Красноармейцы сдаются в плен

Правда о войне. «Котлы» в первые 4 месяца, в которых сдались в плен столько красноармейцев, что немцы не знали, куда их девать

Вот они, пленные первых дней войны

О первых месяцах войны у нас не любят вспоминать. Слишком они были трагичными. Не сбылся лозунг того времени: «На вражеской территории, малой кровью». Обошлись не малой и уж точно своей. Точная численность сдавшихся в плен до сих пор точно неизвестна.

Этот винтовку свою не бросил

Существовала удобная формулировка – «без вести пропавший». За ней все было скрыто. То ли солдат убит и лежит где-нибудь не захороненный в поле, то ли дезертировал и пробирается к себе домой, то ли сдался в плен. Да и времени не было для такого учета в сумятице первых месяцев войны.

так спешил в плен, что гранаты не успел бросить

Более точный учет был у немцев. Они известные аккуратисты. Я буду опираться далее на данные из немецкого труда «История Второй мировой войны». Её автор бывший генерал генштаба сухопутных войск гитлеровской Германии Курт фон Типпельскирх. Цифры и факты, приведенные в его книге, никем не были опровергнуты.

Сдались, как только увидели немецкого мотоциклиста

Итак, к ноябрю 1941 года в плен немцам сдались около 2 млн. 300 тысяч окруженный в «котлах» военнослужащий Красной армии. Много это или мало? Судите сами. Общая численность Красной армии накануне войны составляла около 5 млн. человек.

Перечислим только самые большие «котлы», в которые попали части и соединения Красной армии за первые 4 месяца войны:

  • Белостокско-минский. Число пленных 329 тыс. человек, завершился 10 июля
  • Могилев-Орша-Полоцк-Смоленский. Число пленных 310 тыс. человек, завершился 5 августа
  • Киевский. Число пленных 665 тыс. человек, завершился 26 сентября
  • Вяземский. Число пленных 663 тыс. человек, завершился 13 октября

Без комментариев

Сдавались в плен не только рядовые красноармейцы, призванные в основном из крестьянский семей, поднимали руки и офицеры, включая генералов и даже двух армейских командующих. При этом немцами были захвачены тысячи брошенных и полностью исправных танков и орудий.

Пленные красноармейцы в пересыльном лагере

Немцы просто не ожидали подобного притока пленных. Это был для них своего рода «сюрприз». Размещать и кормить такое количество солдат чужой армии им было просто негде и нечем. Тем более что с провиантом на захваченной вермахтом территории было плохо. Действовал приказ Сталина не оставлять врагу ни скота ни хлеба. Жгли его перед отступлением прямо на полях.

СССР не подписал Женевскую конвенцию, в соответствии с которой Международный Красный Крест оказывал заботу о раненых и больных военнопленных. Не признал также Гаагский документ о законах ведения войны. Это развязало немцам руки. Советские военнопленные оказались лишенными контроля за их содержанием со стороны Красного Креста.

В русской истории ещё не было случаев, когда целые дивизии, попав в окружение со всем вооружением и не израсходовав боеприпасы, вместе с офицерами сдавались врагу. Сталин объявил их не пленными, а предателями, которые заслуживают смерти. 16 августа 1941 Ставка издала приказ № 270, который призывал попавшим в окружение пробиваться к своим и драться с врагом до последнего патрона. Все командиры и политработники, сдавшиеся в плен стали считаться дезертирами, а их семьи лишались пособия.

Исключением была героическая оборона Брестской крепости, когда небольшой гарнизон в полном окружении продержался почти месяц. Об этом факте героизма советских солдат мы узнали лишь через 15 лет после окончания войны.

Видно раскаивается, что пришел не званным на нашу землю

Не удержусь, чтобы не привести сравнение со Сталинградским котлом. С капитуляцией 6-й армии Паулюса к нам в плен попало 90 тыс. немецких солдат и офицеров. Их двухмесячное сопротивление в полном окружении было прекращено только после того как закончились все продукты и боеприпасы. Напомню, что оборона Киева в 1941 году длилась месяц, а части Красной армии, оборонявшие город, попали в окружение всего на неделю. В результате в плен немцам сдались 665 тыс. военнослужащих вместе с восемью сотнями танков и тремя тысячами орудий.

По воспоминаниям генерала вермахта Манштейна Гитлер признал свою ответственность за гибель 6-ой армии под Сталинградом. Он не лишил Паулюса присвоенного ему накануне капитуляции звания фельдмаршала, а всех его солдат и офицеров назвал героями. Также никто в Вермахте в этой связи не был снят с должности и тем более расстрелян.

Впечатляющее сравнение, не так ли?

Имели ли случаи убийства немецких военнопленных советскими войсками? Тот же Симонов, писавший свои произведения «с натуры» вспоминает о расстреле захваченного в плен немецкого стрелка с самолета, вызванный боевой обстановкой.


На сегодня достоверно известно несколько задокументированных случаев массового убийства немецких военнопленных советскими войсками. 30 июня 1941 года, девятый день Восточной компании, Panzergruppe 1 motorisierte 25. Infanterie-Division (первая танковая группа 25-й мотострелковой дивизии Wehrmacht), с боями продвигалась в направлении Ровно. Батальон 35 пехотного полка (35. Infanterie-Regiments) получил приказ выдвинуться на северо-запад и занять местечко Kлевань. Здесь батальон подвергся контратаке 20-й бронетанковой дивизии (комдив полковник М.Е. Катуков), 9-го мехкорпуса РККА (комкор генерал-майор Рокоссовский К.К.) и попал в окружение. Это был один из эпизодов провального танкового контрудара РККА в направлении Дубно.

После того, как в ожесточенном бою все боеприпасы были израсходованы, остатки батальона, в количестве около 180 бойцов, в большинстве своем раненых, оказались в плену.
Бронники, село, центр Бронниковского сельского совета Ровненского района Ровненской области Украины, в селе находится немецкое военное кладбище, на котором 202 солдатские могилы.
Телеграмма от 8 июля 1941 года командованию 6 армии: «По сообщению из 3-го армейского корпуса, 30 июня 150 немецких солдат из 25-й моторизованной дивизии, убиты в русском плену. Данные подтверждаются двумя источниками. Сообщения прилагаются.» Panzergruppe 1,Ic, BA-MA, Tagesmeldungen des A. O. K. 6, 15623/14, S. 155.

«…1 июля 1941 года на дороге Клевань-Бронники, на Украине, 180 немецких солдат из 35-го пехотного полка, 119-го пехотного пол­ка и 60 артиллеристского полка, в основном раненые, были взяты в плен русскими. Согласно рапорта военного юриста Вильгельма Хайнриха из 25-й пехотной дивизии, датированного 2 июля 1941 года, тела 153 из них были найдены. До допроса свидетель Хайнрих ходил на место и провёл расследование самостоятельно. Лейтенант Франц Крёнинг опознал трупы и в ходе второго поиска обнаружил ещё 12 трупов, примерно в двухстах метрах…» («The Wehrmacht War Crimes Bureau 1939-1945» by Alfred de Zayas)

На месте с ситуацией разбирался военюрист 25-й мд В. Хайнрих, место происшествия было отфотографировано, и даже заснято военным кинооператором.

Показания рядового Германа Хеиссе, следователю Лотару Шённе, 26 ноября 1941 года в госпитале Беелитц-Хейльштаттен: «…Мои руки были связаны за спиной. Нас заставили лечь. Русский солдат ударил меня в грудь штыком. Я перевернулся- тогда он ещё 7 раз ударил меня в спину. Очевидно, русские решили, что я мёртв. Я слышал, как мои товарищи ревут от боли. Я потерял сознание. На следующее утро меня нашли немецкие солдаты. Я увидел, что голова моего товарища лежащего рядом была разбита. Большинство других было мертво или умерло позже от ран…» (Geschichte der 25. Division — Erwin Boehm, Hrsg.: Kameradenhilfswerk 25 e.V., Stuttgart 1983)
«Внезапно русские открыли по нам огонь», — рассказы­вает рядовой Михаэль Беер. Автоматные и пулеметные оче­реди хлестнули по группам полуодетых немецких пленных.
Карл Егер; оглянувшись, увидел, что русские расстреливают идущих позади. «Первые выстрелы вызвали панику, и я в суматохе сумел убежать», — говорит Егер. Потом русские стали забрасывать пленных офицеров и унтер-офицеров гранатами. Их всех измочалило осколками.
На следующее утро пехотинцы при поддержке танков 25-й дивизии обнаружили 153 полураздетых трупа. У 14 че­ловек были отрезаны половые органы. Среди убитых обна­ружили чудом выжившего тяжелораненого Германа Хайса. Ему была оказана помощь, и он пришел в себя. Большинс­тво из взятых в плен были мертвы, выжили лишь немногие, и то часть их скончалась позже от ран. Выжить удалось лишь двенадцати из 153 солдат.»
С советской стороны немцам противостояла советская 20-я танковая дивизия.

«20-я танковая дивизия, отразив вечером 30 июня атаку частей 25-й моторизованной и 14-й танковой дивизий в районе Оржева, с утра 1 июля перешла в наступление с рубежа Клевань, Оржев и, отбросив части противника, к 15 часам 1 июля продвинулась на 10-12 км, овладела рубежом Белюв, Бронники, уничтожив в этом бою до 1 тыс. человек противника, 10 танков, 2 артбатареи, но и сама потеряла при этом до 200 человек убитыми и ранеными. К исходу дня 1 июля 20-я танковая дивизия по приказу командира 9-го мехкорпуса отошла в исходное положение.»
По сути дела дивизия прорывалась из окружения. Но все равно оправдание сомнительное…
Факт гибели немцев никак не оспаривается, на кладбище в этом населенном пункте захоронено 202 немца. По версии гражданских свидетелей немецкая рота остановилась на отдых, солдаты в основном полезли купаться в реку. На место бивака вышла небольшая группа (два десятка) советских солдат, которая сняла охранение и учинила бойню купающимся немцам. Некоторое число немцев было взято в плен, связано, и после убито уже со связанными руками.

В конце 1941 года несколько немецких военных юристов по поручению ОКХ занимались консолидированием информации о военных преступлениях СССР. Им удалось найти 160 рапортов о различных случаях (убийство пленных, раненых, глумление над телами и т.п.) причем некоторые рапорты дублировались. Был сделан вывод, что «в противостоянии миллионных армий число случаев слишком невелико для развертывания пропагандистской кампании»
В то же время нельзя не вспомнить вопиющий случай, когда в ходе разговора с командующим Резервным фронтом Г. К. Жуковым 4 сентября 1941 года сам товарищ Сталин лично решил судьбу немецкого военнопленного. Жуков сообщил, что «на нашу сторону сегодня перешел немецкий солдат, который показал, что сегодня в ночь разбитая 23 пехотная дивизия сменена 267 дивизией и тут же он наблюдал части СС». Сталин отреагировал весьма своеобразно: «Вы в военнопленных не очень верьте, опросите его с пристрастием, а потом расстреляйте». О дальнейшей судьбе немца ничего не известно.

Известно также письмо Мехлиса: «в городе Керчи до 7 тысяч трупов гражданского населения (до детей включительно), расстреляны все извергами-фашистами. Кровь стынет от злости и жажды мстить. Фашистов пленных я приказываю кончать».

uCrazy.ru

16 августа 1941 года был издан Приказ № 270 Ставки Верховного Главнокомандования №270, согласно которому все советские военнослужащие, сдавшиеся в плен, объявлялись изменниками родины.


Смотрим…

Чтобы прослушать файл установите Flash Player и включите поддержку JavaScript.

Для того чтобы скачивать файлы зарегистрируйтесь либо авторизируйтесь на сайте.

Согласно этому приказу, каждый красноармеец был обязан сражаться до последней возможности, даже если войсковое соединение было окружено силами противника; запрещалось сдаваться в плен врагу. Нарушители могли быть расстреляны на месте; при этом они признавались дезертирами, а их семьи подлежали аресту и лишались всех государственных пособий и поддержки.
«Позорные факты сдачи в плен нашему заклятому врагу свидетельствуют о том, что в рядах Красной Армии, стойко и самоотверженно защищающей от подлых захватчиков свою Советскую Родину, имеются неустойчивые, малодушные, трусливые элементы, — говорилось в приказе. — И эти трусливые элементы имеются не только среди красноармейцев, но и среди начальствующего состава. Как известно, некоторые командиры и политработники своим поведением на фронте не только не показывают красноармейцам образцы смелости, стойкости и любви к Родине, а, наоборот, прячутся в щелях, возятся в канцеляриях, не видят и не наблюдают поля боя, при первых серьезных трудностях в бою пасуют перед врагом, срывают с себя знаки различия, дезертируют с поля боя.
Можно ли терпеть в рядах Красной Армии трусов, дезертирующих к врагу и сдающихся в плен, или таких малодушных начальников, которые при первой заминке на фронте срывают с себя знаки различия и дезертируют в тыл? Нет, нельзя! Если дать волю этим трусам и дезертирам, они в короткий срок разложат нашу армию и загубят нашу Родину. Трусов и дезертиров надо уничтожать.
Можно ли считать командирами батальонов или полков таких командиров, которые прячутся в щелях во время боя, не видят поля боя, не наблюдают хода боя на поле и все же воображают себя командирами полков и батальонов? Нет, нельзя! Это не командиры полков или батальонов, а самозванцы.
В честь этого указа «Историческая правда» представляет вашему вниманию редкие фотографии немецких хроникеров, запечатлевших советских солдат в плену.
Первая неделя войны. Солдаты из немецкой 101-й пехотной дивизии конвоируют пленных командиров Красной Армии по мосту через реку Сан в пограничном городе Перемышль (ныне Пшемысль, Польша). Справа на переднем плане — офицер СС. Город был взят немцами днем 22 июня, но уже на следующее утро был освобожден советскими войсками. 99-я стрелковая дивизия генерала Н.И. Дементьева, действуя совместно с пограничниками и батальонами Перемышльского укрепленного района, трижды выбивала из города части немецкой 101-й пехотной дивизии. Город удерживался до 27 июня, когда был окончательно оккупирован.

Во время рейда на Калинин 17-18 октября 41 года танк Т-34 со строевым номером 4 из 21-й танковой бригады таранил САУ StuG III лейтенанта Тачински с 660-й батареи штурмовых орудий. Обе боевых машины вышли из строя. Экипаж был взят в плен, информации о его дальнейшей судьбе нет.



Немецкий офицер допрашивает только что сдавшегося в плен красноармейца

Пленные командующий 12-й армией РККА генерал-майор П.Г. Понеделин (в центре) и командир 13-го стрелкового корпуса 12-й армии генерал-майор Н.К. Кириллов. Все они заочно были приговорены к расстрелу. Вместе с тем, находясь в плену, все эти генералы вели себя мужественно и патриотично. Их волю не сломили ни издевательства, ни посулы фашистов. После войны они были освобождены западными союзниками и добровольно вернулись на Родину, где почти сразу были арестованы. В 1950 году на основании того же приказа №270 они были вновь осуждены и расстреляны.

Герой Советского Союза майор Яков Иванович Антонов из 25-го ИАП в немецком плену, в окружении германских летчиков, которые с интересом слушают своего коллегу. Видно, что разговор идет профессиональный.

Колонна пленных красноармейцев и беженцев в районе Киева.
Пленные советские танкисты из состава 2-й танковой дивизии 3-го мехкорпуса Северо-Западного фронта у своего танка КВ-1. В конце июня 1941 года в районе города Расейняй вместе с другим КВ-1 этой же части вел бой за развилку дорог. После потери возможности вести огонь был окружен немецкими солдатами, уцелевшие члены экипажа были взяты в плен после того, как немцам удалось сорвать ломом крышку люка механика-водителя.
Пленные красноармецы идут по дороге мимо горящего танка БТ-7.
Немецкий обер-лейтенант допрашивает пленного советского лейтенанта под Ленинградом. Осень 1941 г.
Два немецких солдата берут в плен красноармейца.
Солдаты СС позируют с пленным красноармейцем в окопе. В руках немца справа трофейный советский автомат ППШ.
Обыск взятого в плен красноармейца. Май 1942 года, в районе ржевско-вяземского выступа.
Допрос пленного советского лейтенанта. Май 1942 г., район Ржевско-Вяземского выступа.
Пленные красноармейцы на допросе.
Пленный красноармеец показывает немцам на карте интересующую их информацию.
Пленный красноармеец, показывающий немцам комиссаров и коммунистов
Большая группа пленных советских солдат и офицеров.
Пленный советский полковник. Барвенковский котел. Май 1942 года.
Пленные советские солдаты. Волховские леса, 1942 год.
Четверо советских военнопленных и немецкий конвоир на бульваре Тараса Шевченко в оккупированном Киеве. Фото сделано через 10 дней после падения Киева.
Район Умани. Август 1941 г. Советский военнопленный. По какой-то причине немцы везут его с собой в кузове грузового автомобиля.
Эшелон с пленными красноармейцами.
Советские военнопленные на раздаче пищи.
Землянки советских военнопленных в Тромсё (Северная Норвегия).
Пленные советские солдаты под охраной немецких солдат в лесу в Салла (Salla), Лаппландия, Финляндия.
Группа пленных красноармейцев с воспитанником. На заднем плане немецкий конвоир.
Дезинфекция на пересыльном пункте в концентрационный лагерь.

В продолжение темы военнопленных и «Мобилизационной комедии»
» …неоспоримо, победить в самой страшной за всю историю человечества войне удалось благодаря тому,
что Советский Союз уже стал индустриальной страной, а главное – единой и могучей державой,
со сплоченным не населением, но народом, объединённым общей идеей, патриотическим порывом.»
Н.Стариков
Ну, не соврать Шельма, понятно, не мог. Не будет регулярно врать, эффект зомбирования дебилов будет неуклонно понижаться. Эдак у него и все его псевдоисторические «изыскания» посыплются. Да, и хрен бы с ней, с историей, главное, что посыплется вся его пропагандистская конструкция! А деньги ему платят именно за нее, а не за копание во тьме веков. И все его исторические и экономические «исследования» к истории и экономике имеют весьма опосредованное отношение. Все его книги и статьи не по научной части, а по агитпроповской, все они только об одном: люди, берегите родной Ликвидком! А то, будет, как вчера.
В данном случае соврал он в целях агитации за «Великую Россию» вот в этом месте: «народом, объединенным общей идеей, патриотическим порывом». Не было! И не могло быть в 1941 году абсолютно общей идеи, одной на всех. Сколько он сам писал о многочисленных врагах Советской власти внутри страны. Столько, что достал уже просто! Он, дурень (или сволочь), меры не знает в описаниях масштабов сталинских репрессий. Он в точности повторяет всю либеральную пропаганду 90-х, на что я уже неоднократно обращал всеобщее внимание. Вообще, ничем от них не отличается! Только те, либералы-западники, по поводу сталинских «зверств» бушуют-негодуют, а этот, либерал-почвенник, гнет линию: «о, да, Сталин был самый лучший людоед на свете, ах, какой замечательный был этот кровавый мясник! Смотрите, с каким здоровым аппетитом он поедает печень своих врагов! Как он прав, вырывая у них еще трепещущие сердца. У Сталина заслуга перед страной только одна (или покажите мне, где он упоминает еще какие-либо заслуги Сталина), он истребил всю 5-ю колонну.»

Нет, не всю. Шельма и Незнайка привычно врет. Или, как обычно, плохо знаком с вопросом. Сталин истребил лишь самую малую часть противников Советской власти, можно сказать, крошечную. Срезал только самую верхушку, и то, преимущественно, троцкистскую, и то, их никак нельзя отнести к врагам социализма. А начал бы истреблять всех противников Советской власти, вместо того, чтобы переубеждать людей делами, получил бы вместо индустриализации с коллективизацией новую «гражданку». Всего 20 лет, как та Гражданская война закончилась, и далеко не всех на ней поубивали. Включая «белых». И очень многих, кстати, «красных», в отношении которых кавычки еще один смысл имеют, о чем скажу ниже. И не просто далеко не всех, а большинство из них выжило и никуда не эмигрировало. Это их благородиям со знанием языков и каким-никаким образованием, а то и с фамильным золотишком, имело смысл махнуть в Парижск, а придурку сиволапому куда деваться? Дебилу и «русскому патриоту», не способному по врожденному скудоумию своему понять, за кого воевать надо было, ему-то что делать? Да, и не больно-то карала Советская власть за участие в Белом движении простых мужиков. Бела Кун с Землячкой в Крыму, было, позверствовали, но это дело им быстро пресекли. Ибо нефиг лишний раз оступившихся мужиков против мужицкой власти настраивать. Короче, возникла установка «кто старое помянет…» А стране рабочие руки дозарезу требуются.
А так, только замеченных в чем-либо исключительном посадили на… пять лет за контрреволюцию. Помните «Вечный зов»? Белобандит Иван Савельев, как раз, те пять годочков и отсидел за свои «злодеяния». В этой замечательной киносаге, вообще, очень хорошо, хоть и очень стыдливо, показаны расклады в стране между двумя войнами на примере одной семьи. Несчастный, даже никакой не дебил, а просто влюбленный белобрысый олух Ваньша, которому Советская власть была оченно даже родной, всю жизнь себе сломал, совершив однажды роковую ошибку из-за бабы, сделав неправильный выбор в точке бифуркации. И брательник его Федор, кстати, тоже ошибся в выборе своей стороны в «гражданке». Но уже по врожденной злобливости, от обиды на старшего единомышленника своего Михал Лукича. Взял, и «назло» благодетелю свому ушел в красные партизаны. А потом всю жизнь и сам маялся, живя не своей жизнью, варясь не в своем супе, и близким своим существование отравлял. В аду, в общем-то, мужик свою жизнь прожил.
И было таких, оказавшихся в ложном положении, после Гражданской очень и очень много. До чрезвычайности! С течением времени одни превращались из лютых врагов Советов в их горячих сторонников, ярчайший пример Осип Мандельштам. Другие, напротив, становились противниками власти, за которую когда-то даже воевали, и даже по убеждениям. Ан, вот, разочаровала их эта власть, не того они от нее ждали. А кто-то и вовсе никогда не изменял своим «белым» убеждениям, затаив жажду мести, и было таких очень и очень немало. И каждый из них детей своих воспитывал в соответствующем духе. И вот, весь этот социальный винегрет до 1941 года благополучно и дошлёпал. Врет шельма Стариков, количество врагов Советской власти исчислялось на тот роковой момент миллионами душ. А по-другому и быть просто не могло, гражданские войны так просто не рассасываются.
Так что, не было никакой общей объединяющей идеи для всех, она существовала на тот момент лишь для большинства, это верно. Но и меньшинство было весьма крупненьким. И патриотический порыв, соответственно, у этих двух групп был диаметрально противоположным, как и в Гражданскую: те за Великую Россию и эти за Великую Россию. Но россии у них были не просто разные, а, вообще, несовместимые. Это Шельме попросту надо всем доказать, что патриотизм может быть только одного вида — за существующую власть, за Путина, за Ликвидком, за партию тотального воровства и национальной измены. А если такая Россия кому-то не по душе, то, значит, он и не патриот вовсе. Ничего другого за этим его «искренним наивным непониманием» простых вещей не стоит. Так и будет под дурачка косить до упора, дескать, вообще, не понимает, из-за чего Гражданская война в России приключилась. Потому что, вся та «гражданка» не укладывается в продвигаемую им концепцию патриотизма. Если, конечно, не принимать во внимание его финт ушами про то, что Гражданская война была войной русских против красных. Слышали вы такую версию? Он ее повторил неоднократно: некие красные напали на русских. Так что, война, скорее всего, лишь по недоразумению называется гражданской, а вообще, она носила, видимо, межгалактический характер. Гуманоиды из созвездия Подлых Псов напали на ненавистных им православных. А сейчас в патриотических кругах бытует мнение, что люд православный теперь атакуют какие-то серые, очередная напасть на русских. Серые даже хуже красных. Такая уж у нас история, угу, вселенского масштаба.
Так вот, меньшинство противников Советской власти было не только крупненьким, но и весьма заметным. А учет и контроль всего, включая умонастроения в обществе у тов. Сталина были поставлены очень даже хорошо. Яшка Алейников из того же «Вечного зова» был вездесущ и неусыпно бдил за каждым. Про всех все знал, кто чем дышит, и с какой интенсивностью. А, уж, в армии, так и подавно. Густой сетью особые отделы покрывали всю страну, существовали на каждом предприятии, тщательно обнюхивая каждого, и всякую измену чуяли тут же. Для затеянного Сталиным дела по освобождению трудящихся от буржуинской власти подробности в умонастроениях конкретного гражданина и не нужны, достаточно общего представления о них. В доску наш человек, или не в доску, или совсем не наш, а только еле терпит эту власть. Также важно, скрывает гражданин свою неприязнь к Советам, тщательно маскируясь под поборника социальной справедливости, или в открытую костерит несправедливые расценки на заводе и парторга, погрязшего в роскоши и аморалке. Это принципиально разные граждане с точки зрения НКВД, и виды на них у карающего меча революции, соответственно, тоже разные.
Оба хуже, но второй, по сути, все же наш человек. Достаточно устранить несправедливость, а до нее обязательно руки дойдут, и он перестанет материть начальство, по Верховный Совет и лично тт. Сталина и Калинина включительно. Тогда он будет материть что-нибудь другое, такой, уж, у него характер. Неправ фрезеровщик Василий, что Советскую власть ругает в голос, но так, ничо себе боец, никого не боится, включая Яшку Алейникова. О чем так прямо в глаза ему при всех и заявляет. Да еще и спрашивает: «Ну, чо ты вылупился? Посадить ты меня хочешь? Ну, давай, сука, сажай, а власть твою я один хуй не признаю» И в работе Василий, опять же, зверь. А хороший трудяга, это давно замечено, всегда хороший солдат. Ну, несознательный Васька, да. Так это, потому что, тупой. Вот, и хорошо, что тупой, практически готовый десантник! А с парашютом его прыгать научат и заставят, хочет он того, или нет. Командиры во всех пяти сталинских воздушно-десантных корпусах ни тупостью, ни свирепостью, ни матершинностью Ваське не уступят. Они его и перетупят, и перематерят, потому красные командиры. И не просто краскомы, а самые свирепые и безбашеные, с тотально наступательной психологией на том месте, где у обычного человека рефлексия находится. Их по этому признаку со всей Рабоче-Крестьянской Красной Армии в десант и собирали, кого из кавалерии, кого из пехоты, кого с танка вовремя сняли. Потому что, заднюю передачу он не признает, как категорию, а пробьет ли танк вон ту стенку, ему вечно интересно. И увещевания не помогают. Такому прямая дорога в десант, там думать надо мало, а проверять всякие стенки укрепрайонов противника на прочность, наоборот, много. Заодно, и Ваську-фрезеровщика вразумит, раз у товарища Алейникова ничего не получается.
Поэтому невменяемого противника Советской власти Василия забрали в крылатую пехоту, а тихушника Спиридона, кулацкого сынка, якобы возлюбившего социализм, в пехоту обычную. А вы поставьте себя на место тов. Сталина. Вот, вы намечаете освобождение трудящихся в Европе. То есть, операцию наступательную, то есть, связанную с максимальными потерями. И враг вам с самого начала предстоит не сопливый, а напротив, германский. Пока вы еще до доблестных французов и итальянцев доберетесь… А поначалу вам предстоит немчура, патриотизмом вашему народу никак не уступающая и фюрера своего обожающая, уж, как-нибудь, не меньше, чем советская молодежь своего вождя. Кого вы в первую очередь пошлете на убой, свою надежную опору, или своих же тайных, а то, и явных, врагов? Бежать в стан противника в наступлении бессмысленно, следом придут «свои» же части и перебежчика накажут. Образцово-показательно. Да, и трудно бежать впереди мехкорпусов, широкой лавиной наступающих со скоростью танков. Лихо обходящих очаги сопротивления стороной, не ввязываясь с ними в серьезные затяжные бои, и крушащих тылы противника. Вам же отведена роль, как раз, подавлять эти очаги, то есть, и вести ту самую кровопролитную войну. То есть, вы-то и будете, как миленький, приносить себя в жертву богу войны. И платить дань кровью священному делу освобождения трудящихся всех стран. Николай Некрасов еще завещал, что лишь тогда «дело прочно, когда под ним струится кровь». А дело построения социализма во всем мире должно быть прочно, иначе, и затеваться не стоило. Так что, определенную цену заплатить, все равно, придется. И чьими жизнями, вот, лично вы предпочли бы платить, своих друзей или своих врагов? А так, враги превращаются из проблемы в расходный материал, так от врагов еще и много пользы поиметь можно. Пусть, кровавую дань заплатят они, а не лучший человеческий материал. Я бы так сделал.
Но то, что так разумно и логично в наступлении, обернулось катастрофой при внезапном вторжении врага в самый неподходящий момент. Кстати, о неподходящем моменте. Так как, многие Резуна никогда не читали, объясняю, что случилось. В преддверии всякого грандиозного наступления, вот, непосредственно перед ним, наступает один не очень долгий, но крайне неприятный момент, когда и самая лучшая и подготовленная армия в мире становится беззащитна, как младенец. Например, в этот промежуток времени с техники снимаются двигатели, полностью изношенные в ходе интенсивной подготовки личного состава в последние предвоенные недели. С изношенными двигателями никто не наступает, а на военной технике моторесурс, вообще, очень ограничен из-за огромных нагрузок.
Именно этот этап Красная Армия и проходила в 20-х числах того июня, что отражено во многих воспоминаниях участников событий: «я, тогда молоденький лейтенант, прибыл в свой полк, а на всех самолетах сняты двигатели.» Или на танках. И типа непонятно мне, молоденькому, отчего так, ведь в воздухе пахнет грозой. О чем думает командование? Или: «наша часть располагалась в 50 км от границы, прямо за погранзаставами, а все боеприпасы какой-то гад складировал в 40 км западнее, практически на самой линии границы. Немцы внезапно напали и сразу все захватили, а нам стрелять было нечем.» Или… Много там всяких «необъяснимых» вариантов описано. «Артполк нашей дивизии выдвинулся 18 июня на учения в район складов наших боеприпасов, то есть, на границу. А вся остальная дивизия осталась на месте, потому что, по плану учений все остальные наши части выдвигались в тот же район, но только с 25 по 29 июня. Так и застала наша дивизия 22 июня в месте постоянной дислокации, когда немцы смяли никем не прикрытую артиллерию, а потом и до нас добрались, а у нас даже патронов толком не было.»
Их, авторов мемуаров, всех послушать, так возникает стойкое ощущение, что Красной Армией руководили шизофреники. Или огромная куча вредителей, каким-то чудесным образом не выявленная тов. Берия. Куча, состоявшая из десятков тысяч военных и гражданских руководителей, по самые высшие эшелоны власти включительно. Генеральный штаб, так, только из одних вредителей и состоял, других там просто не держали. Как в путинской вертикали власти, которая честных людей в своих рядах просто не терпит, не воров и всяких идеалистов оттуда изгоняет решительно. Никакая система чужеродных элементов внутри себя никогда не потерпит. Вот, и сталинское руководство состояло из одних только вредителей. Резун же предлагает несколько другое, довольно неожиданное, объяснение, гласящее, что руководство СССР вредителями вовсе не было, и на путинскую вертикаль никоим образом не походило. Нам сейчас трудно понять, как страной могли руководить не вредители, но Резун известный отморозок, поющий с голоса британской разведки.
Он утверждает, что просто мы сами готовили освободительный поход в Европу, поэтому ситуация напоминала канун больших армейских учений, когда отцы-командиры всем велели чистить оружие. А значит, разобрать его. Много у нас автоматов и пулеметов. Есть и минометы, но они тяжелые, а потому вместе с минами уже вывезены в район учений. А у нашего врага только пистолетики никудышные, и мы его обязательно сокрушим. Да, вот, незадача, коварный враг что-то пронюхал про наши «учения» и сам внезапно вломился к нам с этими пистолетиками прямо через окна казармы. В тот самый момент, когда вся наша мощь находится в разобранном состоянии. Так и получилось, что враг со своими пистолетиками оказался сильнее, чем мы с автоматами. Вернее, с прикладами от них, которыми мы и попробовали отбиваться от пуль врага. А тот стрелял, стрелял, стрелял…
А теперь прикинем, как в этой ситуации повели себя Василий со Спиридоном. Ну, Васька-то, ясен перец, на немца и с голыми руками бросился. Нет, не за Советскую власть, а просто потому, что он, вообще, не любит, когда в него кто-то стрелять начинает без разрешения. Характер у него такой… неуживчивый. Вот, он и попытался загрысть немчина зубами. Чтоб не борзел. А тихушник Спиридон — малый спокойный и рассудительный, кулацкое у него воспитание, папашино. Немцы ему ничего плохого не делали, а его Великой России больше нет. На ее месте ненавистная ему Совдепия, защищать которую для Спиридона глупость полнейшая. И даже подлость, это что в могилу расстрелянного большевиками отца плюнуть. Немец, он, может, и сволочь, но раз благим делом занялся, то ему не мешать, а помогать надо. Или не надо, этого Спиридон пока не решил, но что мешать не надо, знал уже точно. Одни, допустим, враги, режут других врагов, это хорошо. И что может быть смешнее, чем Спиридон — героический защитник Советской власти? Ничего смешнее быть не может. Сообразил Спиридон, зачем проклятый Сталин его в армию вдруг забрил и в первой линии «обороны» поставил. Этот Сталин тоже не дурак, и потому предпочитает, чтобы одни его враги убивали других. А своих он для мирных послевоенных дел приберечь решил, для строительства светлого будущего на освобожденных территориях. На освобожденных за счет его, Спиридона, жизни. Обломайся, Сталин, гад! Не станет Спиридон за тебя воевать, ситуация, вишь, круто изменилась, не выгорело тебе, морда грузинская, костями спиридонов путь социализму в Европу вымостить. Теперь разбирайся, как знаешь, а только не станем мы, миллионы спиридонов, которых ты согнал в гигантские табуны на границе, тебя выручать. Гори ты со своей Совдепией! Тоже мне нашел защитников.
Вот, так оно и вышло, что эти табуны сдавались в плен сразу и охотно. А у кого в душе что-то, допустим, свербило, у того, все равно, отмазка перед собой была железная — отбиваться-то, все равно, нечем. Так что, совесть, по-любому, чиста. Но уверен, что основная причина массовой сдачи в плен была именно та, что Сталин в освободительный поход планировал бросить заранее выявленных противников социалистического строя. Чтобы одни его враги убивали других его врагов. Чо, разумно, да только оно, вона, как обернулось. И ни о какой трусости здесь речь вести не приходится. Потому что, дальше случилось нечто настолько невероятное, что удавалось с легкостью скрывать потом долгие годы, ибо никому и в голову такое придти не могло — в тылу наступающих германских войск развернулась настоящая гражданская война. Некоторые якобы трусы вдруг похватали в руки оружие. Ведь немцам элементарно нечем было кормить всю эту так счастливо плененную ораву, а расстреливали они только жидов и комиссаров. Поэтому немцы эти табуны пленных просто… отпускали на все четыре стороны. Дескать, живите, как хотите, раз нам не враги. Пока. Они и разбрелись по селам. А в тех селах много сторонников Советской власти, а в лесах красные партизаны.
В общем, участники новой гражданской войны все те же — противники и сторонники Советской власти. В немецком тылу они по новой сцепились друг с другом за Великую Россию, каждый за свою. И длилась эта вторая «гражданка» вплоть до конца 1942 года. А немцы все эти полтора года с большим интересом наблюдали за русскими патриотами с обеих сторон, никоим образом «белым» не препятствуя и даже всячески приветствуя. Хотя, и не слишком помогая (унтерменши, как-никак), а по большей части просто с любопытством наблюдая. И было это еще до всяких, там, РОА Власова и пр. Это не говоря о том, что в немецком тылу образовалось целое русское антибольшевистское государство — Локотская республика. И если вы взглянете на писаное законодательство этой страны, то мне любопытно, найдете ли вы, что возразить на него, хотя бы, в одном пункте. Дело в том, что во главе Локотской республики встал один из бывших эсеров, и утвердил он там, соответственно, эсеровскую мужицкую программу — русский природный социализм, от которого большевики просто вынуждены были в свое время отказаться из-за необходимости срочного перевода страны на мобилизационные рельсы. А не по врожденной, там, злобливости, и не потому, что так велел Карл Маркс. А если русские люди не видят перед собой необходимости с кем-то воевать, то они самым естественным образом тянутся именно к эсеровской программе построения социализма. Ибо он понятен, человечен, справедлив и полностью соответствует русскому национальному характеру, русской государственной модели Рюриковичей, русской национальной матрице, наконец. Перестаньте на русских давить чем-либо, какой-либо очередной необходимостью временно потерпеть, и они немедленно воспроизведут у себя государство именно по этой матрице, она им просто продиктует весь план строительства, это врожденное.
Так что, вот, так, друзья мои. Мне представляется, что загадка озадачивающей всех по сей день массовой и охотной сдачи в плен в первые месяцы войны отгадывается просто: Сталин планировал сжечь в горниле освободительной войны врагов Советской власти. Что ж, использовать таким образом одних врагов социализма против других, по крайней мере, остроумно. И очень разумно, так и надо делать. И впредь — тоже. Спиридон не был не плох и не хорош, просто, он стоял за другую Великую Россию. Мне Спиридон враг, но я не безумный кликуша — патриёт воровской Расеи, и я его понимаю. Так как, сам сейчас оказался в положении того Спиридона. Роисся Вперде — это не моя Великая Россия, Советская и социалистическая. Путярня — не Союз Советских Социалистических Республик. И даже не Российская Советская Федеративная Социалистическая Республика. Пока что, тот Спиридон одолел наших комиссаров, но я не глупее того Спиридона, если чо. И вам советую подумать заранее, так ли сильно в вас желание отдать ваши жизни за чужие, откровенно враждебные вам, идеалы и унавозить собой чуждую вам почву. Короче, послужить собственным врагам расходным материалом для их дальнейшего счастья без вас, такого противного.
Это если чо.

Казни военнопленных

Планомерное убийство советских военнопленных

Я, Курт Линдов, предварительно поклявшись говорить прав­ду, под присягой заявляю:

1. Я был директором по уголовным делам в IV управлении Главного имперского управления безопасности и руководителем секции IV А 1 с середины 1942 до середины 1944 года. Я имел чин штурмбанфюрера СС.

2. Секции IV А 1 с 1941 до середины 1943 года был придан подотдел, которым руководил старший инспектор, позднее глав­ный инспектор и гауптштурмфюрер Франц Кёнигсхаус. В нем занимались делами военнопленных. Из деятельности этого под­отдела мне стало известно, что имелись распоряжения и прика­зы рейхсфюрера Гиммлера 1941 и 1942 годов, согласно которым пленные советские комиссары и солдаты-евреи должны были подвергаться казни. По моим сведениям, предложения о казнях таких военнопленных поступали из отдельных лагерей для воен­нопленных. Затем Кёнигсхаус должен был подготавливать при­казы о казни и передавать их на подпись начальнику IV упра­вления Мюллеру. Эти проекты составлялись таким образом, что одно письмо посылалось служебной инстанции, поставившей во­прос, а другое письмо — всякий раз определенному концентра­ционному лагерю с инструкцией о казни. Соответствующие военнопленные предварительно формально отпускались, затем переводились в концентрационный лагерь для казни.

3. Кёнигсхаус был подчинен мне в кадровом отношении, а именно с середины 1942 года приблизительно до начала 1943 года, а в деловом отношении работал непосредственно с руководителем группы IV А правительственным директором Панцигером. Приблизительно в начале 1943 года подотдел был расформирован и распределен по секциям группы IV В. Дела русских военнопленных должны были затем обрабатываться секцией IV В 2а. Руководителем секции IV В 2а был правитель­ственный советник и штурмбанфюрер Ганс Гельмут Вольф.

4. В лагерях для военнопленных Восточного фронта были небольшие эйнзатцкоманды, которыми руководили представите­ли государственной тайной полиции (младшие служащие). Эти команды придавались начальникам лагерей и имели задачей от­бирать военнопленных, которые подлежали казни в соответ­ствии с изданными приказами, и сообщать о них управлению го­сударственной тайной полиции.

Курт Линдов,
штурмбанфюрер СС
Оберурзель, 30 сентября 1945 г.

Из заявления под присягой бывшего
штурмбанфюрера СС Линдова.
Доказательственные документы
для судов английской зоны
оккупации, стр. 21

Украина. Казнь 4 июля 1941 г. Согнанные эсэсовцами евреи — мужчины, жен­щины и дети роют себе могилу

«Меры возмездия» против населения

Начальник штаба
верховного командо­вания
вооруженных сил
Руководящий штаб
вермахта отдел L (IV (Qa)
№ 002060/41 секр. док. ком.

Главная ставка фюрера,
16.9.41
Секретный документ
командования
40 экземпляров
25-й экземпляр

относительно: коммунистического повстанческого движения на оккупированных территориях.

1. С самого начала кампании против Советской России на оккупированных Германией территориях повсюду началось ком­мунистическое повстанческое движение. Это движение носит различный характер, начиная с пропагандистских мероприятий и нападений на отдельных военнослужащих немецкой армии и кончая открытыми мятежами и широкой войной…

Учитывая многочисленные политические и экономические трудности в оккупированных областях, следует, кроме этого, считаться с тем, что националистские и другие круги используют эту возможность для того, чтобы совместно с коммунистиче­скими мятежниками создать трудности для немецких оккупа­ционных властей.

Таким образом, во все возрастающей степени создается опас­ность для немецкого военного руководства, которая проявляется прежде всего в обстановке всеобщего беспокойства для оккупа­ционных войск, а также привела уже к отвлечению сил, необхо­димых для подавления главных очагов мятежа.

2. Использовавшиеся до сих пор средства для подавления коммунистического повстанческого движения оказались недо­статочными. Фюрер приказал применять повсеместно самые ре­шительные меры для того, чтобы в кратчайшие сроки подавить это движение.

Порядок и спокойствие могут быть восстановлены лишь та­ким путем, который всегда оказывался успешным в истории расширения господства великих народов.

3. Исходя из вышесказанного, необходимо действовать в со­ответствии с нижеизложенными основными принципами:

a) Во всех случаях выступления против немецких оккупаци­онных властей, независимо от обстоятельств в том или ином случае, необходимо исходить из того, что речь идет о возмуще­ниях коммунистического происхождения.

b) Для того чтобы в зародыше задушить недовольство, не­обходимо при первых же случаях незамедлительно принимать самые решительные меры для того, чтобы укрепить авторитет оккупационных властей и предотвратить дальнейшее распро­странение движения. При этом следует иметь в виду, что человеческая жизнь в соответствующих странах в большинстве случаев ничего не стоит и что устрашающего действия можно добиться лишь с помощью исключительно жестких мер. Искуп­лением за жизнь каждого немецкого солдата в таких случаях должна служить, как правило, смертная казнь 50—100 коммуни­стов. Способы этих казней должны еще увеличивать степень устрашающего воздействия.

Всякая другая линия поведения, и прежде всего связанная с относительно мягкими карами, а также ограничивающаяся лишь угрозами применения более суровых мер, не соответство­вала бы этим основным принципам и поэтому не подлежит осу­ществлению.

c) Политические отношения между Германией и соответ­ствующей страной не могут оказывать влияния на поведение и позицию немецких оккупационных властей.

d) Как правило, местные силы страны не должны привле­каться для проведения подобных насильственных мер. Следует предотвратить укрепление этих сил, поскольку это влечет за со­бой рост опасности для наших войск.

Вместе с тем следует широко использовать выдачу премий и вознаграждений населению для того, чтобы добиться его со­действия в подходящей форме.

e) В тех случаях, когда в порядке исключения могут приме­няться военно-полевые суды в связи с коммунистическими мя­тежами или другими аналогичными выступлениями против не­мецких оккупационных властей, они должны выносить наиболее суровые приговоры.

Подлинным средством устрашения при этом может служить только смертная казнь. В частности, следует карать смертью все действия шпионов, диверсантов, акты саботажа, а также лиц, стремящихся установить связь с какой-либо иностранной ар­мией. В случаях недозволенного хранения оружия также сле­дует, как правило, выносить смертный приговор.

4. Командующие войсками в оккупированных областях долж­ны проследить за тем, чтобы эти принципы были незамедли­тельно доведены до сведения всех военных учреждений и ин­станций, связанных с подавлением коммунистических мятежей и восстаний. (…)

Кейтель

Из материалов Международного Военного Трибунала

Украина 5 июля 1941 г. Мальчик, семью которого расстреляли, был убит вы­стрелом, в затылок стоящим сзади него фашистским офицером

Казни в Брно и в Праге
Главное управление руководства СС
Управление командования войск СС Отдел 1а, 4116/4, секретно

Секретно!
Донесение о чрезвычайном положении
для гражданского населения.
Рейхсфюреру СС

По вопросу использования войск СС в протекторате Богемии и Моравии в связи с введением чрезвычайного положения для гражданского населения направляю следующее донесение:
к проведению расстрелов и осуществлению надзора при каз­нях через повешение привлекались поочередно все батальоны войск СС, находящиеся в протекторате Богемии и Моравии. До настоящего времени имели место:

в Праге:

99 расстрелов,
21 повешение;

в Брно:
54 расстрела,
17 повешений.

Всего 191 казненный (из них 16 евреев).

Подробный отчет о других мероприятиях и о поведении руководителей, командиров подразделений и рядовых будет сделан после отмены чрезвычайного положения для гражданского населения.

Группенфюрер СС и генерал-лейтенант войск СС
(подпись)

Доказательственные документы для судов
английской зоны оккупации, стр. 75

Массовое убийство югославских мирных жителей

Местная комендатура Крагуеваца
Крагуевац,
21 октября 1941 г.

Объявление

Трусливые и коварные нападения на германских солдат на прошлой неделе, во время которых 10 человек было убито и 26 ранено, должны быть искуплены.

Поэтому за каждого убитого германского солдата было расстреляно 100, а за каждого раненого — 50 местных жителей, в первую очередь коммунисты, бандиты и их пособники, всего 2300 человек.

Впредь в каждом подобном случае будут поступать с такой же строгостью, хотя бы это был лишь акт саботажа.

Старший по гарнизону

Из материалов Международного
Военного Трибунала

Источник: Сб. СС в действии. Документы о преступлениях СС. Из-во Прогресс, Москва, 1969 г. с.512-520.