Кто такой келдыш

Мстислав Всеволодович Келдыш

Биографический очерк

Галина Николаевна Езерова,
ИПМ им.М.В.Келдыша

Мстислав Всеволодович Келдыш родился 10 февраля 1911 г. в Риге в семье адъюнкт-профессора Рижского политехнического института Всеволода Михайловича Келдыша, крупного инженера-строителя, впоследствии академика и вице-президента Академии строительства и архитектуры. Отец и мать Мстислава происходили из дворянских семей, знали французский и немецкий языки, играли на фортепиано, любили музыку и искусство. Они развивали творческие способности детей, занимались их образованием. Из четверых сыновей только младшему, Славе, нравилась отцовская специальность, поэтому он закончил школу со строительным уклоном. Но в инженерно-строительный институт его не приняли (исполнилось только 16 лет), и по совету сестры он в 1927 г. поступает в Московский университет на математическое отделение. Склонность к математике и другим точным наукам проявилась у Мстислава еще в школе. Те, кто работал с ним позже, отмечали также его незаурядную инженерно-строительную интуицию.

Мемориальная доска на доме в Риге

После окончания МГУ М.В. Келдыш в 1931 г. был направлен в Центральный аэрогидродинамический институт (ЦАГИ), где работал до декабря 1946 г. сначала инженером, а с 1941 г. — начальником отдела динамической прочности. Молодой специалист сразу стал известен в научном коллективе института, поражала его способность быстро решать новые проблемы.

Сотрудники ЦАГИ Я.М. Пархомовский и Л.С. Попов вспоминали: «М.В. Келдыш любил и умел учиться (это проявлялось и позже, в зрелом возрасте), а в ЦАГИ было у кого учиться… Спустя небольшое время он стал аккуратным посетителем семинаров Общетеоретической группы, слушателем и участником… Довольно быстро определился и круг интересов Келдыша — вопросы гидродинамики и нестационарной аэродинамики… У него было, наверное от воспитания идущее, повышенное чувство ответственности за порученное ему дело, безотносительно к тому, большое оно или малое. «Стыдно срамиться» — такое присловие слышали мы от него неоднократно».

В 1935 г. академик С.А. Чаплыгин перевел М.В. Келдыша в группу вибраций ЦАГИ и поручил ему решить проблему флаттера самолетов. Мстислав Всеволодович отнесся к этому заданию без энтузиазма: слишком далеки новые задачи от прежних. Но дисциплинированный и ответственный ученый, он и на новом месте стал работать с полной отдачей.

С 1934 г. Мстислав Всеволодович совмещает работу в ЦАГИ и Математическом институте им. В.А. Стеклова АН СССР (МИАН). Он вел научные исследования в МИАН, прервав их на три военных года, до 1953 г. О стремительности научного роста молодого математика красноречиво свидетельствуют даты: сентябрь 1934 г. — поступает в аспирантуру МИАН; 1935 г. — без защиты диссертации М.В. Келдышу присуждают ученую степень кандидата физико-математических наук; 1936 г. — без защиты получает степень кандидата технических наук и звание профессора по специальности «аэродинамика»; январь 1938 г. — защита докторской диссертации на тему «О представлении рядами полиномов функций комплексного переменного и гармонических функций».

20 июля 1938 г. создан Научно-технический совет ЦАГИ, в него вошел Мстислав Всеволодович; затем он становится членом Ученого совета ЦАГИ. С 1939 г. имя ученого и его работы засекречены, поскольку он выполнял государственные задания особой важности.

Во время войны семья М.В. Келдыша эвакуировалась в Казань. Поначалу жили в помещении спортзала, перегороженного простынями, потом получили комнату в Доме профессоров Казанского авиационного института. Семья пережила голод, холод, тяжелое заболевание четырехмесячного сына… Мстислав Всеволодович заботился о семье, но мог прилетать в Казань только на несколько дней. В эти годы он работал на авиационных заводах и как начальник отдела динамической прочности ЦАГИ курировал проблему вибраций в самолетостроении.

В апреле 1942 г. М.В. Келдышу (совместно с Е.П. Гроссманом) присуждена Сталинская премия II степени за научные работы по предупреждению разрушений самолетов: «Расчет самолета на флаттер» (1940 г.), «Колебания крыла с упруго прикрепленным мотором» и «Изгибно-элеронный флаттер» (1941 г.). В июне 1943 г. за выдающиеся заслуги в области научно-исследовательских работ в авиации М.В. Келдыш награжден орденом Трудового Красного Знамени.

30 сентября 1943 г. его избирают членом-корреспондентом АН СССР по Отделению физико-математических наук. С 1942 г. по 1953 г. он профессор МГУ. На физико-техническом факультете МГУ Мстислав Всеволодович заведовал кафедрой термодинамики и вел курс математической физики, а на механико-математическом — читал лекции и руководил научно-исследовательским семинаром по теории функций комплексного переменного. Многие из его учеников стали видными учеными, среди них — академики А.А. Гончар, Д.Е. Охоцимский, Т.М. Энеев, члены-корреспонденты АН К.И. Бабенко и С.Н. Мергелян. Мстислав Всеволодович был замечательным педагогом, общение с которым оставило неизгладимый след в благодарной памяти у всех, кто имел счастье учиться у него. Он закончил читать лекции в вузах из-за большой загруженности.

В апреле 1944 г. в МИАН создали отдел механики, которым с июня 1944 г. по июнь 1953 г. заведовал М.В. Келдыш. При отделе начал работать научный семинар, объединивший специалистов по аэродинамике. С этого времени он занимается проблемами ракетодинамики и прикладной небесной механики.

В 1946 г. М.В. Келдыш получает Сталинскую премию II степени за научные исследования в области теории и методов расчета автоколебаний самолетных конструкций, результаты которых изложены в монографии «Шимми переднего колеса трехколесного шасси» (1945 г.). Математики до сих пор сопровождают эпитетом «красивая» любое упоминание об этой работе. В ней дано решение проблемы и предложены практические инженерные рекомендации.

В тот же период по инициативе физиков-ядерщиков М.В. Келдыша привлекают к расчетам атомного оружия. По мнению директора МИАН академика И.М. Виноградова, «он в любом приложении математики способен разобраться лучше всякого».

30 ноября 1946 г. М.В. Келдыш избран действительным членом Академии наук по Отделению технических наук. На следующий же день его назначают начальником, а в августе 1950 г. — научным руководителем НИИ-1 (ныне Исследовательский центр им. М.В. Келдыша), занимающегося проблемами прикладных задач ракетостроения. С этого времени деятельность Мстислава Всеволодовича связана с ракетной техникой, атомной энергетикой, освоением космоса и вычислительной математикой. Потребовались новые методы научных исследований, прежде всего эффективный математический расчет. Их рождение и использование коренным образом изменили общенаучное значение вычислительной математики.

Бюст М.В. Келдыша в Риге.
Скульптор Л. Буковский.
Установлен при жизни М.В. Келдыша

М.В. Келдыш руководил большими коллективами, создававшими ракетно-ядерный щит нашей Родины. Автор многих научно-исследовательских идей, он одним из первых предугадал роль вычислительной математики и техники в повышении эффективности научно-технического поиска.

Успех прикладных работ ученого был зачастую обусловлен не только его глубокой интуицией инженера-механика и экспериментатора, но и выдающимся талантом математика — тонкого теоретика и творца вычислительных методов. В 1953 г. был создан Институт прикладной математики АН СССР (ИПМ) во главе с М.В. Келдышем, который оставался его бессменным директором до 24 июня 1978 г. С деятельностью института связано развитие вычислительной математики в нашей стране. Здесь работал цвет научной мысли.

Своим научным авторитетом и целеустремленной деятельностью Мстислав Всеволодович определял стиль и направление исследований Института. М.В. Келдыш считал, что «настоящий ученый не останавливается перед выбором средств исследований». Иными словами, надо найти и использовать самое подходящее средство для получения конкретного результата. «»Лучшее — враг хорошего», — часто говорил он, пресекая попытки увязнуть в длительном анализе второстепенных деталей в ущерб быстрому и качественному достижению главного результата», — вспоминает научный сотрудник ИПМ ныне член-корреспондент РАН В.В. Белецкий. Другой сотрудник ИПМ, доктор физико-математических наук А.К. Платонов, пишет: «Мстислав Всеволодович был тщательно пунктуальным во всех взаимоотношениях с сотрудниками, не позволяя (конечно, невольно!) никому забывать о том, что «точность есть вежливость королей». Ровно в 9 утра открывались ворота, и во двор въезжала «Чайка» — можно было проверять часы… Был ли Мстислав Всеволодович «демократическим» директором? Безусловно — нет. Это был очень жесткий и требовательный руководитель с огромным авторитетом. Поэтому его решения не обсуждались, а выполнялись «по-армейски». Вместе с этим атмосфера в институте была полна демократизма».

Избрание 19 мая 1961 г. М.В. Келдыша президентом Академии наук СССР означало заслуженное признание его не только как выдающегося ученого, но и как блестящего организатора науки. Он был президентом АН СССР до 1975 г., за эти годы Академия стала крупнейшим в мире центром фундаментальной науки. Возглавляя Академию, Мстислав Всеволодович всемерно поддерживал новые направления науки (квантовая электроника и молекулярная биология), способствовал международному сотрудничеству ученых, считая, что наука должна служить всему человечеству. Благодаря своему таланту он быстро ориентировался в различных областях современной науки, замечал ростки нового, продвигал исследования по наиболее актуальным и перспективным направлениям. В условиях ограниченности средств М.В. Келдыш призывал ученых предельно обоснованно определять, «что поддержать, а что менее поддержать».

Мстислава Всеволодовича знали во всем мире, отождествляя успехи советской науки с его личностью. В этот период космонавтика стала предметом пристального внимания Мстислава Всеволодовича, недаром его считали Теоретиком космонавтики. Под его руководством развивались новые направления в исследовании космоса, созданы Институт космических исследований и Институт медико-биологических проблем. При участии Мстислава Всеволодовича обсуждались программы пилотируемых полетов и планетных исследований, перспективные проекты. Например, он выдвинул планы изучения атмосферы Венеры с помощью аэростатных зондов, полета к комете, создания марсохода и возвращения на Землю марсианского грунта, строительства пилотируемых орбитальных комплексов путем наращивания модульных конструкций, запусков астрофизических обсерваторий. Чтобы понять суть отдельных проблем космонавтики и иметь возможность влиять на принятие решений, М.В. Келдыш активно работал в Совете главных конструкторов. Мстислав Всеволодович способствовал налаживанию научных связей с другими странами в деле исследования космоса и участию наших ученых в престижных международных космических проектах. Создал, например, Совет «Интеркосмос». Благодаря его работе реализованы впоследствии такие крупные программы, как программа «Союз-Аполлон», полеты иностранных космонавтов на отечественных орбитальных станциях (программа «ЭПАС») и научные исследования, проведенные на спутниках «Интеркосмос».

Академик М.В. Келдыш занимался самыми актуальными государственными задачами. С ним работали талантливые, увлеченные люди, единомышленники и оппоненты. Он же всегда был их признанным лидером, компетентным и беспристрастным арбитром.

До конца жизни он оставался патриотом страны, настоящим русским интеллигентом. Когда тяжелая болезнь и операция на сосудах, перенесенная им в 1973 г., не позволили продолжать работу в привычном ритме, он отказался от поста президента АН СССР. В последние три года жизни М.В. Келдыш — член Президиума АН, председатель Комитета по Ленинским и Государственным премиям при Совете Министров СССР и директор ИПМ.

Заслуги академика М.В. Келдыша высоко оценены. Он трижды герой Социалистического Труда (1956, 1961, 1971 г.), лауреат Ленинской (1957 г.) и Государственных (1942, 1946 г.) премий, награжден семью орденами Ленина, тремя орденами Трудового Красного Знамени, шестью иностранными орденами и многими медалями. Мстислав Всеволодович был избран иностранным членом 16 Академий мира, почетным доктором 6 университетов. Ему установлены памятники в Москве и Риге, памятные доски на зданиях, где он жил (Воробьевское шоссе) и работал (МГУ и ИПМ). Память о М.В. Келдыше увековечена в названиях институтов (ИПМ и ИЦ), научно-исследовательского судна, площади в Москве, кратера на Луне и малой планеты Солнечной системы. Золотую медаль имени М.В. Келдыша вручает Российская академия наук за выдающиеся научные работы в области прикладной математики и механики, а также теоретических исследований по освоению космического пространства.

Светило науки, любовница и падре

Жил один хирург, ведущий специалист, светило науки. Была у него собственная частная клиника. И все богатеи в очереди стояли, чтобы к нему на лечение попасть. Ну, и как у каждого делового человека, была у врача, конечно же, и сногсшибательная любовница.
Не знаем, на что она надеялась, но по прошествии времени любовница вдруг сообщила, что она беременна… Тянули любовники с внеплановой беременностью, тянули, пока все сроки не вышли. Надо было что-то делать! Врач женат, у него репутация и все такое. Любовница тоже в слезы, мол, я еще так молода, ничего в жизни не видела, и ребетенок мне не нужен!…

Но хирург ее успокоил ласково:
– Не ной, дура, я что-нибудь придумаю!
Когда подошел срок рожать, решил врач лично роды принять в своей частной клинике, чтобы все шито-крыто было. В ассистенты взял только самых проверенных людей. А тут еще, как назло, срочно священник к ним в клинику поступил с острой болью в животе. Пришлось светилу науки одновременно и роды принимать, и духовному лицу аппендикс вырезать…
… Просыпается священник на следующий день после наркоза в больничной европалате. Заходит к нему тот самый хирург с младенцем на руках, кладет его рядом с ним на кровать и искренне так говорит:
– Поздравляю вас, святой отец! Вы родили мальчика!
Духовное лицо от услышанного опять в наркоз ушло…
Открывает глаза – картина все та же: хирург, младенец рядом, поздравления. Тут священника прорвало:
– Да вы в своем уме? Я существо мужского полу, это – раз! Наш папа римскАй запрещает нам даже жениться, а детей нам и подавно нельзя иметь, это – два! И вы же мне сами сказали, что у меня всего лишь аппендицит!
Но хирург только руками развел:
– Неизвестный науке случай! Не иначе как – святого Франциска или Енуария промысел! Я тоже думал, что аппендицит, а смотрю – у вас, оказывается, роды начались!
Долго ли, коротко ли они препирались, но только выписался священнослужитель из клиники с выпученными от удивления глазами и с младенцем на руках.
Прошло семнадцать лет…
В день рождения посадил тот самый священник выросшего мальчика перед собой, долго мялся, жевал усы и бороденку и, наконец, сказал:
– Отрок! Пришло время сказать тебе всю правду… Я тебе – не отец!
Юноша ушам своим не поверил:
– Папа, да что ты говоришь? Я же помню тебя всю свою жизнь! Как ты меня из роддома принес, как говорить учил, на рыбалку мы с тобой ходили! И вдруг – здрасьте вам, приехали, ты мне, оказывается, не отец?.. Мы с тобой – не родные?…
– Сынок, мы с тобой самые родные! В этом даже не сомневайся! Но дело в том, что твой настоящий отец – архиепископ, а я тебе – мать!

Научные труды. Издания. Публикации

Основная область научных интересов — русская музыка в ее историческом развитии. В 1940 году защитил кандидатскую диссертацию «Очерки по истории русской музыки второй половины ХIХ века (Музыкальная жизнь 60-х годов ХIХ века. М. А. Балакирев — Ц. А. Кюи — М. П. Мусоргский — А. П. Бородин)» (Моск. конс.).
Работы Ю. В. Келдыша, посвященные творчеству Мусоргского, Чайковского, Рахманинова, русской музыке XVIII в., древнейшим пластам ее бытования, отличаются исторической достоверностью, строгим академизмом, научной основательностью. Под его руководством началось издание серии «Памятники русского музыкального искусства» (вып. 1–4. М., 1972–73), где впервые были опубликованы, в частности, произведения русской духовной музыки, а также коллективный труд «История русской музыки» в 10 томах (при жизни Г. В. Келдыша вышли 9 томов., автор ряда глав в 2–9 томах. М., 1984–97).
Возглавил издание первой в стране Музыкальной энциклопедии в 6 томах (М., 1973 — 1982; с 1967 — главный редактор), Музыкального энциклопедического словаря (М.: Советская энциклопедия, 1990), а также других фундаментальных трудов (Вертков К., Благодатов Г., Язовицкая Э. Атлас музыкальных инструментов народов СССР. М., 1964 и др.).

Редактор изданий:

Труды:

Ученики

Среди учеников — Т. Владышевская, Е. Добрынина, С. Зверева, А. Кандинский, Ю. Корев, Е. Левашев, А. Сохор.

Литература о педагоге:

Келдыш, Юрий Всеволодович

Юрий (Георгий) Всеволодович Келдыш
Дата рождения 16 (29) августа 1907
Место рождения
  • Санкт-Петербург, Российская империя
Дата смерти 11 декабря 1995 (88 лет)
Место смерти
  • Москва, Россия
Страна
  • Российская империя
  • РСФСР
  • СССР
  • Россия
Научная сфера
Место работы
  • Московская консерватория
  • Государственный институт искусствознания
  • Большая советская энциклопедия
  • ЛОЛГК
  • Ленинградский театральный институт имени А. Н. Островского
  • Государственный институт искусствознания
  • Музыкальная академия
Альма-матер Московская консерватория
Учёная степень доктор искусствоведения
Известен как специалист по истории и развитию русского музыкального искусства
Награды и премии

Биография

Юрий Келдыш родился в Санкт-Петербурге, в семье учёного Всеволода Михайловича Келдыша. В 1930 году окончил научно-композиторский факультет Московской консерватории, где его наставником был М. В. Иванов-Борецкий. В 1930—1950 годах преподавал в консерватории историю русской музыки. В 1926—1932 гг. был членом РАПМ и в 1929 году выступил с резкой критикой балета Сергея Прокофьева «Стальной скок», о котором писал, что он даже без хореографии накладывает буржуазное капиталистическое мышление на пролетарскую тему и, таким образом, проявляет враждебное отношение к советской действительности. Полвека спустя Ю. В. Келдыш писал: «Суждения теоретиков РАПМ страдали вульгарным социологизмом и часто бывали несправедливы по отношению к виднейшим представителям советской музыки и передовым художникам зарубежных стран. …Многие ценные явления классического музыкального искусства объявлялись идейно чуждыми пролетариату. Одной из серьёзных ошибок РАПМ была недооценка вопросов мастерства и крупных музыкальных форм, причём массовая песня рассматривалась как „основное звено“ творчества композиторов». После роспуска РАПМ Келдыш стал членом Союза советских композиторов, позже переименованного в Союза композиторов СССР.

В 1940 году Келдыш защитил в Московской консерватории кандидатскую диссертацию «Очерки по истории русской музыки второй половины XIX века (Музыкальная жизнь 60-х годов XIX века. М. А. Балакирев — Ц. А. Кюи — М. П. Мусоргский — А. П. Бородин)», в 1947 году — докторскую диссертацию на тему «Художественное мировоззрение В. В. Стасова», год спустя получил звание профессора консерватории, в 1946—1949 гг. возглавлял кафедру истории русской музыки. Одновременно в 1946—1950 годах был старшим научным сотрудником Института истории искусств АН СССР. С 1949 года был членом главной редакции первого издания Большой советской энциклопедии.

С 1950 года Келдыш работал в Ленинграде, до 1957 года был профессором кафедры истории музыки Ленинградской консерватории; одновременно в 1950—1957 гг. работал в Ленинградском театральном институте им. А. Н. Островского, был профессором и заместителем директора по научной части, с 1955 года — директором института. Начиная с 1957 года вновь работал в Москве, был старшим научным сотрудником Института истории искусств, в 1961—1974 годах заведовал в институте сектором истории музыки народов СССР; одновременно в 1957—1961 гг. был главным редактором журнала «Советская музыка»; в 1958—1965 гг. — членом Высшей аттестационной комиссии Министерства высшего и среднего специального образования СССР. С 1984 года — главный научный сотрудник ВНИИ искусствознания (с 1990 года — Государственный институт искусствознания).

В 1974—1984 годах Келдыш был секретарём Правления Союза композиторов СССР, с 1976 года — членом-корреспондентом Британской академии. С 1971 года был также членом Комитета по Ленинским и Государственным премиям при Совете Министров СССР.

Среди учеников Келдыша — Т. Владышевская, Е. Добрынина, С. Зверева, А. Кандинский, Ю. Корев, Е. Левашёв, А. Сохор.

Умер в Москве 11 декабря 1995 года; похоронен на Новом Донском кладбище.

Семья

Младшим братом Юрия Келдыша был учёный М. В. Келдыш.

Дочь — Л. Г. Пригожина, театровед.

Научная деятельность

Область научных интересов Келдыша охватывала прежде всего историю и развитие русского музыкального искусства. Среди композиторов, чьё творчество он исследовал — М. П. Мусоргский, П. И. Чайковский, С. В. Рахманинов, а также русская музыка XVIII века. Одним из первых в СССР Келдыш начал исследовать русскую церковную музыку, подготовил к изданию масштабную серию публикаций «Памятники русского музыкального искусства» (выпуски 1-4) о светских и духовных сочинениях XVI—XVIII вв. Под его редакцией вышел в печать десятитомный труд «История русской музыки» (1984—1997) и крупнейшее советское музыкальное издание — «Музыкальная энциклопедия» в шести томах (1973—1982), а также Музыкальный энциклопедический словарь.

Сочинения

Награды и премии

  • Заслуженный деятель искусств РСФСР (1966)
  • Государственная премия РСФСР имени М. И. Глинки (1976) — за музыковедческие работы «Русская музыка XVIII века», «Рахманинов и его время», общую редакцию глав в многотомном коллективном труде «История музыки народов СССР»
  • Орден Трудового Красного Знамени (28.12.1946)
  • медали

Память

Памяти Юрия Всеволодовича Келдыша посвящаются так называемые «Келдышевские чтения» — международная научная конференция историков-музыковедов, ежегодно проводимая Отделом музыки ГИИ. Конференция длится, как правило, два дня. Темой конференции избирается одно из актуальных направлений музыковедения, заслушиваются доклады и научные эссэ, презентуются новые издания по истории музыки, подготовленные сотрудниками института, проводится небольшой музыкальный концерт. По итогам конференции издаётся сборник.

Примечания

Литература

Предшественник:
Хубов, Георгий Никитич
главный редактор журнала «Советская музыка»
1957—1961
Преемник:
Грошева, Елена Андреевна

Келдыш Мстислав Всеволодович(1911—1978)

Мсти­слав Все­во­ло­до­вич Кел­дыш родился 29 января (10 фев­раля) 1911 года в Риге в семье адьюнкт-про­фес­сора Риж­ского поли­тех­ни­че­ского инсти­тута, круп­ного инже­нера-стро­и­теля В.М. Кел­дыша. Своё дво­рян­ское про­ис­хож­де­ние М.В. Кел­дыш нико­гда не скры­вал (на вопрос анкеты о соци­аль­ном про­ис­хож­де­нии отве­чал: «из дво­рян»).

В 1915 году семья Кел­ды­шей пере­ехала из при­фрон­то­вой Риги в Москву. В 1919-1923 гг. М.В. Кел­дыш жил в Ива­ново, где отец пре­по­да­вал в поли­тех­ни­че­ском инсти­туте, орга­ни­зо­ван­ном по ини­ци­а­тиве М.В. Фрунзе. В Ива­ново он начал обу­че­ние в сред­ней школе, полу­чив необ­хо­ди­мую началь­ную под­го­товку в домаш­них усло­виях. По воз­вра­ще­нии в Москву (1923 г.) учился в школе со стро­и­тель­ным укло­ном, летом ездил с отцом на стройки, рабо­тал раз­но­ра­бо­чим. Склон­ность к мате­ма­тике у М.В. Кел­дыша про­яви­лась еще в 7-8-м клас­сах, учи­теля уже тогда отли­чали его неза­у­ряд­ные спо­соб­но­сти к точ­ным нау­кам.

В 1927 году М.В. Кел­дыш окон­чил школу и хотел полу­чить нра­вив­шу­юся ему отцов­скую про­фес­сию инже­нера-стро­и­теля, однако в стро­и­тель­ный инсти­тут, где пре­по­да­вал отец, его не при­няли по моло­до­сти лет (всего 16). По совету стар­шей сестры Люд­милы, закон­чив­шей физико-мате­ма­ти­че­ский факуль­тет Мос­ков­ского государ­ствен­ного уни­вер­си­тета, он посту­пает на тот же факуль­тет МГУ. Во время учебы в уни­вер­си­тете М.В. Кел­дыш завя­зал науч­ные кон­такты с М.А. Лав­рен­тье­вым, пере­рос­шие потом в мно­го­лет­нее науч­ное сотруд­ни­че­ство и дружбу. С весны 1930 года он одновре­менно с уче­бой начал рабо­тать асси­стен­том в Элек­тро­ма­ши­но­стро­и­тель­ном инсти­туте, затем еще и в Стан­ко­ин­стру­мен­таль­ном инсти­туте.

По окон­ча­нии МГУ в 1931 году по реко­мен­да­ции ака­де­мика А.И. Некра­сова М.В. Кел­дыш был направ­лен в Цен­траль­ный аэро­гид­ро­ди­на­ми­че­ский инсти­тут имени Н.Е. Жуков­ского (ЦАГИ). Науч­ную жизнь ЦАГИ в это время воз­глав­лял С.А. Чаплы­гин, под его руко­вод­ством регу­лярно про­во­дился семи­нар, мно­гие из участ­ни­ков кото­рого впо­след­ствии стали извест­ными уче­ными-меха­ни­ками. М.В. Кел­дыш про­ра­бо­тал в ЦАГИ до декабря 1946 года сна­чала инже­не­ром, затем стар­шим инже­не­ром, началь­ни­ком группы, а с 1941 года — началь­ни­ком отдела дина­ми­че­ской проч­но­сти.

Началь­ный период работы М.В. Кел­дыша в ЦАГИ свя­зан с иссле­до­ва­ни­ями нели­ней­ных задач обте­ка­ния. Им впер­вые было строго рас­смот­рено вли­я­ние сжи­ма­е­мо­сти среды на аэро­ди­на­ми­че­ские харак­те­ри­стики обте­ка­е­мых тел и обоб­щена извест­ная тео­рема Жуков­ского о подъ­ем­ной силе; впер­вые уста­нов­лено, что при опре­де­лен­ных режи­мах коле­ба­ний крыла воз­ни­кает тяга. Он зани­мался тео­рией удара тела о жид­кость и дви­же­нием тел под поверх­но­стью жид­ко­сти (попла­вок гид­ро­са­мо­лета, под­вод­ное крыло).

Про­дол­жая рабо­тать в ЦАГИ, М.В. Кел­дыш осе­нью 1934 года посту­пил в аспи­ран­туру (допол­нен­ную затем двух­лет­ней док­то­ран­ту­рой) Мате­ма­ти­че­ского инсти­тута имени В.А. Стек­лова АН СССР к М.А. Лав­рен­тьеву, где зани­мался вопро­сами тео­рии при­бли­же­ний функ­ций, тесно свя­зан­ными с при­клад­ной тема­ти­кой его работы (гидро-, аэро­ди­на­мика). В 1935 году ему без защиты при­сво­ена уче­ная сте­пень кан­ди­дата физико-мате­ма­ти­че­ских наук, в 1937 году — сте­пень кан­ди­дата тех­ни­че­ских наук и зва­ние про­фес­сора по спе­ци­аль­но­сти «аэро­ди­на­мика». 26 января 1938 года им была защи­щена док­тор­ская дис­сер­та­ция на тему «О пред­став­ле­нии рядами поли­но­мов функ­ций ком­плекс­ного пере­мен­ного и гар­мо­ни­че­ских функ­ций».

Репрес­сии 1930-х годов не обо­шли сто­ро­ной семью Кел­ды­шей. В 1935 году несколько дней в заклю­че­нии про­вела Мария Алек­сан­дровна, в 1936 году был аре­сто­ван брат Михаил, в то время аспи­рант исто­ри­че­ского факуль­тета уни­вер­си­тета. Он полу­чил 10 лет без права пере­писки (как уста­нов­лено впо­след­ствии, был рас­стре­лян вес­ной 1937 г.). В 1938 году по обви­не­нию в шпи­о­наже был аре­сто­ван брат Алек­сандр, затем обви­не­ние было изме­нено на анти­се­ми­тизм. В суде, тем не менее, обви­не­ния были сняты, и он вышел на сво­боду.

Цикл работ М.В. Кел­дыша и его сотруд­ни­ков пред­во­ен­ных и воен­ных лет посвя­щен коле­ба­ниям и авто­ко­ле­ба­ниям авиа­ци­он­ных кон­струк­ций. Его иссле­до­ва­ния зало­жили основы мето­дов чис­лен­ного рас­чета и моде­ли­ро­ва­ния в аэро­ди­на­ми­че­ских тру­бах явле­ния флат­тера (силь­ные коле­ба­ния кры­льев само­лета, воз­ни­кав­шие при опре­де­лен­ных ско­ро­стях дви­же­ния само­лета и при­во­див­шие к его раз­ру­ше­нию). Резуль­таты Кел­дыша не только при­вели к раз­ра­ботке про­стых и надеж­ных мер предот­вра­ще­ния флат­тера, но и стали осно­вой нового раз­дела науки о проч­но­сти авиа­ци­он­ных кон­струк­ций.

В октябре 1941 года М.В. Кел­дыш с семьей в числе дру­гих сотруд­ни­ков ЦАГИ был эва­ку­и­ро­ван в Казань, где про­дол­жил работу. Пона­чалу жили в поме­ще­нии спорт­зала, пере­го­ро­жен­ного про­сты­нями, потом полу­чили ком­нату в Доме про­фес­со­ров Казан­ского авиа­ци­он­ного инсти­тута. Семья пере­жила голод, холод, тяже­лое заболе­ва­ние четы­рех­ме­сяч­ного сына… Мсти­слав Все­во­ло­до­вич забо­тился о семье, но мог при­ле­тать в Казань только на несколько дней. В эти годы он рабо­тал на авиа­ци­он­ных заво­дах и как началь­ник отдела дина­ми­че­ской проч­но­сти ЦАГИ кури­ро­вал про­блему виб­ра­ций в само­ле­то­стро­е­нии. В апреле 1942 году ему была при­суж­дена Ста­лин­ская пре­мия II сте­пени за науч­ные работы по пре­ду­пре­жде­нию раз­ру­ше­ния само­ле­тов. Его дея­тель­ность была также отме­чена орде­нами Тру­до­вого Крас­ного Зна­мени (1943 г.) и Ленина (1945 г.). В 1944 году М.В. Кел­дыш был награж­ден меда­лью «За обо­рону Москвы».

К иссле­до­ва­ниям авиа­ци­он­ных коле­ба­ний и флат­тера тесно при­мы­кают его иссле­до­ва­ния устой­чи­во­сти перед­него колеса трех­ко­лес­ного шасси, поз­во­лив­шие пред­ло­жить целе­со­об­раз­ные и про­стые кон­струк­тив­ные меро­при­я­тия для устра­не­ния шим­ми­ро­ва­ния (само­воз­буж­да­ю­щихся пово­ро­тов и сме­ще­ний) колеса само­лета при взлете или посадке, кото­рое при­во­дило к раз­ру­ше­нию перед­него шасси само­лета. По име­ю­щимся дан­ным, в немец­кой авиа­ции было более 150 ава­рий, свя­зан­ных с «шимми», в оте­че­ствен­ной — ни одной. В 1946 году за иссле­до­ва­ния в этой обла­сти ему вто­рично при­суж­дена Ста­лин­ская пре­мия II сте­пени.

Успех при­клад­ных работ М.В. Кел­дыша обу­слов­лен не только его глу­бо­кой инту­и­цией инже­нера-меха­ника и экс­пе­ри­мен­та­тора, но и выда­ю­щимся талан­том мате­ма­тика, тон­кого тео­ре­тика и творца вычис­ли­тель­ных алго­рит­мов и мето­дов. И наобо­рот, мно­гие его фун­да­мен­таль­ные мате­ма­ти­че­ские иссле­до­ва­ния имеют своим исто­ком про­блемы, воз­ник­шие из его работ по меха­нике. Как мате­ма­тик М.В. Кел­дыш внес свой вклад в тео­рию функ­ций, тео­рию потен­ци­ала, диф­фе­рен­ци­аль­ные урав­не­ния, функ­цио­наль­ный ана­лиз. Боль­шое зна­че­ние имеют резуль­таты М.В. Кел­дыша в меха­нике, охва­ты­ва­ю­щие гид­ро­ди­на­мику, аэро­ди­на­мику, газо­вую дина­мику, меха­нику само­лет­ных кон­струк­ций.

В сен­тябре 1943 года М.В. Кел­дыш избран чле­ном-кор­ре­спон­ден­том АН СССР по Отде­ле­нию физико-мате­ма­ти­че­ских наук. В июне 1944 года он стал заве­ду­ю­щим неза­долго перед тем создан­ным отде­лом меха­ники в Мате­ма­ти­че­ском инсти­туте АН СССР и оста­вался в этой долж­но­сти до 1953 года. При отделе рабо­тал науч­ный семи­нар, объ­еди­нив­ший спе­ци­а­ли­стов по аэро­ме­ха­нике. Одновре­менно М.В. Кел­дыш воз­об­но­вил пре­по­да­ва­тель­скую дея­тель­ность в МГУ, начав­шу­юся в 1932 году. Здесь он читал лек­ции на меха­нико-мате­ма­ти­че­ском и физико-тех­ни­че­ском факуль­те­тах, заве­до­вал кафед­рой тер­мо­ди­на­мики, руко­во­дил научно-иссле­до­ва­тель­ским семи­на­ром по тео­рии функ­ций ком­плекс­ного пере­мен­ного. С 1942 по 1953 гг. М.В. Кел­дыш — про­фес­сор МГУ. Мно­гие из его уче­ни­ков того вре­мени стали вид­ными уче­ными.

В конце 1946 года М.В. Кел­дыш избран дей­стви­тель­ным чле­ном АН СССР по Отде­ле­нию тех­ни­че­ских наук.

К совет­скому атом­ному про­екту М.В. Кел­дыша при­влекли по реко­мен­да­ции И.М. Вино­гра­дова, дирек­тора Мате­ма­ти­че­ского инсти­тута им. Стек­лова, к кото­рому обра­тился Ю.Б. Хари­тон за кан­ди­да­ту­рой мате­ма­тика, кото­рый мог бы поста­вить рас­четы по атом­ной тема­тике. К осени 1946 года М.В. Кел­дыш орга­ни­зо­вал рас­чет­ное бюро, в кото­ром сна­чала рабо­тали его ста­рые сотруд­ники, а потом при­шло много моло­дежи. Задачи, кото­рые тре­бо­ва­лось здесь решить, были по слож­но­сти бес­пре­це­дент­ными. Труд­но­сти усу­губ­ля­лись крайне огра­ни­чен­ными све­де­ни­ями по физике самих явле­ний, сопро­вож­да­ю­щих про­те­ка­ние ядер­ных про­цес­сов. Поэтому важ­ным мето­дом позна­ния явле­ний ядер­ного взрыва было постро­е­ние физико-мате­ма­ти­че­ских моде­лей и после­ду­ю­щее их вос­про­из­ве­де­ние в рас­че­тах.

М.В. Кел­дыш сумел преду­га­дать роль вычис­ли­тель­ной мате­ма­тики в реше­нии важ­ней­ших научно-тех­ни­че­ских про­блем, свя­зан­ных с раз­ра­бот­кой и кон­стру­и­ро­ва­нием атом­ных и тер­мо­ядер­ных заря­дов и их носи­те­лей. В корот­кие сроки он при­влек к этой работе круп­ных уче­ных и орга­ни­зо­вал под­го­товку моло­дых мате­ма­ти­ков. В резуль­тате вскоре появи­лись пер­вые про­граммы, поз­во­лив­шие даже на при­ми­тив­ной тех­нике с высо­кой сте­пе­нью точ­но­сти рас­счи­ты­вать харак­те­ри­стики изде­лий.

Эта работа во всей пол­ноте раз­вер­ну­лась в Отде­ле­нии при­клад­ной мате­ма­тики Мате­ма­ти­че­ского инсти­тута АН СССР, кото­рое М.В. Кел­дыш осно­вал в 1953 году (после 1966 г. — Инсти­тут при­клад­ной мате­ма­тики) и воз­глав­лял до конца своей жизни.

Фак­ти­че­ски М.В. Кел­дыш стал пер­вым Глав­ным мате­ма­ти­ком Мин­сред­маша. Все вопросы, свя­зан­ные с раз­ви­тием мате­ма­тики в отрасли и КБ-11, нахо­ди­лись в поле его зре­ния.

В рабо­тах по созда­нию ракетно-ядер­ного щита Кел­дыш при­ни­мал уча­стие и как руко­во­ди­тель боль­ших кол­лек­ти­вов и как автор мно­гих научно-тех­ни­че­ских идей и вычис­ли­тель­ных мето­дов. Из самых тон­ких физи­че­ских экс­пе­ри­мен­тов М.В. Кел­дыш умел делать такие мате­ма­ти­че­ские выводы, что каза­лось, ему доступна сама сущ­ность вещей. В это время им опуб­ли­ко­ваны работы по оценке послед­ствий ядер­ного взрыва: «Об оценке дей­ствия взрыва на боль­ших высо­тах» (1950 г., сов­местно с Л.И. Седо­вым) и «Точеч­ный взрыв в атмо­сфере» (1955 г., сов­местно с Д.Е. Охо­цим­ским и др.)

Под его руко­вод­ством было про­ве­дено моде­ли­ро­ва­ние двух­сту­пен­ча­того тер­мо­ядер­ного заряда РДС-37, кото­рый послу­жил про­то­ти­пом для раз­ра­ботки и созда­ния буду­щего тер­мо­ядер­ного арсе­нала СССР. РДС-37 был испы­тан 22 ноября 1955 года в 9:47 мест­ного вре­мени на Семи­па­ла­тин­ском поли­гоне.

Важ­ной вехой стал 1956 год, когда воз­никла необ­хо­ди­мость более деталь­ного гео­мет­ри­че­ского опи­са­ния про­цес­сов, про­ис­хо­дя­щих при ядер­ном взрыве. На этом этапе тре­бо­ва­лось при мате­ма­ти­че­ском моде­ли­ро­ва­нии учесть дву­мер­ный харак­тер неста­ци­о­нар­ного дви­же­ния веще­ства.

За уча­стие в созда­нии тер­мо­ядер­ного ору­жия М.В. Кел­дышу в 1956 году было при­сво­ено зва­ние Героя Соци­а­ли­сти­че­ского Труда, а в 1957 году его науч­ные дости­же­ния отме­чены Ленин­ской пре­мией.

Сразу после избра­ния ака­де­ми­ком М.В. Кел­дыша также назна­чили началь­ни­ком (с авгу­ста 1950 года науч­ным руко­во­ди­те­лем) голов­ного научно-иссле­до­ва­тель­ского инсти­тута (НИИ-1 Мини­стер­ства авиа­ци­он­ной про­мыш­лен­но­сти, ныне Центр имени М.В. Кел­дыша), зани­мав­ше­гося при­клад­ными зада­чами раке­то­стро­е­ния. С этого вре­мени одно из основ­ных направ­ле­ний его дея­тель­но­сти ока­за­лось свя­зано с ракет­ной тех­ни­кой.

Начав рабо­тать по кос­ми­че­ской тема­тике в 1946 году в твор­че­ском сотруд­ни­че­стве с С.П. Короле­вым, М.В. Кел­дыш явился одним из ини­ци­а­то­ров широ­кого раз­вер­ты­ва­ния работ по изу­че­нию и осво­е­нию кос­моса. Велик его вклад в ста­нов­ле­ние и успеш­ное раз­ви­тие таких науч­ных направ­ле­ний, как меха­ника кос­ми­че­ского полета и кос­ми­че­ская нави­га­ция. С 1953 года в Мате­ма­ти­че­ском инсти­туте АН СССР велись работы по реше­нию задач выве­де­ния на орбиту Земли искус­ствен­ного спут­ника, увен­чав­ши­еся успе­хом 4 октября 1957 года.

Реша­ю­щую роль М.В. Кел­дыш сыг­рал в созда­нии отно­си­тельно деше­вой ракеты-носи­теля для выве­де­ния на орбиту спут­ни­ков по науч­ным про­грам­мам (спут­ники семей­ства «Кос­мос»). Руко­во­дил «лун­ной» про­грам­мой, вклю­чая полеты авто­ма­ти­че­ских стан­ций семей­ства «Луна». Пер­вый аппа­рат к Луне был отправ­лен 2 января 1959 года. 4 октября 1959 года были полу­чены снимки обрат­ной сто­роны Луны аппа­ра­том «Луна-3″…

Не менее эффек­тивно уча­стие М.В. Кел­дыша в про­грамме иссле­до­ва­ния Венеры, велика его роль при иссле­до­ва­ниях Марса. В 1960 году при под­го­товке запуска пер­вой авто­ма­ти­че­ской стан­ции к Марсу М.В. Кел­дыш пред­ло­жил испы­ты­вать при­боры, пред­на­зна­чен­ные к изу­че­нию Марса, в зем­ных усло­виях. Это поз­во­лило выявить неэф­фек­тив­ную аппа­ра­туру и дало эко­но­мию в десятки кило­грам­мов веса авто­ма­ти­че­ской стан­ции. М.В. Кел­дыш выез­жал на поли­гоны и кос­мо­дромы при под­го­товке и запуске кос­ми­че­ских аппа­ра­тов, вхо­дил в раз­лич­ные комис­сии по кос­ми­че­ским про­бле­мам, был пред­се­да­те­лем экс­перт­ных комис­сий, комис­сий по раз­бору при­чин ава­рий, в част­но­сти, был пред­се­да­те­лем ава­рий­ной комис­сии по выяс­не­нию при­чин гибели эки­пажа кос­ми­че­ского аппа­рата «Союз-11»

В 1961 году за осо­бые заслуги в раз­ви­тии ракет­ной тех­ники, созда­нии и успеш­ном запуске пер­вого в мире кос­ми­че­ского корабля «Восток» с чело­ве­ком на борту М.В. Кел­дыш был вто­рой раз удо­стоен зва­ния Героя Соци­а­ли­сти­че­ского Труда.

М.В. Кел­дыш высту­пил одним из ини­ци­а­то­ров созда­ния в 1951 году Мос­ков­ского физико-тех­ни­че­ского инсти­тута (г. Дол­го­пруд­ный) и неко­то­рое время читал лек­ции, дол­гое время был заве­ду­ю­щим кафед­рой.

Боль­шой период жизни М.В. Кел­дыша свя­зан с его дея­тель­но­стью в Пре­зи­ди­уме Ака­де­мии наук СССР, начав­шейся в октябре 1953 года и про­дол­жав­шейся до конца его жизни. С 1953 года он ака­де­мик-сек­ре­тарь Отде­ле­ния мате­ма­тики Ака­де­мии наук. В 1960 году М.В. Кел­дыш избран вице-пре­зи­ден­том, а в мае 1961 — пре­зи­ден­том Ака­де­мии наук СССР.

Воз­глав­ляя Ака­де­мию наук СССР с 1961 по 1975 гг., М.В. Кел­дыш ока­зы­вал все­мер­ную под­держку раз­ви­тию в нашей стране не только мате­ма­тики и меха­ники, но и новых направ­ле­ний совре­мен­ной науки, таких, как кибер­не­тика, кван­то­вая элек­тро­ника, моле­ку­ляр­ная био­ло­гия и гене­тика. При М.В. Кел­дыше состо­я­лась ком­плекс­ная про­верка дея­тель­но­сти Т.Д. Лысенко, поз­во­лив­шая раз­об­ла­чить псев­до­на­уч­ные кон­цеп­ции «лысен­ков­щины», отри­цав­шей гене­тику. В спис­ках дей­стви­тель­ных чле­нов Ака­де­мии был посмертно вос­ста­нов­лен Н.И. Вави­лов, полу­чили под­твер­жде­ние его заслуги в био­ло­гии и сель­ско­хо­зяй­ствен­ных нау­ках.

Годы, когда пост пре­зи­дента Ака­де­мии наук СССР зани­мал М.В. Кел­дыш, были пери­о­дом наи­бо­лее быст­рого роста Ака­де­мии, пре­вра­ще­ния ее в круп­ней­ший центр фун­да­мен­таль­ной науки. В 1971 году за исклю­чи­тель­ные заслуги перед госу­дар­ством в раз­ви­тии совет­ской науки и тех­ники, боль­шую науч­ную и обще­ствен­ную дея­тель­ность и в связи с 60-летием М.В. Кел­дыш стал три­жды Героем Соци­а­ли­сти­че­ского Труда (один­на­дца­тым по счету три­жды Героем за все время при­суж­де­ния этого зва­ния).

Боль­шую работу вел М.В. Кел­дыш в Коми­тете по Ленин­ским и Государ­ствен­ным пре­миям СССР в обла­сти науки и тех­ники, воз­глав­ляя его с 1961 года до своей кон­чины. Его рецен­зии на пред­став­лен­ные работы имеют само­сто­я­тель­ный науч­ный инте­рес. Он все­мерно под­дер­жи­вал пере­ход на мас­со­вое машин­ное про­из­вод­ство, облег­ча­ю­щее труд, высоко оце­ни­вал внед­ре­ние хлоп­ко­убо­роч­ных и чае­убо­роч­ных машин. В послед­ние годы жизни М.В. Кел­дыш инте­ре­со­вался про­бле­мой созда­ния сол­неч­ных элек­тро­стан­ций на кос­ми­че­ской орбите.

Мсти­слав Все­во­ло­до­вич Кел­дыш умер 24 июня 1978 года. Урна с пра­хом Кел­дыша захо­ро­нена в Кремлев­ской стене у Крас­ной пло­щади в Москве.

М.В. Кел­дышу уста­нов­лены памят­ники в Москве и Риге, памят­ные доски на зда­ниях, где он жил (Воро­бьев­ское шоссе) и рабо­тал (МГУ и ИПМ). Память о М.В. Кел­дыше уве­ко­ве­чена в назва­ниях инсти­ту­тов (ИПМ и ИЦ), научно-иссле­до­ва­тель­ского судна, пло­щади в Москве, кра­тера на Луне и малой пла­неты Сол­неч­ной системы. Золо­тую медаль имени М.В. Кел­дыша вру­чает Рос­сий­ская ака­де­мия наук за выда­ю­щи­еся науч­ные работы в обла­сти при­клад­ной мате­ма­тики и меха­ники, а также тео­ре­ти­че­ских иссле­до­ва­ний по осво­е­нию кос­ми­че­ского про­стран­ства.

Литература

Келдыш Мстислав Всеволодович // Герои атомного проекта / . — 2005. — С. 180—186.М. В. Келдыш. Творческий портрет по воспоминаниям современников : ; Отв. ред. А. В. Забродин. — М : Наука, 2002. — 399 с., л. ил.