Кампания 1916 года

Кампания 1916 года

Военная кампания 1915 года на Западном фронте не принесла каких-либо крупных оперативных результатов. Позиционные бои лишь затягивали войну. Антанта перешла к экономической блокаде Германии, на что последняя ответила беспощадной подводной войной. В мае 1915 года германская подводная лодка торпедировала английский океанский пароход «Лузитания», на котором погибло свыше тысячи пассажиров.

Не предпринимая активных наступательных военных операций, Англия и Франция благодаря перенесению центра тяжести военных действий на русский фронт получили передышку, и всё своё внимание сосредоточили на развитии военной промышленности. Они накопляли силы для дальнейшей войны. К началу 1916 года Англия и Франция имели перевес над Германией в 70-80 дивизий и превосходили её в новейшем вооружении (появились танки). Тяжёлые последствия активных наступательных военных операций в 1914-1915 годах побудили руководителей Антанты созвать совещание представителей генеральных штабов союзных армий в декабре 1915 года в Шантии, около Парижа, где пришли к выводу, что войну можно закончить победоносно только при согласованных активных наступательных операциях на главных фронтах.

Однако и после этого решения наступление в 1916 году было намечено в первую очередь на Восточном фронте — 15 июня, а на Западном фронте — 1 июля. Узнав о намеченных сроках наступления стран Антанты, германское командование решило взять в свои руки инициативу и начать наступление на Западном фронте значительно раньше. При этом был намечен главный удар наступления на район верденских укреплений: для защиты, которых, по твёрдому убеждению германского командования, «французское командование вынуждено будет пожертвовать последним человеком», так как в случае прорыва фронта у Вердена откроется прямой путь на Париж. Однако начатое 21 февраля 1916 года наступление на

Верден не увенчалось успехом, тем более что в марте из-за наступления русских войск в районе города Двински озера Нарочь германское командование было вынуждено ослабить свой натиск под Верденом. Тем не менее, кровопролитные взаимные атаки и контратаки под Верденом продолжались почти 10 месяцев, до 18 декабря, но существенных результатов не дали.

Верденская операция в буквальном смысле слова превратилась в «мясорубку», в уничтожение живой силы. Обе стороны понесли колоссальные потери: французы — 350 тыс. человек, немцы — 600 тыс. человек. Немецкое наступление на верденские укрепления не изменило плана командования Антанты начать основное наступление 1 июля 1916 года на реке Сомме. Соммские бои с каждым днём нарастали. В сентябре после сплошного огневого вала англо-французской артиллерии на поле боя вскоре появились английские танки.

Однако технически ещё несовершенные и используемые в небольшом числе, они, хотя и принесли атаковавшим англо-французским войскам местный успех, не могли обеспечить общего стратегически оперативного прорыва фронта. К концу ноября 1916 соммские бои стали затихать. В результате всей соммской операции Антанта захватила территорию в 200 кв. км, 105 тыс. немецких пленных, 1500 пулемётов и 350 орудий. В боях на Сомме обе стороны потеряли свыше 1 млн. 300 тыс. убитыми, ранеными и пленными.

Выполняя решения согласованные на совещании представителей генеральных штабов в декабре 1915 года в Шантийи, верховное командование русской армии наметило на 15 июня главное наступление на Западном фронте в направлении Барановичей с одновременным вспомогательным ударом армий Юго-Западного фронта под командованием генерала Брусилова в галицийско-буковинском направлении. Однако начавшееся в феврале германское наступление на Верден вновь заставило французское правительство просить царское правительство России о помощи путём наступления на Восточном фронте. В начале марта русские войска предприняли наступление в районе Двинска и озера Навочь.

Атаки русских войск продолжались до 15 марта, но привели лишь к тактическим успехам. В итоге этой операции русские войска понесли большие потери, но оттянули на себя значительное количество немецких резервов и этим облегчили положение французов под Верденом. Французские войска получили возможность перегруппироваться и усилить оборону. Двинско-Нарочьская операция затрудняла подготовку к генеральному наступлению на русско-германском фронте, намеченному на 15 июня. Однако вслед за помощью французам последовала новая настойчивая просьба командования войск Антанты помочь итальянцам.

В мае 1916 года 400-тысячная австро-венгерская армия перешла в наступление в Трентино и нанесла тяжёлое поражение итальянской армии. Спасая от полного разгрома итальянскую армию, а также англо-французскую на западе, русское командование начало 4 июня, ранее намеченного срока, наступление войск на юго-западном направлении.

Русские войска под командованием генерала Брусилова, прорвав оборону противника почти на 300 километровом фронте, стали продвигаться в Восточную Галицию и Буковину (Брусиловский прорыв). Но в самый разгар наступления, несмотря на просьбы генерала Брусилова о подкреплении наступавших войск резервами и боеприпасами, верховное командование русской армии отказалось послать резервы на юго-западное направление и начало, как намечалось ранее, наступление на западном направлении. Однако после слабого удара в направлении Барановичей командующий северо-западным направлением генерал Эверт отложил общее наступление на начало июля.

Между тем войска генерала Брусилова продолжали развивать начатое наступление и к концу июня продвинулись далеко в глубь Галиции и Буковины. 3 июля генерал Эверт возобновил наступление на Барановичи, но атаки русский войск на этом участке фронта не достигли успеха. Только после полного провала наступления войск генерала Эверта верховное командование русских войск признало наступление войск генерала Брусилова на Юго-Западном фронте главным — но уже было поздно, время было потеряно, Австрийское командование успело перегруппировать свои войска, подтянуло резервы.

Были переброшены шесть дивизий с Австро-итальянского фронта, а германское командование в разгар верденских и соммских боёв перебросило на Восточный фронт одиннадцать дивизий. Дальнейшее наступление русских войск было приостановлено. В результате наступления на Юго-Западном фронте русские войска продвинулись далеко в глубь Буковины и Восточной Галиции, заняв около 25 тыс. кв. км территории. Было взято в плен 9 тыс. офицеров и свыше 400 тыс. солдат.

Однако этот успех русской армии лета 1916 года не принёс решающего стратегического результата из-за косности и бездарности верховного командования, отсталости транспорта, отсутствия вооружения и боеприпасов. Всё же наступление русских войск в 1916 году сыграло крупную роль. Оно облегчило положение союзников и вместе с наступлением англо-французских войск на Сомме свело на нет инициативу германских войск и вынудило их в дальнейшем к стратегической обороне, а австро-венгерская армия после Брусиловского удара 1916 года уже не способна была к серьёзным наступательным операциям.

Когда Русские войска под командованием Брусилова нанесли крупное поражение австро-вергерскоим войскам на Юго-Западном фронте, румынские правящие круги сочли, что наступил удобный момент вступить в войну на стороне победителей, тем более что, вопреки мнению России, Англия и Франция настаивали на вступление Румынии в войну.

17 августа Румыния самостоятельно начала войну в Трансильвании и первоначально достигла там некоторого успеха, но когда затихли соммские бои, австро-германские войска без особого напряжения разгромили румынскую армию и оккупировали почти всю Румынию, получив довольно важный источник продовольствия и нефти. Как и предвидело русское командование, пришлось перебросить в Румынию 35 пехотных и 11 кавалерийских дивизий, чтобы укрепить фронт по линии Нижний Дунай — Браила — Фокшаны —

Дорна — Ватра. На кавказском фронте, развивая наступление, русские войска 16 февраля 1916 года овладели Эрзурумом, а 18 апреля заняли Трабзонд (Трапезунд). Успешно для русских войск развивались бои на урмийском направлении, где был занят Рувандиз, и у озера Ван, где русские войска летом вступили в Муш и Битлис.

Россия в Первой мировой войне. 1916 год

По плану начальника Генштаба Эриха фон Фалькенхайна основные военные действия в 1916 году Германия должна была вести с Францией, заставив её капитулировать.

Были приняты две стратегии.

  • Первая предусматривала неограниченное использование подводного флота для перекрытия зарубежных поставок.
  • Целью второй стратегии было нанесение точечного удара по сухопутным войскам противника вместо крупномасштабного прорыва фронта.

Для причинения максимальных потерь планировалось организовать атаку на важные стратегические позиции. Целью главного удара был выбранВерденский выступ, являвшийся опорой французского фронта, находившийся недалеко от границы с Германией и угрожавший германским коммуникациям. Операция планировалась с расчётом на то, что французы из чувства патриотизма будут защищать город до последнего солдата.

Для проведения операции Германия на 15-километровом участке фронта сосредоточила против 2 французских дивизий 6,5 дивизий. Операция началась 21 февраля. В ходе наступления французы к 25 февраля потеряли две линии обороны и один сильный форт, однако прорыва фронта не произошло. Нарочская операция русских войск на Восточном фронте облегчила положение французских войск, для снабжения войск была организована «священная дорога» Бар-ле-Дюк — Верден.

С марта главный удар германские войска перенесли на левый берег реки, но к маю продвинулись лишь на 6—7 км. Контратака французских сил в мае не привела к успеху.

Действия русских войск на востоке и проведение союзниками операции на реке Сомма позволили французским войскам в октябре начать наступление, и к концу декабря положение в основном было восстановлено. Обе стороны понесли в битве при Вердене огромные потери (порядка 300 тыс. человек каждая), план германского командования на прорыв французского фронта не был реализован.

  • Часть 1
  • Часть 2

1 июля, после недельной артиллерийской подготовки, британские дивизии в Пикардии начали наступление на хорошо укреплённые позиции германских войск около реки Сомма, поддерживаемые пятью французскими дивизиями с правого фланга. Французские войска действовали успешно, но британская артиллерия не оказалась достаточно эффективной. В первый день наступления англичане понесли самые большие потери в истории британской армии (общие потери 57 тыс. человек, из которых 21,5 тыс. погибли и пропали без вести)

15 сентября британцами впервые были применены в боях танки. Союзники планировали атаку с участием 13 британских дивизий и четырёх французских корпусов. При поддержке танков пехота продвинулась только на 3—4 км из-за низкой эффективности и ненадёжности машин.

В октябре—ноябре состоялась последняя фаза операции, в ходе которой союзники овладели ограниченной территорией ценой больших потерь. Из-за начавшихся дождей 13 ноября наступление было остановлено.

Итогом битвы стало продвижение союзных войск на 8 км при потерях 615 тыс. человек, немцы потеряли около 650 тыс. человек (по другим данным 792 тыс. и 538 тыс. соответственно — точные цифры неизвестны). Основная цель операции так и не была достигнута.

Ютландская морская битва —

крупнейшее морское сражениеПервой мировой войны, произошедшее 31 мая—1 июня 1916 года между Флотом открытого моря Императорских военно-морских сил Германии и Гранд-Флитом Королевских ВМС в Скагерракском проливе Северного моря близ датского полуострова Ютландия. Это сражение стало единственным полномасштабным столкновением линейных кораблейв войне, которое привело к пересмотру военно-морской доктрины, стратегии и технологий и началунеограниченной подводной войны. Обе стороны заявили о своей победе, однако дебаты об этом продолжаются по сей день.

Восточный фронт

5 — 16 марта — Нарочская операция — наступление русской армии по просьбе союзников на северном крыле фронта по направлению к Митаве и Вильно. Наступление захлебнулось, но было существенно облегчено положение войск союзникоа под Верденом

Брусиловский прорыв

Боевые действия на восточноевропейском театре первой мировой войны в кампании 1916 года ознаменовались таким важнейшим событием, как наступательная операция русского Юго-Западного фронта под командованием генерала А.А. Брусилова. В ходе ее проведения впервые за весь позиционный период военных действий был осуществлен оперативный прорыв фронта противника, чего ни разу до этого не смогли сделать ни германцы, ни австро-венгры, ни англичане и французы. Успех операции был достигнут благодаря избранному Брусиловым новому методу наступления, сущность которого заключалась в прорыве вражеских позиций не на одном участке, а в нескольких местах на протяжении всего фронта. Прорыв на главном направлении сочетался с вспомогательными ударами на других направлениях, из-за чего расшатывался весь позиционный фронт противника и он не мог сконцентрировать все свои резервы для отражения основного удара.

Командование Юго-Западного фронта и его армий сумело искусно сгруппировать свои войска. В целом силы фронта лишь незначительно превосходили силы противника. У русских было 40,5 пехотных дивизий (573 тысяч штыков), 15 кавалерийских дивизий (60 тысяч сабель), 1770 легких и 168 тяжелых орудий: у австро-венгров — 39 пехотных дивизий (437 тысяч штыков), 10 кавалерийских дивизий (30 тысяч сабель), 1300 легких и 545 тяжелых орудий. Это давало соотношение сил по пехоте 1,3:1 и по кавалерии 2:1 в пользу Юго-Западного фронта. По общему количеству орудий силы были равны, но тяжелой артиллерии у противника было в 3,2 раза больше. Однако на участках прорыва, а их было одиннадцать, русские сумели создать значительное превосходство в силах: по пехоте в 2—2,5 раза, по артиллерии в 1,5—1,7 раза, причем по тяжелой — в 2,5 раза.

«Ранним теплым утром 4 июня 1916 года, 22 мая по старому стилю, австрийские войска, зарывшиеся перед русским Юго-Западным фронтом, не увидели восхода солнца, — пишет историк. —Вместо солнечных лучей с востока ослепительная и ослепляющая смерть — тысячи снарядов превратили обжитые, сильно укрепленные позиции в ад… В это утро произошло неслыханное и невиданное в анналах унылой, кровопролитной, позиционной войны. Почти на всем протяжении Юго-Западного фронта атака удалась». (Яковлев Н.Н. Последняя война старой России. М., 1994. С. 169.)

Австро-венгерская армия потерпела сокрушительное поражение. Ее потери составили около 1,5 млн. убитыми и ранеными и оказались уже невосполнимыми. В плен было взято 9 тысяч офицеров и 450 тысяч солдат. Русские потеряли в этой операции 500 тысяч человек.

Русская армия, отвоевав 25 тысяч кв. км, вернула часть Галиции и всю Буковину. От ее победы Антанта получила неоценимые выгоды. Чтобы остановить наступление русских, с 30 июня по начало сентября 1916 года немцы перебросили с Западного фронта не менее 16 дивизий, австро-венгры свернули свое наступление против итальянцев и отправили в Галицию 7 дивизий, турки — 2 дивизии. (См.: Харботл Т. Битвы мировой истории. Словарь. М., 1993. С. 217.) Успех операции Юго-Западного фронта предопределил вступление 28 августа 1916 года Румынии в войну на стороне Антанты.

Несмотря на свою незавершенность, эта операция представляет собой выдающееся достижение военного искусства, что не отрицают и иностранные авторы. Они воздают должное таланту русского генерала. «Брусиловский прорыв» — единственное сражение первой мировой войны, в названии которого фигурирует имя полководца.

23 — 29 декабря — Митавская операция: попытка русской армии вернуть Митаву. Немецкие войска отразили наступление и сами перешли в контратаку.

Кавказский фронт

Январь — февраль – наступление русских войск на Кавказе; захват турецкой крепости Эрзерум и освобождение Западной Армении.

23 января — 5 апреля — Трапезундская операция против турецкой армии, взятие русскими войсками Трапезунда, турецкая армия отрезана от Стамбула.

Итоги 1916 года:

  • Битвы у Вердена и Сомме не дали решающего перевеса ни одной из сторон. Стало ясно, что Германия не сможет выиграть войну
  • Русская армия прорвала австро-венгерский фронт в Галиции и Буковине («Брусиловский прорыв»). Австро-Венгрия оказалась на грани полного поражения.
  • Румыния вступили в войну на стороне Антанты
  • Германия утратила стратегическую инициативу

Кампания 1916 года

К началу 1916 Центральные державы, затратив огромные усилия в течение первых двух кампаний, значительно истощили свои ресурсы, но так и не смогли вывести из войны Францию или Россию. Антанта довела число своих дивизий до 365 против 286 дивизий германского блока.
В основу операций 1916 армиями Центральных держав был положен план генерала Э. Фаль-кенхайна, по которому основные усилия намечалось вновь направить против Франции. Главный удар предполагалось нанести в районе Вердена, имевшем важное оперативное значение. Прорыв на этом направлении создавал угрозу всему северному крылу армий союзников. Одновременно планировались активные действия на Итальянском театре силами австро-венгерских армий. На Восточно-Европейском театре было решено ограничиться стратегической обороной. Основы плана кампании 1916 стран Антанты были приняты на конференции в Шантийи (Франция) 6—9 декабря 1915. Было намечено провести наступления на Восточно-Европейском, Западно-Европейском и Итальянском театрах. Первой должна была начать наступательные действия русская армия, затем англо-французские и итальянские войска. Стратегический план союзников явился первой попыткой координации действий войск на различных фронтах.
План Антанты намечал срок перехода в общее наступление на лето 1916. Это обеспечило германскому командованию сохранение в своих руках стратегической инициативы, чем оно и решило воспользоваться. На Западно-Европейском театре на фронте протяжением 680 км немецкие войска имели 105 дивизий против 139 дивизий союзников (95 французских, 38 английских, 6 бельгийских). Не имея общего превосходства в силах, германское командование 21 февраля начало Верденскую операцию 1916. Ожесточённые бои, в которых обе стороны несли большие потери, продолжались до декабря. Немцы затратили огромные усилия, но прорвать оборону не смогли.
На Итальянском театре командование итальянской армии в марте 1916 предприняло пятое безуспешное наступление на р. Изонцо. 15 мая австро-венгерские войска (18 дивизий, 2000 орудий) нанесли ответный удар в районе Трентино. 1-я итальянская армия (16 дивизий, 623 орудия) не смогла сдержать натиск противника и начала отступать на юг. Италия запросила от своих союзников срочной помощи.
Особо важное значение в кампании 1916 имели операции на Восточно-Европейском театре, где на фронте в 1200 км были развёрнуты 128 русских дивизий против 87 австро-германских. 5—17 (18—30) марта была проведена Нарочская операция, которая заставила германские войска временно ослабить атаки на Верден. Важную роль сыграло наступление русских на Юго-Западном фронте (главнокомандующий генерал А. А. Брусилов), начатое 22 мая (4 июня). Оборона австро-германских войск была прорвана на глубину 80—120 км (см. Юго-Западного фронта наступление 1916). Противник понёс большие потери (свыше 1 млн. чел. убитыми и ранеными, свыше 400 тыс. чел. пленными). Командование Центральных держав вынуждено было перебросить на Русский фронт II германские дивизий из Франции и 6 австро-венгерских дивизий из Италии. Русское наступление спасло итальянскую армию от разгрома, облегчило положение французов под Верденом, ускорило выступление Румынии на стороне Антанты. 14(27) августа Румыния объявила войну Австро-Венгрии, 15(28) августа — Германии, 17(30) августа — Турции и 19 августа (1 сентября) — Болгарии. Румынские вооружённые силы состояли из 4 армий (23 пехотные и 2 кавалерийские дивизии, 250 тыс. чел.). В помощь румынским войскам через Дунай (в Добруджу) был переброшен русский 47-й армейский корпус. Румынские войска при поддержке русских 20 августа (2 сентября) начали наступление в Трансильвании и позже в Добрудже, но успеха не добились. Австро-германское командование сосредоточило в Трансильвании армейскую группу генерала Э. Фалькенхайна (9-я германская армия и 1-я австро-венгерская армия, всего 26 пехотных и 7 кавалерийских дивизий), в Болгарии — Дунайскую германскую армию генерал-фельдмаршала А. Макензена (9 пехотных и 2 кавалерийские дивизии). 13(26) сентября обе группы под общим командованием Э. Фалькенхайна одновременно перешли в наступление. Румынская армия была разбита. 22 ноября (6 декабря) германские войска вступили в Бухарест, оставленный румынами без боя. Русское командование для оказания помощи Румынии перебросило 35 пехотных и 13 кавалерийских дивизий. Был образован новый русский Румынский фронт, войска которого к концу 1916 задержали дальнейшее продвижение австро-германских армий на рубеже Фокшаны, устье Дуная. Образование Румынского фронта увеличило общую протяжённость линии фронта на 500 км и отвлекло около 1/4 всех вооруженных сил России, что ухудшило стратегическое положение русской армии. Англо-французские войска после длительной подготовки 1 июля предприняли крупное наступление на р. Сомма, которое, однако, развивалось крайне медленно. 15 сентября англичане впервые применили танки. Союзники продолжали наступление до середины ноября, но, несмотря на огромные потери, продвинулись всего на 5—15 км. Германский позиционный фронт не был прорван.
На Ближневосточном театре войска русского Кавказского фронта успешно провели Эрзурумскую операцию 1916, Трапезундскую операцию 1916, Эрзинджанскую и Огнотскую операции. Были заняты гг. Эрзурум, Трапезунд, Эрзинджан. 1-й Кавказский кавалерийский корпус генерала Н. Н. Баратова повёл наступление на мосульском и багдадском направлениях в целях оказания помощи англичанам, осажденным в Кут-эль-Амаре. В феврале корпус занял Керманшах, а в мае вышел к турецко-иранской границе. В связи с капитуляцией 28 апреля 1916 гарнизона Кут-эль-Амары корпус прекратил дальнейшее наступление, заняв оборону восточнее Керманшаха. Военные действия на море характеризовались продолжением дальней блокады Германии британским флотом. На морских коммуникациях активно действовали германские подводные лодки. Совершенствовалась система минных заграждений. Важным событием явилось Ютландское сражение 1916 — единственное за всю войну крупное морское сражение между главными силами британского (адмирала Дж. Джеллико) и германского (адмирала Р. Шеер) флотов. В нём участвовало 250 надводных кораблей, в том числе 58 крупных (линейных кораблей и линейных крейсеров). Вследствие превосходства в силах британский флот, несмотря на большие, чем у немцев, потери, одержал победу, подорвав у германского командования веру в возможность добиться прорыва морской блокады. Русский Черноморский флот продолжал действия на морских сообщениях противника, с августа 1916 блокируя Босфор.

Кампания 1916 не привела к достижению целей, поставленных в её начале обеими коалициями, но превосходство Антанты над Центральными державами стало очевидным. Стратегическая инициатива полностью перешла в руки Антанты, а Германия была вынуждена обороняться на всех фронтах.
Кровопролитные сражения 1916, сопровождавшиеся огромными человеческими жертвами и большим расходом материальных средств, истощали ресурсы воюющих держав. Продолжалось ухудшение положения трудящихся. 1916 год ознаменовался дальнейшим усилением революционного движения. Большую роль для сплочения революционных сил сыграла Кинтальская конференция 1916 (24—30 апреля) интернационалистов. Особенно бурный подъём революционного движения происходил в России, где война окончательно вскрыла перед народными массами всю гнилость царизма. По стране прокатилась мощная волна стачек, руководимых большевиками, под лозунгами борьбы против войны и самодержавия. В июле — октябре развернулось национально-освободительное Среднеазиатское восстание 1916. Осенью в России сложилась непосредственно революционная ситуация. Неспособность царизма выиграть войну вызвала недовольство российской империалистической буржуазии, которая стала готовить дворцовый переворот. Революционное движение нарастало и в др. странах. 24—30 апреля произошло Ирландское восстание 1916, жестоко подавленное английскими войсками. 1 мая в Берлине состоялась массовая антивоенная демонстрация под рук. К. Либкнехта. Обострение революционного кризиса вынуждало империалистов стремиться к быстрейшему окончанию войны. В 1916 со стороны Германии и царской России были предприняты попытки вступить в сепаратные мирные переговоры.

Аннотация. Статья посвящена кампании 1916 года на Русском фронте Первой мировой войны в совокупности входивших в неё боевых операций. Кратко рассмотрено оперативно-стратегическое планирование в контексте коалиционной войны.

ПЕРВАЯ МИРОВАЯ ВОЙНА

ОЛЕЙНИКОВ Алексей Владимирович — доцент кафедры гражданско-правовых дисциплин Астраханского государственного технического университета, кандидат юридических наук, доктор исторических наук (г. Астрахань. E-mail:stratig00@mail.ru).

КАМПАНИЯ 1916 ГОДА НА РУССКОМ ФРОНТЕ

Русские оперативно-стратегические планы кампании 1916 года во многом обусловливались общесоюзным планом Антанты, выработанным в конце 1915 года на конференции в Шантильи. На совещании в Ставке Верховного главнокомандующего 11 февраля 1916 года был принят принципиальный план нанесения главного удара в летней кампании — левым флангом Северного и правым флангом Западного фронтов. Общие сроки согласованного наступления на Французском и Русском фронтах планировались на конец весны — начало лета, но зимнее германское наступление под Верденом внесло в эти замыслы значительные коррективы: русской армии опять пришлось спасать своего союзника. Неожиданность этой ситуации для противника усугубилась тем, что после ударов 1915 года германское верховное командование считало Россию парализованной, а русскую армию не способной произвести серьёзные сдвиги в оперативно-стратегической обстановке.

Реализация принципов коалиционной войны привела к преждевременному переходу в наступление войск Северного и Западного фронтов. Был выработан план их совместной операции в районе г. Двинск — оз. Нарочь — оз. Вишневское. Намечалось проведение двух наступательных операций, объединённых общей целью — отсечь виленскую группировку немцев от Ковно и от переправ через р. Неман. На Северном фронте наступление должно было развиваться от Якобштадта на Поневеж, а на Западном — от Сморгони на Вильно.

В основе замысла лежала идея стратегического прорыва — выйти на Вильно, овладеть Ковно, отрезав германские войска у Риги и Двинска, и продвинуться к границе Восточной Пруссии. Это была поистине грандиозная стратегическая задача — в случае успеха русские одним ударом отвоёвывали у германцев сразу почти половину потерянной в 1915 году территории. Но достижение цели русского командования упиралось в непреодолимые тогда трудности — эшелонированную оборону противника, разрушенные пути сообщения и, главное, великолепные коммуникации немцев. Овладев стратегической сетью прибалтийских железных дорог, они могли беспрепятственно перебрасывать резервы в любых количествах.

Операции кампании 1916 года развивались в условиях позиционной войны. Русская ударная группировка (2-я армия и часть сил 5-й) состояла (вместе с резервами и XIV армейским корпусом 1-й армии) из 12 корпусов, её общая численность — до 460 тыс. человек (375 тыс. во 2-й армии, наносившей главный удар). По словам исследователя Е. Барсукова, «на участке главного удара сосредоточились довольно внушительные силы русских, но слабо обеспеченные артиллерией. На десять армейских корпусов имелось лишь около 1 тыс. лёгких и 150 тяжёлых (до 152 мм) орудий. Таким образом, на тысячу штыков приходилось не более 2,5 орудия. Что же касается плотности насыщения артиллерией на участке главного удара, то она была довольно высокой для Русского фронта того времени: в среднем 12—18, а на некоторых отдельных участках до 35 орудий разных калибров на 1 км фронта. Правда, эта норма была ниже тех, которые к тому времени были достигнуты на Англо-французском фронте: до 100 орудий на 1 км фронта»1.

Противостояли русским войскам 2-й и 5-й армий дивизии германских 10-й армии, армейской группы генерала артиллерии Ф. фон Шольца и 8-й армии, занимавшие глубокоэшелонированные и устоявшиеся позиции. Одна лишь 10-я армия насчитывала 175 тыс. солдат и офицеров. Район наступления (лесисто-болотистая и озёрная местности), а также ограниченные силы русских, выделенные для удара, не предполагали достижения какого-либо крупного оперативного результата. Важнейшей задачей была помощь французам.

Западный фронт, наносивший главный удар, атаковал тремя группами: генерала от кавалерии М.М. Плешкова (I и XXVII армейские корпуса, I Сибирский армейский корпус, VII кавалерийский корпус); генерала от инфантерии Л.-О.О. Сирелиуса (IV Сибирский армейский и XXXIV армейский корпуса); генерала от инфантерии П.С. Балуева (XXV, V, XXXVI армейские, III Сибирский армейский корпуса, Уральская казачья дивизия). Для тяжёлых позиционных боёв Нарочской операции 5—16 марта* характерно то, что значимого, но локального успеха достигла лишь левофланговая ударная группа (П.С. Балуев) — было захвачено мест. Поставы. Пристрелка, осуществлявшаяся три дня, выдала противнику направление главного удара. Искусству позиционной войны (в отличие от войны манёвренной) русским войскам ещё предстояло учиться. Неудовлетворительным оказалось и руководство войсками.

Оперативно бои у Двинска и Нарочи оказались безуспешными, но закладывавшийся в них изначально результат тем не менее был достигнут. В частности, в течение недели нарочского наступления прекратились немецкие атаки на Верден. Германские армии в полосе русских Западного и Северного фронтов в этот период (важнейший этап Верденской операции) не смогли выделить на Французский фронт ни одного соединения.

Главное значение Нарочской операции для Русского фронта заключалось в том, что сосредоточение резервов противника в полосе активности русских способствовало успеху летней операции Юго-Западного фронта. Основные резервы германского Восточного фронта с марта по июнь были сосредоточены как раз севернее линии припятских болот, т.е. против войск Северного и Западного фронтов. «Участок для наступления, — писал генерал-квартирмейстер штаба командующего германским Восточным фронтом М. Гофман, — был хорошо выбран: главный удар последовал, с одной стороны, между озёрами Вишнев и Нарочь, с другой стороны, у Постав. Двойной напор должен был охватить и опрокинуть 21-й германский корпус и таким путём осуществить широкий прорыв на Вильно—Ковно. Подсобные атаки имели место южнее Двинска, под Видзами, под самим Двинском и у Якобштадта. Атака открыта была 15 марта (здесь и далее в цитате по новому стилю. — Прим. авт.) ураганным огнём невиданной на нашем фронте силы. С 18 по 21 марта и затем ещё раз 26-го длились пехотные атаки, ведённые, как всегда, смело и настойчиво, несмотря на тяжёлые потери»2.

Центральное значение имело наступление Юго-Западного фронта 22 мая — 31 октября**. Согласно директиве Ставки нанесение главного удара в ходе кампании 1916 года на Русском фронте возлагалось на армии Западного фронта (главнокомандующий генерал от инфантерии А.Е. Эверт) в направлении на Вильно, а Северный и Юго-Западный фронты должны были оказывать лишь содействие — наступать с целью оттянуть на себя резервы противника. Тяжёлая артиллерия и часть войск резерва передавались Западному фронту. Но фактически был утверждён план общего наступления трёх фронтов — такая ситуация позволяла реализовать свободу манёвра в вопросе переноса тяжести главного удара.

Наступление должно было пройти в соответствии с общесоюзническими планами кампании, но его сроки были сдвинуты в связи с необходимостью снова оказать срочную военную помощь одному из союзных государств — на этот раз Италии. Прорыв Юго-Западного фронта должен был осуществляться в четырёх направлениях, что тем не менее отвечало задаче, поставленной перед фронтом, — демонстрации активных действий в помощь Западному фронту. Более того, кажущееся распыление сил явилось новым словом в теории и практике военного искусства.

По опыту позиционной войны считалось обязательным прорывать фронт противника на одном направлении, сосредоточив там максимальное количество войск и артиллерии. Это давало возможность лучше оперировать резервами и боеприпасами. Но вся трагедия «мясорубок» позиционного этапа Первой мировой войны в том и заключалась, что противник по району артиллерийской подготовки, подходившим частям и артиллерийским средствам догадывался о месте прорыва и подтягивал к нему свои резервы. Эффект внезапности утрачивался. Но, пробив брешь в обороне врага, атаковавший должен был подтягивать резервы, боепитание и продолжать движение в условиях «лунного ландшафта» изрытой и опустошённой артиллерией местности, что резко снижало темп его движения, тем более при отсутствии механизации армии. И напротив, оборонявшийся из глубины обороны, в условиях неповреждённой инфраструктуры более оперативно перебрасывал силы и средства, в конечном итоге закрывая «горловину» прорыва. По сути, шла безнадёжная гонка: наступавший пытался протолкнуть свои резервы через «бутылочное горло» зоны прорыва, в то время как оборонявшийся подвозил свои резервы к участку боёв по нетронутым железным и шоссейным дорогам. Естественно, вскоре силы сторон уравнивались, и наступление прекращалось. В этом и заключалась суть позиционного тупика.

Новое в плане главнокомандующего армиями Юго-Западного фронта генерала от кавалерии А.А. Брусилова состояло в том, что прорыв вражеских позиций предусматривался на четырёх направлениях сразу — главном и вспомогательных, чтобы рассредоточить внимание, силы и средства противника и лишить его возможности маневрировать резервами. Артиллерийская подготовка в четырёх местах не позволяла ему ответить на вопрос: а где же направление главного удара? Более того, в рамках каждой армии существовало несколько корпусных ударных участков.

Австро-венгерские войска располагали 448 тыс. штыков и 27 тыс. сабель, 1,3 тыс. лёгкими и 545 тяжёлыми артиллерийскими орудиями. В состав Юго-Западного фронта (протяжение 450 км от Стыри до Прута) входили 573 тыс. штыков, 60 тыс. сабель, 1770 лёгких и 168 тяжёлых орудий (из них 596 полевых и 74 тяжёлых в 8-й армии на направлении главного удара3). Юго-западный фронт, занимая 35 проц. общего протяжения Русского фронта против Германии и Австро-Венгрии, имел в своём составе 27 проц. общего числа пехотных, 32 проц. кавалерийских дивизий и около 29 проц. от общего числа орудий4. В любом случае перевес 3 : 1 в пользу атакующего, как требовала военная теория, не соблюдался. В артиллерии же (особенно тяжёлой) преобладания у русских не было. Все надежды были на тщательную подготовку операции и новую методику прорыва.

1 Барсуков Е. Артиллерия в обеспечении прорыва. Мартовская операция 1916 г. // Воен.-истор. журнал. 1940. № 7. С. 26.

2 Гофман М. Война упущенных возможностей. М.; Л.: Государственное издательство, 1925. С. 108.

4 Базаревский А. Наступательная операция 9-й русской армии. Июнь 1916 г. М., 1937. С. 5.

За все хорошее против всего плохого

В 2017 году — столетний юбилей двух русских революций, Февральской и Октябрьской. Если в советское время эти события трактовались только в рамках разрешенных режимом стереотипов, то после распада СССР начался тотальный пересмотр фактов и исторических фигур. В современном российском обществе нет ни устоявшейся оценки революции, ни равновесия между противоположными точками зрения. Осмысление ее итогов продолжается по сей день.

«Лента.ру» открывает цикл публикаций, посвященных революционному прошлому нашей страны. Вместе с российскими историками, политиками и политологами мы вспомним ключевые события, фигуры и явления тех лет. Кандидат исторических наук, доцент исторического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова Федор Гайда рассказал, кто был наиболее влиятельным политиком в 1916 году, как Дума и промышленники поспособствовали началу революции и почему военные и полиция ничего не смогли с этим сделать.

«Лента.ру»: Какие основные события происходили в России в 1916 году?

Гайда: Основной фон — Первая мировая война. Осенью 1915 года всем стало ясно, что быстро она не кончится. Возникла необходимость тотальной милитаризации экономики, которую осуществляли все воюющие государства. Россия была аграрной страной, поэтому с милитаризацией возникли проблемы и процесс растянулся на два года.

Одна из важных политических вех — конфликт между правительством и Думой. К началу 1916 года всем было ясно, что для возобновления работы Думы надо отправить в отставку премьер-министра Ивана Горемыкина, поскольку он сыграл решающую роль в остановке думской сессии в сентябре 1915 года (его отставка состоялась в январе 1916 года). После этого у правительства появилась возможность договориться с думским большинством (Прогрессивный блок) о тактическом соглашении. С февраля возобновилась думская сессия, на которую в первый и последний раз прибыл царь для общения с депутатами. Он хотел наладить с ними минимально конструктивное взаимодействие. На это же был настроен новый премьер-министр Борис Штюрмер.

Следующая важная веха — назначение в сентябре 1916 года из среды думского большинства нового министра внутренних дел Александра Протопопова. Протопопов — крупный промышленник, заместитель председателя Госдумы. Хорошо известен в самых разных кругах — общественных, предпринимательских, придворных. У него были неформальные отношения даже с ближайшим окружением Распутина. Кроме того, за несколько месяцев до назначения, он возглавил парламентскую делегацию к европейским союзникам (в Британию, Францию и Италию) и удостоился там очень лестных отзывов. Назначением Протопопова на ключевой пост в правительстве Николай II рассчитывал устранить почву из-под конфликта с Думой. Однако кризис только усугубился, потому что назначение не было согласовано с парламентским большинством, которое восприняло это как глобальную провокацию.

Примечательна и речь основателя Прогрессивного блока в Думе Павла Милюкова «Глупость или измена», произнесенная им 1 ноября 1916 года. Эта речь считается «сигналом русской революции». После нее любые попытки конструктивного сотрудничества парламента с исполнительной властью были исключены.

Сразу после этого происходит отставка Штюрмера с поста премьер-министра, на его место назначают Александра Трепова. Он пытался исправить ситуацию, но, находясь в очень нервной обстановке, допустил ряд политических просчетов и в конце декабря 1916 года также был отправлен в отставку. Последний царский премьер — князь Голицын, которого выбрали исключительно в силу личной верности монарху. При нем происходит Февральская революция.

А убийство Распутина в конце 1916 года?

Да, естественно. Это произошло незадолго до отставки Трепова.

Кто, на ваш взгляд, был наиболее влиятельной политической силой?

В политическом плане ситуация контролировалась правительством и напрямую зависела от состояния дел внутри него. Это ключевой момент. После очень серьезных перестановок лета-осени 1915 года определились две главные фигуры: министр внутренних дел Алексей Хвостов и министр путей сообщения Александр Трепов. Между ними к концу того года развернулась серьезная борьба за влияние на премьер-министра и монарха. Хвостов и Трепов вели себя совершенно по-разному.

Хвостов был прирожденным политиком-демагогом, он хотел переиграть думскую оппозицию и выдвигал более популистские лозунги. Из-за этого на рубеже 1915-16 годов у него возникли проблемы, ведь оппозиция может говорить и ничего не делать, а министру надо обещанное выполнять. Хвостов объявил «борьбу с дороговизной» и «борьбу с немецким засильем». Он хотел перераспределения собственности, предлагал отнять ее у немцев. У него ничего не получалось, потому что реальных механизмов решения этих проблем не было. Если немецкую собственность вычислить было сложно, то с дороговизной бороться — еще сложнее.

Трепов же не любил политические лозунги. Он не был сторонником борьбы с оппозицией и считал, что с ней можно вести диалог на какой-то деловой основе — например, на почве доведения войны до победного конца. В конце концов Трепов одержал победу над заигравшимся Хвостовым, который закончил тем, что затеял убийство Распутина, чтобы у оппозиции не было повода обвинять «темные силы» в безответственном влиянии на верховную власть. Убить не получилось, заговор быстро раскрылся, а Хвостова отправили в отставку.

Насколько серьезной была подготовка покушения? Это была такая же демагогия?

В том-то и дело, что это все осталось на уровне разговоров. Люди, с которыми он договаривался, тут же эту информацию предали огласке. С начала 1916 года вплоть до ноября Трепов — неформальный лидер в правительстве, а в ноябре после отставки Штюрмера он стал премьер-министром. Основная политическая фигура 1916 года — Трепов.

Теперь о том, что происходит в общественных кругах. В Госдуме большинство — это оппозиционно настроенный Прогрессивный блок. Его основной лозунг — создание «министерства доверия», то есть правительства общественного согласия. Как говорится, за все хорошее против всего плохого. Это позволило блоку собрать вокруг себя максимально широкие оппозиционные круги от радикально-либеральных до умеренно-либеральных партий. От Милюкова до небезызвестного националиста Василия Шульгина. Очень важно отметить, что этот лозунг деструктивный.

Почему?

Потому что блок за все время так и не смог согласовать единого списка кандидатов на те или иные посты в рамках «министерства доверия». Их логика была такова: царь должен кого-то назначить, а мы уже решим, пользуется этот человек нашим доверием или нет. Это типичный политический шантаж. Вот одна из основных причин министерской чехарды, начавшейся с 1915 года. Царь периодически хотел удовлетворить оппозицию, но ничего не получилось. Так она наращивала свой политический вес и ни за что не несла ответственности. Прогрессивный блок на самом деле не хотел входить в правительство и формировать его, боясь ответственности.

Во время войны не каждый на такое способен.

Совершенно верно.

Параллельно с идеей «министерства доверия» существовала идея, с которой обратились к царю великие князья. Речь шла о создании «ответственного министерства», в чем их различие?

«Ответственное министерство» — идея политической реформы, то есть создание такого кабинета, который бы нес прямую ответственность перед парламентом. Эта идея высказывалась задолго до того, как ее предложили великие князья. Более того, она была одним из основных лозунгов кадетской партии, входила в программу-минимум почти всех социалистических партий. В 1915 году возникла более расплывчатая идея «министерства доверия», ее восприняли как более умеренную, но это не так.

Что такое реализация принципа «ответственного министерства» в 1916 году? Снести царское правительство, попытаться сформировать правительство думского большинства. Это сделали в 1917 году, и все сразу развалилось. Кадеты понимали, что если их призовут в правительство, то они не справятся, и при этом опасались, что могут призвать более умеренных либералов и у них что-то получится. Поэтому было принято решение отказаться от собственной идеи «ответственного министерства» и блокировать любые соглашения с властью.

Еще очень важный момент: бытует стереотип, что к 1917 году в России сформировались мощные партии и именно они пришли к власти. Ничего такого не было. Думские фракции практически не опирались ни на какие всероссийские партийные структуры.

А что было?

После революции 1905 года развал наблюдается во всех партиях, от черносотенцев до большевиков. К началу Первой мировой войны у большевиков на всю Россию насчитывалось несколько тысяч человек, но они были самой дисциплинированной партией.

На чьи данные вы опираетесь?

На их собственные. Кадеты весной 1914 года насчитали 730 партийцев на всю Россию. Работоспособные партийные организации у них были только в Питере и в Москве, и никакого восстановления численности до Февральской революции не происходило.

Из-за чего?

Шла мобилизация, людей забирали в армию. Если говорить о большевиках, то осенью 1914 года всю большевистскую фракцию повязали за антивоенную пропаганду и отправили в Сибирь. Есть документы 1915-16 годов, в которых департамент полиции постоянно интересуется, что происходит с партиями на местах. Везде пишут одно и то же: нет никакой деятельности партий.

А как же самая массовая партия того времени — эсеры?

У эсеров практически полностью отсутствовала внутрипартийная дисциплина, в отличие от кадетов и большевиков. Кто был эсером? Несколько человек собрались, сказали, что они эсеры, — вот и все, отсюда и массовость. В 1917 году таким образом в партию запишется миллион человек, а в 1918 году половина разбежится, многие перейдут к большевикам.

В одном из отчетов полиции говорится: «Основная причина озлобления населения — чудовищная дороговизна».

Война уже в 1915 году сказалась на социально-экономическом положении. Цены росли очень быстро. Начались рабочие забастовки, но они происходили не на партийной почве. Осенью 1915 года возникли так называемые рабочие группы при военно-промышленных комитетах (ВПК). ВПК — это форма взаимодействия частного бизнеса с чиновничеством. Задача рабочих групп — переговоры с рабочими, чтобы те прекратили забастовки, и обеспечение тем самым функционирования промышленности на нужды фронта.

В результате получилось, что руководство ВПК попыталось взять контроль над рабочим движением и использовать его в своих целях. Военно-промышленные комитеты — затея московских промышленников, в Москве забастовки с помощью рабочих групп тушат, а рабочая группа в Петрограде, наоборот, активно участвует в оппозиционной деятельности.

То есть москвичи боролись с петроградцами, не понимая, что дестабилизируют ситуацию в стране?

По сути да. На самом деле, вся оппозиция существовала либо в госучреждениях (Госдума, ВПК), либо при финансовой поддержке государства (общественные организации, Земгор, рабочие группы ВПК). Как только летом 1916 года власть начала сокращать казенные ассигнования на общественные организации, оппозиционная деятельность сошла на нет. Поэтому в центре всех тенденций была ситуация в правительстве. Если правительство может контролировать ситуацию, быть единым, осуществлять единую политику, то оно будет осуществлять ее, а если в нем идет борьба, тогда все разваливается.

Распространено мнение, что Распутин имел огромное влияние на царскую семью, назначал и снимал министров, указывал, куда послать войска.

Сначала о царе и императрице. С августа 1915 года Николай II — верховный главнокомандующий, и большую часть времени проводит в ставке. В 1916 году военная инициатива находится в руках Антанты, Россия наступает, Германия обороняется, и все надежды царя связаны с тем, что рано или поздно мы все равно победим. Каждый день войны работает против Германии, потому что ее ресурсы ограничены, а у нас с нашими союзниками — нет.

Во внутренней политике Николай II действительно начинает отдаляться от текущих дел, а императрица — наоборот, причем она воспринимает это как помощь супругу. Она была женщина неглупая, волевая. С осени 1915 года министры докладывали о ситуации ей. По переписке с мужем видно, что она постоянно предлагает варианты решений проблем, кадровые перестановки, отставки министров. Однако 80 процентов ее инициатив Николай отправлял в корзину. В назначениях 1916 года главная роль принадлежала либо премьер-министру, либо неформальному лидеру правительства — Трепову.

Теперь о Распутине. Его реальный политический вес был не настолько серьезным, как это обычно представляется. Он — ушлый мужик, не без способностей, любил хорошую, красивую столичную жизнь. Другое дело, что он любил ее и во время войны, когда надо было быть скромнее. Распутин пытался играть в политические игры, но, как правило, он примыкал к чужой точке зрения. Через него пытались влиять на императрицу, а он охотно этим пользовался, так как получал за это деньги. Мы не знаем ни одного серьезного политического решения, где голос Распутина оказался бы решающим.

А как насчет прессы — «четвертой власти»?

В легальной печати предварительной цензуры не было. Пиши что хочешь, чем многие и пользовались, особенно когда писали про Распутина. С 1914 года ввели военную цензуру, она отсеивала военные и экономические данные, которые мог использовать враг. В первый год войны цензура широко применялась, в том числе в политическом плане — пресекалась критика правительства. С середины 1915 года политическую критику не пресекали. Нелегальная печать, социалистическая, всегда находилась под жестким прессингом. Все социалистические партии и кружки были переполнены агентами полиции.

Еще одна сила — военные. Страна движется к победе, военные должны были серьезно влиять на ситуацию, но одновременно с этим, например, начальник кронштадского гарнизона докладывает, что в случае беспорядков на войска рассчитывать нельзя.

Кадровая армия, которая была в России до 1914 года, практически перестала существовать в течение первого года войны. Шла массовая мобилизация. Большинство офицеров к 1917 году — это призванные интеллигенты, люди с высшим образованием, которые проходили ускоренные офицерские курсы. Среди них было полным-полно социалистов, либералов, кого угодно.

О солдатах и говорить нечего. Кто сделал Февральскую революцию в 1917 году? Тыловой гарнизон Петрограда. Людей призвали, начали обучать. Какая у них была альтернатива? Либо они сейчас пойдут на фронт — а всем было ясно, что весной 1917 года будет наступление, — либо они принимают участие в военном мятеже и не идут на фронт. Они выбрали второе.

К этому стоит прибавить, что русский генералитет традиционно не очень разбирался в политике. В 1916 году генералы фактически оказались втянуты в господствующие в России настроения: надо убрать царя, который во главе темных сил мешает генералам вместе с патриотически настроенной Думой победить в войне.

Кроме военных, была еще полиция, но ее тоже ослабила мобилизация, а в феврале 1917 года, недели за три до революции все обязанности по обеспечению порядка в столице были переданы в Петроградский гарнизон. Когда он восстал, кто мог его подавить?

Когда Дума потеряла свое влияние?

Непростой вопрос. На протяжении всего 1916 года Дума стабильно теряла свое влияние. Разваливался оппозиционный блок, росла оторванность от народа. Блок пытался выступать с декларациями, но осторожно, потому что сессию опять могли прекратить, и тогда страна вообще забыла бы про Думу.

Но 1 ноября 1916 года Дума свое влияние восстановила благодаря речи Милюкова «Глупость или измена». Он приехал из Европы, где собирал сведения и слухи об измене в российском правительстве. Эти слухи транслировала германская пресса, поддерживая у населения уверенность, что Россия вот-вот заключит сепаратный мир и выйдет из войны.

Газеты писали, будто у императрицы из Царского села есть прямой провод к германскому императору, будто она рассказывает о планах всех военных операций, что Николай II находится под полным влиянием Распутина. Милюков привез целый ворох немецких и швейцарских газет, где все это обсасывалось. Швейцария — нейтральная страна, но ее пресса с удовольствием перепечатывала «жареные» факты.

Выступая в Думе, Милюков демонстрирует кипу газет и цитирует заметки по-немецки. Своей речью он дает понять, что императрица и премьер-министр Штюрмер — изменники. Он рисковал, его могли привлечь к суду. Но он пошел на это, чтобы сохранить политический вес Думы и уберечь от распада Прогрессивный блок, потому что накануне из него уже вышла одна фракция.

После речи Милюков стал символом национального сопротивления. Дума восстановила репутацию. Премьер-министр Штюрмер, пожилой уже человек, не знал, что делать: привлечь бунтаря к суду, вызвать на дуэль? В результате у него случился нервный срыв, и его отправили в отставку, а для всей страны это было доказательством правоты Милюкова. И сразу же активизируется рабочее движение.

Зубатов говорил, что революцию делают не революционеры, а общественность.

Я с ним согласен. Ситуацию раскачивали люди, принадлежавшие не к революционному подполью, а к либеральной оппозиции, которая действовала легально, и все, что она говорила, — законно. Исключение — речь Милюкова, но никто не ожидал, что они на такое решатся. Либералы осуществляли информационную революцию, создали ситуацию, когда все перестали бояться власти. Либералы дали понять, что власть в решающий момент может не проявить силу, что и произошло в феврале 1917 года.

Министр внутренних дел не отреагировал на речь Милюкова, то есть власть в последние месяцы 1916 года потеряла контроль?

Безусловно, но министром внутренних дел за пять месяцев до этого был назначен тот самый Протопопов из Прогрессивного блока. Что важно: с одной стороны, он знал, что либеральную оппозицию не надо бояться, а с другой стороны — был единственным министром внутренних дел России, не имевшим никакого административного опыта и не умевшим подавлять революции.