано 11 347 «пособников». Оставшиеся партизанские отряды ушли из Литвы в Польшу. После окончательного закрытия границы между Польшей и СССР деятельность подпольных польских групп в Литве к лету 1948 г. прекратилась.

Оккупация Литвы нацистской Германией

Литовские евреи и обершутце Войск отрядов защиты Германии, 24 июня 1941 года.

Оккупа́ция Литвы́ наци́стской Герма́нией — оккупация территории Литовской ССР войсками нацистской Германии (Третьего рейха) и её союзников в период с 22 июня 1941 года по 28 января 1945 года во время Великой Отечественной войны.

На первом этапе литовцы воспринимали немцев как освободителей от советского репрессивного режима. В надежде на восстановление независимости и автономии литовцы организовали Временное правительство. Вскоре их отношение к немцам ухудшились, так как нацисты считали литовцев одной из низших рас и эксплуатировали их в целях военных и экономических интересов Третьего рейха. В период оккупации погибло 370 тысяч жителей Литвы, в том числе 190 тысяч литовских евреев.

Энциклопедичный YouTube

  • 1/5 Просмотров:1 047 220 203 796 804 4 050 103 161
  • ✪ Присоединение Прибалтики к СССР
  • ✪ Разведопрос: Игорь Пыхалов о Прибалтике до начала Великой Отечественной
  • ✪ 22/09/1939. Брест. Совместный парад Вермахта и РККА / Marsсh Erika
  • ✪ Как россияне создали вторую мировую войну. Геноцид. Миллионы убитых. Памяти замученных. «Ледокол»
  • ✪ Александр Дюков о преступлениях немецких нацистов

Субтитры

  • 1 Предыстория
    • 1.1 Отношения между Литовской республикой и Германским рейхом
    • 1.2 Раздел сфер влияния между Германией и СССР
    • 1.3 Присоединение Литвы к СССР
  • 2 Немецкая оккупация территории Литвы
    • 2.1 Немецкие планы в отношении Литвы
    • 2.2 Нацистское вторжение
    • 2.3 Оккупационная администрация
    • 2.4 Холокост в Литве
  • 3 Сопротивление
  • 4 Литовский коллаборационизм
  • 5 Результаты
  • 6 См. также
  • 7 Примечания
  • 8 Литература

Как СССР формировал современные границы Литвы

Советский Союз сформировал Литву в её современных границах, присоединив к ней почти 20% её нынешней территории и свыше 550 тыс. человек населения.

Советское правительство в условиях идущей войны с Польшей в июле 1920 г. заключило Московский договор о признании независимого Литовского государства (со столицей в Вильнюсе и обширными территориями к юго-востоку от города, включая Гродно, Ошмяны, Лиду). Успешное наступление Красной армии в июле 1920 г. на проходящем по территории Литвы советско-польском фронте позволило литовским частям занять Вильно. Вместе с тем поражение советских войск в августе 1920 г. под Варшавой лишило Литву военной поддержки, приведя, в свою очередь, к проигрышу скоротечного польско-литовского вооружённого конфликта за Виленский край (сентябрь-ноябрь 1920 г.) и его оккупации в октябре 1920 г. (польско-литовский Сувалкский договор).

Ещё одним объектом борьбы между Польшей и Литвой стал Мемельский край, которого Германия лишилась в рамках Версальского мирного договора 1919 г. В январе 1923 г. литовские власти решили действовать на опережение, организовав «народное восстание» с последующим формированием собственной администрации. Этому предшествовали дипломатические консультации между Москвой и Вильнюсом. 29 ноября министр иностранных дел Советской России Георгий Чичерин на пути в Берлин встретился в Каунасе с литовским министром-председателем Эрнестасом Галванаускасом, с которым обсудил поддержку литовских планов в Клайпеде, заявив, что Советская Россия не будет оставаться пассивной, если Польша выступит против Литвы.

Литовский демарш вызвал резкую реакцию Польши, которая, в условиях отсутствия международного осуждения действий Литвы, пригрозила использовать свои войска, демонстративно направив в Мемельский порт свой крейсер. И только решительный ответный протест Москвы удержал Варшаву от военных акций.

Настоящее территориальное расширение Литвы началось после капитуляции Польши перед Германией в октябре 1939 г. и возврата СССР утраченных Советской Россией в ходе польско-советской войны территорий в Западной Украине и Западной Белоруссии, а также Виленского края. Уже 10 октября 1939 г. был подписан Договор о передаче Литовской Республике города Вильно и Виленской области и о взаимопомощи между Советским Союзом и Литвой, согласно которому на территории Литовской Республики располагались части Красной Армии, а г. Вильно и северо-восточная часть бывшего Виленского воеводства (1/3) передавались Литве (остальная часть была включена в состав Белорусской ССР). 27 октября 1939 г. в Вильно вошли части литовской армии.

Карта территориальных приобретений нынешней Литвы от СССР в результате «советской оккупации»

Литва к существующим 55 тыс. кв. км своей территории (с учётом Клайпедского края) прибавила ещё 6,9 тыс. кв. км за счёт виленских земель. Председатель Совнаркома СССР и нарком иностранных дел Вячеслав Молотов, выступая на 5-й сессии Верховного Совета СССР, отмечал:

«Литовское государство с его населением в 2,5 млн чел. значительно расширяет свою территорию, увеличивает на 550 тыс. чел. своё население и получает город Вильно, число жителей которого почти в 2 раза превышает население теперешней столицы Литовской Республики. Советский Союз пошёл навстречу передаче города Вильно Литве не потому, что в нём преобладает литовское население. Нет, в Вильно большинство составляет нелитовское население…»

Газета «Известия» 1 ноября 1929 г. цитировала реакцию зарубежной прессы, в которой говорилось о том, что «в мировой истории не было ещё случая, чтобы большое государство по собственной воле отдавало бы малому государству такой большой город».

Новость о присоединении Виленского края к Литве была встречена многочисленными демонстрациями на улицах литовских городов, где граждане в знак благодарности СССР несли портреты Ленина, Сталина, Молотова, Димитрова.

В августе 1940 г. в Литве не только сменилось правительство, но и поменялось государственное устройство. Народный сейм Литвы объявил о вступлении страны в состав Советского Союза. В ноябре 1940 г. состоялся очередной этап территориального расширения теперь уже Литовской ССР – на 2,6 тыс. кв. км. По решению Москвы в её состав были переданы белорусские территории: почти весь Свенцянский район, часть Островецкого района, а также других территорий, включая Друскининкай.

Что касается судьбы Мемельского края, то Сейм Литвы в марте 1939 г. единогласно утвердил его добровольную передачу Германии. И только в январе 1945 г. Мемель был вновь освобождён в ходе кровопролитных боёв советскими войсками и включён под названием Клайпеда в состав Литовской ССР. Окончательное юридическое оформление Клайпедской области произошло в 1948 г., что и стало завершающим этапом формирования современных границ Литвы.

После распада СССР в 1991 г. и признания независимости Литва унаследовала ровно те территории, которые ей достались от советской власти.

Как товарищ Сталин территорию Литвы увеличил

75 лет назад, 10 октября 1939 года был подписан советско-литовский договор о взаимопомощи, по которому СССР передал Литве Вильно и Виленскую область. Об этом последствии так называемой «советской оккупации» литовские политики дружно молчат.
Не вспоминают они и о том, что во времена «оккупации» численность населения Литвы росла, а территория республики пухла, как на дрожжах…

Такое молчание отнюдь не случайно. Литва, являвшаяся в составе СССР витриной достижений социализма, за 23 года независимости добилась не процветания, а превратилась в колонию ЕС. Будучи не в состоянии решить насущные социально-экономические проблемы, литовская элита пичкает население страшилками о «советской оккупации», отрицание которой в Литве преследуется по закону.
Воспользовавшись проигнорированным литовскими властями юбилеем, напомним о территориальных приобретениях Литвы, сделанных ею в период «оккупации». Таких чудес ни с одним оккупированным государством прежде никогда не случалось!
История потерь предвоенной Литвы
Вскоре после окончания Первой мировой войны немецкие войска оставили занятые ими территории, сегодня находящиеся в составе Литвы. След от немецких сапог ещё не остыл, а разные политические силы уже предпринимали попытки заполнить вакуум власти. В результате в феврале 1919 года была образована Литовско-Белорусская советская социалистическая республика, столицей которой стал Вильно.
Однако события и дальше развивались с захватывающей дух скоростью. Уже 19 апреля Вильно захватили польские войска. Год спустя, в разгар советско-польской войны Красная Армия изгнала польских оккупантов из Вильно. В июле 1920 года РСФСР признал независимость Литвы и впервые передал ей Вильно с прилегающей областью.
Поражение армий Михаила Тухачевского под Варшавой обернулось тяжёлыми последствиями не только для РСФСР, но и для Литвы. Руководитель Второй Речи Посполитой Юзеф Пилсудский, чьё детство прошло в Вильно, горел желанием видеть город с областью в составе Польши. Для захвата Вильно Варшава провела многоходовую комбинацию. Началось с того, что 8 октября 1920 года «взбунтовалась» дивизия под командованием другого уроженца Виленского края, генерала Люциана Желиговского. Она заняла Вильно, не встретив сопротивления литовских властей и их вооружённых сил.
Пилсудский формально дистанцировался от якобы «самочинной» акции Желиговского. Впрочем, уже 12 октября он заявил пришедшим к нему дипломатам Франции и Великобритании, что «его чувства на стороне Желиговского». Предпринятые в 1921 году попытки уладить конфликт дипломатическим путём провалились. Литва разорвала с Польшей дипломатические отношения. 8 января 1922 года состоялись выборы в Временный Сейм Срединной Литвы. 20 февраля он принял решение о вхождении Виленского края в состав Второй Речи Посполитой.
15 марта 1923 года конференция аккредитованных в Париже послов Великобритании, Италии и Японии под председательством представителя правительства Франции установила польско-литовскую границу. Она закрепила Виленскую область за Второй Речью Посполитой. В свою очередь советское правительство в ноте от 5 апреля 1923 года заявило Польше о непризнании решения конференции послов. Поскольку каждый остался при своём мнении, то нет ничего удивительного в том, что на протяжении всего межвоенного периода у Варшавы были плохие отношения не только с Москвой, но и с Каунасом (тогдашней столицей Литвы).
Вплоть до начала Второй мировой войны Виленский край оставался «яблоком раздора» между Литвой и Польшей. Более 15 лет Варшава добивалась восстановления дипломатических отношений, что, по мнению польского руководства, означало бы признание Литвой потери Вильнюса. А когда терпение у пилсудчиков лопнуло, они устроили очередную провокацию.
11 марта 1938 года на польско-литовской демаркационной линии был обнаружен труп польского пограничника. Для расследования случившегося Каунас предложил Варшаве создать смешанную комиссию. Однако поляки от предложения категорически отказались, голословно свалив вину за убийство на литовскую сторону.
Цель провокации стала понятной 17 марта, когда Варшава предъявила Литве ультиматум с требованием восстановить дипломатические отношения и убрать из конституции упоминание о Вильно как столице государства. Угроза польского вторжения вынудила Каунас принять эти условия.
Ровно через год Литва столкнулась с новой угрозой. В марте 1939 года нацистская Германия потребовала от литовского руководства передать ей Клайпеду и Клайпедский (Мемельский) край. Сил сопротивляться литовцы не нашли и на этот раз…
История приобретений Литвы
Самых громких проклятий от литовских политиков и журналистов уже много лет подряд удостаивается Договор о ненападении между Германией и Советским Союзом от 23 августа 1939 года. Между тем литовцы менее чем кто бы ни было, имеют основания для подобной реакции. Ведь как раз после того, как 28 сентября 1939 года Вторая Речь Посполитая исчезла с политической карты Европы, Литва получила шанс вернуть Виленский край.
Части Красной Армии вступили в Вильнюс 19 сентября. Значительная часть Виленской области была включена в состав Белорусской ССР. Данное решение, которое может показаться странным сегодня, в то время таковым не являлось. Претензии на Вильно некоторые белорусские политики высказывали ещё в 1919 году. А главное, население Виленского края, хоть в 1919 году, хоть двадцать лет спустя, было отнюдь не литовским по своему составу.
Жители Вильно (Вильнюс) встречают Красную Армию в 1939 году
10 октября 1939 года был подписан советско-литовский договор о взаимопомощи. СССР получил возможность создать на территории республики военные базы и передал Литве Виленскую область и Вильно. Город был переименован в Вильнюс и объявлен столицей Литвы. Стоит заметить, что данное решение не понравилось тогдашнему руководству советской Белоруссии, которое также имело виды на Вильно. Однако «вождь народов» сделал выбор не в их пользу.
27 октября литовские войска вошли в Вильнюс. На следующий день церемония встречи литовских войск была проведена официально. Однако ликующие литовцы постоянно ловили на себе хмурые взгляды недружелюбно настроенных поляков. Литовский историк Чесловас Лауринавичюс пишет:
«Если литовцы рассчитывали, что поляки, как утратившая свою государственность сторона, смиренно подчинятся их господству, то поляки, напротив, надеялись, что литовцы добровольно уступят инициативу именно полякам — и не только потому, что считали себя более цивилизованной нацией, чем литовцы».
Далее Лауринавичюс констатировал: «В основном все авторы, изучающие литовское правление в Вильнюсе, характеризуют его как националистическое, причём весьма жёсткое… Литвинизация Вильнюсского края насаждалась, прежде всего, полицейскими средствами, в частности следили за тем, чтобы на улицах Вильнюса люди не разговаривали по-польски. Те, кто не владел литовским языком, увольнялись с работы.

Жестокость правления проявлялась и в высылке из края не только военных беженцев, но и так называемых „приезжих“, то есть тех, кто по литовскому пониманию, не был коренным жителем. Кстати, из края высылались не только в другие районы Литвы, но также в Германию и СССР, по договорённости с последними… В результате на практике гражданства лишились не только военные беженцы, но и многие из тех, кто проживал в крае в период польского правления».
Вскоре Департамент государственной безопасности МВД Литвы и гестапо заключили секретное соглашение, по которому литовские спецслужбы стали передавать в руки германских коллег польских подпольщиков и тех поляков, от которых литовские власти хотели избавиться. Можно представить, какой «тёплый приём» ждал поляков в гитлеровском Третьем Рейхе…
В очередной раз литовцы лишились возможности быть хозяевами своей столицы на второй день Великой Отечественной войны, когда в Вильнюс вошли гитлеровцы. Через три года, 13 июля 1944 года, город был освобождён от захватчиков. Специально для литовских школьников и студентов сообщаю, что сделали это не литовские «лесные братья», а Красная Армия.
Именно проклинаемый литовскими властями и литовскими националистами Иосиф Сталин после изгнания германских нацистов и их прихвостней в третий раз вернул Литве её столицу.
Передал он Литве и Клайпеду с Клайпедским краем. Хотя мог бы этого и не делать. Ведь образованный в 1252 году немецкими рыцарями город на протяжении многих веков принадлежал Пруссии и назывался Мемелем. В составе Литвы он оказался только в 1923 году. А всего через 16 лет канцлер Третьего Рейха с согласия литовского правительства вернул Мемель Германии. Поэтому когда после окончания войны Восточная Пруссия перешла к СССР, Сталин вполне мог оставить Клайпеду с краем в составе РСФСР. Но он отдал Клайпедский край Литовской ССР.
В числе других сталинских подарков можно назвать курорт Друскининкай. В октябре 1940 года Сталин передал Литве ранее входившие в состав Белорусской ССР Друскеники. Та же участь постигла Свенцяны и железнодорожную станцию Годутишки (Адутишкис) с окрестными деревнями, которые прежде также находились в составе Белорусской ССР.
PS. Изучение причин поистине феноменальной щедрости товарища Сталина в отношении Литвы — важная научная проблема. Литовским коллегам давно пора поставить её перед собой и наконец докопаться до истины. Иначе картина последствий «советской оккупации» останется неполной.
Олег Назаров, доктор исторических наук.