Христианство на ближнем востоке

Христиане Ближнего Востока

Ливан
Ливан является единственной ближневосточной страной, где христиане занимали господствующее положение, сосредоточив в своих руках огромное влияние и политическую власть. Последняя официальная перепись населения этой страны состоялась в 1932 году. Ее результаты ясно указывали на то, что христиане составляли большинство населения.
На сегодняшний день есть ощущение того, что их число сократилось, а их удельный вес не достигает и 40% от общего числа жителей. Это связано прежде всего с тем, что в результате постоянной напряженности многие ливанцы были вынуждены покинуть страну, особенно в результате гражданской войны 1975-1990 годов. Следует отметить, что за пределами Ливана проживает больше ливанцев, чем внутри страны.
В соответствии с положениями конституции Ливана, президентом страны должен быть христианин, премьер-министром – мусульманин суннит, а спикером парламента – мусульманин шиит.
Самой крупной является Маронитская церковь, объединившаяся с Католической церковью в 1736 году, несмотря на то, что до сих пор она сохраняет свои собственные обряды и устои. Греческая православная церковь также имеет сильные позиции в Ливане. Существуют и другие верования. Большинство религиозных групп свободно совершают свои обряды.
Отношения между мусульманами и христианами, как правило, складывались нормально в последние годы. Однако напряженность возросла в 2005 году после убийства бывшего премьер-министра Рафика Харири (Rafik Hariri), вывода сирийских войск и целой волны терактов с применением взрывных устройств в христианских районах.
Сирия
В течение всего XX века христианское меньшинство в Сирии пользовалось большим влиянием, поскольку составляло по меньшей мере 10% населения. Считают, что количество христиан уменьшается в связи с эмиграцией и низким уровнем рождаемости, хотя достоверных статистических данных мало.
За последние годы Сирия считалось одной из самых безопасных для христиан стран Ближнего Востока. Власть там была сосредоточена в руках семьи Асада и религиозного меньшинства алавитов (многие мусульмане считают эту шиитскую секту еретиками), которые вот уже более 40 лет обеспечивают межконфессиональный мир в стране.
Хотя некоторым христианам удалось добиться определенных успехов в своей профессиональной и деловой деятельности и занять относительно высокие должностные посты, другие уехали к родственникам на Запад по материальным соображениям или просто бежали от репрессий авторитарного режима.
Самыми крупными церквями являются Греческая Православная и Греко-Католическая. Действуют также Сирийская Православная Церковь, Сирийская Католическая, Армянская Православная, Армяно-Грегорианская, Ассирийская и Халдейская.
Израиль
20,5% населения этой страны являются арабами, из которых 9% — христиане. Христиане как таковые являются меньшинством внутри другого меньшинства, они практикуют свою религию, пытаясь сохранить самобытность как часть слоя населения, где преобладают мусульмане.
Все большее число христиан составляют иммигранты, приезжающие со всего мира. Представлены самые различные направления, в том числе копты, армяне, православные, российские лютеране и широкий спектр других протестантских групп.
Есть также мессианские евреи, считающие себя иудеями, но при этом признающие Христа в качестве Мессии, и христианские сионисты, твердо выступающие в поддержку еврейского народа. Существует свобода вероисповедания, прозелитическая деятельность разрешена.
Западный берег реки Иордан и сектор Газа
Во всемирной христианской базе данных говорится, что в 1970 году христиане составляли 5,3% населения этих территорий, но с тех пор их число сократилось более чем наполовину. Некоторые христианские лидеры указывают на всплеск исламского радикализма как фактор растущего давления на христианские общины.
Христиане компактно проживают в окрестностях Вифлеема и Рамаллы. Священник из сектора Газа предполагает, что из приблизительно 1300 тыс. жителей сектора Газа христиан от силы наберется 2000 человек.
Двумя главными церквями являются Греческая Православная и Католическая, хотя есть также ассирийцы, армяне, сирийцы, а также многие протестантские ответвления.
Отношения между христианами и мусульманами носят в основном мирный характер. Христиане занимают высокие посты в Палестинской национальной администрации, хотя некоторые палестинские христиане и жалуются на притеснения и дискриминацию.
Египет
Большинство христиан-коптов в Египте являются потомками древних египтян.
Коптский язык все еще используется. Он представляет собой разновидность языка Древнего Египта с греческим алфавитом.
Отношения между христианами и мусульманами ухудшилось за последние годы в связи со всплесками насилия радикальных исламистов в отношении христиан и их молитвенных зданий. Египетские христиане обвинили временный военный совет, пришедший к власти после смещения президента Мубарака, в чрезмерной снисходительности по отношению к исполнителям терактов. Представлены также католики, православные, протестанты и армяне. Но их меньшинство.
Ирак
На территории, которую сегодня занимает Ирак, христиане проживали со II века. Самыми многочисленными являются Халдейская и Ассирийская Церкви, имеющие общее начало, хотя, как полагают,и разный национальный состав.
Традиционным богослужебным языком ассирийцев и халдеев является сирийский, произошедший от арамейского, на котором, как принято считать, разговаривали Иисус и его ученики. Некоторые иракские христиане до сих пор говорят на сирийском языке.
В Ираке также имеются общины сирийских католиков, сирийских православных, коптов, православных армян, греков католиков и греков православных, англиканцев и евангелистов.
Увеличение числа нападений на христиан после вторжения в Ирак в 2003 году стран западной коалиции во главе с США привело к тому, что более половины иракских христиан приняли решение покинуть страну, хотя официальные данные по этому вопросу отсутствуют.
В ноябре 2010 года, когда силы безопасности взяли штурмом католическую церковь, чтобы освободить находящихся там заложников, погибли 52 человека. Ответственность за нападение, повлекшее за собой наибольшее количество жертв в современной истории Ирака, взяла на себя суннитская группировка.
Хотя иракское правительство и закрепило соблюдение прав религиозных меньшинств в новой Конституции страны, постоянное насилие и отсутствие безопасности делают невозможным выполнение этих норм на местах.
Иордания
Количество христиан в Иордании сократилось с 5% по отношению к общему числу жителей в 1970 году до 3% в настоящее время.
Все Церкви должны получить разрешение на ведение деятельности со стороны правительства. Девять из 110 мест в парламенте закреплены за христианами. Отношения между христианами и мусульманами в Иордании по большей части дружественные.
Иран
Самой крупной церковью Ирана является Армянская Апостольская Церковь, возникшая около 300 года нашей эры. В течение веков в Иране проживала крупная армянская община. Второй самой крупной церковью является Ассирийская.
Права христиан в Иране закреплены конституционно, им обеспечена свобода вероисповедания. За ними закреплены места в парламенте, но они подвергаются дискриминации в области трудовых и политических прав.
Христиан-евангелистов иранские власти не признают, подвергая их сильной дискриминации.

Когда говорится о войне в Ираке, то для нас это представляется чем-то далёким и нереальным. Но это не совсем так. Достаточно 3 суток, чтобы автотранспортом приехать из Европы в тот же Багдад. Многие русские люди любят отдыхать в Турции, Ирак непосредственно граничит с Турцией до которой я добирался авто-транспортом , а потому смею заметить, что военные действия , которые сегодня происходят в Ираке и Сирии от нас с вами относительно не далеко, это 2-3 суток на автомобиле.
При названии страны Ирак, сразу представляются, «дикие» народы далёкие от Европейской и христианской культуры. Что опять не соответствует действительности.
Ирак — это древняя земля библейской Месопотамии. С Месопотамией (территория современного Ирака) связаны многие страницы Священного Писания (Библией). У слияния Тигра и Евфрата находился библйский Эдемский сад, в котором гуляли Адам и Ева, в «Уре халдейском» жил Авраам. Всемирный потоп, Вавилонская башня, висячие сады Семирамиды, падение Ниневии, пир Валтасара, видения Навуходоносора и многие другие библейские легенды являются одновременно и частью истории Ирака. На севере нынешнего Ирака находился один из первых центров христианства в мире. Сегодня христиане — вторая по численности /после мусульман/ группа населения Ирака. Они составляют примерно 3 проц от общего числа жителей страны и живут в основном на севере Ирака, в районе города Мосул, и в Багдаде. Но именно Мосул сегодня контролируется джихадистами ИГИЛ.
У христианства нет земных границ. И в Ираке, так же как в России имеются свои православные святые. Русская Православная Церковь, 19 марта почтила память святых мучеников Ирака, христиан, которые пострадали ещё в 9 веке. В православном календаре они значатся как 42 мученика в Амморее пострадавших. И указано несколько имён: Константин, Аетий, Феофил, Феодор, Мелиссен, Каллист, Васой… Все они жили в первой половине 9 века вблизи иракского Мосула.

Во время войны между греческим императором Феофилом и сарацинами, последним удалось осадить город Амморею (Галатия). В результате измены военачальника Вадитзиса Амморея пала, а сорок два ее защитника – воина были захвачены в плен и отправлены в Сирию. В течение семи лет томительного заключения пленников тщетно убеждали отказаться от христианской веры и принять мусульманство. Они упорно отвергли все лестные предложения и мужественно выдержали страшные угрозы. После многих пыток, так и не сломив дух воинов-христиан, их осудили на смерть. Стойкость святых надеялись поколебать и перед самой казнью. Воину Феодору говорили: «Нам известно, что ты, оставив священный сан, стал воином и проливал кровь. Ты не можешь надеяться на Христа, – признай Магомета». Но мученик уверенно отвечал: «Я не отрекся от Христа, а за то, что оставил священный сан, должен пролить свою кровь».
Приговоренные спокойно и бесстрашно подходили к палачам. Их обезглавили, а тела бросили в реку Евфрат. В службе прославляются святые страстотерпцы: «всеблаженный» Феодор, «непобедимый» Каллист, «доблий» Константин, «чудный» Феофил и «крепчайший» Васой.
Предатель же Вадитзис не избежал позорной участи: враги знали, что нельзя доверять изменнику, и умертвили его.
Самые многочисленные последователи христианства в Ираке — халдеи. Халдеи населяли Месопотамию и враждавали с Ассирийцами за обладание Вавилоном, причём библейская Ассирия , это тоже современная часть Ирака, в частности город Киркук. Именно в Ассирии в Киркуке был похоронен библейский пророк Даниил и сегодня в этом Иракском городе находится его могила. Позже Халдеями называли колдунов, магов, волхвов, гадателей, астрологов. По одной из версий, халдеями-магами были волхвы, пришедшие поклониться родившемуся Иисусу.
В настоящее время под именем халдеев или сиро-халдеев (ассирийцы) известны месопотамские и персидские христиане, как несториане и перешедшие в православие, так особенно перешедшие в унию с Римом (Халдейская католическая церковь).

Следом за халдеями идут сиро-католики, несториане, представители армянской церкви. Иракская православная церковь (есть и такая), подчиняется патриарху Антиохийскому. Православных в Ираке немного, всего несколько тысяч человек. Служба в православных храмах ведется на древнем ассирийском языке, на котором по преданию разговаривал сам Христос. Во времена правления Саддама Хусейна христианское население страны, насчитывавшее в 2003 году 1,8 млн человек, находилось под защитой властей. Кроме того, правой рукой Саддама Хусейна, вице-премьер Ирака, Тарик Азиз был христианином сиро-католиком. С началом американской оккупации и воцарением анархии и хаоса страну захлестнула волна погромов, направленных против христиан и езидов, которые сопровождаются убийствами и грабежами. Нападающей стороной при этом являлись как сунниты, так и шииты с курдами. Всё это привело к значительному оттоку христиан из Ирака и к сокращению христианского населения страны до 600 тыс. человек на 2008 г

Но сегодня у христиан Ирака другая беда, это джихадисты ИГИЛ. И эта беда коснулась и тех же курдов и даже самих мусульман не стоящих на стороне Джихада .

С вторжением боевиков ИГИЛ в город Мосул 6 июня 2014 года христиане, опасаясь преследований, стали массово покидать свои дома. По данным информационного агентства AINA, все 45 христианских храмов Мосула были разрушены, разграблены или превращены в мечети. Из них 11 храмов полностью сожжены.
7 июля 2014 года в ходе встречи Предстоятелей Церквей Ближнего Востока в Ливане, глава Халдейской Католической Церкви Луис Рафаэль Сако I привел свидетельства очевидцев, согласно которым боевики «Исламского государства» уничтожили кресты на церквах, сожгли старинные рукописи и храмовую утварь. Христианам было предписано покинуть Мосул, либо обратиться в ислам, отказавшиеся были подвергнуты жестоким казням. В настоящее время в столице Иракского Курдистана в городе Эрбиле находятся 70 тыс. беженцев-христиан, многие из которых вынуждены ночевать на улицах, в Дохуке — более 60 тыс. Средства массовой информации сообщают, что боевики в Мосуле регулярно казнят детей христиан, отрубая им головы, которые затем выставляются для запугивания населения. Женщины подвергаются жестокому насилию.
7 августа 2014 года экстремисты захватили г. Каракош, населенный преимущественно христианами. Город покинуло около 50 тысяч христиан. Часть христиан бежала в Эрбиль и другие районы Иракского Курдистана. По данным благотворительных организаций в Ираке, беженцы, многие из которых скрываются в горах, испытывают острую нехватку воды, пищи и одежды, люди в лагерях беженцев стали погибать от голода и жажды.

Жестокая агрессия против христиан в Ираке приобрела системные формы, превратившись в подлинный геноцид. Идеологи так называемого «Исламского государства» реализуют задачу тотального истребления или изгнания христиан с занятых ими территорий, совершая массовые убийства насильственно депортируя людей, лишая их всего имущества.
Однако, не следует так понимать, что с христианами борется Ирак. И сегодня в Ираке можно встретить гостей и рабочих в той стране людей из России. По их словам, власти Ирака делают всё возможное для защиты своих граждан и гостей Ирака от террора. Усиленно охраняются отели Багдада в которых для туристов из Европы иракцы стараются предать евро-условия. Правда на волне джихада, всё меньше и меньше отелей решаются предоставить номера для западных гостей. В стране очень не безопасно. Европейцев предупреждают не ходить около мечетей, т.к. чаще всего терракты совершаются именно у мечетей или в них самих. И по возможности не доставать фотоаппараты и не привлекать к себе внимания тем, что человек приезжий турист.

Сами иракцы говорят, что Ирак не смотря на мусульманскую страну, ни когда раньше не был таталитарной страной, здесь всегда любят и уважают гостей и хоть страна всегда соблюдала нормы ислама, но не так строго как в соседних Иране и Саудовской Аравии. У иракцев было больше свободы в стиле одежды и в поведении. Хоть женщины голой головой и мужчины в шортах в Ираке ни когда не ходили, но из-за нарушений норм ислама здесь не побъют палками и не бросят в тюрьму как в соседних странах. К спиртному в Ираке отношения тоже более умеренное, нельзя пить в общественных местах, но купить спиртное можно везде. В Ираке нельзя и курить в общественных местах. Нужно было только уважать культуру и обычаи этой страны, а они в исламских странах одинаковы.
Причём отмечается, что в Ираке самые культурные мужчины в своём Западно-Азиатском регионе. Ни когда иракский мужчина не поднимет руку на женщину. Мужчины Ирака очень миролюбивые, для них ругонь, драка и даже повышение голоса, это исключение. Иракцы очень ценят дом и семью. В Ираке нет нищих на улицах, нет детей просящих денег, нет инвалидов седящих на улице, общественность Ирака всегда заботилось о таких людях и заботу проявляли как правило в семьях родственники. Если человек теряет здоровье или работу, то в семье его тут же поддерживают и оказывают помощь, чтобы даже окружающие не видели этого несчастья болезни или нещиты. Этой добросердечностью к ближним Иракцы особенно отличаются. Так же всегда они были готовы оказывать помощь и гостям Ирака, в том числе туристам из Европы. Но после свержения Саддама Хусейна и захвата Мосула боевиками ИГИЛ положение в стране к людям заметно изменилось. У одних появилась ненависть, у других страх.

Сегодня Ирак делят различные вооружённые формирования, которые не подчиняются ни какой власти, кроме как своего командира. Власти Ирака тут бессильны не только что-то сделать, но даже защитить своих граждан, защитить тем более гостей Ирака.
Считается, что сегодня самое стабильное положение на территории Иракских курдов в городе Эрбиль, не смотря на то, что это под носом у ИГИЛ около Мосула. Вот как о Иракском Курдистане оставила отзыв одна российская туристка: » Здесь нет злых или угрюмых людей, все размеренные, улыбающиеся, много иностранцев, включая американцев. Невольно перенимаешь эту размеренность и спокойствие, нет суеты сует (если не считать дорожного движения, тут даже русские покурят).))) В общем, я и сама стала намного спокойнее.

Что меня удивило – так это то, что церквей тут больше, чем мечетей. Да, да! Кресты католики вешают на свои балконы, на дома, а ночью включают светодиодную обмотку, и кресты эти светятся всеми цветами радуги.) Церкви просто размером поменьше, мечети же огромные и очень красивые, резные, все в каких-то мозаиках. Призывов на молитву особо не слышно – т.е. это не мешает абсолютно, как в Турции, например.

Например, то, что ислам не считает грехом (харамом) другие веры. То есть христианство, иудаизм. Греховными считаются веры, типа буддизма, то есть те, где нет единого Бога. И враки, что не женятся на иудейках или православных, ещё как женятся! И здесь престижно иметь русскую жену, русских вообще здесь любят. Нигде и ни от кого я не встречала негатива, даже когда вырядилась в майку с кружавчиками, все очень вежливы и почтительны. Особенно полицейские или военные, что удивительно на контрасте нашими. Про одежду скажу лишь, что лучше всего прикрывать плечи и колени.

Разводов здесь не бывает, это нонсенс и случается редко. На разведённого мужчину смотрят искоса, такой жених здесь – не в почёте. Считается, что если не смог сладить с супругой, то и с другой не сладит. И, повторюсь, жениться здесь дорого, своих женщин ценят, если жена уйдёт – считай, разорён. По шариату можно иметь 4 жены, но только с согласия первой. А вообще есть арабская поговорка: «много жён – много денег, много проблем». Более одной жены могу себе позволить только очень состоятельные люди, всех обеспечивать и уделять внимание каждой всё-таки тяжело. Семьи здесь большие, в каждой семье минимум 3-4 ребенка, детей здесь нереально много и уделяется им так же много заботы, ласки и любви от взрослых.

Нельзя сказать, что здесь не выпивают местные жители, выпивают. Но это не принято делать дома, к примеру, просто неприлично приглашать к себе друзей побухать, а в кафе – очень дорого. Поэтому берут мясо, мангальчик, бухло и сидят на обочинах по вечерам четвергов. Да, вот прям едешь – а они сидят на газонах стайками))) В некоторых местах для отдыха ставят деревянные беседки со скамейками.

В Ираке жизнь более дешовая чем в Турции, но более дорогая чем в соседнем Иране.

Цены в российских рублях : литр молока = 20 руб, 1 кг апельсинов = 30 руб, 1 кг. картофель = 28 руб. пол литра пиво = от 80 до 100 руб, вино пол литра от 250 до 5300 руб. литр бензина = 20 руб. 1 минута разговора по телефону = 3 руб, туфли = 1800-2500 руб. пачка сигарет = 60-70 руб. аренда квартиры 3х комнатной 500-800 руб. в зависимости от города и района.».

«У кого нет родины, тот — ничто», — говорит православный митрополит Лука, араб, родившийся в Сирии. Его предки исповедовали христианство задолго до того, как сюда пришел ислам. Мы разговариваем в патриаршем храме в самом сердце старого города в Дамаске.

Здесь, в христианском квартале у ворот Баб Тума, 21 октября 2012 году был взорван автомобиль и погибли 13 человек. Взрыв пришелся к приезду в Сирию представителя ЛАГ Брахими. Точно так, как сейчас 21 марта к визиту Обамы на Ближний Восток смертник взорвал в мечети Емансамого известного сирийского проповедника имама Мохаммеда аль Бути вместе с 83 учениками.

Антиохийский патриархат — крупнейшая и древнейшая православная Церковь Востока. Все ее чада — арабы, сирийцы. Церковь эта существует здесь 2 тысячи лет. А сам храм относится к 1-му веку нашей эры. Приходы Антиохийского патриархата разбросаны по всему миру, есть они в США, Южной Америке, Австралии, Европе.

Митрополит Лука говорит по-арабски, его речь пересыпана привычными для мусульман выражениями: иншалла, то есть по милости Господней, зиярат, то есть святыня, альхамдуллилля, то есть к вящей славе Господней. Он здоровается словами «салам уалейкум» и называет мусульман братьями.

Митрополит Лука — ближайший помощник патриарха. Его зона ответственности — древнейшие храмы Саедная и Маалюли, где сохранились одни из самых древних икон в мире, где в храм входят, как в мечеть — снимая обувь. И куда теперь ни проехать, ни выехать.

«Наша культура в том, что наши конфессии не воюют. Это наш принцип взаимоотношений. Мы называем друг друга кузенами с нашими собратьями-мусульманами», — говорит митрополит. В здании патриархии идет ремонт. Поэтому разговор идет в храме. У православных — первая неделя поста. В эти дни совершаются самые скорбные молитвы о покаянии.

— Вы не считаете события, происходящие в Сирии, знаком Божьего гнева?

— Я не считаю, что Бог гневается. Бог — это любовь. У нас — Святая земля. Здесь Савл стал Павлом. Здесь он принял Крещение. Здесь погребен Иоанн Предтеча здесь жил Анания, Иоанн Дамаскин. Как Бог может прогневаться на верующих? Если Бог гневается, то является ли Он Богом? То, что здесь происходит, не связано с верой. Если чужие нас убивают, то это не значит, что Бог на нас прогневался.

У нас Святая страна и верующий народ — поэтому нас хотят уничтожить. Преступление пришло извне нашего народа. Сейчас начался пост — мы каждый день молимся. Мы все подверглись нападению — весь наш народ. Эти люди говорят, что они действуют во имя сирийского народа. Мы сами сирийский народ, а они засланы к нам извне.

— Православные храмы подвергаются нападениям боевиков?

— Они убивают людей. Их не волнует ни человек, ни жизни. Это важнее, чем церкви и храмы. Если нет человека, то храмы не нужны. Их не волнуют убийства сотен наших людей, тем более разрушение церквей и мечетей. Во всех провинциях наши церкви атакованы. В Саедная монастырь был под обстрелом. Слава Богу — произошло чудо. Снаряд пробил стену, но не разорвался. Он распался на две части, в одной остался порох. Если бы не чудо, этот снаряд убил бы 30 девочек-сирот. Я ездил и сам все это увидел.

В Хорасте, Ирбине, Забадане, Дераа, во всех пригородах Дамаска, в Алеппо — повсюду наши храмы и наши люди атакованы и страдают. Наша церковь в Ракка сильно пострадала. Эти преступники нападают на прихожан, похищают, берут в заложники и убивают священников. Отец Фади (Хаддад) из Катана был похищен и убит, когда он пошел спасать из плена своих людей. Они издевались над ним и убили. В Хаме похитили священника и убили. На сегодня у нас двое священников остаются похищенными. Мы пытаемся их вызволить.

— Почему такое озлобление боевиков против христиан? Это из-за того, что православные служат в армии?

— В армии все, сыновья всех общин. Это дети одной страны. Посмотрите, молодые мусульмане охраняют эту территорию и другие наши храмы.

— А в оппозиции есть православные?

— Среди боевиков христиан нет. В Совете в Стамбуле есть два человека из христиан. Но у них нет христианской совести и морали. Мишель Кило — один из них — понятия не имеет, что такое церковь. Джордж Сабра — такой же.

Эти люди возглавляют тех, кто обстреливает христианские кварталы, убивает священников. Наша молодежь противостоит вместе с нашими мусульманами. Мы готовы умереть, мы погибнем, но защитим страну и народ.

— Православные участвуют в организации помощи?

— У нас есть опыт и есть специальная служба. Мы ее создали задолго до этого кризиса — когда к нам пришло полмиллиона беженцев из Ирака после вторжения 2003 года. Мы работаем, посылаем продукты, одежду беженцам. Сейчас особенно нуждаются в этой помощи в Хомсе.

— В Сирии похоронен Авель, убитый Каином. Его могила в ведении мусульман. Христиане туда могут попасть?

— За этой святыней ухаживают мусульмане. У мусульман и христиан в Сирии равные права, в том числе и молиться. Мы равные граждане нашей страны. Мы можем молиться везде, где есть святыни. В мечети Омейядов покоится голова Иоанна Предтечи. Православные ходят в мечеть и могут там беспрепятственно молиться. Там не совершается литургии, но любой христианин может там молиться.

На выходе из патриархата стоит минарет — он возведен в знак того, что христиане приняли мусульман в Дамаске с миром. Этот минарет называется белым в знак мира между нами. В нашей стране православные праздники для всех, исламские праздники — тоже. Мы друг друга поздравляем.

— Какие настроения в приходах Антиохийского патриархата в США, Канаде, Австралии?

— Митрополит Филипп возглавляет там приходы. Он патриот Сирии больше, чем я. Он работает на благо всей общины, всей Церкви. У нас с Верховным муфтием был запланирован визит в США. Мне дали визу, а нашему муфтию в визе отказали. Я решил тоже не ехать в знак солидарности с моим братом. Конечно, в приходе за границей может быть один или несколько человек, которые имеют иное мнение о том, что происходит в Сирии. Но в Антиохийской Церкви по всему миру в основном сирийские патриоты.

— Приходы за границей испытывают давление в соответствии с той позицией по Сирии, которую занимает Запад?

— Прямого политического давления пока что не было. Но есть давление, угрозы, нападения со стороны тех, кто поддерживает сирийскую оппозицию. Некоторых наших прихожан избивали. В Монреале на нашего почетного консула-женщину напали, устроили погром в ее аптеке, ее мужу угрожали. В Оттаве напали на владельца ресторана — выследили, что он посещал встречи с сирийской диаспорой.

— Древняя Антиохия оккупирована Турцией, ваши храмы и ваши святыни отторгнуты от Сирии и теперь принадлежат Турции и называются Антакией, провинцией Турции. Какое к этому отношение в Церкви?

— Я один из тех, кто возглавляет кампанию по возвращению Антиохии Сирии. Вместе с нами в ней участвуют и мусульмане. Даст Бог мы вернем эту землю. Мы верим, что мы преодолеем эти испытания и вернем Сирии не только Антиохию, но и другие земли. Храмы Антакии в управлении Дамаска. Арабы в Турции подвергаются отуречиванию с детства. Проблема существует и с языком, и с преподаванием, и с молитвами — дети говорят по-турецки и не понимают языка богослужения. Вообще в Турции не осталось Православия, храмов, святынь и христиан. Последний оплот Православия — это Россия.

— В связи с войной и участием в ней Турции как вы поддерживаете связь с этой частью патриархата?

— Митрополит Павел, брат нашего патриарха, служит в Алеппо. Церковь дала ему поручение ездить в Антакию и молиться.

— В вашей церкви есть православные палестинцы?

— Да, есть прихожане. В Бейруте у нас есть два священника-палестинца.

— Могут ли православные Сирии посетить Иерусалим и Вифлеем, как посещали две тысячи лет до образования Израиля?

— Мы бы очень хотели посещать наши святыни. Но мы, христиане, не хотим ездить на оккупированные территории. С 1967 года ни один христианский священник из Сирии не ездит в паломничество. Эти земли находятся под гнетом завоевания.

— Во все православные Церкви много веков паломники приносят Благодатный огонь из храма Воскресения в Иерусалиме, который нисходит накануне Пасхи. Антиохийская Церковь имеет такую возможность?

— Прежде нам доставляли огонь через Иорданию. Последние два года до нас паломники не доходят, и мы лишены такой возможности.

Надежда Кеворкова, Дамаск

Алексей Соседов обратился к представителю патриарха Московского и всея Руси при Антиохийском патриархе архимандриту Александру (Елисову), который в настоящее время находится в Дамаске.

— Отец Александр, какова сейчас обстановка в Дамаске и других сирийских городах?

— Обстановка напряженная. Подступы к Дамаску охраняются военными постами, поэтому в Дамаске относительно спокойно, чего нельзя сказать о пригородах, где происходят частые перестрелки и рейды сил безопасности. Похожая обстановка в Алеппо, Латакии и Тартусе. Однако в Хомсе, Хама, Идлебе и Дара — это приграничные города — царит полный хаос. Хомс покинули российские сотрудники офиса «Стройтрансгаз» и другие русскоязычные граждане.

— Как бы Вы могли охарактеризовать происходящие сейчас в Сирии политические процессы?

— Застой в политической жизни Сирии породил много негатива в обществе: коррупция, грубость должностных лиц, бесправие перед госаппаратом и так далее, что не могло не вызывать у среднего класса и малообеспеченных граждан недовольства. Полагаю, что именно это создало благоприятную почву для волнений. Однако огонь к фитилю был поднесен извне. Особую активность военные беспорядки приобрели после окончания активной фазы ливийской компании. По всей видимости, высвободившиеся вооруженные наемники усилили ряды вооруженной оппозиции в самой Сирии. Но особенно страшно в этой ситуации то, что оправданное недовольство существующими проблемами в государственном управлении используется религиозными экстремистами для достижения только им ведомых целей, о которых можно лишь догадываться по невнятно сформулированным лозунгам, наподобие: «Всех аллауитов — к стенке, всех христиан — в Ливан». Не утешающим представляется и пример североафриканских государств, где события окончились одинаково — приходом к власти религиозных радикалов.

— В последние месяцы христиане в Сирии неоднократно подвергались агрессии. 26 января в городе Хама был застрелен клирик Антиохийской церкви иеромонах Василий (Нассар). Чувствуете ли Вы и работники представительства Русской церкви себя в безопасности?

— Христиане Сирии, прожив долгие годы под защитой государства, сегодня не имеют опыта и сил организованно представлять и защищать свои интересы. Именно поэтому они сегодня уязвимы и беззащитны. Очевидно, что военизированная оппозиция, вдохновляемая идеями исламского экстремизма, ничего хорошего не готовит для христианского населения в случае прихода к власти. Это видно из варварских нападений на монастыри, самих христиан. О случаях похищения христианских детей и издевательствах над христианами сообщалось уже неоднократно в различных СМИ. Безотрадно выглядит и опыт Ирака, где из полутора миллионов христианского населения девять десятых были убиты или спаслись бегством. Причем именно Сирия приютила у себя многих из них, а также помогала их эмиграции в другие страны. Многочисленные примеры гонений на христиан-коптов в Египте рисуют неутешительную перспективу и для сирийских христиан.

В отношении русскоязычного населения действует еще и дополнительный политический фактор, определяемый позицией РФ по сирийскому конфликту. После наложенного Россией вето на резолюцию Совета безопасности ООН по Сирии положение российских граждан в этой стране резко ухудшилось. Со стороны так называемой «армии освобождения» и религиозных радикалов в их адрес звучат угрозы физической расправы, им предлагается покинуть территорию сирийского государства как «виновникам гибели сирийцев и их детей». Подобно инфекции, это нисходит на бытовой уровень. Оскорбления в адрес наших женщин звучат уже и в некоторых районах Дамаска, были случаи, когда таксист отказывался везти, услышав русскую речь. Даже дети могут бросить камни в людей, говорящих по-русски. Интересно, что события в Дара начались именно с детских антиправительственных надписей на стене. Дети — индикатор скрытых настроений, ведь они слышат, что говорят взрослые между собой, какие передачи они смотрят по телевизору.

Конечно, в таких условиях становится небезопасно совершать богослужения. В целом, наблюдается тенденция на сворачивание широкого российского присутствия. Так, завершила свою работу средняя общеобразовательная школа при российском посольстве, ее персонал покинул Сирию. Покидают Сирию женщины и дети из семей российских граждан, находящихся там по служебным делам. А из городов в зоне боевых действий уезжают и жены с детьми из смешанных браков.

— Здание представительства Русской церкви охраняется?

— Как негосударственное учреждение, не обладающее дипломатическим статусом, здание представительства никогда не охранялось. После ремонта в 2004 году удалось установить сплошной металлический забор, но в случае открытой агрессии и мародерства это плохо защищает.

— Сколько человек работает в представительстве?

— В штатном расписании представительства числится только представитель, то есть я. Есть еще два человека обслуживающего персонала: водитель и хозяйственник.

Сколько приходов находится под Вашим окормлением в Сирии?

— В Сирии основной приход — при храме представительства в Дамаске, а также есть (скорее, были) общины в Алеппо, Латакии и Хомсе.

— Удается ли беспрепятственно посещать другие города, нести служение?

— С апреля прошлого года поездки по стране стали невозможными, поскольку основные дороги на север проходят через зоны военного противостояния. В нынешних условиях, как я их описал, боюсь, что придется прервать регулярные богослужения и в Дамаске. К тому же и российские дипломаты настоятельно советуют это сделать.

— Сказалась ли обстановка в Сирии на численности прихожан храма в честь священномученика Игнатия Богоносца на подворье в Дамаске?

— Приход практически «растворился». Ведь его основой были прежде всего семьи наших граждан, находящихся в Сирии по служебным делам, семьи, которые в полном составе являются православными. Теперь же они покинули страну. Остается горстка прихожан из постоянно живущих в Сирии, но и из них многие уезжают на Родину, а многим трудно добраться из пригородов в храм.

— Какова сейчас численность Вашего прихода в Дамаске?

— Численность прихода в Дамаске, если ее выводить из контекста всего описанного мною, составляет не более десятка человек. Это осколки некогда многочисленной православной русскоязычной общины из нескольких сотен человек, которая была буквально обескровлена за последние полгода.

— Несете ли Вы попечение о российских военнослужащих в Сирии?

— Они всегда вместе со своими семьями активнейшим образом участвовали в церковной жизни. Собственно, для детей преимущественно из их семей несколько лет действовала воскресная школа. Сегодня остались только мужчины, которые при всякой возможности стараются прийти в храм.

— Какова численность русскоязычной диаспоры в Сирии?

— Мне трудно говорить о всей русскоязычной диаспоре, хотя мне отчасти известно, что она насчитывает более 10 тысяч женщин в смешанных браках. Однако более 90% из них, выйдя замуж за мусульман, по тем или иным причинам приняли ислам и не являются чадами Русской православной церкви. По поводу их ситуации сказать ничего определенного не могу: они полностью зависят от судьбы и политических взглядов своих мужей.

Те, кто сохранил верность Христу и вере своих предков, мыслят так же, как и местная христианская община, и находятся в той же ситуации с той только разницей, что имеют возможность вернуться на Родину.

— Недавно глава синодального Отдела внешних церковных связей митрополит Волоколамский Иларион заявил, что так называемые джамааты, состоящие из боевиков-ваххабитов, вооруженных и подготовленных на средства иностранных держав, целенаправленно убивают христиан. Как у Вас складывается диалог с муфтием Сирии Ахмедом Бадр-эд-Дином Хасуном? Удается ли ему повлиять на мусульман?

— Верховный муфтий — доброжелательный и умный человек. Он прекрасно понимает механизмы, задействованные в сирийском конфликте. Однако повлиять на ситуацию ему трудно. Те имамы, которые призывают к миру, преследуются радикалами, есть и убитые среди них, в том числе сын верховного муфтия. Следует понимать, что в исламском мире существует свой «Ватикан» — Саудовская Аравия, Катар. Мнение тамошних богословов всегда перевесит и здравый смысл, и мнения рядовых местных имамов.

Радикальная исламизация по суннитскому образцу — это не сиюминутное дело. Это процесс, который занял не менее десятилетия. Существовала некая двойная мораль: с одной стороны, мусульмане посещали официальную мечеть, слушали проповедь, а с другой — в домашних условиях, пользуясь услугами Интернета и СМИ, сопоставляли услышанное с богословием радикальных исламских авторитетов. Полагаю, что большинство отдавало предпочтение последним. Пренебрежение на бытовом уровне к «инакомыслящим» — христианам, аллауитам и даже шиитам — ощущалось уже давно, но существующее государственное устройство сдерживало внешнее проявление этих процессов. Сегодня «плотина прорвалась», и вся накопившаяся ненависть выливается в то явление, о котором говорит владыка Иларион. Обратите внимание, что, по новой Конституции, референдум по которой прошел на днях, президентом страны может быть только мусульманин. Так что отголоски исламизации проявляются и в официальной линии государственных преобразований. Хотя оппозиция, по понятным причинам, не желает принять даже такой вариант основного закона.

— Есть ли данные о численности христиан в Сирии?

— 10% от 23-миллионного населения составляют христиане разных конфессий, но цифра эта непроверенная. Боюсь, что сегодня и того меньше.

— Расскажите, пожалуйста, о взаимодействии представительства с властями, Антиохийским патриархатом и другими христианскими конфессиями и религиозными общинами? Предпринимаете ли Вы совместные усилия для умиротворения ситуации?

— Наш «метод», как Вы понимаете, — молитва. Это самое действенное сегодня средство. Когда есть особые поводы для молитвенных собраний в храмах разных конфессий, мы стараемся присутствовать там все вместе, чтобы засвидетельствовать свое единство перед лицом угрозы и явить солидарность, которая способна укрепить дух христиан в испытаниях.

— Представительство духовно окормляет русскоязычную православную диаспору на канонической территории Антиохийского патриархата не только в Сирии, но и в Ливане, Иране и странах Персидского залива. Какова численность приходов Русской церкви в этих государствах?

— В Ливане, в Арабских Эмиратах и Иране есть мои собратья-священники — протоиерей Анатолий Егоров и игумен Александр (Заркешев), которые духовно окормляют русскоязычных верующих. В Ливане основной приход находится в Бейруте, есть общины в Сайде, Захле и Триполи. В Иране — храм Святителя Николая в Тегеране. В Арабских Эмиратах — общины в Шардже и Абу-Даби. В Шардже строится храм и в честь святого апостола Филиппа, и при нем создается духовно-просветительский центр.

Алексей Соседов

И.о. представителя Патриарха Московского и всея Руси при Антиохийском патриаршем престоле иеромонах Ефрем (Пашков), вернувшийся в Москву после завершения гуманитарной миссии в Дамаске, рассказал корреспонденту РИА Новости Ольге Самсоновой о том, что заставляет христиан защищать исламские святыни и в чем сегодня нуждается население Сирии.

© Фото: из личного архива иеромонаха Ефрема

С марта 2011 года в Сирии не прекращается конфликт между властями и вооруженной оппозицией. Его жертвами, по официальным данным ООН, стали около 100 тысяч человек. В августе в страну была доставлена очередная партия гуманитарной помощи из России на сумму 1,3 млн долларов США. В составе российской делегации, сопровождавшей гуманитарный груз, был и.о. представителя патриарха Московского и всея Руси при Антиохийском патриаршем престоле иеромонах Ефрем (Пашков). На днях он вернулся из Дамаска в Москву и рассказал корреспонденту РИА Новости Ольге Самсоновой о том, что заставляет христиан защищать исламские святыни и в чем сегодня нуждается население Сирии.

— Русская православная церковь неоднократно пыталась обратить внимание общественности на непростое положение христиан в Cирии. Этот вопрос поднимался и на недавней встрече делегаций всех поместных православных церквей мира с президентом России Владимиром Путиным в Москве. Что сегодня происходит с христианами в стране и почему это вызывает беспокойство церкви?

— Во-первых, я бы не стал говорить, что Церковь обеспокоена только христианами. Она беспокоится обо всех жителях, потому что в Сирии одинаково страдают от так называемой оппозиции не только христиане, но и мусульмане. Священнослужителей обеих религий убивают, похищают, за них или требуют выкуп, или просто перерезают горло. Поэтому Церковь помогает всем страждущим, не делая различий. Я был в центре гуманитарной помощи, который принадлежит Антиохийской православной церкви – там помогают беженцам. Ежедневно в этот центр приходит порядка 800 семей. Среди них есть и христиане, и мусульмане — они получают продукты, лекарства, постельные принадлежности, одежду.

Понятно, что христиане в Сирии являются религиозным меньшинством, от этого никуда не денешься. Сегодня они фактически ушли из Хомсы, ушли из Алеппо – из тех древних городов, в которых христианство существовало с момента своего возникновения. Ведь Сирия — одна из колыбелей христианства, наравне с Иерусалимом. Именно поэтому патриарх Кирилл всегда говорит о том, что нельзя допустить того, чтобы христиане покинули свою историческую родину. Ведь там — наши святыни, там подвизались наши угодники, которых мы почитаем и которым мы молимся.

Ситуация в Алеппо на 3 октября 2012 года

Конечно, оттуда, где идут военные действия, люди уходят – как христиане, так и мусульмане. Но рассчитывать на снисхождение военной оппозиции христианам не приходится. Поэтому для многих из них единственной возможностью спасти свою жизнь остается уход в более безопасное место. У кого есть возможность — те уезжают из Сирии в Европу, в Россию, а у кого этой возможности нет – перебираются в прибрежную зону, где сейчас относительно спокойно.

Наша обеспокоенность естественна, ведь Антиохийская церковь нам не чужая, она наша сестра, хоть и древнее Русской церкви почти на тысячу лет. И, по слову апостола Павла, если страдает один член тела, то страдают и другие. Даже если у нас все хорошо, мы должны думать о своих братьях и сестрах, у которых есть проблемы, в том числе и война, которая все более и более приобретает религиозный оттенок и ведется по религиозному принципу.

— Как мусульманские духовные лидеры реагируют на происходящее в стране?

— Верховный муфтий Сирийской Республики Ахмад Бадреддин Хассун открыто поддерживает действующую власть Башара Асада, как и патриарх Антиохийский и всего Востока Иоанн Х, который прямо заявляет, что Сирии не нужна никакая иностранная помощь в решении внутренних проблем. Надо сказать, что мусульмане страдают с самого начала вооруженных конфликтов. Мечеть Омейядов в Алеппо разрушена боевиками – фактически уничтожена полностью. За голову верховного муфтия объявлено вознаграждение, а его младшего сына расстреляли возле его дома в Алеппо – парню было, по-моему, 19 лет. Убили имама, который призывал защищать Сирию от вооруженных формирований, защищать свои святыни. Мечеть, где он служил, взорвали. Ему был 91 год… Эти примеры у всех перед глазами.

— Известно ли что-то о судьбе двух похищенных в Сирии митрополитов?

— Нам до сих пор ничего не известно об их судьбе. И, хотя прошло уже больше ста дней, не было ни требований выкупа, ни известий о смерти. Мы задавали этот вопрос предстоятелю Антиохийской православной церкви Иоанну Х, но патриарх говорит, что у него, как и у нас, нет никакой информации. Мы донесли до его сведения, что российская сторона пообещала приложить все возможные усилия для того, чтобы хотя бы выяснить, живы ли похищенные митрополиты. Нападения на духовных лиц продолжаются – недавно был похищен католический священник, а также родной брат шейха Затери — заместителя верховного муфтия. Шейху Затери, который сопровождал нас в поездке и оказывал нашей делегации всяческое содействие, сообщили, что за его брата требуют выкуп в 50 тысяч долларов США. Похищения людей вообще очень распространены.

— Христиане и мусульмане в Сирии издавна жили бок о бок. Что сегодня происходит на бытовом уровне, какие взаимоотношения у представителей разных религий?

— Отношения нормальные. Все друг друга поддерживают, потому что прекрасно понимают, что их может ждать с приходом радикальных исламистов. Вообще, в Сирии складывается парадоксальная ситуация – люди пытаются совместно защищать свои святыни от надругательств и разрушения. Поэтому христиане гибнут, защищая исламские святыни, а мусульмане – защищая христианские. И таких случаев очень и очень много.

— Как реагируют люди, если видят, к примеру, на улице человека в священнических одеждах?

— Реагируют нормально, уважительно, здороваются. Вместе с духовенством Антиохийской церкви я ходил по Дамаску в рясе и с крестом и никаких косых взглядов не замечал. Кроме того, почти каждый вечер нас приглашали на ифтар (вечерняя трапеза у мусульман во время священного месяца Рамадан – прим. ред.). Враждебного отношения мы не встречали.

— Каково сейчас положение русскоязычной православной общины Дамаска?

— Скажу честно — почти никого не осталось. Люди бегут от военных действий. В представительстве Московского патриархата в Дамаске иногда совершают богослужения священники Антиохийской православной церкви. Но дело в том, что наши дипломатические работники рекомендуют нашим людям не собираться больше, чем по два человека — не только в храме, но и где-либо еще. Для вооруженной оппозиции неважно, кто перед ними – выходцы из России, Украины или Белоруссии. Мы являемся целью номер один в связи с позицией России в совете безопасности. Закрыт наш российский центр в Дамаске, который действовал при посольстве. На наш вопрос, откроют ли его снова, работники посольства ответили, что пока не планируют этого, потому что вероятность терактов очень высока.

Пожар после взрыва в центре Дамаска

Одной из своеобразных этнических рас является народ арабов. На сегодняшний день на Ближнем Востоке и в Северной Африке существует 19 государств, где они проживают. Их общее количество составляет примерно около 430-450 млн. человек. Все они отличаются индивидуальными этническими особенностями и оригинальной изысканной культурой. Большинство жителей восточных стран исповедует ислам, но следует отметить, что существует также немало людей, исповедующих христианство.

Давайте выясним происхождение народа, а также познакомимся с их богатой историей, бытом и культурой.

История арабского народа

Арабы – это народ семитской группы, который населяет арабские страны Западной Азии и Северной Африки. Они также проживают в Иране, Турции, Афганистане, Эфиопии, Сомали, Занзибаре, Восточной Африке. Значительное количество арабов-эмигрантов проживает в Северной и Южной Америке, Западной Африке, а также во Франции. Впервые термин «арабы» начал использоваться для обозначения кочевников северной Аравии в IX в. до н.э.

Арабы разговаривают на арабском языке и используют арабское письмо. Арабский язык относится к семито-хамитской языковой группе и содержит множество территориальных диалектов. Во всех мусульманских странах население использует общий литературный язык (аль-лугат аль-фусха). Большую часть населения стран Востока составляют мусульмане-сунниты.

Первые сведения об арабах ученые выявили в ассирийских и вавилонских хрониках, но более конкретно о них рассказывает Библия. Именно библейские исторические предания информируют нас о появлении в XIV веке до н.э. в Заиорданье (а позже и в Палестине) арамейских пастушеских племен из южной аравийской земли. Изначально эти племена обозначались как ибри («заречные» или «перешедшие через реку»). По данным ученых аравийские племена сначала прошли в Месопотамию, а позже свернули на юг. Слово «ибри» ассоциируется с именем Авраама, библейского патриарха, от которого происходят евреи и арабы.

Родиной арабы считают Аравию – Джазират ал-араб («Остров арабов»). Центром арабского мира являются восточные районы Сирии и Иордании. Другая историко-этнографическая зона состоит из остальной территории Сирии, Иордании, а также Ливана и Палестины. Отдельной историко-этнографической зоной является Ирак. В одну зону входит Египет, Северный Судан и Ливия, а также магрибино-мавританская зона, которая включает страны Магриба: Тунис, Алжир, Марокко, Мавританию и Западную Сахару.

Современный арабский народ возник после завоеваний ими древних народов Передней Азии и Северной Африки: арамеев, финикийцев, египтян, ливийцев (берберов) и других народностей. Ученые предполагают, что древний арабский народ сложился из семитских племен, коренного населения Аравийского полуострова. С 3000 года до н.э. семиты Аравии расселились в Двуречье и Сирии. Они разговаривали на аккадском языке, названным в честь имени столицы государства, возникшего в 2300 году до н.э. Позже аккадцы захватили все аравийские племена, которые поселились в Двуречье в этот период. С 13 века до н.э. в Передней Азии начали расселяться арамейские племена аравийского происхождения, а в VII-VI вв. до н.э. арамейский язык был вытеснен аккадским.

Почти все древние народы Сирии и Двуречья были захвачены арамеями.

В этот период на территории Йемена возникло несколько первых арабских государств:

  • по мнению ученых, в XII или VI-V вв. до н.э. в Южной Аравии возникли Минейское, Сабейское и Химьяритское царства;
  • с VI в до н.э. на северной границе Аравии возникли Набатейское, а позже Пальмирское и Лихианское царства.

Все возникшие государства благодаря Химьяритскому царству объединились.

Черты общества Древнего Востока:

  1. Зарождение рабовладельческого строя.
  2. Строительство, ремонт крупных оросительных систем, земледелие за счет государства.
  3. Население было представлено ремесленниками, которые изготавливали высококачественные изделия: сельскохозяйственный инвентарь, оружие, домашнюю утварь, кожевенные изделия, ткани, украшения из морских раковин.
  4. Добыча золота, ароматных смол: ладана и мирры.
  5. Осуществление транзитной торговли. Она стимулировала взаимообмен товаров между аравийскими арабами и христианским населением областей Ближнего Востока.

С конца 1 тыс. до н.э. и в первые века н.э. арабские племена активно заселяли Переднюю Азию. В результате расселения к V-VI вв. н.э. арабский народ составлял основную массу населения Палестины, Иордании, Южной Сирии и других регионов Двуречья. На землях Аравии распространились арабские племена амила, джузам, лахм, гассан, а также группы кудаа. В V в. были основаны арабские государства Гассан (в Южной Сирии) и Лахм (на Среднем Евфрате). Государство Гассан находилось в зависимости от Византии, а Лахм зависило от сасанидского Ирана. В IV-VI вв. н.э. на территории Аравии начала формироваться единая арабская народность. Процесс формирования завершился к 630-м годам.

Росту численности новых городов способствовало развитие торговли между кочевыми племенами и земледельческими поселениями, а также с соседними странами: Сирией, Двуречьем, Эфиопией, Ираном. Несмотря на войны между племенами по поводу пастбищ, территорий и угона стад, заключались большие политические союзы племен, например Кинда.

Религии арабского населения

Мусульмане

Мусульмане – это народ, исповедующий религию ислам. Раньше мусульман называли басурманами, в Российской империи – магометанами. Мусульмане следуют правилам священной книги – Корана, а также учению и практике Мухаммеда, записанных в сборниках хасидов (сунне). Ислам гласит, что Коран – это слово Божье, которое было передано через ангела Джибраиля (Гавриила) пророку Мухаммеду.

Мусульмане верят, что Бог (Аллах) вечный и не имеет сотоварищей. Они считают, что Аллах бесподобный, не рождает и не был рожден (Аль-Ихляс). Согласно верованиям мусульман, появление ислама являлось завершающей стадией авраамических религий. Она передавалась через пророков: Нуха (Ноя), Ибрахима (Авраама), Мусы (Моисея), Исы (Иисуса). Согласно исламу все предыдущие писания и откровения были немного изменены (такриф). Коран является окончательным откровением от Всевышнего. Последним пророком мусульмане признают Мухаммеда. По их мнению, после Мухаммеда не может быть других пророков («Печать пророков»).

На сегодняшний день число исповедующих мусульманство в мире составляет примерно 1,7 млрд человек. Среди религий ислам занимает второе место в мире после христианства. Мусульмане делятся на две группы: сунниты (90%) и шииты (10%).

Человек является мусульманином, если он произнесет формулу Единобожия (шахаду): «Я свидетельствую, что нет Бога, кроме Аллаха, и еще свидетельствую, что Мухаммед является Посланником Аллаха».

Религиозные обязанности каждого правоверного мусульманина (пять столпов):

В религиозной практике мусульман существует также шесть столпов имана (веры). Если мусульманин не признает хотя бы одну из них, его вера считается недействительной.

Столпы имана (веры):

  • вера в Аллаха;
  • Вера в Ангелов (малаика);
  • вера в Священные Писания;
  • вера в пророков (наби) и посланников (расуль);
  • вера в Судный день (киямат);
  • вера в предопределение судьбы (кидар), в то, что все хорошее и плохое происходит по воле Аллаха.

Христиане

Христиане – это народ, крещенный и исповедующий религию Христа. Христианство — это авраамическая монотеистическая религия, основанная на жизни и учении Иисуса Христа, описанная в Новом Завете. Христиане верят, что Иисус из Назарета – это Мессия, Сын Божий и Спаситель человечества.

Христианство – это самая крупная мировая религия. Число верующих в мире составляет 2,3 млрд. человек. В каждой стране существует хотя бы одна христианская община.

Первое употребление термина «христианин» можно найти в Новом Завете. Христианами впервые были названы последователи Иисуса Христа, потому что своим поведением, действиями и словами они были подобны Иисусу Христу.

Впервые термин «христианин» вне Библии был употреблен Тацитом, который отметил, что Нерон обвинил «христиан» в Большом пожаре Рима в 64 г. н.э.

Христианство возникло в I веке в Палестине, которая находилась в тот момент под властью Римской империи, сначала в среде арамеев Междуречья. Уже в первое десятилетие своего существования христианство распространилось и в других провинциях среди других этнических групп.

В качестве государственной религии христианство впервые было принято в Великой Армении в 301 году. В период правления императора Константина I, который издал в 313 году эдикт о свободе вероисповедания, христианство получило статус государственной религии и в Римской империи.

В 1054 году произошел раскол христианской церкви на западную (католическую) и восточную (православную). В результате реформационного движения в Католической церкви в XVI веке возник протестантизм.

Поэтому христианство подразделяется на три группы:

  • православие;
  • католицизм;
  • протестантизм

С точки зрения неопротестантских общин, существует семь принципов, которые определяют, кто такой христианин:

  1. Это ученик или последователь Иисуса Христа.
  2. Это человек, который своей верой принял Иисуса Христа своим Богом и Спасителем, умершим за его грехи на Голгофском кресте.
  3. Это человек, в котором живет Святой Дух Божий.
  4. Это человек, который изучает Слово Божье и применяет его в своей жизни.
  5. Это человек, который лично общается с Творцом.
  6. Это человек, который посвятил свою жизнь служению Богу (независимо от рода своей деятельности).
  7. Это человек, который служит своими дарами Телу Христа – братьям и сестрам по вере.

Кто такие христиане-арабы?

Это потомки народов Иерусалимского королевства, созданного крестоносцами. Исповедуют христианство. Они проживали на Востоке до завоевания арабами в VII веке. Большинство из них утратили свои языки и говорят на различных диалектах арабского языка.

На Ближнем Востоке и в Северной Африке существует 28 христианских конфессий:

  • копты;
  • православные (принадлежат к Антиохиойской, Иерусалимской и Александрийской православным церквям).
  • марониты (многие арабоязычные марониты считают себя потомками финикийцев);
  • мелькиты;
  • халдеи;
  • сиро-яковиты;
  • католики;
  • протестанты;
  • сиро-католики;
  • приверженцы Ассирийской церкви Востока.

Численность арабских христиан в мире

Общая численность – 15 миллионов человек. Все они проживают в различных странах мира. На сегодняшний день их численность в странах Востока постоянно уменьшается, а в США, Канаде, Австралии и странах Западной Европы (Франция и Великобритания) стремительно увеличивается.

На Ближнем Востоке

Наибольшее количество проживает в Египте, Палестине, Ираке, Иордании, Ливане и Сирии.

В настоящее время самой большой группой в регионе Востока и Северной Африки являются копты Египта. Копты – это потомки Древних египтян. Их численность – около 8 миллионов (9% населения страны). Большая часть арабов-коптов относится к Копской православной церкви. В общину Копской католической церкви входят около 100 тысяч коптов Египта. Всего на планете существует 161 приход этой церкви с численностью 164 тыс. человек. Богослужения у коптов проходят на арабском и копском языках (произошел от языка древних египтян).

В Сирии проживает около 2-х миллионов человек. Преобладают прихожане Греческой и Армянской православных церквей, но встречаются также греко-католики, сиро-католики, яковиты, марониты и адепты других христианских церквей.

В Ливане проживает 1,7 млн. человек. Треть населения страны – марониты. Численность общины сокращается, многие ливанские христиане эмигрируют в другие страны.

В Ираке до 2003 года проживало около миллиона человек. После свержения американцами саддамовского режима в результате террора против христиан они начали массово эмигрировать, и сейчас их насчитывается от 300 до 500 тыс. человек. В период 2003—2008 гг. в Ираке было уничтожено более 40 христианских церквей.

В Иордании проживает 160-180 тысяч человек.

К сожалению, в ХХI веке численность христиан, живущих в странах на востоке постоянно уменьшается. Это происходит в связи с процессами радикализации ислама, а также в результате военных конфликтов. Все это привело к тому, что христиане эмигрируют в страны Западной Европы, Канаду, США, Австралию, а также Латинскую Америку. Кроме того, у христиан Ближнего Востока рождаемость более низкая, чем у мусульман.

В Израиле

С появлением на карте мира государства Израиль арабское население составляло не менее четверти. На сегодняшний день оно составляют около 13% среди жителей Израиля, это примерно 120 тысяч человек. Они проживают в основном в северных районах Израиля (70%). Из них в Назарете живет примерно 22 тысячи человек.

В Хайфе христиан около 14 тысяч. В Иерусалиме проживает 12 тысяч христиан. 52% израильских арабов греко-православные, 30% — католики, менее 6% — греко-католики.

В начале 2012 года в Израиле насчитывалось 154500 христиан, из больше 30 тысяч приехали в составе смешанных семей (с супругами-евреями). На сегодняшний день израильское население составляет 2% христиан.

В Израиле действует небольшое количество различных евангелических церквей – около тысячи, несмотря на активную деятельность на протяжении уже более ста лет.

На территориях Палестины

На палестинских территориях проживает около 56 тыс. христиан, в том числе на Западном берегу реки Иордан — 43 тыс., в секторе Газа – 1,8 тыс. и в Восточном Иерусалиме — 11 тыс. человек. Восточные христиане массово эмигрируют. На территории Палестины, которая включает территорию Иудеи, Самарии и сектора города Газа, за последние полвека число христиан уменьшилось с 22% до 2%. В святом Вифлееме в 1993 году православные арабы составляли большинство, сейчас их 12% населения города (чуть больше 11 тысяч жителей).

Христиане подвергаются дискриминации, существуют случаи их насильственного обращения в ислам. И это несмотря на то, что в палестинской конституции права христианского населения закреплены.

На сегодняшний день более 70 тысяч палестинских христиан проживает в чилийском городе Сантьяго.

На других территориях

Большинство восточных христиан эмигрировало. В результате на сегодняшний день в США проживает около 4 миллионов, приехавших из восточных стран. Большинство из них являются христианами. Крупные общины существуют в странах Латинской Америки: Аргентине, Бразилии, Уругвае и Венесуэле, а также в некоторых странах Африки (Нигерии).

Христианские конфессии арабов

В мире среди восточных жителей насчитывается 28 христианских конфессий.

Восточно-христианские

Восточно-христианские церкви – это организации местного происхождения, которые сохранили свою самостоятельность.

К ним относятся:

  • Копская церковь;
  • Антиохийская православная церковь;
  • Иерусалимская православная церковь;
  • Сирийская православная церковь (сиро-православная или сиро-якобитская);
  • Армянская апостольская святая церковь;
  • несториане и другие.

Верующие восточных церквей обитают в основном в Египте, Сирии и Ливане.

Униатские

Униатские (восточно-католические) церкви – это религиозные организации, верующие которых в разное время отделились от восточно-христианских церквей и состоят в союзе с римско-католической церковью.

К ним относятся:

  • маронитская церковь;
  • греко-католики;
  • халдеи;
  • сиро-католики;
  • армяно-католики и другие.

Наиболее крупные общины униатов проживают в Ливане, Ираке, Сирии, Иордании и на палестинских территориях.

Западно-христианские

Западно-христианские церкви – это христианские церкви и религиозные организации западноевропейского и североамериканского происхождения двух направлений: римско-католического и протестантского. Крупные общины этой конфессии находятся в Ливане и Кувейте. В Египте, Сирии и Ливане проживает около трех четвертей христианского населения арабов. В других восточных государствах число христиан редко превышает 1% их жителей.

История восточных христиан является очень многогранной. Всю жизнь арабам, верным православию приходится бороться с принципами ислама, отстаивать право на свою изначальную веру, истоки которой находятся в Византийской церкви. Некоторые остаются верными религии на родине, многие эмигрируют.

Следует помнить, что слово «араб» и «мусульманин» не являются синонимами. Несмотря на исламское преобладание, в странах Востока проживает большое количество жителей, исповедующих иные религии, в частности христианство.

Видео о культуре христиан востока до ислама

Из этого видео вы узнаете о культуре восточных христиан до ислама.

А в этом видео вы увидите православный храм, построенный в Арабских Эмиратах.

Безымянная вера

История христианства знает множество мучеников за веру: в какой-то степени вера в Христа строится на готовности принести себя в жертву. Но никогда еще христиане не подвергались таким гонениям, как в наше время. При этом европейцы старательно не замечают этого геноцида из-за своей приверженности к политкорректности — даже страшные теракты с множеством жертв не получают достаточного освещения в СМИ. К таким выводам пришли британские социологи, исследовав быт христианских общин всего мира. «Лента.ру» изучила их доклад и разобралась — кто, как и почему дискриминирует, преследует и убивает последователей Христа.

Я избрал вас от мира, потому ненавидит вас мир. Помните слово, которое Я сказал вам: раб не больше господина своего. Если Меня гнали, будут гнать и вас.

Воскресным утром 12 мая жители Коломбо, столицы Шри-Ланки, услышали колокольный звон: впервые за три недели христианские церкви призвали прихожан к молитве. У каждого храма верующих встречали солдаты с автоматами. Полицейские обыскивали людей на входе и не пускали никого с сумками, а по окрестностям разъезжали вооруженные мотопатрули.

Тремя неделями раньше исламисты атаковали церкви и отели: восемь взрывов в Пасхальное воскресенье унесли жизни 258 человек. Еще более 500 пострадали, и многие из них до сих пор находятся в больницах. Террористы присягнули запрещенному в России и других странах «Исламскому государству» — их фотографии на фоне черного флага облетели интернет вскоре после терактов. Представители группировки ясно дали понять — их целью были «крестоносцы», то есть христиане и граждане тех условно христианских государств, что внесли свой вклад в уничтожение их «халифата» на Ближнем Востоке.

Страны «крестоносцев», однако, отреагировали на этот выпад не слишком единодушно. Многие политики в своих соцсетях будто забыли упомянуть, что взрывы произошли именно в церквях, а жертвы были христианами. Вместо этого, к примеру, Барак Обама, Хиллари Клинтон и другие члены демократической партии США использовали странный термин «Easter worshippers» («празднователи Пасхи») На это указали консервативные англоязычные СМИ.

На этот лексический казус можно было бы не обратить внимания, если бы не другие пугающие факты из жизни мирового христианства.

Новый исход

Весной в Британии вышел доклад, выводы которого подтверждают мнение консерваторов: политическая корректность привела к тому, что на Западе не замечают «глобальной войны», развернувшейся в последние годы против христиан всего мира.

Доклад подготовили специалисты под руководством епископа Труро Филипа Маунтстивена — а ему эту работу в декабре прошлого года поручил министр иностранных дел королевства Джереми Хант. Исследование не затронуло Европу (включая Россию), Австралию, США и Канаду, коснувшись лишь стран Ближнего Востока и Северной Африки (БВСА), Азии и Латинской Америки.

Анализ занял несколько месяцев, и опубликованы были лишь промежуточные итоги, но их оказалось достаточно, чтобы заявить: христиане в наше время больше, чем какая-либо другая религиозная группа в мире, подвергаются гонениям. Они масштабнее, чем за всю мировую историю до этого, а в некоторых странах преследования христиан подходят под принятое ООН определение геноцида.

За этими громкими словами стоят не менее впечатляющие цифры. В 80 процентах всех случаев дискриминации по религиозному признаку жертвами становятся именно последователи Христа. Преследованию — то есть дискриминации, сопровождающейся угрозами или реальными проявлениями насилия, — на данный момент подвергаются примерно 245 миллионов христиан в 50 странах. По сравнению с прошлым годом этот показатель вырос на 30 миллионов.

Большинство гонимых проживают в регионах с крайне низким уровнем развития — в беднейших странах. Из-за давления большинства им сложно улучшить свое положение, и самым частым выходом становится бегство. В некоторых частях Ближнего Востока число христиан в последние годы стремительно падает из-за эмиграции, и местным общинам грозит полное исчезновение. Кроме того, исследования показали, что религиозная и гендерная дискриминация усиливают друг друга: девушки и женщины христианского вероисповедания подвергаются сексуальному насилию чаще, чем представительницы других религий.

Невинность мусульман

В странах Ближнего Востока и Северной Африки — регионе, где зародилось христианство, — последователей Христа в той или иной мере преследовали всегда. Но сейчас им живется, возможно, хуже, чем когда-либо раньше.

Столетие назад каждый пятый житель Ближнего Востока и Средней Азии был христианином. Сейчас их едва ли наберется четыре процента, и массовый исход продолжается, сильно ускорившись в последние годы. В первую очередь это вызвано военными конфликтами: ИГ и другие экстремистские группировки, придя к власти, обращались с христианами крайне жестоко.

В результате христианское население Сирии с 2011 года сократилось с 1,7 миллиона до 450 тысяч человек, в Ираке от 1,5 миллиона в 2003 году сегодня осталось менее 120 тысяч христиан. Бежали христиане и из Палестины, где тлеет арабо-израильское противостояние: за последние полвека их доля в населении сократилась в 10 раз.

«Исламское государство» проводило в отношении христиан политику геноцида. С его уходом на части бывших земель халифата воцарились другие исламистские группировки, от которых тоже не приходится ждать уважения к христианам. Экстремисты нападают на церкви, похищают священников или просто не позволяют проводить богослужения.

Такие эксцессы происходят не только на территориях, подвластных вооруженным группировкам. Авторы доклада отмечают, что слабость государственных институтов в Египте и Алжире позволяет радикалам безнаказанно преследовать христиан: так, в Египте за 2017 год убиты на религиозной почве 99 последователей Христа, 47 из них — в результате атак смертников на православный и коптский храмы в день Вербного воскресенья.

Но государства Ближнего Востока далеко не всегда разводят руками, не в силах остановить угнетение религиозного меньшинства — чаще они, напротив, вносят в него свой вклад.

Рост религиозного консерватизма в мусульманских странах — и причина, и следствие нетерпимого отношения к христианам в Иране, Саудовской Аравии и Турции. Там государственные СМИ, как сообщают авторы доклада, активно разжигают ненависть и способствуют дискриминации христиан на всех уровнях.

Турецкие медиа с подачи правящей исламистской партии изображают христиан «угрозой стабильности государства», обвиняют их в «пособничестве Западу» и даже утверждают, что они «не настоящие турки» — а их, между тем, в стране от 200 до 320 тысяч. А в марте 2018 года американская Комиссия по вопросам свободы вероисповедания (USCIRF) обратила внимание на школьные учебники в Саудовской Аравии: в них нашли как антисемитские, так и антихристианские высказывания.

Во всех странах Ближнего Востока и Северной Африки главным источником гонений считают крайне консервативно настроенное общество, которое порождает радикалов и экстремистов. Исключение в этом плане — Иран, где роль главного угнетателя взяло на себя государство. В конце 2018 года, прямо перед католическим Рождеством, власти исламской республики арестовали 142 христианина, которых обвиняли в организации молебнов на дому. Подобные аресты «врагов ислама» в последние два десятилетия происходят все чаще.

Но не во всех государствах исламского мира христианам угрожает опасность. В Кувейте, Бахрейне, Омане и ОАЭ они пользуются относительной свободой: требуется лишь подчиняться государственным требованиям и не пытаться обращать в свою веру мусульман. В Катаре ситуация отличается разве что тем, что туда запрещено ввозить Библию.

Вы здесь чужие

На юге Азии — в Индии, Пакистане, Непале, Шри-Ланке и Бангладеш — главным двигателем антихристианского давления оказался не ислам, а национализм: местное большинство воспринимает христианскую общину как нечто чуждое и угрожающее единству страны.

Политики поддерживают стремление населения прийти к государству одной религии — и от этого дискриминация христиан в последние годы перерастает в настоящие гонения. При этом неважно, какому богу поклоняется основная часть населения: индуисты, мусульмане и буддисты поддерживают законы, запрещающие смену религии, и одобряют давление на христианские НКО. Государство отвечает на их запрос — и атмосфера все больше накаляется.

Последние события на Шри-Ланке — дело рук исламских экстремистов. Однако за ними легко не заметить, что буддистское большинство годами атаковало христиан. Шриланкийцы запугивали священников и прихожан, оскверняли церкви и срывали богослужения — за 2017 год задокументировано 97 нападений разного рода. Впрочем, после серии терактов на Пасху целью насилия стали в основном местные мусульмане.

В Индии давление на христиан заметно растет с тех пор, как к власти пришла индуистская националистическая партия «Бхаратия джаната парти», возглавляемая премьер-министром Нарендрой Моди. В 2016 году было зарегистрировано 358 атак на христиан, в 2017-м — уже 736.

Тяжелее приходится христианам в Пакистане, на 96 процентов населенном мусульманами: в стране существуют строжайшие законы об оскорблении Корана и пророка Мухаммада — при этом «оскорблением» может оказаться что угодно. Яркий пример — история христианки Асии Биби, которая по ложному обвинению соседок-мусульманок была приговорена к смерти и пробыла в заключении около 10 лет. Когда ее оправдали, разгневанные толпы правоверных заблокировали шоссе, требуя казнить женщину. Ей и членам ее семьи до сих пор приходится скрываться.

Именно этот случай послужил поводом для доклада, составленного британцами. Неудивительно, что он оказался отнюдь не исключением: там, где к делу не привлекают государство, магометане вершат самосуд и остаются безнаказанными. Проблемой остаются и похищения девочек из христианских семей — полиция часто никак не реагирует на сообщения о таких преступлениях.

Черная ненависть

Жертвы похищений подвергаются сексуальному насилию, пыткам и унижениям. Все это заканчивается либо смертью, либо принудительным замужеством и обращением в ислам. Это очень характерно и для стран Черной Африки — несмотря на то, что там христиане чаще всего составляют большинство.

Страшнейший пример африканской борьбы с христианством — орудующая в Нигерии «Боко харам», члены которой хотят искоренить все иные религии и превратить страну в исламское государство. В 2018 году они целенаправленно убили более 3,7 тысячи христиан. За год до того сообщалось, что боевики оставили более 5 тысяч женщин вдовами, а более 15 тысяч детей — сиротами.

В страхе подобной участи живут еще сотни тысяч людей: многим приходится переезжать из тех областей, где действует группировка, — нигерийское государство не способно противостоять террористам. Именно в Нигерии, отмечают авторы доклада, наблюдается самый настоящий геноцид христиан.

Исламистские группировки не так сильны в других африканских государствах, но и там христиане остаются в числе их главных целей. Боевики «Аш-Шабаб», убившие в 2015 году 148 человек в университете Найроби в Кении, начали свой теракт с нападения на студентов-христиан, которые собрались на утренний молебен.

Эритрея, Судан и Мавритания в разной степени подавляют христианство на государственном уровне: зарегистрировать церковь в этих странах крайне сложно, а незарегистрированные общины жестоко преследуются государством или «частными» организациями, выполняющими правительственный план. В докладе упоминаются случаи похищений священнослужителей, массовые аресты и жестокое обращение с заключенными.

Как отмечают исследователи, во всей Черной Африке атаки на христиан ничем не спровоцированы — исключением можно назвать только Центральноафриканскую республику, где вооруженное ополчение «Анти-балака» регулярно атакует мусульман, называя себя защитниками христианской веры. Местные церковные лидеры, впрочем, открещиваются от «христианских» боевиков, указывая на то, что в их рядах присутствуют язычники-анимисты.

Красный Восток

На востоке Азии к буддийскому национализму, исламскому фундаментализму и всеобщей нетерпимости, в которой участвует правительство, добавляется еще один, пожалуй, самый ядовитый ингредиент — коммунизм.

В Брунее, Малайзии и Индонезии главнейшую роль в притеснении христиан все же играет ислам: радикальные взгляды внедряют со школьной скамьи, экстремисты нападают на церкви, простые граждане не берут христиан на работу, а государство наказывает за богохульство без реальных оснований — все так же ужасно, как в большинстве стран с магометанским большинством.

Не так в Лаосе, Вьетнаме, Китае, и особенно не так — в Северной Корее. В течение вот уже 18 лет КНДР называют самой жестокой к христианам страной. Тоталитарная идеология чучхе, коммунистическая и националистическая одновременно, видит в них «реакционные элементы» и сторонников «антиправительственных сил».

Немногочисленным верующим приходится собираться тайно — но такие секретные встречи бывают организованы спецслужбами специально, чтобы их вычислить. По задержании их подвергают пыткам, а в некоторых случаях даже казнят. Когда христиане пытаются сбежать за границу и попадаются властям Китая, те возвращают их в Северную Корею, где их часто ждет пожизненное заключение.

Китайское государство, известное своим давлением на мусульман-уйгуров, усердно работает и над последователями Христа. Церкви в КНР сначала просто получали «активные рекомендации» по тому, как лучше вносить свой вклад в социалистическое общество, теперь же они находятся под постоянным наблюдением и контролем.

Священники в Китае вынуждены убирать со зданий своих храмов любую религиозную символику, в обязательном порядке вешать на здание флаг страны и исполнять вместе с прихожанами патриотические коммунистические песни. При этом приходы по непредсказуемой закономерности подвергаются погромам, их насильно закрывают, а священнослужителей арестовывают.

Лаос, Вьетнам и Мьянма тоже не могут похвастаться толерантностью к христианскому меньшинству: исследователи установили, что тяжелее всего там приходится представителям национальных меньшинств, которые к тому же исповедуют христианство. Членам их общин значительно сложнее переселяться, владеть землей, давать детям образование и даже хоронить своих мертвых по христианским обычаям.

Традиции борьбы с религией

В той части доклада, что касается Средней Азии, его авторы отмечают: в бывших советских республиках христиане оказываются в особенно слабой позиции. Они, с одной стороны, сталкиваются с воинствующим атеизмом государства, с другой — оказываются религиозным меньшинством в преимущественно исламских странах.

Неизвестно точное число людей христианского вероисповедания в регионе: правительства не заинтересованы в обнародовании правильных цифр, а сами христиане, особенно выходцы из мусульманских семей, часто предпочитают не афишировать своей веры. Отмечается, что их тем больше, чем ближе они живут к проведенной еще в 1936 году границе РФ: сказывается влияние оставшегося в бывших советских республиках русского населения. Также в связи с близостью России православным там живется несколько легче, чем католикам и протестантам.

Христиане в Средней Азии оказываются между молотом и наковальней: государствам не дает покоя угроза исламского экстремизма, но меры, которые они вводят, бьют по всем религиям сразу. В частности, местным христианам нельзя распространять религиозную литературу и молиться в общественных местах, приводить детей на любые религиозные мероприятия, не говоря о том, чтобы дать им религиозное образование.

Не зарегистрированные в специальных органах встречи верующих — даже кружки по изучению Библии — приводят к строгим наказаниям, в том числе к тюремному заключению для организаторов. Сообщается о пытках задержанных христиан в Туркмении — спецслужбы, по словам пострадавших, называли свои методы работы «сталинскими».

Особняком от других государств Центральной Азии стоит Афганистан: в остальных странах мусульманские общины тоже преследуют новообращенных христиан, похищают и насильно выдают замуж христианок, но нигде это не происходит столь постоянно, как в этой исламской республике. Ее законами запрещена проповедь любой религии, кроме ислама — но главные преследователи христиан там не подчиняются государственным законам. Существование «Талибана» и других экстремистских группировок делает практически невозможным поклонение Христу в Афганистане: в ИРА нет ни одной церкви, службы проходят исключительно втайне, а многочисленные преступления против христиан остаются неизвестными, потому что докладывать о них почти так же опасно.

Христос против наркокартелей

Католическая Латинская Америка — неожиданный регион для этого доклада. Сами авторы отмечают, что необходимость включить ее в исследование кажется им «аномалией». Но игнорировать гонения на христиан больше не представляется возможным, и исследователи подробно касаются проблем христианской веры в Мексике, Колумбии, Гватемале, Никарагуа, Венесуэле и на Кубе.

В Гватемале, Никарагуа, Венесуэле, почти как в Азии, на церковь давят социалисты из правительства — христиан-пацифистов заставляют служить в армии, лишают приходы ресурсов на существование, а священникам запрещают путешествовать из страха того, что они станут «агентами иностранного влияния».

Но в остальных случаях вина государства лишь в том, что оно не способно защитить верующих. Наркокартелям не нравится, что в церквях проповедуют отказ от наркотиков и насилия: в лучшем случае они пытаются угрозами переманить пасторов на свою сторону, в худшем — требуют от пасторов больших взяток или даже убивают их: с начала века в Мексике погибло 46 священнослужителей, в том числе один кардинал.

Учитывая невероятный уровень коррупции, искать какой-либо защиты у государства латиноамериканские христиане не могут: даже информация, переданная полиции, может вновь оказаться у бандитов — а они безжалостны с теми, кто пытается на них донести.

«Религиозные идеи, отравляющие разум» не нравятся и другим нелегальным вооруженным группам — ультралевым повстанческим группировкам. В частности, колумбийская ФАРК ответственна более чем за треть преступлений против христиан в стране: на контролируемых ей территориях церквям приходится работать в рамках жестких ограничений и поборов.

Третье направление угнетения — религиозно-этнические меньшинства, коренные жители континента. В тех областях, где они составляют большинство, государство ставит интересы и обычаи племен однозначно выше католических. К тем же, кто, родившись язычником, перешел в христианство, местные индейцы относятся почти так же жестко, как к своим «предателям» мусульмане: их могут подвергнуть изгнанию, женщин — лишить прав на детей.

Слепота и бездействие

Авторы доклада заключают: западным странам не удалось создать мировой порядок, в котором неотъемлемые права человека будут соблюдаться в полной мере. Нарушения свободы вероисповедания — в частности, проявления исламофобии — в Великобритании преследуются по закону. При этом британские журналисты, в том числе — боясь прослыть исламофобами, очень мало говорят о дискриминации и насилии, которому подвергаются в других странах христиане.

Бытовое угнетение остается почти незамеченным, отдельные вопиющие случаи попадают в газеты лишь изредка, а атаки со множеством жертв вызывают шум, который быстро тонет в общем потоке информации. Между тем, Пасха 2019 года — уже третий подряд праздник Воскресения, омраченный атаками исламистов.

«Продолжите ли вы мириться с организованными гонениями, конца которым не видно?» — сказал, выступая в Лондоне, архиепископ Эрбиля, столицы иракского Курдистана. «Мы жили здесь тысячи лет, но теперь жизни людей разрушены, и никто не возместит плоды работы многих поколений. Выйдут ли студенты в кампусах с табличками “Сегодня мы все христиане”, когда следующая волна насилия ударит по нам? Старейшая христианская церковь — на грани полного исчезновения. А те из нас, кто останется, должны быть готовы стать мучениками», — мрачно заключил он.