Ижевско воткинское восстание 1918

Ижевско Воткинское восстание

Ижевско Воткинское восстание 1918г — антисоветский мятеж.

Целый ряд историков считает борьбу за Поволжье одним из ключевых этапов Гражданской войны. В середине 1918 г. белое движение в России было очень близко к победе над большевиками. Очень показательно в этом отношении ижевско-воткинское восстание против советской власти.

Ижевско-воткинское восстание причины

Ижевские оружейный и сталелитейный заводы были одними из крупнейших в России. Численность рабочих-профессионалов составляла 27 тыс. человек; еще около 15 тыс. человек были чернорабочими из ближайших деревень. Рабочие ижевских заводов получали хорошую зарплату и крепко держались за свое место.

Уже в первые дни революции в Ижевске был образован Совет рабочих депутатов, в котором большинство составляли беспартийные. Жители Ижевска настороженно относились к большевикам, которые всегда оказывались в меньшинстве на выборах.

В июне 1918 г. отряд Красной армии разогнал Ижевский совет. Взамен него был образован Ижевский Исполнительный комитет, состоящий из одних большевиков. В ответ на большевистский террор в городе была создана организация «Союз фронтовиков», которая поставила своей главной целью подготовку восстания.

Одновременно с борьбой ижевских рабочих накапливалось недовольство крестьян Вятской губернии. Во-первых, они были тесно связаны с заводами. Во-вторых, в богатую Вятскую губернию были направлены многочисленные продовольственные отряды, которые не только забирали хлеб у крестьян, но устраивали самосуд. Очень часто продотряды ничем не отличались от обычных бандитов. В конце концов общее недовольство политикой большевиков вылилось в массовое восстание.

Ижевско-воткинское восстание кратко

7 августа 1918 г. в Ижевск пришло известие о взятии белой армией Казани. Большевики созвали митинг, на котором объявили о немедленной мобилизации. За отказ тут же следовало подписание смертного приговора. На следующий день рабочие заводов захватили оружие и начали расстреливать большевиков по всему городу. Ижевск был захвачен.

10 августа власть была передана Прикамскому Комитету членов Всероссийского Учредительного Собрания. Военное командование возглавил полковник Д. Федичкин. Новая власть сразу же начала проводить политику беспощадного террора по отношению к политическим противникам и даже их родственникам.

Восставшим удалось отбить несколько атак отрядов большевиков, наступающих со стороны Казани. 17 августа в руках восставших оказался Воткинск. Серьезным успехом стал разгром отряда Антонова 19 августа. Местное население, узнав об успехе восстания в Ижевске, стали организовывать крестьянские отряды. За короткий срок была налажена устойчивая связь и взаимодействие между центром восстания и крестьянскими боевыми отрядами. Однако успешно начавшееся восстание не имело никакой связи с остальными центрами белого движения.

Большевики быстро оценили масштаб восстания и начали спешно стягивать к Ижевску регулярные части Красной армии. После взятия Казани 1 сентября ликвидация Ижевского восстания стал главной целью. К конце октября 1918 г. Ижевск был отрезан от всех крестьянских отрядов. Полковник Федичкин бежал. 8 ноября Красная армия вошла в Ижевск. 11 ноября был захвачен последний опорный пункт восстания — Воткинск.

Итоги

Из бежавших за Каму войск были сформированы Ижевская и Воткинская дивизии в составе армии Колчака. После окончательного поражения Белого движения многие эмигрировали в США и Маньчжурию. Большинство населения Ижевска приветствовало войска Красной армии, так как за время восстания Прикамский комитет дискредитировал себя режимом террора.

Последствия

Ижевско-воткинское восстание показало, что даже рабочие могут с оружием в руках выступить против большевиков. Оно сыграло свою роль в некотором смягчении политики Советской власти. В то же время после успеха восстания стало ясно, что белый террор ничем не отличается от красного. Выбирая меньшее из двух зол, население было вынуждено поддержать большевиков.

Пролистал последний сборник по гражданской от ЛЭТИ. Разочарован. Вроде бы авторы статей известные авторитеты, но видно, что им не хватало материала, а прислать что-то было надо. Кроме двух-трех работ и отметить нечего, самое интересное в сети уже есть.
Посему статья Чуракова выложена не потому что она хорошая и уникальная, а потому что там есть несколько полезных для меня лично ссылок.
Д. О. Чураков
Путь в никуда: ижевцы и воткинцы после поражения
Закат мятежной республики
События самого крупного рабочего восстания против большевиков за всю советскую историю, которое произошло летом 1918 года, и его влияние на ход Гражданской войны в России привлекало внимание историков уже давно . Появилось несколько работ на данную тему уже и в новейшей историографии . Историки, публицисты, политики и просто неравнодушные любители старины активно обсуждают причины восстания, его характер, политику повстанческой власти. Интерес также представляет вопросы о том, неизбежно ли было поражение мятежников и как складывались судьбы повстанцев после восстановления в Ижевске и других городах Прикамья советской власти.
На первую группу вопросов, связанных с причинами поражения восстания, ответить сравнительно просто. Мне уже не один раз приходилось писать об этом, и сейчас я не хочу подробно останавливаться на том, почему мятежный Ижевск продержался всего три месяца. Скажу лишь коротко: мятежники не смогли выполнить своих обещаний рабочим (возможно — и не очень
стремились). Они не смогли обеспечить нормальной жизни в городе, снабжения продовольствием, слова о демократии быстро запылились, и режим быстро выродился в жестокую диктатуру. Все перечисленные выше кризисные моменты, а также заведомое превосходство центра над одной из временно отпавших провинций, делало восстановление советской власти в Ижевске лишь делом времени, тем более, что и по своему характеру повстанческое движение в Прикамье становилось всѐ менее и менее рабочим, стремительно теряло свою социальную базу. А вот на судьбе рабочих — тех, кто остался в городе, /366/
1. См., например: Ижевск в огне гражданской войны, 1917–1918 гг. Ижевск, 1927; Кучкин А.П. К истории Ижевского восстания // Пролетарская революция. 1929. № 6; Максимов В.А. Кулацкая контрреволюция и Ижевское восстание. Ижевск, 1932; Ефимов А.Г.
Ижевцы и воткинцы (борьба с большевиками 1918–1920 гг.). Сан-Франциско, 1974 и др.
2. Жилин С.А. От Прикамья до Приморья (Ижевск: Издательство КнигоГрад, 2008); Коробейников А.В. Участники Ижевского восстания августа-ноября 1918 г.: их судьбы и списки по архивным фондам Советской милиции. Ижевск: Институт компьютерных исследований, 2016.
и тех, кто ещѐ долго оставался в стане противников большевиков, даже видя неизбежность своего поражения, имеет смысл остановиться подробнее.
После освобождения в начале октября Сарапула красные части начали готовиться к штурму Ижевска. Операция по окружению главной цитадели восставших была поручена особой дивизии 2-й Армии под командованием В.М. Азина. Приказ о начале операции был подписан командующим 2-й армии В.И. Шориным и членом РВС армии П.К. Штейнбергом 3 ноября 1918 г. Как сообщалось в экстренном выпуске газеты политотдела 2-й армии «Известия», в 19 часов 40 минут Ижевск был взят . Советские войска прочно контролировали важнейшие стратегические пункты Ижевска, хотя, опасаясь продвигаться вглубь города ночью, временно замедлили своѐ наступление. Вера в успех у советского командования была столь велика, что во время всего штурма было приказано держать прямой провод с Кремлѐм для немедленной передачи сообщений о ходе боѐв в повстанческой столице. Вечером 7 ноября, в день годовщины Октябрьской революции, ещѐ до окончания всех стычек в городе в Москву было отправлено известие о падении Ижевска. В ответ пришла телеграмма, подписанная Лениным: «Приветствую доблестные красноармейские войска, взявшие Ижевск. Поздравляю с годовщиной революции. Да здравствует социалистическая Красная Армия» .
Утром 8 ноября 1918 г. началось восстановление мирной жизни. В этот день состоялось прощание с девятнадцатью замученными прежними властями баржевиками. Рабочих созвали заводским гудком на Михайловскую площадь, где была вырыта братская могила и состоялась гражданская панихида . На следующий день, 9 ноября, впредь до установления в городе нормального порядка власть переходила в руки Революционного Гражданского Совета — /367/
3. ЦГА УР. Ф. Р-1061. Оп. 1. Д. 3. Л. 67.
4. В помещѐнной в газете статье «Мы победили!» Ижевск был назван «твердыней эсеро-белогвардейской контрреволюции» (ЦДНИ УР. Ф. 350. Оп. 49. Д. 6. Связка. Л. 1).
5. Ленинская телеграмма была зачитана перед красноармейцами, штурмовавшими город. И прежде Ленин с особым вниманием относился к положению дел в Ижевске. Ещѐ в начале ноября 1918 г., принимая члена Реввоенсовета 2 армии С. И. Гусева, Ленин выражал надежду, что Ижевск будет освобождѐн ко дню первой годовщины Октябрьской революции, и просил передать это красноармейцам. Вероятно, эта завуалированное распоряжение послужило дополнительным стимулом для командования 2-й Армии в его усилиях по взятию Ижевска, и наступление, по свидетельству командующего 2-й Армии В.И. Шорина, пришлось начинать ещѐ до подхода всех подкреплений (См.: Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 50. С. 202).
6. ЦГА УР. Ф. Р-390. Оп. 1. Д. 3. Л. 9об.–10.
уже своим названием орган новой власти должен был напоминать о разрыве с «диктатурой офицерского сапога», которая, по мнению большевиков, три месяца существовала в Ижевске . На первом заседании РГС был избран его председатель, которым становится Д. Зорин. Кроме него в РГС вошли Шапошников, Галанов и Катлеров . В те же дни начинает восстанавливаться поредевшая организация ижевских большевиков. На своѐ общее собрание большевики города собрались 10 ноября. Председательствовал на нѐм Вл. Шумайлов. Обсуждались вопросы восстановления завода, выборов горкома и др. Собрание приняло важное решение о проведении в трѐхдневный срок очередной перерегистрации членов партии .
Сложнейшей задачей, с которой столкнулись советское городское начальство, было восстановление разрушенного отходившими мятежниками производства оружия. Ижевский завод фактически стоял. Многое оборудование было разграблено и вывезено. Если чуть ли не поголовный исход рабочих из города вместе с отступающей Прикамской Народной Армией является не более, чем злонамеренным мифом эмигрантской литературы, то бегство с завода технического персонала действительно приобретало пагубные масштабы. Для решения задачи возобновления работы завода на него была назначена комиссия в составе Петрова, Изотова и Стулова. Среди первых мероприятий, проведѐнных комиссией, становятся прошедшие 10 ноября выборы вместо прежних начальников, назначаемых заводской администрацией и повстанческими властями, 30 цеховых рабочих комитетов . Тем не менее, большевики не стали менять существовавший при повстанцах Общезаводской Комитет. Объяснялось это тем, что новый состав, пусть и более лояльный к Советской власти, «не мог бы наладить разрушенный громадный аппарат и возобновить так быстро работы всего завода», тем самым «являлось необходимостью использовать всех тех , которые оставались в Общезаводском комитете и в курсе ведения дела» .
Официальное празднование освобождения Ижевска, а заодно и годовщины Октябрьской революции, состоялось 10 ноября 1918 г. Огромные массы /368/
7. ЦГА УР. Ф. Р-390. Оп. 1. Д. 1. Л. 1.
8. Там же. Д. 2. Л. 3.
9. ЦДНИ УР. Ф. 54. Оп. 1. Д. 1. Коробка. Л. 1.
10. ЦГА УР. Ф. Р-390. Оп. 1. Д. 40. Л. 6–7.
11. Там же. Д. 12. Л. 15.
рабочих с красными знамѐнами, пением и криками «Ура!» приветствовала части 2-й армии. В заводе был устроен многолюдный митинг, на котором присутствовало около 10 тыс. человек. Собрание единодушно принимает резолюции в поддержку Советской власти. Из завода рабочие со знамѐнами и пением прошли демонстрацией по главным улицам Ижевска. К ним присоединялись
ликующие толпы народа. После официальных «пролетарских мероприятий» начались массовые гуляния, а вечером были открыты все театры города .
Бои под Ижевском 7–8 ноября 1918 г. и первые шаги по нормализации ситуации в нѐм на некоторое время приостановили наступление частей 2-й армии красных и позволили остаткам повстанческой армии предпринять шаги по организованной эвакуации Воткинска. Решение об экстренной эвакуации было принято на специальном совещании, на котором присутствовали гражданские власти края, новый Командующий Ижевско-Воткинской армией капитан Юрьев, полковник Альбокринов и командующий ижевцами штабскапитан Журавлѐв. 11 ноября Воткинский завод был покинут повстанцами. Отряду поручика Болонкина был отдан приказ прикрывать отступление основных сил мятежников. В ночь на 12 ноября через Каму перешли последние части их армии, а сапѐры уничтожили понтонный мост, по которому шла переправа.
Так закончилось крупнейшее антибольшевистское восстание рабочих за всю истории существования Советского государства. Оно стало серьѐзным испытанием для нарождавшейся революционной государственности. Но даже Ижевско-Воткинское восстание, не говоря уже о менее значительных антибольшевистских вооружѐнных выступлениях рабочих, не изменили природы возникшего после Октября режима. Поражение ижевцев и воткинцев, как и общий провал рабочего антибольшевистского повстанчества, можно считать ещѐ одним подтверждением иллюзорности «третьего пути» в революции независимо от того, на что делалась ставка: на крестьянскую стихию или на независимое рабочее движение. История правления в Ижевске «третьей силы» показала, что демократическая власть в тех условиях могла стать реальностью только в виде «демократической диктатуры», мало чем отличающейся от любой другой военной диктатуры. Демократические лозунги без демократического наполнения дискредитировали себя в глазах рабочих, занятых, /369/
12. ЦГА УР. Ф. Р-390. Оп. 1. Д. 3. Л. 9.
прежде всего, сложной задачей выживания в условиях полного развала и разорения. Не случайно, поэтому, в конечном итоге повстанцам пришлось выбирать между Москвой и Омском: гражданская война стремилась навязать свои законы, согласно которым у баррикады могут быть только две стороны, а стоящие посередине оказываются под перекрѐстным огнѐм.
Вдали от дома
Дальнейшая судьба ижевско-воткинских повстанцев была связана с историей белого движения на Востоке страны. В те дни, когда восставшие, бежав за Каму, пытались оторваться от преследующих красный частей, в политическом устройстве белой Сибири происходили важные перемены. В ночь с 17 на 18 ноября в Омске произошѐл государственный переворот. Он вовсе не был стихийным, как об этом пишут некоторые заинтересованные в искажении правды очевидцы и участники событий. По свидетельству историков, в том числе современного американского историка С. Петрова (сына видного белого генерала П.П. Петрова), заговорщики тщательно, несколько недель готовились к перевороту и заранее продумали свои шаги . Республиканское правительство было свергнуто. Вместо Директории, представлявшей собой коалицию разнородных сил, устанавливался режим военной хунты во главе с адмиралом А.В. Колчаком. Начались преследования любых, даже настроенных антибольшевистски социалистов. Были зверски казнены попавшие под горячую руку члены бывшего Учредительного собрания. Исключительно благодаря недвусмысленному заступничеству западных союзников удалось спасти жизни некоторых из них .
Оставшиеся на свободе социалисты, застигнутые врасплох и загнанные в подполье, должны были срочно выработать свою позицию по отношению к случившемуся. Уже в ночь с 18 на 19 ноября в одной из гостиниц Екатеринбурга состоялось экстренное заседание выживших членов Учредительного собрания и эсеров во главе с прибывшим туда лидером партии В.М. Черновым. Вожди «промежуточного социализма» приняли решение о подготовке свержения хунты. Решающую роль в предстоящем восстании, по мнению участников совещания, должны были сыграть ижевцы и воткинцы, которым правосоциалистическая пресса на протяжении всего периода Ижевского вос-/370/
13. Русское издание см.: Петров С.П. Упущенные возможности. Гражданская война в восточно-европейской части России и Сибири, 1918–1920 гг. М., 2006. С. 143.
14. Краснов В.Г. Колчак. И жизнь, и смерть за Россию. Кн. 2. М., 2000. С. 24–26
стания приписывала учредиловские предпочтения. Но расчѐты заговорщиков не оправдались. Офицеры как воткинцев, так и ижевцев без особых колебаний примкнули к Колчаку, а большинство солдат осталось безучастно к установлению хунты. Бывший председатель Прикомуча и Уполномоченный Директории Н.И. Евсеев был изгнан со своими помощниками.
Не выказали энтузиазма в отношении перспективы постоять за идеалы демократии и Учредительного собрания даже многие социалисты, находившиеся в рядах ижевцев и воткинцев. После получения новостей из Омска перед ними возникла потребность определяться: «с кем идти и против кого»? Этому вопросу было посвящено особое собрание. Первым прозвучало предложение вести борьбу на два фронта — против большевиков и против Колчака. И хотя открыто против никто не возражал, воткинская делегация настояла на том, что прежде необходимо определиться, хватит ли для такой борьбы на два фронта сил, а если нет, — то выступить против большего зла. Принятое на заседании решение, по сообщению Уповалова, основывалось на том, «что нет большего зла и опасности для всех завоеваний февральской революции и рабочего класса, как от большевистской политики, и что никакое, даже самое реакционное царское правительство не доходило до такого бесстыдства и не расправлялось так дико и жестоко со своими политическими противниками, как это делают большевики». Было условлено ориентироваться на Колчака и выдвигаться на соединение с сибирской армией Пепеляева .
Но «путь на Восток» для ижевцев и воткинцев оказался не прост и привѐл он их совсем не туда, на что большинство из них надеялось. Известие о том, что отряды бывшей Прикамской народной армии в полном составе перешли на сторону новых сибирских властей, несказанно обрадовало колчаковское окружение: угроза переворота со стороны правых социалистов резко сокращалась, а боеспособность колчаковских частей повышалась за счѐт присоединения нескольких тысяч опытных, закалѐнных в боях бойцов и опытных офицеров. Однако первоначально особого доверия к ижевцам и воткинцам никто не проявлял, опасения на счѐт их политической благонадѐжности оставались. В конце декабря 1918 – начале января 1919 г. было решено переформировать вооружѐнные силы повстанцев, создав из воткинцев дивизию, а из ижевцев — бригаду регулярной армии. Это решение вызвало ропот и чуть было не при-/371/
15. Урал и Прикамье. С. 408–409, 356, 567, 394, 394 и др.
вело к конфликту, последствия для которого для колчаковцев могли оказаться очень серьѐзными.
Лишь немалым трудом удалось достичь компромисс: переформирование отрядов повстанцев всѐ же было произведено, но ижевская бригада и воткинская дивизия сохраняли широкую автономию в рамках колчаковской армии. По справедливому замечанию ижевских историков Н.П. Дмитриева и К.И. Куликова, ведущий мотив уступчивости белых генералов в первую очередь объясняется не столько желанием сохранить ижевцев и воткинцев в качестве действующих ударных частей, но прежде всего стремлением использовать в политических спекулятивных целях сам факт участия определенной части рабочих в борьбе против государства диктатуры пролетариата. События, связанные с переформированием частей ижевцев и воткинцев, в некотором смысле оказались переломными. После них отношение колчаковских властей к ним становится гораздо более позитивным. Именно с этого момента пресса, подконтрольная Колчаку, начинает проявлять к ним самый живой интерес. Публиковавшиеся материалы носили исключительно комплементарный характер. Особенно громогласные дифирамбы колчаковская пресса пела ижевцам, но иногда лучи славы падали и на воткинцев, хотя и не так часто .
Восхваление ижевцев и воткинцев велось по двум направлениям. Во-первых, поскольку Прикамская народная армия первоначально строилась как добровольческая, ижевцы и воткинцы должны были превратиться в некий символ жертвенности добровольцев, их боевой удали, показать пример упорства и бесстрашия всем остальным подразделениям колчаковской армии, пополнявшимся за счѐт мобилизованных в оккупированных белыми областях Урала и Сибири. Уж больно большинство из них ретиво разбегалось при приближении Красной Армии. Во-вторых, во всю эксплуатировался первоначальный классовых состав формирований. Вот тут и потребовалась безудержная героизация ижевцев и воткинцев. Как отмечают Н.П. Дмитриев и К.И. Куликов, колчаковская пропаганда преуспела в решении своих задач, «многие созданные ею пропагандистские мифы и клише до сего дня оказывают влияние не только на зарубежных буржуазных историков, но явственно ощущаются и в современной … историографии». Увы, даже сейчас некоторые без всяких дополнительных объяснений называют ижевцев «наиболее /372/
16. См.: Дмитриев Н.П., Куликов К.И. Мятеж в Ижевско-Воткинском районе. С. 285.
боеспособным полком в армии Колчака»! Но это попытка выдать желаемое за действительное .
Так, побывавший весной 1919 г. в гостях у воткинцев главный священник Сибирской армии Русецкий дивизию «назвал святой». А видный генерал колчаковской армии В.В. Голицын прославлял ижевцев как «сверхбогатырей» и «чудо-богатырей». В одной из своих телеграмм он беззастенчиво и откровенно льстил ижевцам: «Вы становитесь красивой боевой легендой, о вас чудеса рассказывают, в вашу честь песни слагают». К примеру, генерал М.В. Хажин так и называл ижевцев беззаветными героями, «передовым отрядом русского рабочего класса». Словом, политический расчѐт делался на то, чтобы сформировать в обществе представления о них как отборных рабочих, всецело преданных «белому делу». Ещѐ один автор, омский публицист В. Анзимиров, писал, что с приходом ижевцев и воткинцев «…противобольшевистское движение приобрело корень. Оно становилось движением всенародным» .
Белое командование стремилось создать ижевцам и воткинцам особые условия, задобрить их не только постоянным вниманием, но и разного рода привилегиями. Как добровольцам, им выплачивалось ежемесячное жалование в 300 руб., тогда как бойцам, оказавшимся в колчаковской армии по насильственной мобилизации, полагалось всего 40 рублей в месяц. Помимо того, проводились частые сборы пожертвований на нужды не только самих ижевцев и воткинцев, но и бежавших вместе с ними на восток членов семей. По отношению к семьям бывших повстанцев вообще проводилась особая политика, в результате которой военный быт ижевцев, по словам многих очевидцев, в чѐм-то напоминал обычаи древних скифов. Дело в том, что, в отличие от многих других частей колчаковской армии, со многими солдатами и офицерами ижевцами часто путешествовали в обозе их семьи, что подрывало воинскую дисциплину, но, как полагали колчаковские генералы, повышало «боевой дух».
Боевой дух ижевцев и воткинцев поддерживали также формированием у них чувства исключительности и духа корпоративизма. Дополнительным средством для достижения этой цели служило создание особой атрибутики ижевцев и воткинцев, которая должна была подчеркнуть их роль «передового вооруженного отряда» российского рабочего класса, ставшего на путь борьбы /373/
17. Веллер М., Буровский А. Гражданская история безумной войны… С. 68.
18. Дмитриев Н.П., Куликов К.И. Мятеж в Ижевско-Воткинском районе. С. 286, 292, 296–297 и др.
с «большевистским комисародержавием». У ижевцев и воткинцев погоны были особого, синего цвета, которые вроде как должны были выступать в качестве символа неразрывной связи «… со своими заводами, железом и сталью». Колчаковский подпоручик, служивший на ниве агитации и пропаганды, подарил ижевцам свою песню, которая сделалась их гимном. В гимне ижевцев они также прославлялись как простые русские рабочие, поднявшиеся на смертный бой против красного деспотизма. А в бой и на парады ижевцы выходили под своим собственным двуцветным знаменем. Зелѐный на нѐм символизировал цвет Родины и надежды, ну а что символизировал красный — в пояснениях не нуждается.
Однако никакие уловки помочь не могли. Провозглашая ижевцев и воткинцев символом «истинного народного начала» белого движения, власти белой Сибири обольщались. Ещѐ в начале 1990-х г. Н.П. Дмитриев и К.И. Куликов по этому поводу писали: «Хотелось, очень хотелось колчаковцам, чтобы оказалось действительно так. Однако это был самообман, порождаемый неумением или нежеланием видеть, что в большинстве те рабочие, как, впрочем, и трудящиеся крестьяне, которые оказались в рядах Ижевской и Воткинской дивизий, утратили связь со своим классом и давно не выражали его подлинных устремлений. Жестокая логика гражданской войны превратила их в изгоев, отщепенцев, сделала профессиональными ландскнехтами белой гвардии» .
Во что выродились бежавшие к Колчаку соединения ижевцев и воткинцев, показывает их участие в кровавых расправах колчаковцев над рабочими, не пожелавшими переметнуться на их сторону. В ночь с 1 на 2 июля 1919 г. произошло нападение на караул ижевцев у железнодорожного моста вблизи станции Куса. После перестрелки, ранив двух ижевцев-корниловцев, нападавшие скрылись в районе, где располагались бараки рабочих Кусинского завода. Генерал Молчанов, командовавший к этому времени ижевцами, ещѐ в 1906 и 1908 гг. прославился на ниве подавления народных выступлений не только в Сибири, но и на Кавказе. И в этот раз он действовал безжалостно. Им был издан угнетающий своей бесчеловечностью приказ уничтожить жилища рабочих орудийным огнѐм. В огне погибали мужчины, женщины, дети, старики… Такими же действиями ижевцы отметились во многих других городах /374/
19. Дмитриев Н.П., Куликов К.И. Мятеж в Ижевско-Воткинском районе. С. 321–322.
Сибири и Дальнего Востока, за что их окрестили варнаками . В стычках с рабочими, например, в Нижнем Тагиле, участвовали и воткинцы.
Следствием отрыва от своей социальной среды, от своих корней, перехода на чужую сторону становится быстрое и неуклонное разложение ижевцев и воткинцев. Падает боеспособность их частей. Периодически «героевижевцев» приходится подбадривать пулемѐтным огнѐм в спину. Первоначально очень по-боевому настроенная воткинская дивизия начинает терпеть поражения не только от регулярных красных соединений, но даже от партизан. Постоянно происходят стычки ижевцев и воткинцев со всеми подряд: командованием, гражданскими властями, местным населением. Даже их отношения друг с другом резко портятся. Возникшая между ними вражда не на шутку встревожила колчаковские власти. Так, полковник Ф.А. Пучков в разговоре с генералом А.Я. Нарышкиным с глубоким беспокойством свидетельствовал, что «ставить ижевцев рядом с воткинцами нельзя. Дело может кончиться штыковой схваткой» . Растѐт дезертирство, что с тревогой отмечается не только очевидцами, но сухими формулировками приказов, приписывающих расстреливать всех, кто решится перейти на сторону красных. Репрессии должны были применяться и против семей перебежчиков. Эти меры уже были недостаточны. Количество переходивших на сторону Красной Армии и просто дезертировавших становилось всѐ более внушительным.
Понять однажды позволивших обмануть себя ижевцев и воткинцев совсем не сложно. Когда пелена обмана начала спадать с их глаз, когда они понимали, участниками какой авантюры их сделали, многим становилось не по себе. Их неудержимо влекло назад, в родные края, на ставшие им домом заводы. Но логика событий вела совсем иной дорогой. Летом 1919 г. Красная Армия начинает своѐ стремительное наступление на Восток. Власти белой Сибири ничего не могли противопоставить нарастающему красному потоку. Колчаковские части в панике начинают откатываться всѐ дальше к границам Монголии и Тихому океану. Туда же, всѐ дальне от родных мест, вынуждены были беспорядочно отступать ижевцы и воткинцы. Их мечты о возвращении домой становились всѐ более призрачными и неосуществимыми.
Огромные потери и дезертирство привели к тому, что численность обоих соединений резко сократилась. Чтобы хоть как-то поддержать их боеспособ-/375/
20. Варнак – у сибиряков каторжник, уголовник.
21. Дмитриев Н.П., Куликов К.И. Мятеж в Ижевско-Воткинском районе. С. 291.
ность, а заодно и миф о сугубо пролетарских добровольческих частях, сражающихся за «белое дело», их сводят в единую Ижевско-Воткинскую дивизию.
Но этот шаг, конечно же, ничего изменить уже не мог. Красная Армия и партизаны Приморья добивали последние уцелевшие подразделения колчаковцев. Жалкие остатки теперь уже объединѐнной Ижевско-Воткинской дивизии на стороне интервентов и белых участвовали в боях за Спасск. Этот бой стал их последним боем против той власти, которую поддержало большинство
русских рабочих и крестьян. И если подвиги красных партизан, сражавшихся под Спасском, были воспеты в замечательных, ставших народными песнях («… и останутся как сказка, как манящие огни, штурмовые ночи Спасска, Волочаевские дни …»), то подвиги ижевцев и воткинцев уже никто не воспевал, да их и не было. Под прикрытием японских интервентов, потерпев окончательное поражение, они пересекли границу с тем, чтобы оказаться интернированными китайскими властями.
Дальнейшая судьба ветеранов Ижевско-Воткинской дивизии сложилась по-разному. Кого-то обманом, а кого-то и силой вновь завербовали в различные белогвардейские банды, и они вынуждены были совершать нападения на советскую территорию. Наиболее фанатично настроенные и преступные элементы в 1923 г. приняли участие в авантюрном Охотском походе генерала Пепеляева. Другие, надеясь найти источник существования, вербовались в китайскую армию. Немало ветеранов восстания бежало в США и осело в этой стране. Среди них было большое количество офицеров, в частности генерал Молчанов, а также Ефимов, Федичкин, Солдатов, Лотков и другие известные лица. Лишь немногие нашли в себе силы вернуться на Родину. В основном это были простые крестьяне и рабочие, не запятнавшиеся себя участием в расправах над мирным населением и других преступлениях Прикомуча и колчаковских властей. Советская власть не стала мстить раскаявшимся. 3 ноября 1921 г. ВЦИК принял специальный декрет о полной амнистии рядовым солдатам белогвардейских частей . Можно считать, что этот акт юридически закрепил окончание Гражданской войны и начало строительства новой жизни, в которой место могло найтись каждому, кто готов был взять на себе ответственность за будущее страны. /376/
22. История Гражданской войны в СССР. 1917–1922. Т. 5. Конец иностранной военной интервенции и Гражданской войны в СССР. Ликвидация последних очагов контрреволюции (февраль 1920 г. – октябрь 1922 г.). М. 1960. С. 355–359.
23. Дмитриев Н.П., Куликов К.И. Мятеж в Ижевско-Воткинском районе. С. 369–387.
Гражданская война в России: взгляд через 100 лет. Проблемы истории и историографии /отв. редактор проф. В.В. Калашников; под ред. канд. ист. наук Д.Н. Меньшикова. СПб.: СПбГЭТУ «ЛЭТИ», 2018. С. 366-376.

Ижевско-Воткинское восстание 1918 года

Причины восстания
1918 год. По обеим сторонам пруда, на котором стоят заводы, располагается город Ижевск с населением 70000 жителей, преимущественно рабочих и служащих этих заводов. Ижевские рабочие — почти все люди семейные, имеют собственные дома, имущество, сады, огороды, покосы, домашний скот и птицу. Они прочно живут на своих местах в Ижевске и крепко держатся за постоянную и хорошо оплачиваемую государственной казной работу.

С первых дней Октябрьской революции в Ижевске образовался Совет рабочих депутатов, в состав которого входило 250 человек. На очередных перевыборах Совета в июне 1918 года вновь большинство депутатов оказались беспартийными.
Тогда большевики вызвали из Казани специальный отряд Красной армии, который разогнал Ижевский Совет рабочих депутатов. Полномочной властью в городе был объявлен прежний Исполнительный комитет, состоявший из одних большевиков. При этом бывшим членам Совета пришлось скрываться от новой власти, опасаясь расправы.

После целого ряда бесчинств, устроенных большевиками в Ижевске, началось объединение горожан вокруг создавшихся из фронтовиков партий. В их состав входили офицеры, военные чиновники и солдаты, вернувшиеся с войны. Их главной задачей было противодействие большевистскому террору. В итоге все небольшие партии объединились в одну организацию — «Союз фронтовиков».
Главной причиной объединения членов этой организации послужили слухи о предстоящей мобилизации бывших фронтовиков в ряды Красной армии. На конспиративных собраниях «Союза фронтовиков» было решено подчиниться мобилизации лишь в том случае, если мобилизованным тут же выдадут вооружение и обмундирование. Это нужно для того, чтобы сразу провести вооруженное восстание против большевиков.

Начало восстания.Создание Ижевской народной армии
7 августа 1918 года в Ижевске большевики объявили приказ о мобилизации всех бывших участников Первой мировой войны в ряды Красной армии для освобождения Казани от белогвардейцев. Фронтовики отказались подчиниться этому приказу. В ответ на угрозы со стороны большевиков, обещавших расстрелять непокорных, фронтовики захватили на заводе 7000 винтовок и вооружились. Командовать всеми вооружёнными силами, действовавшими против большевиков, был назначен полковник Дмитрий Иванович Федичкин — участник русско — японской и Первой мировой войн.

Гражданская власть в городе, бывшая до сих пор в руках большевиков, теперь перешла в руки Ижевского Совета рабочих депутатов, разогнанного большевиками. Но через два дня ижевчане убедились, что такой громоздкий, в 250 человек, орган власти абсолютно не способен к быстрым решениям и распоряжениям, которые необходимы в период восстания.
Поэтому гражданская власть на третий день восстания была передана Прикамскому Комитету, состоявшему из четырех членов Всероссийского Учредительного Собрания, собравшихся в Ижевске после разгона Учредительного Собрания большевиками.

С переменой власти переменился и способ правления как в Ижевске, так и на заводах. Все закрытые большевиками в городе общественные и государственные учреждения и заведения начали действовать по-прежнему, как было до большевиков.
Все уволенные с заводов за антипатию к большевикам рабочие и служащие заводов снова были приняты на свои прежние места. Разрешена запрещенная большевиками торговля хлебом.

В городе было снято осадное положение и введен порядок мирного времени. Фронтовики, ненавидевшие Красную армию, радовались, что отделались от мобилизации в нее.
Бои под Ижевском.
Восставший против большевиков Ижевск, с двумя богатейшими государственными заводами, оказался в центре хорошо вооружённых красноармейских сил.

Уже на следующий день после восстания отряды Красной армии предприняли попытки захватить Ижевск. Но полковник Федичкин сформировал отряд из 300 фронтовиков и успешно отражал наступление большевиков со стороны Казанской железной дороги. Со стороны Гольянского тракта Ижевск защищал маленький отряд артиллерийских чиновников под командой штабс — капитана Куракина.

Уцелевшие знамёна Ижевских и Воткинских частей

В августе 1918 года военные действия развивались успешно для защитников Ижевска.

14 августа отряд Красной армии силой в 2500 человек пехоты наступал по Казанской железной дороге на Ижевск в поездах.
Полковник Федичкин считал, что 300 ижевских опытных и дисциплинированных фронтовиков в десять раз лучше и сильнее в боях такого же числа необученных и разнузданных свободами красных. Поэтому он взял с собою этих 300 фронтовиков и повел их на встречу красным поездам.

В 6 верстах от Ижевска на линии железной дороги ижевчане остановились и здесь испортили часть железнодорожного пути, чтобы поезда красных дальше этого места к Ижевску ехать не могли. Затем устроили засаду в растущих по обеим сторонам густых кустах и стали ждать подхода поездов противника. Не долго ждали ижевчане. Появились впереди поезда большевиков.
Машинист с переднего паровоза первый заметил разрушенный путь и, на счастье горожан, остановил поезд как раз там, где они его ожидали. Ижевчане не бросились на поезд с криком «ура!», потому что красных было слишком много.
Продолжая скрываться от противника за кустами, метко стреляли по дверям и окнам вагонов с обеих сторон поездов, не давая возможности большевикам выгрузиться из вагонов.

Большевики поняли, что ижевчане решили перестрелять их всех до единого в вагонах. Пришлось вывешивать из окон белые тряпки. Стрельба была приостановлена. В этот момент 40 большевиков попытались убежать из вагонов в лес, но были пойманы и обезоружены. Это оказались как раз те люди, которые своим жестоким отношением к ижевским рабочим довели их до вооружённого восстания. Отдельно от других пленных красноармейцев они были отправлены в Ижевск на расправу рабочим.
В тот же день,14 августа, большевики предприняли наступление на Ижевск от пристани Гольяны. Ижевский штаб послал туда маленький отряд артиллерийских чиновников под командованием штабс- капитана Куракина. Красные вынуждены были отступить.
Вследствие часто повторявшихся наступлений Красной армии по Казанской линии железной дороги в поездах, ижевчане построили в 12 верстах от Ижевска на линии этой дороги, на возвышенной местности, укрепленную позицию с линией окопов полного профиля, на протяжении 6 верст по фронту, с ходами сообщения и наблюдательными пунктами. Все расстояния до видимых предметов впереди позиции были измерены и в окопах на дощечках переписаны.

В окопы был поставлен постоянный гарнизон из 800 человек, а в двух верстах от передовой — резерв, так же в окопах.
Командовал этим гарнизоном коренной ижевчанин поручик Зебзиев.

17 августа 1918 года отряд Красной армии численностью в 2000 человек пехоты, 200 человек кавалерии, с 8 пушками наступал вновь по железной дороге со стороны города Казань.
Так как железнодорожное полотно оказалось разобранным в 6 верстах от Ижевска, отряд высадился из вагонов и выгрузил свои пушки и пулемёты.

Ижевчане скрывались в своих окопах и не обнаруживали своего присутствия на этой позиции. Когда колонна большевиков подошла к окопам ижевчан, защитники города открыли огонь.
Большевики, не ожидавшие ничего подобного от ижевских рабочих, начали отстреливаться и отступать, оставляя своих убитых и раненых.

18 августа со стороны Гольянского тракта к Ижевску приблизился 6000-ый отряд большевиков под командованием Антонова. У него был строжайший приказ от Ленина и Троцкого: «Взять Ижевские заводы во что бы то ни стало».
Противник стал громить город из пушек. Снаряды разрывались на улицах. Полковник Федичкин и 600 ижевчан удерживали продвижение колонны Антонова только ружейным огнём. Пушек у них не было. В самом городе срочно формировалось ополчение, которое двигалось на помощь защитникам Ижевска. Полковник Федичкин объяснял боевую задачу ижевчанам: «Окружить противника в лесу и уничтожить».

Антонов почувствовал вокруг себя огромную враждебную силу и развил такой жестокий огонь, что ополченцам пришлось закапываться в землю. К рассвету 19 августа противник расстрелял все патроны и снаряды. Стрельба затихла.
Ижевчане бросились на обессиленных красных с громким криком «ура» и победили. Защитники Ижевска в этом бою разбогатели пушкой, пулеметами, награбленным большевиками золотом и массой коммунистической литературы, которую тут же в лесу сожгли.

По окончании этого боя семьи горожан встретили своих защитников с церковным колокольным звоном, с крестным ходом, с большим хором соборных певчих, певших благодарственные молитвы Богу со слезами радости на глазах.
В августе отряд штабс-капитана Куракина захватил город Сарапул, освободив его от отрядов красноармейцев. Большую помощь восставшим оказывали крестьяне. Они направили в Ижевск делегатов с просьбой выдать им оружие для защиты собственной жизни и имущества от грабежа большевистских продотрядов.

Крестьянские делегаты были приняты в Ижевске, и просьба их была удовлетворена. Среди крестьян были солдаты и офицеры с большим боевым цензом в период Первой мировой войны, чего у Ижевской армии не доставало. Поэтому полковник Федичкин, с согласия Комитета членов Всероссийского Учредительного Собрания, приказал начальнику штаба, коренному ижевчанину, который знал в лицо всех своих, формировать из крестьянских солдат и офицеров боевые отряды, вооружать их и давать им боевые задания.

За эту помощь крестьяне обязались привозить в Ижевск хлеб и съестные припасы в необходимом количестве для рабочих заводов. Крестьяне быстро сформировали из рот большие отряды и начали с жаром уничтожать на своей территории все большевистские продовольственные отряды и сражаться против отрядов Красной армии, которых не пропускали к Ижевску.
Благодаря богатству телефонных и телеграфных линий в Вятской губернии, связь крестьянских отрядов со штабом Ижевской Народной армии поддерживалась непрерывно.

По Северной железной дороге, между городом Глазовом и станцией Чепцы, был образован Северный фронт на протяжении 150 верст, который в течение трех месяцев совершенно очистил Глазовский и Сарапульский уезды от красноармейских отрядов. На северном фронте дралось 10 отрядов по 10 000 крестьян-солдат в каждом под общей командой ижевчанина капитана Зуева с начальником штаба фронта капитаном Мироновым. 3-я армия красных, не получая из центра никаких войск против Ижевской Народной армии, ограничилась шестью сформированными из местных крестьян, ненавидевших большевиков, полками.

Эти шесть полков прекрасно работали в пользу Ижевской армии, исполняя свои задачи. Они все время наступали и, разбитые, отступали, оставляя ижевчанам свои пушки, пулеметы и отнятый у крестьян хлеб и скот. Затем эти полки снова пополнялись, вооружались, снова наступали, разбитые — отступали, оставляли ижевчанам новые трофеи. Так они старались действовать до самой ликвидации Ижевской Народной армии.
Причины поражения
В конце октября 1918 года средства Ижевской армии истощились. Надежда на получение помощи извне была потеряна. Большевики, захватив Самару и Казань, наступали со всех сторон на армию полковника Федичкина. Они отрезали от Ижевска все крестьянские отряды и окружили Ижевск. Кроме того, флотилия капитана Феодосьева, прикрывавшая Каму от прохождения по ней большевистской флотилии, уплыла в Уфу, не предупредив штаб Ижевской армии о своём уходе. Путь большевикам со стороны Камы был открыт, а Ижевская армия оказалась отрезана от Уфимских войск. Это было одной из главных причин падения Прикамского края и Ижевской Народной армии.

Полковник Федичкин 20 октября собрал Ижевскую администрацию и Комитет членов Всероссийского Учредительного Собрания и объявил о немедленной эвакуации тех, кто не может доверить свою жизнь большевикам. Пока есть возможность, в течение нескольких ближайших дней эвакуировать женщин, детей и ценное имущество. Через неделю у ижевчан не будет ни одного патрона и снаряда и «мы должны будем бежать из Ижевска голыми по льду через реку Каму».

Председатель Комитета членов Всероссийского Учредительного Собрания Евсеев не согласился с полковником Федичкиным и назвал заявление об эвакуации трусостью.
Тогда полковник Федичкин потребовал от членов Прикамского Комитета Всероссийского Учредительного Собрания увольнения его в отставку вследствие расстроенного состояния здоровья и командирования его в распоряжение Верховного Главнокомандующего сухопутными и морскими силами России генерала Болдырева. Получив документы от Комитета членов Всероссийского Учредительного Собрания, полковник Федичкин со своим личным адъютантом капитаном Попковым сели на верховых лошадей и в ночь поехали через расположение красных войск в г.Уфу. Через несколько дней большевики вошли в Ижевск и расстреляли на площади Михайловского собора 400 рабочих.

Ижевская Народная армия с частью семейств и крестьянских отрядов с большим трудом и лишениями кое-как пробились в расположение сил генерала Болдырева.
С Колчаком
Прорвав кольцо красных, рабочие двинулись на восток, к армии Колчака. Сначала там отнеслись к ним очень насторожённо, но посланный к ним с инспекцией генерал Тихмеев вскоре докладывал, что рабочие представляют собой великолепную боевую единицу и горят желанием бить большевиков. Ижевские рабочие были сведены в одну стрелковую дивизию, и у них была особая форма с синими погонами и выпушками. На их погонах была буква «И». Такая же форма была и у рабочих Воткинской и Сарапульской дивизий с буквами на погонах соответственно «В» и «С». Были у Колчака ещё три дивизии, сформированные преимущественно из рабочих Урала и Сибири, а также отдельный Петроградский рабочий полк. Всем рабочим Корпусом командовал генерал-лейтенант Молчанов родом из г. Елатьма Тамбовской губернии.

Генерал Молчанов был боевым офицером старой Русской армии и внешне ничем не отличался от своих солдат-рабочих. Он носил серую солдатскую шинель синими солдатскими погонами, на которых белыми нитками был прострочен генеральский зигзаг. Генерал ходил со своими солдатами в штыковые атаки на красных, взяв в руки винтовку, ел с ними из одного котла и делил с ними все радости и невзгоды. Многие офицеры рабочего Корпуса были сами потомственными рабочими, которые свои офицерские погоны получили на фронтах I Мировой. Особым почётом пользовались поручики Ладыгин, штабс-капитаны Калашников, Мудрынин и Стелянин, ротмистр Агафонов, капитан Селезнёв и многие другие. Были в Корпусе и кадровые офицеры Русской армии и даже аристократы: полковники Ефремов, Федичкин и князь Ухтомский. Дисциплина в рабочем стрелковом Корпусе была железной, и рабочие на своих офицеров смотрели не только как на начальство, но и как на товарищей по оружию. Корпус был награждён за храбрость Георгиевским знаменем, которое лично вручил адмирал Колчак.
Георгиевское знамя Ижевской стрелковой дивизии.Официальный приказ о награждении отдан на ст. Петухово 16 сентября 1919 г .: «Ижевская стрелковая дивизия, сформированная из добровольцев-рабочих Ижевского, а последнее время и других заводов Урала, с момента своего существования, неизменно выказывала высокую доблесть и образцовую стойкость в жестокой борьбе с врагом, на благо возрождающейся России. Особенно геройскими, боевыми подвигами ознаменовала себя Ижевская стрелковая дивизия в период времени с 30-го августа по 5 сентября сего года в боях у посадов Богатый, Дубровный, Сунджарский и сел Большое и Малое Приютное, когда особенно жестокими ударами сломила упорство врага, нанеся ему громадные потери, и, захватила большое количество трофеев и пленных, заставив бежать неприятеля на Запад. В воздаяние доблестных геройских заслуг, мужества и храбрости, жалую Ижевской стрелковой дивизии Георгиевское знамя. Знамени этому оказывать почести и хранить его, согласно надлежащих установлений. Адмирал Колчак»

Боевое знамя Ижевской стрелковой дивизии.Знамя – «заместитель» Георгиевского знамени. Изготовлено самостоятельно в конце 1919 года впредь до вручения знамени Верховным Правителем. Фигурировало во время парада дивизии на ст. Иннокентьевская в феврале 1920 г ., где было вынесено офицерским батальоном.При эвакуации из Приморья вывезено в Китай, а затем в Соединенные Штаты. Хранилось в Ижевско-Воткинском объединении в г. Сан-Франциско. 29 сентября 1968 года во время празднования 50-летия со дня восстания на заводах украшало сцену торжественного собрания. В настоящее время его местонахождение неизвестно (возможно утеряно).

Знамя Воткинского артиллерийского дивизиона.Пожаловано в Забайкалье приказом Командующего Дальневосточной армией генерала С.Н. Войцеховского за спасение пушек во время Великого Сибирского похода.

Рабочий стрелковый Корпус прошёл весь свой тернистый путь от гор Урала до Тихого океана, окропив своей кровью белые снега необъятной Сибири. Все оставшиеся в живых его солдаты-рабочие были награждены знаком «За великий Сибирский поход». На этом знаке, сделанном из серебра, был изображён терновый венец, на котором лежал обнажённый меч. Носился он вместе с другими боевыми наградами на Георгиевской чёрно-оранжевой ленте.

В том, что тогда Белое движение России потерпело неудачу, нет их вины. Они сделали всё, что только могли.Генерал Молчанов увёл своих солдат-рабочих во Владивосток, откуда они были переправлены в Маньчжурию. С Маньчжурии он делает попытку вернуться на Родину. В 1921 г. он переходит границу и занимает Хабаровск, Волочаевку и Спасск. Но, встретив на своём пути в десятки раз превосходящие его силы большевиков, вынужден был вернуться в Китай. Там, в Харбине и Шанхае, рабочие Корпуса создают «Ижевско-Воткинское промышленное товарищество». Многие ещё в 20-х гг. уехали в Америку, где в Сан-Франциско создали филиал «Товарищества», поражая американцев своей высокой рабочей квалификацией, которой, по признанию американцев, не имели их рабочие.

Последние рабочие покинули Харбин и Шанхай в 1945 г., в связи с приходом в Китае коммунистической власти. Они уехали в Америку к своим товарищам и друзьям по оружию, некоторые перебрались в Австралию, а другие поселились в странах Европы. Сегодня их потомки ежегодно съезжаются вместе 16 августа — в День начала рабочего восстания на Урале против большевиков

Как подавили Ижевско-Воткинское восстание

100 лет назад, 7–11 ноября 1918 года, Красная Армия взяла Ижевск и Воткинск, подавив крупное восстание против большевиков в Прикамье.

5 ноября 1918 года Красная Армия начала наступление на Ижевск, который уже несколько месяцев оставался центром крупного восстания против большевиков. 7 ноября красные пошли на штурм Ижевска и 8-го взяли его. 11 ноября восставшие сдали красным» и соседний город Воткинск. Отступившие за Каму войска повстанцев в дальнейшем воевали с большевиками в составе Ижевской и Воткинской дивизий Русской армии адмирала А. В. Колчака.
Предыстория
Причины Ижевско-Воткинского восстания были связаны с политикой большевиков, которые действовали без учёта местных условий. Рабочие Ижевска и Воткинска, вместе со своими семьями составлявшие большую часть населения этих городов, принадлежали к особому типу уральского пролетариата. Их основу составляли потомственные кадровые рабочие, которые по сравнению с приезжими отличались более высокой квалификацией и доходами. Общий развал традиционного хозяйства и политика «военного коммунизма» подрывали их положение. Кроме того, в регионе преобладали партии меньшевиков и правых эсеров. Их сторону принял «Союз фронтовиков» — организация объединяла солдат и офицеров, и выступала против советской власти.
Начавшееся 25 мая 1918 г. выступление вдоль Транссибирской магистрали Чехословацкого корпуса и антиреволюционных организаций Поволжья и Сибири (белых) стало поводом к восстанию. 6 августа 1918 года чехословаки и белые взяли Казань. 7 августа большевики попытались провести насильственную мобилизацию ижевских рабочих в Красную Армию, что стало непосредственным поводом к мятежу. Первые волнения переросли в вооруженное противостояние. 8 августа «Союз фронтовиков» поднял восстание и к вечеру власть перешла в руки восстановленного Ижевского совета рабочих депутатов. 10 августа 1918 г. Исполком Совета объявил о формировании Ижевской народной армии. Рабочие выступали под лозунгом; «Советы без большевиков!» 17 августа ижевцы взяли Воткинск (подробнее в статье — «За Советы без большевиков»). Восстание поддержали и окрестные крестьяне, раздраженные деятельностью продотрядов.
Особенностью Ижевско-Воткинского восстания было наличие в руках восставших мощной производственной базы в виде Ижевского и Воткинского заводов. Ижевский оружейный завод — один из трех военных заводов (наряду с Тульским и Сестрорецким), снабжавших русскую армию трехлинейными винтовками системы Мосина. Завод производил до 2500 винтовок в сутки. Воткинский завод производил снаряды для артиллерийских орудий (до 2000 в сутки), также на заводе занимались бронированием поездов и пароходов. Кроме того, на заводах производились штыки, орудийные замки, отдельные части к пулемётам, холодное оружие, выделывалась колючая проволока. Правда, с патронами дело обстояло плохо. На Ижевском заводе их запас был незначителен. Патроны, орудия и пулеметы добывались главным образом в боях у красных, как трофеи. Военная производственная база, а также наличие под рукой значительного числа прошедших мировую войну офицеров, военных чиновников и солдат, позволили уже изначально приступить к созданию не партизанских отрядов, а полноценных регулярных вооруженных частей. В итоге повстанцы смогли создать довольно боеспособные части, которые в августе 1918 года нанесли ряд поражений красным.
К началу сентября 1918 г. повстанцы распространили свое влияние на громадный по площади район с населением более 1 млн. человек, включавший в себя часть территорий Вятской и Пермской губерний. Повстанцы разгромили наиболее боеспособные части 2-й красной армии и взяли Сарапул, что привело к временному нарушению управления войсками Красной Армии на прикамском участке фронта. Таким образом, возникло «государство в государстве» — со своей территорией и населением, со своей промышленностью, сельским хозяйством, со своим правительством (Прикамским Комучем) и органами местного самоуправления (Советами), со своими боеспособными вооруженными силами (Ижевская и Воткинская Народные армии).
Подготовка к решительной битве
Сентябрь прошел в расширении района восстания и стычках передовых частей. На севере под угрозой повстанцев находилась железная дорога Вятка-Пермь, где ижевцы подошли к Глазову, а воткинцы — к ст. Чепца. На западе ижевцы и присоединившиеся к ним крестьяне подходили к реке Вятке на участке городов Малмыж и Уржум. На востоке воткинцы были недалеко от г. Оханска, занимая одно время большое село Сосновское, а на левом берегу Камы вели бои около г. Оса. К востоку от своего завода воткинцы за Камой занимали некоторые пункты, где происходили столкновения с левым флангом главного фронта 3-й красной армии (5-я Уральская дивизия Красной армии). К югу от заводов был взят город Сарапул, и далее к западу на железнодорожной линии Казань — Екатеринбург ижевцы вытеснили красных со ст. Агрыз, от которой шла ветка на Ижевск и Воткинск.
Тем временем красное командование предпринимало активные действия, чтобы разгромить восстание. В первых боях красные войска, сформированные в основном из местного населения, показали ненадежность, низкую боеспособность. При первой угрозе красные быстро отступали или разбегались, бросая оружие и боеприпасы. Их снова собирали и вооружали, и они снова бежали. Тогда из центра стали направлять наиболее боеспособные части, составленные из коммунистов, отрядов ЧК, интернационалистов. Из ранее разбитых частей и отрядов, а также прибывших подкреплений начали формировать батальоны и полки. Так сформировали два сводных полка, третьим полком стал 1-й Смоленский полк, они образовали 1-ю Сводную дивизию. Командование армией принял бывший полковник императорской армии Василий Шорин. Он провёл большую работу по реорганизации армии. В результате 2-я красная армия была восстановлена и получила задачу подавить восстание.

Командующий 2-й армией Восточного фронта Василий Шорин
Кроме того, из сил 3-й красной армии был образован Северный фронт. Повстанцы могли перерезать железную дорогу Вятка – Пермь. Поэтому для борьбы с ними в Глазове сформировали Особую Вятскую дивизию. 13 сентября ижевские повстанцы начали наступление на севере в направлении на Игру и Чепцу. После тяжёлого боя красные были разбиты и отступили в Зуру. Заняв Игру, повстанцы предприняли несколько атак на Зуру, однако успеха не добились. Бои в районе Зуры продолжались до начала октября, когда ижевцы снова попытались атаковать крупными силами, но потерпели поражение. 1 октября красные окружили и взяли Игру, а к середине октября, продолжая наступление, вошли в Якшур-Бодью — последний крупный населённый пункт к северу от Ижевска, расположенный в 40 км от города. После прибытия подкреплений (7-й латышский стрелковый полк), Вятская дивизия начала наступать на воткинском направлении и 7 октября взяла село Шаркан — важный стратегический пункт в обороне Воткинска. Во время решающего наступления на Ижевск, части Особой Вятской дивизии вели отвлекающее наступление на Воткинск, сковывая силы повстанцев и отвлекая их от направления главного удара.
После того, как 11 сентября 1918 года Красная Армия отбила Казань, что привело к отступлению Поволжского фронта белых, красные смогли высвободить значительные военные силы и сосредоточить усилия на подавлении Ижевско-Воткинского восстания. На усиление 2-й армии прибыл отряд В. Азина. Этот отряд был усилен другими частями и переформирован во 2-ю Сводную дивизию, состоявшую из трех пехотных полков, одного кавалерийского и артиллерийской бригады. К 20 сентября дивизия насчитывала в своем составе 1690 пехотинцев, 450 кавалеристов и 9 орудий, позже была ещё усилена. В конце сентября на помощь 2-й армии также подошла красная Волжская флотилия Раскольникова. На железной дороге у красных появились бронепоезда. В середине октября во 2-ю армию присылаются роты чрезвычайных комиссий: московской, тамбовской, смоленско-рязанской, саратовской и нижегородской. Из чекистов формируется 6-й сводный полк. Кроме того, на усиление прибывают уже готовые сформированные полки: Карельский, Пензенский и Мусульманский. Таким образом, 2-я красная армия была восстановлена и серьёзно усилена надежными частями, снабжена всем необходимым. Перевес сил и преимущество в материальном снабжении перешли на сторону красных.

Стоит также отметить, что в это время произошло падение боеспособности повстанческих сил. Осенью начался внутренний кризис. Как в других регионах, начались споры между правыми социалистами и офицерством. Офицеры считали, что необходим был жесткий вождь, диктатор, не связанный партийностью. Правые социалисты, в свою очередь, с недоверием относились к офицерам, опасаясь военного переворота. В результате между гражданской и военной властями повстанцев постоянно происходили конфликты. Также на фоне внутреннего кризиса начала сказываться пропаганда большевиков. Рабочие устали от войны, не дождались улучшения своего положения (оно только ухудшилось). Новая власть разочаровала их. В армии пришлось отказаться от добровольческого принципа, ввести принудительную мобилизацию. Началось падение дисциплины, разложение тыла, что сказалось и на боеспособности войск. Кроме того, начался белый террор – новые власти уничтожили большевистское руководство Ижевска. Такая же картина наблюдалась позже и в Воткинске, а также в других заводских посёлках и деревнях Прикамья, где власть брали повстанцы. Арестам подвергались большевики и красноармейцы, а также их родственники. Белые неоднократно устраивали массовые казни. В результате репрессии и террор затронул широкие слои населения. Понятно, что это оттолкнуло от белых часть населения, усилились симпатии к красным.
Красные переходят в наступление
Восстановленная 2-я красная армия начала медленное продвижение к Ижевску. Из из района с. Вятские Поляны красные двинулись двумя путями: вдоль железной дороги Казань — Екатеринбург и по рекам Вятка и Кама на Сарапул. К концу сентября красные подошли к ст. Агрыз, откуда шла ветка на Ижевск — Воткинск, и здесь начинаются бои, продолжавшиеся весь октябрь. 4 октября после тяжёлых боёв дивизии Азина удалось взять сильно укреплённую железнодорожную станцию Агрыз. После взятия Агрыза у красных появилась возможность наладить железнодорожное сообщение с Вятскими Полянами, откуда на помощь Азину подошёл бронепоезд и была доставлена артиллерия. Спустившись на пароходах по р. Вятке и двинувшись вверх по Каме, 5 октября красные захватили Сарапул. После взятия Сарапула началась подготовка к окружению и штурму Ижевска. К 30 октября в составе 2-й сводной дивизии Азина было 4424 штыков, 849 сабель, 27 орудий и два бронепоезда.
Таким образом, к началу октября наступательные действия повстанцев, развивавшиеся по направлениям к югу от Ижевска и к северу от Воткинска, постепенно выдыхаются. Потеря Агрыза и Сарапула заставили повстанцев сначала перейти к обороне, а с середины октября начать планомерное сокращение сильно растянутых фронтов, отводя войска непосредственно к Ижевску и Воткинску. Одной из причин поражения ижевцев стала неудача в деле налаживания взаимодействия с войсками сначала поволжской Народной армии Самарского Комуча, а затем Российской армии Временного Всероссийского правительства (Директории) в Казани, Уфе и Самаре. Комуч и Директория были пассивны и погружены во внутренние свары. Тем временем, для Ижевской и Воткинской народной армий это было жизненно необходимо не только для получения подкреплений, но и с точки зрения получения военного снабжения — в первую очередь боеприпасов (патронов и снарядов), в которых постоянно испытывался острый недостаток, и которые приходилось добывать в бою.

Латышские стрелки в окопах под Ижевском
Продолжение следует…

Уральские рабочие в армии Колчака

Кто не слыхал, как с врагами сражался
Ижевский полк под кровавой Уфой,
Как с гармонистом в атаку бросался,
Ижевец — русский рабочий простой.
Бойцы-ижевцы в Русской армии Колчака
В советское время мы с энтузиазмом распевали песню про «штурмовые ночи Спасска, волочаевские дни». И никто не задавался вопросом: почему так тяжело достались красным героям те дальневосточные сопки? Действительность оказалась не совсем героической, скорее, трагической. На самом деле красным зимой 1922 года на волочаевском рубеже оказывала яростное сопротивление дивизия уральских рабочих, воевавших за белых.
В августе 1918 года произошел Ижевско-Воткинский антибольшевистский мятеж — вооруженное выступление под руководством организации «Союз фронтовиков» под лозунгом «За Советы без большевиков». Рабочие восстали, возмущенные русофобским беспределом красного террора, многочисленными жестокими и бессудными расправами над своими земляками. Центром восстания стали два города, где были расположены крупные государственные оборонные заводы. В момент наивысшего подъема мятеж охватил территорию с населением более миллиона человек (большую часть современной Удмуртии), а численность повстанческой армии достигла 25 тысяч штыков. Самыми активными участниками восстания стали рабочие Ижевска и Воткинска. Именно из них были сформированы две дивизии. Рабочие шли в бой против большевиков сначала под красным знаменем, на котором было написано «В борьбе обретешь ты право свое».
В стратегическом отношении Ижевско-Воткинское восстание оказало существенное влияние на положение Красной армии, главным образом на действия 2-й и 3-й армий. 2-я армия фактически была разгромлена восставшими, после чего её пришлось создавать вновь и до самого конца восстания она была прикована к Ижевско-Воткинскому району, не имея возможности содействовать фронту. В свою очередь, 3-я армия вынуждена была выделить часть своих сил для действий против восставшего Воткинска, кроме того значительные силы были отвлечены для защиты железной дороги Вятка-Пермь, которая находилась под угрозой быть перерезанной повстанцами. Все это стало важным фактором, позволившим Русской армии сосредоточить силы на Пермском направлении и впоследствии захватить Пермь 25 декабря 1918. Разгром, бегство и полный развал 2-й армии РККА, явные сочувствие и помощь крестьян восставшим рабочим делали восстание чрезвычайно опасным для красной власти. Ненадежность мобилизованных из местного населения заставляла посылать войска из центра страны. Упорство в боевых столкновениях требовало посылки особо стойких частей, составленных из коммунистов, латышей и китайцев. Отряды наемных иноземцев по своей жестокости не отличались от доморощенных коммунистов, и борьба принимала свирепый, кровавый характер с большими потерями с обеих сторон. В результате поражения восстания Белое движение потеряло возможность использовать в Гражданской войне потенциал ижевских оружейных заводов, выпускавших до одной трети всего стрелкового оружия, производимого в России. Эти заводы перешли в руки красных. В связи с уходом значительной части рабочих к белым выпуск винтовок на Ижевском заводе резко сократился. Только к январю 1919 года удалось довести его до 1000 штук в день, что, тем не менее, вдвое уступало объёму производства до восстания. Вместе с повстанцами родные места покинули и их семьи, не рассчитывая на пощаду большевиков.
В ходе Гражданской войны Ижевская и Воткинская дивизии несли потери и объединились в одну дивизию. Возглавил ее полковник Викторин Молчанов. Это соединение вошло в состав войск адмирала Колчака. Гражданская война для Молчанова началась с того, что он возглавил отряд крестьянской самообороны, сопротивлявшийся продотрядам большевиков в Прикамье. Затем Молчанов возглавил восстание в Елабужском уезде. В это же время из окружения, прорвав фронт, туда же под Елабугу отошло соединение ижевских рабочих, которое вошло в состав 2-го белогвардейского Уфимского армейского корпуса.
Дивизия уральских рабочих была самым боеспособным соединением колчаковских войск. Она отступала последней, сдерживая натиск красных. Особенно ей досталось в Красноярске, где красные подняли восстание, отрезав пути отхода. Тогда ижевцы/воткинцы с боем ворвались в Красноярск, разгромили восставших и двинулись на Иркутск.
Боевое знамя дивизии уральских рабочих
Как мы знаем, в Прибайкалье армия Колчака закончила свое существование, а самого Верховного правителя расстреляли. Только дивизия уральцев и полк офицеров-каппелевцев смогли пройти по льду Байкала в полном составе. В Чите генерал Молчанов получил пост заместителя командующего Дальневосточной (белой) армией и возглавил Сибирский корпус, созданный на основе оставшихся войск Каппеля и Колчака. В Приморье Молчанов перевооружил своих бойцов, пополнил полки добровольцами из местного населения, после чего корпус стал именоваться Повстанческой белой армией. Из Уссурийска армия Молчанова начала наступление на север, нанесла ряд значительных поражений красной Дальневосточной армии. 22 декабря 1921 года белые захватили Хабаровск и освободили почти все центральное Приамурье и северное Приморье. Первое поражение молчановцы потерпели 12 февраля 1922 года от превосходящих сил Красной армии под Волочаевкой.
В годы советской власти на сопке Июнь-Корань на левом берегу Амура, под Хабаровском, был создан музей. Одна из самых интересных экспозиций воссоздает события февраля 1922 года: армия красного героя Гражданской войны Василия Блюхера, имея многочисленное превосходство в живой силе, при поддержке артиллерии, танков и бронепоездов прорывает оборону белых. Сопку Июнь-Корань и прилегающие территории занимала именно Ижевско-Воткинская дивизия. Она давала шанс остальным белогвардейцам, обремененным обозами и семьями, отступить за Амур, чтобы далее, из Приморья, морем или по суше эмигрировать из России.
Дивизия в тех боях сама потеряла много бойцов, но и положила на подступах к Волочаевке немало живой силы противника. Достаточно сказать, что первый полк красноармейцев, штурмовавший сопку, был уничтожен полностью. Командарму Блюхеру пришлось срочно бросать в бой резервы, чтобы белые не успели подвезти из Хабаровска боеприпасы. Поскольку патронов не хватало, ижевцы полили склоны сопки водой, создав ледовую корку, и опутали все колючей проволокой. Из окопов поднимались только в яростные штыковые атаки. Когда кавалерия Блюхера стала окружать Волочаевку и сопку, Молчанов отдал приказ отступать в Хабаровск. Оттуда на юг его части пробивались с тяжелыми боями. Наиболее ожесточенные столкновения произошли у станций Розенгартовка и Бикин. К слову, все участвовавшие в них полки Блюхера были награждены орденами Красного Знамени.
В октябре 1922г. начались жестокие бои в Спасске. И снова эвакуацию остатков белой армии прикрывала Ижевско-Воткинская дивизия под командованием генерала Молчанова. Конечно, уральские рабочие защищали еще и свои семьи, которые спешили выбраться за пределы России в Китай. Утром 9 октября войска красных перешли в наступление по всему фронту. После короткой артподготовки они заняли северную часть города. К полудню были захвачены еще четыре форта и белые отошли на последний укрепленный рубеж в районе цементного завода. Однако затем, оказавшись под угрозой захвата с флангов, были вынуждены оставить Спасск…
Так дивизия уральских рабочих практически прекратила свое существование. Она приняла только еще один бой — на границе с Китаем. Чтобы обоз с женщинами и детьми успел перейти границу, уральцы поднялись в штыковую атаку против красноармейцев, которыми командовал Уборевич. Лишь небольшое количество выживших солдат и офицеров, сохранив Андреевское знамя, покинули Россию…
Викторин Михайлович Молчанов
бессменный командир Ижевско-Воткинской дивизии. Окончил Елабужское реальное и Московское пехотное юнкерское (позже — Алексеевское военное) училища. Служил в Сибирских саперных батальонах в Прибайкалье и в селе Раздольном под Владивостоком. Много занимался геодезическими работами в Приморье и на Байкале. Участник Первой мировой войны. Конец войны застал на Рижском фронте в должности инженера армейского корпуса в звании подполковника. Получил ранение обеих ног и попал в германский плен. Бежал. Вернувшись в Елабугу, присоединился к Белому движению. В конце Гражданской войны вместе с несколькими офицерами и командующим Земской ратью генералом Дитерихсом ушел из Владивостока к корейской границе в Посьет. Здесь их подобрала эскадра кораблей Сибирской флотилии контр-адмирала Георгия Старка. Викторин Молчанов эмигрировал в Корею, оттуда перебрался в Маньчжурию. Спустя некоторое время выехал в США и поселился под Сан-Франциско. Там он организовал куриную ферму. В годы Великой Отечественной войны Молчанов поддерживал сбор средств в США в помощь Красной армии и сражавшемуся с фашизмом советскому народу. Скончался Викторин Михайлович в 1975 году.

«Шел под красным знаменем белый командир» http://vladnews.ru/3825/istoricheskij-klub/shel-pod-krasnym-znamenem-belyj-komandir.html
«Памяти Ижевско-воткинского восстания. Красные латыши против русских рабочих» http://kaminec.livejournal.com/64393.html
«Униформа Ижевской и Воткинской стрелковых дивизий» http://kolchakiya.narod.ru/uniformology/ij_vtk_rebels_02.htm
Ефимов А.Г. «Ижевцы и воткинцы» http://www.dk1868.ru/history/EFIMOV.htm