Кто такой победоносцев?

§31. Начало царствования Александра III



Стр 235.

Правление императора Александра III — время реакции или поиска самобытного пути развития страны?

Правление императора Александра III стало своего рода исторической паузой — временем осмысления великих преобразований прежнего царствования и временем реакции, которое пришло на смену реформистскому натиску предшествующего столетия. В исторической науке это время получило название контрреформ. Этот период отмечен серией реакционных преобразований, направленных на пересмотр сложившейся системы буржуазного законодательства.

Стр 240.

Вопросы и задания

1. Проанализируйте данные о характере, увлечениях и государственной деятельности царевича Александра Александровича. Можно ли на этой основе сделать вывод о политических предпочтениях будущего императора и методах его управления?

По своим политическим взглядам Александр III был консерватором. С молодых лет он впитал представление о православном монархе — строгом, но заботливом отце народов. Император искренне верил в нерасторжимую связь монарха и простых людей. В свою очередь, образ его жизни и внешний облик удивительно соответствовали народным представлениям о справедливом государе. И недаром ещё при жизни за Александром III закрепилось прозвание «мужицкий царь», которое самого государя очень радовало. Александр III был убеждён в самобытности России. Поэтому он не поддерживал либеральные реформы, проведённые в 1860—1870 — е годы. Он считал их опасными для народа и российской государственности. Гибель отца как будто бы подтвердила сомнения Александра III: предоставленные народу свободы привели к разгулу терроризма. Новый император видел своей первой обязанностью укрепление основ российского самодержавия и наведение порядка в стране. Для этого, прежде всего, необходимо было покончить с революционным подпольем. Одновременно следовало изменить сами условия жизни народа, чтобы революционные идеи не могли распространяться в широких слоях населения. Наконец, Александр III собирался по — отечески заботиться о различных сословиях российского общества, чтобы в стране царило спокойствие.

2. Сравните политические взгляды трёх императоров: Николая I, Александра II и Александра III. К кому (отцу или деду), на ваш взгляд, был наиболее «близок» в идейном смысле император Александр III?

Политические взгляды Александра III: он был приверженцем абсолютной монархии. Императора Александра III называли «самым русским царем». Он всеми силами защищал русское население, особенно на окраинах, что способствовало укреплению государственного единства.

Политические взгляды Николая II: он был убежден в том, что неограниченная монархия является единственно возможным политическим устройством для России. Политические взгляды Александра II: либеральные умеренные. Он был воспитан в традициях самодержавия и имперских приоритетов. Но он осознал необходимость глубоких реформ либерального характера и осуществил их на протяжении всего царствования. По моему мнению, образцом для подражания Александру III, скорее всего, был дед, т.к. Александр III, как и Николай I, придерживался крайне реакционных взглядов, а политику своего отца считал слишком либеральной и «вредной» для России.

3. Сформулируйте первоочередные задачи, стоящие перед императором Александром III. Объясните, чем были обусловлены эти задачи.

Гибель отца как будто бы подтвердила сомнения Александра III: предоставленные народу свободы привели к разгулу терроризма. Новый император видел своей первой обязанностью укрепление основ российского самодержавия и наведение порядка в стране. Для этого, прежде всего, необходимо было покончить с революционным подпольем. Одновременно следовало изменить сами условия жизни народа, чтобы революционные идеи не могли распространяться в широких слоях населения. Наконец, Александр III собирался по — отечески заботиться о различных сословиях российского общества, чтобы в стране царило спокойствие.

4. С какими событиями связан уход из правительства либеральных министров? Как вы оценили бы их поступок?

Александр III не поддерживал либеральные реформы, проведённые в 1860—1870 — е годы. Он считал их опасными для народа и российской государственности. Двадцать девятого апреля 1881 года Александр III повелел обнародовать составленный К.П. Победоносцевым и М.Н. Катковым манифест «О незыблемости самодержавия». Этот манифест означал отказ от проводившегося ранее реформаторского курса. После появления манифеста подали в отставку М.Т. Лорис — Меликов, Д.А. Милютин и другие либеральные деятели прежнего царствования.

5. Можно ли утверждать, что по своим взглядам К.П. Победоносцев являлся русским консерватором? Аргументируйте свой ответ. Чем можно объяснить тот факт, что К.П. Победоносцев станет наиболее близким императору Александру III государственным чиновником?

Большую роль в приверженности императора к традиционным консервативным взглядам сыграл его учитель правоведения К. П. Победоносцев — один из крупнейших государственных деятелей времён Александра III. Известный юрист, автор К.П. Победоносцев многих трудов по юриспруденции, член Петербургской и Французской академий, К.П. Победоносцев был крупным мыслителем консервативного направления. Он резко критиковал основные устои культуры и принципы государственного устройства стран Западной Европы. Особо К.П. Победоносцев осуждал западную демократию и парламентаризм, который называл «великой ложью нашего времени». Всеобщие выборы, по его мнению, рождают продажных политиканов и понижают нравственный и умственный уровень управленческого слоя. Среди положительных идеалов К.П. Победоносцева главное место занимала православная вера, которую, как он считал, народ «чует душой». С позиций православия он убедительно критиковал материализм и атеизм. Он последовательно отстаивал идеал монархического государственного устройства. Своё мнение он обосновывал тем, что традиционные институты государственной власти в России созданы самой исторической жизнью народа, а не придуманы в кабинетах учёных. Общие взгляды на развитие России объединили Александра III и К.П. Победоносцева.

История России

Краткая биография Александра III

1 марта 1881 г. от рук народовольцев погиб император Александр II Николаевич, и на престол взошел его второй сын Александр. Сначала он готовился к военной карьере, т.к. наследником власти был его старший брат Николай, но в 1865 г. он умер.

В 1868 г. во время сильного неурожая Александр Александрович был назначен председателем комитета по сбору и распределению пособий голодающим. В бытность до вступления на престол он был атаманом казачьих войск, канцлером Гельсингфорсского университета. В 1877 г. принимал участие в русско-турецкой войне в качестве командира отряда.

Исторический портрет Александра III скорее напоминал русского могучего мужика, чем государя империи. Он обладал богатырской силой, но не отличался умственными способностями. Несмотря на такую характеристику, Александр III очень любил театр, музыку, живопись, изучал русскую историю.

В 1866 г. он женился на датской принцессе Дагмаре, в православии Марии Федоровне. Она была умна, образована, и во многом дополняла мужа. У Александра и Марии Федоровны было 5 детей.

Внутренняя политика Александра III

Начало правления Александра III пришлось на период борьбы двух партий: либеральной (желающей реформ, начатых Александром II) и монархической. Александр III отменил идею конституционности России и взял курс на усиление самодержавия.

14 августа 1881 г. правительство приняло специальный закон «Положение о мерах к охранению государственного порядка и общественного спокойствия». Для борьбы с беспорядками и террором вводились чрезвычайные положения, применялись карательные средства, в 1882 г. появилась секретная полиция.

Александр III считал, что все беды в стране идут от вольнодумства подданных и излишней образованности низшего сословия, что вызвано реформами отца. Поэтому он начал политику контрреформ.

Главным очагом террора считались университеты. Новый университетский устав 1884 г. резко ограничил их автономию, были запрещены студенческие объединения и студенческий суд, ограничивался доступ к образованию представителей низших сословий и евреев, в стране введена жесткая цензура.

изменения в земской реформе при Александре III:

В апреле 1881 года был издан Манифест о независимости самодержавия, составленный К.М. Победоносцевым. Права земств были сильно урезаны, а их работа взята под жесткий контроль губернаторов. В Городских думах заседали купечество и чиновники, а в земствах – только богатые местные дворяне. Крестьяне потеряли право участвовать в выборах.

Изменения в судебной реформе при Александре III:

В 1890 году было принято новое положение о земствах. Судьи стали зависимы от властей, сократилась компетенция суда присяжных, мировые суды были практически ликвидированы.

Изменения в крестьянской реформе при Александре III:

Были отменены подушная подать и общинное землепользование, введен обязательный выкуп земель, но выкупные платежи были снижены. В 1882 г. учрежден Крестьянский банк, призванный выдавать ссуды крестьянам на покупку земель и частной собственности.

Изменения в военной реформе при Александре III:

Усиливалась обороноспособность пограничных округов и крепостей.

Александр III знал важность армейских резервов, поэтому создавались пехотные батальоны, формировались резервные полки. Была создана кавалерийская дивизия, способная вести бой как в конном, так и в пешем строю.

Для ведения боя в горной местности были созданы батареи горной артиллерии, были сформированы мортирные полки, осадные артиллерийские батальоны. Для доставки войск и армейских резервов была создана особая железнодорожная бригада.

В 1892 г. появились минные речные роты, крепостные телеграфы, воздухоплавательные отряды, военные голубятни.

Военные гимназии преобразованы в кадетские корпуса, впервые созданы учебные унтер-офицерские батальоны, которые готовили младших командиров.

На вооружение была принята новая трехлинейная винтовка, изобретен бездымный вид пороха. Военная форма заменена на более удобную. Был изменен порядок назначения на командные должности в армии: только по старшинству.

Социальная политика Александра III

«Россия для русских» — любимый лозунг императора. Только православная церковь считается истинно русской, все остальные религии официально определялись как «иноверные исповедания».

Была официально провозглашена политика антисемитизма, начались гонения евреев.

Внешняя политика Александра III

Царствование императора Александра III было самым мирным. Только однажды русские войска столкнулись с афганскими отрядами на реке Кушке. Александр III ограждал свою страну от войн, а также помогал гасить вражду между другими странами, за что получил прозвище «Миротворец».

Экономическая политика Александра III

При Александре III росли города, фабрики и заводы, прирастала внутренняя и внешняя торговля, увеличилась протяженность железных дорог, начато строительство великой Сибирской магистрали. В целях освоения новых земель шло переселение крестьянских семей в Сибирь и Среднюю Азию.

В конце 80-х годов удалось преодолеть дефицит государственного бюджета, доходы превысили расходы.

Итоги правления Александра III

Императора Александра III называли «самым русским царем». Он всеми силами защищал русское население, особенно на окраинах, что способствовало укреплению государственного единства.

Восстановлен авторитет и значение русской православной церкви.

В результате проведенных мероприятий в России произошел бурный промышленный подъем, вырос и окреп курс российского рубля, улучшилось благосостояние населения.

Александр III и его контрреформы обеспечили России мирную и спокойную эпоху без войн и внутренних смут, но и зародили в россиянах революционный дух, который вырвется наружу при его сыне Николае II.

Император Александр III умер 20 октября 1894 г. от болезни почек.

Константин Петрович Победоносцев

Константин Петрович Победоносцев

10/23 марта 2007 года исполняется 100 лет со дня кончины великого государственного деятеля Константина Петровича Победоносцева. В течение четверти века он был ближайшим советником двух Российских императоров – Александра III и св. Николая II, оказывая руководящее влияние на направление российской политики, которое в публике не оставалось незамеченным и даже, по словам самого К.П. Победоносцева, преувеличивалось. «Существует, – писал он, – закоренелое мнение, что в России при самодержавной власти есть непременно тот или другой – один человек всесильный, который всем распоряжается и от которого все зависит. И вот этим человеком все и всюду стали считать меня и доныне считают, человека, всегда уклоняющегося от всякого исключительного присвоения себе какой-либо власти». Обладая разносторонними знаниями, отличаясь острым, трезвым, наблюдательным умом, он по любому вопросу государственной политики мог сформулировать продуманное, веское суждение, исходя из заботы о высших интересах отечества.

К.П. Победоносцев был не только высокопоставленным сановником – членом Государственного Совета и обер-прокурором Святейшего Синода, но и, что редко соединяется в одной личности, выдающимся ученым – крупным специалистом в области гражданского права и – что выставляет его личность еще более масштабной и многогранной – мыслителем, стоящим в этом отношении в одном ряду с Данилевским, Леонтьевым, Тихомировым, которые по-разному сближались с ним своими историософскими взглядами. Но он, будучи государственным деятелем высокого ранга, отличался от своих единомышленников особой ответственностью за каждое написанное им слово и потому взвешенностью, обоснованностью и прагматизмом как своих теоретических построений, так и высказываний по частным вопросам церковной, государственной, общественной и даже литературной жизни. Ко всему прочему К.П. Победоносцев был проницательным и талантливым литературным критиком. За столетие до Победоносцева Екатерина II писала своему знаменитому корреспонденту Дидро, что правители, в отличие от писателей, которые пишут пером по бесчувственной бумаге, наносят свои письмена кнутом по живой человеческой коже и поэтому не могут быть столь легкомысленны, как писатели, в своих деяниях. Так вот, Победоносцев, советник царей, помнил о высокой ответственности за всякое написанное им слово и не позволял себе, высказываясь на темы, затрагивавшие государственную и церковную жизнь, сопряженные с жизнью миллионов людей, позволять себе литературные вольности и остроумные парадоксы, мастером которых был, например, К. Леонтьев.

К.П. Победоносцев родился в 1827 году в семье профессора словесности Московского университета, который был сыном священника в Звенигородском уезде. Как характеризовал свою семью сам Константин Петрович в письме императору Николаю II, у его отца «было 11 человек детей… Воспитан в семье благочестивой, преданной царю и отечеству, трудолюбивой». Образование он получил в Петербурге, в Училище правоведения, которое окончил в 1846 году, после чего возвратился в Москву, поступив на службу в сенатский департамент. В 1850–1860-е годы состоял профессором юридического факультета Московского университета, преподавал гражданское право, писал научные монографии и статьи – специальной областью его исследований было межевое право. Университетские занятия он соединял со службой в сенатском ведомстве.

Имея репутацию превосходного знатока юридической науки и блестящего лектора, в 1861 году он был приглашен во дворец для преподавания права наследнику цесаревичу Николаю Александровичу. По завершении курса преподавания наследнику Победоносцев возвратился в Москву к своим прежним занятиям, но после ранней кончины Николая Александровича новый наследник Александр Александрович пожелал, чтобы Победоносцев преподал юридические науки и ему. Приняв это предложение, Победоносцев в 1866 году окончательно переселился в Петербург, где ему пришлось преподавать не только наследнику Александру Александровичу, но и другим великим князьям – его братьям Владимиру и Сергею, Николаю Константиновичу, а также супруге наследника Марии Федоровне. Впоследствии Победоносцев преподавал право будущему императору Николаю II в бытность его наследником престола. Император Александр II, оценив знания, способности, замечательные деловые качества и, главное, преданность наставника своих детей престолу, назначил его членом Государственного Совета.

В 1880 году состоялось назначение Победоносцева на должность обер-прокурора Святейшего Синода. Он занимал ее до октября 1905 года. Через два дня после издания знаменитого императорского манифеста о гражданских свободах и созыве законодательной палаты – Государственной Думы К. П. Победоносцев, не одобривший этого шага, вышел в отставку. Два года спустя он скончался.

К Победоносцеву с глубоким уважением относились императоры Александр III и Николай II, его высоко ценил К. Леонтьев, с ним поддерживал дружеские отношения И.С. Аксаков. Характеризуя новую атмосферу в обществе после воцарения Александра III, крупный церковный ученый и автор замечательных мемуаров архиепископ Никанор (Бровкович) писал: «Это что-то новое, новое веяние, какое-то возрождение русского духа, религиозного духа. Надолго ли, не знаю… Чувствовалось, что это новое веяние – нового царствования, что во всем этом… веет дух К.П. Победоносцева».

Но недоброжелателей у Победоносцева было все-таки больше, чем почитателей, в особенности если судить об этом по литературным оценкам его деятельности. Хрестоматийной поэтической квинтэссенцией восприятия обществом его места, его роли в истории России рубежа столетий стали строчки из поэмы А. Блока «Возмездие»:

В те годы дальние, глухие
В сердцах царили сон и мгла:
Победоносцев над Россией
Простер совиные крыла.
И не было ни дня, ни ночи,
А только тень огромных крыл,
Он дивным кругом очертил
Россию, заглянув ей в очи
Стеклянным взором колдуна.

Сова – символ мудрости у древних, но Блок, находясь в плену расхожих предубеждений, вложил в этот образ и нечто иное, видимо, верно передав восприятие Победоносцева русским обществом, уже тогда готовым устремиться с крутизны в пучину «мирового пожара». Победоносцев имел устойчивую репутацию монархиста и клерикала, реакционера и обскуранта, шовиниста и зубра-крепостника. И все эти характеристики – за вычетом его несомненного монархизма или, лучше сказать, его верности царю, верности присяге, – совершенно неосновательны.

К.П. Победоносцев, которого современное ему либерально и радикально ориентированное общество клеймило как обскуранта, сделал для распространения грамотности в народе, вероятно, больше, чем кто-либо другой не только из числа его современников, но и вообще за всю историю Российской империи. Благодаря его инициативе, его заботам, его покровительству, в России повсеместно стали открываться церковно-приходские школы. К учению в них вовлечены были миллионы крестьянских детей, и начатки знаний они получали в этих школах под опекой православных пастырей. Числом учащихся приходские школы значительно опережали земские. «Для блага народного необходимо, – писал Победоносцев, – чтобы повсюду… около приходской церкви была первоначальная школа грамотности, в неразрывной связи с учением закона Божия и церковного пения, облагораживающего всякую простую душу. Православный русский человек мечтает о том времени, когда вся Россия по приходам покроется сетью таких школ, когда каждый приход будет считать такую школу своею и заботиться о ней посредством приходского попечительства». И он добился поразительных успехов в создании системы приходского начального образования. До его обер-прокурорства грамотные крестьяне в России были в ничтожном числе, а в результате деятельности приходских школ в начале ХХ века уже четверть населения умела читать и писать, а в младшем поколении грамотные составляли большинство.

Можно по-разному относиться к тому, что Победоносцев не считал нужным, чтобы выпускники приходских школ получали подготовку, достаточную для поступления в среднее учебное заведение. Но здравый смысл присутствовал, несомненно, и в этой черте его образовательной политики. Он не хотел наводнять общество полуобразованным элементом, не видел нужды в том, чтобы брешь между людьми высшего образования и высшей культуры, с одной стороны, и народом, для которого, как он считал, достаточно элементарной грамотности, умения читать самые необходимые ему душеполезные книги, заполнить недоучками, легко заражающимися нигилизмом, падкими на сомнительные новые идеи, которые они при этом плохо понимают, предельно вульгаризируя их. Во всяком случае, не по вине Победоносцева умножившийся в канун российской катастрофы полуобразованный элемент внес свой вклад в саму эту катастрофу, наложил свою характерную печать на позднейший ход российской истории.

Бережно опекая церковно-приходские школы, Победоносцев выделял среди занятых в них учителей педагогов с незаурядным талантом и подвижническим отношением к делу, которое они избрали. В письме Александру III он просил государя оказать материальную помощь С. Рачинскому, «который, оставив профессорство в Московском университете, уехал на житье в свое имение… и живет там безвыездно вот уже более 14 лет, работая с утра до ночи для пользы народной. Он вдохнул совсем новую жизнь в целое поколение крестьян, сидевших во тьме кромешной… основал и ведет с помощью четырех священников пять народных школ, которые представляют теперь образец для всей земли».

И в этом письме, и в других его письмах императору, во многих его статьях, во всей его государственной деятельности обнаруживается с очевидностью, что совершенно несправедливо его недруги видели в нем защитника интересов дворянского сословия. И действительно, его главная забота была о русском крестьянине, о том, чтобы научить его грамоте, вызволить его из кабацкого плена, улучшить его материальное положение. А главное – о том, чтобы крестьяне и впредь оставались в спасительной ограде Православной Церкви, из которой их пытались извлечь безумные, на взгляд Победоносцева, студенты и курсистки, назвавшие себя народниками.

И поэтому его собственные политические воззрения протоиерей Георгий Флоровский метко охарактеризовал как консервативное народничество. Победоносцев верил в прочность патриархального народного быта, в стихийную мудрость простого народа. «Народ чует душой», – любил повторять он. И в своих религиозных воззрениях он, человек высокой культуры и разносторонней эрудиции, пытался отождествиться с простым народом. По его словам, он любил «исчезать со своим “я” в этой массе молящегося народа Народ не понимает решительно ничего ни в словах службы церковной, ни даже в “Отче наш”, но это неважно, ибо истина постигается не разумом, не верою, и самые драгоценные понятия… находятся в самой глубине воли и в полумраке».

Что же касается отношения Победоносцева к высшему сословию, то положительно можно сказать лишь одно: в качестве землевладельцев он действительно предпочитал видеть дворян, а не толстосумов из тех, кого его мировоззренческий антипод и при этом сам, в отличие от Победоносцева, принадлежавший к старинному знатному роду М.Е. Салтыков-Щедрин называл «чумазыми». «Хотя ни от кого, – писал Победоносцев, – нельзя ожидать совершенства и безусловной добродетели, дворянство, по историческому своему положению, более чем всякое иное сословие привыкло, с одной стороны, служить, а с другой стороны – начальствовать. Вот почему дворянин помещик всегда благонадежнее, нежели купец помещик, и в народе будет иметь больше доверия, а о купце знают, что он прежде всего имеет в виду свой барыш в хозяйстве. Вот почему в настоящем нашем положении в высшей степени важно, чтобы дворяне землевладельцы стремились как можно более жить в своих имениях внутри России, а не скоплялись в столицах».

Репутацию шовиниста Победоносцеву создавали поляки – российские поляки, отстаивавшие привилегии католических помещиков на православном Западе России, который ныне называют Украиной и Белоруссией, и остзейцы лютеранского исповедания, господствовавшие в Эстляндии, Лифляндии и Курляндии, энергично и до Победоносцева небезуспешно противившиеся тяготению значительной части подвластных им местных эстонских и латышских крестьян к Православию, в котором они находили утешение, потому что лютеранство с нескрываемой прямолинейностью проявляло себя в Прибалтике как религия господствующего немецкого элемента, а принадлежность к ней туземцев воспринималась этим элементом как знак их покорности своим помещикам и настоящим господам этого края.

Между тем издавна многие латыши и эстонцы, даже оставаясь лютеранами, ходили на богомолье в Псково-Печерский монастырь и постепенно исполнялись убеждения в истине Православия. Еще в 1840-х годах более 100 тысяч латышей и эстонцев обратились в Православие. Остзейские бароны встревожились этим, опасаясь, что укрепление Православия в Прибалтике подорвет их господство. Опираясь на поддержку высших правительственных чиновников – Бенкендорфа, Остен-Сакена, Дубельта, немецкая партия при императорском дворе, сломив сопротивление обер-прокурора графа Протасова, добилась от Святейшего Синода распоряжения о том, чтобы при принятии лютеран в Православие соблюдалась «сугубая осторожность и постепенность». В результате стали происходить события, казалось бы, невозможные в православном государстве: немецкая полиция в Риге оружием разгоняла людей от архиерейского дома, за одну попытку приблизиться к этому дому их избивали плетьми и бросали в тюрьмы.

Новая волна массовых присоединений среди эстонцев и латышей поднялась в 1880-е годы, и на этот раз обер-прокурор К.П. Победоносцев твердо держал удар со стороны той же самой остзейской партии, которая и в его время оставалась влиятельной, присутствуя даже в кабинете министров. И лютеране стали тогда жаловаться всему миру на религиозное гонение. В 1886 году Победоносцеву из Швейцарии было прислано письмо от Евангелического союза с обвинением в гонениях на лютеран и с требованием прекратить их. На это письмо последовал ответ, в котором обер-прокурор справедливо утверждал, что жалобы остзейских лютеран происходят из вполне мирских стремлений удержать господство над местным населением Прибалтики.

Комментируя эту переписку в письме Александру III, Победоносцев писал: «По поводу нынешнего движения к Православию в Прибалтийском крае и принимаемых новых мер заграничные немецкие газеты наполняются невообразимыми сплетнями и клеветами… Известно, что нет такой лжи, которой бы не поверили иностранцы, когда она рассказывается о России. К сожалению, и из русских, особливо из числа знатных здешних дам, с иностранного голоса тоже верят всяким нелепостям». В этом отношении, надо признать, и на Западе, и в России мало что изменилось за прошедшие с тех пор более сотни лет; никуда не исчезли и «легковерные» дамы, особенно в журналистской среде, вот только знатными их если и можно назвать, то с особым оттенком этого слова, уместным по отношению к журналистике.

Что же касается клерикализма, который также приписывался Победоносцеву, то в России его никогда не было, да и быть не могло. Это все-таки явление, которое естественным образом произрастало лишь на почве католицизма. Его тем более не существовало у нас в синодальную эпоху, хотя в XVIII веке российское правительство всерьез опасалось этого призрака – отсюда и расправа Екатерины Великой над священномучеником митрополитом Арсением (Мацеевичем). Победоносцев был верным сыном Православной Церкви, по должности обер-прокурора он постоянно имел дело с Церковью, но направление его деятельности в этом ведомстве, соответствовавшее его убеждениям, было прямо противоположным тому, какое принято называть клерикальным. В этом он скорее разделял предрассудки российского правительства, сложившиеся в петровскую эпоху и продержавшиеся до последнего царствования.

К.П. Победоносцев не только не допускал и мысли о самостоятельном участии церковной иерархии в делах государственного правления (в чем, собственно, и заключается клерикализм), но, как он считал, даже в делах церковных епископат должен состоять под опекой государственной власти. Он был исполнен глубокого недоверия к способности российского епископата самостоятельно, без государственной опеки, решать церковные дела: «Опыт (правда, невеселый) и наблюдение удостоверяют меня в том, что наша церковная иерархия нуждается в мирянине и ищет себе опоры вне круга церковного управления… Вообще у нас в России невозможно ни в какой сфере деятельности успокоиться на том, что все и сорганизуется и пойдет само собою; всюду надо хозяина».

Меткая и проницательная критика воззрений Победоносцева содержится в обращенном к нему письме его друга И.С. Аксакова, написанном в 1882 году: «Если бы в те времена спросили тебя: созывать ли Вселенские соборы, которые мы признаем теперь святыми, ты представил бы столько основательных критических резонов против их созыва, что они бы, пожалуй, и не состоялись… Твоя душа слишком болезненно чувствительна ко всему ложному, нечистому, и потому ты стал отрицательно относиться ко всему живому, усматривая в нем примесь нечистоты и фальши».

Победоносцев высказывался против созыва Поместного собора, потому что и в церковном соборе усматривал опасность соскальзывания в пагубную по его убеждениям демократию. Премьер-министр С.Ю. Витте в марте 1905 года подал императору составленную неизвестным автором пространную записку «О современном положении Православной Церкви», в которой резкой критике подвергались бюрократизм синодального правления и засилье обер-прокурорской власти. В «Записке» была выдвинута мысль о созыве собора и восстановлении патриаршества. Болезненно задетый этим документом, К.П. Победоносцев выступил с «Соображениями по вопросам о желательных преобразованиях в постановке у нас Православной Церкви», в которых категорически отвергал целесообразность восстановления патриаршества. Патриаршества, как это явствует из его переписки с императором Николаем II, Победоносцев опасался потому, что видел в этом институте угрозу умаления неограниченного самодержавия, которое он считал единственно приемлемой формой правления в России.

Последовательный апологет самодержавия, Победоносцев, однако, не был реакционером, если этот термин употреблять не просто как бранное клеймо, а как обозначение политического направления, ориентированного на реставрацию прежних порядков. В этом смысле с гораздо большим основанием можно считать реакционерами славянофилов и почвенников, общим местом в исторической концепции которых было критическое отношение к петровским реформам и идеализация допетровской старины. Победоносцев же как раз, наоборот, был апологетом петровских реформ, убежденным охранителем основных начал государственного строя, созданного Петром Великим, с его абсолютизмом образца протестантских германских государств Вестфальской эпохи, не ограниченным, как это было в допетровскую эпоху, ни самостоятельностью Церкви с ее освященными соборами и ее патриархом, ни Земскими соборами, подобными западноевропейским средневековым парламентам.

В то же время, по контрасту с петровской идеологией европеизации России, которой русское правительство придерживалось в течение почти двух столетий, К.П. Победоносцев к современной ему западной цивилизации (но не к Европе эпохи абсолютизма) относился с нескрываемым отвращением. В европейском либерализме он видел последнюю ступень перед тотальной катастрофой и в своей политике вдохновлялся надеждой удержать Россию от повторения пагубных тупиков западного пути. Во взглядах И.С. Аксакова, как и его единомышленников – славянофилов, или Ф.М. Достоевского была смесь идей реакционных и либеральных, а для характеристики политической позиции Победоносцева единственно уместным будет обозначение ее как консервативной. Он был именно и прежде всего консерватором – носителем охранительных идей, опасавшимся рискованных перемен.

Наивный консерватизм рождается из некритично благодушного восприятия современного положения дел, из склонности видеть жизнь сквозь розовые очки. Но Победоносцев в своей охранительной, консервативной политике не опирался на прекраснодушные иллюзии. В статье с характерным названием «Болезни нашего времени» он набрасывает нерадостные картинки современного ему отечественного быта: «Вот больница, в которую боится идти народ, потому что там холод, голод, беспорядок и равнодушие своекорыстного управления… вот улица, по которой пройти нельзя без ужаса и омерзения от нечистот, заражающих воздух, и от скопления домов разврата и пьянства, вот присутственное место, призванное к важнейшему государственному отправлению, в котором водворился хаос неурядицы и неправды… Велик этот свиток, и сколько в нем написано у нас рыданий, и жалости, и горя». Победоносцев не сомневался в том, что Россия «нуждается» в «бездне улучшений».

Вот только в каких улучшениях? Некоторые из его современников находили, что улучшение можно осуществить лишь самым радикальным способом – взорвать старый мир и на его развалинах выстроить новый, подобный дворцу из хрусталя и алюминия. И Победоносцев с горечью наблюдал, что эта дешевая и несбыточная утопия (это сказано не о крупноблочном строительстве, которое процветает) вкупе с вполне реальной перспективой всероссийской пугачевщины пьянит и кружит головы едва ли не большей половине российского студенчества. А люди более солидных лет и более сдержанных порывов надежду на улучшения связывали с введением конституции, представительной демократии, парламентаризма, который Победоносцев назвал «великой ложью нашего времени». «По теории парламентаризма, – писал он, – должно господствовать разумное большинство, на практике господствует пять-шесть предводителей партий… по теории, убеждение утверждается ясными доводами во время парламентских дебатов, на практике… оно направляется волею предводителей и соображениями личного интереса. По теории, народные представители имеют в виду единственно народное благо, на практике – они, под предлогом народного блага и на счет его, имеют в виду преимущественно личное благо свое и друзей своих. По теории, они должны быть из лучших… граждан, на практике – это наиболее честолюбивые и нахальные граждане». Такие заключения Победоносцев сделал из наблюдений над политической жизнью страны, ставшей родиной парламентаризма. В нашем отечестве после водворения в нем парламентаризма те же самые качества парламента и парламентариев проступают с особенно выпуклой, если не сказать художественной выразительностью. Победоносцев уже тогда предвидел подобную перспективу – в противном случае незачем было бы и предостерегать. За его консерватизмом скрывалась большая тревога с почти апокалиптическими тонами. «Россию надо подморозить, – говорил он, чтобы она не протухла».

Конечно, его охранительство, его консерватизм легко назвать нетворческой реакцией на угрозы, нависшие над Россией на исходе XIX столетия. Но два вида «творческих» реакций – введение парламентаризма и пускание поезда российской государственности под откос – Россия уже испытала на себе и… выжила. Забота Победоносцева была о том, чтобы избежать того, что оказалось неизбежным. И не является ли способ лечения российских болезней, какой виделся ему единственно приемлемым, в действительности наиболее надежным и даже творческим по существу, если творчеством называть не революционное разрушение и не блеск фейерверка трескучих фраз, а самоотверженное служение по заветам Евангелия?! «Властное звание, – писал К.П. Победоносцев, – соблазнительно для людского тщеславия, с ним соединяется представление о почете, о льготном положении, о праве раздавать честь и создавать из ничего иные власти. Но каково бы ни было людское представление, нравственное начало власти одно, непреложное: “Кто хочет быть первым, тот должен быть всем слугой”».

профессор Константин Петрович Победоносцев

Русский государственный деятель, юрист, обер-прокурор Святейшего Синода (1880 — 1905).

Родился 21 мая 1827 года в Москве, в семье профессора Московского университета, дед Победоносцева был священником. В семье было 11 детей, сам Победоносцев характеризовал свою семью как «благочестивую, преданную царю и отечеству, трудолюбивую».

В 1841 году поступил в Училище правоведения в Санкт-Петербурге, кончил курс в 1846 году и поселился в родном доме в Москве, на службе в сенате.

Современники отзывались о молодом Победоносцеве как о человеке “тихого, скромного нрава, благочестивом, с разносторонним образованием и тонким умом”. Отец готовил Победоносцева к священническому званию, но он избрал иную стезю. По окончании Училища правоведения (1846) Победоносцев начал службу в московских департаментах Сената.

Победоносцев вспоминал:

«По природе нисколько не честолюбивый, я ничего не искал, никуда не просился, довольный тем, что у меня было и своей работою, преданный умственным интересам, не искал никакой карьеры и всю жизнь не просился ни на какое место, но не отказывался, когда был в силах, ни от какой работы, и ни от какого служебного поручения. В 50-х годах московский университет, оскудев профессорами юристами, обратился ко мне, и я не отказался, оставаясь на службе в сенате, читать там лекции, по 8 часов в неделю, в течение 5 лет.».

В 1859 — 1865 годах он служит профессором-юристом Московского университета. Его курс “Гражданского права”, выдержавший пять изданий, превратился в настольную книгу юристов.

В конце 1850-х выступал как либеральный писатель-публицист. В начале 1860-х принял деятельное участие в разработке судебной реформы (1864), отстаивая принципы независимости суда, гласности судопроизводства и состязательности судебного процесса.

В 1861 году был приглашен для преподавания юридических наук цесаревичу Николаю Александровичу, для чего на год переехал в Санкт-Петербург, в 1863 году сопровождал цесаревича в поездке по России и, как он сам пишет, «стал известен и двору».

В 1865 году он оставляет профессорскую должность и окончательно переселяется в Петербург, где продолжает придворную преподавательскую деятельность, был преподавателем истории права у цесаревича Александра Александровича, a позднее — у его наследника Николая Александровича: «Я стал известен в правящих кругах, обо мне стали говорить и придавать моей деятельности преувеличенное значение. Я попал, без всякой вины своей, в атмосферу лжи, клеветы, слухов и сплетен».

В 1868 году Победоносцев стал сенатором, в 1872 году — членом Государственного совета.

«Без всякого ходатайства с моей стороны и без всякого участия цесаревича я был назначен членом Госуд. Совета и тут получил возможность высказывать вслух всем свои мнения по государственным вопросам,— мнения, коих никогда ни от кого не скрывал. Так, мало-помалу приобрел я репутацию упорного консерватора — в противодействии новым направлениям и веяниям государственных либералов».

По свидетельству известного адвоката А. Ф. Кони, речи Победоносцева, произнесенные в Сенате и Госсовете, производили сильное впечатление на слушателей, поражая своей безукоризненной логикой, ясностью и силой убеждения.

В тот же период активно занимался и научно-публицистической деятельностью, опубликовал 17 книг, множество статей, документальных сборников, переводных сочинений по истории и юриспруденции.

В конце 1870-х во взглядах Победоносцева произошел коренной перелом. Победоносцев теперь был убежден в ложности идей парламентаризма, свободы печати, демократии. Видел в православии консолидирующее национальное начало, органически слитое с монархизмом и государством, в укреплении которого Победоносцев видел высший смысл общественной деятельности.

В 1880 году был назначен обер-прокурором Святейшего Синода, в этой должности пребывал в течение 26 лет.

После убийства Александра II (1881) при обсуждении проекта преобразований, представленного М. Т. Лорис-Меликовым, выступил с острой критикой реформ 1860-70-х. Победоносцев — автор манифеста 29 апреля 1881 “О незыблемости самодержавия”. Был одним из создателей тайной правительственной организации “Священная дружина” (1881-83), призванной бороться с народническим экстремизмом.

В 1896 году в “Московском сборнике” Победоносцев подверг критике основные устои современной ему западноевропейской культуры и принципы государственного устройства, видя основные пороки в “народовластии и парламентаризме”, ибо они “родят великую смуту”, затуманивая “русские безумные головы”. Политические перевороты в мировой истории Победоносцев объяснял интригами людей.

Как христианский мыслитель Победоносцев полагал, что философия и наука имеют статус вероятностных предположений, не могущих содержать в себе абсолютного, безусловного и цельного знания. Лишь православная вера, которую русский народ “чует душой”, способна давать целостную истину. С позиции Православия Победоносцев убедительно критиковал материализм и позитивизм. Он последовательно отстаивал идеал монархического государственного устройства, называя современную ему западную демократию “великой ложью нашего времени”.

В начале XX века влияние Победоносцева на политику правительства стало ослабевать. После принятия, под давлением революционного подъема, Манифеста 17 октября 1905, провозгласившего буржуазные “свободы”, 19 октября вышел в отставку.

Скончался 10 марта 1907 года.

Суслов, Михаил Андреевич

У этого термина существуют и другие значения, см. Михаил Суслов.

Михаил Андреевич Суслов
Член Политбюро ЦК КПСС, до 1966 г. — Президиума ЦК КПСС
12 июля 1955 — 25 января 1982
Секретарь ЦК КПСС (ВКП(б))
24 мая 1947 — 25 января 1982
Член Президиума ЦК КПСС
16 октября 1952 — 6 марта 1953
Член Оргбюро ЦК ВКП(б)
18 марта 1946 — 5 октября 1953

3-й Первый секретарь Орджоникидзевского (Ставропольского) крайкома ВКП (б)

21 августа 1944 — ноябрь 1944
Предшественник: Дмитрий Георгиевич Гончаров
Преемник: Александр Леонидович Орлов
Вероисповедание: Атеизм
Рождение: 8 (21) ноября 1902
Шаховское, Саратовская губерния Российская империя
Смерть: 25 января 1982 (79 лет)
Москва, РСФСР, СССР
Похоронен: Некрополь у Кремлёвской стены
Супруга: Суслова Елизавета Александровна
Дети: сын Револий и дочь Майя
Партия: КПСС
Награды:

Михаи́л Андре́евич Су́слов (8 (21) ноября 1902, Шаховское, ныне Ульяновская область, — 25 января 1982, Москва) — советский партийный и государственный деятель, член Политбюро, Президиума ЦК КПСС (1952—53), (1955—82), Секретарь ЦК КПСС (1947—82).

Пик его карьеры приходится на времена Брежнева, хотя влиятельным деятелем он был уже при Сталине и Хрущёве. Идеолог партии, известен как «серый кардинал» советского строя, его называли также «Победоносцев Советского Союза». Придерживался умеренно-консервативной позиции, стараясь сохранить стабильность, не прибегая к крайностям, однако настойчиво подавлял идеологических противников. Сусловым определялась позиция по отношению к последствиям культа личности Сталина — он препятствовал реабилитации Сталина и пресекал широкую критику его деятельности, допуская при этом в печати упоминание Сталина преимущественно в военных мемуарах.

Несмотря на своё огромное влияние в государстве, был крайне скромным и вёл образ жизни, близкий к аскетическому. Был предельно вежлив, вёл себя приветливо и доброжелательно как с подчинёнными, так и с идеологическими противниками.

Биография

Родился в крестьянской семье в селе Шаховское Хвалынского уезда Саратовской губернии.

Его родители были бедными крестьянами, не имея для собственного маленького хозяйства собственной лошади. Из-за этого его отец — Андрей Андреевич Суслов подрабатывал на нефтепромыслах в Баку в 1904 году, а в 1916 году собрал артель плотников и отправился в Архангельск. Вскоре после Октябрьской революции его отец оставил работу в деревне, но мать с помощью Михаила продолжала заниматься сельским хозяйством. Впоследствии, отец Михаила в 1919 году вступил в РКП(б) и работал в горсовете и умер в 1930 году.

В 1918—1920 Михаил Суслов вступил в сельский Комитет бедноты. В феврале 1920 году он вступил в комсомол, а в 1921 году — в коммунистическую партию. Ему по путёвке удалось попасть в Пречистенский рабфак (Москва), который он окончил в 1924 году. После рабфака Михаил в 1928 году окончил Московский институт народного хозяйства им. Г. В. Плеханова

  • 1931—1934 — работал в аппарате Центральной контрольной комиссии ВКП(б) и Наркомата Рабоче-крестьянской инспекции (ЦКК — РКИ)
  • 1936 — в Комиссии советского контроля при СНК СССР.
  • 1937—1939 — заведующий отделом в Ростовском обкоме ВКП(б).
  • 1939—1944 — первый секретарь Ставропольского крайкома ВКП(б).
  • 1946 — сотрудник аппарата ЦК ВКП(б). Руководитель отдела внешней политики (внешних сношений) ЦК ВКП(б) (1946—1949, 1953—1954 гг.).
  • 1947 — секретарь ЦК, заведующий отделом агитации и пропаганды ЦК. Присутствовал на июньской философской дискуссии 1947 года.
  • 1949—1950 — главный редактор газеты «Правда».
  • В октябре 1952 года был избран членом Президиума ЦК КПСС, но уже после смерти Сталина, в марте 1953 года, выведен из его состава.
  • С 1954 года председатель Комиссии по иностранным делам Совета Союза Верховного Совета СССР.
  • С 1955 до конца жизни вновь член Президиума (Политбюро) ЦК КПСС, отвечал за идеологические вопросы.
  • В 1964 году был деятельным участником смещения Н. С. Хрущёва, после этого политическая роль Суслова резко возросла.

Обратив на себя внимание «активной борьбой» с «троцкистско-зиновьевской оппозицией», Суслов был направлен на работу инспектором в Центральную контрольную комиссию ЦК ВКП(б) и Наркомат рабоче-крестьянской инспекции, где проявил себя в многочисленных парт. «чистках». Уничтожение партийного актива в 1930-е годы открыло Суслову быструю возможность продвижения. Убежденный проводник сталинской кадровой политики, Суслов в 1937—1939 стал заведующим отделом, затем секретарем Ростовского обкома ВКП(б), депутатом Верховного Совета РСФСР. Его восторженное выступление: в печати о «Кратком курсе истории ВКП(б)» и «большевистская бдительность» были вознаграждены в 1939 постом первого секретаря Орджоникидзевского (после 1943 — Ставропольского) крайкома ВКП(б). Суслов тщательно и пунктуально проводил в жизнь парт. постановления, являясь «винтиком» отлаженной машины партийно-государственного управления. Организатор высылки карачаевцев в Киргизию и Казахстан

В сентябре 1941 в докладе «Великая Отечественная война и задачи парторганизации края» Суслов привел убедительный аргумент в пользу победы СССР: «Огромные потери в людях на Восточном фронте требуют все новых и новых пополнений. Между тем Германия в два раза беднее Советского Союза людскими ресурсами…». Летом 1942 Суслову было поручено возглавить подполье и партизанское движение края. По официальной версии, Суслов действовал успешно, приобретя крупные заслуги в Отечественной войне. Однако свидетельства участников тех событий не дают оснований для восторженных оценок. Партизанские отряды действовали разрозненно, их создание в ряде районов не удалось.

В конце 1944 был направлен в Литву и возглавил Бюро ЦК ВКП(б), наделенное чрезвычайными полномочиями и ставшее высшей властью в республике. Выступал за ужесточение репрессивных мер по отношению к «врагам народа», боролся с «буржуазным национализмом», «лесными братьями», насаждал колхозы. «Оправдав доверие партии», Суслов в 1946 был переведен на работу в Москву, где стал секретарем ЦК ВКП(б) и вошел в число «верных соратников» И. В. Сталина.

С 1948 он стал одним из вдохновителей, а потом руководителем кампании борьбы с космополитизмом. Он также готовил речи Сталина к XIX съезду КПСС, а в 1952 вошёл в Политбюро ЦК КПСС. По неподтверждённым гипотезам, Сталин готовил его в преемники, однако после смерти Сталина он вступил в конфликт с Маленковым и был выведен из Политбюро. В 1949—1950 являлся главным редактором газеты «Правда», одновременно работая заведующим Отделом агитации и пропаганды ЦК. Нёс персональную ответственность за кампанию борьбы «с безродным космополитизмом», «буржуазным низкопоклонством перед Западом» и др. После смерти Сталина встал на сторону нового партийного лидера — Н. С. Хрущева. Поддерживая Хрущёва, в 1955 он включился в критику В. М. Молотова и был восстановлен в Политбюро, снова став одним из самых влиятельных лидеров государства.

Во время событий в Венгрии в 1956 Суслов поехал в Будапешт и после неудачных переговоров с венгерским руководством настоял на решении о вводе советских войск в Венгрию для подавления антикоммунистического восстания.

В начале шестидесятых у Суслова начались трения с Хрущёвым. Во время отстранения Хрущёва от власти Суслов делал доклад, в котором критиковал ошибки Хрущёва.

При Брежневе роль Суслова в партии возросла, в его ведении была идеология, культура, цензура, образование. Суслов был инициатором гонений на интеллигенцию, поднявшуюся после хрущёвской «оттепели», имел репутацию «догматика» и «консерватора». С его именем связаны гонения на диссидентов, изгнание А. И. Солженицына из СССР, ссылка А. Д. Сахарова.

В 1979 он входил в число руководителей, принявших решение о вводе советских войск в Афганистан.

Суслов скончался 25 января 1982 года, за несколько месяцев до Брежнева. Важную внутриполитическую и идеологическую роль Суслова в последние годы его жизни подчёркивает то, что он был удостоен (в ряду всего нескольких партийных деятелей, таких, как Калинин, Жданов, Сталин, Ворошилов), похорон у Кремлёвской стены в отдельной могиле, на которой был впоследствии воздвигнут памятник. Церемония похорон транслировалась в прямом эфире на всей территории СССР, в стране был объявлен трёхдневный траур.

После смерти Суслова его обязанности в Политбюро были переданы Ю. В. Андропову, до того возглавлявшему КГБ СССР. 12 ноября 1982 года Андропов стал преемником Брежнева на посту Генерального секретаря ЦК КПСС, а в июне 1983 года — и как председатель Президиума Верховного Совета СССР.

Сын Суслова Револий, генерал-майор, 15 лет возглавлял Центральный НИИ радиоэлектронных систем.

Избранные работы

  • Речь на собрании избирателей Саратовско-Ленинского избирательного округа 7 марта 1950 года — М.: Госполитиздат, 1950
  • Речь на XX съезде КПСС 16 февраля 1956 года — М.: Госполитиздат, 1956
  • 39-я годовщина Великой Октябрьской социалистической революции. Доклад на торжественном заседании Московского Совета 6 ноября 1956 года — М.: Госполитиздат, 1956
  • О борьбе КПСС за сплочённость международного коммунистического движения: Доклад на Пленуме ЦК КПСС 14 февр. 1964 г. — М.: Госполитиздат, 1964
  • Под знаменем Великого Октября — к победе коммунизма. Доклад на торжественном заседании, посвящённом 53-й годовщине Великой Октябрьской социалистической революции, в Кремлёвском Дворце съездов 6 ноября 1970 г. — М.: Политиздат, 1970
  • Марксизм-ленинизм и современная эпоха. Сборник выступлений — M., 1970
  • Второй съезд РСДРП и его всемирно-историческое значение. Доклад на Торжественном заседании в г. Москве, посвящённый 70-летию II съезда РСДРП — М.: Политиздат, 1973
  • Марксизм-ленинизм — интернациональное учение рабочего класса, 1973
  • На путях строительства коммунизма. Речи и статьи, 1977
  • Марксизм-ленинизм и современная эпоха. Сборник выступлений — М.: Политиздат, 1979
  • Марксизм-ленинизм и современная эпоха. Сборник выступлений — М.: Политиздат, 1980
  • Марксизм-ленинизм и современная эпоха. Избранные речи и статьи, 1982
  • На путях строительства коммунизма. Речи и статьи. В 2-х томах. — Фрунзе (Киргизская ССР), 1982.

Интересные факты

Хотя М. А. Суслов достиг весьма преклонного возраста, всё же по поводу его кончины выдвигались различные конспирологические версии.

Литература

В кино

Документальное

  • Исторические хроники. 1964 — Cуслов Михаил Андреевич. ()

Художественное

  • В телевизионном сериале «Брежнев» (роль Михаила Суслова исполняет Игорь Ясулович).
  • В телевизионном сериале «Красная площадь» (???)
  • В художественном фильме «Серые волки» (роль Михаила Суслова сыграл Виктор Сергачёв).
  • В телевизионном фильме «КГБ в смокинге» (роль Михаила Суслова сыграл Виктор Сергачёв).
  • В телевизионном сериале «Фурцева» (роль Михаила Суслова исполняет Дмитрий Поднозов).
  • В телевизионном фильме «Товарищ Сталин» (роль Михаила Суслова исполняет Даниил Спиваковский).
  • В телевизионном сериале «Жуков» (роль Михаила Суслова исполняет Геннадий Поварухин).

См. также

  • Эпоха застоя
  • Эпоха пышных похорон
  • Брежнев, Леонид Ильич

Примечания

  1. Суслов Михаил Андреевич. Государственный деятель
  2. 1 2 Суслов по оценкам Р. А. Медведева
  3. Суслов в энциклопедии «Кругосвет»
  4. Справочник по истории КПСС
  5. Брежнев выучил наизусть «12 стульев», а Суслов слушает «Битлз» // KP.RU
  6. Сумароков, Леонид Николаевич О смерти Суслова и некоторых других связанных событиях. Випперсон. — Дополненная и переработанная редакция публикации «Другая эпоха». Леонид Сумароков (Москва — София — Вена, 2002—2008 гг.). Архивировано из первоисточника 8 сентября 2009.
  7. В. Легостаев. Генсек кровавый
  8. Смерть Михаила Суслова | Действия Мошиаха | Эра Мошиаха

Ссылки

  • Суслов, Михаил Андреевич на сайте «Герои страны»

А • Б • В • Г • Д • Е • Ж • З • И • К • Л • М • Н • О • П • Р • С • Т • У • Ф • Х • Ц • Ч • Ш • Щ • Э • Ю • Я
Дважды Герои • Трижды Герои

Брежневское Политбюро (Президиум) ЦК КПСС

Брежнев • Микоян • Косыгин • Шверник • Суслов • Полянский • Подгорный • Воронов
Кириленко • Шелест • Шелепин • Мазуров • Пельше • Гришин • Кунаев • Щербицкий • Кулаков
Андропов • Громыко • Гречко • Романов • Устинов • Черненко • Тихонов • Горбачёв