Хайнц фельфе мемуары разведчика

Мертвый сезон мистера Лонсдейла. Невероятная история Конона Молодого

17 января 1922 года родился советский разведчик-нелегал Конон Молодый.

«Разведчик должен выглядеть именно так»

В Советском Союзе был очень популярен вышедший на экраны в 1968 году фильм «Мертвый сезон», посвященный истории работающего на Западе разведчика-нелегала.

Со вступительным словом к зрителям в начале картины обращался настоящий нелегал — работавший в США советский разведчик Рудольф Абель. Однако в основу фильма были положены события из реальной биографии другого человека.

Актер Донатас Банионис, сыгравший главную роль, своего прототипа впервые увидел вовремя съемок кульминационной сцены — обмена советского разведчика на западного «коллегу». Баниониса предупредили, что прототип героя приедет в этот день.

Актер долго ждал, когда разведчик появится, а потом поинтересовался у режиссера Саввы Кулиша — не отменилась ли встреча? А Кулиш в ответ указал на ни чем непримечательного мужчину, стоявшего неподалеку.

«Вы не похожи на разведчика», — выпалил растерявшийся Банионис. «Разведчик и должен выглядеть именно так», — засмеялся в ответ мужчина. Это был Конон Молодый, один из самых известных нелегалов за всю историю советской внешней разведки.

Председатель КГБ при Совете министров СССР Владимир Семичастный (1-й слева) принимает советских разведчиков Рудольфа Абеля (2-й слева) и Конона Молодого (2-й справа). Фото: РИА Новости

Конон советский, тетя американская

Про Конона Молодого можно сказать так — «известный неизвестный». Имя это слышали многие, но не все знают, что, в отличие от других агентов советской разведки, работавших в Великобритании, Конон Молодый не иностранец, а москвич.

Он родился 17 января 1922 года в Москве в семье научных работников. Отец его, Трофим Кононович Молодый, был известным ученым-физиком, который, к сожалению, очень рано ушел из жизни. Молодый-старший умер от инсульта в возрасте 40 лет.

«Конон» — имя греческое. Его, к примеру, носил друг Архимеда Конон Сомосский. История церкви знает двух святых мучеников с таким именем и одного римского папу. Конон Никитич Зотов был одним из видных деятелей эпохи Петра Великого.

А советский Конон, рано потеряв отца, в возрасте 10 лет оказался в США. Сестра его матери, Анастасия, жила там еще с дореволюционных времен, и, навестив в СССР родственницу, оставшуюся вдовой с двумя детьми на руках, предложила забрать племянников к себе. Сестра Конона Наташа отказалась, а мальчик согласился.

Тетя Настя была состоятельной дамой, и племянник в Америке был отправлен в престижную школу. Кроме того, для него наняли репетиторов, и вскоре мальчик освоил не только английский, но и немецкий язык.

Анастасия собиралась устроить жизнь Конона в США — отправить его в университет, затем устроить на престижную работу. Еще одна родственница собиралась сделать его своим наследником. Словом, в Америке молодого Молодого ждало блестящее будущее.

Орден за «языков» из борделя

А он в возрасте 16 лет заявил — возвращаюсь в Москву! Соскучился по матери и сестре. Переубедить его тете не удалось.

Конон Молодый вернулся в СССР в 1938 году, в разгар «большого террора». С такой биографией и с такими родственниками за границей он запросто мог угодить в жернова. Возможно, спасло то, что был он на тот момент несовершеннолетним, а, быть может, на вновь прибывшего в Союз просто не обратили внимания. Как бы то ни было, он благополучно окончил школу в Москве, и в 1940 году был призван в Красную Армию.

Во время Великой Отечественной войны попал в подразделение разведчиков при артиллерийском дивизионе. Много раз ходил в тыл к немцам, брал «языков», был неоднократно награжден.

Сын Конона Трофим в одном из интервью вспоминал рассказ сослуживца отца — орден Красной Звезды Молодому достался за не совсем обычную операцию. Группа разведчиков обнаружила под Кенигсбергом объект, где часто появлялись высокопоставленные немцы, и никак не могла определить его назначение. В итоге «объект» оказался… офицерским борделем. Это не помешало разведгруппе захватить сразу нескольких «языков».

Мститель в тылу врага. Тайная война Николая Кузнецова Подробнее

Долгая командировка «в Китай»

После демобилизации лейтенант Молодый поступил на юридический факультет Академии внешней торговли. В Академии он изучал китайский язык, и освоил его настолько хорошо, что еще будучи студентом, написал учебник.

Человек с такими способностями и с опытом фронтового разведчика не мог не привлечь внимание спецслужб. В 1951 году Конон Молодый получил предложение о работе во внешней разведке, и дал свое согласие. Началась новая учеба, теперь уже в закрытом высшем заведении.

Во время подготовки он женился. О своей предстоящей деятельности супруге Конон ничего не говорил. По официальной версии, выпускник Академии внешней торговли вскоре должен был направиться в долгосрочную командировку в Китай. И жена Галина многие годы будет получать от мужа «письма из Китая».

На самом деле в 1953 году Конон Молодый уехал в Канаду. Собственно, это из СССР уезжал Конон Молодый, а в Канаде появился Гордон Лонсдейл, сын гражданина этой страны, погибшего на войне. Настоящий Гордон Лонсдейл погиб за несколько лет до этого, и советскому разведчику предстояло легализоваться в его роли. Молодый прошел этот этап успешно. Он умел находить общий язык с людьми и завоевывать их доверие. Вскоре Лонсдейл обзавелся самыми настоящими канадскими документами.

Богач, плейбой, душа компании

Но работать ему все же предстояло в другой стране — в Канаде риск разоблачения легенды был слишком высок. Транзитом через США Лонсдейл приезжает в Великобританию, где собирается продолжить свое образование. Он поступает на курсы китайского языка, где заводит массу знакомств. На этих курсах учились многие британские военные и разведчики. Как-то один из сокурсников доверительно шепнул Лонсдейлу: «Гордон, здесь только два человека не имеют отношения к разведке — ты и я!»

Одновременно Лонсдейл открыл в Британии свой бизнес, который поначалу приносил убытки, покрывавшиеся из средств Центра. Но со временем Лонсдейл выправил ситуацию, построил прибыльный бизнес, и за заслуги в предпринимательстве даже получил награду от королевы Елизаветы II.

Молодой богач, душа компании, владелец целого парка роскошных машин, шикарной виллы под Лондоном, любимец женщин — заподозрить в этом человеке советского разведчика было невозможно.

Но все это время Лонсдейл успешно выполнял миссию, ради которой и прибыл в Великобританию — поставлял в Москву ценнейшую информацию стратегического характера.

Ким Филби: агент товарища Сталина на службе Ее Величества Подробнее

Предательство «царевича Алексея»

Самым важным информатором Лонсдейла был сотрудник военно-морской базы в Портленде Гарри Хаутон. Любовница Хаутона, Этель Джи, на той же базе работала на копировальном аппарате. Через эту парочку Лонсдейл получал и передавал в Москву информацию о новейших видах вооружений ВМС Великобритании, а также другие важнейшие сведения.

Связными Лонсдейла были супружеская чета Крокеров из Новой Зеландии, в доме которых находился радиопередатчик. На самом деле под именем Крокеров скрывались Моррис и Леонтина Коэн, советские разведчики, ранее в США добывавшие для Москвы информацию по американскому «атомному проекту».

Один из ветеранов советской разведки как-то сказал: «Самый успешный разведчик — то, чье имя никогда не становится известным». В этом смысле Лонсдейл, конечно, образцом не является. Он успешно работал в течение семи лет, а потом последовал провал.

Он не допускал ошибки. На него вышли в результате предательства. В 1960 году с ЦРУ стал сотрудничать офицер польской разведки Михаил Голеневский. Он ничего не знал о Лонсдейле, зато сообщил, что с поляками сотрудничал офицер флота Ее Величества Гарри Хаутон, являвшийся сотрудником посольства Великобритании в Польше. Из Варшавы Хаутона отправили домой за пьянство, после чего он и оказался на базе в Портленде, где и перешел под опеку Лонсдейла.

Американцы передали информацию о Хаутоне британской контрразведке, и те, начав разработку офицера, обнаружили его связь с Лонсдейлом. Англичане намеревались раскрыть всю шпионскую сеть, но тут сдали нервы у Голеневского. Испугавшись разоблачения, он сбежал в Западный Берлин. Британцам пришлось форсировать операцию. При получении очередной порции секретных сведений были арестованы Лонсдейл и Крокеры. Разумеется, задержали также Хаутона и Этель Джи.

Стоит еще несколько слов сказать о Голеневском. После его бегства ЦРУ рассчитывало получить от него большие объемы ценной информации, но американцы были разочарованы. Помимо действительно важных сведений, поляк нес полную чушь. Например, называл советским агентом сотрудника Госдепартамента и будущего Госсекретаря США Генри Киссинджера. Кроме того, Голеневский заявил, что он — чудесно спасшийся от расстрела в Екатеринбурге царевич Алексей Романов. В конце концов, в ЦРУ решили, что перебежчик болен на голову, и отказались от его услуг, предоставив, правда, американское гражданство.

Перстень для жены разведчика

Но вернемся к Лонсдейлу. Несмотря на провал, он вел себя спокойно и уверенно, чем приводил в восхищение британских контрразведчиков. «Расколоть» его так и не удалось. На суде обвинению даже не удалось собрать убедительные доказательства сотрудничества Лонсдейла с советской разведкой. В шоке пребывал и Хаутон — он-то был уверен, что богатый бизнесмен покупает у него сведения для американцев.

Журналисты, освещавшие суд над Лонсдейлом, были уверены, что с такой доказательной базой он не получит больше 14 лет.

Но судья, вынося вердикт, заявил: «Я уверен, что вы кадровый разведчик» — и приговорил Лонсдейла к 25 годам заключения. Крокерам дали по 29 лет, Хаутону и его любовнице — 15 лет.

Лишь в 1961 году, когда состоялся процесс в Лондоне, в Москве к жене Конона Молодого пришли его коллеги, сообщив, где на самом деле работает супруг. Все эти годы Галина видела мужа только во время отпуска — Конон прилетал «из Китая» на несколько недель. После одного из таких свиданий в 1958 году у пары родился сын, которого назвали Трофимом.

Разведчики подарили Галине большой золотой перстень с аквамарином, на котором была гравировка: «За умение ждать».

«50-летие Октября будем встречать на Красной площади»

А сколько предстояло еще ждать, тогда никто не знал. Только сам Конон Молодый не терял оптимизма. Еще один советский разведчик-нелегал, Джордж Блейк, осужденный за свою деятельность в Англии на 42 года, оказался в одной тюрьме с Молодым.

Они встречались на прогулках, и как-то Конон доверительно сказал коллеге: «Поверьте, 50-летие Великого Октября мы вместе будем встречать на Красной площади». 50-летие революции должны были отмечать в 1967 году, а Молодому и Блейку предстояло отбывать срок еще много-много лет. Блейк, однако, решил поддержать разговор, после чего разведчики стали обсуждать более важный вопрос: стоит ли в холодном ноябре на Красной площади согреваться русской водкой, или же лучше подойдет шотландский виски?

Самое интересное, что Молодый оказался прав.

В 1964 году его во внеурочное время отправили в баню, вручили гражданскую одежду, и вскоре военно-транспортный самолет вез его в Германию.

В Советском Союзе был арестован агент британской разведки Гревилл Винн. Шпиона в СССР осудили на 8 лет, после чего обменяли на Лонсдейла.

Блейка британцы менять не собирались. Но в 1965 году он совершил дерзкий побег из тюрьмы, перебрался через Ла-Манш, добрался до территории ГДР, откуда был вывезен в Москву. А 7 ноября 1967 года Конон Молодый и Джордж Блейк праздновали 50-летие Великого Октября на Красной площади.

Конон Трофимович Молодый. Биографическая справка

В 1932 г., с разрешения советского правительства, он выехал в США, где учился в средней школе города Сан-Франциско. Проживал у тетки, которая переехала в эту страну еще в 1914 г.

В 1938 г. Молодый вернулся в Москву и продолжил учебу в 36-й московской средней школе, которую окончил в 1940 г. В октябре того же года был призван на службу в армию и прошел всю Великую Отечественную во фронтовой разведке. В должности помощника начальника штаба отдельного разведывательного дивизиона лейтенант Молодый неоднократно ходил в тыл противника, брал «языков», добывал необходимые командованию сведения.

После демобилизации из армии в августе 1946 г. Конон поступил на юридический факультет Московского института внешней торговли. В институте изучил китайский язык.

В 1951 г., окончив институт, Молодый остался в нем преподавателем китайского языка, в качестве соавтора принимал участие в создании учебника китайского языка.

В конце 1951 г. Конон Молодый поступил на работу во внешнюю разведку органов госбезопасности.

В 1955 г., по заданию руководства, он выехал в Великобританию по паспорту канадского бизнесмена Гордона Лонсдейла и приступил к выполнению заданий в качестве руководителя нелегальной резидентуры. В Лондоне он поступил в Школу африканистики и востоковедения при Лондонском университете, а также занялся бизнесом, создав фирму по продаже и обслуживанию игральных автоматов. Все это давало ему возможность, не вызывая подозрений, совершать различные поездки по стране.

В конце 1955 г. Лонсдейл стал компаньоном владельца фабрики по производству автоматов для продажи жевательной резинки. Как коммерсант он много ездил по странам Европы. Официально его поездки были связаны с заключением контрактов по продаже автоматов, но на деле он создавал широко разветвленную агентурную сеть.

В 1960 г. фабрика обанкротилась, и Лонсдейл перешел в фирму по производству противоугонных устройств для автомобилей.

Резидентура Бена (таким был оперативный псевдоним Конона Молодого) в течение пяти лет успешно добывала в большом количестве весьма ценную секретную документальную информацию Адмиралтейства Великобритании и военно-морских сил НАТО, касающуюся, в частности, английских программ разработки вооружений, в том числе – ракетного оружия, получившую высокую оценку советских специалистов.

В 1961 г. в результате предательства сотрудника польской разведки Михаила Голеневского, перебежавшего в США, ЦРУ сообщило британским спецслужбам полученные от предателя сведения на агентов нелегальной резидентуры Бена, работавших на базе ВМС в Портленде. В январе 1961 г. Молодый был арестован на встрече с агентами в момент получения им документальной секретной информации.

23 марта 1961 г. в Лондоне в знаменитом уголовном суде высшей инстанции Олд Бейли завершился судебный процесс по так называемому «портлендскому делу», основным из действующих лиц которого являлся канадский бизнесмен Гордон Лонсдейл. Его имя тогда не сходило с первых полос английских и американских газет. Но только спустя много лет стало известно, что в действительности этого человека зовут Конон Молодый и он – кадровый советский разведчик.

Суд приговорил Конона Трофимовича к 25 годам тюремного заключения, из которых он был в заключении только 3 года. В 1964 г. Молодый был обменен на агента британских спецслужб Вина, арестованного в Москве. После возвращения на Родину работал в центральном аппарате внешней разведки.

За большие заслуги перед Родиной полковник Конон Трофимович Молодый награжден орденами Красного Знамени, Отечественной войны 1 и 2 степени, Красной Звезды, медалями «За отвагу» и «За боевые заслуги», а также почетным нагрудным знаком солдатской доблести «Отличный разведчик» и знаком «Почетный сотрудник органов безопасности».

9 сентября 1970 г. полковник Конон Трофимович Молодый скончался от инсульта. Похоронен на Донском кладбище в Москве.

События биографии Молодого легли в основу художественного фильма кинорежиссера Саввы Кулиша »Мертвый сезон» (1968), в котором главную роль советского разведчика сыграл Донатас Банионис. В 1990 г. вышла книга коллектива авторов »Гордон Лонсдейл: моя профессия — разведчик», посвященная Молодому.

Материал подготовлен на основе информации открытых источников


В 1961 году в Британии завершился громкий уголовный процесс. На скамье подсудимых оказался Гордон Лонсдейл — преуспевающий бизнесмен, миллионер, плейбой, человек блестящей эрудиции и знаток светских манер. А ещё советский резидент, долгое время плодотворно работавший в интересах Москвы. Много лет спустя выяснилось, что не только образ, но и имя было поддельным — роль Лонсдейла играл полковник Конон Трофимович Молодый.
Будущий суперагент родился в 1922 году в интеллигентной московской семье. Отец — преподаватель МГУ, мать — научный работник. Семья была далеко не простая — с одной стороны, у Молодых были родственники-эмигранты, жившие в США, с другой — связи в Союзе простирались достаточно широко, чтобы при необходимости дойти до высших представителей советского государства. Поэтому в начале 30-х — после смерти отца — будущий разведчик уехал на несколько лет жить к тётке в Сан-Франциско, причём с выездом помог лично нарком внутренних дел Генрих Ягода, друживший с покойным родителем Конона. Так или иначе, юнец с необычным именем рос за океаном, и за годы в США успел овладеть английским языком — настолько, что мог при необходимости непринуждённо выдавать себя за носителя.
.

Однако золотым мальчиком Конон точно не был. Уже в Штатах он решил возвратиться на родину и в 1938 году с дипкурьером приехал в Москву. По возвращении в СССР он был призван в армию за считаные месяцы до начала Великой Отечественной. Там ему пришлось доказывать, чего он стоит, — самостоятельно, без оглядки на богатых и влиятельных родственников. Молодый служил в артиллерийской разведке. Звукометрист, затем — командир взвода оптической разведки. Должность была далеко не синекурой, Конону постоянно приходилось бывать на передовой и идти в боевых порядках пехоты или даже впереди неё — в некоторые городки его взвод врывался первым. Хладнокровием и дерзостью этот офицер обратил на себя внимание командования — и, похоже, не только его.

После демобилизации Молодый поступил в Институт внешней торговли. Склонность к языкам никуда не исчезла — Конон отлично изучил немецкий, французский и китайский. Там за ним наконец пришли. Биография и способности его просто вопияли о том, что этот человек будет полезен в разведке. Хладнокровие, лингвистические навыки, авантюрный склад характера, вдобавок — что было особенно ценно — жил в Штатах и представлял себе быт и обычаи страны. Кстати, он обладал ещё одной полезной для разведчика чертой — неброским обаянием. Его внешность была на удивление незапоминающейся, лишённой чётких примет, но при этом располагать к себе людей он умел.

В 1951 году Конон Молодый окончил университет — и одновременно пришёл на службу в разведку госбезопасности. А в 1953-м уехал, сообщив родным, будто отправляется в Китай.
В действительности «Китай» находился в Канаде. Правда, туда отправился уже совсем другой человек. Теперь новоиспечённого нелегала звали Гордон Лонсдейл. Реальный Лонсдейл уже несколько лет лежал в могиле, но разведка сумела разжиться документами на его имя. Молодый даже смог получить подлинные документы — взамен якобы утерянных. Однако это было не единственной проблемой. Требовалось усвоить привычки нового места, представлять себе не только язык, но и литературу, местных знаменитостей, бытовые привычки. Да и язык мало было знать — требовалось думать на нём, чтобы даже в острой ситуации (особенно в острой ситуации) не сорваться на русский. А кроме того, требовалось усвоить манеры Лонсдейла, смотреть на мир глазами канадца, слиться с ним. К моменту, когда он прибыл на Запад, никакой детектор лжи не заподозрил бы, что в страну явился чужак.
Тайная жизнь мистера Лонсдейла
Канада была только промежуточной станцией для Молодого. Его основной целью была Англия. В Лондоне связниками Молодого стали супруги Моррис и Леонтина Коэн, советские агенты — американцы. Так заработала новая резидентура. Попутно Молодый обзаводился новыми знакомствами, в частности, примкнул к «Королевской заморской лиге» — общественной организации сторонников единства Британской империи. Патроном этой организации была лично королева. Коэны тем временем устроили шпионское гнездо в Лондоне. Их легальным прикрытием была букинистическая торговля, а в приобретённом парой небольшом особняке они оборудовали радиобункер. Сам Лонсдейл тоже не скучал. «Заморская лига» стала настоящим кладезем знакомств. Благодаря новым друзьям джентльмен из Канады спокойно посещал парламентские дебаты, а среди его знакомых появлялись мелкие политики, журналисты, аристократы. Одновременно Лонсдейл забрасывал удочки дальше: он поступил в университет на факультет восточных языков, где негласно обучались кадры для дипломатической и разведывательной службы. Словом, врастание в британский социум шло благополучно. И в этот момент Лонсдейлу пришла в голову идея, оказавшаяся поистине блестящей. Он решил стать предпринимателем.

Супруги Моррис и Леонтина Коэн.
Энергия и амбиции разведчика не знали удержу. Коммерческая деятельность — это прекрасное универсальное прикрытие. Валюта пригодится Советскому Союзу. Наконец, бизнес — это связи и легальный доступ к технологиям. Начал Лонсдейл с музыкальных автоматов и машин по продаже жвачки, которые он монтировал в барах. Некоторое время бизнес приносил убытки, но вскоре предприниматель вышел в плюс. Бизнес расширялся, Лонсдейл менял направления, а вскоре его фирма запатентовала механизм автосигнализации. С ним Лонсдейл поехал в Брюссель на выставку инновационной техники — и получил там золотую медаль за «лучший британский экспонат».
Это был настоящий прорыв: «сигналки» пошли по Европе, фирма бойко вела дела. А владелец компании тем временем под прикрытием нового статуса развернул кампанию промышленного шпионажа, благо после успеха в Брюсселе Молодый был представлен королеве и стал сэром Лонсдейлом. Никто и представить не мог, что этот обаятельный предприниматель — разведчик.

В Москву отправлялись «рецепты» высокопрочных сплавов, технологии металлообработки. Лонсдейл благодаря своему бизнесу находился на переднем крае европейской промышленности и вовсю пользовался положением в целях, далёких от коммерции. К тому же, благодаря великолепному прикрытию, на Молодого замкнули нескольких агентов, завербованных ранее другими офицерами. В частности, он поддерживал связь с работниками из Портлендского морского научно-исследовательского центра — Гарри Хаутоном, а позднее с его любовницей Банти Джи. Поток документов в центр не ослабевал. В общей сложности за время работы резидентуры в СССР ушло 17 тысяч листов секретных документов о техническом состоянии британского флота, противолодочной обороне, акустических системах, криптографии. Связники Коэны работали на износ, при этом резидентура, дававшая столько полезной информации, через какое-то время вышла на самоокупаемость. Среди мест, в которые проник Молодый благодаря своим контактам, была даже химическая лаборатория Портон-Даун, ставшая столь знаменитой в наше время. Коэны и Молодый сумели довольно подробно раскрыть программу центра. За короткий срок в Лондоне обосновалась мощная эффективная резидентура, причём состоящая буквально из нескольких человек. Ну а глава предприятия лопатой грёб честно заработанные деньги, жил на широкую ногу и чувствовал себя превосходно. Неудачи ничто не предвещало.

А тучи над резидентом сгущались. В конце 1960 года на квартиру Лонсдейла наведались якобы воры. Однако Молодый обнаружил, что украли только малоценные предметы, но не тронули значительно более дорогие вещи. Разведчик решил, что следует постепенно сворачивать основную деятельность, но коммерческие занятия он бросать не собирался: если бы он оставил бизнес, это точно стало бы сигналом для британской контрразведки.
В действительности произошло вот что. На сторону Запада перебежал офицер польских спецслужб, знавший Хаутона — одного из ключевых агентов Лонсдейла. Поляк вообще был склонен к разнообразным авантюрам, даже подозревали, что у него психическое расстройство. Уже работая на Запад, он выдавал себя за царевича Алексея. Претензия, конечно, комичная, но вот ущерб советской разведке этот экстравагантный тип нанёс далеко не смешной. Хаутон попал под колпак, и вскоре англичане засветили Молодого, а за ним и всю резидентуру. Британцы оказались, мягко говоря, ошарашены тем, кто именно попал к ним в руки. Миллионер с персональной ложей в Альберт-холле и шикарной виллой. Операцию по его захвату курировал лично директор MI5 — британской контрразведки — Роджер Холлис. Британцы начали с Хаутона и Джи. На любовников вышли, без сантиментов обрисовали перспективы и предложили сдать резидента в обмен на смягчение приговора. Те согласились.
8 января 1961 года Молодый встретился со своими портлендскими агентами и взял у Банти Джи хозяйственную сумку, набитую документами Британского адмиралтейства с грифом Top Secret. В этот момент из припаркованных неподалёку машин посыпались «Джеймсы Бонды» — полтора десятка агентов контрразведки. После этого были захвачены Моррис и Леонтина Коэн.

Полицейская машина у дома Морриса и Леонтины Коэн
Мёртвый сезон
Деваться было уже некуда. В особняке Коэнов обнаружили радиостанцию, поддельные документы, фотоаппаратуру, тайники. Однако на допросах Коэны повели себя совершенно иначе, нежели портлендцы. Они не признавались ни в чём и не выдавали никого. Лонсдейл вёл себя демонстративно спокойно и взял на себя всю вину, выводя из-под удара агентов. Молодый разыгрывал последнюю, но очень важную карту. Ему, гражданину СССР, было куда отступать, а вот судьба Коэнов могла быть самой плачевной. Здесь было не только душевное благородство, но и трезвый расчёт: процесс широко освещался, и потенциальные агенты знали бы, что советская разведка будет вытягивать своих до конца.

Шпионское оборудование, найденное в доме супругов Коэн
Присяжные признали виновными всех пятерых подсудимых. Лонсдейлу дали 25 лет тюрьмы. Свой приговор он принял стоически, буквально с улыбкой, хотя срок был чрезвычайно суровым. Коэны получили по 20 лет, Хаутон и Джи, надеявшиеся отделаться дёшево, — по 15.
Однако на этом дело не кончилось.
В заключении Молодый находился на особом режиме. Одиночная камера, круглосуточно горящий свет, непрерывное наблюдение. В тюрьме во время дозволенных прогулок он познакомился с ещё одним знаменитым советским агентом — Джорджем Блейком. В тюрьме Молодый заявил, что полувековой юбилей Октябрьской революции они будут праздновать вместе. Поразительно, но это предсказание сбылось. Блейк вскоре сумел бежать и перебраться в СССР. Молодый тоже, как оказалось, не проведёт в заточении всю оставшуюся жизнь. Его признали советским гражданином и начали работу над его освобождением.

Агент Джордж Блейк.
В 1962 году в Будапеште был захвачен английский разведчик Гревилл Винн. Переговоры о его освобождении велись тайно и продлились несколько месяцев. Разумеется, русские потребовали взамен своего резидента. 21 апреля 1964 года к Молодому явился надзиратель и отвёл в кабинет начальника тюрьмы. Там уже сидели чиновники из Министерства иностранных дел. Через несколько часов он уже летел в Берлин. На следующий день на берлинском КПП Штаакен без всякого шума и эксцессов советский и британский разведчики вернулись к своим.
Коэнов тоже удалось выручить, хотя существенно позднее. В 1969 году их также выменяли на троих англичан и в торжественной обстановке приняли в Москве. Позднее они тихо жили на Патриарших. В каком-то смысле хорошо эта история закончилась даже для провалившегося Хаутона: он и Джи вышли из тюрьмы в 1970 году и некоторое время спустя обвенчались.
Председатель КГБ при Совете министров СССР Владимир Семичастный (1-й слева) принимает советских разведчиков Рудольфа Абеля (2-й слева) и Конана Молодого (2-й справа), 1964 год.
Конон Молодый вернулся домой, к семье. Позднее он увлечённо описывал свои похождения и свой бизнес. Он работал в аппарате разведки, преподавал. По понятным причинам оперативной работой он заниматься уже не мог. Однако долгой спокойной старости не получилось: в 1970 году он скоропостижно скончался. Правда, за время жизни в Москве Молодый успел оставить след в истории довольно неожиданным образом: он консультировал съёмочную группу фильма «Мёртвый сезон». На съёмках он познакомился с исполнителем главной роли Донатасом Банионисом. Актёр заметил, что Молодый слишком невзрачен и совершенно не похож на разведчика. Последний посмеялся и заметил, что это прекрасно: разведчик должен выглядеть именно так.

Как советский разведчик стал миллионером и получил награду из рук английской королевы: Конон Молодый



Когда знаменитый советский разведчик Конон Молодый однажды посетил московский завод, то вместо обычных речей о повышении производительности труда, он неожиданно сообщил трудящимся, что у них творится полный бардак. Дал он и «рецепт», как улучшить положение: «Бездельников я выгнал бы в первый же день, зато остальным сразу бы вдвое повысил зарплату». Руководству стоило бы прислушаться к его мнению, ведь за время своей агентурной деятельности в Великобритании этот человек сумел построить успешный бизнес, стал миллионером и даже получил престижную награду из рук английской королевы.

Детство разведчика

Конон Трофимович родился в очень интеллигентной московской семье в 1922 году. Отец — ученый-физик, мать – врач. Отец умер рано, и когда мальчику исполнилось 12 лет, его отправили к тетке в Америку. Конечно, для того, чтобы осуществить такое в 40-е годы, понадобилось много усилий – поддельная метрика, выезд через Эстонию, семья пошла на все, чтобы дать возможность мальчику увидеть мир. Однако в Америке Конон не прижился.
Богатая тетка мечтала, что он останется с ней, но мальчик скучал по родным. Однако времени он зря не терял – за пару месяцев освоил разговорный английский, затем ему наняли репетитора по немецкому. Врожденная способность к языкам позволит ему в студенческие году изучить еще и китайский. За границей перед ним открывались блестящие возможности – тетя мечтала о том, чтобы молодой человек получил блестящее образование, другая родственница хотела оставить ему богатое наследство. Несмотря на все эти предложения, Конон через шесть лет вернулся в Москву. Но уникальный для советского мальчика опыт жизни за границей он таким образом приобрел.


Конон и его мама, врач Евдокия Константиновна

Когда началась война

Не удивительно, что с началом войны (его призвали со второго курса), Конон Молодый начал работать переводчиком, а позднее и разведчиком. Позднее сын Конона Трофимовича рассказывал о фронтовых байках отца. О том, например, как он получил орден Красной звезды за необычную операцию:
«Дело было под Кенигсбергом. Разведчикам никак не удавалось взять «языка». И вот они высмотрели странное место, где немецкие машины, проехав через ворота, «ныряли» в подземелье. Причем днем там появлялись в основном грузовики с солдатами, а вечером — легковые автомобили, видимо, с командирами. Наши стали наблюдать за объектом, и через некоторое время разобрались: в бункере располагается бордель для солдат и офицеров. Разведчики нагрянули туда вечерком и захватили сразу нескольких ценных «языков».»


Конон Молодый (справа) с фронтовыми друзьями

Начало карьеры разведчика

Вернулся с фронта героем – привез ордена и медали, и сразу поступил на юридический факультет Академии внешней торговли. Конечно, молодого человека с редкими способностями к языкам, опытом фронтовой разведки и жизни за границей не могли не заметить органы госбезопасности. После окончания студенческих лет Конон стал сотрудником внешней разведки. А в 1953 году началась его двойная жизнь – постоянная работа за границей. Однако до этого он успел жениться. Мать по старинке помогла сыну в этом вопросе, выбрала невесту. Молодая вдова Галина Петровна с маленькой дочерью действительно приглянулась разведчику, и он женился на ней, усыновил ребенка, а через несколько лет жена подарила ему сына, которого в честь деда назвали Трофимом.


Конон Молодый с семьей

Однако семейная жизнь у разведчика, конечно, получилась странная. С 1953 года он начал активную деятельность за границей. Его забросили сначала в Канаду, там он получил документы на имя Гордона Лонсдейла. Дальше это имя стало его вторым «я».

Главная цель разведчика — Великобритания

Главной целью разведчика была Великобритания. Туда он сумел перебраться за пару лет и начал свою деятельность по выяснению данных о британских и американских военных базах и о важных новых открытиях — ядерных реакторах, бактериологическом оружии. Считается, что за время своей работы разведчик позволил нашей стране сэкономить несколько миллиардов долларов на разработку систем вооружения. Однако кроме СССР заработал при этом деньги и сам Конон, вернее, Гордон Лонсдейл.
Невероятная общительность, умение привлекать к себе людей, да и просто талант бизнесмена позволили разведчику осуществить большую мечту капиталистического мира – сколотить приличное состояние. Он действительно много лет занимался легальным бизнесом, который постепенно начал приносить ему доход. Ну, если честно, конечно не сразу. Поначалу советские органы, бывало, покрывали убытки от первых экономических экспериментов молодого разведчика, но потом неожиданно дело пошло на лад. Реализация торговых автоматов принесла ему миллионы.
Постепенно он открыл четыре фирмы и даже получил золотую медаль на выставке в Брюсселе в 1960 году за разработанную новинку — электронный замок. Сама королева Великобритании пожаловала Лонсдейлу грамоту «за большие успехи в развитии предпринимательской деятельности на благо Соединённого Королевства». Лонсдейл курировал несколько агентурных групп, которые финансировались из его заработков.


Конон Молодый. Русский разведчик за границей смог стать преуспевающим бизнесменом

Несколько роскошных автомобилей, вилла за городом, роскошные номера в лондонских отелях и… молодая жена с детьми в Москве. Все это время Галина Петровна, редко встречаясь с мужем, считала, что он постоянно пропадает в длительных командировках, работает в далекой Китайской провинции. Письма с иероглифами на конвертах подтверждали это. Однако в 1961 году к ней пришли сотрудники органов с рассказом о том, где на самом деле все это время работал ее супруг. Принесли они на самом деле плохие вести. Советского разведчика арестовали и судили в Лондоне. По приговору он должен был отсидеть 25 лет. Другой легендарный советский разведчик Джордж Блейк, который сидел вместе с Кононом некоторое время вместе, писал в своих воспоминаниях:
«Однажды Конон поразил меня тем, что совершенно уверенно заявил, будто полувековой юбилей Великой Октябрьской социалистической революции мы будем вместе отмечать… в Москве на Красной площади. Представьте себе картину: два зэка, осужденных за шпионаж и еще не отсидевших даже десятой части срока, разгуливают по тюремному двору и совершенно серьезно обсуждают вопрос: чем лучше согреваться во время военного парада и демонстрации трудящихся на Красной площади — русской водкой или шотландским виски?

Мирная жизнь

Через три года Лонсдейла обменяли на англичанина Гревилла Винна, связника предателя Пеньковского, арестованного советской контрразведкой. А я сумел сбежать из тюрьмы и добраться до СССР. Это звучит как фантастика, но 7 ноября 1967 года мы действительно встретились с Кононом на гостевых трибунах Красной площади во время празднования 50-летия Октября.»


Легендарный советский разведчик Конон Молодый

Так Конон Молодый вернулся в Москву, к семье. Для него началась спокойная, мирная жизнь. О нем писали книги, снимали фильмы, а бывший разведчик восполнял то, что не успел в молодости – ездил с семьей на дачу, собирал грибы, общался с друзьями. В фильме «Мертвый сезон» роль разведчика исполнил Донатас Банионис. Он встретился с прототипом своего героя на съемках:
«И вот съемка, я жду, когда он появится, а его нет. Спрашиваю режиссера Савву Кулиша: «Не пришел, что ли?» — «Да вот он стоит». Я взглянул и аж чертыхнулся: какой это разведчик! Обыкновенный человек. Прямо сказал об этом Молодому. Посмеявшись, он ответил, что разведчик должен выглядеть именно так».

Донатас Банионис и Конон Молодый во время съемок фильма «Мертвый сезон»

К сожалению, дожил знаменитый разведчик только до 48 лет, он скончался от обширного инфаркта совершенно неожиданно, во время поездки в лес с семьей в октябре 1970 года.

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:

Разведчик Конон Молодый

Молодый – странная, непривычная фамилия. На нашем курсе в институте училась девочка с такой фамилией — Молодая. Девочка как девочка, ничем особым среди студентов не выделяющаяся, но позже я узнала, что ее отец – герой войны, разведчик-нелегал, многие годы проработавший за границей. Его западное имя было Гордон Лонсдейл, успешный канадский бизнесмен, проживающий в Англии. Незадолго до его ареста королева Великобритании, которая выступала истцом в процессе против него, пожаловала ему титул сэра — «за большие успехи в развитии бизнеса на благо Соединенного Королевства».
Люди моего поколения, шестидесятники, несомненно, помнят нашумевший фильм Саввы Кулиша «Мертвый сезон», снятый по фактам жизни и профессиональной деятельности разведчика Молодого. Его роль незабываемо сыграл литовский актер Донатос Банионис, что сделало его знаменитым и узнаваемым. Особо впечатлила сцена обмена нашего разведчика на англичанина. На безлюдной дороге друг другу навстречу на большой скорости мчатся и, въехав на мост, вдруг резко тормозят черные лимузины. Из них выходят разведчики, которых будут обменивать, и люди, сопровождающие их, все в светлых плащах.
Разведчики, подлежащие обмену, быстро идут по мосту, обмениваются настороженными взглядами (крупный план Баниониса), минуют друг друга, и наш разведчик почти бегом бросается к своим. Он свободен, он у своих! Однако один факт, весьма важный, не нашел отражения в фильме Кулиша – это 25 лет заключения, на которое Лонсдейл был осужден британским правосудием, из которых он мужественно отсидел три года и был обменен на британского разведчика.
Мы, студенты, собравшиеся в актовом зале института, чтобы посмотреть новый фильм о разведчике (разумеется, у нас разведчики, у «них» — шпионы!), буквально замерли от волнения, когда перед фильмом на экране появился реальный разведчик полковник Абель, работавший с Молодым в США, и произнес о нем вступительное слово. Может, поэтому герой фильма всегда ассоциировался у меня именно с Абелем, а не с Молодым, которого я не знала и никогда не видела. Знала только его дочь Лизу.
Фильм был замечательный! Он будил в наших молодых душах чувство патриотизма и гордость за нашу разведку. Мы, взволнованно обсуждая увиденное, группками покидали зал. Неудивительно, что фильм триумфально прошел по экранам нашей страны и, предположительно, по экранам других социалистических стран. А Донатос Банионис, сыгравший в кино множество ролей, остался для нас навсегда разведчиком Кононом Молодым.
Несколько лет спустя Банионис летел в Японию рейсом скандинавской авиакомпании SAS, и мне, в то время молоденькой сотруднице, недавней выпускнице, выпало счастье сопровождать его как ВИП пассажира на борт лайнера. Он был точно такой же, как в фильме: человек в себе, загадочный и вместе с тем доступный, обыкновенный. Я не смогла не выразить ему свое восхищение по поводу его игры в «Мертвом сезоне». На что он с улыбкой ответил: «Такой славы и известности, как в России, мне в Литве никогда не видать. Нет пророков в своем отечестве. Спасибо вам, я ваш. Я люблю Россию».
Но вернемся к судьбе Молодого. Однажды Лиза пришла в институт, одетая во все черное. Лицо ее было осунувшимся и печальным, видимо она потеряла кого-то из родных. «У Лизы отец умер, разведчик» — шепнула мне в перерыве однокурсница. Мы с Лизой не были подругами, но все же, я подошла и, коснувшись ее руки, сказала: «Держись. Соболезную».
Позже я узнала некоторые подробности из жизни знаменитого разведчика, добывшего для страны неоценимые материалы по испытаниям бактериологического и подводного оружия, проводимым Великобританией. После обмена Молодого в 1964 году на английского шпиона, он какое-то время работал в Управлении разведки, читал лекции, выступал на фабриках, заводах. Его смелое выступление перед рабочими столичного ЗИЛа стало последним, поскольку, переживая за родную страну и будучи в Англии успешным бизнесменом-миллионером, он выразился неоднозначно: «Какой же у вас, дорогие товарищи, бардак! Дайте мне ваш завод на один только год, я из него конфетку сделаю, наведу порядок и дисциплину. И рублем никого не обижу».
Естественно, после такого выступления Молодый оказался в опале у властей и вскоре был отправлен на пенсию. Увольнение было для него грому подобно, он не мыслил своей жизни без разведки. В сентябре 1970 года, когда мы только приступили к занятиям на четвертом курсе, он, прогуливаясь в подмосковном лесу, нагнулся, чтобы сорвать гриб, и упал мертвым – раненое сердце остановилось. Ему не было и пятидесяти.
Имя Молодого, советского разведчика, стало легендой. Он похоронен в Москве на кладбище при Донском монастыре. Когда я там бываю, всегда иду к его могиле поклониться, поскольку преклоняюсь перед его подвигом, его мужеством, особенно при отбывании наказания, и его удивительной судьбой. Интересно, как сложилась судьба Лизы Молодой? Может быть, она тоже стала разведчицей, продолжая дело отца? Если это так, то об этом никто не узнает – разведка тщательно хранит свои тайны.
До поры.