Иван Грозный что завоевал

LiveInternetLiveInternet

Цитата сообщения АрдалионоваС


Отечественная история в наших учебниках тосклива. Вот другое дело Франция, Италия или Англия… Тут тебе и мушкетеры, и «Железная маска» и «Розы» там всякие. А между тем если копнуть… Были у нас и мушкетеры (в 1611 году обороной Кремля командовал лейтенант французских королевских мушкетеров), и «Железная маска» – соперник Ивана Грозного, его старший брат…
Безвременье
В ночь на 4 декабря 1533 года умирает Василий III и начинается так называемое правление Елены Глинской (второй жены Василия III).
Елена была удобной ширмой, за которой всем реально распоряжалась боярская клика. А уж после ее смерти и вовсе начался боярский беспредел.
Так что детство будущего Ивана Грозного (сына Глинской) было, мягко говоря, не безоблачным. В своих письмах Курбскому он описывает боярские козни после смерти матери, и перед нами предстает живой человек, униженный и оскорбленный: «Остались мы… круглыми сиротами – никто нам не помогал; оставалась нам надежда только на Бога… Было мне в это время восемь лет; князья Василий и Иван Шуйские самовольно навязались мне в опекуны и таким образом воцарились; тех же, кто более всех изменял отцу нашему и матери нашей, выпустили из заточения и приблизили к себе… Нас же… начали воспитывать как чужеземцев или последних бедняков.
Сокровища матери перенесли в большую казну, а остальное разделили… Дворы и села и имущества наших дядей взяли себе и водворились в них… Все расхитили коварным образом… Всех подданных считали своими рабами, своих же рабов сделали вельможами, делали вид, что правят и распоряжаются, а сами нарушали законы и чинили беспорядки.
Тогда натерпелись мы лишений и в одежде, и в пище. Ни в чем нам воли не было…»
Незаконнорожденный
А дело в том, что после смерти матери Ивана при дворе не считали не только законным наследником престола, но даже и законнорожденным! Знать не признавала детей Елены Глинской (Ивана и Юрия) детьми Василия. И не без оснований. Ибо отцом их скорее всего был князь Иван Федорович Овчина Телепнев-Оболенский. Который был любовником Елены Глинской. Об этом все знали. Даже от иноземного ока сие не укрылось. Вот что писал австрийский дипломат Сигизмунд Герберштейн: «Сразу после смерти государя вдова его стала позорить царское ложе с неким по прозвищу Овчина…» Причем надо сказать, что «некий Овчина» в постели великой княгини возник не после смерти Василия III, а сразу после их свадьбы…
Бояре-интриганы, подложившие Василию III новую жену, явно сомневались в способности государя проявить к ней конкретный интерес. И дабы не пускать дело на самотек, сразу же обеспечили свою ставленницу надежным «производителем». Кстати, то, что отцом Грозного был Овчина Телепнев-Оболенский, подтверждается целым рядом фактов. Скажем, психические отклонения Грозного налицо, а уж его младший братец Юрий и вовсе слабоумен. В роду Рюриковичей столь ярко выраженных «психов» не было. Как не было их и у Глинских. А вот у Оболенских одни прозвища чего стоят: Немой, Лопата, Глупый, Медведица, Телепень, Сухорукий…

В общем, мало кто при дворе сомневался, кто истинный отец будущего Грозного.
Волчонок
Как уже было сказано, правление Глинской и Овчины было непродолжительным: когда регентша стала лишней, бояре попросту отравили ее. А «обольститель ее Овчина», как гласит летопись, был тут же «рассечен на куски».
Однако захватившие власть бояре, занятые дележом казны и ослепленные безудержной страстью к обогащению, забыли про детей Василия III: Георгия (сын Василия III от первого брака с Соломонией), Ивана и Юрия.
Жажда наживы заглушила даже инстинкт самосохранения: подумаешь, щенки Глинской – кому они опасны, кому нужны?!
Какого волка вырастили бояре из голодного и закомплексованного мальчугана, известно. Можно только представить, какие страсти кипели в душе затравленного мальчика, какая ненависть клокотала в нем. Придет время, все выплеснется наружу, и боярам-обидчикам мало не покажется.
Перебор людишек
Первые расправы Иван учинил еще до венчания на царство: на кол посадил своего кровного брата, сына того самого Овчины Телепнева-Оболенского. А заодно и двоюродного братца Дорогобужского… Всё оттого, что вновь пошли разговорчики о сомнительном происхождении Ивана IV.
Но особенно опасен Ивану был законный наследник трона – Георгий. Где он скрывается, кто его сторонники, когда он даст о себе знать – полная неизвестность. Такой жуткой неопределенности не вынесли бы нервы и куда более психически крепкого человека. А у Ивана с этим было не очень. Страх изматывал его, и страх не беспричинный: выйди Георгий на политическую арену, немало бояр и служилых людей сделали бы ставку на старшего и законного сына Василия III. И по законам всех времен и народов за жизнь Ивана тогда не дали бы и копейки. Не здесь ли кроется объяснение жестокости Грозного? Не мифических боярских заговоров он боялся. Просто не до управления страной ему было, не до покоя, пока не устранен тот, кто может в одночасье лишить короны и самой жизни.
Ивановы страхи
Снарядил Грозный экспедицию в Суздаль и сам туда ездил – в 1552, 1560 и 1564-м. На след выйти надеялся. Повелел вскрыть могилку, а там – кукла в детской рубашонке. Жив, значит, соперник, ходит где-то рядом, неслышно к трону подбираясь. Был момент, когда почувствовал Иван Васильевич, как горит земля под его ногами и рушится трон – в июне 1569-го внезапно дарует он неслыханные привилегии английской торговой Московской компании и обращается к английской же королеве с нижайшей просьбой: предоставить ему с семьей убежище в Англии. И столицу из Москвы в Вологду перенести хотел – оттуда сподручнее на Туманный Альбион бежать. Именно тогда в один миг и облысел Иоанн…
Нетрудно предположить, что навязчивой идеей Ивана, даже, может быть, целью существования стало: любой ценой найти и уничтожить потенциального конкурента. Но не мог он искать открыто – это значило бы признать существование законного престолонаследника. А значит, и свою неправомочность. Искать надо, но искать нельзя – замкнутый круг. Разрубить его смогла лишь опричнина.


Художник Михаил Авилов. «Опричники в Нижнем Новгороде»

Феномен опричнины
Пытаясь объяснить феномен опричнины, историки вырастили целый лес версий. А почему бы не взглянуть на опричнину как на систему мер, нацеленных на широкомасштабный, притом строго секретный, политический розыск и ликвидацию конкретного противника?
Враг реален, известен, но даже имя его должно держаться в тайне. Значит, для прикрытия нужен враг мифический. Пожалуйста, вот вам и «роль боярских заговоров», и «борьба с удельным сепаратизмом». Естественно, в таком деле Иван Васильевич опереться мог лишь на избранных. Отсюда и явилось опричное войско. Его нужно было кормить-поить за верную службу. Вот вам и «земская реформа»: ограбили одних, чтобы платить своим. А чтобы тайну соблюсти, под страхом смерти запрещено опричникам с непосвященными общаться, с земцами.

Художник Александр Новоскольцев. «После визита опричников»

Спецоперация
Для чего особое судопроизводство, понятно: взял, допросил на дыбе – и в расход. А выбор территории для опричнины? Да если взять карту и вглядеться, проступает география… масштабных поисков Георгия! Ибо вводилась опричнина именно там, где он бывал и где мог найти убежище и приют. Получается, что была это самая первая в истории России возведенная в ранг государственной политики широкомасштабная, тщательная, системная спецоперация.
Завершилось все погромами и резней в Новгороде, Твери и Торжке в 1570-м.

И видимо, именно в Твери настиг-таки Грозный своего соперника. Свидетельствует датский посланник Яков Ульфельд: город Тверь разгромили, «потому что в оном было жилище убитого князя, то есть брата великого князя». Пастор и писатель Пауль Одерборн тоже пишет об убийстве Грозным своего брата: Георгий, пытавшийся укрыться в своем доме, захвачен «оперативниками», закован в цепи, подвергнут пытке и после убит.

Эпилогом же розыска стали массовые казни в Москве 25 июня 1570 года.
Оживший царь
Все, опасность ликвидирована. И Грозный больше не нуждается ни в опричниках, ни в заморском убежище. Тут же отменяются льготы англичанам и разрываются отношения с английской королевой. А иноземные послы отмечают: «московский царь точно ожил». Опричнина ликвидирована столь стремительно, что историки до сих пор бьются в догадках не только, зачем она была нужна, но и почему от нее избавились. А может, потому, что выполнила свое предназначение?
Ликвидировали и тех, кто слишком много узнал в ходе этой спецоперации: все руководители опричнины жестоко уничтожены. «Повезло» лишь Малюте Скуратову, сподобившемуся погибнуть при штурме крепости Пайда в Ливонии (хотя и неизвестно, откуда прилетела его пуля).
Но и это не все. Уничтожены не только «говорящие» носители информации. Исчезли целые пласты документов того времени. Информация, попросту говоря, целенаправленно подчищена, историю той эпохи приходится реконструировать едва ли не так же, как историю Древнего Египта. В руках историков нет даже ни единого автографа Ивана Грозного! По сути, перед нами государственная акция по фальсификации истории – как часть той спецоперации.
Георгий ликвидирован, память о нем стерта. Казалось бы, навсегда…

отсюда

ИВАН IV Грозный

Краткая военная биография: Завоевание Казанского ханства. Завоевание Астраханского ханства. Ливонская война. Войны с Крымским ханством
Участие в сражениях:

(Ivan the Terrible) Великий князь Московский и всея Руси с 1533, первый царь всея Руси (с 1547)

Мать Ивана IV Грозного – княгиня Глинская Елена Васильевна родила сына в селе Коломенское. Глинская умерла в 1538 г. Отец – князь Московский Василий III из династии Рюриковичей, умер, когда Ивану было всего три года.
После смерти отца Иван Грозный стал князем. Но из-за его отроческого возраста власть перешла к матери и Боярской думе. Бояре правили вплоть до 1548 г. Иван рос в неблагоприятной обстановке. Он видел перевороты, интриги, борьбу за власть (между боярами Бельским и Шуйским). Бояре не обращали никакого внимания на Ивана: не слушали его, держали в бедности, убивали его покровителей и друзей. Ивана окружали сплошная жестокость и насилие. Сам царь уже в детстве обнаружил первые проявлять признаки чудовищной агрессии, мучая живых существ. Кроме того, такое окружение выработало в нем мстительность и подозрительность.
Иван был хорошо образованным. Еще в юности он прочитал все книги, которые были во дворце. Также он обладал превосходной памятью.
Иван мучился от мысли о том, что он, будучи самодержцем по праву рождения, долгое время не имел подлинной власти, а делал все, что велят бояре. Со временем эта мысль стала угнетала его все больше, в результате чего Иван начал ставить свою власть превыше всего, даже выше нравственных законов.
16 января 1547 г. состоялось торжественное венчание на царство князя Ивана IV в Успенском соборе Московского Кремля.
Начало нового царствования казалось блестящим. В 1550 г. был введен в действие новый, усовершенствованный Судебник, то есть свод государственных законов. А в 1551 г. на известном «Стоглавом» соборе Православной церкви утвердили «Стоглав» — свод канонических (церковных) законов.
В 1552 г. наконец-то была окончательно завоевана Казань. В 1556 г. русские войска взяли Астрахань. Казанское и Астраханское ханство прекратили свое существование.
Иван IV был первым из московских правителей, обладавших неограниченной властью. До него на Руси не было самодержавия. Но теперь все, в том числе и бояре, должны были беспрекословно подчиняться царю. Но бояре, предки которых еще недавно были удельными правителями собственных княжеств, противились этому. В результате Иван IV Грозный принял против аристократии крайнюю меру – опричнину. В стране начался террор. В декабре 1564 года царь вместе со своими приближенными покинул Москву и обосновался неподалеку от нее в Александровской слободе. Вплоть до января 1565 г. от него не было ни слуху, ни духу. Но в январе 1565 г. Иван Грозный отправил москвичам послание, в котором сообщал, что отречется от власти из-за измены бояр. Он соглашался вернуться в Москву только при условии, что будет иметь право казнить изменников и отбирать их земли по своему усмотрению. Москвичи приняли условия, и царь вернулся. Прежде всего, он набрал себе новых приближенных, в основном людей не богатых и не знатных. Царь казнил или отправлял в ссылки за «измену» наиболее влиятельных бояр. Их земельные владения делились на мелкие участки и раздавались новым приближенным Ивана IV, опричникам, как называл их сам царь. Число опричников постоянно росло. Все это сопровождалось насилием и жестокостью.
Среди казненных были и ближайшие родственники Ивана IV, в частности его двоюродный брат князь Владимир Андреевич Старицкий со всей семьей, и духовные лица, как митрополит Филипп, и целые города. Неудивительно, что Иван IV завоевал себе репутацию тирана, причем тирана безжалостного.
Но в 1571 г. на Москву напал крымский хан Девлет-Гирей. Войско опричников не смогло оказать татарам достойного сопротивления. В результате чего в 1572 г. царь упразднил опричнину.
Последующая внешняя политика Ивана Грозного была неудачна. В 1558 – 1583 гг. шла Ливонская война, которая завершилась полным поражением Московского царства.
Итоги царствования Ивана IV были неблагоприятными. Разделение страны на опричнину и земства вызвало ухудшение экономики государства. Множество земель были в запустении. Иван Грозный в 1581 г. ввел заповедные лета – это временный запрет, когда крестьяне в Юрьев день не могли уйти от хозяев, поэтому произошло усиление крепостнических отношений. В результате Ливонской войны была потеряна часть русских земель.
В 1578 году Иван Грозный прекратил казни. Также он приказал составить поминальные списки, которые были присланы в монастыри для поминовения душ казненных.
В 1579 году Иван IV каялся в своих деяниях: жестокости, грабежах, казнях. У царя было семь жен: Анастасия Романовна, Захарьина-Юрьева, княжна Мария Темрюковна Черкасская, Марфа Васильевна Собакина, Анна Алексеевна Колтовская, Анна Григорьевна Васильчикова, Василиса Мелентьева, Мария Федоровна Нагая

Первая жена подарила Ивану двух сыновей Ивана и Федора. Еще одного сына Дмитрия родила Ивану седьмая жена. Также у царя было три дочери: Анна, Мария и Евдокия.
Последние 6 лет своей жизни Иван страдал от развития остеофитов (солевых отложений на позвоночнике). Из-за болезни царь не мог ходить. От него шел ужасный запах. Уже в 53 года царь выглядел как дряхлый старик. Также бытует мнение, что царя отравили. Кто-то считает, что это был Борис Годунов, т.к. именно он стал царем после Ивана Грозного.
16 марта 1584 г. Иван IV почувствовал себя хуже. 17 марта он почувствовал себя лучше после принятия горячих ванн. Но 18 марта Иван Грозный скончался. Через 3 дня его похоронили рядом с могилой убитого им сына Ивана в Архангельском соборе.
На Иване IV пресеклась династия Рюриковичей. Началось Смутное время.

Биография

17 944

Знаменитый турецкий султан Сулейман Великолепный и не менее знаменитый русский царь Иван Грозный правили практически в одно время, хотя царь и был намного моложе своего османского коллеги. Сулейману было уже 36 лет, когда в Москве грозовой августовской ночью появился на свет будущий первый московский царь. Но султан «опоясался мечом Османа» в 24 года, а Иван стал правителем Московского государства де-юре в возрасте трех лет — в 1533 году умер его отец, великий князь Московский Василий III. Всю жизнь Иван Грозный зорко присматривался к происходящему в великой Османской империи. Видимо, хотя изначально политические и экономические интересы Москвы и Стамбула совпадали и Россия и Турция даже были некоторое время военными союзниками, Иван Грозный прекрасно понимал, что противостояние России с мусульманскими осколками Золотой Орды рано или поздно приведет к столкновению с Османской империей, которая претендовала в XVI веке на роль гегемона в Северном Причерноморье и на Северном Кавказе, а в перспективе — и на Нижней и Средней Волге, где располагались Астраханское и Казанское царства, которые турецкие султаны стремились превратить, как и Крым, в своих вассалов.

Несмотря на это, турецкий султан был единственным монархом Европы и Азии, которого московский царь признавал равным себе — как «урожденного» правителя, по праву восседавшего на престоле.

Как писал российский юрист и историк XIX века А.В. Романович-Славатинский, «сознание международного значения самодержавия достигает в Грозном царе высокой степени». Иван IV ясно понимает, что представляет в себе высший принцип монархической власти, и остро реагирует на тех представителей европейских королевских династий, которые, по его мнению, не имеют законных прав на престол.

«Если бы у вас, — пишет он шведскому королю, — было совершенное королевство (самодержавное правление. — Авт.), то отцу твоему архиепископ и советники и вся земля в товарищах не были бы». Царь не без ехидства замечает, что шведский король «точно староста в волости», показывая полное понимание того, что этот «несовершенный» король представляет, по сути, демократическое начало.

Так же относится Иван Грозный и к избранному сеймом польскому королю Стефану Баторию, говоря на приеме польским послам: «Государю вашему Стефану в равном братстве с нами быть не пригоже». Не может обойтись московский царь без подковырки даже в самые трудные для себя моменты, когда Баторий, вторгшись в Московию, захватывает одну за другой пограничные русские крепости. Иван пишет польскому королю в письме: «Мы, смиренный Иоанн, царь и Великий князь всея Руси, по Божьему изволению, а не по многомятежному человеческому хотению» — намекая на выборность, «неурожденность» польского государя.

Международный скандал вызвало письмо московского царя английской королеве-«девственнице» Елизавете I, которую Иван назвал «пошлой» (обыкновенной) девицей, подручницей «торговых мужиков»: «Мы думали, что ты в своем государстве государыня и сама владеешь и заботишься о своей государевой чести и выгодах для государства, — поэтому мы и затеяли с тобой эти переговоры. Но, видно, у тебя, помимо тебя, другие люди владеют, и не только люди, а мужики торговые, и не заботятся о наших государских головах и о чести и о выгодах для страны, а ищут своей торговой прибыли. Ты же пребываешь в своем девическом звании, как всякая пошлая девица».

По представлению Ивана IV, высшая власть на земле — «самодержавие Божьим соизволением» — делегируется не от народа, а от Бога, передается по наследству от отца к сыну. Самодержавную власть, говорит Грозный, он получил от своих праотцев — Владимира Святого и Владимира Мономаха.

Как считал Иван Грозный, только турецкий султан соответствовал — наравне с ним самим — званию «совершенного» правителя, самодержавного монарха. Первоначально он старался поддерживать с Сулейманом добрососедские отношения. Быть может, этому не в последнюю очередь способствовали и личные мотивы: и дед Ивана Васильевича, великий князь Иван III, и сам Иван IV носили прозвище Грозный — такое же, как и отец Сулеймана Великолепного, Селим Явуз.

Именно при Иване III между Москвой и Стамбулом был краткий и уникальный исторический эпизод, когда два государства вступили в военный союз, третьей стороной которого стало Крымское ханство. Врагами союзников стали Большая Орда и Великое княжество Литовское. Союзные отношения с Крымом позволяли Ивану III и его наследнику Василию III сосредоточить внимание на завершении объединения русских земель вокруг Москвы.

В 1502 г. союзник великого князя московского Ивана III, крымский хан Менгли-Гирей в сражении на реке Суле нанес последнее поражение последнему ордынскому хану Ших-Ахмеду, и Большая Орда (самый крупный остаток Золотой Орды) перестала существовать. В то время как Менгли-Гирей добивал Большую Орду, основные силы Московского государства 14 июня 1500 г. в сражении на реке Ведроши разгромили войско литовского гетмана Константина Острожского.

Однако в результате разгрома врагов Русского государства, Литвы и Большой Орды, изменилась геополитическая ситуация в Восточной Европе: Россия превращалась в основного противника Крыма, который мечтал при помощи Турции возродить под своей властью Золотую Орду. После смерти в 1515 году хана Менгли-Гирея новый крымский хан Мухаммед-Гирей отказался от союза с Москвой и потребовал от Василия III отдать ему все города и земли южнее Оки, а Смоленск вернуть польскому королю и литовскому великому князю Сигизмунду. Летом 1521 г. Мухаммед-Гирей, воспользовавшись тем, что основные силы русских были заняты войной против Литвы, предпринял небывалый доселе поход на Москву и дошел до столицы. В селе Воробьево, в виду Кремля его воины, отбросив запреты пророка, пили хмельные меды из царских погребов.

Мухаммед-Гирей пытался взять под свой контроль и Казань, что надолго стало одним из приоритетов внешней политики Крыма. В этом же 1521 г. при поддержке Крыма казанские татары прогнали придерживавшегося московской ориентации казанского хана Ших-Али и посадили на престол Сахиб-Гирея, который был братом крымского хана. В 1532 г. Сахиб-Гирей, покинув казанский престол, стал ханом в Бахчисарае. По примеру своего брата он в 1541 г. тоже предпринял поход к Москве и едва ее не захватил.

Москве пришлось выстраивать оборонительную стратегию с учетом новой военной опасности. Как правило, крымские татары предпочитали совершать свои набеги по Оке, на Москву или Рязань. Поэтому особое внимание московские князья уделяли этому участку границы. В наиболее опасных, доступных для конной переправы местах постоянно располагались войска. Главные силы, как правило, стояли под Серпуховом (большой полк). Полк правой руки — в Тарусе, полк левой руки — в Лопасне, передовой полк — в Калуге, сторожевой полк — в Кашире.

Но московское правительство не ограничивалось пассивной обороной. В 1552 году войсками Ивана Грозного было завоевано Казанское ханство, четыре года спустя — Астраханское. Русские вышли на Северный Кавказ, в Пятигорье, где пришли в непосредственное соприкосновение уже со сферой влияния Османской империи. Когда в 1555 году русская армия вышла в степи, прилегавшие к Крыму, Сулейман дал понять Ивану Грозному, что не согласится с вторжением русских на полуостров. Письмо султана, написанное золотыми буквами на пурпурной бумаге, называло русского самодержца «удачливым царем и мудрым князем», видимо, намекая, что удача может повернуться к нему и спиной…

В это время Россия уже готовилась к Ливонской войне, и потому Иван Грозный внял предостережению Сулеймана и предпринимал попытки дипломатическим путем наладить мирные и даже союзнические отношения с Бахчисараем, учитывая острые противоречия между Крымом, Польшей и Литвой. Однако это ему не удалось, так как крымский хан Девлет I Гирей после захвата Казанского и Астраханского ханств стал непримиримым врагом России и поклялся вернуть власть над мусульманскими государствами, попавшими в руки неверных.

Тогда было решено воздействовать на крымского хана с помощью военной силы. В московской дипломатии боролись две политические силы, одна из которых — царская — пыталась разрешить ситуацию мирным путем, а другая — боярско-княжеская — стремилась к войне с Крымом. Царь уступил требованиям оппозиционной аристократии о походе на Крым: «Мужи храбрые и мужественные советовали и стужали, да подвижется сам (Иван Грозный) с своею главою, со великими войсками на Перекопского хана». На 1558—1561 гг. запланировали организовать по Днепру и по Дону крупные военные походы на Крым соединенными силами России, украинских казаков, пятигорских князей и Ногайской Орды, находившихся в зависимости от Москвы.

Напряженные отношения с Крымом вылились в прямую военную конфронтацию в мае 1558 года, когда русские войска под командованием князя Дмитрия Вишневецкого начали военный поход на Крымское ханство. В нем принимали участие отряды русского войска и украинских казаков, но привлечь к делу ногайцев и черкесских князей не удалось. Несколько сухопутных и морских походов под руководством Данилы Адашева и Дмитрия Вишневецкого не принесли решающего успеха, хотя в 1558 г. русские войска одержали победу над противником под Азовом (но сам Азов, принадлежавший Турции, взять не удалось), а в 1559 г. экспедиция под командой Д. Адашева уничтожила крымский порт Гезлев (ныне — Евпатория). Удары были нанесены по Очакову и Перекопу.

Но начиналась Ливонская война, и, не желая воевать на два фронта, в 1561 г. Иван IV отказался от планов массированного военного вторжения на Крымский полуостров и вновь попытался действовать дипломатическими методами. Он прекрасно понимал, что за спиной Крымского ханства маячит огромная Османская империя, находившаяся тогда на пике своего могущества.

Более того, турецкая пехота уже проторила дорогу к Москве. Не в последнюю очередь напряженность в русско-турецких отношениях вызывало то, что оба государства претендовали на власть над осколками Золотой Орды.

Вассалами Сулеймана Великолепного признавали себя казанские (Сафа-Гирей в 1524 году) и даже сибирские ханы. Казанское и Сибирское ханства надеялись получить от турок дипломатическую и военную помощь. И эти надежды не были беспочвенны. Османские войска принимали участие в походах крымских татар на Россию в 1541 году на Москву, в 1552-м и 1555-м — на Тулу, в 1556-м — на Астрахань. Русский поход 1558 года на Азов стал только ответом на все возрастающую агрессию южного соседа, которая только усиливалась на протяжении 60-х — 70-х годов XVI века.

Любимую наложницу, а позже – законную жену султана Сулеймана I, хасеки Хюррем султан (Роксолану) в России всегда считали русской, умудряясь при этом как-то опускать тот факт, что родом она была из Западной Украины. Но что самое забавное, в гареме Сулеймана одновременно с Хюррем находилась если не такая удачливая, как украинка, то уж точно не менее известная россиянка – Махидевран султан, совершенно неинтересная своим землякам. И понятно, почему – она проиграла украинке, а России всегда были интересны только победители. Но ведь при других обстоятельствах именно её единственный сын, шехзаде Мустафа, мог стать одиннадцатым султаном Османской империи, а не один из сыновей Роксоланы…

Настояшее имя Роксоланы (ок.1505/1506 -1558) – Александра (в польском варианте) или Анастасия (украинская версия) – появилось в польской литературной традиции аж в XIX веке, и не подтверждено никакими документальными источниками. О том, что Хюррем была дочерью православного священника из Рогатина (ныне в Ивано-Франковской области), участнику посольства Речи Посполитой к османскому султану, Самуилу Твардовскому рассказали в Стамбуле примерно в 1621-1622 году, почти через 70 лет после её смерти. Единственное достоверное упоминание современника, посла Великого княжества Литовского в Крымском ханстве, Михаила Литвина, о происхождении султанши содержится в его сочинении 1548-1551 годов «О нравах татар, литовцев и москвитян»: «и любимейшая жена нынешнего турецкого императора мать перворожденного его, который будет править после него, похищена была из земли нашей». Так что, пожалуй, в ранней биографии Роксоланы есть только один несомненный факт – она была украинкой (русинкой). Ещё по её общей эрудированности для маленькой девочки (в гарем тогда попадали в 10-11 лет, бабушка султана Сулеймана, Гюльбахар хатун (1453-1510), родила его отца, султана Селима I, в 12 лет) и тяге к знаниям, которую она проявляла на протяжении всей своей жизни, можно сделать вывод, что она не была дочерью простого крестьянина или ремесленника.

Гюльбахар Махидевран султан (1498-1580/81) во всех исторических документах своего времени упоминается как “черкешенка”. А черкесами (самоназвание – адыги) тогда называли все многочисленные этносы (племена) Северного Кавказа (адыгейцы, кабардинцы, черкесы, шапсуги, и т.д), объединённые схожими языками абхазо-адыгской языковой группы. Конкретно Махидевран была бесленеевской (самоназвание этноса – беслъэней) княжной, дочерью и сестрой князей этого народа. Она родилась и выросла на территории современного Краснодарского края. Бесленеевцы занимали в то время большую территорию между современными райцентром Краснодарского края Усть-Лабинском и столицей республики Адыгея Майкопом. О численности и силе этого народа говорит тот факт, что их бей (князь) всегда располагал конным войском с хорошо подготовленными воинами численностью в пять тысяч сабель. Для XVI века это была серьёзная сила. Что надо отметить отдельно – бесленеевцы были приверженцами ислама суннитского толка. Так что мусульманка Махидевран, в отличие от христианки Роксоланы, никак не могла попасть в гарем Сулеймана I в качестве рабыни. И она не была рабыней, она была заложницей (ещё неизвестно, что лучше) лояльности своего отца и брата по отношению к Константинополю, поскольку одним из проявлений вассальной подчинённости зависимых от Османской империи правителей была отправка собственных дочерей и сестёр в главный гарем Блистательной Порты. Красавица Махидевран (в нескольких источниках своего времени она упоминается как одна из самых красивых женщин в истории Османской империи) не стала исключением. Ещё один момент – древними правящими аристократическими родами бесленеевцев были Кануковы и Шалоховы, носившие княжеский титул. “Девичья” фамилия главной соперницы Роксоланы – Канукова. Княжна Гюльбахар Махидевран Канукова.

Карта исторического расселения черкесских субэтносов на Северном Кавказе к началу XVI в.

Предположения о том, что черкешенка была дочерью тестя московского царя Ивана Грозного, кабардинского князя Темрюка Идаровича, и, стало быть, родной сестрой второй жены царя, Марии (Кученей) Темрюковны, не выдерживают никакой критики. Московская царица родилась примерно в 1545-1546 году, и годилась Махидевран, которая была её старше где-то на 48 лет, даже не в дочки, а (учитывая, что женщины тогда рожали очень рано) во внучки.

Земли бесленеевского князя, как и земли всех черкесских князей, расположенные на Северном Кавказе, находились в слишком опасной близости от большого (по сравнению с ними) и очень агрессивного в те времена Крымского ханства, чтобы адыги могли сохранить свою независимость от него. А, поскольку само Крымское ханство с 1478 года официально стало вассалом Османской империи, подчинённые ему северокавказские территории стали “государствами, находящимися под защитой” (официальный османский термин для обозначения вассальных стран) Стамбула. Воинственных черкесов, разумеется, такое положение вещей никогда не устраивало, и исторические хроники донесли до нас много информации об их постоянных столкновениях с крымскими татарами, впрочем, почти всегда завершавшихся поражениями.
Однако, до 1521 года (Сулейман стал султаном за год до этого, в 1520 году) черкесы умело использовали противоречия между двумя “центрами силы” в своём регионе – Крымским ханством и Казанским ханством (которое почти всегда находилось под влиянием Москвы). Но в 1521 году казанским ханом стал Сахиб-Гирей хан (1501-1551) , сын крымского хана Менгли-Гирея (1441-1515), родной дядя султана Сулеймана I, и через три года, в 1524 году, объявил Казань вассалом Стамбула. В августе 1521 года его войска совершили военный поход на нижегородские, муромские, клинские, мещерские и владимирские земли и соединились с войском крымского хана Мехмеда Гирея (ещё один родной дядюшка султана Сулеймана) у Коломны. После чего осадили Москву и вынудили царя Василия III (1479-1533) к подписанию унизительного договора. Во время этого похода, согласно русским летописям, в плен было уведено около восьмисот тысяч человек.

Казань. Немецкая миниатюра XVI века.

Для султана Сулеймана во всё время не только его правления Османской империей, но на протяжении всей жизни “крымская тема” была исключительно важна и значима. Во-первых, любимая мать Сулеймана, валиде-султан Айше Хафса (1479-1534) – неординарная женщина, имевшая на него огромное влияние, по своему происхождению была крымской ханбикой (царевной), дочерью крымского хана Менгли-Гирея (1441-1515). Во-вторых, отец Сулеймана, будущий султан Селим I, бежал именно в Крым в 1511 году, после поражения в битве с войсками его деда, султана Баязида II. Менгли-Гирей оказал тогда своему зятю полную поддержку (в том числе и войсками). В-третьих, первым бейликом юного шехзаде Сулеймана, где он стал бейлербеем (наместником османского правителя), была крымская Кафа, незадолго до этого отбитая турками у генуэзцев. Таким образом, в 1511 году, когда отец Сулеймана сбежал после поражения в битве с одним его дедом в Крым к другому его дедушке, 17-летний шехзаде оказался в эпицентре династического конфликта. Завершилось всё победой его отца, султана Селима I – так что можно понять особое внимание Сулеймана I к Крыму и покровительство, которое он неизменно оказывал своим родственникам со стороны матери (а у неё, между прочим, было, как минимум, восемь братьев – дядьёв султана).

2-го октября 1552 года Казань пала под натиском войск царя Ивана Грозного. Перед этим 28 лет подряд казанские ханы признавали себя вассалами Османской империи – причём султану Сулейману даже не пришлось ради этого ни с кем воевать.

Иван IV Грозный в походе на Казань. Миниатюра из “Жития Зосимы и Савватия Соловецких”

В первую очередь, разумеется, это было поражение не Стамбула, а династии крымских ханов Гиреев, которые теряли огромные подчинённые им территории. Но и Блистательная Порта, как сюзерен Крымского ханства, конечно же, несла при этом не столько материальные, сколько репутационные потери (забегая вперёд – сын Сулеймана и Роксоланы, султан Селим II вместе с Крымским ханством предпринял в 1568 году военный поход на Астрахань, получивший в Российской империи название “русско-турецкой войны 1568-1570 гг”, который закончился для турков безрезультатно).
И вот на фоне такой геополитической “картины маслом” в 1553 году, меньше чем через год после падения Казани, в Москву является родной брат Махидевран, бесланеевский (черкесский) князь Амашук (Маашук или Маащук) Кануков с товарищами и просит, «чтобы их пожаловал государь, вступился в них, а их з землями взял к себе в холопи, а от крымского царя оборонил». После чего родной дядя старшего сына и наследника султана Сулеймана, шехзаде Мустафы, принимает православное крещение с именем Иван (не исключено, что его крестным отцом стал сам царь, в честь которого он был назван), получает дорогие подарки от Ивана IV Грозного и поступает на службу Московскому царству.

«Благословенно воинство Небесного Царя»(в советском искусствознании – “Церковь воинствующая”). Икона шириной 4 метра, написанная в 1550-х годах по заказу царя Ивана Грозного в память о его Казанском походе 1552 года.

Визит брата Махидевран султан в Москву имел место в начале 1553 года. А казнь её единственного сына Мустафы по приказу отца-султана произошла 6-го октября того же года, почти в годовщину падения Казани. Конечно, это не более чем предположение, но геополитический выбор бесленеевского князя Амашука Канукова, ставшего в Москве Иваном, мог оказать важное влияние на трагическую судьбу его племянника.

Время показало, что гнев султана Сулеймана на своего шурина, от которого пострадал его старший сын, имел под собой все основания. Князь Иван Кануков-Черкасский служил своему новому господину верой и правдой. Начало его службы совпало с сообщением русского посланника в Крыму Федора Загрязского о намерении хана “быти на государевы украйны”. Иван Грозный направил в Тулу татарского царевича Тохтамыша и князя Амашука Канукова со своими людьми и указал «впред им быти в передовом полку».

Был участником Ливонской войны (1558-1583). Участвовал в войнах с Крымским ханством, в 1559 принял участие в походе царского войска «по крымским вестем… ис Путивля» за Дедилов на рубеж реки Шиворона.

Удачные действия объединённых литовско-русских войск против Крыма и Турции в 1558-1559 гг. со стороны Днепра и Дона под руководством знаменитого первого украинского гетмана Дмитрия (Байды) Вишневецкого и московского воеводы Даниила Адашева способствовали обращению западных адыгов в Москву с просьбой, чтобы царь «дал бы им воеводу своего в Черкассы и велел бы их всех крестити». В 1560 г. «в Черкассы» был отправлен князь Вишневецкий с Иваном Амашуком (Маашуком) и жанеевским князем Сибоком Кансауковым. Объединённые войска русских и адыгских князей в течение 1560-1561 гг. осуществили ряд крупных набегов на Крым, что вызвало беспокойство в Турции и Литовском княжестве.

Брат Махидевран и жизнь свою закончил в битве с османами. “Синодик по убиенным во брани”во второй половине XVIII в. сообщает о его смерти в борьбе с турками: «Благоверному князю Амашуку Черкасскому, убиенному от нечестивых турков за православную веру, вечная память». Произошло это примерно в 1564 году, ещё при жизни султана Сулеймана (который умер через два года, в 1566 году). А в 1565 году Иосифо-Волоцкий монастырь получил от Ивана Грозного вклад в сумме 30 рублей (большие деньги по тем временам) “по Ивану Амашуку Черкасскому”, что может служить косвенным подтверждением предположения, что царь, всё-таки, был крёстным отцом дяди шехзаде Мустафы.

Так что как знать – хоть вина Роксоланы в казни старшего сына султана Сулеймана, шехзаде Мустафы, и так является всего лишь догадкой историков, и, особенно – писателей и сценаристов, возможно, на деле она была ещё меньше, чем признают даже самые большие поклонники султанши-украинки.

Поделиться ссылкой:

Подобається Завантаження…

Молодые годы Ивана Васильевича. Каким был Иван IV, пока не стал Грозным?

16 января 1547 года венчался на царство Иван Грозный.

В русской истории фигура Ивана Грозного является одной из самых ярких и самых спорных. Перед глазами встает образ немолодого, мрачного человека, подозревающего в измене всех, и без жалости предающего смерти даже самых верных сподвижников.

Вопрос-ответ Иван Грозный. Особые приметы. Инфографика

Нельзя сказать, что это портрет лишен оснований, однако полного представления о царе он точно не дает. Иван Грозный был главой государства дольше, чем кто-либо в истории России — 50 лет и 105 дней. Эту эпоху можно разделить на несколько периодов, в каждой из которых был свой царь Иван. Каким же был монарх в молодые годы?

Сирота на троне

Царское происхождение никогда не являлось гарантией счастливого детства — Иван IV знал это на собственном опыте. Ему было всего три года, когда скончался отец, великий князь Василий III. Принцип передачи власти от отца к сыну взамен старинного «лествичного» права «от старшего брата — к младшему» еще не устоялся, поэтому юного Ивана вполне могли оттеснить от трона родные дяди.

Василий III благословляет сына своего Ивана IV перед своей кончиной. Фото: Commons.wikimedia.org

Избежать этого удалось путем создания опекунского совета, куда вошел и брат Василия III, и самые знатные бояре, и мать Ивана Елена Глинская. А от самого опасного претендента, удельного князя Дмитровского Юрия Ивановича, избавились, заточив его в тюрьму.

В 1538 году, в возрасте 30 лет, умирает Елена Глинская. 8-летний Иван оказывается в одиночестве среди взрослых, которые разрывают его на части в борьбе за власть. Все те кошмары, что будут преследовать взрослого царя, происходят родом из детства.

Сам Иван вспоминал, что их с братом начали воспитывать как чужеземцев или последних бедняков, вплоть до «лишений в одежде и пище».

Московский пожар потряс царя и возвысил Сильвестра

Натерпевшись в детстве, Иван, став полноправным правителем, намеревался проводить жесткую линию, основанную на собственном мнении. Но спустя полгода после венчания на царство, летом 1547 года в Москве произошел страшный пожар, за которым последовало восстание москвичей. Бунтовщики обвиняли во всем родственников царя — Глинских.

Дома родни монарха были разграблены и сожжены, некоторые представители рода Глинских убиты. Сам Иван укрывался в селе Воробьево, и наблюдал бунтовщиков под своими окнами.

В момент потрясения появился священник Сильвестр, который заявил, что все случившееся — Божий гнев за неправедные поступки Ивана. Царь, по сути еще юноша, был впечатлен монологом Сильвестра, человека опытного и умного, и попал под его влияние. На годы вперед священник стал одним из самых влиятельных людей в России.

Иоанн I , а не IV

Иван Васильевич стал первым главой государства, который официально венчался на царство, и носил титул «царь». Такой шаг был сделан для того, чтобы уравнять российского владыку в статусе с монархами других стран. Предшественники Ивана были просто «великими князьями». Царский титул Ивана не сразу, но все же был признан европейцами.

При этом Иван Грозный при жизни именовался исключительно как «царь Иоанн Васильевич», без обозначения порядкового номера. Впервые таковой появился лишь с восшествием на престол в 1740 году младенца-императора Иоанна Антоновича. Иоанн Антонович стал именоваться Иоанном III Антоновичем. Об этом свидетельствуют дошедшие до нас редкие монеты с надписью «Иоанн III Божиею милостию Император и Самодержец Всероссийский». Иван Грозный стал Иоанном I, а его предшественники вообще не получили порядковых номеров. И лишь в XIX веке Николай Карамзин в «Истории государства Российского» начал счет с Ивана Калиты, после чего Иван Грозный и стал Иваном IV.

Жена первая, навсегда любимая

Сразу после венчания на царство в 1547 году 16-летний Иван выразил намерение жениться. Был проведен смотр невест, на котором была выбрана Анастасия Романовна Захарьина-Юрьева. Девушка происходила не из самого знатного рода, что вызвало недовольство бояр. Юный царь, однако, настоял на своем выборе. «Эта Царица была такой мудрой, добродетельной, благочестивой и влиятельной, что её почитали и любили все подчинённые. Великий князь был молод и вспыльчив, но она управляла им с удивительной кротостью и умом», — писал о ней английский дипломат Джером Горсей.

Из всех многочисленных женщин Ивана Грозного Анастасия была единственной, искренность чувств царя к которой не вызывает сомнений. Она умела смягчать характер Ивана, по-женски, не влезая в большую политику. И этого оказывалось достаточно для того, чтобы монарх в государственных делах руководствовался рассудком, а не гневом.

Современные исследователи полагают, что болезнь и смерть царицы Анастасии в 1560 году были вызваны отравлением. Такие же подозрения были и у самого Ивана. Гибель жены ожесточила его, и подтолкнула к борьбе с боярскими элитами при помощи самых кровавых методов.

Реформы «Избранной Рады»

В период 1549 — 1560 годов Иван осуществлял управление государством, опираясь на неформальное правительство, которое один из его членов и будущий оппозиционер князь Андрей Курбский именовал «Избранной Радой».

О составе этого правительства спорят до сих пор, но тремя ключевыми фигурами в нем были священник Сильвестр, князь Курбский и окольничий Алексей Адашев.

В период «Избранной Рады» проводились реформы, направленные на создание централизованного государства с развитым законодательством и общественными институтами.

В 1549 году был созван первый Земский собор с представителями от всех сословий, кроме крестьянства. На соборе был утвержден Судебник, вступивший в действие в 1550 году — первый в русской истории нормативно-правовой акт, провозглашённый единственным источником права.

В 1550 году «избранная тысяча» московских дворян получила поместья в пределах 60–70 км от Москвы и было образовано пешее полурегулярное стрелецкое войско, вооружённое огнестрельным оружием. В 1555 году было утверждено «Уложение о службе», определившее порядок формирования и организации вооруженных сил в новых условиях, возникших после преодоления феодальной раздробленности. При Иване Грозном была сформирована система приказов: Челобитный, Посольский, Поместный, Стрелецкий, Пушкарский, Бронный, Разбойный, Печатный, Сокольничий, Земские приказы. Это был еще один шаг по упорядочению государственной системы. Почти удалось. Как рушились блестящие проекты Ивана Грозного Подробнее

Казань брал, Астрахань брал

Самые успешные военные операции времен правления Ивана Грозного пришлись на первый период его правления. С 1547 по 1552 годы царь осуществил три похода на Казань. Эти кампании были связаны с непрекращающимися набегами войск ханства на русские земли. В ходе третьего похода Казань была взята, и все среднее Поволжье присоединено к России. При этом казанская знать активно приглашалась на русскую службу, что оказалось весьма разумной политикой, позволившей выстроить нормальные отношения между разными народами.

В 1556 году к России было успешно присоединено значительно более слабое Астраханское ханство.

Вслед взятием Казани начался процесс продвижения русских в Сибирь.

При Иване IV произошел прирост территории Руси с 2,8 млн кв.км до 5,4 млн кв. км, что сделало Россию территориально больше всей остальной Европы.

Конец прекрасной эпохи

В 1558 году началась Ливонская война, начинавшаяся успешно для России, благодаря чему страна получила шанс закрепиться на берегах Балтики. Однако война приняла затяжной характер, русские войска начали терпеть неудачи. Царя раздражали конфликты и ссоры между воеводами, к тому же его взгляды на дальнейшие пути развития государства стали отличаться от мнения ближайших сподвижников.

Сильнейший удар по доверию Ивана к «Избранной Раде» нанесла история, случившаяся в 1553 году. Царь серьезно заболел, оказавшись между жизнью и смертью. Иван настаивал на присяге бояр наследнику, царевичу Дмитрию. Однако против этой идеи неожиданно высказались Сильвестр и Адашев, предложившие передать трон брату Ивана Владимиру, князю Старицкому. Царь, однако, выздоровел, но поведение приближенных, которое он счел предательством всего того, за что он боролся, не забыл.