Кто такой чириков

Самое интересное в истории Российского флота


А.И. Чириков

13 (24) декабря 1703 года — родился Алексей Ильич Чириков. К сожалению, точные даты рождения и смерти этого выдающегося русского мореплавателя, исследователя северной части Тихого океана за давностью времен пока не установлены. Зато хорошо известен его огромный вклад в русскую науку. С 1725 года и почти до самой смерти вся его деятельность была посвящена решению важнейшей государственной проблемы — разведке и описанию дальневосточных границ нашей страны. О таком же выдающемся энтузиасте и подвижнике в этой области — адмирале Невельском .

Болезни, лишения и невзгоды во время плаваний подорвали здоровье А.И. Чирикова. В 1748 году на 46-м году жизни он скончался, оставив долги, семью, которая с трудом добывала себе средства к существованию, да добрую славу бескорыстного и скромного труженика во благо Отечества и русской науки.

Цена успеха

«А с 14 сентября принужден был приказать варить и давать людям кашу токмо один раз в неделю. Пришла на многих болезнь цинготная. И с 16 числа сего месяца по возврат наш в гавань умерло шесть человек. В то же время и я весьма от цинги изнемог и уже по обычаю был приготовлен к смерти. В управлении судном остался один штурман Иван Елагин, да и тот был весьма ж болен, которому от меня только вспоможения было, что приказывал ему, какой иметь курс». Эти выдержки из документа, написанного Чириковым 7 декабря 1741 года, весьма красноречиво говорят о трудностях, которые пришлось перенести экипажу его судна.

Несмотря на это его Пакетбот «Св. Павел» первым в цивилизованном мире вышел к северо-западному побережью Америки. С тех пор А.И. Чириков, которому выпала честь стать русским Колумбом, по праву вошел в число легендарных мореплавателей XVIII столетия. Это плавание с самого начала было очень трудным, а произошедшее вскоре после открытия Аляски загадочное и роковое событие вынудило экипаж вести тяжелейшую борьбу за выживание и стало причиной многих смертей.

Сознание долга, железная воля первооткрывателя и исследователя, полная уверенность в правильности своих действий, и превосходное знание навигации позволили Чирикову в самых тяжелых условиях выполнить все поручения Адмиралтейств-коллегии. Просвещенный мореплаватель, смелый новатор, самоотверженно и полностью выполнивший свой долг, таким знали капитан-командора Алексея Ильича Чирикова его современники, таким вошел он в историю нашей страны.

Талант и трудолюбие определили его путь

Алексей Ильич родился в старинной дворянской семье в селе Аверьково недалеко от Тулы. В 12 лет поступил в московскую Навигацкую школу, в следующем году был переведен в только что созданную в Петербурге Морскую академию. Об истории этого самого престижного морского учебного заведения читайте . Вместе с ним выпускались такие известные офицеры русского флота, как С. Малыгин, А. Нагаев, Лаптевы и Челюскин. На выпускных экзаменах Чириков продемонстрировал столь глубокие знания и отличные практические навыки, что присутствовавший при этом император Петр I повелел произвести гардемарина сразу в унтер-лейтенанты, минуя первый офицерский чин мичмана.

После трех лет службы на кораблях Балтийского флота он в 1724 году вернулся в Морскую Академию, но уже в качестве преподавателя. Представляя Петру I ходатайство о досрочном присвоении Чирикову звания лейтенанта, Адмиралтейств-коллегия указала на его педагогические способности и отличное знание теории военно-морского дела, характеризуя его как лучшего воспитателя будущих командиров флота.

Это ходатайство вновь обратило внимание Петра I на талантливого моряка при подборе в 1725 году офицеров для участия в Первой Камчатской экспедиции. Формально экспедицию посылали для выяснения «сошлася ль Америка с Азиею». Однако, по существу, Петр I мыслил гораздо шире. За время его царствования Россия прочно закрепилась на берегах Баренцева, Балтийского, Азовского и Каспийского морей.

Настала пора определяться с границами империи в Восточной Сибири, исследовать и положить на карту берега прилегающих морей. Надо было подумать и о защите российских интересов в этом регионе, поскольку Англия и Франция уже приступили к колонизации Северной Америки и с большим интересом присматривались к богатым в промысловом отношении землям и водам северной части Тихого океана.

Алексей Чириков в Первой Камчатской экспедиции

По рекомендации Адмиралтейств-коллегии и по просьбе В. И. Беринга Чириков был назначен в эту экспедицию в качестве помощника начальника. Так началась его тернистая дорога моряка-исследователя. Экспедиция в составе 69 человек 24 января 1725 отправилась из Санкт-Петербурга и к апрелю 1727 года прибыла в Охотск. Летом того же года на шитике «Фортуна» ее участники перешли на западней берег Камчатки, а зимой на собачьих упряжках добрались до восточного берега полуострова в Нижний Камчатский острог в устье реки Камчатка. О роли Беринга в этой экспедиции читайте в статье Первая Камчатская экспедиция.


Пакетботы Беринга и Чирикова

Только 13 июля 1728 года на боте «Св. Гавриил» Беринг вышел в море для решения основной задачи экспедиции. Следуя на северо-восток вдоль берегов Камчатки и Чукотки, мореплаватели 13 августа прошли проливом между Азией и Америкой и вышли в Северный Ледовитый океан. Здесь Беринг пригласил офицеров на совет. Чириков решительно высказался за продолжение плавания, чтобы в соответствии с заданием дойти до устья Колымы. Однако Беринг заявил, что продолжение плавания будет сопряжено с большими опасностями, и решил возвращаться.

Собрав ценные сведения о северо-востоке Сибири, экспедиция 2 сентября 1728 года благополучно вернулась в Нижний Камчатский острог. После зимовки в июне 1729 года Беринг вышел в море на поиски земли к востоку от Камчатки, но никакой земли не нашел. Он обогнул Камчатку с юга и 23 июля прибыл в Охотск, после чего Беринг и Чириков вернулись в Санкт-Петербург.

Алексей Ильич был произведен в капитан-лейтенанты и назначен начальником придворных яхт императрицы Анны Иоанновны. В декабре 1732 года по указу сената началась подготовка Великой Северной экспедиции с целью нанесения границы России от Белого до Японского моря. Важной частью этого грандиозного научного проекта была 2-я Камчатская экспедиция В. И. Беринга. Алексей Чириков вновь был назначен помощником Беринга и внес большой вклад составление плана и подготовку экспедиции.

Вторая Камчатская экспедиция

В 1740 году моряки построили в Охотске пакетботы «Св. Петр» и «Св. Павел», первым командовал В. И. Беринг, вторым — А. И. Чириков. Обогнув Камчатку, корабли пришли в Авачинскую губу. Здесь был заложен город Петропавловск, увековечивший названия их судов. Посмотрите статью о героической обороне Петропавловска во время Крымской войны. В начале июня 1741 года мореплаватели вышли на поиски берегов Америки. Через две недели, 20 июня, во время сильного тумана суда потеряли друг друга, и их дальнейшее плавание проходило самостоятельно.


Карта плаваний Беринга и Чирикова

Ранним утром 15 июля 1741 года на широте 55 градусов 21 минута с пакетбота «Св. Павел» увидели землю. Чириков определил, что это Северо–Западный берег Американского континента, и записал в вахтенный журнал пакетбота. Позднее выяснилось, что он находился в районе архипелага Александра, один из мысов которого сейчас носит имя Чирикова. Это было Великое географическое открытие, но каких жертв, трудов и страданий оно стоило.

После открытия земли «Св. Павел» пошел вдоль побережья на север. На широте 58° пропали без вести 15 моряков, которые были посланы на двух шлюпках для обследования побережья и поиска места для якорной стоянки. Людей ждали 10 суток, а затем прошли еще 230 миль вдоль американского берега и 27 июля были вынуждены взять курс на Камчатку. Пропажа людей значительно ухудшила положение экипажа, поскольку каждому из оставшихся пришлось теперь работать за двоих. Кроме того, на пакетботе больше не было шлюпок для съезда на берег и пополнения запасов продовольствия и пресной воды.

Экипаж мужественно переносил острый недостаток воды, продуктов и последовавшие за этим болезни. Тяжело заболел и сам Чириков. К этому периоду относится его запись, которая приведена в начале статьи. Преодолев все эти трудности, 10 октября 1741 года мичман Елагин, единственный из офицеров еле державшийся на ногах, и больной Чириков, которого уже приготовили к смерти, точно ввели в Авачинскую губу пакетбот «Св. Павел» — вершина штурманского искусства! Это плавание потребовало нечеловеческих усилий и больших жертв, но оно показало мореходное искусство и высокую выучку русских моряков.

Весной 1742 года А. И. Чириков вновь предпринял попытку совершить плавание к берегам Америки и найти В.И. Беринга, который в 1741 году не вернулся в Петропавловск. Однако из-за болезни он вынужден был возвратиться в Охотск и завершить работу экспедиции. В Санкт-Петербург Алексей Ильич вернулся только в 1746 году, после чего составил точную карту и подробный отчет об экспедиции.

Итоги

Проведя два десятка лет в плаваниях и экспедициях, Алексей Чириков, наконец-то, получил признание своих заслуг. Его приняла императрица Елизавета Петровна. Чириков получил высокое звание капитан-командора флота, такое же, которое имел Витус Беринг. При этом Алексей Ильич отличался удивительной скромностью. Сам он ни разу не присвоил свою фамилию ни одному из десятков новооткрытых островов, гор, мысов и прочих географических объектов


Пакетботы «Святой Петр» и «Святой Павел»
С картины Е.В. Войшвилло

Авторитетный морской историк А. П. Соколов подчеркивал, что Чириков превосходил своего начальника, как в области морского искусства, так и в научном и нравственном отношениях. Эту же мысль развил в своих трудах М. В. Ломоносов, который писал, что Чириков был главным, и не потому, что он достиг Америки на 1-1,5 суток раньше Беринга, а потому, что он еще до первой экспедиции правильно определил местоположение Америки и указал кратчайший путь к ней.

Чириков внес большой вклад в составление карт русских открытий в Тихом океане. В целом, его труды создали предпосылки для более быстрого освоения края, для укрепления дальневосточных границ и отражения посягательств на наши земли. Они стали основой для последующих экспедиций русских моряков северные районы Тихого океана.

При написании статьи были использованы следующие материалы:

Как Вы думаете, достаточно ли сейчас сделано для увековечивания памяти об Алексее Ильиче Чирикове?

Могила капитан-командора в селе Лужном…

Алексей Ильич Чириков родился 13(24) декабря 1703 года в мелкопоместной семье тульского дворянина. Их родовое имение находилось в селе Аверкиевское-Лужное Тульского уезда (ныне село Лужное Дубенского района Тульской области).
Откуда пошли Чириковы
Родословное древо Чириковых корнями своими глубоко уходит в толщи родной земли. Вот что было известно: «Род Чириковых происходит от племянника царя Беркая, которому по крещению дано имя Петр. Правнук онаго, Петр Игнатьевич, служил при великом князе Дмитрии Иоанновиче в Сторожевом полку и был в сражении против Мамая. Его потомки служили Российскому престолу в боярах, наместниками, стольниками, окольничими и в других чинах» . Первоначально предки будущего мореплавателя селились под Новгородом. В конце ХVI в. его прадеды получали за службу поместные земли под Тарусой и Алексиным, Тулой и Серпуховым. В Госархиве древних актов найдено много записей о Чириковых как о тарусских городовых дворянах. Не случайно родной дядя Алексея — Иван Родионович Чириков — в одной из челобитных 1722 г. писал, что «деревнишки» в Тарусском уезде принадлежали его отцу и дедам «исстари» .
Анализ документальных источников позволяет сделать вывод, что во второй половине ХVII в. Чириковы из знатного и богатого рода превратились в захудалых мелкопоместных дворян. До сих пор мы не знаем точного места и даты рождения Алексея Чирикова. Последние архивные изыскания позволяют назвать Тарусский или Тульский уезды, где в начале ХVIII в. братья Илья (отец Алексея) и Иван Чириковы жили в родовом поместье.
Из челобитной самого Чирикова можно предположить, что родился он во второй половине 1702 г., а не в 1703-м, как это утвердилось в литературе .
Учеба и служба
Морозным январским днем 1715 г. приехали в Москву двоюродные братья Алексей и Иван Чириковы. Вскоре принесли в Московскую адмиралтейскую канцелярию челобитную, в которой пожелали зачислить их в «школу математико и навигацких наук». Челобитную подали без всякой надежды, уж очень бедны и худородны были. Но после проверки знаний они были зачислены, и началась учеба, а всего через год их как самых способных учеников перевели в Морскую академию, что была открыта в городе на Неве.
Алексей Чириков с головой окунулся в изучение астрономии и навигации, сферической тригонометрии и геодезии, «кораблеведения» и картографии. Весной 1721 г. состоялся первый выпуск учащихся Морской академии. На «досмотрении приращенных знаний» присутствовал сам Петр I. Алексей Чириков обнаружил столь блестящие знания, что его пожаловали сразу же в унтер-лейтенанты. С тех пор в адмиралтейских кругах Чирикова стали называть «ученым моряком».
После недолгой службы на корабле Балтийского флота он был назначен преподавателем в ту же Морскую академию, где обучал «разным наукам» гардемаринов.
Экспедиция в места незнаемые
Еще в середине ХVII в. русские землепроходцы изучали северные и дальневосточные окраины России. В 1648 г. Семен Дежнев открыл пролив между Азией и Америкой, но его донесения затерялись в сибирских приказных архивах. И потому долгое время отсутствовали научные сведения о северо-восточных окраинах России. 23 декабря 1724года Петр I подписал указ об организации морской экспедиции на Камчатку (Первая Камчатская экспедиция).
«Еще осенью, спасая в ледяной воде матросов тонущего корабля, царь простудился и захворал. Ждали смерти Петра. А он, перебирая в уме дела, которые замыслил, но не совершил, вспомнил и о том, что собирался послать экспедицию на Камчатку, дабы выяснить, существует ли пролив между Азией и Америкой. И Петр собственноручно пишет наказ: «1) Надлежит на Камчатке или в другом тамож месте зделать один или два бота с палубами. 2) На оных ботах плыть возле земли, которая идет на норд и по чаянью (понеже оной конца не знают) кажется, что та земля часть Америки. 3) И для того искать, где она сошлась с Америкой». Командовать экспедицией Петр повелел капитану флота Витусу Берингу, помощниками ему назначались Алексей Чириков и Мартын Шпанберг. В конце января царь Петр умер…».
В Адмиралтействе при утверждении кандидатуры Чирикова, записали: «По обучению гардемарин и морских офицеров искуснее всех явился». Покидая Петербург в январе 1725 г., вряд ли думал Чириков, что с этого момента определится вся его дальнейшая судьба… Беринг поручил ему не только снарядить экспедицию, но и переправить обоз к восточным окраинам страны. Три года и полтора месяца затратила экспедиция на переезд из Петербурга в Нижнекамчатск. Люди, входившие в состав экспедиции, покидали Петербург отдельными группами между 24 января и 5 февраля 1725 года. Всего отправились свыше 60 человек — матросы, солдаты, штурманы, гардемарины. Их сопровождал огромный обоз – паруса, снасти, якоря, цепи, гвозди для постройки судов, продовольствие. Тракт, по которому можно было ехать на лошадях, доходил только до Тобольска. Дальше до самого Охотского моря не существовало ни троп, ни дорог.
6 марта 1725 года экспедиция прибыла в Тобольск и только 3 июля 1727года в Охотск. Сюда экспедиция добиралась, разделившись на три отряда. Тяжелее всего пришлось отряду, который, захватив самые тяжелые и громоздкие грузы, должен был на лодках попытаться пройти по рекам как можно ближе к Охотскому морю. На лодках переход не удался, и груз был перегружен на нарты с собачьими упряжками. Был труднейший зимний переход, в самые морозы, через горы, леса и снежные пустыни. Продовольствия не хватало. Начался голод «идучи путем. – писал впоследствии Беринг в своем донесении, — оголодала вся команда, и от такого голоду ели лошадиное мертвое мясо, сумы сыромятные и всякие сырые кожи, платье и обувь кожаные «.
В Охотске, запасшись провиантом и судами, экспедиция 22 августа вышла в путь и через 2 недели прибыла в Большерецк (на Камчатке). Отсюда отправилась в Нижнекамчатск, куда прибыла 11 марта 1728 года. Алексей Чириков в пути провел кропотливую научную работу: описал реки и условия судоходства, собрал сведения о городах Сибири, определил их географическое положение, наблюдал затмение луны в Илимске и другие природные явления. Во время многотысячеверстного пути через пространства России лейтенант А.И. Чириков определил 28 астрономических пунктов, что позволило впервые выяснить истинную широтную протяженность Сибири и, следовательно, и северной части Евразии.
Участники экспедиции, построив судно «Св.Гавриил», в июле 1728 г. вышли с Камчатки в море и взяли курс на северо-восток. Поначалу все шло хорошо. Но чем дальше на север, тем хуже становились условия плавания. Беринг собрал консилиум. Ссылаясь на инструкцию государя и устные свидетельства местных жителей, он заявил, что «Чукотский Нос» отделяется от Америки морем и, следовательно, надо возвращаться назад. Капитана поддержал офицер флота М.Шпанберг. Чириков не согласился с ними, считая, что плавание необходимо продолжить вдоль берега до устья р.Колымы или хотя бы до появления первых льдов. Через два дня Беринг отдал приказ повернуть на Камчатку. И вновь, проплывая узким проливом, они не увидели материк — Америку…
Впервые были определены условия судоходства от камчатского мыса Лопатка до мыса Кекурный в Беринговом проливе. Описаны 66 географических объектов, на карту нанесли все северо-восточное побережье Азии. В 1730 г. Адмиралтейство, изучив полученные материалы — отчеты Беринга и дневники офицеров, — особое внимание обратило на путевые записи Алексея Чирикова. Они заинтересовали и Академию наук.
В июне 1731 г. И.Шумахер писал своему переводчику: «Посланный при сем письме журнал морского флота лейтенанта Алексея Чирикова, имеющегося пути от Санкт-Петербурга до Камчатки, извольте перевесть на французский язык неумедля, понеже в том немалая нужда». Копия этого журнала хранится в Архиве Военно-морского флота в Петербурге. А вот подлинник документа, к сожалению, утерян. Есть предположение, что он находится в одном из западноевропейских архивов.
Чириков в отличие от Беринга «проявил в вояже благоразумную твердость», и был произведен в капитан-лейтенанты. 20 декабря 1731 г. «флота капитан-поручик Алексей Ильин сын Чириков» подал в Поместный приказ челобитную, в которой, в частности, писал: «В нынешнем 1731 г. женился он у прапорщика у Якова Семенова сына Шишкова на дочери его девице Прасковье» . Забегая вперед, необходимо сказать, что Прасковья Яковлевна отправилась вскоре во Вторую Камчатскую экспедицию и самоотверженно разделила с мужем и детьми выпавшие на их долю испытания.
«Предприятие, никогда прежде небывалое»
В 1732 г. Чирикова срочно вызвали в столицу. Беринг, подводя итоги плавания, составил записку о хозяйственном развитии Камчатки и предложил снарядить новую экспедицию. Его предложением заинтересовались. В частности, идею снаряжения новой экспедиции поддержал обер-секретарь Сената И.К.Кирилов. При его активном участии план Беринга был существенно расширен. В апреле 1732 г. вышел указ о снаряжении Второй Камчатской экспедиции под начальством Беринга. Цель — поиск северо-западных берегов Америки, открытие морского пути в Японию, а также развитие промышленности, ремесел, землепашества в Сибири и на Дальнем Востоке.
Алексей Ильич Чириков без колебаний выразил готовность отправиться во второе путешествие. На полях специальной адмиралтейской инструкции о целях и задачах предстоящей экспедиции ее основные участники сделали свои пометы. Беринг сосредоточил внимание на административно-хозяйственных вопросах. Чириков — на наиболее удобных способах переправки снаряжения, организации исследований побережий Ледовитого океана. Что касается «неведомых земель», то он считал, что Америка «лежит не весьма далече от Чукоцкого восточного угла», между 50° и 65°с.ш. должны быть населенные и богатые естественными ресурсами острова. Впоследствии данные предположения оправдались. Таким образом, Чириков опередил иностранных географов.
Более семи с половиной лет, с февраля 1733 по октябрь 1740 г., обозы экспедиции добирались до места, где позже был заложен г.Петропавловск-Камчатский. Для Алексея Ильича это были годы тяжких трудов по сбору и перевозке по сибирскому бездорожью десятков тысяч пудов провианта и корабельного снаряжения. Он лично руководил расчисткой дорог, устройством пристаней, строительством магазинов. Падали лошади, от неимоверных трудов и болезней умирали люди. И здесь он проявил прекрасные организаторские способности. Его умению находить общий язык с крестьянами и приказчиками, матросами и солдатами завидовали, пожалуй, многие офицеры. Но с Витусом Берингом у Алексея Чирикова установились отношения острого соперничества и даже вражды. Однако капитан Чириков настойчиво продолжал выполнять свои обязанности.
Звездный час
Летом 1740 г. в Охотске были построены и спущены на воду пакетботы «Св.Петр» под командованием Беринга и «Св.Павел» — Чирикова. На «Святом Петре» было 77 человек. Командовал кораблем Беринг, помощником у него был лейтенант Свен Вексель. На «Петре» плыл Георг Стеллер, известный в будущем натуралист. На пакетботе «Святой Павел» — было 75 человек, из них один профессор астрономии. Командовал «Святым Павлом» капитан Чириков, при котором состояли штурман-мастер Дементьев и штурман Елагин, лейтенанты Чихачев и Плаутин.
4 июня 1741 г., корабли вышли в море «для искания американских берегов и островов». Для капитана Алексея Ильича Чирикова наступил звездный час, обессмертивший его имя. Известно частное письмо Чирикова, отправленное к Д.Лаптеву. «Милостивый государь мой и друг Дмитрий Яковлевич! О несчастливом нашем мореплавании доношу. Отправились мы из здешней гавани (Авачинской бухты) вместе с г-ном капитаном командором (В.Берингом) мая 29 числа (1741 г), а 20 июня при обычных на здешнем море туманах стал великий ветер, которым нас разлучило (так навсегда разошлись корабли Беринга и Чирикова) <…> И принужден был следовать в надлежащий нам путь один. И переплыв отсюда близ полтрети тысячи (2.5 тыс.) верст, получили землю, которая у себя берега имеет <…> неприступные» .
Судя по записям в вахтенном журнале, новая земля была обнаружена в районе мыса Бартоломе на юге о.Бейкер и мыса Аддингтон, что на о.Нойес. Эти небольшие острова находятся недалеко от крупного о.Принца Уэльсского. Эту «часть Америки» Чириков открыл полутора сутками ранее Беринга. Участь, выпавшая на долю команды «Святого Петра», оказалась нелегкой. На обратном пути, после полосы жесточайших штормов пакетбот выбросило на каменистый, безлесый остров. Во время девятимесячной зимовки погибло половина команды и сам Витус Беринг. Только год спустя остаткам экипажа удалось вернуться на Камчатку.
Без вести пропавшие
В плавании Алексея Чирикова есть тайна, которую до сих пор никто не может разгадать — исчезновение на американской земле части экипажа «Св.Павла». Вот как описывает случившееся сам капитан в письме Лаптеву. «И надлежало мне об обстоятельствах оной земли проведать, чего ради послан с десятью человеками Аврам Михайлович Дементьев на лангботе. Точию общим моим и его несчастием он к нам со всеми людьми не возвратился… И мы немало об нем (Дементьеве) плакали, потому что он был человек молодой, хорош собою, а притом в своей науке морской весьма искусен. И ожидая его к себе шестеро сутки, по присутствию всех офицеров, рассуждая, что не возвращается к нам за повреждением лангбота, послал на имеющейся при судне последней малой лодке мастеровых людей для починки. А для свозу их вызвался боцман Сидор Савельев. Но по несчастью и он к нам не возвратился. А на другой день из того места, куда посланы наши суда, и где раскладыван был почти беспрестанно огонь, вышли две лодки и гребли к нашему судну. Токмо к нам не приближались, но издали на судно наше посмотрели, встав на ноги, прокричали: «Агай! Агай!» и с великим поспешанием возвратились. Тогда мы рассудили, что посланные от нас, конечно, в несчастьи: побиты или задержаны. Уже настали осьмыя сутки, как послан был от меня Аврам Михайлович. Однако мы еще ожидали после выезду тамошних жителей часов 18. И не дождавши, пошли в путь свой…» .
О судьбе чириковцев высказывались различные предположения. Их пытались разыскать отечественные и зарубежные следопыты. 28 февраля 1789 г. русский посланник в Мадриде сообщал, в частности, следующее: «Судно «Сент-Шарль» под командою капитана Горо нашло около Сент-Блаза под 48-49°с.ш. до 8 селений, в которых находилось от 16 до 20 семей, т.е. до 462 человек русских». Думается, на основании этого и других сообщений можно предполагать, что часть команды Чирикова осталась обживать американские берега.
Возвращение
Судно Алексея Чирикова шло вдоль неведомой земли еще около 400 верст. Были открыты и нанесены на карту обширные пространства вдоль побережий Северо-Западной Америки от мыса Спенсера до бухты Литуя и далее. К сожалению, Чириков не называл открытые им земли. Позднее эти места посетили иностранцы, дали им наименования и присвоили открытия. Сыграло роль и то, что «Св.Павел» лишился почти четверти экипажа и обеих шлюпок, без которых нельзя было сойти на открытую землю.
Но и далее их бедствия не закончились. «От оскудения пищи и питья, — продолжает повествование Чириков, — и от всегдашнего сырого воздуха постигла всех нас жестокая цинготная болезнь, от которой многие слегли, а остальные и насилу судном управляли. И я с 20 числа сентября и по возврат в гавань за тяжкою болезнью уже не мог выходить и наверх. И был при самой смерти не токмо на море, но уже и на берегу». Уходили из жизни товарищи по плаванию — матросы и офицеры, но Алексей Ильич переборол смерть.
Завещание
Лишь в марте 1746 г. Чириков вернулся в столицу. В мае под его руководством была составлена «Карта генеральная Российской империи, северных и восточных берегов, прилежащих к Северному Ледовитому и Восточному океанам с частью вновь найденных через морское плавание западных американских берегов и острова Япона». К ней он приложил записку, в которой с гордостью утверждал, что в результате работ Первой и Второй Камчатских экспедиций была исследована «немалая часть земноводного глобуса», открыты земли и острова, «о которых до упомянутого времени было ничего не известно».
После морских походов Чирикова и Беринга русские промышленники заселили открытые ими земли. Темпы освоения Алеутских островов и побережья Аляски были ошеломляющими. Русские мореплаватели совместно с купцами продолжали осваивать новые территории: на карту были нанесены вся северная часть Тихого океана, Аляска, Алеутские и Курильские острова. Таким образом, главные задачи, положенные в основу двух Камчатских экспедиций, — укрепление границ России на Севере и Дальнем Востоке, изучение и хозяйственное освоение Тихоокеанского побережья, нахождение неведомой для русских Америки и установление с другими странами и народами взаимовыгодных торговых отношений — с честью были выполнены русскими моряками и первопроходцами.
В июле 1746 г. Алексей Чириков написал последний труд — «Предложения», где подвел итоги научных исследований в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Этот документ — своеобразный наказ потомкам о путях социально-экономического и культурного развития обширнейших районов Сибири, Крайнего Севера, Дальнего Востока, а также открытых побережий Северо-Западной Америки и островов Тихого океана. Алексей Чириков предвидел возможность посягательств иностранных государств на русские земли. Поэтому он говорит о необходимости иметь на Дальнем Востоке свои военно-морские силы. Он считал, что следует продолжать изучение восточного побережья Камчатки, «искать натуральные гавани и рейды близ берегов», строить новые корабли, сооружать крепости. Большое стратегическое и экономическое значение Алексей Ильич придавал Курильским островам, открытым русскими мореходами еще в начале ХVIII в. Это обеспечивало России выход в Тихий океан, способствовало установлению торговых отношений с Японией, Китаем, Индией. Чириков предлагал более интенсивно осваивать и заселять эти острова, а также организовать на Тихоокеанском побережье систему портов. Автор «Предложений» надеялся на инициативу и предприимчивость местных жителей. Он даже предлагал правительству придать определенный статус «русским служилым людям и тамошним народам», а местным властям активнее привлекать «охотников, служилых людей и камчадалов, кои промышлять бобров, морских котов, тюленей и китов обыкновенны».
Чириков советовал выдвигать на руководящие посты людей деловых, радеющих за интересы Российского государства. «…Чтоб в Охотске и на Камчатке командир или воевода был добросовестный, к прибыткам не лакомый и не лихоимственный человек, и радетельный к исканию интереса и общей пользе подчиненных ему природных жителей и русских людей». Интересны пункты «Предложений», касающиеся «Новой России» — так автор мечтал назвать открытые ими земли в северной части Тихого океана. Для дальнейшего исследования американских берегов и островов необходимо снаряжать новые экспедиции. Чириков подчеркивал: «Обыскав удобное место, построить там крепость и приводить тамошних народов ласкою <…> в подданство державе Российской».
В проекте Чириков затронул проблему сохранения природной среды. Наблюдая на просторах Сибири частые пожары, приносящие огромный ущерб лесному и пушному хозяйству, он предлагал конкретные меры по их охране. Чириков выдвинул довольно неординарное предложение об изучении естественных ресурсов Сибири с помощью местных жителей. Он подчеркивает: «Понеже Сибирь так пространством велика, что одна всей Европе равняется, то не дивно быть в ней <…> богатым рудам». Поэтому нужно привлекать к разведке имеющихся богатств «кочующие народы», чтобы они «замечали свойства земли и привозили ея образчики». «А ежели что откроется таким образом годное, то открывателей награждать», — заключал Алексей Ильич.
Не ради славы
А.И. Чириков пережил Беринга на 8 лет. Цинга, которой заболел он, пагубно отразилась на его здоровье. Петербургский климат не был для него годен. Адмиралтейств-коллегия, пытаясь спасти измученного многолетними лишениями Алексея Чирикова, назначила его начальником Московской адмиралтейской конторы. Летом 1747 г. его приняла находившаяся в Москве императрица Елизавета. Во время встречи он преподнес ей карту своего плавания к берегам Америки.
7 сентября 1747 г. вышел именной указ о пожаловании Чирикова в капитан-командоры. Увы, слава и почести так и не дошли до одного из самых выдающихся людей России первой половины ХVIII в. Чирикова одолели чахотка и другие болезни, приобретенные в дальних экспедициях.
Алексей Ильич умирал в расцвете творческих сил, в нищете и безвестности. Мы даже не знаем точной даты его смерти. Лишь 7 декабря 1748 г. кто-то из чиновников Адмиралтейства записал: «А понеже бывший у отправления адмиралтейских дел в Москве капитан-командор Чириков умер, приказали <…> к управлению послать князя Волконского».
После смерти первопроходца вдова Прасковья Яковлевна и пятеро детей влачили жалкое существование. «В то время, как Беринг пользуется всеобщей известностью, капитан Чириков почти забыт, и его имя мало кому известно». Правдивость этих слов Жюля Верна несомненна. К сожалению, жизненный подвиг Чирикова ради отечества не оценили по достоинству его современники. Лишь позднее, в 1760 г., русский гений М.В.Ломоносов, откликаясь на «Историю российской империи при Петре Великом» Вольтера, напишет: «В американской экспедиции через Камчатку не упоминается Чириков, который был главным и прошел дальше, что надобно для чести нашей. И для того послать к сочинителю карту оных мореплаваний». Сегодня на карте мира можно найти несколько географических названий, носящих имя великого русского первопроходца: о.Чирикова в Аляскинском заливе (США), четыре мыса Чирикова, два из которых находятся на территории России (побережье Анадырского залива и Охотского моря), а два — в США (архипелаг Александра в Тихом океане и о.Атту), подводная гора в Тихом океане…»(с)

Русские путешественники

Статья содержит информацию о русских мореплавателях-исследователях. Отражает значимость совершенных ими открытий. Включает некоторые исторические сведения.

Русские путешественники и первооткрыватели

Русские путешественники внесли неоценимый вклад в область географических открытий, а также в исследования и освоение пространства земного шара. В их честь названы многие значимые объекты Земли. Например:

  • мыс Дежнёва;
  • Берингово море;
  • ледник Семенова.

Научные изыскания русских первооткрывателей и, составленные ими, подробные карты имели крупное значение для развития географии не только России, но и мира.
Почти на три десятилетия раньше, чем Васко да Гама в Индии побывал купец из Твери Афанасий Никитин (год рождения неизвестен — умер в 1474 году).

Он отправился в путь по торговым делам. За время странствий (1468—1474) Никитин посетил множество неизведанных ранее стран. Три года он прожил в Индии. Всё это время он подробно записывал каждый свой шаг. Позже свет увидела книга «Хождение за три моря», которая была основана на его записях. Книга содержала как записи, так и иллюстрации, сделанные Никитиным.

Рис. 1. Афанасий Никитин.

Открытия в пылу борьбы

Практически все путешественники XV-XVI столетий известны в истории больше как захватчики земель, чем их открыватели и первопроходцы. Эти люди были озадачены поиском богатств в заморских странах. Вот что двигало ими в процессе поиска новых земель. Значимые географические открытия получались как бы сами собой. Примерно такая же история случилась и с освоением Сибири. Но на этот счет мнения ученых-историков расходятся.

Первопроходцем этих земель справедливо считается Ермак Тимофеевич Аленин (1530/1540 –1585).

ТОП-4 статьикоторые читают вместе с этой

  • 1. Семен Иванович Дежнев
  • 2. Крузенштерн Иван
  • 3. Великие географические открытия
  • 4. Марко Поло

Рис. 2. Ермак.

Он был послан Иваном Грозным на защиту своих земель от набегов Ногайской Орды.

После жалоб уцелевших ордынцев московскому царю на своеволие местных казаков Иван Грозный якобы наказал смутьянов, позволив им отойти в пермские земли, где казаки пришлись весьма кстати и продолжили защищать русские владения от набегов Сибирского хана Кучума. С этих самых пор и началось освоение богатейшего края России.

После гибели известного атамана многие края России претендовали на то, что Ермак уроженец именно их мест.

Таблица “Открытия русских путешественников”

Путешественники и первопроходцы

Вклад, внесенный в географию

А. Никитин

Книга «Хождение за три моря»

Ермак

Освоение Сибири

С. И. Дежнев

Исследование Северного Ледовитого океана

В. Беринг

Берингов пролив, Алеутские острова, Командорские острова, Камчатка

В начале XVI столетия народам Севера было сложно налаживать торговые отношения с Индией. Испанские и португальские колонисты не желали пускать на завоеванные ими территории чужаков.
В те времена проход через Северный Ледовитый океан в Тихий был известен людям только по слухам.
Но в русских землях отыскался человек, который не побоялся уйти в опасное путешествие по Северному Ледовитому океану. Это был русский мореход, исследователь и путешественник Семён Дежнёв (1605—1673).

Рис. 3. Семён Дежнёв.

Разведка северо-восточного участка морского пути из Северного Ледовитого океана в Тихий тесно переплетается с его именем. Его плавание и впоследствии открытие пролива между Америкой и Азией часто приравнивают к путешествию знаменитого первооткрывателя Америки Христофора Колумба.
Еще одним известным российским мореплавателем, который внес вклад в мировую географию, стал Витус Беринг. Он стал первым в истории России путешественником, который возглавил целенаправленную экспедицию с географическим уклоном.

Беринг руководил двумя Камчатскими экспедициями. При проходе между Чукотским полуостровом и Аляской, им было подтверждено наличие пролива.

Пролив между Россией и США был назван в честь мореплавателя. Беринг добрался до Северной Америки, где и открыл острова Алеутской гряды во время Второй Камчатской экспедиции.

Что мы узнали?

Из темы по географии (5 класс) мы ознакомились со сложностями, которые препятствовали совершению открытий. Выяснили причины, которые оказали влияние на открытие неизвестных ранее территорий.

Тест по теме

Оценка доклада

АЛЕКСЕЙ ИЛЬИЧ ЧИРИКОВ

Воспитанник Морской Академии, лучший ученик ее первого выпуска, Алексей Ильич Чириков при выпуске, по распоряжению Петра I, присутствовавшего на экзаменах, был произведен сразу в унтер-лейтенанты (второй офицерский чин тогдашнего флота). После трех лет практического плавания на кораблях Балтийского флота он вернулся обратно в Морскую Академию, но уже в качестве преподавателя — таково было решение Адмиралтейств-коллегий.

«Сентября 18, 1742 года, по доношению лейб-гвардии капитана Казанского, в Кронштадт к командующему флагману послать указ, которым велеть морского флота унтер-лейтенантов Алексея Чирикова и Алексея Нагаева для определения в Академию, к обучению гардемарин, прислать в Коллегию без умедления».

Об успехах Чирикова на педагогическом поприще говорит постановление Адмиралтейств-коллегий о производстве, которое утвердил Петр I незадолго до назначения Чирикова в Первую Камчатскую экспедицию. Представляя Петру свое решение о внеочередном присвоении Чирикову звания лейтенанта, Адмиралтейств-коллегия указывала на педагогические способности Чирикова и отличное знание им теории военно-морского дела. В частности, в постановлении Адмиралтейств-коллегий были приведены отзывы авторитетных на флоте офицеров — контр-адмирала Сандерса и гвардии капитана Козинского. Оба офицера считали Чирикова лучшим воспитателем будущих командиров флота.

Эти отзывы и постановление Адмиралтейств-коллегий снова обратили внимание Петра I на талантливого моряка и сыграли немаловажную роль при обсуждении кандидатур офицеров, намечавшихся в Первую Камчатскую экспедицию. Отвечая Петру на его вопросы в связи с организацией исторического похода, Адмиралтейств-коллегия рекомендовала назначить Чирикова помощником начальника экспедиции.

Всей своей жизнью Алексей Ильич Чириков доказал, что Адмиралтейств-коллегия не ошиблась, направив его на тернистую дорогу моряка-исследователя. С 1725 года почти до самой смерти деятельность Чирикова была посвящена решению государственной проблемы отыскания и освоения морских путей у дальневосточных границ нашей страны.

Назначенный с одобрения Петра в Первую Камчатскую экспедицию вторым помощником капитана-командора Витуса Беринга (первым считался Шпанберг — человек в русском флоте случайный и ничем, кроме жестокого обращения с подчиненными, не выделявшийся), Чириков в самый решительный момент экспедиции проявил себя как истинный исследователь и верный долгу исполнительный морской офицер.

На долю моряков «Св. апостола Павла» выпали такие же трудности, как и на долю экипажа «Св. апостола Петра», которым командовал Беринг. Но Чириков не поколебался ни разу. В точности исполняя инструкцию Адмиралтейств-коллегий, он вел пакетбот на восток. И одержал победу.

Вполне закономерно, что уверенность Чирикова в правильности курса, отстаиваемого им на совещании и взятого после прекращения поисков флагманского корабля, гарантировала успех плавания пакетбота «Св. апостол Павел» сквозь те самые непогоды, которые принесли гибель Берингу.

Найденный в секретных архивах и впервые полностью опубликованный в 1941 году в сборнике документов «Экспедиция Беринга» подлинный рапорт Чирикова подтвердил первенство моряков пакетбота «Св. апостол Павел» в открытии северо-западных берегов Америки и объяснил, ючему Чирикову удалось достигнуть американского материка раньше Беринга на одиннадцать градусов севернее и провести возле материкового побережья не десять часов, как Беринг, а десять суток.

Дело было не в благоприятных обстоятельствах или в счастливом случае, на что обычно ссылались историографы, сопоставляя результаты Похода обоих кораблей.

Впервые о рапорте Чирикова упомянуто в «Морском Сборнике» № 5 за 1893 год.

Железная воля исследователя, сознание долга и превосходное знание нави-гации позволили А. И. Чирикову и его спутникам выполнить в самых тяжелых условиях все, что поручила морякам Адмиралтейств-коллегия «не без надежды в той экспедиции доброго плода».

Осмотрев побережье американского материка и пройдя вдоль него 400 километров к северу, Чириков был вынужден значительно раньше чем предполагал, повернуть корабль в обратный путь через океан. Произошло несчастье. Две группы моряков, отправленные Чириковым на берег (одна во главе со штурманом Дементьевым, вторая во главе с боцманом Савельевым), пропали без вести. Установить причину их исчезновения было невозможно, так как вместе с ними пропали обе шлюпки, а подойти вплотную к берегу корабль не мог. Исчезновение пятнадцати человек и потеря гребных судов сразу ухудшили положение экипажа.

У моряков не оказалось никаких средств для связи с берегом, хотя бы для того, чтобы пополнить запасы пресной воды. И все же Чириков вел пакетбот и составлял карту побережья американского материка до тех пор, пока позволяли обстоятельства. Он повернул пакетбот обратно к Петропавловской гавани только из-за недостатка воды и провизии, но повел корабль иным курсом, рассчитывая встретить на пути новые земли. И этот достойный истинного исследователя поступок вполне оправдал себя. Выбор нового курса для обратного перехода через океан дал возможность участникам экспедиции открыть ряд островов Алеутской гряды (Умнак, Адах, Агатту и Атту).

Тяжелейшие испытания выпали Чирикову и его спутникам на обратном пути, однако глубокие навигационные познания и уверенность в правильности курса позволили морякам «Св. апостола Павла» успешно завершить свое историческое плавание, причем оно закончилось на месяц быстрее, нежели поход «Св. апостола Петра» от Америки до Командорских островов, находящихся в трехстах милях к северо-востоку от Камчатки.

Вот выдержки из документа, подписанного Чириковым 7 декабря 1741 года:

«…Июля 15 числа, перешел от устья Авачинской губы к востоку расстоянием на румб остен-норден 2178 минут или миль италийских, а русских верст, которых заключается в градусе по сту по четыре версты с половиною — 3793, в северной широте в 55гр. 36мн. получили землю, которую признаваем без сомнения, что оная часть Америки… А как oоная земля простирается, явствуют по журналу пеленга и плавание наше в параллель оной, а наиявственное приобщенная при сем карта…

При окончании 26 числа июля дошли до ширины северной 58 градусов и 21 минута… Иво оном месте в начале 27 числа… понеже у нас при пакетботе не осталось ни одного малого судна и для надлежащего разведывания посылать на берег стало не на чем, также и получить в приба-I вок воды к пропитанию своему не на чем же. Того ради, согласно со *; мною, лейтенант Чихачев, штурман в ранге флота лейтенанта Плау-тин, штурман Иван Елагин положили… сего числа возвратиться…

…Августа 21 числа, усмотря, что долго стоят ветры нам против-чые, приказал я варить… два дня по одной каше, а токмо в третий день ее каши и для питья давать воду каждому человеку мерою, которою логли токмо жажду утолять… в дожливые дни служители собирали пекущую воду с парусов, которая вкусом от примешания с снастей смо-пы и горька… А понеже ветры противные весьма продолжались, тогда приказал я, дабы людям через день давать по одной каше…

А с 14 сентября принужден был приказать варить и давать людям в неделю токмо одну кашу… пришла на многих болезнь цынготная, и с великим трудом офицеры по должности своей управление, а рядовые работы исправляли, а некоторые уже совершенно слегли и наверх не выходили. .., а которые и ходили, то уже через силу должное им исправляли; и с 16 числа сего месяца по возврат наш в гавань умерло шесть человек… октября 6умер лейтенант Иван Чихачев: тако ж октября 8 штурман в ранге флотского лейтенанта Михаила Плаутин. А за болезнями своими вахт уже не содержали до кончины своей Чихачев за при, а Плаутин за две недели. В то же время и я весьма от цынги изнемог и уже по обычаю был приготовлен к смерти, а наверх не мог выходить сентября с 21 числа и по самый наш возврат в гавань… в управлении судном остался один штурман Иван Елагин, да и тот был весьма ж болен, но по крайней возможности преодолевал свою немощь, почти несходно был для управления наверху, которому от меня только вспоможения было, что, смотря счисления по журналу пути нашего, приказывал ему, какой иметь курс…

Октября 8 числа в 7 часу пополуночи увидели камчатскую землю, а 10 числа пополудни в 9 часу вошли в Авачинскую заливу и легли на якорь, причем уже имевшуюся пресную воду всю издержали, только остались две бочки, которую выгнали из морской воды через котлы огнем… 12 числа пришли в здешнюю святых апостол Петра и Павла гавань. А господин капитан-командор и по нижеписанное число, еще не возвратился…»

Эти выдержки, а тем более полный текст обстоятельного и содержательного рапорта, пролежавшего в течение двухсот лет под спудом в секретных архивах, дают ясное представление о том, какой ценой достался морякам пакетбота «Св. апостол Павел» успех их исторического похода.

Рапорт свидетельствует о многом, достойном восхищения: о правильном расчете и отличных навигационных познаниях самого Чирикова и подчиненных ему офицеров; о качествах настоящих исследователей, ко-торыми обладали моряки пакетбота — упорстве, терпении и дисциплине во имя долга; о мужественном преодолении экипажем неслыханных труд. ностей в течение ста двадцати восьми дней непрерывного плавания под парусами; о героической выдержке всех участников похода, исполнявших свои обязанности даже в условиях такого ужасного испытания, как постоянная, более полутора месяцев изо дня в день, жажда, с которой не может сравниться и голод. Все преодолел русский человек.

Не слепому случаю, а замечательным качествам русских людей был обязан Алексей Ильич Чириков своим успешным походом. Именно глубокой верой его в моряков «Св. апостола Павла» объясняется то, что он с одним лишь офицером-штурманом Елагиным и сорока семью служителями (матросами) вместо семидесяти, переждав зиму в Петропавловской гавани, отважился на второй поход через океан к берегам Америки. Измученный цингой и чахоткой, он в 1742 году снова повел свой пакетбот на восток и снова достиг Алеутской гряды (острова Атту).

Крайняя изнуренность экипажа вынудила Чирикова прервать повторное плавание и поиски Беринга. Взяв обратный курс, он повел пакетбот к Авачинской губе, прошел с юга на расстоянии видимости мимо Командорских островов, не предполагая, что на одном из них бедствуют моряки флагманского корабля, и вновь благополучно возвратился в Петропавловск-Камчатский.

Честь рапортовать о выполнении задач, возложенных на экспедицию, по праву досталась тому, от кого Адмиралтейств-коллегия ждала «доброго плода»: просвещенному мореплавателю, смелому новатору, самоотверженно выполнившему до конца свой долг исследователя.

Таким справедливо прослыл капитан-командор Алексей Ильич Чириков среди современников, таким вошел он в историю нашей страны.

Чириков пережил Беринга на восемь лет. Цынга, которой заболел он на обратном пути из Америки в Петропавловск-Камчатский, пагубно отразилась на его здоровье. Поэтому Чириков послал на имя императрицы Елизаветы еще из Енисейска (где некоторое время жил после окончания работ экспедиции) ходатайство об увольнении в отставку по болезни или о переводе в Петербург «к делам таким, которые бы он по слабости здоровья своего несть мог».

Содержащее эти строки, официально пересказывающее их постановление Адмиралтейств-коллегий, найденное истори ком В. Верхом среди бумаг адмирала Нагаева, школьного товарища Чирикова, документально подтверждает тот факт, что ходатайство мореплавателя было удовлетворено и он был вызван в Петербург. В постановлении, адресованном Нагаеву, было сказано: «…И сего апреля 18 дня /1746 года)… Адмиралтейств-коллегия определила: означенному Чирикову, доколе флот капитанами укомплектуется, быть здесь и определить его в присутствие в Академическую Экспедицию к смотрению над школами на месте вашем; для того вам с ним, Чириковым, учинить смену… а о том же к капитану Чирикову, и для ведома в Кронштадт указы посланы, и в Экспедицию Академии и школ сообщено…»

Назначенный вместо Нагаева начальником всех учебных заведений флота, произведенный в капитан-командоры, Чириков, однако, недолго пробыл в Петербурге. Здоровье мореплавателя продолжало ухудшаться.

Для него был не годен климат прибалтийских мест. Пытаясь спасти измученного многолетними лишениями капитан-командора, Адмиралтейств-коллегия перевела его в Москву на должность уполномоченного по делам флота. К сожалению, перемена климата уже не могла помочь иному, и в 1748 году «на страстной неделе» он скончался «по крайней .абости здоровья своего, расстроенного чахоткою и цинготною болезнью», как сказано было в статье, посвященной Чирикову в «Ежемесячных сочинениях», выходивших тогда в Петербурге.

Именем Чирикова назван ряд мест в северной части Тихого океана, мыс Чирикова у входа в Тауйскую губу на Охотском море, остров Чирикова в заливе Аляска, мыс Чирикова на острове Атту в Алеутской гряде и другие. Эти названия, сохранившиеся до наших дней, подтверждают сказанное о Чирикове участником экспедиции историографом Миллером: «Память его у всех… в забвение не придет».

Вторая Камчатская экспедиция  Витуса
Беринга и Алексея Чирикова 1740-1741

Предыстория

Как известно, после возвращения из Первой Камчатской экспедиции в 1730 году Витус Беринг был встречен в Петербурге несколько прохладно. К представленному им рапорту отнеслись с недоверием. Дело в том, что как раз перед ним в Адмиралтейств-коллегии успел наследить казачий полковник, «конкистадор» и покоритель чукчей А.Ф.Шестаков.

Шестаков представил составленную им (в 1724 г.) карту Северо-Восточной Сибири и Курильских островов (!). В 1727 по его предложению правительство инициировало военную экспедицию (~ 600 чел.) для покорения чукчей и поиска земель и островов в Ледовитом и Тихом океанах. Погиб в 1730 г. от рук чукчей.

Но так как Шестаков не то, что карты составлять – писать не умел, то Берингу не составило труда показать преимущество результатов собственной экспедиции. И чтобы окончательно убедить руководство Адмиралтейства в своей правоте, Беринг вышел с инициативой организовать еще одну исследовательскую экспедицию к восточным пределам государства. Он представил краткую записку, в которой предлагал:

1. обойти и подробно исследовать море на юг от Камчатки до Японии и устья Амура

2.обойти весь северный берег Сибири и произвести его съемку;

3.отправиться на восток от Камчатки для отыскания вероятно недалеко расположенных от нее берегов Америки, после чего завести там торговые сношения с туземцами.

Проектом Беринга заинтересовались влиятельные лица во главе с графом Остерманом, отвечающим за флот и являвшимся самым влиятельным на ту пору лицом в государстве.

Граф Остерман. Один из сподвижников Петра I, руководивший внешней политикой Российской империи в 1720-е и 1730-е годы. Фактический руководитель государства при Анне Иоанновне (1730-40). В Россию его привез из Амстердама тот же самый адмирал Корнелий Ивановичем Крюйс, который «сосватал» на русскую службу и Беринга. Остерман был одной из самых влиятельных фигур как при Петре I, (автор множества преобразований и законов, в том числе знаменитой «Табели о рангах») так и при последующих правителях, вплоть до окончания царствования Анны Иановны в 1740. При Елизавете попал в опалу и был сослан в Сибирь.

Адмиралтейств-коллегия поддержала план Беринга об организации следующей экспедиции на Камчатку. Более того, она расширила его до грандиозного проекта по исследованию восточных и северных окраин империи, который вошел в историю как «Великая Северная экспедиция». На Беринга было возложено как общее руководство проектом, так и непосредственные поиски морского пути от Камчатки к Америке.

Задачи Второй Камчатской экспедиции

Командору Берингу и капитану Чирикову поручалось построить в Охотске или на Камчатке, где будет найдено более удобным, два корабля, на которых и отправиться «для обыскания американских берегов, дабы они всеконечно известны были». Причем полагалось само собою разумеющимся, что эти берега расположены невдалеке от Камчатки. Достигнув берегов, «на оных побывать и разведать подлинно, какие на них народы, и как то место называют, и подлинно ль те берега американские».

Затем предписывалось плыть вдоль них, «сколько время и возможность допустит, по своему рассмотрению, дабы к камчатским берегам могли по тамошнему климату возвратиться; и в том у него (т.-е. Беринга) руки не связываются, дабы оный вояж учинился не бесплодной, как и первой».

Высочайший указ о проведении Северной экспедиции был принят 17 апреля 1732 года. Беринг погрузился в организационные мероприятия в Петербурге. Затем перебрался в Тобольск, а к 1734 году был в Якутске. Этот сибирский город стал центральным «штабом» для всего мероприятия. Беринг изнывал под тяжестью организационных хлопот по снаряжению экспедиционных отрядов. Эти административные обязанности его угнетали, Берингу не терпелось, наконец, самому выйти в море. В Охотске, тем временем, были заложены трёхмачтовые пакетботы – «Святой Петр» и «Святой Павел», предназначенные специально для плавания к американским берегам.

Пакетботы «Святой Петр» и «Святой Павел»

Длина каждого пакетбота составляла 80 футов (30 с небольшим метров). Они имели по 14 пушек каждый и грузоподъемность около 100 тонн. Команду обоих кораблей составляли 166 человек. Сам Беринг отправлялся на «Святом Петре». С ним шли лейтенант Ваксель, штурман Эзельберг, подштурман Юшин и гардемарин Иоганн Синд. В числе матросов был и разжалованный в рядовые лейтенант Овцын – бывший командир одного из отрядов Северной экспедиции. «Святым Павлом» командовал капитан Алексей Чириков, с которым были лейтенанты Чихачев и Плаутинг, штурмана Елагин и гардемарин Юрлов. Провианта было взято из расчета на 20 месяцев.

А. Чириков и В. Беринг на берегу Авачинской бухты будущего Петропавловска

Боты «Святой Петр» и «Святой Павел»

Основные корабли должны были сопровождать дубель-шлюпка под командой корабельного мастера Хитрова и галиот, управляемый подштурманом Ртищевым. На дубель-шлюпке должен был разместиться астроном Лакройер и прибывший из Петербурга натуралист Стеллер, а также геодезист Красильников. Оба эти вспомогательные судна отстали в пути и не приняли участие в основной экспедиции.

8 сентября 1740 экспедиция вышла из Охотска

Пока шли сборы, наступил сентябрь. Плыть в Америку было поздно. Поэтому пошли на восточный берег Камчатки, где и стали на зимовку в необыкновенно удобной бухте реки Авача. Уникальное удобство бухты было сразу подмечено опытным мореходом. Беринг заложил тут населенный пункт, назвав его в честь своих кораблей. Зимовка в Петропавловске прошла без происшествий. К началу лета 1741 все было готово к выполнению главной задачи.

Таинственная земля Жуана де Гамы.

Сам Беринг полагал, что лучший способ добраться до Американского континента – плыть на северо-восток, не выше широты 65 0. Его мнение разделяло большинство специалистов.

Но тут выступил географ отряда Л. Лакройер, который стал настаивать на первоочередном поиске таинственной Компанейской земли, или земли Жуана де Гама, неведомого мореплавателя, который будто бы видел где-то в этих краях землю, сплошь состоявшую из серебра. Беринг, Чириков, Стеллер, разумеется, не верили этим «сказкам Шахеризады». Но беда была в том, что Адмиралтейство тоже предписывало своих установках эту землю искать. Несуществующая земля была обозначена на карте Лакройера по параллели 45-47o. Беринг вынужден был уступить.

И рано утром 4 июня 1741 года оба пакетбота двинулись на поиски несуществующей земли, изобретенной фантазией кабинетного ученого. Особенно возмущен и раздражен этим безобразием был ученый-натуралист Стеллер, который больше других желал скорее ступить на американскую землю.

«Святой Павел» Чирикова шел впереди. Корабли, чтобы не потерять друг друга в тумане, постоянно били в колокол и стреляли из пушек. Но 19 июня они таки потеряли друг друга из вида и более не сходились.

Беринг спустился к югу до 45-й параллели, потыкался туда-сюда, и не обнаружив никакой Компанейской земли, взял курс на северо-восток. Это отклонение от прямого пути на Америку стало главной причиной многих неудач путешественников на «Св. Петре».

Америка!!!

После полутора месяцев плавания, около полудня 16 июля 1741 (на широте 58o14′ и долготе 49o31′) впереди на севере стали вырисовываться туманные очертания горных массивов. Радости команды не было предела. Больше всех радовался натуралист Стеллер. 20 июля 1741 пакетбот «Святой Петр» смог бросить якорь невдалеке от берега. Американского берега – в этом не было сомнений, потому, что перед ними маячили горные хребты, покрытые ледниками, высота которых составляет порядка 3000-6000 метров над уровнем моря. Ныне эта горная цепь называется «Горы Св. Ильи — Saint Elias Mountains)» на границе Канады и США.

Всеобщего ликования не разделял лишь Беринг. Он был угрюм и с несвойственной ему решительностью объявил команде о необходимости немедленно возвращаться обратно. Мотивировал командор свое решение тем, что до Камчатки далеко, и что впереди зима, и запасов мало, и значительная часть команды больна, включая самого его самого. Очевидно, у Беринга было предчувствие чего-то нехорошего. И сам он очень устал и был болен. Ему ведь было уже за 60 лет… Одним словом, командор настоял на своем решении. Одному лишь Стеллеру удалось побывать на американской земле, и то всего несколько часов. Но и за это ничтожное время неугомонный немец сумел собрать большую коллекцию всяческих растений. Стеллер умолял Беринга побыть здесь еще немного, но командор был неумолим.

Да, за Берингом числились странные и непонятные решения уходить от цели, когда до нее было уже рукой подать. Задержись он на пару недель в 1728 году подольше в Беринговом проливе – уже тогда бы «открыл Америку». Нет, повернул обратно. Пройди он немного к югу в 1727 году и обогни Камчатку с юга – не нужно было тащиться всю зиму 800 верст через горы со всем барахлом в Нижнекамчатск. И тут он мог бы настоять, что сначала Америка – потом Компанейская земля, на обратном пути. Нет. В результате потеряли время, истощили запасы…

Командор урезонил команду тем, что на будущий год они вернутся сюда со свежими силами и уже капитально обследуют все. Тем более, что инструкция Адмиралтейства-коллегии это позволяла.

Обратно в Петропавловск-Камчатский

Обратный путь домой был полон лишений. По пути были открыты ряд островов из группы Алеутских. В конце концов, «Святой Петр» потерпел крушение возле неизвестного безлюдного острова, который путешественники приняли за Камчатку. Оказалось – не Камчатка. До нее не дотянули 180 миль. Впоследствии этот остров назовут именем Беринга. Именно здесь великий путешественник нашел свое последнее пристанище. 8 декабря 1741 года капитан-командора Витуса Беринга не стало. Вместе с ним на этом острове нашла свой последний приют и значительная часть команды. Те, кто выжил, всего 46 человек, на следующее лето, из остатков «Святого Петра», построили самодельное судно и на нем, в августе 1742, года добрались до Авачинской бухты. Перезимовав здесь, путешественники в 1743 году добрались до Охотска, и в том же году прибыли в Петербург.

Памятник В. Берингу в Тюмени 2013

Алексей Чириков и пакетбот «Святой Павел»

А что же Чириков и бот «Святой Павел?» Судьба этой команды была ненамного лучше команды «Святого Петра». После потери из виду корабля Беринга, Чириков прекратил поиски неведомой Компанейской земли и взял курс на восток. 15 июля 1741 года, на полторы суток прежде Беринга, он увидел американский континент. Это был южный берег Аляски и те же горы Св. Ильи. Бросили якорь милях в трех от берега. Снарядили весельный бот с целью высадки на побережье, разведки местности, пополнения запасов воды и установления контактов с местным населением, если таковое окажется. Но бот обратно не вернулся.

Целую неделю «Святой Павел» маневрировал вдоль побережья, ожидая возвращения товарищей. Один день увидели на берегу дым. Снарядили оставшуюся на корабле небольшую лодку с плотницкими принадлежностями, полагая, что ботик потерпел крушение и требует ремонта. Но и лодка не вернулась обратно. Либо обе команды попали в руки индейцев, либо просто лодки разбились о прибрежные камни. Как бы там ни было, но положение команды Чирикова стало критичным. К берегу не на чем было подойти, некак пополнить запасы пресной воды. Про исследования новой земли не могло быть и речи. Нужно было срочно возвращаться обратно.

На обратном пути вдоль Алеутского архипелага к кораблю подходили на лодках алеуты, но ни один из них не поднялся на борт. Не удалось выменять у них хотя бы пресной воды. А вода на корабле заканчивалась, команда валилась от слабости и болезней. Еды и водки было в достатке. Но без пресной воды команда полностью обессилела.

«Святому Павлу» повезло больше, чем «Святому Петру». 8 октября 1741 года штурман Елагин увидел берега Камчатки и «Святой Павел» с еле живой командой на борту добрался до Авачинской бухты.

Чириков был крайне недоволен результатами экспедиции. Быть у американских берегов и даже не сойти на землю! Перезимовав в Авачинской бухте, он на следующий сезон сделал еще одну попытку достигнуть Америки. 25 мая 1742 «Святой Павел» с остатками команды снова вышел в море в направлении Америки. Однако непогода не позволила ему даже отойти от берегов Курильской гряды. И Чириков решил прекратить поход. К августу он и его сподвижники были уже в Охотске, откуда направились прямой дорогой в Петербург.

Так закончилась Вторая Камчатская экспедиция Беринга-Чирикова. Её главным итогом было пребывание российских кораблей возле Западного побережья Северной Америки. Открытие Алеутских островов и целого ряда прочих. Вот, пожалуй, и все.

= =

P.S.

Бытует мнение, что русские открыли берега Северной Америки (Аляски) именно во время Второй Камчатской экспедиции. Это не так. Первым русским судном, подошедшим к берегу Северной Америки был бот «Св. Гавриил». Тот самый, который построил Беринг и на котором Первая Камчатская экспедиция обнаружила Берингов пролив!

Событие это случилось 21 августа 1732 года. «Святым Гавриилом» командовали геодезист М. Гвоздев и подштурман И. Федоров. Они оба были членами «экспедиции А.Ф. Шестакова — Д. И. Павлуцкого 1729-1735 гг.» А к американской земле подходили как раз в Беринговом проливе. И тоже на нее не сходили. В правдивости сообщений М. Гвоздева и И. Федорова, есть, однако, некоторые сомнения и путаница в показаниях.

А.Ф. Шестаков – тот самый казачий полковник, который едва не спутал карты В.Берингу в 1730 г. Самого Шестакова уже не было в живых, но экспедиция вошла в историю под этим именем.

Такая вот ирония судьбы.

  • Великая Северная экспедиция 1733 — 1743

  • Первая Камчатская экспедиция Витуса Беринга 1725-1730

  • Витус Беринг. Краткая биография. Что открыл?

  • Очень обяжете, если поделитесь этим материалом в своих социальных сетях

    Русские путешественники и первопроходцы

    Афанасий Никитин — открыл дорогу в Индию

    Ермак Тимофеевич — «прорубил окно» в Сибирь

    Русские в Сибири 16-й век: Дежнёв, Хабаров, Атласов…

    Витус Беринг — Камчатка, Америка, Берингов пролив

    Великая Северная экспедиция — от Ямала до Японии

    Освоение Русской Америки и Аляски: Шелехов, Баранов, Кусков

    Первая русская кругосветка 1803-1806 Крузенштерна и Лисянского

    Еще раз путешественники эпохи Великих Географических Открытий

    Марко Поло — реальный персонаж или мистификация

    Бартоломео Диаш — знаменитый португальский мореплаватель

    Христофор Колумб — история загадок без отгадок

    Васко да Гама открыл путь в Индию вокруг Африки 1497-99

    Фернан Магеллан — конкистадор в Индийском океане

    Америго Веспуччи не открывал Америки?

    Джон Кабот — открытие Северной Америки

    Фрэнсис Дрейк — первое кругосветное плавание англичан

    Джеймс Кук — история путешествий и открытий

    Абель Тасман открыл Тасманию и Новую Зеландию в 1642