Главное управление глубоководных исследований министерства обороны

Западная промышленность начинает бегство из Китая

О Главном управлении глубоководных исследований (ГУГИ) Минобороны России практически нет официальных данных, и неспроста – это одно из самых элитных и засекреченных подразделений всей отечественной армии и флота. Настолько важное, что подчиняется оно даже не главкому ВМФ, а непосредственно министру обороны. Среди его задач – глубоководные исследования морского дна, изучение особенностей человеческой физиологии при глубоководном плавании, поиск различного оборудования с затонувших кораблей, упавших в море самолетов, а также спасательные операции. И военная разведка – именно об этом преимущественно пишут западные СМИ, когда возникает повод порассуждать о российской глубоководной технике.

Так, в апреле 2019 года у берегов Норвегии моряки обнаружили белуху, на которой ремнями с пометкой «оборудование Санкт-Петербурга» была прикреплена видеокамера GoPro. Практически во всех, в том числе довольно уважаемых, западных СМИ – от The Guardian до CNN, первой версией был шуточный вариант с «русской шпионкой». И на фоне всеобщей антироссийской истерии это, пожалуй, выглядело довольно логичным.

При этом никаких данных о том, что Россия ведет работу с морскими млекопитающими в военных целях, нет. Да и для чего они нужны? Считается, что обычно морских животных используют для перевозки грузов или расстановки маяков – ставят им задачу плыть в определенный территориальный квадрат, а затем сбросить там маячок, который поможет обнаружить или отследить деятельность противника в этом районе.

Далее в дело вступил американский, судя по всему, аналитик Х.И. Саттон – его издание «Скрытые берега» (Covert Shores), изучив снимки с карт Google, утверждало, что белуха вполне могла сбежать из бухты в Оленьей Губе, а именно там располагается база войсковой части № 45707, приписанной к ГУГИ. На кадрах они нашли в губе объекты для содержания морских млекопитающих. То есть белуха якобы не простая, а «боевая».

Но это все больше домыслы, которым вряд ли стоит придавать значение. Что же известно об Оленьей Губе? Это поселок в Мурманской области, входит в административный округ Гаджиево, который, в свою очередь, – в состав закрытого территориального образования Александровск. В общей сложности в Александровске, в нескольких поселках в его составе, живут около 40 тысяч человек.

Сама «морская» губа же расположена в четырех километрах от Гаджиево, в Кольском заливе Баренцева моря. Именно там, как считается, базируются аппараты и корабли ГУГИ. Среди них – две атомные подлодки специального назначения, БС-64 «Подмосковье» и БС-136 «Оренбург», атомные глубоководные станции (сколько их всего, понять сложно, в открытых источниках есть данные как минимум о семи – но не все они могут базироваться в Оленьей Губе), и, возможно, исследовательское судно «Янтарь», о котором стоит рассказать подробнее.

На Западе «Янтарь» сразу окрестили «шпионским кораблем»,а в России военные обозреватели называют его «крейсером ГУГИ».

Это океанографическое исследовательское судно ввели в эксплуатацию в 2015 году, на его борту могут поместиться два трехместных батискафа – «Русь» и «Консул», способные опускаться на глубину до шести километров. Первые сообщения в мировой прессе о «Янтаре» появились осенью 2016 года, когда его заметили у берегов Сирии – критики утверждали, что судно отнюдь не просто так исследовало морское дно рядом с местами, где пролегают турецкие и международные кабели связи.

Доподлинно неизвестно, могут ли «Янтарь» и его аппараты подключаться или даже перерезать такие кабели, однако в 2017 году «Парламентская газета» внезапно сообщила, что это едва ли не главная задача судна. В заметке издания говорится, что на корабле «есть аппараты, которые предназначены для глубоководного слежения, а также оборудование для подключения к сверхсекретным кабелям связи». Там же автор упоминает, что годом ранее, вскоре после крушения двух российских истребителей с «Адмирала Кузнецова», именно «Янтарь» впоследствии нашел их на дне и изъял с них секретное оборудование.

Кроме того, именно этот корабль Россия отправила на поиски аргентинской подлодки «Сан-Хуан» в декабре 2017 года. Лодку искали несколько месяцев, но из-за того, что аргентинские военные, по сути, не отслеживали толком ее перемещения, район поиска для «Янтаря» выделили неверный. В итоге в апреле 2018-го корабль вернулся в Россию ни с чем.

Моряки, представляющие ГУГИ, тоже совсем не простые.

ВЗГЛЯД уже писал, почему среди погибших 1 июля было так много офицеров. Для попадания в войсковую часть № 45707, базирующуюся в Петергофе, стаж службы должен был быть минимум пять лет, а здоровье не хуже, чем у космонавтов. Учеба 10-го отряда гидронавтов, как их еще называют, проходит в специальном учебном центре там же, в пригороде Петербурга, и длится два года, писали «Известия».

Вообще же отечественной гидронавтике более 50 лет, отсчет ведется с 25 сентября 1965 года, когда ЦК КПСС и Совет министров приняли постановление «О создании гидронавтики в Советском Союзе». «Тогда слово «гидронавтика» не употреблялось, использовали «направление». Гидронавтов называли инженерами-испытателями, глубоководный аппарат – наблюдательной камерой», – писал бывший гидронавт Владимир Ашик в своей статье в журнале «Морское наследие». 10 лет шло формирование нового направления, конкретные шаги по созданию гидронавтики как таковой были сделаны в марте 1975 года, когда вышло новое постановление ЦК и Совета министров о развитии гидронавтики. Советские власти тем самым дали добро на создание специального отряда гидронавтов, который существует до сих пор.

Из-за сложности техники – а на судах ГУГИ используются различные манипуляторы, грейферы, приборы съема и считывания информации с сонаров, маяков, датчиков, – и квалификация моряков тоже должна была зашкаливать. А сложность операций и их секретность намекают, почему среди офицеров ГУГИ так много Героев России. «Подводная разведка» ведь заключается не только в поисках и подъеме со дна собственной секретной техники, но и в регулярном противодействии зарубежным «коллегам», устанавливающим собственные подводные «жучки» на наши линии связи.

К слову, в 2013 году выяснилось, что гидронавты – самые высокооплачиваемые российские военнослужащие, их зарплаты достигали 600 тысяч рублей. Общественность тогда удивилась и возмутилась небывалым размерам зарплат. Но этих, или даже больших денег этисмпециалисты, судя по всему, достойны.

Информация об этом важном событии в жизни ВМФ России появилась лишь через месяц после того, как оно произошло. Да и то информация была отнюдь не официальной: о торжественной передаче флоту в Северодвинске океанографического исследовательского судна (ОИС) «Академик Александров» проекта 20183, состоявшейся в начале марта, сообщил российский производитель кранового оборудования ЗАО «СММ». Подчеркиваем — не Центр судоремонта «Звездочка», где судно построили, не ЦМКБ «Алмаз», где оно спроектировано, не представители ВМФ, для кого оно построено, а компания, спроектировавшая и установившая высокотехнологичные судовые краны.

Правда, в церемонии от флота принимали участие не просто представители ВМФ, а офицеры Главного управления глубоководных исследований (ГУГИ) Министерства обороны. А это сверхсекретное ведомство чрезвычайно не любит огласки. Так, спуск на воду носителя ядерного беспилотника «Посейнон» — АПЛ «Белгород» — проходил ночью.

Так что «Академик Александров» — это судно секретное. И хоть некоторые его технические характеристики не являются тайной, но о составе, предназначении и возможностях специального оборудования можно только гадать.

Надо сказать, что сейчас в России не строят боевые корабли, которые способны работать за пределами ближней морской зоны. А ОИС «Академик Александров» относится к судам океанской зоны. Оно может работать и в арктических и антарктических широтах, зимой преодолевая 80-сантиметровые льды, а летом — метровые.

Судно имеет водоизмещение 5800 тонн. Длина — 96 м, ширина — 18 м, осадка — 9,3 м. Развивает скорость в 14 узлов. Экипаж — 65 человек. Оснащен двумя электродвигателями мощностью по 3262 л.с. каждый. Имеет вертолетную площадку для приема вертолетов, но собственной винтокрылой машиной не обладает.

О судовом оборудовании известно лишь то, что поведала компания «СММ». Есть три электрогидравлических крана. Причем «старший» из них — С2500 — обладает рекордной грузоподъемностью среди отечественных судовых кранов, поднимая 100 тонн на вылете стрелы до 25 метров.

С120 имеет телескопическую стрелу, максимальный вылет которой составляет 20 метров. Этот кран оснащен устройством снижения динамических нагрузок и системой компенсации качки и позиционирования груза под водой на глубине до 500 метров.

С15 — кран-манипулятор с грузоподъемностью до 2 тонн.

Перечень решаемых задач абсолютно безразмерный. Судно предназначено для проведения научных и исследовательских работ на шельфе арктических и антарктических морей, обеспечения работы специальной техники, мониторинга районов деятельности флота, районов проведения испытаний, мест нахождения потенциально опасных донных объектов, установки донного контрольно-измерительного и другого оборудования.

А также для проведения поисково-спасательных работ, буксировки и установки военной и специальной техники, обследования и подъема затонувшей морской техники.

Однако, выделив из этих задач главные, ради чего «Академик Александров» строился, можно сказать, что судно предназначено для разведывательной и диверсионной деятельности.

Поскольку судно относится к ГУГИ, то оно оснащено оборудованием для глубоководных погружений водолазной команды. Также должны быть телеуправляемые аппараты, которые могут работать на глубине до 6000 метров. И это не голословное предположение — на других судах ГУГИ используется именно такая техника.

Глубоководная разведка производится на подводных кабельных линиях США и стран НАТО, по которым передается секретная информация, циркулирующая в сетях ВМС Североатлантического альянса. Она считывается при помощи специальной аппаратуры, прикрепляющейся к кабелю, и передается на судно-носитель разведывательного оборудования. Таким методом также можно вносить помехи в кабельные линии с целью временного нарушения работы информационных магистралей.

Правда, военные кабельные информационные каналы дублируются при помощи спутниковых линий передачи данных. Однако при сокращении каналов передачи информации, когда объем информации остается прежним, неизбежно возникает перегрузка аппаратуры спутников связи. В лучшем случае это чревато замедлением работы систем, в худшем происходит «информационный паралич».

Конечно, кабели можно и перерезать. Но это будет называться уже не разведкой, а диверсией. И для таких действий необходимы очень веские основания.

Разумеется, работой с кабелями дело не ограничивается. Океанографические исследовательские суда крайне эффективно могут собирать важнейшую информацию, расставляя на дне вблизи натовских баз гидрофоны, которые улавливают акустические волны, распространяющиеся в водной среде. Таким образом можно отслеживать обстановку в достаточно обширном регионе — узнавать о движении подводных лодок, снимать акустические паспорта новых субмарин и надводных кораблей, узнавать о специфике работы того или иного оборудования баз подводных лодок и надводных кораблей.

Помимо этого ОИС занимаются и надводной — эфирной — радиотехнической разведкой. И в этом смысле, работая сразу в двух средах, они эффективнее самолетов-разведчиков.

В десятые годы у ОИС появились еще две грандиозные задачи, которые требуют привлечение значительного количества специализированных судов. И их число неуклонно увеличивается. Сейчас у ГУГИ главным и наиболее эффективным средством является судно «Янтарь» проекта 22010, переданное Северному флоту в 2015 году. Оно буквально вызвало переполох, когда сразу же после вступления в строй проинспектировало базу американских подводных стратегических ракетоносцев «Кингс-бей» на восточном побережье США.

В результате этого вояжа был рассекречен переход лодки с баллистическими ракетами SSBN-742 Wyoming (типа «Огайо) из «Кингс-бей» в Шотландию. То есть был раскрыт весь маршрут, включая время прибытия лодки в промежуточный пункт следования.

Проходит заводские испытание судно «Алмаз» того же проекта 22010.

Сданы три судна проекта 20180 и его производных модификаций: «Звездочка» (передана СФ в 2010 году), «Академик Ковалев» (ТОФ, 2015), «Академик Александров» (2020, СФ). Строится «Академик Макеев», заложенный в 2015 году. В следующем году должно быть сдано ОИС проекта 02670 «Евгений Горигледжан». В конце прошлого года на воду было спущено судно проекта 16450 «Гараж-Гюйс» «Академик Агеев».

Всё это суда океанской зоны ледового класса.

Первая грандиозная задача, которая возложена на ныне существующие, а также строящиеся ОИС — реализация проекта, который в КБ «Малахит» реализуется в рамках ОКР «Гармония». Она предполагает создание сетей роботизированных автономных донных станций (АДС), которые разворачивают на дне гидроакустические антенны, способные работать как в пассивном, так и в активном режиме. АДС обрабатывают полученную сонарами информацию и пересылают ее в командный пункт по спутниковому каналу. Сеть АДС способна контролировать надводную и подводную обстановку на площади в сотни квадратных километров. Понятно, что этот проект предполагает выполнение громадного объема подводных работ.

Вторая задача — получение карты рельефа дна на направлениях, на которых предполагается использовать ядерный подводный беспилотный аппарат «Посейдон». Без такой карты скрытность стратегического беспилотника будет низкой, поскольку ему придется для ориентации использовать активную акустическую локацию.

Военное обозрение: Воздушная разведка Шойгу осталась без «Премьера»

История: Чешские каратели в России: «Мне дали самовар за расстрел 12 русских на Алтае в Кошелёво»

Статья, которую вы сейчас читаете, ещё совсем недавно была бы «обнулена» неоднократно соответствующими органами и спрятана от глаз читателей за семью печатями. Да и сегодня почти все, что связано с материалами статьи, находится под грифами «секретно».


Чтобы успокоить «искателей чужих секретов» и «искателей этих самых искателей», сразу скажу — ничего того, что уже не было где-то и когда-то опубликовано либо озвучено, вы здесь не прочитаете. Автор просто хочет рассказать о людях, которые даже награды получают по «закрытым» указам правительства.
Прочитал я недавно небольшую заметку. Приведу лишь часть, чтобы стало ясно о чем речь.

«В Северодвинске началась подготовка к выводу из цеха носителя глубоководных станций БС-64 «Подмосковье». Об этом сообщает портал «Защищать Россию». Субмарина специального назначения была переоборудована на заводе «Звездочка» из ракетоносца К-64 проекта 667БДРМ. Лодка предназначена для работы с атомными глубоководными станциями и необитаемыми подводными аппаратами».


Ну, переоборудовали и переоборудовали. Что в этой новости такого необычного? Тем более, что длился этот «долгострой» не просто долго, а очень долго. Аж с 1999 года. 16 лет даже по нашим меркам срок. Так что же там такого сделали, что требовало таких сроков?
Да ничего вроде особенного. Просто, как часто бывает, не хватало денег. Потом менялись проекты и… всё по-русски. «БС-64 может взаимодействовать с атомными глубоководными станциями проектов «Кашалот», «Палтус» и «Лошарик», предназначенными для выполнения работ на больших глубинах и проведения специальных операций. В настоящее время в качестве носителя этих аппаратов используется АПЛ БС-136 «Оренбург», в 1996-2002 годах переоборудованная из ракетоносца проекта 667БДР. Как сам носитель, так и атомные глубоководные станции организационно входят в состав 29-й отдельной бригады подлодок Северного флота.

Бригада выполняет задачи в интересах Главного управления глубоководных исследований Минобороны (ГУГИ) и иных структур. Во время переоборудования у подводной лодки вырезали ракетные отсеки и на их место поставили отсек с жилыми (научными) помещениями и оборудованием для стыковки атомных глубоководных станций. За счет вставки нового отсека длина подлодки возросла».
В принципе, понятно, что «старушка» (время закладки «Подмосковья» — 1982 год) нужна уже не как ракетоносец, а как серьезный и быстроходный «носитель».
А теперь о людях, для которых эта субмарина создавалась.
Есть в составе ВМФ России воинская часть за номером 40056. Сведений о ней вы не найдете в открытых источниках. Просто есть, и все. Выполняет задачи по обеспечению обороноспособности страны. Даже командира можно узнать. Вице-адмирал Бурилевич. Номер этот принадлежит Главному управлению глубоководных исследований ВМФ России. Чем занимается ГУГИ?

Подготовкой специалистов в области глубоководной деятельности. Проведением медицинских исследований физиологии подводного плавания и другими научными исследованиями. Мониторингом Мирового океана. Поиском и спасением затонувших объектов. Испытаниями аварийно-спасательного имущества, средств мониторинга Мирового океана.
А ещё это управление выполняет задачи «других ведомств». Таких же «специальных», как и оно само. И прежде всего это ГРУ ГШ МО.


В 1976 году приказом ГК ВМФ СССР была создана уникальная воинская часть, часть, которая подчиняется непосредственно ГУГИ… Часть, где одним из обязательных условий было членство в КПСС. Часть, в которой количество Героев Советского Союза, наверное, превышало все мыслимые и немыслимые пределы. Часть, попасть в которую мог только подводник с не менее чем 5-летним стажем службы и при этом годный по состоянию здоровья для зачисления в отряд космонавтов. Причем о космонавтах я написал не для красного словца. Действительно, военнослужащие проходили «космическую» медкомиссию.
Два года набирали личный состав в Ленинграде и на Северном флоте, и вот в 1978 году сформировали первые два экипажа АС-13. Проще говоря, атомных глубоководных станций. Интересная история произошла с обозначением новой профессии подводников. Дело в том, что новая служба значительно отличалась от службы подводников на лодках. Точно так же она отличалась и от работы водолазов, к примеру. Помогла, как это часто бывает, художественная литература. Точнее, научно фантастический роман одного из советских писателей.

Так появилась новая профессия — гидронавт.

В ноябре 1995 года командир 10-го отряда гидронавтов войсковой части № 45707 контр-адмирал В. Л. Хмыров был председателем государственной комиссии по приёмке атомной глубоководной станции АС-35, а в июле 1996 года вместе с командиром 29-й бригады подводных лодок Северного Флота контр-адмиралом В. Н. Дроновым участвовал в её испытаниях.

Указом Президента Российской Федерации от 28 января 1998 года «за мужество и героизм, проявленные при испытании новой военно-морской техники в условиях, сопряжённых с риском для жизни», контр-адмиралу Хмырову Всеволоду Леонидовичу присвоено звание Героя Российской Федерации с вручением знака особого отличия — медали «Золотая Звезда» (№ 437)

Станции проекта 1910 «Кашалот» предназначались для выполнения специальных задач в глубинах Мирового океана.

Гидронавты участвуют в испытаниях и занимаются эксплуатацией глубоководных подводных технических средств, готовят специалистов по обслуживанию этой техники. Также ведётся научно-исследовательская работа по изучению функционирования организма человека в различных условиях глубоководного погружения. Вся информация о деятельности гидронавтов является секретной. По неофициальным данным, гидронавты занимаются разведывательной деятельностью — прослушивают кабели связи, устанавливают датчики движения, а также собирают с морского дна обломки кораблей, самолётов и спутников. По сведениям бывшего офицера ВМФ, гидронавта Владимира Ашика, «задачей его коллег был сбор разведывательной информации о технике противника, охрана и обслуживание советских глубоководных линий связи, подъем со дна остатков секретной техники, оставшихся после испытаний или аварий».
Много крови попортили гидронавты нашим «вероятным противникам». Столько новейших разработок подводных «прослушек» и шпионов сняли с линий связи, что просто диву даешься. А сколько поднято из глубин новейших боеприпасов и даже самолетов! Практически любой спуск АГС означал солидный «улов» для нашей разведки, новую работу для инженеров и конструкторов и «головную боль» для противника. Естественно, что не обходилось и без потерь.
Где только не «засветились» наши гидронавты. И в Северной Атлантике, и в Японском море, и в Арктике. Но основная база как была, так и остается в городе Петергофе. Именно там живут эти героические люди. Именно там можно встретить много офицеров флота с Золотыми Звездами Героев на груди. На сегодня в открытых источниках можно узнать о 16 Героях. А сколько ещё ждут своей очереди?
Есть профессии, которые выбирают только мужественные люди. К таким относятся практически все воинские специальности, силовые структуры, и множество других. Не бывает трусливых десантников или подводников. Не бывает трусливых шахтеров или укротителей тигров.
Но даже у людей этих профессий особым уважением пользуются те, для кого риск — профессия. Риск как жизнь. Гидронавт — именно такая профессия. Профессия для настоящих, без рисовки и жажды славы, людей. Для людей, которые рискуют своей жизнью для того, чтобы жили другие. Незнакомые, молодые, бесшабашные.
Честь и слава!

«На тех глубинах, где они ходят, воевать не с кем»

За прутья оконной решетки у входа в воинскую часть № 45707 в Петергофе воткнуты две гвоздички. Рядом стоят жилые дома, в ларьке торгуют абрикосами и вишней, но мало кто даже в самом Петергофе знает, что происходит за забором этой части. Она сверхсекретная. Все 14 офицеров, погибших 1 июля в Баренцевом море, были приписаны к в/ч 45707.

Самым старшим был Герой России и кавалер трех орденов Мужества 57-летний Николай Филин.

— Дед был… Он был самым добрым, самым добрейшим человеком, — ​сказал о нем «Новой» внук Никита. — ​Во всем мире. На нем держалась вся наша семья.

В центре в военной форме — Герой Росии подводник Николай Филин. Он был самым старшим в экипаже на подлодке «Лошарик». Погиб 1 июля. Фото: соцсети

В последний раз Никита видел деда за неделю до того, как узнал о его гибели. Ничего необычного, по ощущениям внука, тогда не происходило.

— Он был спокойный, радостный. ​Как всегда, попрощался и сказал, что скоро увидимся. Сколько я помню его — ​он всегда ездил в такие командировки…

Николай Филин окончил в 1984 году факультет ядерных энергетических установок Высшего военно-морского училища имени Дзержинского. После этого служил на Северном флоте в дивизии атомных подводных лодок. А с 1987-го занимался глубоководными исследованиями как офицер в/ч 45707. Год назад, 27 июня 2018-го, после очередной командировки получил звезду Героя России.

Каперанг Денис Долонский, Герой России. Фото: соцсети

Вторым Героем России на АС‑31 был командир лодки, капитан 1 ранга Денис Долонский. Ему было 46 лет, у него остались супруга и двое сыновей. Выпускник Высшего военно-морского училища подводного плавания, он занимался глубоководными исследованиями в Арктике и Антарктике.

За них был награжден не только звездой Героя, но орденом Мужества, орденами «За военные заслуги» и «За морские заслуги», медалью «За заслуги перед Отечеством» II степени.

У капитана 1 ранга Владимира Абанкина, награжденного за командировки орденом Мужества и медалями «За заслуги перед Отечеством» I и II степеней и медалью Ушакова, в Пушкине под Питером остались жена и две дочки.

Денис Опарин, 40-летний капитан 1 ранга и кавалер ордена Мужества, был потомственным подводником. Его отец, командир в/ч 45707, Герой России Александр Опарин.

Сергей Данильченко из родного Брянска когда-то уехал на Дальний Восток, чтобы стать подводником, в 36 лет он уже стал капитаном 1 ранга. В Петербурге его ждали жена и дочка. Капитан 1 ранга Андрей Воскресенский в 47 лет был кавалером трех орденов Мужества. Как и его сослуживец, капитан 1 ранга Константин Сомов, у которого тоже остались жена и дочь. Константин Сомов за одну из командировок получил орден Мужества. Как и капитан 2 ранга Александр Авдонин, у которого остались двое детей.

Виктора Кузьмина, 33-летнего капитана 3 ранга, дома ждали жена и двое сыновей. Он тоже был потомственным подводником. Его отец, вице-адмирал, Герой России Сергей Кузьмин, командовал атомной подлодкой Б‑414. Владимир Сухиничев, 34-летний капитан 3 ранга, и 29-летний капитан-лейтенант Михаил Дубков — ​земляки из дальневосточного Вилючинска. У 37-летнего капитана 2 ранга Дмитрия Соловьева остался сын, они с женой ждали второго ребенка.

Вместе с ними погиб еще один человек, который теоретически, как рассказали «Новой» моряки, мог покинуть опасный отсек, потому что не был подводником. Это 43-летний подполковник медицинской службы, выпускник Военно-медицинской академии Александр Васильев. В Петербурге остались жена и трое детей.

— Это были лучшие из лучших — ​и как офицеры, и просто по-человечески, — ​сказал в разговоре с «Новой» Герой России, гидронавт-испытатель, капитан 1 ранга Михаил Кузьмичев. Из всех их сослуживцев по в/ч 45707 он оказался самым многословным. Но то, что мы знаем о самой войсковой части, доказывает: туда действительно попадали лучшие из лучших.

Элита элит

Фотографии погибших на подлодке «Лошарик» офицеров-подводников

Официальная информация о в/ч 45707 исчерпывается короткой историей создания и списком командиров из четырех имен. Пройти на территорию невозможно. Но в одном месте забор вдруг прерывается — ​там есть калитка. За ней — ​табличка: «Музей в/ч 45707». И хотя рассказывает этот музей, на самом деле, совсем о другом учреждении — ​Высшем командном училище имени Кирова, но о сверхсекретной части тоже можно кое-что узнать.

Высшее общевойсковое командное училище имени Кирова находилось на этом месте в Петродворце с 1918 по 1999 год. Потом его ликвидировали в рамках реорганизации военных вузов. На его место переехала в/ч 45707. Прежде она базировалась в центре Ленинграда, на проспекте Римского-Корсакова.

Сформирована в/ч 45707 была в 1976 году. Когда ее создавали, за образец брали отряд космонавтов. То есть это не просто войсковая часть, а что-то вроде Звездного городка, только для подводников. Здесь они должны были проходить подготовку для работы на глубине в несколько тысяч метров. Планировалось создание специального глубоководного аппарата, и надо было выучить гидронавтов, способных его эксплуатировать.

— Конкурс сюда огромный, как в космонавты, — сказал «Новой» пожилой смотритель музея. — ​А принимают пять, максимум десять человек в год. Это лучшие из лучших, элита элит.

За 43 года существования части 27 ее преподавателей и выпускников получили звания Героев Советского Союза и России. Причем не за участие в боевых действиях.

Из отдельных упоминаний в открытых источниках можно узнать, что, например, в 2016 году экипаж в составе гидронавтов в/ч 45707 Юрия Курганова, Михаила Кузьмичева и Дмитрия Боева проводил исследования продолжительностью 10 часов на глубине 6180 метров в центральной части Атлантического океана.

Для исследований такого рода в Советском Союзе были разработаны специальные глубоководные аппараты АС‑12. В просторечье их называют «лошариками» — ​за то, что под обычным цилиндрическим корпусом прячется «ожерелье» отсеков-шаров.

«Лошарик»

Макет подводной лодки, под брюхом которой — атомная глубоководная станция «Лошарик»

Об истории создания, конструкции и назначении «лошариков» рассказал «Новой» инженер, попросивший не называть его имени. Поэтому мы просто повторим его объяснения.

Создание глубоководных аппаратов в СССР началось еще в 1960-е годы. Назвали их глубоководными станциями, хотя фактически это была атомная подводная лодка, только маленькая. Она передвигается в море в сопровождении «материнской» подлодки-носителя. При этом способна погружаться на глубину 6 тысяч метров и даже вроде бы больше. Точные данные неизвестны.

Смысл в том, что цилиндрический прочный корпус обычной лодки не может выдержать давление на такой глубине. Поэтому была разработана особая конструкция из шарообразных секций, соединенных между собой и «завернутых» уже в цилиндр. Такие аппараты делают небольшими, во‑первых, исходя из их задач, а во‑вторых, из-за дороговизны сплавов, которые позволяют выдерживать давление на таких глубинах.

Вооружения на такие лодки не ставят. На тех глубинах, где они ходят, воевать просто не с кем.

С помощью таких лодок можно проводить исследования в интересах, например, Росгеологии. Тем не менее эксплуатирует их воинская часть, подчиненная Минобороны. «Лошарик» может провести исследования на Арктическом шельфе. Может исследовать состояние глубоководного трубопровода. Или, скажем, кабеля, проложенного по дну Атлантики.

На глубине, где может залечь такой аппарат, он незаметен для подводных лодок противника. Зато он может вести наблюдение с глубины.

Конфликт в Украине скорее всего будет закапсулирован и отодвинут в темную дальную пыльную кладовую. На потребу любопытным паукам.

А у России дел и задач серьезных невпроворот.

Арктика, Взаимодействие с Китаем и Индией..

И в связи с этим цитирую часть статьи из Военно -Промышленного Курьера.

Сверхсекртентый ГУГИ,

В мае 2015 года «Янтарь» вошел в состав флота и сразу оказался в центре внимания как отечественных моряков, так и иностранных спецслужб. Первых привлекал сам факт того, что ВМФ пополнился гидрографом нового поколения, оснащенным по последнему слову техники, включая возможность использования «Янтарем» обитаемых глубоководных аппаратов, способных погружаться на 6000 метров. Вторых же загипнотизировал заказчик — ГУГИ МО РФ.

Таинственное ГУГИ


Тут нужно кое-что пояснить. Главное управление глубоководных исследований — это одна из самых засекреченных и таинственных организаций в структуре наших Вооруженных сил. Процент количества Героев Советского Союза и Российской Федерации среди личного состава ГУГИ едва ли не выше, чем среди личного состава отряда космонавтов. Причины награждения чаще всего не разглашаются.

Чем же занимается ГУГИ? По словам числившегося в этом управлении бывшего офицера ВМФ, гидронавта Владимира Ашика, задачей его коллег был «сбор разведывательной информации о технике противника, охрана и обслуживание глубоководных линий связи, подъем со дна остатков секретной техники, оставшихся после испытаний или аварий». Заодно ГУГИ занимается и наукой — гидрологией и гидрографией. Член-корреспондент Российской академии ракетных и артиллерийских наук, капитан 1-го ранга запаса Константин Сивков в сентябре 2015 года заметил, что гидрография для флота — все равно что картография для Сухопутных войск. Иными словами, ГУГИ способствует появлению карт подводной обстановки, которыми позже пользуются командиры и штурманы наших подводных лодок, включая и атомные подводные лодки с баллистическими ракетами на борту.

Вот такая занятная структура это ГУГИ. Естественно, что когда по ее заказу было построено океанографическое исследовательское судно «Янтарь», оно не могло не привлечь внимания иностранных разведчиков.

«Лошарик»


Куда большим заграничным вниманием мог бы похвастаться еще один объект из арсенала ГУГИ — атомная станция АС-12 проекта 10831. Но тут завеса секретности оказалась столь плотной, что даже специалистам остается только предполагать, какими же параметрами обладает эта разработка КБ «Малахит».

Предполагается же следующее. Проект 10831 — это глубоководная атомная подводная лодка, способная сама по себе достигать глубин в 6000 метров. Прочный корпус изделия — полусферический, собран из нескольких шарообразных отсеков, изготовленных из титана. Эта особенность конструкции породила прозвище АС-12 — «Лошарик». Экипаж «Лошарика» предположительно состоит из 25 человек. Все они офицеры. Автономность АС-12 — месяц. Скорость подводного хода предположительно — до 30 узлов. На большие расстояния «Лошарик» перебрасывается под днищем атомной подводной лодки-носителя БС-136 «Оренбург».

Разумеется, «Лошарик» разработан для специальных подводных операций. По иронии судьбы, первую и единственную на сегодняшний день качественную фотографию АС-12 в январе 2015 года случайно сделали журналисты журнала Top Gear. Они как раз занимались фотосессией нового внедорожника на берегу Белого моря, когда в кадр попала никому не знакомая подводная лодка.

Кое-что о кабелях


Сделав краткий экскурс в историю американского подводно-надводного шпионажа и заглянув в закрома ГУГИ, вернемся к подводным интернет-кабелям.

Пол Бродски, аналитик компании TeleGeography, как-то сообщил следующее: «Подавляющее большинство интернет-трафика путешествует по оптоволоконным кабелям. Многие люди думают, что интернет-соединения проходят через спутники, но это не так. Они проходят по этим подводным кабелям. Компании, которые прокладывают их, размещают на судне огромную катушку и отправляют корабль в плавание из страны А в страну Б, разматывая катушку по пути. То есть кабель в буквальном смысле просто лежит на дне океана. И лишь на подходе к берегу кабель закапывается в траншею. Именно эти кабели дают нам скорость связи в миллисекунды между Нью-Йорком и Лондоном».

Зададимся вопросом: могут ли «Янтарь» и «Лошарик» справиться с проложенными по дну Атлантики интернет-коммуникациями? С несколькими глубоководными оптоволоконными кабелями — запросто. Их можно перерезать, их можно подорвать накладными зарядами. Повторим еще раз — вывести из строя несколько кабелей вполне можно. Но если мы посмотрим на любую карту подводных интернет-коммуникаций, то обнаружим, что на дне лежат даже не десятки, а сотни оптоволоконных кабелей, соединяющих континенты и острова. Уничтожить быстро их все невозможно. Всегда останется линия интернет-соединения, которую можно будет использовать. Если же вспомнить, что жизненно важные для тех же стран НАТО каналы связи обязательно дублируются через спутники, то покушение на подводные оптоволоконные кабели окончательно теряет смысл.

Но тогда почему мы наблюдаем столь нервную реакцию на появление в Атлантике нашего «Янтаря» со стороны, например, командующего подводными силами ВМС США в Тихом океане контр-адмиралаФредерика Рогге? Почему поторопился поделиться с The New York Times своими опасениями о возросшей активности российского флота командующий военно-морскими силами США в Европе адмиралМарк Фергюсон?

Официальный представитель МИД РФ Мария Захарова назвала такое беспокойство лучшим ответом на вопрос «Что вас больше всего волнует в это время года?». Но давайте отвлечемся от дипломатической пикировки и вернемся к нашей теме. Почему со стороны США в адрес России немедленно зазвучали очередные «жуткие разоблачения», стоило только вспомогательному российскому судну объявиться у берегов Северной Америки? Заметим, что за отсутствием со стороны американцев каких-либо доказательств об «активизации в Атлантике» российских подводных лодок говорить вообще не стоит.

Итак, откуда столь громкая реакция на один-единственный «Янтарь»?

Правда и ложь


Как водится, этому может быть несколько причин:

— декларируемая американцами категорическая невозможность перехвата и расшифровки передаваемых по штатовским подводным оптоволоконным кабелям данных может быть вовсе не столь категорической и невозможной;

— флоту США в очередной раз нужно доказать стране и Конгрессу свою необходимость и выудить у налогоплательщиков новые ассигнования на свои дорогостоящие «игрушки»;

— правительство США не прочь в очередной раз надавить на Россию, и действия нашего ВМФ — лишь повод для этого…

При желании этот список можно продолжить. Но «русская угроза для Всемирной сети» в него не попадает в любом случае. Почему же именно ее подняли на щит в The New York Times? Потому что это отвлекает читателей от настоящих, а не выдуманных неприятностей, которые способны устроить Штатам корабли ГУГИ. Вдвойне неприятных оттого, что США практически ничем не могут им воспрепятствовать. Если, конечно, не хотят ввязаться в открытую войну с РФ.