Глобальный удар США

Ответный удар- Глобальное наступление / Counter-Strike : Global offensive [2013, RUS/ENG, P]

Название: Ответный удар- Глобальное наступление
В оригинале: Counter-Strike : Global offensive
Разработчик: Hidden Path Entertainment & Valve
Издатель: Valve
Год: 2013
Тип издания: Пиратка
Таблетка: Не требуется
Версия: 1.23
Язык интерфейса: RUS
Язык озвучки: ENG
Описание:
Counter-Strike: Global Offensive (CS: GO) возродит тот ураганный командный игровой процесс, впервые представленный еще 12 лет назад.
CS: GO будет включать в себя новые карты, персонажей, оружие и их улучшенные версии из классической CS (de_dust и т.п.). Кроме того, CS: GO будет содержать новые игровые режимы, систему организации матчей, глобальные таблицы игроков и многое другое.
«Counter-Strike была сюрпризом для игровой индустрии, когда не особо удачный мод стал одним из самых популярных шутеров в мире сразу же после его релиза в Августе 1999 года, — говорит Даг Ломбарди из Valve, — за прошедшие 12 лет, она все еще одна из самых популярных в мире игр, часто появляется на игровых соревнованиях и продана в количестве более 25 миллионов копий по всему миру. CS: GO обещает возродить знаменитый игровой процесс Counter-Strike и предложить его игрокам не только на ПК, но и на консолях следующего поколения и компьютерах Mac».
CS: GO разрабатывается Valve в сотрудничестве с Hidden Path Entertainment. Посетителям выставок «PAX Prime» и «Eurogamer Expo» представиться шанс опробовать игру уже в этом году, а ее выход запланирован на начало 2012 года.
Особенности:
Убраны практически все вылеты !
Игра имеет возможность автообновления !
Больше не нужно бестгеймер нет генерировать никакие библиотеки ! Просто поставить и играть !
В подарок добавлен список нон стим серверов и 2 предыдуие версии Counter-strike ! Это CS:SOURCE и CS 1.6 !
Работает как игра по сети так и игра с ботами !
Системные требования:
Операционная система: Microsoft Windows XP/Vista/7
Процессор: Pentium 4 с тактовой частотой 3 ГГц или двухъядерный от Intel с тактовой частотой 2 ГГц или AMD64X2 (или лучше)
Оперативной память: 1 ГБ для XP / 2 ГБ для Vista/7
Свободного места на жестком диске: 3 Гб
Audio: совместимая с DirectX 9.0c
Видеокарта: не менее 128 МБ видеопамяти, совместимая с DirectX 9.0 и поддержкой технологии Pixel Shader 2.0b (ATI Radeon X800 или лучше / NVIDIA GeForce 7600 или лучше / Intel HD Graphics 2000 или лучше).
Запуск:
Смонтировать образ и запустить steup.exe.
Установить и играть!
Запуск с ярлыка на рабочем столе.

Гиперзвуковое оружие и концепция Быстрого глобального удара США

19 апреля 2018 года Пентагон сообщил о выделении в рамках финансирования американских Военно-воздушных сил компании-производителю вооружения Lockheed Martin $ 928 млн на разработку гиперзвуковой ракеты с радиусом действия в несколько тысяч километров. Представитель Пентагона заявил, что заказ на создание гиперзвуковой ракеты стал реакцией США на разработку подобного вооружения в России и Китае. Однако при ближайшем рассмотрении выясняется, что это не совсем так. Гиперзвуковое оружие разрабатывается в США в рамках создания вооружений для операций т. н. «Быстрого глобального удара обычным оружием» (Conventional prompt global strike — CPGS), начиная, по крайней мере, с 2003 года.

Правда, пока можно констатировать, что каких-либо успехов в его разработке не достигнуто, хотя на это потрачены значительные бюджетные средства. Очевидно, что объявленный почти миллиард «Локхиду» относится уже к разряду «сверхусилий».

Гиперзвуковыми считаются носители, способные развивать сверхзвуковые скорости с числами Маха (М) выше пяти. При этом работы над гиперзвуковыми платформами идут в Соединенных Штатах независимо и на соревновательной основе сразу одновременно в трех родах ВС США — Военно-воздушных силах (ВВС), Военно-морских силах (ВМС) и Сухопутных войсках (Армии). Фактически, речь сейчас идет о создании нового вида стратегических вооружений, оснащенных обычными боеголовками. Разумеется, при необходимости гиперзвуковые платформы могут оснастить и ядерными боеприпасами. Но пока это не планируется. Поэтому было бы полезно дать обзор работам в США в целом по этому направлению.

Концепция «Быстрого глобального удара обычным оружием» (далее сокращенно — БГУ) предусматривает возможность нанесения точных ударов обычными боеприпасами по любой точке Земли в течение часа после поступления команды от президента США.

По принятой в США концепции, «Быстрый глобальный удар» увеличивает возможности США по сдерживанию, а в случае военного конфликта — для победы над противником. Вооружения БГУ не заменяют стратегического или тактического ядерного оружия, но дополняют возможности США в классе обычных вооружений. Поэтому вооружения БГУ занимают особую нишу среди этих вооружений — оружия, направленного против избранных и важных целей потенциального противника.

В США уже 15 лет заняты разработкой систем БГУ. Уже 15 лет идет финансирование по разработке этого класса вооружений. Администрация президента Джорджа Буша-младшего впервые проявила интерес к использованию обычных вооружений для точных и быстрых дальних ударов. Очевидно, что толчок к развитию программы дали события теракта 11 сентября 2001 года. После него в США последовала пауза, поскольку американцы не могли немедленно ответить ударом возмездия по организаторам теракта, обосновавшимся в Афганистане. У американцев не было прямого доступа к территории этой страны. Для американских военных и политических стратегов идеальным представлялся бы ответный удар по террористам, расположившимся в любой глобальной точке, через час после их нападения по приказу президента. Акция глобального возмездия стала бы средством, подтверждающим глобальную власть США. Таким образом, первоначальный толчок развитию нового вида вооружений дали имперские комплексы США, осуществляющих глобальную гегемонию, но при этом прямо военными силами не контролирующих весь мир.

Администрация Буша первой призвала развивать способность атаковать обычными (неядерными) боеприпасами цели по всему миру спустя один час после начала операции. Командующий стратегическим командованием США (STRATCOM) адмирал Джеймс О. Эллис (2002−2004) тогда заявил, что БГУ «предоставят президенту более широкий спектр возможностей для реагирования на критические глобальные вызовы». В 2003 году Министерство обороны США определило содержание миссий БГУ и ввело в официальную военную терминологию это понятие. Пентагон определил ряд систем, которые могли бы обеспечить Соединенным Штатам миссии БГУ. К ним были отнесены дальние бомбардировщики, крылатые ракеты и баллистические ракеты с гиперзвуковыми планирующими платформами.

Первоначально достаточно простым решением представлялась интеграция обычных вооружений со стратегическими ядерными силами для создания новой категории вооружений — оружия «наступательных ударов». Американский Совет по оборонным наукам в докладе за март 2009 года изложил некоторые из потенциальных сценариев применения БГУ. Администрация Буша утверждала, что наличие высокоточных обычных вооружений, возможно, предоставит президенту больше возможностей в условиях кризиса и, следовательно, уменьшит вероятность использования ядерного оружия.

Первоначально во время администрации Буша-младшего приоритет отдавался обычным боеголовкам, развернутым на баллистических ракетах большой дальности — в особенности, морского базирования на подводных лодках. Однако в последние годы администрация Буша и при начале администрации Барака Обамы однозначный приоритет для миссий БГУ получили проекты гиперзвукового оружия.

В 2010 году администрация Обамы определила значение систем БГУ для поддержания региональных целей политики сдерживания. Однако в недавнем обзоре ядерной политики Дональда Трампа (февраль 2018) роль передовых обычных вооружений в политике безопасности США не рассматривалась. Тем не менее, администрация Трампа демонстрирует постоянную поддержку разработке точных систем обычного оружия дальнего радиуса действия. На 2018 финансовый год Пентагон на проекты БГУ запросил $ 201 млн. На 2019 год он собирается получить уже до $ 278 млн. В следующие пять лет на проекты БГУ предварительно планируется финансирование в размере $ 1,9 млрд.

После окончания холодной войны американские аналитики определили, что Соединенные Штаты должны быть готовы сражаться в самых неожиданных районах планеты против самого широкого круга потенциальных противников, которые могут обладать самыми разными военными возможностями — от примитивных до весьма продвинутых технологически. Силы США должны проецировать военную мощь по всему миру. Американские военные аналитики определили, что Соединенные Штаты должны поддерживать и укреплять свой дальний ударный потенциал с тем, чтобы он мог применяться по любой точке мира американскими военными силами с места их базирования на территории США или рядом с ними. Т. е. предполагается возможность нанесения дальних ударов обычными вооружениями без использования системы передового базирования — американских баз, развернутых по всему миру. Поясняем, если спроецировать ситуацию с недавним, 14 апреля, ударом американскими крылатыми ракетами по объектам в Сирии, то в идеале, при наличии средств БГУ и в претворении ее концепции, эта операция могла бы осуществляться прямо с территории США.

Кроме всего прочего, самое главное из задуманного — планируется использование систем БГУ против противника, имеющего сильную противовоздушную оборону или другие возможности, которые ограничивали бы доступ к критическим целям обычных вооружений американских ВВС, ВМС и Сухопутных войск. В этом отношении было признано, что применение систем БГУ было бы целесообразно на старте военной кампании против сильного противника. Использование БГУ планируется на начальной стадии военного конфликта или в ходе самого конфликта, когда американские военные в войне не могут целиком полагаться на свои наземные или военно-морские силы.

Соединенные Штаты могут быстро в начале конфликта нанести удар оружием БГУ, способным преодолевать и уничтожать сильную оборону противника. Быстрый удар по баллистическим ракетам противника или складам ОМУ может позволить Соединенным Штатам уничтожить это оружие до того, как противник сможет использовать его. Соединенные Штаты могут использовать вооружения БГУ для нападения на центры управления противника, чтобы на раннем этапе конфликта разрушить или подорвать возможности управления его войсками.

БГУ целесообразны против маневренных целей противника, который адаптировался к высокоточным возможностям ударных вооружений США.

Для операций БГУ необходимы минуты или часы — в отличие от дней или недель, необходимых для планирования и нанесения ударов существующими силами.

Кроме того, вооружения БГУ могут стать средством для атаки, если у Соединенных Штатов нет вооруженных сил и вооружений, расположенных вблизи конфликта.

Миссии БГУ требуют крайне эффективной разведки. Большинство американских аналитиков полагают, что Соединенные Штаты все еще не имеют разведки, отвечающей требованиям БГУ.

Для развития этой способности в октябре 2002 года командование STRATCOM, занятое планами и операциями стратегического ядерного оружия США, было объединено с отвечавшим за военные космические операции Космическим командованием США (SpaceCom). В конце 2002 и начале 2003 года Пентагон перестроил новый STRATCOM, чтобы он мог выполнять новые миссии, включая планирование и выполнение операций БГУ. Для этих операций крайне необходима способность наблюдения и разведки в режиме реального времени, которые позволили бы точно определять цель, как статичную, так и в движении, а потом и результат удара по ней.

Некоторые американские специалисты стали утверждать, что с повышением точности обычные боезаряды могут заменить ядерные боеголовки при нападении на некоторые объекты, на которые сейчас нацелено ядерное оружие. Это позволит сократить зависимость от ядерного оружия и сократить количество развернутого ядерного оружия. Однако критики подобного предложения отмечают, что обычное оружие БГУ не может реально заменить ядерное оружие в стратегии сдерживания. Оно не обладает психологическим потенциалом устрашения.

Большинство сторонников концепции БГУ рассматривают это оружие как дополнительную нишу среди прочих обычных вооружений США. Ведь Соединенным Штатам может потребоваться лишь небольшое количество подобного оружия для использования против критически важных, высокоценных целей или как первый эшелон удара в более широкой военной кампании с использованием обычных вооружений.

Теперь о проблемах, связанных с БГУ, которые признают сами американцы. Системы БГУ ставят следующие проблемы:

— приведет ли их потенциал к сокращению зависимости США от ядерного оружия или нет;

— нарушит ли потенциал БГУ стабильность и увеличит ли риск ядерного ответа на американскую атаку этими средствами.

Риск потенциального использования вооружений БГУ частично связан с тем, что страна, обнаружившая запуск против себя американских вооружений БГУ, не сможет определить до поражения, несут ли они ядерные или обычные боеголовки. Из-за возникшей неопределенности эта страна могла бы ответить на атаку БГУ ядерными вооружениями. Риск ошибки из-за неправильного определения боеголовки может возрасти, если Соединенные Штаты используют технологии планирующего полета для миссий ДГУ.

Многие аналитики полагают, что развертывание вооружений БГУ может нарушить стратегическую стабильность и увеличить вероятность ядерной войны. Сделав начало войны «более легким», БГУ, на самом деле, сделает возможное использование ядерного оружия более вероятным. Критики концепции БГУ утверждают, что обычные вооружения БГУ могут угрожать критически важным целям в России и даже угрожать самим российским стратегическим силам в том случае, если Соединенные Штаты развернут большое количество ракет, оснащенных высокоточными неядерными блоками. Это может обеспечить Соединенным Штатам возможность подорвать ядерное сдерживание России, не прибегая к использованию ядерного оружия первыми, и может фактически увеличить вероятность нападения США на Россию. Российские военные эксперты повторяют эти доводы и, кроме этого, подозревают, что американцы могут заменить обычные боезаряды на носителях БГУ ядерными боеголовками, чтобы превысить лимиты, определенные в Договоре СНВ-3 2010 года. Боеголовки, развернутые на гиперзвуковых планирующих системах, не засчитываются по СНВ, поскольку это новый тип стратегических наступательных вооружений, еще не признанный в качестве. Они не подлежат контролю.

Тем временем, Россия считает, что оружие БГУ подрывает стратегическую стабильность и увеличивает риск ядерной войны. В свое время администрация Обамы ответила на эту российскую озабоченность, заявив, что Соединенные Штаты не планируют нацеливать свои системы БГУ на Россию и что Соединенные Штаты не будут размещать такое оружие в количествах, которые могли бы угрожать стратегическому сдерживанию России. В преамбуле к Договору СНВ 2010 года было определено, что стороны «осознают влияние условно вооруженных МБР и БРПЛ на стратегическую стабильность». Тем не менее, при этом, согласно администрации Обамы, ни это заявление, ни какие-либо другие положения договора не будут «любым способом ограничивать или ограничивать исследования, разработку, тестирование и оценку любых стратегических концепций или систем, включая Быстрый глобальный удар».

Итак, поскольку гиперзвуковые планирующие системы летят по небаллистической траектории, они не подпадают под действие Договора о СНВ 2010 года. При определении нового СНВ эти системы в ходе переговоров вполне могут квалифицироваться как новый вид стратегических наступательных вооружений. Вооружения БГУ могут стать предметом российско-американских переговоров о новом СНВ. А пока Соединенные Штаты согласились с тем, что баллистические ракеты, вооруженные обычными боезарядами, которые согласуются с определением Договора СНВ о стратегических баллистических ракетах, будут засчитываться в лимиты договора.

В целом, следует признать, что для поддержания глобальной гегемонии США, имеющим сильный флот, вооружения БГУ избыточны, если дорогой межконтинентальной ракетой с дорогой гиперзвуковой платформой при дорогой в реальном времени космической разведке придется стрелять за тысячи километров по какому-нибудь совещанию исламских террористов в кишлаке в Пакистане. Одновременно для поддержания глобальной гегемонии США вооружения БГУ рискованы, если в их прицеле ощутят себя такие ядерные державы, как РФ и КНР.

Теперь собственно о военных программах БГУ в Соединенных Штатах. Довольно быстро американские военные определили, что существующие вооружения не подходят для миссий БГУ. Тяжелые бомбардировщики B-52, B-2 и B-1 не соответствуют их требованиям. Их подготовка может потребовать дни и часы. Кроме того, в полете им нужны самолеты для дозаправки в воздухе. Что касается крылатых ракет «Томагавк», оснащенных обычными боеголовками, то они имеют малую скорость полета и ограниченный радиус действия для того, чтобы участвовать в миссиях ДГУ.

Первоначально Военно-воздушные силы и Военно-морские силы США рассматривали возможность развертывания обычных боезарядов на своих стратегических баллистических ракетах большой дальности. Здесь следует заметить, что боеголовки подобных ракет движутся к цели на гиперзвуковых скоростях. В августе 1995 года в США был проведен эксперимент. Боеголовка в виде заостренной болванки, запущенная МБР, атаковала под углом 90 градусов гранитную плиту. В результате боеголовка проникла в глубь гранитного массива на глубину до 9 метров. Даже и без взрывчатого вещества боеголовка в виде болванки, движущаяся на гиперзвуковых скоростях, обладает огромной кинетической энергией, которая выделяется при ударе в цель.

В 2004 году в командовании американских ВВС полагали, что они могут модифицировать снимаемые с вооружения ракеты Minuteman II и тяжелые ракеты LGM-118A Peacekeeper (MX) в качестве носителя обычных боезарядов. Военно-воздушные силы и Агентство перспективных исследовательских проектов обороны (DARPA) попробовали разработать гиперзвуковой ракетный блок, который развертывался бы на модифицированной баллистической ракете наземного базирования Peacekeeper (МХ). Модифицированный «Миротворец» мог бы нести от 2,7 до 3,6 тонн полезной нагрузки, что позволило бы использовать несколько боеголовок, либо оснащенных обычным взрывчатым веществом, либо простых болванок. Боеголовки-болванки могли бы уничтожать цели кинетической энергией при ударе.

Одновременно в американских ВМС в середине 2000-х годов планировали для миссий БГУ развернуть обычные боеголовки на небольшом количестве баллистических ракет морского базирования Trident II.

Замена ядерных боеголовок обычными боеприпасами потребовала значительного улучшения точности попадания баллистических ракет большой дальности США. В 2003 году Военно-морские силы запросили финансирование под программу улучшения точности попадания ракет Trident II D-5. Целью было добиться попадания «Трайдентом» по неподвижной цели в круг до 10 метров. Подобная точность позволила бы уничтожать цели дальними баллистическими ракетами с использованием обычных боезарядов. Программа стала частью плана по развертыванию обычных боезарядов на баллистических ракетах Trident, базирующихся на подводных лодках. Планировалось, что в каждой из развернутых 12 ПЛАРБ типа «Огайо» (плюс две в ремонте) две шахты с двумя Trident будут переоборудованы для несения каждой ракетой четырех обычных боеголовок. Остальные 22 ракеты на каждой подводной лодке будут по-прежнему нести ядерные боеголовки, а подводные лодки патрулировать в назначенных районах для стратегических миссий. ВМС рассмотрели два типа боеголовок для Trident под программы ДГУ: одну с обычным боезарядом, другую с вольфрамовыми стержнями для кинетического удара по площади в 280 кв метров. Пентагон планировал использовать эти ракеты только в особых обстоятельствах для достижения конкретных целей.

В ВМС также изучали возможности разработки и развертывания для миссий ДГУ на подводной лодке баллистической ракеты средней дальности (SLIRBM). Эта ракета должна была доставлять боеголовку с полезным грузом в 900 кг на дальность 2,7 тыс км с точностью поражения в цель менее 5 метров. Ракета поражала бы ее менее чем за 15 минут подлетного времени. Эта ракета могла бы оснащаться, как ядерной, так и обычной боеголовкой. Миссия БГУ с использованием ракеты средней дальности, т. е. с радиусом действия до 5 тыс км, обеспечивалась бы за счет развертывания на подводных лодках, выдвинутых в час «ч» в направление противника. Эти ракеты планировалось размещать на ПЛАРБ типа «Огайо» по две-три штуки в шахте, спроектированной под Trident. Таким образом, одна ПЛАРБ типа «Огайо» могла бы нести до 66 баллистических ракет средней дальности. Под средние ракеты планировалось переоборудовать четверку ПЛАРБ «Огайо». Морское базирование этой системы позволило бы ей вписаться в американо-российский Договор РСМД.

Однако в 2008 году военно-политическим руководством США было принято кардинальное решение по этим программам для БГУ, и Конгресс прекратил их финансирование. Было принято принципиальное решение: Министерство обороны США не будет устанавливать обычные боеголовки на ракеты, которые в стратегическом развертывании оснащены ядерными боеголовками. Причина: опасение, что вероятный противник США примет атаку этими ракетами с обычными боеголовками за удар ядерными вооружениями и, соответственно, ответит по США таковыми.

Для миссий БГУ Конгресс с 2008 года стал финансировать совместную исследовательскую программу «Быстрый глобальный удар». С этого времени Соединенные Штаты разрабатывают исключительно только две гиперзвуковые системы: планирующие платформы, развертываемые на баллистических ракетах-носителях, и гиперзвуковые крылатые ракеты. Утверждается, что планирующие гиперзвуковые системы с неядерными боеголовками ценны тем, что противник не может принять их пуск за удар стратегическим оружием.

Однако при администрации Обамы Пентагон так и не определился, где он собирается развертывать создаваемую систему БГУ — на суше или на море. Поэтому работа одновременно шла по широкому спектру сразу в трех родах войск США.

Перспективные программы ВВС. В 2003 году ВВС и Агентство перспективных исследований в области обороны (DARPA) инициировали программу, известную как FALCON (аббревиатура от Force application and launch from continental United States). Программа была нацелена на разработку ракеты-носителя, аналогичной баллистической ракете, но запускающей гиперзвуковую планирующую платформу по пологой траектории. Система должна быть подготовлена к запуску менее чем через 24 часа и запускаться через два часа после получения приказа. После запуска система должна поражать цель в течение одного часа. Платформа после отделения от ракеты-носителя совершает планирующий полет с маневрированием на гиперзвуковых скоростях на дистанцию до 5,5 тыс км. Способность маневрирования позволяет перенацеливать платформу на новые мобильные или статичные цели. Планирующая гиперзвуковая платформа могла бы нести до 450 кг обычного боезаряда или другой полезной нагрузки. Обновленную информацию о целях платформа могла бы получать во время полета. Точность поражения цели составляла бы три метра. Для того, чтобы исключить обвинения в возможности применения системы с ядерной боеголовкой, планировалось ее постоянное развертывание подальше от складов с ядерными боеприпасами. Ракеты могли быть развернуты на сухопутных мобильных пусковых установках или в шахтах.

С 2008 года в рамках принятой концепции гиперзвукового оружия для БГУ американские ВВС начали проект «обычной ударной ракеты» (CSM). Согласно планам ВВС, CSM объединила бы ракету-носитель Minotaur IV с гиперзвуковым транспортным средством доставки.

В качестве гиперзвуковой платформы по заказу ВВС в «Локхид» стали разрабатывать платформу Air Force HTV-2. Целью программы HTV-2 было создание гиперзвуковой платформы, которая могло бы попасть в верхние слои атмосферы и спуститься оттуда в планирующем полете со скоростью более 24 тыс. км в час. Над HTV-2 работала корпорация Lockheed Martin. А DARPA планировала приобрести у нее и испытать две гиперзвуковые платформы. В итоге было проведено несколько испытаний в аэродинамической трубе и с использованием компьютерного моделирования для оптимизации конструкции. 22 апреля 2010 года Министерство обороны США провело свое первое испытание HTV-2 на ракетоносителе Minotaur IV, запустив ее с базы ВВС Ванденберг в Калифорнии. Через 9 минут после взлета телеметрия объекта была потеряна. Гиперзвуковой планер так и не смог пролететь 30 минут планового полета. Второе испытание HTV-2 состоялось 10 августа 2011 года. По данным DARPA, ракета Minotaur успешно вывела HTV-2 на запланированную траекторию. HTV-2 успешно отделилась от ускорителя и продолжила полет со скоростью 20 махов. Связь с платформой была потеряна в начале самостоятельного полета.

Первоначально планировалось, что система HTV-2 будет развернута в 2015 году. Тем не менее, по итогам двух тестов Министерство обороны США сообщило, что больше не планирует проводить летные испытания этой системы. Т. е. было признано, что проект оказался проваленным. Однако последнее заявление Пентагона от 19 апреля 2018 года о почти миллиардном финансировании корпорации Lockheed Martin означает, что проект создания гиперзвуковой платформы, по-видимому, на основе полученного опыта HTV-2, возобновлен.

DARPA пыталась разработать и альтернативную HTV-2 систему для миссий ДГУ, известную как ArcLight. По проекту эта гиперзвуковая платформа была способна после отделения от ускорителя совершать планирующий полет на дистанцию около 4 тыс км и нести полезную нагрузку в 45−90 кг. ArcLight будет иметь более короткую дальность, чем система CSM. Ракетоноситель для ArcLight планировалось запускать с универсальной системы вертикального пуска Mark 41, установленной на подводных лодках и надводных кораблях ВМС США. Т. е. система предназначалась для морского базирования, хотя уже имеется прецедент установки Марк 41 на суше в Румынии для системы американской ПРО.

Одновременно с работами над планирующими гиперзвуковыми платформами в американских ВВС для миссий БГУ работают и над гиперзвуковой крылатой ракетой. С середины 1990-х годов американские ВМС занимаются проектами крылатых ракет со скоростью от 3 до 5-ти махов. Но их малый радиус действия — от 900 до 1100 км не позволяет использовать их для миссий ДГУ.

Для миссий ДГУ мог бы подойти т. н. scramjet — крылатая ракета, который в гиперзвуковом полете берет для своего двигателя кислород из атмосферы. Согласно NASA, подобного рода аппарат теоретически мог бы перемещаться в 15 раз быстрее скорости звука. Scramjet мог бы уничтожать цели кинетической энергией, врезаясь в них на гиперзвуковой скорости. Особенностью этой системы, таким образом, становится гиперзвуковой прямоточный воздушно-реактивный двигатель. На этой двигательной основе ВВС разработали экспериментальную гиперзвуковую крылатую ракету Boeing X-51 WaveRider, носителем которой стал бы бомбардировщик B-52. Летное испытание X-51 состоялось 26 мая 2010 года. Ракета пролетела 300 секунд и достигла скорости в шесть раз больше скорости звука. Но три дополнительных испытания X-51A WaveRider были признаны неудачными.

Перспективные программы Сухопутных войск армии США. Армия также работает над своей гиперзвуковой планирующей платформой, известной как AHW. AHW может быть развернута на ракете с более коротким диапазоном радиуса действия, чем HTV-2. Армейский проект возможен в реализации, как на сухопутных установках, так и в морском базировании. При сближении с целью платформа AHW должна маневрировать и нацеливаться с помощью точной системы наведения. 17 ноября 2011 года армия провела успешные летные испытания AHW. Платформа с ракетоносителем на основе переделанной морской баллистической ракеты Polaris была запущена с Тихоокеанского ракетного комплекса на Гавайях. Платформа пролетела 4,5 тыс км до атолла Кваджалейн. Вторые летные испытания этой системы, проведенные 25 августа 2014 года, закончились неудачей. Система была ликвидирована через 4 секунды после старта. Третье летное испытание AHW в 2017 году завершилось успешно. По-видимому, после провала HTV-2 AHW стала потенциальной системой в классе вооружений БГУ. По крайней мере, первоначально по плану именно этот проект должен был получить львиную долю финансирования от выделенного на разработку систем БГУ в 2018 году.

Перспективные программы ВМС. После закрытия проектов БГУ на основе «Трайдентов» и баллистических ракет средней дальности морского базирования для ПЛАРБ «Огайо», Пентагон в январе 2012 года вновь поднял вопрос о баллистической ракете средней дальности на платформе подводной лодки для миссий ДГУ. Обосновывалось это тем, что подобная система нужна для военных операций в Азиатско-Тихоокеанском регионе и на Ближнем Востоке. На этот раз речь шла об использовании многоцелевых АПЛ класса «Вирджиния» под эту систему. 30 октября 2017 года было проведено испытание системы для лодок «Вирджиния» Flight Experiment 1. Платформа пролетела 3,7 тыс км от Гавайских до Маршалловых островов. Через несколько дней после этого испытания адмирал Бенедикт заявил, что ВМС могут в конечном итоге развернуть эту систему для БГУ на четверке первых в постройке подводных лодок класса «Огайо», переделанных в класс ПЛАРК для несения крылатых ракет «Томагавк». Баллистическая ракета средней дальности с обычной головкой заменит на этих подлодках устаревшие «Томагавки».

ВМС США развертывают свои силы в океанах и морях по всему миру и поддерживают боевые возможности вблизи вероятных районов конфликта. Поэтому вооружения БГУ в версии морского базирования со средней дальностью возможны, но они станут существенным упрощением концепции БГУ.

* * *

В целом, по рассмотрении военных программ ВМС, ВВС и Сухопутных войск США следует признать, что после 15 лет работ над вооружениями для БГУ на гиперзвуковой основе каких-либо существенных успехов или прорывов в Штатах до сих пор не достигнуто. Тем не менее, работы в США над новым классом вооружений продолжаются, о чем и свидетельствует сообщение о возобновлении проекта ВВС и «Локхид».

Аналитическая редакция EADaily


«Боинг» X-51 Waverider по крылом «летающего пускового стола» В-52
Пять лет назад США, в лице тогдашнего министра обороны Роберта Гейтса, заявило о возможности Соединённых Штатов нанести так называемый «Быстрый глобальный удар» (Prompt global strike) неядерными вооружениями по любой точке земного шара.
Такого рода удар должен был обеспечить превосходство Америки над любым вероятным противником, в том числе и оснащённым ядерным оружием, в силу сокрушительности и молниеносности применяемых средств поражения — при невозможности ответа со стороны атакуемой стороны.
Конечно же, концепция «Быстрого глобального удара» не существовала в геополитическом и военно-техническом «вакууме»: предполагалось, что сторона, подвергнувшаяся атаке, не сможет адекватно реагировать на действия США — как в плане защитных действий, направленных на нивелирование последствий такого рода удара, так и в возможности ответного наступательного удара уже по территории самих США или по их военным базам и вооружённым силам, задействованным в нанесении такого рода «Быстрого глобального удара», который в этом случае стоило бы назвать «Быстрый безнаказанный удар».
Цели из задачи такого рода концепции вполне укладываются в максиму «Бей первым, Фредди!», замечательно спародированную в классической датской комедии 1965 года: часто возможность ударить первым подразумевает получение неоспоримого преимущества в дальнейшем противостоянии, так как последующие действия противника уже скорее будут направлены на борьбу с последствиями удара и на попытку защитить собственную территорию, нежели на нанесение неприемлимого ущерба атакующей стороне, то есть — Соединённым Штатам.
С другой стороны, сама по себе позиция США в такого рода концепции сводилась бы к осуществлению «мега-блицкрига», который бы позволял одним-единственным ударом (причём — осуществлённым лишь обычными, неядерными вооружениями) добиться потребного результата в военной и политической плоскости.
В упрощённом виде вариант «Быстрого глобального удара» выглядит, как одновременное задействование межконтинентальных баллистических ракет (МБР), баллистических ракет подводных лодок (БРПЛ) и крылатых ракет (КР) средней и глобальной дальности для нанесения концентрированного удара по выбранному противнику, включая как его стационарные, так и мобильные цели:

«Быстрый глобальный удар» с использованием БРПЛ «Трайдент» и гиперзвуковой крылатой ракеты X-51.
Понятным образом, исходя из технических возможностей существующей техники, в отведенные для «Быстрого глобального удара» временные рамки (до 1 часа в любую точку земного шара), единственными возможностями для осуществления такого рода нападения являются или баллистические ракеты, летящие за пределами земной атмосферы на баллистическом участке со скоростями в 5-7 километров в секунду — или же гиперзвуковые крылатые ракеты, которые могут выдерживать скорости в 5-6М на протяжении того самого часа, чего вполне достаточно, чтобы преодолеть потребные в большинстве случаев 5000-6000 километров до цели.

Другим вариантом гиперзвукового летательного аппарата является гиперзвуковой БПЛА, об усилиях США по созданию которого я уже как-то писал.
Пилотируемый аппарат для скорости в 5-6М пока что представляется достаточно утопической и сложной в реализации задачей: на таких скоростях, возможных ускорениях и связанных с ними задачах по теплоизоляции и теплостойкости, а также конструкционной прочности аппарата — возникают не только вопросы по биологическим «мозгам», призванным реагировать за доли секунды на изменение ситуации, но и по бренной биологической «тушке», в которую данные мозги заключены.
Нынешние же дозвуковые «Томагавки», которые летят со скромными скоростями в 0,8-0,9М и обладают дальнстью действия в 1500-2500 километров, просто не подходят для «Быстрого безнаказанного удара»: противник успевает отреагировать на пуск таких дозвуковых ракет и произвести необходимые действия оборонительного и контрнаступательного характера.

Сравнение дозвуковой КР «Томагавк» и гиперзвукового летательного аппарата, разрабатываемого в рамках концепции «Быстрого глобального удара».
Кроме того, концепция такого глобального удара незримо опирается на ещё два момента американской внешней политики: на наличие уже существующей разветвлённой сети американских военных баз всюду по миру и на задекларированную возможность выхода США и массы сдерживающих международных договоров, заключённых во времена противостояния с СССР ещё в ХХ веке.

Сеть американских военных баз по состоянию на 2009 год. Всё, как видите, в рамках концепции «серединной земли», о которой я уже писал.
Основными договорами, продолжение которых для США являются нежелательными в рамках их новой стратегии, являются Договор о ПРО (1972 года) и Договор о космосе (1967 года).
Договор о ПРО уже фактически прекратил своё действие в 2002 году, после того, как США официально вышли из его участников.
Нынешнее состояние неустойчивого равновесия в вопросе эскалации взаимных арсеналов ПРО и средств глобального уничтожения связано лишь с тем, что участники прошлого договора — США и унаследовавшая советский ядерно-ракетный арсенал Россия, пока что не находятся в состоянии открытой войны и не готовы к новой «классической» гонке вооружений в случае весьма вероятной будущей эскалации.
Однако, понятное дело, сама по себе концепция «Быстрого глобального удара» уже подразумевает наличие у атакующей стороны (то есть — США) возможности к купированию пусть и ослабленного, но всё же возможного ответного удара. Кто бы ни был целью такого рода нападения — будь то официально декларируемые Северная Корея, Иран и Пакистан — или же «старые» ядерные державы, которые не входят в число союзников США по НАТО, а именно Россия и Китай.
То есть, в случае осуществления «Быстрого глобального удара» не по территории условных «папуасов» (для них вполне хватает и «Томагавков» с пристойной стоимостью в 1,5 млн. долларов за штуку) для США принципиально важно выполнение следующих основополагающих пунктов:
1. Удар и в самом деле наносится быстро и решительно, с тем, чтобы оборонные системы страны-жертвы за отведенное время (не более 1 часа) не смогли адекватно отреагировать на угрозу со строны США.
2. Удар производится в максимально скрытой манере, с опорой на предварительно развёрнутые системы баз и носителей, находящихся в максимально благоприятных районах, желательно — вне зоны действия РЛС раннего обнаружения, нацеленных на обнаружение пусков МБР и БРПЛ.
3. Предварительно развёрнутая система ПРО не позволяет государству-жертве нанести ответный удар по США оставшимися силами своего ракетно-ядерного арсенала.
На сегодняшний день территория России практически закрыта от возможного удара МБР и БРПЛ новыми РЛС дальнего обнаружения «Воронеж-ДМ», которые позволили закрыть зияющие бреши в круговом секторе обнаружения, которые образовались в результате вывода из эксплуатации старых РЛС в Мукачево (Украина), Балхаше (Казахстан) и Габале (Азербайджан)

Картина покрытия секторов обнаружения для всех РЛС дальнего обнаружения — выводимых из эксплуатации и вновь сооружаемых.
Однако, одновременно с возможностью достаточно уверенного и раннего обнаружения МБР и БРПЛ, летящих на космических высотах, у России (и тем более — у Китая) отсутсвует реальная возможность обнаружения пуска гиперзвуковых крылатых ракет из произвольной точки земного шара: речь может идти скорее о том, что такого рода оружие можно засечь только на подлёте к собственной территории.
Связано это с тем, что практически все РЛС, вне зависимости от диапазона, страдают от одного и того же недостатка — они не могут «заглянуть за горизонт» и увидеть там пуск ракет, которые большую часть своего гиперзвукового полёта совершают на высотах в 20-30 километров, а не в 150-200 километров, как МБР и БРПЛ.
Определённое преимущество, конечно, дают самолёты раннего предупреждения и спутники раннего обнаружения (в России это выведенные из эксплуатации системы «Око», «Око-1» и пока что так и не пришедшая им на смену новая система «Тундра»), однако даже на них в текущей ситуации затруднительно возложить наблюдение за всем земным шаром — безусловно, одним-единственным спутником «Тундра», запланированным к пуску в ноябре 2015 года, можно контролировать районы запуска американских МБР и некоторые районы патрулирования ПЛАРБ, но даже физически невозможно контролировать весь земной шар.

Проблема горизонта для РЛС дальнего обнаружения.
Конечно же, тут же мне вспомнят о знаменитом «Чернобыле-2» (загоризонтная РЛС проекта «Дуга»), который мог потенциально обнаруживать ракеты противника в буквальном смысле за горизонтом, используя декаметровые (с длиной волны в десятки метров) радиоволны. Эти радиоволны позволяют, за счёт того, что они испытывают многократное отражение от ионосферы, обнаруживать низколетящие и даже наземные цели на расстояниях в тысячи километров. Однако, итогом разработки опытных ЗГРЛС в СССР стали лишь опытные образцы, а основу нынешнего парка дальних РЛС составляют именно надгоризонтные станции, которые хорошо обнаруживают МБР и БРПЛ, но крайне плохо подходят для обнаружения крылатых ракет.
Ещё одной опасностью, заключенной в концепции «Быстрого глобального удара», является продекларированный выход из Договора о космосе 1967 года. Фактически, США уже проводят испытания космического гиперзвукового БПЛА X-37В, который вполне может нести в своём грузовом отсеке как и формально незапрещённые Договором о космосе обычные вооружения, так и запрещённые им же ядерные вооружения или иное оружие массового поражения.


Несмотря на весьма скромные размер этой «пташки», её возможности достаточно показательны. Уже первый полёт Х-37В продолжался 224 дня. Во время третьего полёта X-37В провёл на орбите 674 дня — практически два года. Четвёртый полт Х-37В продолжается с мая 2015 года по сегодняшний день.
Речь идёт о том, что на орбите годами может находится маневрирующий аппарат, который может нести в своём грузовом отсеке полезный груз в 900 килограмм.
Согласно официальной версии США, основной его функцией Х-37В станет доставка на орбиту грузов, по другим версиям — X-37 может применяться в разведывательных целях. Однако, в целом, вышеупомянутые предположения несостоятельны — просто в силу экономической нецелесообразности: программа «Шаттлов» была закрыта именно вследствии того, что на 100-тонный аппарат на орбите оказывалось всего лишь 20 тонн полезной нагрузки (у Х-37В ситуация схожая: на 5 тонн собственного веса у него 900 килограмм полезной нагрузки). Использование же Х-37В в качестве разведчика упирается в другой вопрос: а зачем сегодня, во времена цифровой фотографии и высокоскоростной передачи шифрованной информации — возиться с возвращением чего-либо на Землю, как это было во времена использования фотоплёнки?
Напомню, что космический телескоп «Хаббл», созданный на основе американских разведывательных спутников серии Key Hole («Замочная скважина») работает на орбите вот уже 25 лет.
Наиболее правдоподобным предназначением Х-37В является обкатка технологий для будущего космического перехватчика, позволяющего инспектировать чужие космические объекты и, если нужно, выводить их из строя кинетическим воздействием.
Но и в этом случае вряд ли основополагающим был бы вопрос длительного нахождения Х-37В на околоземной орбите, хотя даже такое использование Х-37В уже показывает путь к возможному нарушению Договора о космосе.
А вот вопрос «космической стартовой платформы» для «Быстрого глобального удара» в такую конструкцию и практику запусков Х-37В укладывается как нельзя лучше: флот таких, достаточно недорогих и простых космических аппаратов, да ещё и находящихся на орбите на протяжении месяцев и лет, создаст совсем другую реальность, в которой атака на выбранный объект на Земле может прийти, минуя все наземные оборонительные рубежи и предупредительные барьеры — прямо из космоса.
В этом случае с Северной Кореей и даже Пакистаном всё ясно.
А что может противопоставить этому Китай или Россия?

Блицкриг планетарного масштаба: угрожает ли России американская концепция «быстрого глобального удара»

Глобально и быстро

Россия считает разработку в США систем быстрого глобального удара (Prompt global strike (PGS)) вызовом собственной национальной безопасности и фактором, подрывающим сложившийся в мире баланс сил. Об этом заявил представитель Минобороны России Александр Емельянов на совместном российско-китайском брифинге по противоракетной обороне в Нью-Йорке.

«Реализуя концепцию совместного использования наступательных и оборонительных вооружений, Пентагон приступил к созданию перспективных ударных комплексов мгновенного глобального удара. В неядерном оснащении эти комплексы должны решать те же задачи, что сегодня возложены на стратегические ядерные силы», — подчеркнул Емельянов.

«Это очень старая модель, в целом это концепция довольно устаревшая. Но так как в США сейчас реализуется программа модернизации вооружённых сил, реорганизация затронула и данную концепцию, — отметил в беседе с RT специалист Центра геополитических экспертиз Леонид Савин. — В целом речь идёт о том, чтобы создать носители и средства доставки оружия, которые бы достигали цели за очень короткое время».

  • Reuters

Эта идея возникла в Соединённых Штатах Америки в начале 2000-х годов, в администрации президента Джорджа Буша — младшего. Её сторонники обосновывали необходимость создания таких систем изменением геополитической ситуации. Они утверждали, что США не могут полагаться в проведении наступательных операций только на сеть военных баз за рубежом, не в любой точке земного шара можно действовать с опорой на эти базы. Другой аргумент в пользу средств быстрого глобального удара — то, что они обеспечат американским вооружённым силам преимущество в скорости ведения боевых действий.

Также по теме«Угроза человечеству»: в Минобороны назвали развёртывание ПРО США стимулом для гонки вооружений Развёртывание системы ПРО США создаёт угрозу международной безопасности и провоцирует гонку вооружений. Об этом заявил представитель…

Последнее, по планам американских стратегов, должно было дать им возможность нейтрализовать противника ещё до того, как он успел бы развернуть свои силы и средства. В качестве предполагаемых мишеней значились жизненно важные объекты инфраструктуры и командные центры, а также пункты базирования стратегических ядерных сил противника.

Необходимость создания такой системы обосновывалась в многочисленных докладах аналитических центров Пентагона, начиная с 2001 года. В 2003 году ВВС США выпустили официальное заявление о необходимости создания сил быстрого глобального удара. В 2002 году Стратегическое командование Вооружённых сил США, отвечавшее за управление стратегическими ядерными силами и средствами ПРО, было объединено с Космическим командованием, а в 2003 году указом президента США на преобразованное командование возложили и задачи по обеспечению быстрого глобального удара.

Адмирал Джеймс Картрайт, возглавлявший Стратегическое командование ВС США в 2004—2007 годах, подчёркивал, что способность к нанесению глобального удара подразумевает нечто большее, чем возможность просто донести боевой заряд до цели. «Она включает в себя возможность быстро планировать, быть точными в разведке и собирать разведывательные данные быстро, а затем использовать эти данные при наведении на цели и понимать результат, которого мы хотим добиться», — заявлял он на слушаниях в комитете сената по вооружённым силам 4 апреля 2005 года.

«США стремятся создать единую интегрированную сеть датчиков, где бы концентрировалась информация со спутников и беспилотных летательных аппаратов, а также подводных, надводных и сухопутных средств слежения по всему миру. Это вытекает ещё из теории сетецентричной войны адмирала Артура Сибровски начала 2000-х, но практическое воплощение находит только сейчас», — комментирует разведывательную составляющую системы быстрого глобального удара Леонид Савин.

«Министерство обороны рассматривает некоторое количество систем, которые могут обеспечить Соединённые Штаты ударным потенциалом большой дальности: бомбардировщики, крылатые ракеты и технологии ускоряющего скольжения, которые позволят создать ракетный ускоритель для гиперзвукового оружия», — отмечает в своём докладе о состоянии систем быстрого глобального удара, подготовленном для конгресса США, специалист по политике в области ядерного оружия Эми Ф. Вульф.

Чудо-оружие

Во время пребывания у власти президента США Джорджа Буша — младшего главное значение придавалось проектам, связанным с модернизацией межконтинентальных баллистических ракет. Предполагалось, что они станут основой для систем быстрого глобального удара. Однако после 2008 года, при администрации Обамы, упор был сделан на исследования в области создания гиперзвукового оружия.

В 2003 году ВМС США начали работу над модернизацией головной части ракет Trident II, располагавшихся на подлодках. Целью было повысить точность разделяющихся боеголовок, что позволило бы оснастить их не ядерным, а конвенциональным боевым зарядом. В 2008 году конгресс отказал этой программе в финансировании, однако ВМС продолжили рассматривать возможность размещения на подлодках ракет с неядерным боезарядом.

Одним из вариантов, в частности, было размещение на ракетах Trident II разделяющихся боеголовок с вольфрамовыми стержнями. С 2005 года ВМС США работают над SLIRBM — программой размещения конвенциональных боезарядов высокой точности на баллистических ракетах средней дальности, находящихся на подводных лодках.

  • Запуск американской ракеты Trident II
  • Reuters

Согласно запросам Минобороны США на финансирование в рамках проектов бюджета на 2017 и 2018 год, испытания элементов системы мгновенного глобального удара подводного базирования должны состояться в конце 2017-го и в 2019 году.

Однако основные средства по созданной в 2008 году программе конвенционального глобального удара направляются на проекты ВВС и Сухопутных войск США: программу Falcon HTV-2 ВВС и DARPA (агентства передовых оборонных исследовательских проектов), создание ракет наземного базирования для нанесения конвенционального удара (CSM) в структурах ВВС и гиперзвукового оружия для Сухопутных войск США (AHW).

Также по темеБезусловная угроза: на что будет способна новая американская крылатая ракета с ядерным боезарядом ВВС США заключили контракты с корпорациями Lockheed Martin и Raytheon на создание новой крылатой ракеты, способной нести ядерный…

Работы над программой HTV-2 начались ещё в 2003 году. Её цель — создание оружия, способного развивать скорость, в пять раз превышающую скорость звука, и донести конвенциональный боезаряд из США в любую точку земного шара менее чем за два часа. Сверхзвуковой глайдер должен запускаться с помощью межконтинентальной баллистической ракеты, выйти на суборбитальную высоту и, двигаясь по скользящей траектории, поразить цель. Два испытания системы были проведены в 2010 и 2011 годах. Оба закончились неудачей. Главная проблема — управление полётом глайдера после его отделения от ракеты-носителя — пока не решена.

С 2008 года ВВС США начали разрабатывать ракетные системы наземного базирования, которые могли бы нести конвенциональный боезаряд. Их отличием от обычных баллистических ракет должна стать другая траектория полёта — более низкая, чем применяется на ракетах с ядерным боезарядом. Боеголовка после отделения от ракеты-носителя должна маневрировать при заходе на цель. В 2012 и 2015 году планировались испытания этого оружия, однако тесты были перенесены на неопределённый срок. Пентагон отмечает, что они не начнутся ранее, чем завершатся общие исследовательские работы и тестирование боевой части, к которому ещё не приступали. По мнению Эми Ф. Вульф, испытания начнутся после 2020 года.

AHW (Advanced Hypersonic Weapon) — «перспективное гиперзвуковое оружие» — проект, который реализуется сухопутными войсками США. Он аналогичен проекту HTV-2 ВВС и DARPA. Финансирование разработки началось в 2006 году. Как и HTV-2 AHW, это сочетание гиперзвукового глайдера и ракеты-носителя. Однако последняя будет иметь меньшую дальность. В дизайне глайдера также планируются отличия от аналога ВВС: он будет конусовидным, а не клиновидным. Первое лётное испытание этого оружия в ноябре 2011 года завершилось успешно. Стартовавшая с Гавайских островов ракета запустила гиперзвуковой планирующий аппарат, приземлившийся в районе Маршалловых островов — в 3700 км от точки пуска. Второе испытание в августе 2014 года закончилось неудачей — ракета-носитель была уничтожена при запуске из-за проблем с системой.

Ещё один тип оружия, который может использоваться в системе быстрого глобального удара, — гиперзвуковые ракеты, запускающиеся со стратегических бомбардировщиков. X-51A Waverider — одна из таких разработок, плод совместного труда DARPA, ВВС США и Boeing. Ракета прошла испытания в 2009, 2010 и 2013 годах. Последний тест был признан относительно успешным. На вооружение ВВС США изделие поступит в середине 2020-х годов. Ожидается, что его скорость будет достигать 6,5—7,5 тыс. км/ч, а дальность полёта составит 760 км.

  • Американская сверхзвуковая ракета X-51A Waverider
  • © USAF

Помимо этих «официально» признанных США элементов системы быстрого глобального удара, в СМИ ведутся спекуляции на тему ещё одного его вида — так называемого проекта «Тор». Речь идёт об идее размещения в космосе кинетического оружия, например ракет с боеголовками с вольфрамовыми игольчатыми боеприпасами длиной до шести метров, испаряющими цель при столкновении. Необходимую энергию эти «стержни Бога», как их окрестили в популярной литературе, приобретают в ходе полёта к цели. Американцы подчёркивают, что Договор о космосе 1967 года не запрещает размещение на околоземной орбите обычных вооружений, в отличие от оружия массового уничтожения.

«В космос выводится какое-то количество ударных спутников, и в определённый момент они атакуют наземные цели», — объяснил RT принцип действия этой системы военный эксперт Виктор Литовкин. По его словам, именно позиция США мешает ООН запретить полное размещение оружия на околоземной орбите, несмотря на попытки России демилитаризовать космическое пространство.

Зеркальный ответ

В 2010 году при подготовке договора между Россией и США о мерах по дальнейшему сокращению и ограничению стратегических наступательных вооружений (СНВ-3), российская сторона выразила озабоченность созданием систем быстрого глобального удара со стороны США. Согласно статье 6 Договора, под ограничения, аналогичные действующим в отношении ядерного оружия, подпадает конвенциональное оружие, если для его запуска используются баллистические ракеты с дальностью свыше 5500 км (для ракет морского базирования — свыше 600 км).

То есть для того, чтобы разместить на обычной межконтинентальной баллистической ракете наземного базирования или любой баллистической ракете морского базирования конвенциональную боеголовку, США должны снять с вооружения боеголовку ядерную. Однако другие элементы системы быстрого глобального удара не подпадают под ограничения действующего договора.

«В целом американское перевооружение не может не беспокоить другие суверенные страны, такие как Россия и Китай. Есть два пути противодействия: дипломатия и создание собственных аналогичных систем, но это может привести к гонке вооружений», — подчёркивает Леонид Савин.

Помимо заявлений, Россия может предъявить американцам свои средства сдерживания.

«У нас есть необходимое и достаточное количество систем и вооружений, которые могут нейтрализовать попытки США получить одностороннее преимущество как в космосе, так и на земле, и в океане», — отмечает Виктор Литовкин.

Так, в нашей стране идёт активная работа по созданию своего гиперзвукового оружия. В апреле 2017 года прошли успешные испытания гиперзвуковой ракеты «Циркон»», запущенной с морской платформы. Сообщается, что она может стартовать с тех же пусковых установок, что и уже стоящие на вооружении ракеты «Калибр» и «Оникс». Дальность действия «Циркона» — 400 км, скорость равна восьми числам Маха — это ориентировочно 9600 км/ч (число Маха усреднённо соответствует скорости звука. – RT). Ранее сообщалось о запусках с космодрома Плесецк баллистических ракет с глайдером Ю-71 — это тоже аналог американских гиперзвуковых систем, развивающий скорость в 10 чисел Маха.

  • ЗРС С-500 «Прометей»
  • © Пресс-служба Минобороны РФ

Наконец, на вооружение российских войск в 2018 году должны поступить ЗРК С-500 «Прометей», способные уничтожать гиперзвуковые цели, низкоорбитальные спутники и космические средства поражения.

По мнению Виктора Литовкина, нельзя снимать со счетов и российские средства ядерного сдерживания.

«Американцы наивно полагают, что если они нанесут удар неядерными средствами, например, по России, то Россия не сможет ответить. Но надо понимать, что в российской военной доктрине записано, что при нападении на нашу страну государства или коалиции государств, обладающих ядерным оружием, наша страна может в ответ применить своё ядерное оружие. Так что США не отвертятся от всесокрушающего удара России», — подчёркивает эксперт.

Не спасёт американцев и их глобальная система ПРО.

«Это наивное заблуждение, перехватить все ракеты невозможно», — резюмирует Виктор Литовкин.

Удар Хаммерфист (Hammerfist)

  • Организации
    • Промоушены
    • Клубы
    • Youtube каналы
    • Команды
  • Люди
    • Анноунсеры
    • Рефери
    • Катмены
    • Промоутеры
    • Тренеры
    • Менеджеры
    • Бойцы
  • Рейтинги MMA-ORACLE.COM
    • Рейтинг бойцов
  • О мма
    • История ММА и смешанных единоборств
    • Наши дни и перспективы развития ММА
    • Весовые категории в ММА
    • Виды единоборств и боевых искусств мира
      • Муай-Тай
      • Кикбоксинг
      • Бокс
    • Правила ММА (смешанных единоборств)
      • Судейство в ММА и смешанных единоборствах
      • Варианты завершения боя в ММА
        • Нокаут
        • Единогласное решение судей
        • Решение большинства
        • Раздельное решение судей
        • Технический нокаут
        • Без решения
        • Сдача
      • Запрещенные приемы и действия в ММА
    • Арены ММА и их виды
  • Ударная техника в ММА
    • Удары ногами в ММА, миксфайте
      • Прямой удар ногой
      • Удар ногой в сторону
      • Удар ногой махом (полумесяц)
      • Удар ногой с разворотом
      • Боковой удар ногой
    • Удары руками в ММА, миксфайте и боксе
      • Удар Хук (Hook)
      • Удар Хаммерфист (Hammerfist)
      • Удар Элбоу (Elbow)
      • Удар Джэб (Jab)
      • Удар Кросс (Cross)
      • Удар Апперкот (Uppercut)
      • Удар Бэкфист (Backfist)
    • Удары коленями в ММА, Миксфайте
  • Борьба в партере
    • Халф Гард
    • Гард
    • Бэк-маунт
    • Маунт
    • «Север-Юг»
  • Борьба в стойке
  • Броски и тейкдауны
  • Болевые приемы и удушения в ММА
    • Ущемления и замки
      • Замок на запястье
      • Рычаг на локоть
      • Кимура
      • Американа
      • Цыпленок табака
      • Рычаг колена
      • Ущемление Ахилла
      • Замок на ногу
      • Замок на руку
    • Удушаюшие приемы
      • Удушение сзади
      • Обратный треугольник
      • Анаконда
      • Гильотина
      • Треугольник
      • Треугольник руками
      • Гогоплата
  • Сайт Шердог (Sherdog)
  • Ставки на ММА и единоборства и их виды
    • Тактика и стратегия ставок на ММА
  • Экипировка для ММА и единоборств
    • Шорты для ММА и единоборств — как выбрать?
    • Рашгард для ММА — как выбрать?
    • Перчатки для ММА
    • Капа для ММА
    • Бинты для ММА
    • Шлем для ММА