Гетто евреев во время войны

Ужасы варшавского гетто в запрещённых фотографиях Вилли Георга

Варшавское гетто — жилая зона, созданная нацистами в период оккупации Польши, куда насильственно перемещали евреев в целях изоляции их от нееврейского населения. За время существования гетто его население уменьшилось с 450 тысяч до 37 тысяч человек. Немецкому солдату-радисту и по совместительству фотографу Вилли Георгу (Willy Georg), будучи в Варшаве в 1941 году, удалось нелегально пробраться в гетто и отснять четыре плёнки происходящего ужаса, после чего, при задержании, у него был конфискован фотоаппарат, но плёнки сохранились до наших дней.

Торговец газетами за работой

После вступления в Польшу войск Третьего рейха в октябре 1939 года оккупационные власти отдали приказ, согласно которому евреям предписывалось сдать наличные деньги в кредитно-финансовые учреждения. На человека разрешалось оставить не более 2000 злотых.

Молодая еврейка в толпе

В общественном транспорте нацисты расклеивали плакаты оскорбительного характера с целью разжигания межнациональной розни.

Уличные букинисты

Говоря о причинах создания гетто в населённых пунктах Польши, нацисты утверждали, что евреи являются переносчиками инфекционных заболеваний, и их изоляция поможет защитить нееврейское население от эпидемий.

Прохожая

В марте 1940 года ряд городских районов с высокой концентрацией еврейского населения были объявлены карантинной зоной. Из этих районов было выселено около 113 тысяч поляков и на их место заселено 138 тысяч евреев из других мест.

Уличный торговец

Решение об организации гетто было принято 16 октября 1940 года генерал-губернатором Гансом Франком. К этому моменту в гетто находилось около 440 тысяч человек (37 % населения города), при этом площадь гетто составляла 4,5 % площади Варшавы.

Первоначально выход из гетто без разрешения наказывался тюремным заключением сроком 9 месяцев. С ноября 1941 года стала применяться смертная казнь. 16 ноября гетто было огорожено стеной.

Уличный попрошайка

Официально установленные продовольственные нормы для гетто были рассчитаны на гибель жителей от голода. Во второй половине 1941 года продовольственная норма для евреев равнялась 184 Килокалориям.

Торговля дровами вразвес

Однако, благодаря нелегально поставлявшимся в гетто продуктам питания, реальное потребление составляло в среднем 1125 Килокалорий в день.

Старики, просящие подаяние на улице

Часть жителей была занята на немецком производстве. Так, на швейных предприятиях работало 18 тысяч евреев. Рабочий день длился 12 часов без выходных и праздников. Из 110 тысяч рабочих гетто постоянная работа была лишь у 27 тысяч.

Группа женщин с корзинами на улице варшавского гетто

На территории гетто были организованы нелегальные производства различных товаров, сырьё для которых поставлялось тайно. Продукция так же тайно вывозилась для продажи и обмена на пищу за пределы гетто. Кроме 70 легальных пекарен в гетто работало 800 нелегальных. Стоимость нелегального экспорта из гетто оценивалась в 10 миллионов злотых в месяц.

Пожилой еврей на улице варшавского гетто

В гетто выделялась прослойка жителей, деятельность и положение которых обеспечивали им относительно благополучную жизнь (коммерсанты, контрабандисты, члены юденрата, агенты гестапо). Большая часть жителей страдала от недоедания. Худшее положение было у евреев, переселённых из других районов Польши. Не имея связей и знакомств, они испытывали трудности в поиске заработка и обеспечении своих семей.

Две женщины, торгующие на улице варшавского гетто

В гетто происходила деморализация молодёжи, образовывались молодёжные банды, появлялись беспризорники.

Старик просящий подаяние

В гетто циркулировали слухи о массовом уничтожении евреев в провинциях Польши. Чтобы дезинформировать и успокоить жителей гетто, немецкая газета «Варшауэр цайтунг» сообщала, что десятки тысяч евреев занимаются строительством производственного комплекса. Кроме того, в гетто было разрешено открыть новые школы и приюты.

Чаепитие на улице

22 июля 1942 года юденрат был проинформирован, что все евреи за исключением работающих на немецких предприятиях, работников госпиталей, членов юденрата и их семей, членов еврейской полиции в гетто и их семей будут депортированы на восток. Еврейской полиции было приказано обеспечить ежедневную отправку 6 тысяч человек на железнодорожную станцию. В случае неисполнения распоряжения нацисты угрожали расстрелять заложников.

Торговцы обувью

В тот же день состоялось собрание участников подпольной еврейской сети, на которой собравшиеся решили, что отправка жителей будет производиться с целью переселения в трудовые лагеря. Было принято решение не оказывать сопротивления.

Овощной торговый прилавок в варшавском гетто

Ежедневно из здания больницы, назначенной пунктом сбора, людей выгоняли на погрузочную платформу. Физически крепких мужчин отделяли и направляли в трудовые лагеря. Кроме того, освобождались занятые на немецких предприятиях. Остальных (не менее 90 %) загоняли по 100 человек в вагоны для скота. Юденрат делал заявления, опровергая слухи о том, что вагоны следуют в лагеря уничтожения. Гестапо распространяло письма, в которых от имени выехавших жителей рассказывалось о трудоустройстве на новых местах.

Истощенный человек, сидящий на тротуаре

В первые дни полиция захватывала нищих, инвалидов, сирот. Кроме того, было объявлено, что добровольно явившимся на пункты сбора будут выданы три килограмма хлеба и килограмм мармелада. С 29 июля началось окружение домов с проверкой документов, не имевших справок о работе на немецких предприятиях отправляли на погрузочную платформу. Пытавшиеся скрыться расстреливались. В этих проверках также принимали участие литовские и украинские коллаборационисты. К 30 июля было вывезено 60 000 человек.

6 августа в Треблинку было отправлено около 200 воспитанников детского дома.

Двое детей, просящие подаяние на тротуаре в варшавском гетто

21 сентября были окружены дома еврейской полиции, большинство полицейских вместе с женами и детьми были отправлены в лагеря уничтожения.

Чаепитие на улице варшавского гетто

В течение 52 дней (до 21 сентября 1942 года) около 300 тысяч человек было вывезено в Треблинку. В течение июля еврейская полиция обеспечила отправку 64 606 человек. В августе было вывезено 135 тысяч человек, за 2—11 сентября — 35 886 человек. После этого в гетто осталось от 55 до 60 тысяч человек.

Уличные торговцы дровами и углем в варшавском гетто

В последующие месяцы оформились Еврейская боевая организация численностью около 220—500 и Еврейский боевой союз численностью 250—450 человек. Еврейская боевая организация предлагала оставаться в гетто и оказывать сопротивление, тогда как Еврейский боевой союз планировал покинуть гетто и продолжать действия в лесах. Участники организаций были вооружены преимущественно пистолетами, самодельными взрывными устройствами и бутылками с горючей смесью.

Пожилые евреи

С 19 апреля по 16 мая 1943 года в Варшавском гетто произошло вооружённое восстание. Восстание было подавлено войсками СС. В ходе восстания было убито около 7000 защитников гетто и около 6000 сгорели заживо в результате массовых поджогов зданий со стороны немецких войск. Оставшиеся в живых жители гетто в количестве около 15000 человек были отправлены в лагерь смерти Треблинка.

История

В своем новом исследовании историк Хави Дрейфус развенчивает старые мифы и рассказывает о повседневном мужестве евреев, пострадавших от нацистского варварства.

Во время проведения своего исследования о Варшавском Гетто профессор Хави Дрейфус столкнулась с серьезным вопросом: насколько подробно стоит раскрывать детали зверств? «Я спрашивала себя, как изобразить страх и ужас, чтобы читатели не отложили и не закрыли книгу?» — рассказала на этой неделе Дрейфус в интервью «Гаарец» накануне Международного дня памяти Холокоста 27 января.

В конце концов профессор нашла золотую середину. В своей новой книге на иврите она не поскупилась на подробности, но не использовала некоторые фотографии, включая одну, изображающую изнасилование еврейской женщины немцами. «Долгие размышления о том, что и как из того, что мы знаем, нужно публиковать, привели меня к пониманию, что даже себе, не говоря уже о других, мы не можем рассказать и части из того, что знаем», — признается Дрейфус.

Кто-то мог бы подумать, что спустя 75 лет после восстания в Варшавском Гетто, всё об этом ключевом событии еврейской истории уже написано. Однако в дневниках и мемуарах на польском, идише, немецком и иврите Дрейфус обнаружила еще не опубликованную историю и провела последние несколько лет, тщательно изучая архивы, чтобы ее восстановить.

«Я чувствовала серьезные расхождения между описаниями повседневной жизни в источниках времен Холокоста и историей, к которой мы имеем отношение, — о депортации евреев или восстании», — рассказывает Дрейфус.

В центре этой истории находятся десятки тысяч евреев, живших и умиравших в период между великой депортацией июля 1942 года и восстанием в апреле 1943 года. Эти евреи не состояли в подпольных организациях, но принимали участие в восстании многими другими способами.

«Просмотрев документы того времени, вы поймете, что нельзя говорить о восстании, подразумевая только участников боевых действий, — утверждает Дрейфус. — Нужно не забывать и о многих людях, которые решили сопротивляться немцам, как могли, противостоять им изо всех сил, прятаться в бункерах и других местах, даже если дома вокруг них буквально обрушивались».

Дрейфус поняла, что мощь восстания заключалась не только в оружии членов подполья, но и в каждом случае, когда кто-то не приходил для депортации. Кроме того, ее многочисленные источники свидетельствуют, что, как и любое человеческое общество, евреи Варшавского Гетто были разнородной группой.

Дрейфус осторожно походит к объектам своего исследования, но в ее работе реальность более жестока, чем на государственных церемониях. «Полная общественная дезинтеграция», — так она называет этот феномен, ссылаясь на историка и исследователя Холокоста Исраэля Гутмана (1923-2013), который написал, что катастрофа не объединяет людей, а наоборот, дистанцирует друг от друга и разобщает.

«Мне кажется, нам много лет рассказывали о Холокосте с восклицательными знаками, очевидно пытаясь сгладить углы», — считает Дрейфус. По ее мнению, выражения наподобие «впечатляет, как им удалось преодолеть суровую реальность» не отражают правды, и относятся к нам, а не к прошлому.

«В конце концов, Холокост — это по большей части шокирующая история об ужасных неудачах и огромных потерях, — утверждает Дрейфус. — Потери личные, человеческие, общинные; потери народа, мира и человечества».

Развратное богатство

В ее книге показано, что дружба, чувство сопричастности и взаимопомощи — не самые точные слова для описания жизни в гетто. Читатель также может столкнуться с богатыми евреями, тратящими деньги с «показным расточительством внутри голодающего гетто», получающими удовольствие от развлечений и кафе, играющими в карты и на ставках, поедающими гусей и шоколад, напивающимися допьяна, танцующими и веселящимися, пока за окном люди умирают на улицах от голода. «Я брожу по улицам, смотрю на патологическое распутство и чувствую стыд, — цитирует автор преподавателя Авраама Левина. — Кажется, что они носят шелковую одежду поверх савана».

Рассказывается в книге и об эпизодах ограблений и убийств евреев евреями, а также о случаях, когда одни евреи прятали еду от других или пользовались возможностью получить больше, чем им полагается. Дрейфус описывает сексуальное распутство и коррупцию, которая выражалась в даче взяток евреям, занимающим руководящие посты в гетто, чтобы не попасть в список на депортацию.

«Богатые платили выкуп и возвращались домой», — пишет профессор. Дрейфус также не сглаживает углы при описании случаев сотрудничества с немцами. «Очевидно, что в человеческом обществе с такими экстремальными условиями подобные случаи были, пусть и нечасто», — отмечает она.

Дрейфус нашла свидетельства о евреях, работавших немецкими агентами и рассказывавших немцам о жизни в гетто, «не раскрывая информацию, которая, по их мнению, могла нанести вред еврейскому обществу», — говорит она.

Варшавское гетто. Трамвай «только для евреев»Другим феноменом была активность еврейской полиции, которая помогала отлавливать евреев и отправлять их в Треблинку. «Неудивительно, что таких людей воспринимали в гетто как предателей и убийц», — добавляет Дрейфус.

Еврейские подпольные движения пытались уничтожить членов еврейской полиции, понимая, что перед тем, как бороться с немцами, «им нужно очистить еврейское общество от коллаборационистов», — отмечает Дрейфус. Были евреи, которые разглашали места, где прятались другие. «Они так поступали в отчаянной попытке спасти свои жизни или жизни любимых, часто после пыток или угроз смерти», — говорит Дрейфус.

Здесь она разделяет эти случаи и сотрудничество с немцами людей других национальностей. «Еврейский коллаборационизм с немцами в Варшавском гетто (как и в других местах) — явление крайне редкое, в то время как, например, в польском обществе помощь немцам в преследовании евреев считалась общепринятой нормой», — замечает профессор.

«Кроме того, в отличие от евреев, которые совершали сомнительные поступки в иллюзорной надежде спастись, нееврейские коллаборационисты делали это по таким причинам, как, например, антисемитизм и жадность».

Свежим взглядом автор смотрит не только на более широкие слои общества в гетто, но и на мифических героев. «У меня нет желания развенчивать мифы, но, с другой стороны, я не стремлюсь и к излишней сакрализации героев».

«Для меня было важно представить события так, как их описывают источники, и я надеюсь, что героическим фигурам при этом отдали дань уважения, ведь они в конце концов тоже были людьми», — говорит Дрейфус.

Корчак, Анелевич и другие

Таким образом, в случае с Янушем Корчаком (литературный псевдоним Хенрика Голдшмита) она объясняет, что знаменитая сцена, в которой педагог ведет группу детей от приюта до пункта депортации, не соответствует действительности. По ее словам, «трудно представить, чтобы 64-летний человек вел детей в дисциплинированном порядке так далеко».

Памятник повстанцам Варшавского гетто, Варшава, Польша

Она также цитирует Марека Рудницкого, который был свидетелем этого последнего путешествия: «Царила атмосфера страшной пассивности…апатии. Воодушевления из-за присутствия Корчака не было видно».

Как пишет Рудницкий, «не было ни жестов, ни пения, ни высоко поднятых голов…Повисла ужасная, изнурительная тишина. Корчак волочил ноги, сутулился, время от времени что-то бормоча себе под нос…Это не было временем философских размышлений. Были моменты полного отчаяния, неопределенности и молчания».

Дрейфус добавляет, что в тот же день тысячи других детей прошли к пункту депортации, Умшлагплацу, и их также сопровождали педагоги, которые отправились с ними в последний путь. Имена многих из них остаются неизвестными.

В этой связи Дрейфус выдвигает предположение, что описание Корчака, идущего во главе линейки, на самом деле относилось к другим сиротам, которые там проходили. Она добавляет, что, возможно, знаменитый марш Корчака происходил прямо в пункте депортации, «став невероятно впечатляющим актом протеста, не нуждающимся в дополнении или лживых подробностях».

Дрейфус опровергает еще один миф, согласно которому Корчак мог войти в вагон поезда, но не использовал возможность спастись, отказавшись бросать детей. «Сложно удостовериться, действительно ли у Корчака была возможность спастись. В столь жестоких условиях такое развитие событий маловероятно», — пишет она.

У Дрейфус есть что добавить и о Мордехае Анелевиче. Хотя его принято считать лидером восстания, по словам профессора, он был лишь одним из предводителей. Она также оспаривает историю, известную израильским школьникам: Анелевич совершил самоубийство, чтобы не попасть в тюрьму. Если верить источникам Дрейфус, он до самого конца верил в возможность выжить, и к самоубийству призывал кто-то другой. На самом деле Анелевич считал, что пары мочи на одежде могут помочь не пропустить немецкий слезоточивый газ. Это дает основания полагать, что его кончина не считалась бы такой героической, если бы попала на видеозапись.

Жителей Варшавского гетто отправляют в лагерь смерти Треблинка

При этом Дрейфус подчеркивает, что всё это не умаляет его героизма. «Его впечатляющие личные качества и ключевая роль в формировании подполья были очень важны», — говорит она.

Дрейфус считает, что важно говорить и о менее известных товарищах Анелевича. В ее исследовании есть более детальное описание Еврейского воинского союза, также известного под польским названием ZZW («Еврейский военный союз») — подпольное движение «Бейтар» во главе с Павелом Френкелем.

Частично из-за того, что все его старшие товарищи погибли, Френкель никогда не почитался так, как Анелевич. Недавно благодаря усилиям бывшего министра обороны Моше Аренса о нем вновь заговорили на том основании, что Френкеля, относившегося в политическом отношении к лагерю правых, выбросили из книг по истории по политическим мотивам. (Аренс умер в начале этого месяца).

Работа Дрейфус уже получила отклик в академической среде. Музей Холокоста Яд ва-Шем в Иерусалиме вносит правки в секцию, посвященную восстанию. «Цель этих изменений — дать более объективное представление о роли Павела Френкеля в восстании и о более массовом характере мятежа, его поддержке со стороны жителей гетто, как это показано в важном исследовании Дрейфус», — отметил источник из Яд ва-Шем.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Гетто в период Второй мировой войны

Гетто и массовые депортации в оккупированной нацистами Европе

Часть серии статей о

Идеология и политика

Хрустальная ночь · Бухарест · Дорохой · Яссы · Каунас · Едвабне · Львов · Кельц · Краков · Рига

Гетто

Брест · Будапешт · Варшава · Вертюжаны · Вильнюс · Калуга · Каунас · Краков · Краков · Лодзь · Львов · Несвиж · Новогрудок · Пинск · Рига · Слуцк · Трохимброд · Шанхай

Бабий Яр · Бутримонис · Одесса · Понары · Румбула

Белжец · Дахау · Майданек · Малый Тростенец · Маутхаузен · Освенцим · Саласпилс · Собибор · Треблинка · Хелмно · Юнгфернхоф · Ясеновац

Восстания в еврейских гетто · (Варшава)

Жертвы Холокоста

Евреи · Славяне (русские, сербы, поляки, белорусы, украинцы) · Цыгане · Советские военнопленные · Свидетели Иеговы · Чернокожие · Политические противники · Гомосексуалы см. также: Нацистские концлагеря · План «Ост» · Компенсации жертвам

Виновные

Гитлер · Эйхман · Гейдрих · Гиммлер · СС · Гестапо · СА

Списки

Категории:

холокост · нацизм · геноцид

Вторая мировая война

Портал:Холокост Проект:Холокост

Гетто в период Второй мировой войны — жилые зоны на подконтрольных немецким нацистам и их союзникам территориях, куда насильственно перемещали евреев в целях изоляции их от нееврейского населения. Эта изоляция была частью политики так называемого «окончательного решения еврейского вопроса», в рамках которой было уничтожено около 6 миллионов евреев.

Первые гетто после начала войны были созданы в Польше: в городе Пётркув-Трыбунальский в октябре 1939 года, затем в Пулавах и Радомско — в декабре 1939 года, в Лодзи — 8 февраля 1940 и в Енджеюве — в марте 1940. Всего было создано по разным данным от 800 до более 1000 гетто, в которых содержалось не менее миллиона евреев.

  • 1 Цели создания
  • 2 Описание и классификация
  • 3 Крупнейшие гетто
  • 4 Сопротивление
  • 5 Примечания
  • 6 См. также

Цели создания

Создавая места принудительного изолированного содержания евреев, нацисты преследовали следующие цели:

  • Облегчение предстоящей ликвидации евреев.
  • Предотвращение потенциального сопротивления.
  • Получение бесплатной рабочей силы.
  • Приобретение симпатий остального населения.

Описание и классификация

Все гетто, по мнению историков, условно можно разделить на два основных типа: «открытые» и «закрытые». Открытые гетто, без физической изоляции евреев в отдельном охраняемом квартале, существовали только до уничтожения жителей либо их переселения в «закрытые» гетто или депортации в лагеря. В таком гетто в обязательном порядке создавались юденраты либо назначались (избирались) старосты.

Создание «закрытых» гетто осуществлялось с обязательным переселением всех евреев в охраняемое место (квартал, улица, отдельное помещение). Вокруг закрытого гетто силами узников и за их счёт возводилась ограда в виде колючей проволоки или глухих стен и заборов. Вход и выход осуществлялся через контрольно-пропускные пункты, которые охранялись с обеих сторон. Вначале немцы выдавали разрешения на выход из гетто, но с октября 1941 года любой еврей, найденный вне гетто, подлежал смертной казни.

Юденраты (нем. Judenrat — «еврейский совет»), или еврейские комитеты, создавались немецкими оккупационными властями как органы самоуправления еврейских гетто. Юденраты, в отличие от других местных коллаборационистских органов, часто формировались в принудительном порядке.

В полномочия юденрата входило обеспечение хозяйственной жизни и порядка в гетто, сбор денежных средств и других контрибуций, отбор кандидатов для работы в трудовых лагерях, а также исполнение распоряжений оккупационной власти. Юденрату формально подчинялась еврейская полиция.

Кандидат исторических наук Евгений Розенблат делит еврейских коллаборантов на две большие группы:

  • Сторонники стратегии коллективного выживания.
  • Лица, осуществлявшие стратегию индивидуального выживания.

Первая группа отождествляла себя со всеми остальными жителями гетто и старалась по возможности добиться системы, при которой целому ряду категорий еврейского населения предоставлялись дополнительные шансы на выживание — например, опека юденратов над многодетными семьями, малоимущими, стариками, одинокими людьми и инвалидами. Представители второй группы противопоставляли себя остальным евреям и использовали все средства для личного выживания, в том числе ведущие к ухудшению положения или гибели остальных.

Члены юденратов по-разному относились к сопротивлению и акциям вооружённого подполья в гетто. В некоторых случаях они налаживали связь и сотрудничество с подпольем и партизанами, в других — стремились не допустить акций сопротивления, опасаясь, что немцы будут мстить всем жителям гетто. Существовали также активные пособники нацистов. Часть из них была убита подпольщиками и партизанами.

Крупнейшие гетто

Колонна узников минского гетто на улице. 1941 год

В первую очередь гетто были созданы на территории СССР и оккупированных нацистами стран Восточной Европы. В них также принудительно, под угрозой смерти, переселяли всех евреев, в том числе евреев из Западной Европы.

Наиболее крупные гетто находились на территории Польши. Это в первую очередь Варшавское гетто (450 тыс. чел) и Лодзинское гетто (204 тыс. чел.)

На территории СССР крупнейшими гетто были во Львове (100 тысяч человек, существовало с ноября 1941 по июнь 1943 года) и Минское (около 80 тысяч человек, ликвидировано 21 октября 1943 года).

Также было создано крупное гетто в Терезине (Чехия) и Будапеште.

Из гетто вне Европы известно Шанхайское гетто, где японские союзники Германии держали евреев Шанхая и беженцев из Европы.

Сопротивление

Основная статья: Еврейское сопротивление в период Холокоста

Естественной реакцией на планы нацистов были акции сопротивления узников гетто, коллективные и индивидуальные, спонтанные и спланированные.

Пассивными формами сопротивления были любые ненасильственные действия, которые содействовали выживанию евреев. В частности, для противодействия планам массового умерщвления евреев с помощью голода и болезней, в гетто нелегально доставлялись еда и медикаменты, поддерживалось насколько это возможно личная гигиена, создавались медицинские службы. Важную роль играло духовное сопротивление. В гетто существовали подпольные школы, профессиональные курсы, проводились культурные и религиозные мероприятия.

Из активных форм сопротивления существовали подготовка организация побегов из гетто, переправка евреев на безопасную территорию нейтральных стран и в партизанские отряды, вооруженные восстания в гетто, диверсии и саботаж на немецких предприятиях. Самым известным и продолжительным стало восстание в Варшавском гетто, которое продолжалось целый месяц. Немцам пришлось применить против восставших танки, артиллерию и авиацию.

Примечания

  1. 1 2 3 Каганович А. Вопросы и задачи исследования мест принудительного содержания евреев на территории Беларуси в 1941—1944 годах // Сост. и ред. Я. З. Басин. Актуальные вопросы изучения Холокоста на территории Беларуси в годы немецко-фашистской оккупации : Сборник научных работ. — Мн.: Ковчег, 2005. — В. 1.
  2. Окончательное решение еврейского вопроса и восстания в гетто. Музей истории Катастрофы (Шоа). Яд Вашем. Архивировано из первоисточника 11 июля 2012. Проверено 21 мая 2012.
  3. 1 2 Гетто. Энциклопедия Холокоста. Американский мемориальный музей Холокоста. Архивировано из первоисточника 20 августа 2011. Проверено 9 августа 2009.
  4. «Окончательное решение еврейского вопроса». Обзор. Американский мемориальный музей Холокоста. Архивировано из первоисточника 11 июля 2012. Проверено 21 мая 2012.
  5. Одед Шремер и др. Современный антисемитизм и Катастрофа (конец XIX века — 1945 г.). Курс лекций по истории еврейского народа. Бар-Иланский университет. Архивировано из первоисточника 11 июля 2012. Проверено 23 мая 2012.
  6. Kazimierz Sobczak. Encyklopedia II wojny światowej. — Wydawn. Ministerstwa Obrony Narodowej, 1975. — P. 153. — 793 p.
  7. Гетто. Введение
  8. 1 2 Альтман И. А. Глава 3. Гетто и лагеря на территории СССР. § 1. Классификация мест принудительного содержания // Холокост и еврейское сопротивление на оккупированной территории СССР. — М.: Научно-просветительный центр «Холокост», 2002. — 319 с. — ISBN 5-88636-007-7
  9. Эттингер Ш. Часть шестая. Новейший период. Глава шестая. Приход нацистов к власти в Германии и геноцид европейского еврейства в годы Второй мировой войны // История еврейского народа. — Иерусалим: Библиотека «Алия», 2001. — С. 547. — 687 с. — 3000 экз. — ISBN 5-93273-050-1
  10. 1 2 3 Розенблат Е. С. Юденраты в Беларуси: проблема еврейской коллаборации // Сост. Басин Я. З. Уроки Холокоста: история и современность : Сборник научных работ. — Мн.: Ковчег, 2009. — В. 1. — ISBN 978-985-6756-81-1.
  11. Задачи и полномочия юденратов. История антисемитизма и Катастрофа. Открытый университет Израиля. Архивировано из первоисточника 20 августа 2011. Проверено 8 сентября 2010.
  12. Иоффе Э. Г. Актуальные вопросы изучения Холокоста на территории Советской Белоруссии в годы Второй мировой войны // Сост. Басин Я. З. Актуальные вопросы изучения Холокоста на территории Беларуси в годы немецко-фашистской оккупации : Сборник научных работ. — Мн.: Ковчег, 2006. — В. 2.
  13. Сопротивление, еврейское. Энциклопедия Катастрофы. Яд ва-Шем. Архивировано из первоисточника 14 мая 2012. Проверено 4 марта 2012.
  14. Еврейское сопротивление и восстания евреев. Яд ва-Шем. Архивировано из первоисточника 14 мая 2012. Проверено 4 марта 2012.
  15. Сопротивление антинацистское — статья из Электронной еврейской энциклопедии

См. также

Гетто в период Второй мировой войны на Викискладе

  • Гетто
  • Расовая сегрегация

Ссылки

Дорога в преисподнюю длиной 800 дней. Ровно столько просуществовало Минское гетто, одно из крупнейших на территории Европы. 100 тысяч евреев прошли эту дорогу — ад на земле — и в конце встретили свою смерть.
Минск был оккупирован 28 июня 1941 года. А уже 1 июля оккупационные власти объявили о проведении контрибуции. В Минске в то время около 40% населения, примерно 57 тысяч человек, были евреями. Есть где разгуляться фашистскому сапогу.

Дань, которую должны были уплатить в первый же день белорусские евреи, была огромной: 2 миллиона советских рублей, 10 килограммов золота, 200 килограммов серебра. И это было только начало. Потом немцы еще дважды накладывали контрибуции, правда, «урожай» был уже пустой.
Но ободрав людей до нитки, немцы не успокоились. Во исполнение «решения еврейского вопроса» они решили отгородить часть территории на восточной окраине Минска и сделать там гетто. Правда, в приказе, который был издан тогда оккупантами, слово гетто не употреблялось. «О создании жидовского района в городе Минске» — так он назывался. Но слово «гетто» сразу же вошло в местный обиход.

Его использовали в 16 веке в Венеции для обозначения местности, где изолированно селили евреев. Гитлер решил возродить забытое понятие в самом страшном его выражении.
Минское гетто представляло собой территорию площадью два квадратных километра. Оно было разделено на 3 части. Большое гетто, охватывающее 39 улиц и переулков, примыкающих к Юбилейной площади, неподалеку от еврейского кладбища. Туда фашисты согнали 80 тысяч человек — евреев из Минска и близлежащих сел и небольших городов. Малое гетто — возле радиозавода. Третий участок — Зондергетто, специальная зона для евреев, прибывающих из западных стран, главным образом Германии, Австрии.

Жителям не еврейской национальности приказали немедленно покинуть территории «жидовского квартала». А для того, чтобы согнать всех евреев в резервацию, создали специальный орган, юденрат. Он отвечал за сбор контрибуции и строгий учет всех евреев в городе.
Первоначально немцы ставили задачу согнать всех евреев в гетто за 5 дней. Но на деле оказалось, переместить такое количество людей за такие сжатые сроки невозможно. И процесс переселения затянулся до конца июля. В первых числах августа в Минском гетто было сосредоточено 80 тысяч человек, а к началу сентября число узников достигло 100 тысяч человек, за счет прибывающих в эшелонах из Дюссельдорфа.
Евреев селили по нескольку семей в одну комнату. Дом, в котором до войны жили 70 человек, заполнялся 250-ю. Примерная площадь на одного человека составляла всего 1,2-1,5 метра, не считая детей. На детей нетрудоспособного возраста площадь вообще не полагалась.
Вся резервация была огорожена колючей проволокой. По периметру стояли вышки с автоматчиками. Существовало только два пропускных пункта для входа на территорию гетто.
Администрация резервации, которую возглавил белорус по фамилии Городецкий, человек с садистскими наклонностями, разработала свод правил. За их нарушение следовал расстрел. Евреям запрещалось покидать территорию гетто самовольно. Им запрещалось ходить без опознавательных желтых меток (в Минске не требовали обязательно носить желтые звезды), запрещалось обменивать вещи на еду с лицами нееврейской национальности, запрещалось носить меховые вещи или обменивать мех на еду. Запрещалось ходить по тротуарам, заходить в общественные места. Нельзя было здороваться со знакомыми нееврейской национальности. Если еврей на улице встречал немца, он за 15 метров должен был снять головной убор и склонить голову. Этих «запрещается» было десятки. Бесчеловечные правила, направленные лишь на одно — на уничтожение людей, сначала моральное, а потом и физическое.
Что до физического уничтожения, то оно началось фактически с первых дней существования Минского гетто. Первая облава на жилища людей прошла уже в августе 1941 года. Конечная цель немцев была понятна — полное уничтожение евреев и «окончательное решение еврейского вопроса», как говорилось в их циркулярах. А вот целью первых погромов было пока что уничтожение нетрудоспособного населения гетто. Всех, кто мог держать лопату или кайло в руках, мыть туалеты и разгребать завалы, каждый день уводили за колючую проволоку на принудительные работы. В бараках, комнатушках оставались немощные, старики, больные люди, дети. Вот они и попадали в первую очередь под облавы. Их убивали на месте, а потом вывозили и сбрасывали в яму бывшего карьера (сейчас там мемориал «Яма»), либо вывозили в Тучинку и там расстреливали, на Благовщину (один километр по Могилевской дороге), расстреливали в Шашкове, на опушке леса, увозили в концлагерь в Тростенце, где там сжигали в газовых камерах.
Во время первой облавы было уничтожено 5000 человек. Вторая облава повторилась через три месяца. В ноябре фашисты шли «свиньей» и убивали всех, кого только встречали на территории гетто. Они шли, а за их спинами оставались тела убитых детей, стариков, женщин. 10 тысяч человек были убиты и сброшены в яму. После чего немцы получили возможность сократить территорию гетто. Еще три облавы — повторная в ноябре, в январе и марте 1942 года унесли жизни еще 40 тысяч человек. Людей становилось все меньше.
Расправы немцев довершали болезни. В резервации запрещалось отапливать помещения, пользоваться канализацией. И там стали распространяться болезни и эпидемии. К 1942 году ситуация стала столь серьезной, что немцы, панически боявшиеся распространения инфекционных заболеваний, даже разрешили открыть больницу в гетто. Эта больница стала центром подпольной работы и партизанской войны.
Сейчас многие говорят, что, мол, как же так, евреев убивали, а они шли на смерть, как на заклание, и не оказывали сопротивление. На самом деле это было не так. Они боролись. Возможно, в тех условиях и теми силами эта борьба была незаметной и малоэффективной. Но она велась.
В больнице гетто работал подпольный штаб, который помогал выводить людей за пределы резервации и доставлять их в партизанские отряды в лесу. Часто взрослых выводили дети. Их имена известны сегодня. И все они — праведники мира.
С помощью подпольщиков на территории гетто стали строиться подземные тоннели, укрытия, чтобы дети и женщины могли прятаться там во время облав. В одном из таких укрытий несколько человек спасались вплоть до освобождения Минска в 1944 году.
Однако спастись удалось единицам. Один из самых страшных погромов произошел в июле 1942 года. Немцы держали на работе трудоспособное население гетто 4 дня, не давая возможности им вернуться в свои бараки. За это время каратели уничтожили 30 тысяч человек, остававшихся в гетто, не способных к работе. Спаслись буквально единицы.
К концу 1942 года на территории гетто оставалось не более 10 тысяч человек, а к тому времени, когда германское правительство приняло решение о полном уничтожении гетто на оккупированной территории, там находилось не более 6 тысяч евреев.
21 октября 1943 года стал последним днем существования Минского гетто. Немцы вывезли 500 человек, специалистов в разных сферах, на принудительные работы в Германию, все остальные были уничтожены.
В современном Минске сохранена память о Катастрофе, которая прокатилась по этим местам. Однако удивительно, что большая часть из установленных памятников появилась уже после распада СССР. На месте мемориала «Яма» десятилетиями стояла одинокая черная небольшая стела. И все! Советские власти вообще хотели яму закопать. И только в 90-х это место стало настоящим мемориалом, а в 2000-м году здесь появилась скульптурная композиция, символизирующая евреев, спускающихся вниз, к месту своей гибели.
На месте массовых расстрелов в Шашкове скромный обелиск был установлен лишь в 1963 году, а реконструировали его уже в 1995-м. Примерно в то же время там появился и памятник на месте печи, где заживо сжигали людей.
На улице Сухой памятный камень и две стелы на месте расстрела 7 тысяч евреев из Зондергетто были установлены лишь в 1998-м и 2002 годах. Советская власть не спешила сохранить память о невинно убиенных евреях. Некоторые надписи на обелисках затирались и корректировались.
Ситуация изменилась лишь после распада Советского Союза. В 2008 году президент Лукашенко наградил 21 участника белорусского сопротивления, работавшего в Минском гетто, медалями к 60-летию Победы над фашизмом.
В Минске есть аллея Праведников мира, которая была заложена в 90-е годы и находится неподалеку от места расположения Большого гетто.

Приглашаем на наш Телеграм-канал.

Минское гетто — конвейер смерти для евреев

Кровавые годы Второй мировой унесли миллионы невинных жизней. Страшные факты геноцида еврейского народа стали известны мировой общественности уже в послевоенные годы. Злодеяния фашистов в отношении беззащитных женщин, детей, больных и израненных людей этой несчастной нации были настолько масштабными и беспощадными, что ужаснули все человечество. В советской исторической литературе евреи позиционируются как безынициативная жертва немецкого террора, и лишь факты, обнародованные в 90-е годы, говорят о том, что даже в Минском лагере шла активная подпольная борьба с ненавистными оккупантами.

Лазарь Ран. Минское гетто
Многие из выживших узников Минского гетто недоумевали, почему партийное руководство города не удосужилось предупредить население о том, чем грозит фашистский плен евреям. Вторжение действительно было неожиданным для союзной Белоруссии, однако большинство политработников хорошо знали об отношении Гитлера к евреям. На произвол судьбы было брошено более 75 тысяч человек этой национальности, проживавших в Минске. Сегодня можно убедиться по сохранившимся свидетельствам современников тех ужасов, а также по обрывкам документов, что администрация города позаботилась об эвакуации не только своих близких, но даже о вывозе имущества. В то же время беременные женщины, грудные младенцы, старики, больные были оставлены ими на растерзание оккупантам. Некоторые, предчувствуя опасность, все же попытались бежать из города, однако почти все вернулись, так как не представляли, какая страшная участь их ожидает. Многие еще надеялись на милость захватчиков, некоторые ожидали скорого освобождения советскими войсками. Отдельные люди пытались прятаться среди русских и белорусов, однако, опасаясь за судьбу своих укрывателей, им пришлось вернуться в город.
Минское гетто было образовано в июле 1941 года и имело сложную структуру. По сути, на территории города находилось три лагеря: Большое, Малое и Зондергетто. Уже через три недели после того как Минск был взят, был издан приказ об образовании еврейской зоны. Границы лагеря проходили от Колхозного переулка по линии одноименной улицы и вдоль Немигской, затем следовали Республиканская, Шорная и Коллекторская. Далее граница тянулась по Мебельному переулку и улицам Перекопской и Нижней. В территорию лагеря включалось Еврейское кладбище, а далее колючая проволока огораживала улицы Обувную и Вторую Опанскую, а также переулок Заславский.
В Большом гетто содержалась основная масса узников, они более других страдали от массовых казней и погромов. Организован лагерь был с самого начала оккупации и просуществовал вплоть до 1943 года. К Малому историки относят район Молотовского радиозавода, а Зондергетто представлял собой отрезки улиц Обувная и Сухая. Все помещенные в лагерь узники были обязаны собрать и передать командованию все золото и деньги, кроме того, были взяты заложники, многих из которых убили. На каждого взрослого человека предоставлялась площадь не более 1, 2 метров, а в период сокращения лагеря действовали и еще меньшие нормы.

Официально приводимые данные о количестве массовых расстрелов и погромов следующие:
1. дневных погромов не менее 5-ти: в ноябре 1941, марте 1942, июле 1942, октябре 1943 гг.;
2. ночных погромов не менее 5-ти: в марте и апреле 1943 года.
В реальности погромов было, конечно, больше, а убийства не прекращались ни на один день. По сути, по той или иной причине погибало несколько узников, так как гауляйтер наделил охранников правом расстрела любого подозрительного еврея. Несчастные могли быть убиты даже при попытке подойти к колючей проволоке, окружавшей лагерь, поэтому цифры статистики весьма недостоверны и занижены.
Основная задача немцев сводилась к уничтожению несчастных узников, однако сделать это единовременно было практически невозможно. Массовое истребление могло вызвать серьезный протест и вылиться в отчаянное восстание, поэтому был разработан план методичного убийства людей. Уничтожение велось по заранее установленному плану. Сначала в лагере были созданы очень тяжелые условия и вырезаны самые сильные и инициативные. Практически сразу по вступлении в город фашисты разделили «жидов» и нееврейское население, затем из среды евреев выделили самых образованных и также немедленно их ликвидировали.
Узникам не поясняли, зачем проводится такой отбор, поэтому многие из них добровольно рассказывали и о своей квалификации, и о прошлой жизни и работе. Единственным звеном интеллигенции, которое до определенного времени фашисты не трогали, были врачи. В условиях чрезвычайной антисанитарии гитлеровцы сильно опасались эпидемий, которые не щадили ни пленных, ни самих оккупантов, поэтому даже в некотором роде поощряли медицинскую деятельность в гетто. Так как деньги и драгоценные металлы были изъяты сразу, роль денег стали выполнять отрезы ткани, которые сохранились в некоторых семьях. Их обменивали на продукты питания и предметы первой необходимости у населения за пределами лагеря. Такой обмен, порой, был смертельно опасен, так как узникам запрещалось даже подходить к ограждению.
Кроме периодических массовых убийств, фашисты практиковали активную провокационную деятельность. На территории лагеря действовали подпольные группы сопротивления и за оказываемую им помощь или даже малейшее подозрение следовала кровавая расправа. Также был введен комендантский час, все евреи были обязаны получить специальные паспорта, а также разместить на хорошо просматриваемых местах списки проживающих в комнатах и квартирах. Работа не предоставлялась, а выходить из лагеря разрешалось лишь в строго установленных случаях. По большей части евреи имели нестабильные заработки и жестоко голодали.
Кроме физических издевательств и открытого уничтожения, немцы усиленно использовали средства психологического давления. Так, среди нееврейского населения проводилась антисемитская агитация, а сами узники всячески унижались. Евреи выставлялись виновниками сталинских репрессий, невзирая на то что многие из представителей этой нации были репрессированы. Гауляйтером были установлены специальные знаки позора для несчастных в виде лат из желтой ткани. Вообще, для выделения евреев было характерно размещать на их одежде отметки из желтого материала в форме шестиконечной звезды, однако начальникам лагерей в этом вопросе предоставлялась свобода выбора, и каждый мог издеваться так, как хотел. Ценными в плане описания жизни в Минском гетто являются работы Абрама Рубенчика. Автор интересных и правдивых рассказов о лагере сам побывал в его условиях в юном возрасте. Враги не сломили его духа, и все время пребывания в этом наземном аду он думал лишь о том, как отомстить ненавистным фашистам.
О жестоких расправах немцев над евреями до сих пор ходят легенды, тем не менее даже самые страшные из них не могут отразить того кошмара, который происходил в реальности в Минске и его окрестностях. За колючей проволокой в неимоверной тесноте томилось более ста тысяч напуганных и обреченных людей. Мучители выводили толпы с детьми на улицу, выстраивали их рядами, вручали им советские плакаты и транспаранты и глумились над узниками. Их заставляли улыбаться и сажать детей себе на плечи, после чего сволакивали в закрытые и душные ангары и оставляли без воды и еды на несколько дней. Люди не падали, поскольку их тела плотно подпирались в невообразимой тесноте. Многие так и умирали стоя, дети погибали на глазах обезумевших матерей. Оставшихся в живых после этого ужаса приводили к оврагам и расстреливали по-очереди. Могилы не засыпали, и из них еще долго можно было услышать стоны смертельно раненых узников, погребенных под трупами. Через некоторое время тела все же покрывали песком, землей и снегом, однако, по словам современников, поверхность могил в отдельных местах была не спокойна.
За весь период существования гетто в Минске немцы планомерно его сокращали. Жителей из «обрезанных» районов вывозили в специально организованные подразделения по уничтожению людей. Немецкое руководство не стеснялось даже самых бесчеловечных средств умерщвления, и в целях экономии старалось не расходовать патроны. На несчастных испытывали химические вещества, новые медицинские препараты и прочие методы. Евреи стали тем «расходным материалом», который безжалостно использовал вермахт. Цифры, которые приводятся даже в официальной статистике, поражают воображение современного человека. За один день могло быть убито несколько тысяч человек. Так, 28 июля 1942 года было убито около 25 тысяч человек, а в октябре 1943 — 22 тысячи.
Однако сопротивление сломлено не было. Несмотря на то, что большинство узников избавились от партийных билетов, многие из них продолжали надеяться на скорую победу советской армии и освобождение. Свыше двадцати двух организаций партизанского характера действовало на территории, огороженной колючей проволокой. Сегодня нам известны славные имена этих отважных людей. Череда их имен золотыми буквами вошла в историю Отечества. Смольский, Шуссер, Левина, Кисель, Кривошеина и многие другие под угрозой страшной опасности поддерживали партизан. Многие из подпольщиков, проработав длительное время в гетто, уходили в партизанские отряды и продолжали бороться с захватчиками. Огромное количество верных отечеству людей погибли от рук фашистов, но были и те, кто увидел конец ненавистного гетто в 1943 году.
Мемориал «Яма» расположен на улице Мельникайте в Минске и посвящён жертвам холокоста
Вспоминать о жертвах холокоста тяжело, но совсем нелегко видеть, как стираются в памяти людей события тех далеких лет. Сегодня по нашей стране свободно разгуливают бритые парни со свастикой, попирая память свои предков бездумным поклонением фашизму. На постсоветском пространстве забыли о страшных преступлениях Вермахта и пытаются приравнять его к советскому режиму, поэтому мы будем вновь и вновь напоминать о случившемся, чтобы избежать подобного в будущем. Злодеяния фашистов, захлебнувшихся кровью беззащитных младенцев и слезами матерей, заслуживают вечного порицания.