Корпус жандармов

Жандармерия (Россия)

Смотреть что такое «Жандармерия (Россия)» в других словарях:

  • Жандармерия — Запрос «жандарм» перенаправляется сюда; см. также другие значения. Жандармерия (фр. gendarmerie) полиция, имеющая военную организацию. Такого рода подразделения существовали в разное время и существуют сейчас в ряде стран. Сотрудники… … Википедия

  • Жандармерия — Вскоре после восстания декабристов Николай I учредил в 1827 году ЖАНДАРМСКИЙ КОРПУС, во главе которого поставил своего любимца Бенкендорфа. ЖАНДАРМЕРИЯ (франц. жандарм – вооруженный человек) служила карательным органом для борьбы… … Энциклопедия русского быта XIX века

  • ЖАНДАРМЕРИЯ — (от франц. gendarme полицейский солдат) политич. полиция в царской России. Первоначально жандармские соединения (жандармский полк с 1792, лейб гвард. жандармский полуэскадрон с 1815) выполняли функции воен. полиции, наблюдавшей за порядком и… … Советская историческая энциклопедия

  • ЖАНДАРМЕРИЯ — политическая полиция в конце XVIII – начале XX в. Имела военную организацию, выполняла охранные функции, вела борьбу с революционным и оппозиционным движением. Первые команды Ж. были созданы в 1792 г. в гатчинских войсках великого князя Павла… … Российская государственность в терминах. IX – начало XX века

  • Жандармы — Классические жандармы лейб гвардии французского короля (середина XVI века) Жандармерия (фр. geandarme, изначально фр. gens d armes буквально «люди оружия» или «вооружённая свита», затем фр. gent d armes, являющееся игрой слов, в которой фр. gent … Википедия

  • Конные жандармы — Классические жандармы лейб гвардии французского короля (середина XVI века) Жандармерия (фр. geandarme, изначально фр. gens d armes буквально «люди оружия» или «вооружённая свита», затем фр. gent d armes, являющееся игрой слов, в которой фр. gent … Википедия

  • Отдельный корпус жандармов — Эту страницу предлагается объединить с Жандармерия (Россия). Пояснение причин и обсуждение на странице Википедия:К объединению/7 октября 2012. Обсужде … Википедия

  • Спецслужба — Спецслужба структура и (или) деятельность, структурированная (организованная) в соответствии с специальными требованиями. Термин часто используется в узком смысле «специальной службы для организации и ведения разведывательных… … Википедия

  • Февральская революция — У этого термина существуют и другие значения, см. Февральская революция (значения). Февральская революция Часовые охраняют арестованных царских министров в Таврическом д … Википедия

  • Вооружённые силы — ВВС Туркменистана … Википедия

На страже государственной безопасности. История Отдельного корпуса жандармов. Часть 1

Отдельный корпус жандармов (ОКЖ) – соединение специального назначения Русской императорской армии, военнослужащие (военные чины) которого являлись основой постоянного штата жандармско-полицейских частей и учреждений Российской империи в 1826 — 1917 гг. Де факто это – российская политическая полиция, реализовавшая прежде всего задачу охраны безопасности государства, его политического и общественного строя.

Исторически жандармами в средние века именовались тяжелые кавалеристы – то есть всадники, имевшие рыцарский доспех. Каждый жандарм имел собственную свиту, состоявшую из оруженосцев, пажей, ратников, конных стрелков и слуг. Когда француский король Карл VII учредил в 1445 г. первые части регулярной конницы под названием «ордонансовых рот», жандармы были их основой – в составе роты числилось 100 конных жандармов, а также кутильеры, лучники и т. д. Постепенно термин «жандарм» заменил прежнее наименование «рыцарь», и стал обозначать всех тяжеловооруженных всадников — независимо от их происхождения. Но распространение огнестрельного оружия и изменение тактики привели к трансформации тяжелой кавалерии. Жандармы постепенно превращаются в кирасиров, и только во Франции и Пруссии (в последней — до 1806 г.) сохранились кавалерийские полки жандармов.
Великая Французская революция придала жандармам новое качество — в 1791 г. революционное правительство сформировало корпус жандармов для наблюдения за внутренним порядком – прежде всего в войсках и государственных структурах. По пути Франции пошли и другие западноевропейские державы. Необходимо отметить, что впервые на жандармов полицейские функции были возложены во Франции еще при короле Францискe I, который создал в своей армии особую так называемую превотальную юрисдикцию – на прево было возложено поддержание порядка в войсках, и инструментом в их руках были отряды жандармов.
В ряды французского корпуса жандармов принимались нижние чины только отличного поведения, причем прослужившие в вооруженных силах не менее 10 лет. Жандармский корпус Франции был многофункциональным соединением. В его задачи входили: поддержание порядка внутри государства, обеспечение безопасности, борьба с разбоями, ловля контрабандистов и иных преступников, сопровождение арестантов и т. д. При армиях состояли особые полевые жандармские команды, которые поддерживали порядок не только в местах расположения войск, но и в бою (находясь за боевой линией), боролись с дезертирством, подбирали на поле боя и эвакуировали раненых, пресекали мародерство и обеспечивали порядок в войсковых тылах. В наполеоновский период жандармские отряды иногда участвовали и в боевых действиях. К 70-м годам XIX века корпус французских жандармов насчитывал 800 офицеров и 26000 нижних чинов. Схожая ситуация наблюдалась в Австрии и Германии (в последней существовала и особая Жандармская бригада).
В России слово «жандарм» впервые упоминается в исторических памятниках эпохи императрицы Екатерины II — когда в 1792 г. наследник престола великий князь Павел Петрович учредил в Гатчине собственные «модельные» войска, в их составе присутствовала конная команда (181 человек) во главе с подполковником Кастылевым. Эта команда, именовавшаяся периодически то Кирасирским то Жандармским полком, функционировала в качестве военной полиции гатчинских войск.
После воцарения императора Павла I в 1796 г. команда была включена в состав лейб-гвардии Конного полка.
В русской армии понятие жандарм — военный полицейский возрождается во время Наполеоновских войн – в ходе Заграничных походов 1813 — 1814 гг. В этот период отобранные в каждом кавалерийском полку лучшие офицер и 5 нижних чинов должны были следить за соблюдение порядка на бивуаках, на марше, бороться с мародерством и дезертирством, сопровождать раненых на перевязочные пункты и т. п.
В 1815 г. при корпусных штабах русской армии во Франции были сформированы временные военно-полицейские команды, названные жандармскими. Приказ главнокомандующего генерал-фельдмаршала М. Б. Барклая де Толли от 10. 06. 1815 г. именовал их жандармами, и вводил для них служебный отличительный знак — красную повязку на правой руке. Эти команды, находившиеся в распоряжении корпусных командиров, просуществовали недолго и вскоре были расформированы, но их заменил Борисоглебский драгунский полк, несший своими подразделениями (3 эскадрона были распределены по пехотным и кавалерийским корпусам, 3 эскадрона прикомандированы к штаб-квартирам армий, а еще один эскадрон служил для пополнения убыли в шести действующих эскадронах) при войсках военно-полицейскую службу. 27. 08. 1815 г. Борисоглебский драгунский полк переименовывается в Жандармский полк.
В декабре того же года из нижних чинов гвардейской кавалерии на правах старой гвардии был сформирован лейб-гвардии жандармский полуэскадрон — для службы при Гвардейском и Резервном кавалерийском корпусах.
Обе эти части были организованы как строевые, но на них была возложена военно-полицейская и ординарческая служба при войсках.
В 1817 г. в структуре Корпуса внутренней стражи (существовал с 1810 г. и занимался обучением рекрутов, а также содействием губернским властям в подавлении волнений, поимке разбойников, взыскании недоимок и податей) были учреждены в столицах (Москва, Санкт-Петербург, Варшава) жандармские дивизионы, а в губернских (Вологда, Петрозаводск, Архангельск, Новгород, Псков, Митава, Рига, Ревель, Владимир, Калуга, Кострома, Орел, Рязань, Смоленск, Тверь, Тула, Ярославль, Киев, Витебск, Могилев, Житомир, Каменец-Подольск, Минск, Вильно, Гродно, Белосток, Екатеринослав, Курск, Полтава, Симферополь, Харьков, Херсон, Чернигов, Астрахань, Нижний Новгород, Воронеж, Тамбов, Вятка, Казань, Симбирск, Пенза, Уфа, Пермь, Тобольск, Томск, Иркутск) и и некоторых портовых (Феодосия, Таганрог и Одесса) городах – жандармские команды.
В этот период жандармские части и приобретают значение политической полиции.
Столичные жандармские дивизионы, считаясь откомандированными от Корпуса внутренней стражи, подчинялись столичным обер-полицмейстерам, в то время как жандармские команды губернских городов входили в состав гарнизонных местных батальонов, а жандармские команды портовых городов – в состав инвалидных гарнизонных команд.
В общей сложности к 1826 г. имелось 59 различных по составу и назначению жандармских подразделений и частей – всего 4099 человек. На эти специальные воинские формирования, лишенные единого управления, обратил внимание генерал-адъютант генерал-лейтенант граф А. Х. Бенкендорф. Именно он предложил Николаю I проект создания централизованного политического сыска, подчиненного начальнику так называемой «высшей полиции».
Идея поставить страну и армию под неусыпный политический контроль была поддержана императором, который не только назначил А. Х. Бенкендорфа главой Третьего Отделения Собственной Его Императорской Величества канцелярии, но и 25. 06. 1826 г. повелел ему исполнять должность Шефа жандармов. Хотя первоначально организационно А. Х. Бенкендорфу была подчинена лишь часть жандармских частей, и, кроме того, решение хозяйственных, продовольственных, военно-судных и следственных вопросов оставалось вне его компетенции, начало новой мощной государственной структуры было положено.
Шефу жандармов были подчинены гвардейские и армейские жандармы, а также жандармы, состоящие при отдельных корпусах: Литовском, Внутренней стражи и Сибирском. В 1826 — 1827 гг. все жандармские части поступают в ведение Шефа жандармов. Но Жандармский полк до 1842 г. находился в ведении Шефа жандармов только в инспекторском отношении.
Тот факт, что Шефом корпуса жандармов был назначен управляющий Третьим Отделением Собственной Его Величества канцелярии граф А. X. Бенкендорф, был не случаен. Корпус стал исполнительным органом Третьего Отделения (центрального органа политического сыска России), начальник которого по должности являлся Шефом корпуса.
Создание Корпуса явилось также и реакцией императорской власти на восстание декабристов.
Когда в январе 1826 г. А. Х. Бенкендорф представил на рассмотрение Николаю I «Проект об устройстве высшей полиции», в нем было указание на события 14-го декабря – тот факт что заговор готовился более 10 лет, доказывал, по его словам, «ничтожество нашей полиции». Автор проекта предлагал присвоить этому начальнику статус министра полиции и одновременно инспектора жандармерии.

1. Шеф жандармов граф А. Х. Бенкендорф.
В «Записке об учреждении Третьего Отделения Собственной Его Императорского Величества Канцелярии», составленной в 20-х числах июня 1826 г., акцентировалось внимание на необходимости придать «высшей» полиции четкий вектор непосредственной службы Государю.
Положение о Корпусе жандармов было издано Николаем I 28. 04. (10. 05) 1827 г. Основой корпуса стали Жандармский полк, несший военно-полицейскую службу, и жандармские части Корпуса внутренней стражи.
Для структурирования деятельности Корпуса территория Poccийской империи была разделена на 5 жандармских округов (в каждом по 8 — 11 губерний), которые делились на 4 — 6 отделений (на каждое приходилось как правило 2 — 3 губернии). Возглавлялся жандармский округ жандармским генералом, подчинявшимся непосредственно Шефу жандармов, а отделение — жандармским штаб-офицером в чине от майора до полковника. В округа были зачислены и жандармские дивизионы: Санкт-Петербургский — в 1-й, Московский — во 2-й и Варшавский — в 3-й жандармские округа. Для управления Корпусом при Шефе жандармов было создано так называемое Корпусное дежурство.
После ликвидации польского мятежа на территории Царства Польского в 1832 г. создается 6-й жандармский округ. Он находился в двойном подчинении – Наместника и Шефа корпуса жандармов.
В целом жандармская структура империи складывается к 01. 07. 1836 г., когда Корпус был реорганизован в Отдельный корпус (то есть воинское соединение, по правовому статусу приравниваемое к армии). Все жандармские части были выведены из Корпуса внутренней стражи и включены в состав ОКЖ.
К шести существующим жандармским округам был добавлен Сибирский. Округа прекратили делить на отделения — их в каждой губернии заменили управления жандармских штаб-офицеров, в результате чего сеть органов жандармского контроля стала гуще. «Дежурство» корпуса заменялось Штабом Корпуса. Появилось «Положение о корпусе жандармов». А в декабре 1837 г. создается 8-й жандармский округ — Кавказский.

В 1839 г. должность начальника Штаба корпуса была соединена с должностью Управляющего Третьим Отделением. В 1842 г. Жандармский полк был включен в состав Корпуса.
Структурно Корпус включал: Главное управление, Штаб, управления округов, губернские, областные и городские жандармские управления, уездные жандармские управления в Привислинском крае, особые отделения по охране порядка и общественной безопасности, жандармские полицейские управления железных дорог (и их отделения), городские, крепостные и портовые жандармские команды, 3 жандармских дивизиона (Санкт-Петербург, Москва и Варшава) и Одесскую городскую конную жандармскую команду (к 1880 г. существовало 7 городских конных команд). Канцелярии жандармских управлений подразделялись на части: общего руководства, следственную, розыскную, политической благонадежности и финансовую.

2. Шеф жандармов князь А. Ф. Орлов.
В период 1817 – 1850 гг. возникает целая система городских жандармских команд. 27. 04. (09. 05.) 1846 г. в составе Корпуса появляется временный Жандармский эскадрон (на его формирование были обращены чины санкт-петербургского и московского дивизионов и 9 городских команд). Эскадрон осуществлял полицейский надзор на Санкт-Петербургско-Московской железной дороге, и для этого был откомандирован в распоряжение главного начальника этой дороги. В 1847 г. на базе этого эскадрона создается Полицейское управление Санкт-Петербургско-Московской железной дороги.
Общая численность Корпуса жандармов выросла существенно: от 4278 человек к концу 1828 г. и 7076 человек к 1866 г. – к 15718 человек в 1917 г. Много это или мало? Для сравнения – в «демократической» и значительно меньшей чем Россия по территории Франции к началу Первой мировой войны жандармов насчитывалось в 2 раза больше — 30000 человек.

3. Нижние чины ОКЖ 1894-1917.
Продолжение следует

Жандармы: почему в России они были особой кастой?

28 апреля 1827 года император Николай I подписал указ о создании Корпуса жандармов, именно им выпало в течение следующих 90 лет обеспечивать государственную безопасность России

«И вы, мундиры голубые, и ты, им преданный народ» – эти лермонтовские слова из стихотворения, до сих пор входящего в школьную программу, помнит подавляющее большинство жителей России. Помнит и безоглядно верит, представляя себе российских жандармов душителями свободы и бездушными истязателями, что совершенно не соответствует действительности. Корпус жандармов, положение о котором император Николай I подписал 28 апреля (по ст. ст.) 1827 года, был далеко не таким многочисленным и всеведущим, каким его можно представить, если верить идеологическим клише полувековой давности. Иное дело – эффективность его была достаточно велика, чтобы создавать подобное ощущение. Но важнее другое: до тех пор, пока у царствующих императоров хватало политической воли противостоять антигосударственным обществам, Корпусу жандармов хватало сил, энергии и возможностей выполнять эту волю.

«Высшая полиция» графа Бенкендорфа

Документ, которым было положено начало существованию одного из самых долгоживущих государственных образований — Отдельного Корпуса жандармов, назывался весьма прозаически: «Об учреждении пяти Округов Жандармского Корпуса». Именно этот указ был подписан Николаем I 28 апреля 1827 года, и с него начинается история жандармского корпуса. Пять округов корпуса, о которых идет речь в указе, распределялись так: первый округ включал в себя Санкт-Петербург и все северо-западные губернии России, второй — Москву и большинство центральных губерний, третий — Витебскую губернию и всю Белоруссию, четвертый — Киевскую губернию и всю Украину, а пятый — всю остальную Россию вместе с Сибирью и Кавказом.


Первый командир Корпуса жандармов, граф генерал-лейтенант Александр Бенкендорф.
Портрет работы художника Егора Ботмана, середина XIX века.

Не стоит удивляться тому, что округа были распределены так неравномерно. Поводом к созданию Корпуса жандармов, который по названию был сугубо военной организацией, а по сути — политической полицией, стало восстание декабристов в 1825 году. До того времени понятие «жандармы» в России существовало в своем прямом значении — военной полиции, функции которой ограничивались надзором за соблюдением порядка в армии в военное и мирное время. Но после выступления на Сенатской площади и вскрывшегося существования тайных обществ, основу которых составляли офицеры, император Николай I понял, что за офицерством нужен не просто контроль, а контроль политический. А лучший инструмент, чем жандармы, для этого трудно было найти.

Хронология событий выглядела так. 25 июня (по ст. ст.) 1826 года учреждается должность шефа жандармов, на которую назначается генерал-лейтенант Александр Бенкендорф — человек, руководивший следствием по делу декабристов. Собственно, ему и принадлежала идея создания особой, высшей полиции под руководством инспектора корпуса жандармов, и император Николай Александрович справедливо рассудил, что автору и надлежит воплощать свои идеи в жизнь. Но одним только постом шефа жандармов Александр Бенкендорф не отделался: ему же пришлось стать начальником быстро ставшего знаменитым III отделения собственной его императорского величества канцелярии.


Лейб-гвардии Жандармский полевой эскадрон в Петергофе, 1905 год. Источник: https://topwar.ru

Именно третье отделение и стало одним из двух управляющих органов по отношению к Корпусу жандармов. Оно определяло всю политическую и следственную деятельность жандармов, тогда как вопросы строевые и хозяйственные остались в ведении военного министерства — так сказать, по старой памяти.

Жандарм — работа для избранных

Если вернуться к бытующему представлению о жандармах как о недалеких, малообразованных и презираемых в обществе людях, то придется признать, что такой взгляд совершенно не соответствует действительности. Пожалуй, справедливо, да и то отчасти, только мнение, что у армейских офицеров их коллеги-жандармы действительно не вызывали особой симпатии. И это легко объяснимо: первым и на несколько десятков лет главным объектом наблюдения для Корпуса жандармов стали как раз военные. Отчасти это объяснялось тем, что именно военные были организаторами первого в истории Российской империи антигосударственного заговора, отчасти тем, что попасть в число офицеров жандармского корпуса мог далеко не каждый желающий, и об этих немногих счастливчиках быстро пошла неправдивая слава карьеристов и знатоков подковерных интриг.


Нижний чин Отдельного Корпуса жандармов, конец XIX века.

Последнее если и было справедливо, то лишь по отношению к жандармам позднего времени, когда после 1880 года они из подчинения Третьему отделению перешли в подчинение Департаменту полиции МВД Российской империи. Как свидетельствуют современники, тогда попасть в число кандидатов на замещение вакансий в Отдельном Корпусе жандармов (такое название стало официальным с 1836 года) можно было только по протекции, причем весьма высокого уровня. А на первых порах достаточно было, чтобы кандидат соответствовал не слишком широкому набору достаточно простых условий. Надо признать, что таковых людей в русской армии оказалось не слишком много. Ведь претендент на голубой мундир должен был иметь возраст не моложе 25 лет, окончить юнкерское или военное училище по первому разряду, прослужить в армии или гвардии (имелись и гвардейские жандармские подразделения) не менее шести лет и не иметь долгов. Последний пункт может показаться странным, но в действительности он был совершенно логичным: должник оказывался в зависимости от того, кому должен, и это могло существенно влиять на его беспристрастность.

Хватало ли этого для того, чтобы стать жандармом? Нет! Потому что весь набор требований определял только возможность претендовать на место в жандармском корпусе. После того как офицер подавал соответствующее прошение, его тщательно проверяли будущие коллеги на предмет возможных «порочащих связей» и неблагонадежности. Затем, если все было благополучно, претендента откомандировывали в штаб жандармского округа на срок от двух до четырех месяцев, чтобы там могли оценить его умения и способности, уровень образования и нравственные качества. И только после того, как по итогам этой стажировки офицер получал положительный отзыв, его… допускали к испытаниям! Проводились эти экзамены при штабе Корпуса жандармов, и если претендент успешно их выдерживал, он делал еще один шаг к вожделенной цели: его зачисляли в список кандидатов.


Нижние чины и унтер-офицеры — сотрудники центрального аппарата штаба Отдельного Корпуса жандармов,
начало XX века, Санкт-Петербург. Источник: http://voenspez.ru

Состоявших в этом списке по мере того, как появлялись новые вакансии, вызывали в Санкт-Петербург, где им предстояло пройти четырехмесячные специальные курсы. Весьма примечателен список предметов, которые преподавали слушателям этих курсов. В него входили не только правоведение, русская история, география и политическая экономия, но и, например, литература, а также предмет «История Великой французской революции» (по очевидной причине). Отучившись, кандидаты сдавали выпускные экзамены и получали места в прямой зависимости от того, насколько успешно они выдержали экзамены. А уже на новом месте приступали к практическому обучению под руководством опытного коллеги, который приказом закреплялся за новичком и делил с ним ответственность за успешное освоение новых знаний. Кстати, далеко не все офицеры, которые прошли это многоступенчатое сито, допускались к важнейшей работе жандармов — оперативной: на нее брали только самых талантливых и въедливых.

Экзамен на преданность

Стоит ли удивляться, что при таком жесточайшем отборе число офицеров, попадавших на службу в Отдельный Корпус жандармов, было весьма невелико. Скажем, по данным за 1871 год, которые приводит историк Игорь Зимин, из 142 подавших прошение о переводе в корпус отобрали только 21 человека, из которых всего шестерых допустили в конечном итоге к занятиям на курсах. Впрочем, и сама численность жандармских офицеров была весьма невелика: в начале истории Корпуса жандармов она составляла около 350 человек, к 1873 году достигла 486 генералов и офицеров, а в 1880 году, когда корпус был реформирован, немного выросла — до 521 генерала и офицера.


Филеры — агенты наружного наблюдения Отдельного Корпуса жандарма — в гриме.
Начало ХХ века. Источник: http://voenspez.ru

А вот унтер-офицеров и нижних чинов в Корпусе жандармов было на порядок больше — около 6-7 тысяч человек. И именно они были гораздо больше на виду, чем их командиры, ведь на младших сотрудников жандармского корпуса возлагались обязанности, например, по конвоированию арестованных, обеспечению порядка в местах, как сегодня сказали бы, массового скопления людей, а по мере развития транспортной сети — и на железной дороге. И если для офицеров существовали курсы, которые открывали им дорогу в корпус, то унтерам и нижним чинам давалась возможность повысить свой образовательный уровень, уже поступив на службу. Для таких желающих в Петербурге была открыта Корпусная приготовительная школа, главной задачей которой была подготовка жандармов к «сознательному использованию обязанностей службы по наблюдательной части».

Постепенное развитие революционного движения в России и расширение его базы за счет вовлечения в антиправительственную деятельность уже не представителей дворянства из числа офицеров, а разночинцев и даже рабочих существенно расширили поле деятельности жандармов. Корпус, созданный для контроля социального слоя, который был близок жандармским офицерам, вынужден был в срочном порядке переносить фокус внимания на общественные группы, которые раньше не попадали в сферу его интересов. К тому же существенное влияние на успех жандармской деятельности оказывали и общественно-политические пристрастия царствующих особ. Скажем, во времена более либерального императора Александра II эффективность работы Корпуса жандармов снизилась, зато когда к власти пришел его сын Александр III, существенно возросла.


Вахмистры Одесского губернского жандармского управления, конец XIX века.

Но вне зависимости от того, какие ветра дули на политическом Олимпе, сами жандармские офицеры, да и многие унтер-офицеры и даже нижние чины выполняли свои обязанности со всей тщательностью, демонстрируя неподдельную преданность России и ее интересам. Причем делали они это, крайне редко преступая грань закона: за подобное жандармам грозила серьезная кара, причем от своих же коллег, поскольку расследованием жандармских преступлений занималось специальное 3-е отделение корпуса. Стоит ли удивляться, что даже непримиримые революционеры вынуждены были отдавать должное своим противникам. Историк Владимир Горяйнов приводит такой пример: в сборнике статей «Техника большевистского подполья», среди авторов которого были такие легендарные подпольщики, как Авель Енукидзе и Владимир Бонч-Бруевич, упоминается исключительно о корректном поведении жандармов по отношению к «неблагонадежным», а то и вовсе «политическим».

Однако справиться с по-настоящему массовым революционным движением, которое охватило Россию в начале ХХ века, не удалось даже Отдельному Корпусу жандармов. Слишком неравны были силы, слишком велика задача. И в итоге, несмотря на все усилия жандармского корпуса, грянула Октябрьская революция. Но вот что интересно: из числа генералов и офицеров Отдельного Корпуса жандармов не нашлось ни одного, кто согласился бы сотрудничать с новой властью, да и среди унтеров и низших чинов таких были единицы.


Офицеры и нижние чины конного жандармского дивизиона Отдельного корпуса жандармов, 1911 год.

Отдельный корпус жандармов

Эту страницу предлагается объединить с Жандармерия (Россия). Пояснение причин и обсуждение — на странице Википедия:К объединению/7 октября 2012.
Обсуждение длится одну неделю (или дольше, если оно идёт медленно).
Дата начала обсуждения — 2012-10-07.
Если обсуждение не требуется (очевидный случай), используйте другие шаблоны.
Не удаляйте шаблон до подведения итога обсуждения.

Отдельный корпус жандармов
(в 1827—1836 годы: Корпус жандармов Внутренней стражи)
Отдельный корпус жандармов Его Императорского Величества

Годы существования

28 апреля (10 мая) 1827 — 4 (17) марта 1917

Страна

Россия

Подчинение

Военное министерство, Министерство Внутренних дел

Входит в

Русская императорская армия

Тип

Специальные войска (служба) по кавалерийскому образцу

Дислокация

Российская империя

Цвета

голубой

Участие в

Отечественная война 1812 года, Заграничный поход русской армии 1813—14 гг., Взятие Парижа (1814), Русско-персидская война 1826—1828, Русско-турецкая война 1828—1829, Польское восстание 1830 года, Крымская война 1853—1856, Польское восстание 1863 года, Русско-турецкая война 1877—1878, Ихэтуаньское восстание 1899—1901, Русско-японская война 1905, Первая мировая война 1914—1918

Группа железнодорожных жандармов с офицером на велодрезине, ок. 1890 г.Ф. К. Нессельроде, начальник V жандармского округа (Царство Польское (Королевство Польское))Форма обмундирования Отдельного корпуса жандармов. 1911 год.

Отде́льный ко́рпус жандармов — политическая полиция Российской империи, отдельный корпус специального назначения в Российской императорской армии, военные чины которого составляли основу штата жандармско-полицейских учреждений Российской империи с 1826 по 1917 гг.

Отдельный корпус жандармов был создан на основании «Положения о Корпусе жандармов», изданного 28 апреля (10 мая) 1827 года (должность шефа жандармов была учреждена 25 июня (7 июля) 1826 года). По инспекторской, строевой и хозяйственной части Отдельный корпус жандармов входил в систему Военного министерства. По «наблюдательной части», организации и ведении политического розыска, проведению дознаний и другим вопросам учреждения Отдельного корпуса жандармов (губернские жандармские управления, охранные отделения и др.) подчинялись III Отделению собственной Его Императорского Величества канцелярии (3 июля 1826 — 6 августа 1880), а затем Департаменту полиции Министерства внутренних дел (6 августа 1880 — 4 марта 1917).

  • 1 История
  • 2 Командиры Корпуса
  • 3 Начальники штаба ОКЖ
  • 4 Структура
  • 5 Обязанности
  • 6 Полномочия и ответственность
  • 7 Литература
  • 8 См. также

Со времён царствования императора Петра I, в обоих столичных и некоторых других городах России, для содействия полиции в наблюдении за общественным порядком и безопасностью, от разных армейских и гарнизонных полков наряжались конные команды, сменявшиеся через определённое время другими, и, по мере обстоятельств, отменявшиеся вовсе.

15 декабря 1763 года, в составе воинских команд Санкт-Петербургской и Московской полиции повелено было иметь по 20 конных драгун. Впоследствии число это, постепенно изменяясь, на основании штатов: 12 февраля 1802, 8 июля 1804 и 23 февраля 1806 годов, составляло в:

  • Санкт-Петербурге — 45 унтер-офицеров, 264 человек нижних чинов строевых и 5 нестроевых;
  • Москве — 60 унтер-офицеров, 240 нижних чинов строевых и 6 нестроевых.

Команды эти назывались Полицейскими драгунскими командами, и офицеры их состояли в общем числе офицеров, полагавшихся в штате полиции. Губернские и некоторые уездные и портовые города имели также свою конную полицию, в числе: 1 унтер-офицера и 12 рядовых, но с той разностью, что люди эти не принадлежали собственно полиции, а давались в неё от штатных губернских рот и уездных команд, из состоявших при них драгун.

В соответствии с Указами императора Александра I от 17 января и 27 марта 1811 года, с уничтожением штатных губернских рот и уездных команд, и с обращением их в состав батальонов и полубатальонов Внутренней стражи, упразднялись в большей части городов и полицейские драгуны. Между тем, необходимость и польза конных отрядов в составе Внутренней стражи представлялась правительству при самом образовании данной Стражи; но так как имевшаяся тогда война с Францией воспрепятствовала учреждению их, то сверх тех полицейских драгун, которые в некоторых местах ещё не были уничтожены, в обоих столичных и во всех губернских городах оставлено было на попечении гражданского начальства по 14 верховых лошадей, находившихся прежде при упразднённых губернских ротах, с тем, чтобы люди для них давались от Внутренней стражи.

На основании сего предположения, и по оказавшемуся на опыте неудобству зависимости от гражданского начальства воинских команд, имевших почти одинаковую обязанность с Внутренней стражей, 1 февраля 1817 года учреждены из людей, оставшихся ещё до того Полицейских драгунских команд:

Жандармские дивизионы были подчинены обер-полицмейстерам столиц, считаясь в командировке от Корпуса внутренней стражи; Жандармские команды в губернских городах полагались в составе тамошних Гарнизонных батальонов, а Жандармские команды в портовых городах — в составе Служащих Инвалидных команд.

Спустя некоторое время к вышеуказанным Жандармским командам были присоединены новые:

  • 23 февраля 1817 года — в Царском Селе;
  • 3 мая 1817 года — в портовом городе Николаеве;
  • 31 июля 1817 года — в гг. Георгиевске и Саратове;
  • 2 ноября того же года — в гг. Куопио и Выборге;
  • 22 ноября того же года — в гг. Кишинёве и Тифлисе;
  • 17 марта 1822 года — Жандармская команда из г. Куопио переведена в г. Гельсингфорс и названа Гельсингфорсской;
  • 12 марта 1823 года — в г. Красноярске;
  • 22 июля 1825 года — Жандармская команда из г. Георгиевска переведена в г. Ставрополь и названа Ставропольской;
  • 30 апреля 1826 года — в г. Або;
  • 5 мая 1834 года — в крепостях Бобруйске и Динабурге;
  • 1 июля 1836 года — в Омске, Кронштадте, Дерпте и креп. Измаиле;
  • 14 июня 1837 года — в г. Севастополе;
  • 27 ноября 1838 года — Жандармская команда из г. Феодосии переведена в г. Керчь и названа Керченской;
  • 6 июля 1839 года — в г. Павловске;
  • 12 декабря 1840 года — в крепости Брест-Литовске;
  • 24 апреля 1843 года — Жандармская команда, бывшая в г. Белостоке, переведена в г. Ковно и названа Ковенской;
  • 14 апреля 1845 года — в гг. Троках, Тельше, Россиенах, Белостоке, Соколке, Бельске, Владимире (Волынской губернии), Дубне, Кременце, Старо-Константинове и Проскурове;
  • 28 мая того же года — в Иваногодской крепости;
  • 1 мая 1850 года — в Петергофе (команда эта была подчинена командиру Лейб-гвардии Конно-гренадерского полка; на время же Высочайшего присутствия в Петергофе наряжалась туда, по-прежнему, Жандармская команда, и при одном офицере, который заведовал тогда Петергофом);
  • 28 октября того же года — в г. Самаре.

Первоначально, жандармы имели собственный состав в одних столицах (Санкт-Петербурге и Москве), где они, будучи подчинены обер-полицмейстерам, считались в командировке от Корпуса внутренней стражи. В губернских городах они полагались в составе тамошних Гарнизонных батальонов, а в портовых — в составе Служащих инвалидных команд; но, 11 апреля 1817 года, их велено не включать в сей состав, а содержать особо при Гарнизонных батальонах. (Европейская территория Российской империи разделялась на Округа Внутренней стражи. Существовало в разное время от 8 до 12 округов (50 внутренних гарнизонных батальонов.))

25 июня 1826 года учреждена должность Шефа жандармов, на которую был назначен генерал-адъютант Его Императорского Величества, генерал-лейтенант Александр Христофорович Бенкендорф. А 3 июля основано III Отделение Собственной Его Императорского Величества канцелярии, и А. Х. Бенкендорф одновременно стал главным начальником III Отделения. В течение 1826 и 1827 годов все жандармы поступили в ведение шефа жандармов (Санкт-Петербургский Жандармский дивизион — 12 октября 1826 года, Московский Жандармский дивизион и жандармские команды — 22 апреля 1827 года).

28 апреля 1827 года издано «Положение о Корпусе жандармов», причём жандармские команды получили разделение на пять Округов Корпуса жандармов.

С 1826 года жандармские дивизионы и команды подчинялись Шефу жандармов по инспекторской части, а совершенное отчисление их от заведовавших ими внутренних гарнизонных батальонов, в Корпус жандармов, последовало 1 июля 1836 года. Положением, данным числом Высочайше утверждённым, все губернские жандармские команды, числом 55, и оба вышеозначенных жандармских дивизиона были расписаны на шесть Округов Корпуса жандармов: I-й, II-й, IV-й, V-й, VI-й и VII-й, к числу которых, 7 декабря 1837 года, прибавлен ещё один Округ — Шестой, с назначением в состав его команд и штаб-офицерских управлений, находящихся в то же время образованных на Кавказе, в Закавказском крае и Астраханской губернии, а бывшие Округа: VI-й и VII-й переименованы — в VII-й и VIII-й. Во главе округа стояли высшие жандармские чины. Округа, в свою очередь, распадались на отделения. На отделение приходилось обычно 2—3 губернии; начальниками назначались жандармские штаб-офицеры. III-й Округ Корпуса жандармов, здесь не упоминаемый, находился в Царстве Польском и состоял на особом положении. Также были зачислены в округа и жандармские дивизионы: Санкт-Петербургский — в I-й, Московский — во II-й и Варшавский — в III-й Округ.

27 апреля 1846 года, к вышеозначенным дивизионам и командам, в составе Корпуса жандармов был образован временный Жандармский эскадрон, на составление которого обращены чины из обоих столичных дивизионов и команд: Новгородской, Выборгской, Петрозаводской, Псковской, Тверской, Ярославской, Смоленской, Владимирской и Витебской. Эскадрон этот назначен для полицейского надзора на Санкт-Петербурго-Московской железной дороге, и откомандирован от Корпуса жандармов в полное распоряжение главного начальника железной дороги. В 1847 году на основе этого эскадрона было создано Полицейское управление Санкт-Петербурго-Московской железной дороги, и его первым начальником стал Корпуса жандармов полковник, барон Карл Егорович Тизенгаузен.

С дальнейшим развитием железнодорожного транспорта в России в 1860-е годы создаётся целая сеть железнодорожной полиции. «Положение о Полицейских управлениях на Санкт-Петербургско-Варшавской и Московско-Нижегородской железных дорогах» было утверждено 27 июля 1861 года. Согласно данному Положению на управления возлагались функции наблюдения за точным исполнением рабочими и подрядчиками их взаимных обязательств, обеспечение сохранности имущества и порядка на железнодорожных станциях, рассмотрение жалоб рабочих, подрядчиков, служащих, проезжающих и проживающих на железных дорогах, контроль за паспортами.

В 1866 году полицейские управления на железных дорогах стали называться «Жандармскими полицейскими управлениями железных дорог» (ЖПУЖД). До 1866 года эти управления подчинялись министру путей сообщения, а 31 декабря 1866 (12 января 1867) года все ЖПУЖД были изъяты из ведения Министерства путей сообщения и по закону «Об обязанностях и подчинении жандармских полицейских управлений железных дорог» полностью подчинены шефу жандармов. В январе 1867 года по приказу № 6 по Корпусу жандармов все жандармские части и управления на железных дорогах были подчинены ему. Права и обязанности ЖПУЖД были расширены, они должны были исполнять обязанности общей полиции, пользуясь всеми присвоенными ей правами. Район действия ЖПУЖД простирался на всю территорию, отведенную под железные дороги, на все находившиеся на этой полосе постройки и сооружения. Они занимались «охранением внешнего порядка, благочиния» и общественной безопасности в районе действия ЖПУЖД.

Законом от 19 мая 1871 года был закреплен порядок действий чинов ЖПУЖД по расследованию «преступлений» и «проступков» общего характера, в районе действия ЖПУЖД. Каждое управление обслуживало участок дороги протяжённостью около 2000 вёрст, к 1895 году их число возросло до 21. Вплоть до 1906 года ЖПУЖД были отстранены от политической деятельности и не принимали непосредственного участия в производстве дознаний по государственным преступлениям, в политическом розыске и наблюдении. Только в 1906 году в связи с дальнейшим ростом революционного движения и активным участием в нём рабочих и служащих на железных дорогах, правительство привлекает ЖПУЖД к деятельности, направленной на борьбу с революционными выступлениями. Приказом от 28 июля 1906 года № 145 на чинов ЖПУЖД были возложены обязанности производства дознаний о всех «преступных действиях» политического характера, совершённых в полосе отчуждения железных дорог.

При производстве дознаний начальники ЖПУЖД подчинялись начальникам местных губернских жандармских управлений. На железных дорогах был создан также секретно-агентурный надзор, что обязывало ЖПУЖД иметь собственную секретную агентуру.

Первые губернские жандармские управления были созданы в 1867 года для политического сыска, производства дознаний по государственным преступлениям в пределах их губерний. С организацией охранных отделений функции губернских жандармских управлений меняются и за ними остается, главным образом, производство дознаний по политическим делам.

Согласно инструкции 1904 года в обязанность губернских жандармских управлений входило наблюдение за местным населением и за направлением политических идей общества, доведение до сведения высших властей информации о беспорядках и злоупотреблениях, производство дознаний по делам о государственных преступлениях, производство расследований согласно Положению о государственной охране, осуществление негласного надзора; наблюдение за лицами, проезжающими через границу; наблюдение за иностранными разведчиками; розыск и наблюдение за лицами, укрывающимися от властей; оказание помощи общей полиции в восстановлении нарушенного порядка, конвоирование арестантов. В тех губерниях, где не было охранных отделений, они продолжали выполнять свои прежние обязанности — розыскную деятельность.

В административно-строевом отношении губернские жандармские управления подчинялись непосредственно Штабу Отдельного корпуса жандармов, по части политического розыска — сначала III Отделению С. Е. И. В. канцелярии, с 1881 года — Департаменту полиции Министерства внутренних дел. В уездах были учреждены должности помощников начальников управлений. В подчинении начальников губернских жандармских управлений были крепостные и портовые жандармские команды и жандармские пограничные пункты. В Российской империи до Февральской революции 1917 года действовало 75 губернских жандармских управлений.

В 1875 году Корпус жандармов переименовывается в Отдельный корпус жандармов.

В 1880 году III отделение Собственной Его Императорского Величества канцелярии было упразднено, а Отдельный корпус жандармов передан в подчинение Министерства внутренних дел.

Указ 25 июня 1882 года, сохранив за министром внутренних дел звание шефа жандармов и значение главноначальствующего над всеми управлениями и частями Отдельного корпуса жандармов (за исключением частей, состоящих при военных округах), непосредственное управление корпусом вверил одному из товарищей министра, заведующему полицией, с наименованием последнего командиром Отдельного корпуса жандармов. Командир этот, в строевом, инспекторском и военно-судном отношениях, пользуется правами и властью командующего войсками военного округа; по строевой части он действует через штаб корпуса, а по предметам, относящимся до обнаружения и исследования преступлений — через Департамент полиции Министерства внутренних дел.

Сразу после Февральской революции 1917 года, 4 марта 1917 года Временное правительство приняло решение об упразднении охранных отделений и Отдельного корпуса жандармов, включая и жандармские полицейские управления железных дорог. 7 марта 1917 года после сообщения товарища министра внутренних дел Д. М. Щепкина, исполняющего обязанности министра, о действиях начальника штаба и чинов Штаба Отдельного корпуса жандармов, Временное правительство постановило арестовать начальника штаба Отдельного корпуса жандармов генерал-майора Владимира Павловича Никольского и чинов названного Штаба, проживающих в доме № 40 по Фурштатской улице, и поручило министру юстиции выполнение данного постановления.

19 марта Временным правительством было принято решение опубликовать постановление о расформировании Отдельного корпуса жандармов, включая жандармские полицейские управления железных дорог.

Согласно опубликованному постановлению, Отдельный корпус жандармов упразднялся, а его чины, за исключением тех из них, которые по возрасту или по состоянию здоровья не подлежали призыву в войска, были обращены в ряды войск. Чины корпуса жандармов, не подлежащие обращению в ряды войск, были уволены в отставку на общем основании. Все архивы, дела и переписка Главного управления корпуса и Штаба Отдельного корпуса жандармов передавались в ведение Главного штаба Военного министерства. Все архивы, дела и переписка губернских, областных и городских жандармских управлений, охранных отделений, розыскных пунктов, жандармских полицейских управлений железных дорог и отделений сих управлений, касающиеся строевой и хозяйственной части, а также запасы обмундирования и вооружения нижних чинов, передавались соответствующим уездным воинским начальникам. Все архивы, дела и переписка политического и общеуголовного характера перечисленных учреждений, передавались прокурорам окружных судов, а касающиеся неприятельского шпионства — в штабы военных округов. Дела учреждений корпуса жандармов, находящиеся в Финляндии, передавались в Главное управление Генерального штаба.

14 апреля 1917 года на своём заседании Временное правительство решило оставить здание бывшего Штаба Отдельного корпуса жандармов, находящегося по адресу Фурштатская улица, дом 40, в ведении Министерства внутренних дел, для помещения в нём Управления общественной милиции.

Командиры Корпуса

  • 1882−1887 — Оржевский П. В. (товарищ министра внутренних дел);
  • апрель 1887—1895 — Шебеко Н. И. (товарищ министра внутренних дел);
  • май 1896 — февраль 1897 — Фрезе А. А. (товарищ министра внутренних дел);
  • февраль 1897 — апрель 1900 — Пантелеев А. И. (товарищ министра внутренних дел);
  • апрель 1900 — сентябрь 1902 — князь Святополк-Мирский П. Д. (товарищ министра внутренних дел);
  • сентябрь 1902 — январь 1904 — фон Валь В. В. (товарищ министра внутренних дел);
  • январь 1904 — май 1905 — Рыдзевский К. Н. (товарищ министра внутренних дел);
  • май-октябрь 1905 — Трепов Д. Ф. (товарищ министра внутренних дел);
  • декабрь 1905 — сентябрь 1906 — Дедюлин В. А.
  • ноябрь 1906 — февраль 1909 — барон Таубе Ф. Ф.
  • март 1909 — сентябрь 1911 — Курлов П. Г. (товарищ министра внутренних дел);
  • январь 1912 — январь 1913 — Толмачёв В. А.
  • январь 1913 — август 1915 — В. Ф. Джунковский (товарищ министра внутренних дел);
  • январь 1915 — февраль 1917 — граф Татищев Д. Н.

Начальники штаба ОКЖ

  • апрель 1830 — сентябрь 1831 — и.д. дежурного штаб-офицера Корпуса Дубельт Л. В.
  • сентябрь 1831 — апрель 1835 -дежурный штаб-офицер Корпуса Дубельт Л. В.
  • апрель — июнь 1835 — и.д. начальника штаба Корпуса жандармов Дубельт Л. В.
  • июнь 1835 — август 1856 — начальник штаба Корпуса жандармов Дубельт Л. В. (с марта 1839 — начальник штаба Корпуса жандармов и управляющий III Отделением Собственной Е. И. В. канцелярии)
  • август 1856 — август 1861 — Тимашев А. Е.
  • август — декабрь 1861 — граф Шувалов П. А.
  • октябрь 1861 (утверждён в декабре 1861) — июль 1864 — Потапов А. Л.
  • июль 1864 — май 1871 — Мезенцев Н. В.
  • декабрь 1871 (утверждён в апреле 1872) — март 1882 — Никифораки А. Н.
  • март — июль 1882 — Козлов А. А.
  • июль 1882 — декабрь 1883 — Кантакузин М.А.
  • январь 1884 — февраль 1893 — Петров Н. И.
  • март 1893 — ноябрь 1896 — Мезенцев С.Н.
  • ноябрь 1896 — октябрь 1903 — Зуев, Дмитрий Петрович
  • январь 1905 — октябрь 1907 — Саввич С. С.
  • октябрь 1907 — июль 1913 — Гершельман Д. К.
  • август 1913 — март 1917 — Никольский В. П.

Структура

Корпус жандармов, которому с 1875 г. присвоено наименование Отдельного корпуса жандармов, в 1913 состоял из:

  • Главного управления Отдельного корпуса жандармов в составе: шефа жандармов — министра внутренних дел, командира корпуса — товарища министра внутренних дел, заведывающего полицией, и Штаба Отдельного корпуса жандармов;
  • губернских жандармских управлений в губерниях Великороссийских, Северо-Западного края и на Кавказе, дополнительного к ним штата, размещённого по городам и уездам (до 1870 года он именовался наблюдательным составом корпуса), жандармского управления г. Одессы и Шлиссельбургского жандармского управления;
  • Сибирского жандармского округа с окружным управлением, губернскими жандармскими управлениями, дополнительным к ним штатом и жандармского управления г. Тобольска, а с 1839 г. — Омска (с 1902 г. упразднен);
  • Варшавского жандармского округа с окружным управлением, губернскими и уездными жандармскими управлениями;
  • жандармских полицейских управлений железных дорог с отделениями и «Особыми комитетами» при жандармских полицейских управлениях железных дорог по принятию чрезвычайных мер охраны, борьбе с забастовочным движением на железных дорогах;
  • городских конных команд, существующих в некоторых городах;
  • Варшавской,Владивостокской, Выборгской, Бендерской, Брест-Литовской, Динабургской, Динаминдской, Ивангородской, Карской Керченской, Киевской, Ковенской, Кронштадтской, Николаевской на Амуре, Михайловской, Новогеоргиевской, Осовецкой, Очаковской и Свеаборгской крепостных жандармских команд;
  • Петропавловской на Камчатке, Сахалинской, Шлиссельбургской пешей жандармской команды и
  • строевых частей корпуса: Санкт-Петербургского, Московского и Варшавского жандармских дивизионов.

Штаб Отдельного корпуса жандармов являлся исполнительным органом шефа жандармов и командира Отдельного корпуса жандармов (руководящим органом Отдельного корпуса жандармов являлось также Главное управление Отдельного корпуса жандармов) по организации политического розыска, строевой, инспекторской, военно-судебной и хозяйственной частям. Штаб Отдельного корпуса жандармов непосредственно руководил деятельностью жандармских полицейских управлений железных дорог, жандармским надзором на водных путях, в речных и морских портах.

В составе Штаба Отдельного корпуса жандармов было шесть отделений, их функции распределялись следующим образом:

  • 1-е отделение — личный состав, комплектование частей Отдельного корпуса жандармов (1827—1917 гг.);
  • 2-е отделение — учреждение жандармского наблюдения на железных дорогах, руководство и контроль за деятельностью жандармских полицейских управлений железных дорог (до 1893 г.), финансовые и хозяйственные вопросы (до 1868 г.), организация, штатное устройство и дислокация отдельных частей и управлений, пограничных пунктов, инспектирование частей корпуса, контроль за исполнением служебных обязанностей, награждение чинов корпуса (1827—1917 гг.);
  • 3-е отделение — расследование должностных преступлений чинов корпуса, предание их суду, назначение полковых судов, переписка по донесениям об оскорблениях служащих корпуса жандармов при исполнении служебных обязанностей (до 1867 г.), руководство и контроль за деятельностью жандармских полицейских управлений железных дорог (с 1893 г.), финансовые и хозяйственные вопросы (1827—1893 гг.);
  • 4-е отделение — финансовые и хозяйственные вопросы (1863—1917 гг.);
  • 5-е отделение — расследование должностных преступлений служащих корпуса жандармов, предание их суду, назначение полковых судов, переписка по донесениям об оскорблении служащих корпуса жандармов при исполнении служебных обязанностей (1896—1917 гг.), наблюдение за деятельностью жандармских управлений по политическому розыску и производству дознаний (1875—1917 гг.);
  • 6-е отделение — наблюдение за деятельностью жандармских управлений по политическому розыску и производству дознаний (1871—1874 гг.).

Кроме того в составе Штаба действовало Управление полицейской стражи, занимавшееся вопросами комплектования полицейской стражи, обеспечением и инспектированием губернской и уездной полицейской стражи (1906—1917 гг.), а также существовала военно-судная часть корпуса жандармов (1874—1896 гг.).

Из офицеров в Отдельный корпус жандармов (с 1890 г.) принимались только принадлежащие по образованию к первому разряду или окончившие курс юнкерских училищ по 1 разряду; дополнительный штат, как и жандармские полицейские управления железных дорог, комплектовался из унтер-офицеров всех родов оружия, преимущественно из уволенных в запас и отставку; нижние чины имелись только в дивизионах и назначались на общем основании.

Кроме того, существовали полевые жандармские эскадроны (числом 6; один гвардейский), никакого отношения к Корпусу жандармов не имеющие и несущие военно-полицейскую службу при войсках, как в мирное, так и в военное время.

Обязанности

Стиль этой статьи неэнциклопедичен или нарушает нормы русского языка. Статью следует исправить согласно стилистическим правилам Википедии.

Жандармские дивизионы и городские конные команды (в Одессе) предназначались для выполнения обязанностей полиции исполнительной (по призыву гражданских властей), например: «для рассеяния законом запрещённых скопищ, для усмирения буйства и восстановления нарушенного порядка, для охранения порядка на парадах войск, пожарах, ярмарках, народных гуляньях, всякого рода публичных съездах и проч. Обязанности прочих частей корпуса жандармов заключались: в обнаружении и исследовании государственных преступлений; в охранении внешнего порядка, благочиния и общественной безопасности в районе железных дорог; в осмотре паспортов в некоторых портах и пограничных местах империи; в надзоре за государственными преступниками, содержащимися в Шлиссельбургской и Карийской тюрьмах.» Первое известие о том, что жандармские чины, в качестве органов III-го отделения, производили следственные дела, встречается в Высочайшем указе 24 марта 1831, объявленном шефом жандармов сенату, по случаю медленности присутственных мест при исполнении требований, предъявленных чинами корпуса жандармов.

Полномочия и ответственность

Стиль этой статьи неэнциклопедичен или нарушает нормы русского языка. Статью следует исправить согласно стилистическим правилам Википедии.

С введением Судебных Уставов судебное преследование по государственным преступлениям было возложено на прокуроров судебных палат, деятельность же жандармских чинов в этой области совершенно не имелась в виду Уставами. Возникшие на практике недоразумения и пререкания между двумя отдельными ведомствами, производившими, без предварительного между собой соглашения, следствия по одним и тем же делам, привели к изданию правил 19 мая 1871 г., вошедшими (с позднейшими дополнениями) в Устав уголовного судопроизводства издания 1892 г. (ст. 261 1-26113, 4881-4885, 10351-103516). Согласно этим правилам, дознания по государственным преступлениям производятся офицерами корпуса жандармов, за исключением только случая совершения преступления одними военнослужащими, и притом в местах исключительного ведения военного или морского начальства или же во время отправления обязанностей службы. При обнаружении злоумышления, не заключающего в себе признаков государственного преступления, жандармские чины ограничиваются сообщением о том местному прокурорскому надзору и общей полиции; но если до прибытия полиции следы преступления могут уничтожиться или подозреваемый — скрыться, они обязаны принять соответствующие меры. В особенных случаях лица прокурорского надзора могут, по усмотрению своему, возлагать на жандармских чинов производство дознания и по общим преступлениям; но от такого поручения чины Жандармов могут, по уважительным причинам, уклониться. Жандармские полицейские управления железных дорог, непосредственно подчиненные начальнику штаба корпуса Ж. (расходы по содержанию их на частных дорогах возмещаются казне железнодорожными обществами), помимо общих обязанностей чинов корпуса Жандармов, во всех отношениях заменяют в районе железных дорог общую полицию; последняя может действовать здесь только по приглашению жандармских чинов или при их отсутствии. К ответственности за неправильные действия и злоупотребления при производстве дознаний жандармские чины могут быть привлечены только непосредственным их начальством; прокурорская власть может только делать об этом сообщения и, в случае недостаточности наложенного дисциплинарного взыскания, представлять министру юстиции, для дальнейшего соглашения с министром внутренних дел. Разномыслие между прокурором и начальством виновного по вопросу о предании суду разрешается сенатом (по 1 департаменту).

Литература

  • Алексушин Г.В. История правоохранительных органов. Самара: АНО «ИА ВВС» и АНО «Ретроспектива», 2005.
  • Рыбников В. В.,Алексушин Г.В. История правоохранительных органов Отечества. М.: Щит-М, 2007.
  • Яновский А. Е., Жандармы // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона: В 86 томах (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  • Сборник кратких сведений о правительственных учреждениях. / Сост. В. Кривенко. — С.-Петербург: Типография Департамента уделов, 1888.
  • Краткий систематический свод действующих законоположений и циркулярных распоряжений, относящихся до обязанностей чинов Губернских Жандармских Управлений по наблюдению за местным населением и производству дознаний / Сост. полк. Добряков. — СПб.: Тип. отд. корп. жанд., 1903. — 650 с.

См. также

  • Охранные отделения
  • Внутренние войска МВД России
  • Жандармский лейб-гвардии полуэскадрон
  • Внутренняя стража

Ссылки

  • Отдельный корпус жандармов
  • Документы по истории Отдельного корпуса жандармов

В данной статье или разделе имеется список источников или внешних ссылок, но источники отдельных утверждений остаются неясными из-за отсутствия сносок. Вы можете улучшить статью, внеся более точные указания на источники.

Для улучшения этой статьи желательно?:

  • Исправить статью согласно стилистическим правилам Википедии.
  • Викифицировать статью.

Историк Григорий Бибиков о том, кем были жандармы III отделения

— Что послужило главной причиной для создания III отделения?

— Конечно, это был ответ власти на восстание декабристов. Но ответ разноплановый. Первый аспект — исключительно полицейский. Александр I остерегался сосредотачивать все нити высшей полиции в одном учреждении и неоднократно реформировал эту часть управления (Комитет охранения общей безопасности 1807 года, Министерство полиции, Особенная канцелярия МВД), и, хотя тайные агенты активно действовали и в столицах, и в гвардии, правительство упустило формирование разветвленной сети тайных обществ.

Реклама

В отличие от секретных служб первой четверти XIX века III отделение сразу сосредоточило в своих руках все дела политического розыска, а его надзор распространился на всю империю, включая губернский уровень.

Во-вторых, по результатам следствия над декабристами, в котором лично участвовал Николай I и его ближайшие сподвижники, был составлен свод показаний, где зафиксированы основные идеи, которыми питались декабристы. Было очевидно, что оппозиционный настрой этих молодых дворян определялся не только философскими доктринами европейского Просвещения, но и в неменьшей степени дезорганизацией системы государственного управления, неподконтрольностью разрастающегося государственного аппарата (а отсюда — казнокрадство и злоупотребления), неосведомленностью власти о происходящем в губерниях, особенно отдаленных от столиц. Многие из этих идей были созвучны настроению и ходу мыслей самого Николая Павловича и его ближайшего окружения.

Получается, что, с одной стороны, создание III отделения было вызвано необходимостью централизации ведомства тайной полиции, а с другой — это была попытка предложить решение проблем, сложившихся в сфере государственного управления при Александре I.

— Что собой представляло III отделение как государственное ведомство с точки зрения своего управленческого статуса и функций?

— Это был центральный штаб тайной полиции. Он располагался в Санкт-Петербурге и представлял собой небольшую канцелярию, большинство сотрудников которой было мало кому известно. Поначалу в ведомстве служили 16 человек, к 1840-м годам штат вырос до 30–40 служащих. В их обязанности входили рутинная работа по разбору поступающих в ведомство бумаг, составление аналитических записок и всеподданнейших докладов.

Руководили ведомством несколько человек — главный начальник III отделения (до 1844 года А.Х. Бенкендорф, затем А.Ф. Орлов, оба входившие в круг ближайших приближенных императора), а также управляющие III отделением — при Николае I ими были фон Фок, Мордвинов, Дубельт. Они были главными организаторами и идеологами новой системы тайной полиции. В разные годы в ведомстве служили еще несколько чиновников по особым поручениям, которые были ответственны за ведение агентов в России и за границей. Они и сами писали агентурные записки, совершали по заданию руководства III отделения поездки с разведывательными целями:

например, один сотрудник на год отправился в Вену налаживать взаимодействие с австрийской полицией и изучать местный опыт ведения перлюстрации.

Картина Франца Крюгера «Портрет А.Х. Бенкендорфа в мундире Лейб Гвардейского Жандармского полуэскадрона»

Они же в 1830-е годы налаживали сеть тайных корреспондентов в Европе (несколько человек, которые составляли для III отделения обзоры прессы и общественного мнения). В целом штат и затраты на содержание III отделения были невелики — около 100 тыс. руб. серебром в год в 1840-е годы по сравнению, скажем, с Корпусом жандармов, содержание которого обходилось казне почти в 1 млн руб. Для сравнения: скажем, бюджет военного министерства составлял около 20–30 млн руб. в год, что составляло до половины всего бюджета.

— Какое место III отделение занимало в общей системе управления?

— Когда в 1826 году в ближайшем окружении Николая I шла дискуссия о статусе реорганизованного ведомства высшей полиции, фон Фок, опытный полицейский чиновник, долгие годы возглавлявший Особенную канцелярию МВД, предложил учредить ведомство политического сыска не в качестве министерства, о чем писал А.Х. Бенкендорф, а вывести его из министерской системы, чтобы оно напрямую подчинялось императору и не регламентировалось в своей деятельности министерскими регламентами и инструкциями. Такой статус освобождал ведомство от различных форм министерской отчетности, бюджетных ограничений и других регламентирующих механизмов.

Другое дело, что такой статус нового ведомства фактически предполагал временный характер его существования и делал его позиции в составе бюрократического аппарата менее прочными. Законодательно закрепленных регламентов и узаконений в сфере компетенции высшей полиции, обязательных для других ведомств, не существовало.

Ближе к моменту ликвидации III отделения его неформализованный статус привел к быстрому и безболезненному роспуску ведомства.

И все же прямая подчиненность императору обеспечивала высшей полиции ряд преимуществ: взаимодействие с другими ведомствами было более гибким, неформальным и оперативным.

— Получается, что опыта создания такого типа ведомства Российская империя раньше не знала. В XVIII веке органы, отвечающие за политический сыск и полицейский надзор, были совершенно по-другому организованы и выстроены.

— Совершенно верно.

— Вы уже упоминали о том, что III отделение было лишь центральным штабом и выполняло роль организационного ведомства. Известно, что основным исполнительным органом отделения являлся Корпус жандармов. В чем была специфика российского опыта устройства жандармерии?

— На мой взгляд, именно Корпус жандармов, учрежденный в 1827 году, выполнял те новые функции политической полиции, которые были заложены в идею реформы. Но мне по-прежнему не вполне понятно, как появилась идея использовать жандармерию в качестве института тайной полиции. В европейской, особенно французской, научной литературе существует длительная традиция изучения жандармерии, но никаких сведений насчет деятельности жандармов как сотрудников тайной полиции там нет. Во Франции, Италии, Испании это были хорошо вооруженные конные полицейские, действующие в сельской местности, они очень эффективно ловили бандитов, беглых, сопровождали секретные конвои. В рамках своих обязанностей, как и любая другая гражданская полиция, жандармы собирали какие-то сведения о происшествиях и слухах,

но идея, что жандармы должны заниматься регулярным сбором секретной информации, чтобы это выступало основной сферой их деятельности, противоречила самой сути жандармских обязанностей.

Собственно, когда Александр I в 1817 году учреждал в губернских и портовых городах жандармские команды, он копировал французский опыт, и никакого участия жандармов в деятельности тайной полиции не предполагалось.

Проект наделения жандармов функциями высшей полиции был продуман и реализован в 1826–1827 годах. На бумагах одного из первых заседаний секретного комитета 6 декабря, учрежденного для обсуждения реформы всей системы государственного управления, Николай I сам отметил, что жандармские штаб-офицеры в губерниях отныне призваны информировать его обо всем заслуживающем внимания, не вмешиваясь в делах других ведомств. Кстати, члены комитета, да и многие другие высшие сановники, первые годы не понимали новых обязанностей жандармов.

— А что собой представлял жандарм? Каковы были его обязанности, социальный статус, экономическое положение?

— По проекту А.Х. Бенкендорфа в каждую губернию был направлен отдельный штаб-офицер с адъютантом. Для этих чинов Бенкендорф составил две секретные инструкции. Стиль и, можно сказать, дух первой инструкции носил не циркулярно-регламентирующий характер, а скорее эмоционально-декларативный. Жандармам вменялось в обязанность «искоренение зла», они должны были стремиться «восстановить во всех местах и властях совершенное правосудие» — узнавать случаи, когда человек несправедливо обвинен судом или обобран чиновником, находить просто бедных чиновников, которые не могут обеспечить себе пропитание, и все эти сведения передавать в III отделение.

— Получаются такие благородные служащие императора.

— Да, инструкции вполне можно назвать своеобразным «моральным кодексом» жандармского офицера. Один из жандармов (Эраст Стогов) так и именовал себя — «нравственным полицмейстером».

Другой отвечал супруге, которая выражала удивление его намерению служить в Корпусе жандармов, что теперь он станет «опорою бедных и защитою несчастных».

Почти все губернские штаб-офицеры «первого призыва» были армейскими офицерами и прошли наполеоновские войны.

Тем не менее когда мы говорим о конкретных обязанностях и функциях жандармов, то многим сразу вспоминается история, когда Александр Христофорович Бенкендорф явился с докладом к императору Николаю I и спросил, какими инструкциями должен он руководствоваться в своих действиях. Государь, взяв платок, передал его Бенкендорфу, высочайше выразив: «Вот твоя инструкция, чем более утрешь им слез несчастных, тем лучше исполнишь свое назначение». Что это была за инструкция и правда ли, что главной обязанностью жандармов являлась утирание слез несчастным?

Если вы посмотрите текст этой инструкции, то к ней смело можно этот платочек и прикрепить. Судя по мемуарам, когда Николай I давал жандармским офицерам аудиенцию перед их отбытием в губернию, то он делал наставление в духе «утирания слез несчастным». Поэтому легенда о платке возникла не на пустом месте и первоначально циркулировала именно в жандармской среде. Списки с этой первой инструкции с ведома власти стали ходить в обществе, чтобы был ясен общий посыл учреждения жандармского корпуса. Вторая, более детальная инструкция была действительно секретной, ее ввели в научный оборот только в позднее советское время. Она предписывала информировать шефа жандармов о значимых происшествиях, общественных настроениях, слухах, не вмешиваясь в дела местных органов власти.

Реальная сфера компетенции жандармов вырисовывалась постепенно. Так, каждый губернский штаб-офицер по прошествии полугода службы должен был направить в Петербург свое мнение о недостатках инструкций и трудностях несения службы. В итоге получился такой неформальный свод из отдельных предписаний и циркуляров, никак законодательно не оформленный. В 1836 году было издано «Положение о Корпусе жандармов», но в нем об обязанностях штаб-офицеров фактически не было ни слова, за исключением упоминания о том, что они должны командовать жандармскими командами в губерниях.

Тем не менее источники позволяют определить основные задачи губернских штаб-офицеров. Во-первых, жандармы стали «государевым ухом» в провинции: информировали шефа жандармов и через него императора обо всех заслуживающих внимания событиях, происшествиях, разговорах, слухах.

По сути, в лице жандармских офицеров власть получила новый канал «обратной связи» с губернским обществом в обход министерской системы.

Жандармские офицеры, имея полномочия по «секретной части», в то же время были органичной частью губернского общества: носили яркий голубой мундир, посещали званые обеды и балы и именно таким путем формировали сеть доверенных лиц, никаких дополнительных средств на организацию агентурной сети губернские штаб-офицеры не получали.

Одновременно жандармы целенаправленно отслеживали деятельность губернской администрации, выявляли случаи злоупотреблений властью — например, были непременными членами рекрутских присутствий. С начала 1830-х годов каждый губернский штаб-офицер представлял регулярные сводки с характеристикой высших чиновников губернии. По материалам жандармских донесений было уволено более десяти губернаторов и сотни других чиновников — как правило, не судебным, а административным порядком. В этом смысле жандармский контроль стал частью системы управления империей.

— Получается, что деятельность жандармов была направлена на положительные и полезные дела: они помогали государству контролировать регионы, помогали нуждающимся, пресекали случаи нарушения законов, следили за исполнением полномочий губернаторов. Но почему-то в советской историографии сложился совершенно противоположный образ жандармов — образ гонителей, деспотов, тиранов. Как вы можете объяснить этот парадокс?

— Понятно, что образ царских жандармов в советской историографии не мог быть другим, равно как не мог быть положительным и образ самого императора Николая I и его ближайших советников. Другой вопрос, каково было значение Корпуса жандармов в общей логике управления империей. Вся система жандармского надзора и неформальной опеки над обществом носила негласный характер,

общество не было задействовано в надзоре за бюрократией, сам этот надзор осуществлялся вне законодательно очерченных рамок.

Скажем, когда по материалам жандармского донесения император принимал решение уволить губернатора, местное общество (а нередко и сам начальник губернии) могло только догадываться об истинных причинах отставки. Конечно, это не способствовало активизации общественной инициативы или, говоря более современным термином, гражданского общества. Была и критика из среды самой высшей бюрократии, которая сводилась к следующему: если мы не в состоянии найти 50 честных губернаторов, то откуда возьмутся 50 «надзирающих» за ними?

Судить об эффективности деятельности III отделения в современных критериях затруднительно, но понятно, что в николаевское время тайная полиция вовремя пресекала деятельность немногочисленных тайных кружков.

Возвращаясь же к вопросу общественной репутации III отделения и николаевской политической системы в целом, можно добавить, что она подверглась обструкции еще в 1860-е годы, в годы Великих реформ, когда образованное общество получило возможность публично выражать свои взгляды в печати. И конечно, для либерально настроенной интеллигенции было необъяснимо, какую положительную роль может играть губернский жандарм.

— Известно, что император Николай Павлович поручил А.Х. Бенкендорфу надзор за А.С. Пушкиным. Чем закончилась эта история?

— Здесь стоит учитывать общий контекст взаимодействия власти и общества. Николай I полагал, что общественная инициатива должна получать одобрение правительства. III отделение по его указанию отслеживало общественные настроения и, конечно, не могло обойти стороной литературу и периодическую печать, которые становились главными инструментами формирования общественного мнения. Власть стремилась контролировать общественную полемику, проникавшую на страницы журналов. Пушкин же был наиболее ярким русским писателем и имел репутацию либерально настроенного человека.

Предложенный способ взаимодействия с властью — через ближайшего советника императора — казался Николаю I формой привилегии для поэта.

Ведь Бенкендорф мог заранее в обход формальностей официальной цензуры предупредить поэта о нежелательном пассаже в его стихах или передать его просьбу на высочайшее усмотрение. Конечно, Пушкин тяготился такой опекой. Но стоит учитывать и эволюцию его взглядов: к началу 1830-х годов поэт склонялся к мысли о необходимости сотрудничества с правительством. В этом духе Пушкин пишет несколько известных стихотворений в поддержку правительственной политики и просит Бенкендорфа поддержать его проект литературно-просветительского журнала для разъяснения широкой общественности правительственного курса. В этом же духе рассуждали Вяземский, Жуковский и другие представители «литературной аристократии». Но император мыслил в иной логике, предпочитая поддерживать более официозную «Северную пчелу», в которой самостоятельная роль редакторов в обсуждении злободневных вопросов сводилась к минимуму. Грубо говоря, и у Бенкендорфа была выстроена более простая схема взаимодействия с литературным миром: власть заказывает — журналист пишет статью. Пушкина поддерживали в отдельных начинаниях, но в целом держали на расстоянии. Вот, как мне кажется, общая канва его отношений с властью, а детали жизненного пути поэта многократно обсуждались пушкинистами.

— А кто кроме А.С. Пушкина среди писателей взаимодействовал с III отделением удачно или не совсем?

— Статьи по заказу III отделения писали многие писатели, среди них Загоскин, Полевой.

Пострадали от цензуры III отделения те литераторы, которые вкладывали в свои тексты не то чтобы оппозиционные, а скорее просто непонятные и сложные для восприятия смыслы.

Здесь известная статья Ивана Киреевского в его журнале «Европеец». Впоследствии Киреевский перестал публиковать в периодической печати, а затем вовсе ушел из общественной жизни. В этом ряду и «Телескоп» Надеждина с «Философическим письмом» Чаадаева. Представители «литературной аристократии» болезненно воспринимали отказы на учреждение новых журналов. Если Лермонтов находился, так скажем, на плохом счету у власти, особенно в последний год своей жизни, то Гоголь сравнительно легко публиковал свои сочинения и даже ходили слухи, что он какое-то время служил в III отделении.

Картина Франца Крюгера «Портрет А.Х. Бенкендорфа в мундире Лейб Гвардейского Жандармского полуэскадрона»

— Получается, что нельзя однозначно говорить о том, что III отделение душило цензурой, не давало свободу мысли. Любой имел возможность найти компромисс с властью, как-то подстроиться.

— Конечно, можно было подстроиться под цензурную политику, но кому-то это давалось сложнее. Цензура в XIX веке была неотъемлемым инструментом контроля за печатью, но очевидно, что большая группа литераторов стремилась преодолеть существовавшие рамки взаимодействия с властью.

— Подразделения Корпуса жандармов распространяли свои власть и деятельность не только на центральные регионы империи, но и на окраины, такие территории, как Царство Польское, Княжество Финляндское, Кавказ, Прибалтика, Сибирь. Существовала ли какая-то специфика их работы там?

— На этих территориях существовала своя специфика организации управления, и встраивание жандармов в эту среду имело свою специфику. Например, Кавказ отличался от внутренних губерний фактически автономной системой подчинения центру: кавказский наместник обладал всей полнотой власти на местном уровне, император подчас не мог навязать ему свою волю. В итоге жандармские офицеры информировали III отделение о состоянии дел на Кавказе, но никакое управленческое решение не могло быть принято без согласования с наместником.

— Сегодня на Кавказе очень схожая ситуация.

— Не могу судить. Царство Польское также было фактически выведено из подчинения петербургской бюрократии, и волю монарха здесь олицетворял наместник И.Ф. Паскевич. Он добился того, что жандармские чины в Царстве прямо подчинялись наместнику. Все это приводило к тому, что идея, заложенная в проект учреждения Корпуса жандармов, на Кавказе и в Царстве Польском, по сути, не работала.

— Почему в итоге III отделение прекратило свое существование в 1880 году?

— Ликвидация III отделения прошла очень легко и незаметно. В начале 1870-х у тогдашнего шефа жандармов графа П.А. Шувалова была идея встроить III отделение в систему имперских государственных институтов, для этого жандармские офицеры были наделены новыми полномочиями по ведению дознания под контролем губернских прокуроров. Однако коренной реформы политической полиции проведено не было, хотя было очевидно, что в результате таких преобразований, как судебная или земская реформы, общественная жизнь кардинально изменится.

Одним из последствий эпохи реформ стал и рост революционных кружков, а затем переход к народовольческому террору.

III отделение, в основе своей по-прежнему действовавшее по проектам Бенкендорфа, было совершенно не готово к таким вызовам. После выстрела Каракозова в 1866 году Шувалов решил составить из унтер-офицеров жандармских команд так называемый наблюдательный состав Корпуса жандармов. На мой взгляд, это было неоправданно, так как никакой профессиональной подготовки и навыков агентурной работы у них не было. Тем временем народоволец Клеточников стал сотрудником III отделения и раскрыл фамилии множества агентов. Требовалось системное реформирование, заключавшееся прежде всего в переосмыслении логики деятельности тайной полиции и жандармских офицеров в губерниях. Частично это было реализовано в 1880-е годы после учреждения Департамента полиции в составе Министерства внутренних дел.

— Не могли бы вы посоветовать пару работ, которые помогли бы нашим читателям побольше узнать о жандармах?

— Изложенные здесь мысли в значительной мере почерпнуты из моей монографии «А.Х. Бенкендорф и политика императора Николая I». Сюжет взаимодействия III отделения с литературным миром лучше всего представлен в серии статей А.И. Рейтблата. Интересный ракурс нашел саратовский историк О.Ю. Абакумов в книге, посвященный надзору III отделения за иностранцами и противодействию влиянию западных интеллектуальных течений (книга озаглавлена «Чтоб нравственная зараза не проникла в наши пределы»). Из источников рекомендовал бы посмотреть «Записки жандармского штаб-офицера эпохи Николая I» Э.И. Стогова, а также ежегодные отчеты III отделения, изданные под заголовком «Россия под надзором».