Фельдъегерская почта

К 300-летию Фельдъегерской почтовой связи Вооруженных Сил Российской Федерации


История обмена известиями начинается с древних времен, когда информация передавалась дымом костров, ударами в сигнальный барабан, звуками труб. Затем стали посылать гонцов с устными, а позже и письменными сообщениями. Первые почтовые сношения на Древней Руси в XI-XIII вв. существовали только между удельными князьями, которые при помощи особых гонцов переписывались между собой и рассылали приказы своим подчиненным боярам. Во времена монголо-татарского ига татары учредили на путях своих завоеваний станции – «ямы» с гонцами, которые означали лишь «место остановки». На них можно было произвести необходимый обмен лошадей, найти ночлег, стол, нужных продолжения пути людей. Это слово затем укрепилось в русском языке, и послужило корнем для следующих словообразований: «ямщик – почтовый курьер», «ямская гоньба», т. е. почта, «ямская дорога» – почтовый тракт.
В 60–90 гг. XV в. была создана общегосударственная ямская система. Уже в 1490 г. упоминается ямской дьяк Тимофей Маклаков, который заведовал ямщиками и ямской службой. Первоначально при ямских дьяках не было специального учреждения, и они руководили службой, используя канцелярский аппарат Казенного приказа. В 1550 г. впервые упоминается Ямская изба, а с 1574 г. – Ямской приказ, как органы центрального управления данной службой. В период существования разрядной системы управления русским государством центральным государственным учреждением, ведавшим личным составом войска, являлся Разрядный приказ, сведения о котором сохранились с 1531 г. Именно военные курьеры Разрядного приказа, используя службу Ямского приказа, осуществляли перевозку наиболее важной государственной корреспонденции (царских грамот и т.д.).
6 (16) июля 1659 г. указом царя Алексея Михайловича был учрежден первый маршрут непосредственно военно-курьерской связи от Москвы до Калуги и далее до Севска, а с 19 (29) сентября 1659 г. его продлили до Путивля. Этот маршрут сыграл определенную роль в своевременной доставке военных распоряжений в войска, действовавшие на Украине в годы русско-польской войны 1654–1667 гг.
В допетровское время скорая корреспонденция в армию никакого особого названия не имела. В конце XVII – начале XVIII в. стали говорить о «почте в полки». В 1710-х гг. в ходе Северной войны из столиц к фронту и местам стоянок русских войск прокладывались временные военно-полевые линии «спешной связи», носившие название «почта в полки». В частности, известен оттиск почтовой печати с текстом «С Москвы в полки», который ставился на сопроводительные документы почты и на почтовую сумку.
Это именование просуществовало несколько лет, после чего безвозвратно исчезло, уступив место новому. В документах мая 1712 г. впервые появляется словосочетание «полевая почта». Она, как специальная служба, обеспечивающая почтовую связь в войсках, впервые в русской армии была основана в 1695 г. императором Петром I во время первого Азовского похода, где обязанности правительственных курьеров выполняли «драгуны самые добрые люди». Создание регулярной армии России в начале XVIII в. потребовало централизации и упорядочения системы доставки соответствующих документов как в войска, находящиеся на театре военных действий, так и в органы военного управления из войск. С этой целью в Воинском уставе, утвержденном Указом императора Петра I 30 марта (10 апреля) 1716 г., указывалось, «чтоб при войске полевая почта учреждена была», так как «понеже при войске многие корреспонденции … в деле отправлены имеют быть». Две главы устава: XXXV – «О чине полевой почты» и XXXVI – «О полевом почтмейстере» определяли назначение и задачи военно-полевой почты и обязанности почтмейстера.

Устав официально закрепил понятие «полевая почта». Она учреждалась на время военных действий для сношений армии с уже существующими стационарными линиями почтовой связи. До стационарных почтовых учреждений воинская корреспонденция доставлялась специальными военными курьерами. С введением устава в русском языке впервые появилось слово почтальон». Курьеры возили письма за обшлагами мундира, сумки им не полагалось. Главным отличием полевой почты было то, что она обходилась армейскими конями и кормами. В большинстве случаев один и тот же курьер вез корреспонденцию из полка до ближайшей почты и на промежуточных станциях менял только лошадей, т. к. протяженность линий была сравнительно небольшой (обычно не свыше 100 верст). В соответствии с уставом в крупных военных соединениях и полках впервые создаются полевые почтовые отделения в составе почтмейстера, двух писарей, нескольких почтальонов и писаря-регистратора. Почтальоны, стоявшие на временных станах, доставляли ее. Военные почтальоны наряду с остальными солдатами принимали непосредственное участие в боях. Полевые почтовые отделения просуществовали до 1732 г., затем служба доставки корреспонденции была сохранена лишь при штабах армий.

Форма чинов Фельдъегерского корпуса
в царствование императора Павла I.
17 (28) декабря 1796 г. указом императора Павла I был учрежден Фельдъегерский корпус – воинская часть специального назначения для несения службы связи и выполнения поручений императора, а также утвержден штат корпуса в количестве одного офицера и 13 фельдъегерей. Старшим группы фельдъегерей был назначен капитан Шелганин, который возглавлял корпус с 1796 по 1799 г. В период с 1796 по 1808 гг. Фельдъегерский корпус находился в ведении Кабинета его императорского величества и подчинялся графу А.Х. Ливену.
26 января (7 февраля) 1808 г. указом императора Александра I Фельдъегерский корпус был передан в подчинение военному министру.

Фельдъегерь Н.И. Матисон передает пакет князю П.И. Багратиону во время Бородинского сражения 1812 г. Художник А.С. Чагадаев.
В годы Отечественной войны 1812 г. личный состав корпуса во главе с подполковником Н.Е. Касторским обеспечивал поддержание постоянной и бесперебойной связи Главнокомандующего Русской армией фельдмаршала М.И. Кутузова с Императором (Москва-Петербург; Тарутино-Петербург). При командующем 1-й армией генерале М.В. Барклае-де-Толли состоял фельдъегерь СИ. Перфильев, при командующем 2-й армией генерале П.И. Багратионе – Н.И. Матисон.
Численность и штатная структура корпуса в зависимости от объема решаемых задач в разное время претерпевали изменение. Так, в июне 1816 г. указом императора Александра I был утвержден новый штат Фельдъегерского корпуса. Корпус был разделен на 3 роты, в каждую из которых определялось по капитану, 6 младших офицеров и 80 фельдъегерей.
В последующем офицеры и фельдъегеря использовались не только для доставки особо важных депеш, но и для коронации российских императоров, их сопровождения и членов императорского дома во время вояжей по стране и за границу, поддерживания регулярной связи с императорскими дворцами, расположенными в пригородах столицы и в Крыму. Они также сопровождали государственных и военных деятелей, подозреваемых в политической неблагонадежности, а также глав государств, иностранных гостей и других правительственных чиновников.
Личный состав корпуса и в мирное время периодически обслуживал фельдъегерской связью главнокомандующих армиями и командиров крупных соединений, а в период проведения военных маневров создавались небольшие самостоятельные фельдъегерские группы (отделения) для их обслуживания и устанавливались специальные маршруты, по которым поддерживалась связь со столицей.
Во время войн офицеры и фельдъегере корпуса использовались в боевых условиях командующими армиями и для передачи приказов и приказаний. Так, более половины офицеров и фельдъегерей корпуса побывали во время Крымской войны 1853-1856 гг. в Севастополе с правительственной корреспонденцией, часто доставляя ее в сложной боевой обстановке. С началом войны с Японией 15 офицеров и 13 фельдъегерей по повелению императора Николая II были откомандированы в Действующую армию в распоряжение военного командования.
К началу Первой мировой войны имелся слаженный институт военно-полевой почты, который должен был обеспечивать взаимную почтовую связь фронта и тыла страны. Основными функциями этой почты были: пересылка почтовых отправлений личного состава армии с фронта в тыл и из тыла адресатам на фронте; пересылка несекретной служебной корреспонденции войсковых частей и учреждений; пересылка и доставка газет и иных периодических изданий адресатам на фронте. В годы самой войны доставку приказов, донесений, ценных бумаг, посылок, а также сопровождение высокопоставленных лиц обеспечивал личный состав Фельдъегерского корпуса.
18 июля 1914 г. по распоряжению начальника Главного штаба группа офицеров в количестве 20 человек убыла в распоряжение Верховного главнокомандующего и в штабы прифронтовых военных округов для использования их в качестве курьеров в составе Действующей армии, а через 2 дня еще 4 – в распоряжение Военно-походной канцелярии его императорского величества.
Таким образом, на протяжении длительного времени существования российской армии действовавший в ее составе Фельдъегерский корпус, являлся специальной воинской частью, обеспечивавшей доставку наиболее важной корреспонденции, как в интересах государственного управления, так и военного.
Наряду с Фельдъегерским корпусом в русской армии продолжала функционировать и полевая почта, руководство которой в Действующей армии осуществлял дежурный генерал. В зависимости от потребностей состав полевой почты менялся. Так, в русско-японскую войну 1904-1905 гг. она состояла из двух главных полевых почтовых контор и соответственного числа почтовых контор при штабах армий и корпусов. В Первую мировую войну 1914 – 1918 гг. было организовано уже 10 главных почтовых контор, а также 16 – при штабах армий, 75 – при штабах корпусов.
После Октябрьской революции 1917 г. с образованием Красной Армии и до 1922 г. в основу организации полевой почтовой связи РККА была положена система, действовавшая в русской армии. 2 мая 1918 г. на базе упраздненного императорского Фельдъегерского корпуса была создана Служба внешней связи при Управлении по командному составу Всероссийского Главного штаба. Она обеспечивала доставку правительственной и воинской корреспонденции по стране, в штабы фронтов и военных округов. Ее штат состоял из 30, а с мая 1919 г. – из 45 человек, а через несколько месяцев он был увеличен еще на 41 человека, а Совету Всероссийского Главного штаба было предоставлено право решать в дальнейшем самостоятельно вопрос о штатах Службы. Одновременно в период с ноября 1917 г. по декабрь 1920 г. сначала в Петрограде, а затем в Москве действовала Военная команда самокатчиков при Управлении делами Совнаркома Республики, осуществлявшая доставку корреспонденции в государственные, советские, партийные, профсоюзные органы, расположенные в столице.
С октября 1919 г. руководство всей военной и полевой почтовой связью находилось в ведении Управления связи Красной Армии. 23 ноября 1920 г. приказом Реввоенсовета Республики № 2538 было объявлено о создании Фельдъегерского корпуса при Управлении связи Красной Армии, который обеспечивал доставку не только военной, но и правительственной корреспонденции. С 1 января 1921 г. в его состав вошли: Служба внешней связи Всероглавштаба; курьерская часть при штабе командующего морскими силами; отдел связи фельдъегерей Полевого штаба Реввоенсовета Республики; ряд других мелких подразделений фельдъегерской связи, существовавших при некоторых управлениях Наркомата по военным делам. Приказом № 2538 был утвержден и штат Фельдъегерского корпуса в количестве 255 человек, в том числе 154 фельдъегеря.
6 августа 1921 г. параллельно была образована фельдъегерская часть при Управлении делами ВЧК, в 1922 г. преобразованная в Фельдъегерский корпус. На него возлагалось доставка иногородней корреспонденции СНК, ЦК ВКП(б), ВЦИК, ВЦСПС, наркоматов внутренних дел, путей сообщения, иностранных дел, обороны, Государственного банка.
Финансовые затруднения вынудили не только значительно сужать функции армейской фельдъегерской связи, но и сокращать численность личного состава. Так, на 1 августа 1923 г. в Фельдъегерском корпусе по штату полагалось иметь только 65 человек, из них 55 фельдъегерей. Расформированы были и фельдъегерские отряды при штабах военных округов.
На основании совместного приказа Реввоенсовета СССР и ОГПУ за № 1222/92 и 358/117 от 30 сентября 1924 г. Фельдъегерский корпус РККА был расформирован, а доставка иногородней секретной, совершенно секретной и важной корреспонденции частей, управлений, учреждений и заведений военного и морского ведомств была возложена этим приказом на Фельдъегерский корпус ОГПУ. Таким образом, этот корпус превратился в общегосударственную фельдъегерскую связь со схемой фельдъегерских маршрутов, охватывающей 406 городов и других населенных пунктов страны.
В предвоенные годы, когда численность армии была не велика, почтовый обмен осуществлялся через стационарные гражданские отделения почтовой связи.
В таком виде фельдъегерская служба работала до 17 июня 1939 г., когда постановлением СНК СССР она была разделена. В ведении отдела фельдъегерской связи НКВД сохранялось обслуживание важнейших государственных и партийных органов с доставкой корреспонденции в крупнейшие республиканские, областные и районные центры; доставка корреспонденции в остальные населенные пункты передавалась Главному центру специальной связи Наркомата связи; перевозка ценностей и денег возлагалась на службу инкассации Государственного банка.
Фельдъегерская связь НКВД выполняла и специальные задания по линии военного ведомства, особенно в период проведения больших войсковых маневров РККА. В таких случаях создавались особые фельдъегерские полевые отделения, которые помогали осуществлять управление войсками, обеспечивая своевременную и надежную доставку секретных документов.
Огромная армия военных связистов-почтовиков прошла с войсками по дорогам Великой Отечественной войны. Уже на ее второй день Наркомат связи (НКС) развернул Главный военно-почтовый сортировочный пункт (ГВПСП) в зданиях двух школ, освободившихся в результате эвакуации детей из Москвы. На всех фронтах и в крупных административных центрах были созданы военно-почтовые сортировочные пункты (ВПСП), при каждой армии – военно-почтовые базы (ВПБ), а при штабах соединений, армий и фронтов – полевые почтовые станции (ППС, в последствии – ВПС), через которые и шла обработка почтовой корреспонденции, газет и журналов, листовок и агитационной литературы и доставка ее адресатам. Руководство всей сетью полевых почтовых учреждений фронтов и армий осуществляли соответственно Уполесвязи фронтов и инспектораты связи армий. Общее руководство возлагалось на Центральное управление полевой связи НКС.


Выдача корреспонденции на полевой почтовой станции в годы Великой Отечественной войны.
Основным содержанием работы органов военно-полевой почты являлись обработка, перевозка и доставка письменной корреспонденции, посылок, газет и журналов личному составу от высших штабов до самых маленьких подразделений, находившихся на фронте, а также перевозка и отправка писем и денежных переводов с фронтов в тыл страны.
Фельдсвязь применялась во всех звеньях управления – от штаба фронта до полка включительно. Она осуществлялась подразделениями подвижных средств связи (связь подвижными средствами), входивших в состав войск связи. Основными способами ее организации являлись: по оси, направлениям и круговым маршрутам. На больших расстояниях создавались направления с комбинированным использованием авиационных, наземных и водных подвижных средств. Вблизи командных пунктов и по оси связи развёртывались пункты сбора донесений, в составе которых имелись экспедиции для регистрации корреспонденции, транспортные средства, фельдъегери, сопровождающая охрана. При пунктах управления объединений оборудовались взлётно-посадочные полосы для приёма самолётов связи.
Секретная корреспонденция из центральных управлений Наркомата обороны (НКО) в адрес фронтов обрабатывалась I-й экспедицией НКО, которая сдавала ее в отдел фельдъегерской связи НКВД и спецсвязь НКС. До фронтов эта корреспонденция доставлялась сотрудниками этих органов по железной дороге и самолетами, выделяемых для этой цели НКО.
С 1 марта 1942 г. на все мешки с военной почтой крепились отличительные адресные ярлыки «Воинский», и они отправлялись в первую очередь.
Приказом наркома обороны № 0949 от 6 декабря 1942 г. «О реорганизации органов дислокационно-почтовой службы Красной Армии и военно-полевой почты» органы военно-полевой почты были изъяты из системы НКС и переданы в ведение начальника Главного управления связи Красной Армии (ГУСКА). 18 декабря 1942 г. приказом наркома обороны № 0964 «О создании в составе Главного управления связи Управления военной почты и отделов военно-полевой почты и складов связи армий» создается Управление военно-полевой почты ГУСКА на базе дисло-почтового отдела ГУСКА и Управления военно-полевой почты НКС, а отделы и отделения полевой связи НКС фронтов и армий реорганизуются в отделы и отделения военно-полевой почты управлений связи фронтов и отделов связи армий.
За НКС осталось только выделение специалистов для формирований полевой почты, а также снабжение их специальным почтово-техническим имуществом и эксплуатационным материалом централизованным порядком.
Порядок адресования корреспонденции в Красной армии и правила сношения войсковых частей и соединений с гражданскими организациями и частными лицами в годы войны изменялся два раза: 5 сентября 1942 г. и 6 февраля 1943 года. Последний был введен приказом заместителя наркома обороны № 0105. Он ввел новую систему условных наименований управлений, объединений, соединений, частей и учреждений Действующей армии, а также строевых частей военных округов. Вместо трехзначных стали пятизначными условные номера частей, названные словосочетанием «Войсковая часть – полевая почта». Эта система себя полностью оправдала, сохранилась до конца войны, используется она и сейчас.
Почтовая корреспонденция и периодические издания, поступающие из тыла страны, обрабатывались и сортировались на ВПСП и ВПБ, после чего направлялись ППС соединений, где их получали почтальоны частей и вручали воину. С фронта в тыл почтовая корреспонденция следовала в обратном направлении. При этом нередко путь почтальона от ППС к блиндажам и окопам составлял десятки километров и проходил под пулями врага. Несмотря на все трудности, благодаря самоотверженной работе почтовых предприятий НКС и частей и подразделений военно-полевой почты НКО, почтовая связь внутри страны, тыла с фронтом, фронта с тылом, поддерживалась регулярно, и письмо на фронт доставлялось на четвертые сутки. Письма и газеты, полученные на фронте, по образному выражению работников военно-полевой почты, по своему значению не уступали боевому снаряду. «Правда» 18 августа 1941 г. писала: «Важно, чтобы письмо бойца родным, письма и посылки бойцам, которые идут со всех концов страны, не задерживались по вине связистов. Каждое такое письмо, каждая такая посылка именем отцов, матерей, братьев и сестер, родных и знакомых, именем всего советского народа вливают новые силы в бойца, вдохновляют его на новые подвиги». И они не задерживались, т. к. малейшая задержка воинской корреспонденции, засылки, брак в обработке расценивались, как должностное преступление, со всеми вытекающими последствиями. Для военной почты по последствиям это было как приказ «Ни шагу назад!» на передовой.
Транспортировку газет из центра осуществлял авиаполк ГлавПУРа, самолеты Гражданского воздушного флота, а также, в порядке догрузки, самолеты авиадивизии ГУСКА, обеспечивающей связь Москвы с фронтовыми пунктами сбора донесений.

Формирование почтового груза в годы Великой Отечественной войны.
Работники военно-полевой почты под руководством наркома связи, заместителя наркома обороны, начальника ГУСКА маршала войск связи И.Т. Пересыпкина и начальника Управления военно-полевой почты ГУСКА генерал-майора Г.И. Гнедин в годы войны выполнили колоссальный объем работы по пересылке и доставке воинских почтовых отправлений. В Действующую армию ежемесячно доставлялось до 70 млн. писем и более 30 млн. газет, а ГВПСП принял, обработал и отправил более 100 тыс. тонн почтовых грузов, 843 млн. писем, 2,7 млрд. листовой, плакатов, брошюр и книг, 753 млн. экземпляров газет и журналов.
Также было принято и отправлено 3 млн. посылок. С 1 января 1945 г. в ВПС был открыт прием личных посылок от красноармейцев, сержантов, офицеров частей, соединений и учреждений, а также от генералов действующих фронтов Красной Армии для отправки в тыл страны. Их отправка производилась не более одного раза в месяц в размерах: для рядового и сержантского состава – 5 кг, для офицерского – 10 кг и для генералов – 16 кг.
Воинские посылки от красноармейцев и сержантского состава принимались бесплатно, от офицерского состава и генералов за плату по 2 рубля за килограмм. При этом посылки принимались с объявленной ценностью: от рядового и сержантского состава – до 1000 рублей, от офицеров до 2000 рублей и от генералов – до 3000 рублей с взиманием страхового сбора по действующему тарифу.
Для приема почтовых посылок начальником ГУСКА маршалом войск связи И.Т. Пересыпкиным были созданы: в составе ВПС соединений – отделение почтовых посылок из трех человек; в составе армейских ВПС 1-го и 2-го эшелонов – отделение посылок из двух человек в каждой; в составе армейских ВПБ – отдел посылок из 15 человек; в составе фронтовых ВПС 1-го и 2-го эшелонов – отделение посылок из двух человек в каждой; в составе фронтового ВПСП – отдел посылок из 20 человек.
Прием посылок на фронтах и отправка их адресатам вызвала много трудностей. В Европе отсутствовало регулярное почтово-пассажирское железнодорожное движение, не было учреждений перевозки почт, которые выполняли эту работу на территории СССР. Военно-полевая почта за границей не имела возможности производить детальную сортировку посылок и направлять их в стационарные предприятия НКС для доставки адресатам. Это приводило к их скоплению на ВПСП фронтов, задержке отправления и даже захвату противником. Так, в 1945 г. во время немецкого контрудара у озера Балатон с одной из ВПБ 3-го Украинского фронта не успели вывезти 1,5 тыс. скопившихся там посылок, и они попали в руки к немцам.
Маршалом Пересыпкиным было принято решение все поступающие на ППС посылки концентрировать на ВПСП фронтов, затем отправлять их специальными железнодорожными транспортами в Ригу, Ленинград, Мурманск, Минск, Киев и Москву. Там они сортировались и отправлялись своими обычными путями в местные предприятия связи НКС.
Но никто не предполагал, что будет такой колоссальный объем нагрузки на почту. В первые дни, после разрешения отправлять посылки с фронта, в полевые почтовые учреждения их стало поступать десятки тысяч, то через несколько недель – миллионы. Так, если в январе 1945 г. с 3-го Белорусского фронта было отправлено 27 149 посылок, то в феврале – 197 206, а в марте – 339 965. Москва, хотя и с большим напряжением, но справлялась с резко возросшим объемом работы. Однако в других городах возникли сложности. Особенно острое положение создалось на Киевском железнодорожном узле, где скопилось более 500 вагонов с посылками, заполонивших все пути и нарушивших нормальную работу этого узла. Для ликвидации этого затора и нормализации работы узла в Киев выехал маршал И.Т. Пересыпкин. Он привлек для разгрузки вагонов, рассортировки посылок всех работников городских предприятий связи, курсантов Киевского военного училища связи, чтобы отправить посылки по указанным адресам
Работа с посылками является только одним из примеров деятельности военно-полевой почты, которая характеризует и характер, и объем ее работы в годы войны. Ее личный состав самоотверженно нес свою скромную службу и в штабах и в боевых порядках войск, нередко под огнем артиллерии и во время бомбардировок противника, выполняя свой долг перед Родиной. Заместитель начальника ВПС № 57280 Мария Павловна Перканюк вспоминала: «Я не убила ни одного немца, но в моем сердце было столько ненависти к врагу и боли за Родину, что каждый удар почтовым штемпелем, казался мне ударом по фашистам».


Памятник военному почтальону. Скульптор А.И. Игнатов. Открыт в Воронеже 7 мая 2015 г.
7 мая 2015 г. у здания воронежского Главпочтамта открыт первый в России памятник военному почтальону работы скульптора А. Игнатова Студии военных художников имени М.Б. Грекова, в котором запечатлен почтальон Воронежского фронта ефрейтор Иван Леонтьев.
В послевоенное время по мере сокращения численности ВС СССР и расформирования частей уменьшилось количество учреждений военно-почтовой связи. В марте 1946 г. Управление военно-полевой почты было переименовано в отдел военно-полевой почты Управления начальника войск связи Сухопутных войск ВС СССР, с апреля 1948 г. – в отдел военно-полевой почты Управления начальника войск связи Советской армии, с октября 1958 г. – в Службу военной почты Управления войск связи Минобороны СССР.
16 января 1965 г. в соответствии с решением Генерального штаба ВС СССР было осуществлено организационное объединение подразделений, органов и учреждений военной почты в единые органы и учреждения фельдъегерско-почтовой связи и сформирована Служба военной почты Министерства обороны СССР.
В июле 1966 г. Служба военной почты Министерства обороны СССР была переименована в Службу фельдъегерско-почтовой связи Министерства обороны СССР.
1 июля 1971 г. в ВС СССР было развернуто 39 узлов и 199 станций фельдъегерско-почтовой связи. В 1990-е годы система ФПС ВС насчитывала 44 узла и 217 станций ФПС. Обрабатывалось более 10 миллионов секретных отправлений в год. Штатная численность узлов и станций ФПС составляла 3.954 тыс. человек.
В феврале 1991 г. Служба фельдъегерско-почтовой связи (Министерства обороны СССР) была переформирована в Управление фельдъегерско-почтовой связи Министерства обороны СССР, а в июне 1992 г. – в Управление фельдъегерско-почтовой связи ВС РФ.
С апреля 2012 г. Управление фельдъегерско-почтовой связи ВС РФ входит в состав Главного управления связи ВС РФ.
В послевоенное время специалистами фельдъегерско-почтовой связи ежедневно обеспечивались почтовой связью советские военнослужащие, проходящие воинскую службу в ГДР, Польше, Чехословакии, Венгрии, Монголии, Вьетнаме, Анголе, на Кубе. Особая страница в истории фельдъегерско-почтовой связи – это ее работа в Ограниченном контингенте советских войск в Республике Афганистан и группировке войск в Чеченской Республике.

Станция фельдъегерской почтовой связи в Афганистане, аэропорт Кабула, 1987 г.
Сеть фельдъегерско-почтовой связи ВС РФ в настоящее время насчитывает более 150 узлов ФПС (штабов военных округов, флотов, объединений) и станций фельдъегерско-почтовой связи (соединений и гарнизонов). Кроме этого воинская корреспонденция доставляется в российские войска, дислоцирующиеся в Армении, Белоруссии, Таджикистане, Казахстане и Абхазии. Всего в состав сети входит около 2000 военнослужащих, контрактников и гражданского персонала, порядка 300 единиц аппаратных фельдъегерско-почтовой связи. Всего в Вооруженных Силах организовано более 1000 маршрутов (авиационных, железнодорожных, автомобильных и пеших) общей протяженностью более 150 тыс. км. К узлам и станциям ФПС приписано на обслуживание около 10 тысяч воинских частей и организаций МО РФ. Ежегодно узлами и станциями ФПС ВС России обрабатываются и доставляются более 3 млн. (это около 5 тыс. тонн) только простых служебных почтовых отправлений.
Неоценимый вклад в становление и развитие Службы внесли ее начальники – генерал-майор Г.И. Гнедин (1941–1945), полковники Ф.Ф. Степанов (1958–1961) и Б.П. Мелков (1961–1972), генерал-майор В.В. Тимофеев (1972–1988), генерал-лейтенант Э.Г. Островский (1989–1990), генерал-майор В.Д. Дурнев (1990–2006), полковник Л.А. Семенченко (2006 – н/в); офицеры – полковники Г.А. Присяжный, П.М. Титченко, Н.М. Кожевников, А.И. Черников, В.В. Василенко, Б.Ф. Фицурин, генерал-майор внутренней службы А.Н. Сальников, а также ныне служащие офицеры – капитан I ранга Ф.З. Минниханов, полковники – А.А. Желябин, А.Б. Сузий, И.А. Шахов и многие другие. Им и их ним подчиненным принадлежит огромная заслуга в обеспечении посредством почты связи миллионам людей нашей страны со своими родными и близкими.
Действующая в настоящее время в ВС РФ фельдъегерско-почтовая связь в историческом плане является преемницей полевой почты, впервые созданной 30 марта (10 апреля) 1716 г. великим российским реформатором, императором Петром I. Эта мощная, надежно управляемая, мобильная структура способна успешно решать все поставленные перед ней задачи и по-прежнему является самым достоверным, надежным, эффективным и, главное, необходимым для управления войсками видом связи.

«А для тебя, родная, есть почта полевая!» ­ с давних пор пели солдаты. Но и сегодня нередко можно услышать эту душевную песню­-марш «В путь», написанную композитором В. Соловьевым­-Седым на стихи поэта М. Дудина из популярного в свое время кинофильма «Максим Перепелица». И, услышав щемящее знакомую, тревожащую сердце призывную мелодию этой песни, каждый, кто служил в прежние времена, невольно вспомнит свою армейскую юность. Не только трудные походы, марши, но прежде письма ­ нежные и добрые, которые так ждали из дома, от любимых. Их всегда и в любых условиях доставляла полевая почта. День, когда солдаты получали письма, превращался в настоящий праздник. За радостные вести люди готовы были даже расцеловать почтальона и сплясать, чтобы получить письмо!

Военная почта была необходима всегда, она существует на протяжении столетий. В нынешнем году исполнилось три века, как Петр I утвердил Устав воинский, который обязывал иметь при войске полевую почту, так как «многие корреспонденции к ради различных случаев и дел отправлены имеют быть»…

ОТ ПЕТРА I ДО НАШИХ ДНЕЙ

Нынче правопреемницей полевой почты в Вооруженных Силах России является фельдъегерско­почтовая связь. Руководит ею начальник Управления ФПС Главного управления связи ВС РФ Леонид Алексеевич Семенченко. Он рассказал много интересного из истории возглавляемой им структуры. Так, издавна на протяжении длительного времени существования Российской армии действовавший в ее составе фельдъегерский корпус являлся специальной воинской частью, обеспечивавшей доставку наиболее важной корреспонденции как в интересах государственного управления, так и военного. Наряду с фельдъегерским корпусом в русской армии продолжала функционировать и полевая почта.

В зависимости от потребностей состав полевой почты менялся. Например, в русско­-японскую войну 1904 ­ 1905 годов она состояла из двух главных полевых почтовых контор и соответственного числа аналогичных подразделений при штабах армий и корпусов. В Первую мировую войну было организовано уже 10 главных почтовых контор, кроме того, 16 аналогичных структур действовало при штабах армий и 75 ­ при штабах корпусов.

В Красной армии в мае 1918 года была создана служба внешней связи, которая обеспечивала доставку адресатам правительственной и воинской корреспонденции. С октября 1919 года руководство всей военной и полевой почтовой связью перешло в ведение Управления связи РККА.

В тяжелейшие годы Великой Отечественной войны была объединена в одних руках гражданская и военная связь. В кратчайшие сроки улучшили организацию и схемы доставки почты, привлекли опытных специалистов и технику. В армии была сформирована разветвленная система военной почтовой связи, которая обеспечивала бесперебойную доставку в войска и с фронтов в тыл колоссальных объемов почтовых отправлений и периодической печати. Только в действующую армию ежемесячно доставлялось около 70 млн писем и более 30 млн. экземпляров газет, в том числе и флагман центральной военной печати ­ газета «Красная звезда».

­ Письма на фронте ценились, как хлеб, как воздух. И чтобы доставить бойцам весточку из дома, армейским почтальонам пришлось пролить немало пота и крови. В знак огромной благодарности им в год 70­летия Великой Победы по инициативе Общероссийского профсоюза работников связи в Воронеже был открыт первый в России памятник фронтовому почтальону, ­ отметил Леонид Семенченко.

Прототипом для его создания послужил ефрейтор Иван Леонтьев, экспедитор­-почтальон 333-­го стрелкового полка 6-­й Краснознаменной стрелковой дивизии Воронежского фронта, который под шквальным огнем доставлял почту на передовые позиции войск. Добавим, что вес груза, который приходилось переносить военному почтальону на фронте, примерно был равен весу пулемета. На фронте письмо от близких было единственной ниточкой, связывающей бойца с дорогим сердцу домом. За то, чтобы доставить эти письма, военные «почтари», мотавшиеся по всей передовой, нередко платили своими жизнями. Пример тому ефрейтор Иван Леонтьев. В мае 1943 года он был награжден медалью «За боевые заслуги», а спустя семь месяцев, в январе 1944 года, пал смертью героя.

В Вооруженных Силах СССР фельдъегерская служба действовала самостоятельно вплоть до 1964 года, а начиная с января 1965 года связь подвижными средствами (доставка секретной корреспонденции фельдъегерями) и военно­почтовая связь были объединены в единые органы и учреждения фельдъегерско-­почтовой связи. Спустя год Служба военной почты была переименована в Службу фельдъегерско­-почтовой связи Министерства обороны СССР, которая обеспечивала почтовыми отправлениями все войска. В том числе Ограниченный контингент советских войск в Афганистане, в боевых условиях.

ФПС КабулЛеонид Семенченко -начальник Управления ФПС

С 1992 года было образовано Управление фельдъегерско-­почтовой связи Вооруженных Сил Российской Федерации. В июле 2012 года оно вошло самостоятельным управлением в состав Главного управления связи ВС РФ. В прошедшие годы «новой истории» военнослужащим ФПС также пришлось быть на передовой, обеспечивая почтовой связью группировку войск в ходе контртеррористической операции на Северном Кавказе.

В настоящее время сеть фельдъегерско-­почтовой связи Вооруженных Сил, как отметил Леонид Алексеевич Семенченко, насчитывает более 150 узлов и станций ФПС (штабов военных округов, флотов, объединений, соединений и гарнизонов). Кроме этого, корреспонденция доставляется в воинские части, дислоцирующиеся в Армении, Белоруссии, Казахстане, Киргизии, Таджикистане, Сирии. Всего в состав сети входят около 2000 военнослужащих и гражданского персонала, порядка 300 единиц аппаратных фельдъегерско­-почтовой связи.

В Вооруженных Силах организовано более 1000 маршрутов (авиационных, железнодорожных, автомобильных и пеших) общей протяженностью более 150 тысяч км. К узлам и станциям ФПС приписано на обслуживание около 10 тысяч воинских частей и организаций Минобороны России. Ежегодно узлами и станциями ФПС обрабатывается и доставляется более 3 млн только простых служебных почтовых отправлений.

В КРУГОВОРОТЕ ЗАБОТ

Каковы они, будни работников военной почты? Об этом расскажем на примере одного из 150 подразделений ФПС ВС РФ ­ узле фельдъегерско­почтовой связи Западного военного округа, где начальником капитан Евгений Киясов.

Здесь рабочий, служебный день для большей части личного состава проходит в замкнутом пространстве, как на подводной лодке, труд каждого заметен. На узле служат офицеры, солдаты по призыву, гражданский персонал и контрактники. Но к сортировочным столам в случае большого наплыва корреспонденции становится каждый независимо от должности. Совместный дружный труд особенно сплачивает людей. В коллективе поддерживается теплый, добрый микроклимат. Люди здесь много лет трудятся вместе.

Например, сортировщик почтовых отправлений Людмила Миронова в фельдъегерско­-почтовую службу пришла 42 года назад, а на узле связи округа она трудится почти тридцать лет. Ее коллега Елена Давыдова здесь почти 15 лет. Они досконально знают тонкости работы на многих должностях. А сколько отправлений прошло через их руки? Сотни тысяч? Не сосчитать. Никакой электронный документооборот не заменит этот очень консервативный, но надежный и достоверный вид связи. Потому не случайно фельдъегерям доверяют оригиналы самых секретных документов.

­ Как бы ни развивались электронные формы документооборота, альтернативы ФПС не будет, ­ с уверенностью отметил капитан Евгений Киясов. ­ Ведь каждое отправление ­ это своя история, тщательно зафиксированная. Путь письма или посылки можно отследить, причем поэтапно, с конкретной фамилией «передаточного звена» на каждом отрезке времени и пространства.

Начальник узла и его заместитель капитан Александр Флягин много внимания уделяют тщательному отбору и подготовке водителей. Ведь ездить «почтарям» приходится в любых условиях, как по загруженным городским маршрутам, так и по ухабистому бездорожью полевых дорог, на самые разные расстояния.

­ Нам, как и саперам, ошибаться нельзя, ­ говорит капитан Евгений Киясов. ­ Достаточно одного неумелого водителя, и сорвутся сроки передачи отправлений. Первым делом для молодых специалистов организуется основательная подготовка, потом они изучают разные маршруты, как городские, так и дальние. Времени на раскачку нет, каждый день на счету. А в самом начале мы с Александром Флягиным устраиваем совместное собеседование с каждым из кандидатов, затем они обязательно проходят отбор у бригадного психолога.

Зона ответственности велика. В ведении коллектива узла ФПС ЗВО ­ все отправления штаба округа, только по Санкт­Петербургскому гарнизону прописаны несколько десятков воинских частей. Это означает и большое количество маршрутов разной протяженности. Невозможно сорвать работу людей, задействованных на обработке и пересылке корреспонденции, в том числе и секретной. Только через руки начальника отделения отдела почтовой связи прапорщика Ольги Кондратьевой проходят тысячи отправлений…

Никто, вероятно, не сумеет придумать конкурс на лучшего фельдъегеря или даже экипаж. При этом вопросе капитан Евгений Киясов озадаченно перечисляет: есть норматив развертывания узла и контрольные сроки для отправки корреспонденции, а еще нормативы общевойсковой подготовки. В повседневной деятельности всегда имеются нюансы, которые не уложить в состязание, ведь поток почты не остановить. Поэтому любой конкурс на лучшего специалиста фельдъегерско-­почтовой службы вряд ли будет труднее повседневной работы.

Наконец, ни одно заметное мероприятие боевой подготовки не обходится без участия фельдъегерей. Они действуют на всех учениях, в условиях, приближенных к боевым. Подчиненные капитана Евгения Киясова неоднократно удостаивались благодарностей командования за успешное выполнение задач. Например, когда они на совместном учении взаимодействовали с узлом фельдъегерско=­почтовой связи Республики Беларусь. Также отрабатывали свои задачи по взаимодействию с узлами ФПС армий, а они в свою очередь организовывали непосредственное взаимодействие с почтовыми станциями и воинскими частями.

­ Безусловно, на сегодняшний день в организации службы ФПС произошли большие изменения, обусловленные техническим прогрессом. Но суть нашей службы, то есть доставка почтовых отправлений своими силами и средствами подвижных средств связи, осталась неизменной, ­ отметил Евгений Киясов. ­ И по­прежнему кроме секретной документации, а доставка ее ­ основная задача военных фельдъегерей, в войска поступают и обычные письма, бандероли и посылки от родных и близких военнослужащих. Кстати, самое маленькое почтовое отправление, которое везут фельдъегеря, ­ это пакет весом в несколько граммов, а самое большое ­ контейнер до 300 килограммов.

Хочется пожелать удачи ему и его коллегам в их трудной и беспокойной работе. Можно сказать, в вечном движении на многочисленных и ответственных почтовых маршрутах…

ТЕХНИКА НА СЛУЖБЕ ПОЧТЫ

Трудно придумать новшества в области технологий обработки или сортировки почты. Они есть, к примеру, на «Почте России» и в области больших грузоперевозок. У военных же фельдъегерей нет достаточного объема для подобных мощностей, по­прежнему эта работа, как и учет каждой единицы корреспонденции, ведется вручную.

Тем не менее внедряются компьютерные программы. Для сокращения времени оформления отправок имеются штемпелевальные машины. А главное, ведется разработка новых, наиболее дешевых, безопасных и коротких маршрутов ­ от отправителя к получателю.

Технический прогресс также проявляется в том, что многие аппаратные оснащены теперь навигационной системой ГЛОНАСС. В результате нововведения контрольно­диспетчерская служба узлов ФПС имеет возможность отслеживать прохождение груза по маршруту. Однако новинки внедряются с некоторой долей осторожности ­ не надо забывать о степени секретности части отправок. Поэтому введение новшеств и происходит с обоснованным запозданием.

В свое время ноу­хау считались около десятка аппаратных. Так, в 1986 году эффективно использовался комплекс «Посыльный», включавший три аппаратных на базе автомобиля ГАЗ­-66. Сейчас новым словом техники стал комплекс «Прагматик» на базе двухосного КамАЗа, состоящий из трех аппаратных. Это доставочная аппаратная П­-90 (с отсеками для секретных и почтовых отправлений, не совсем удобная для городских условий, зато отлично себя зарекомендовавшая в полевых условиях); аппаратная П­-91 ­ для обработки всех видов отправлений в полевых условиях (с сортировочными шкафами, местами для оператора и начальника станции, удобная для управления целым узлом ФПС) и аппаратная П­-92, предназначенная для почтовых отправлений.

Рабочее место оператора службы ФПС ­ это компьютер с монитором, принтер, сканер для сканирования штрих­кода и весы для взвешивания каждой единицы отправки. Это и есть основное «оружие» фельдъегеря. Ко всему этому имеется комплект документации по методам обработки секретных и почтовых отправлений, которую офицер обязан знать. Как и деление текущей корреспонденции по степени секретности.

Основной учет отправок ведется вручную. Есть дублирующие ведомости в служебном компьютере, однако от основных реестров никто отказываться не собирается. Ведь электроника ­ вещь не всегда надежная, особенно в полевых условиях. Поэтому необходимо знать, как вести суточные ведомости, документы боевой подготовки ­ и вручную тоже.

Следует заметить, что новые технологии внедрены и в организацию учебного процесса будущих фельдъегерей в Военной академии связи имени С.М. Буденного. Соответствующая аудитория оборудована компьютерами, подключенными к внутренней сети, и каждый курсант может в часы самоподготовки воспользоваться лекционными материалами, огромным количеством всевозможных пособий.

Теперь самое время посмотреть, как готовят в Академии связи будущих специалистов ФПС.

ДЕВУШКИ­-УМНИЦЫ

Один из трех учебных взводов будущих фельдъегерей третьего курса Военной академии связи имени С.М. Буденного состоит исключительно из девушек. «Возможно, в недалеком будущем именно они и возглавят этот вид связи», ­ сказали нам в академии. Что ж, значит, для такого прогноза специалистов есть основания! В общем, поживем ­ увидим.

Каждая из девушек преодолела серьезную конкуренцию при поступлении. Кстати, среди них конкурс выше, чем у юношей. Они выдержали не только экзамены, но и курс общевойсковой подготовки. И ради офицерской стези сумели отказаться от обычных девичьих радостей ­ набора яркой косметики, ведь курсанту дозволено лишь немного туши для ресниц и неяркой помады. Никаких теней и лаков для ногтей, никаких модных стрижек ­ все должно быть по уставу. Девушки-­военнослужащие носят аккуратно заплетенные косы с бантами определенного цвета. Их курсу достались бантики зеленого цвета. Нынешние первокурсницы носят коричневые, второкурсницы ­ синие, третьекурсники ­ зеленые, а на четвертом ­ фиолетовые, причем неярких оттенков.

Привыкли со временем и к строгому распорядку, в котором остается мало личного времени. С утра ­ три академические пары. После обеда ­ часы самоподготовки. Запоминать нужно очень много. А главное, жесткая самодисциплина, чтобы постоянно заставлять себя успевать усваивать знания, ведь объем поистине огромный. Не до кино и развлечений ­ только учеба, освоение специальности. Но все это ради достойного будущего в погонах, и девушки­умницы не останавливаются ни перед какими препятствиями. Тем более теперь, на старшем курсе, когда трудности становления остались позади, а впереди ясно выстраиваются заманчивые перспективы офицерской службы.

Беседуем с курсантом Юлией Богдановой, сидящей перед экраном компьютера. На нем ­ сложная таблица, просто рябит в глазах. Для Юлии же здесь все понятно, это часть военно­научной работы по кафедре.

­ Мы же еще и специалисты по многоканальной связи, ­ пояснила она. ­ Должны уметь не только фельдъегерскую, но и проводную связь обеспечивать.

Около 500 учебных часов выделяется для изучения организации фельдъегерско­почтовой связи, из них более 150 ­ на самоподготовку. Сюда входят и теория, и практика. В поле, на практике, изучаются аппаратные. Кстати, в академии практика проходит на самом новейшем оборудовании, аппаратных П­390М2М.

­ Среди изучаемых курсантами дисциплин больше математики, а также бухгалтерия, экономика и логистика, ­ рассказывает старший преподаватель дисциплины «Организация фельдъегерско­-почтовой связи» кафедры организации связи подполковник Станислав Федоров. ­ Офицеры должны уметь просчитывать объемные показатели, вычислять коэффициент платы за ценные и заказные письма и посылки, денежные переводы и телеграммы.

Надо сказать, что хрупкость девушек обманчива, они отлично тренированы и выносливы. Кроме обычного курса физподготовки каждая из них обучается и защите сопровождаемого почтового груза от вероятного захвата.

Кстати, спортсмены академии связи славятся в Вооруженных Силах. Среди них известны спортивными достижениями курсанты Артем и Олег Фатхарисламовы, Всеволод Фоминых ­ тоже будущие фельдъегеря. Для занятий по физподготовке и проведения тренировок на территории академии созданы оптимальные условия, включая современный спорткомплекс и бассейн.

Младший сержант Ирина Певнева, курсанты Ксения Щипанова, Ирина Седунова, Анастасии Шапкина, Юлия Богданова и другие ­ все они считают, что выбрали специальность по призванию. Половина их группы ­ представители военных династий, с детства мечтали об офицерских погонах.

­ Думаю, сумею перерасти отца, ­ улыбается Ирина Седунова. Она из династии фельдъегерей. Отец, старший прапорщик, поначалу противившийся выбору дочери, сейчас рад потенциалу ее роста. И это сблизило их еще больше.

Понемногу разговорившись, девушки откровенничали все больше. В том числе о личном ­ о том, насколько учеба в военном вузе меняет взгляды на жизнь. Отметили, что изменилась система взаимоотношений с окружающими: оценивается не форма общения, а ее суть. Ведь за сухими словами преподавателей скрыты доброжелательность и масса новой информации, которую необходимо усвоить.

По словам подполковника Станислава Федорова, курсанты группы фельдъегерей по­особому дружны, в коллективе есть полное взаимопонимание. Не по мановению волшебной палочки все это произошло, а постепенно, познавая друг друга, девчата стали притягиваться. И первые увольнения, и праздники, и дни рождения здесь проводят в коллективе. Кажется, именно в курсантские годы и начинается то, что отличает подразделения фельдъегерской почтовой службы: особая дружественная атмосфера.

Создается впечатление, что в среднем офицер ФПС ­ интеллектуально и физически развитая личность, скрупулезная в делах, с мышлением как минимум экономиста, с задатками лидера, преданная своей стране и прекрасно владеющая личным оружием. Добавим к этому ­ будущий фельдъегерь и немного романтик по натуре, готовый к дальним дорогам и «колесной» жизни на трудных, «вседорожных и всепогодных» почтовых маршрутах…

­ Так точно, ­ улыбнулся подполковник Станислав Федоров. ­ Ведь каждый из нас целиком и полностью отвечает за документ, и не один, при пропаже которого будет нанесен существенный ущерб. Ответственность велика. Поэтому всегда тщательно проверяется кандидат на эту службу на предмет судимости даже родственников. Учим курсантов всему, с чем они столкнутся в ходе самостоятельной службы в будущем.

До того как стать старшим преподавателем академии по дисциплине «Организация фельдъегерско-­почтовой связи», подполковник Станислав Федоров, выпускник Новочеркасского высшего военного училища связи, прошел большую армейскую школу, участвовал в боевых действиях. В ходе контртеррористической операции на Северном Кавказе с октября 1999 года подчиненные старшего лейтенанта Федорова в течение семи месяцев обеспечивали бесперебойную связь, решали задачи по предназначению. За проявленное высокое профессиональное мастерство, личное мужество и отвагу Станислав Георгиевич досрочно получил звание капитана и медаль Суворова…

И вот уже несколько лет вместе с полковником в отставке Владимиром Чеботаревым в академии они готовят высококвалифицированных специалистов ФПС для всех Вооруженных Сил России.

Что ж, достойные преподаватели, достойные курсанты ­ значит можно верить и в достойное будущее. Удачи вам, фельдъегери!

Почтовая марка в честь 300-летия ФПС

В заключение приведем слова начальника Управления ФПС Главного управления связи ВС РФ Леонида Семенченко:

­ Фельдъегерско­почтовая связь в настоящее время по­прежнему надежный, эффективный и, главное, крайне необходимый для управления войсками вид связи. Специалисты ФПС, верные славным традициям старших поколений, днем и ночью, в любых условиях, нередко сопряженных с риском для жизни, с честью выполняют свой служебный и воинский долг.

Подготовили

Евгения НИКОЛАЕВА.

Низамидин КАИНБЕКОВ.

Фото авторов и из архива узла ФПС ЗВО

Кто такие фельдъегеря и чем они занимаются?

17 декабря свой профессиональный праздник отмечают сотрудники Государственной фельдъегерской службы России. АиФ.ru рассказывает, чем они занимаются.

В чём заключается работа фельдъегеря?

Фельдъегерь* — это курьер, которому поручено доставлять важнейшие государственные документы.

В число основных задач, возложенных на ГФС России, входят:

Флаг органов Федеральной фельдъегерской связи Российской Федерации, 2001 г. Фото: Commons.wikimedia.org

  • доставка корреспонденции Президента РФ, органов законодательной, исполнительной и судебной власти Российской Федерации и её субъектов, членов Совета Федерации, депутатов Государственной Думы, депутатов законодательных (представительных) органов субъектов Российской Федерации, органов военного управления, администраций промышленных и военных объектов, имеющих особо важное государственное значение, в административные центры субъектов РФ и обратно;
  • доставка за рубеж корреспонденции, технической документации, образцов промышленных изделий по решениям Правительства РФ; доставка корреспонденции глав государств и глав правительств, органов государственной власти государств СНГ;
  • доставка корреспонденции рабочих органов СНГ, расположенных на территории Российской Федерации.

Как работает служба?

В настоящее время срочная корреспонденция из Москвы доставляется в 62 административных центра Российской Федерации на следующий день после её вручения ГФС России (из них к 10:00 — в 26 административных центров, к 15:00 — в 32 административных центра, до 18:00 — в 11 административных центров), в 19 — на второй, в 3 — на третий день.

Фельдъегери осуществляют доставку корреспонденции по 112 постоянно действующим маршрутам: 60 авиационным, 36 железнодорожным и 16 автомобильным. Ежесуточно в самолётах и поездах находится около 300 сотрудников службы.

Штаб-квартира фельдъегерской службы находится в Москве, по улице Солянка, 8.

История создания службы в России

В России фельдъегерская служба появилась 17 декабря 1796 года, когда император Павел I подписал Указ о создании отдельного фельдъегерского корпуса. Корпус состоял из трёх рот, командира, шести младших офицеров и 80 курьеров. Личный состав фельдъегерей обеспечивал не только доставку приказов, донесений, ценных бумаг и посылок, но и безопасное сопровождение высокопоставленных лиц.

1987 год. Станция фельдъегерской почтовой связи в Афгане. Фото: Commons.wikimedia.org/ Кувакин Е.

Во время царствования императора Николая I, кроме доставки секретной корреспонденции, на фельдъегерей было возложено сопровождение всех особо опасных государственных преступников к месту их заключения.

После Февральской революции 6 марта 1917 года Фельдъегерский корпус принёс присягу на верность Временному правительству. Он продолжал выполнять все свои обязанности даже после событий октября 1917 года — вплоть до момента его официального расформирования в январе 1918 года. В 1921 году Фельдъегерский корпус переименовали в Фельдъегерскую часть при Управлении делами ВЧК.

Во время Великой Отечественной войны была организованная «Лётная группа», которая стала главным связующим звеном между ставкой Верховного главнокомандования и фронтом. Всего за годы войны сотрудники фельдсвязи совершили 13 000 боевых вылетов, налетали свыше 100 000 часов и покрыли расстояние свыше 25 млн км.

После войны служба перешла в подчинение вновь образованного Министерства внутренних дел СССР. На неё дополнительно были возложены обслуживание Совета министров СССР, доставка корреспонденции оборонных министерств и государственных комитетов на объекты, имеющие важное государственное значение, и доставка за границу документации и изделий, предназначенных странам социалистического лагеря.

В 1968 году службу преобразовали в Управление фельдъегерской службы при Министерстве связи СССР, которому в оперативном плане подчинялись подразделения фельдсвязи союзных республик, краёв и областей. На управление возлагалось обслуживание центральных партийных органов, правительственных учреждений, режимных объектов оборонного значения, Министерства обороны, а также государственных комитетов при Совете министров СССР. К концу 1970-х годов фельдъегерские маршруты пролегали в 32 страны Европы, Азии, Африки и Латинской Америки.

После распада СССР ведомство было преобразовано в Государственную фельдъегерскую службу РФ.

Впервые фельдъегеря появились в 1742 году в Пруссии. Название представителя профессии происходит от немецкого Feldjager, Feld в этом слове означает «поле», а Jäger — «стрелок».

Военно-почтовая служба в годы Великой Отечественной войны

Начиная с первых дней Великой Отечественной войны, когда большая часть мужского населения покинула свои дома и вступила в ряды Советской Армии, единственной ниточкой, дающей возможность получить хоть какую-нибудь весточку из дома, стала почтовая связь. Срочная мобилизация зачастую не давала возможности даже попрощаться с родными перед отправкой на фронт. Хорошо, если кому-то удавалось отослать домой почтовую карточку, с номером своего эшелона. Тогда близкие люди могли хотя бы прийти и попрощаться на вокзале. Но иногда и такой возможности не было, семьи моментально разлучались на долгие месяцы и даже годы, вынужденные жить и сражаться, не зная ничего о своих родных. Люди уходили на фронт, в неизвестность, а их семьи ждали известий о них, ждали возможности узнать, живы ли их любимые.


Правительство прекрасно понимало, что для поддержания эмоционального духа бойцов на должном уровне необходимо обеспечить бесперебойную работу почты. Основная масса солдат была движима не только стремлением отстоять свою Родину и освободить ее от ненавистных оккупантов, но и желанием защитить самых дорогих людей, которые остались где-то далеко в тылу или на уже захваченной врагом территории. Руководство нашей страны осознавало, что одной из главнейших задач на самом страшном, начальном этапе войны является борьба с растерянностью и паникой, которая охватила миллионы советских граждан. А значительную поддержку и уверенность бойцам, помимо идеологической пропаганды, может дать налаженная связь с домом. Газета «Правда» в августе 1941-го года в одной из своих передовых статей писала о том, как важна для фронта отлаженная работа почты, так как «каждое полученное письмо или посылка придают бойцам сил и вдохновляют на новые подвиги».
По рассказам очевидцев, вовремя доставленное из дома письмо было для солдат Советской Армии гораздо важнее, нежели полевая кухня и прочие скромные блага фронтовой жизни. А тысячи женщин по всей стране часами караулили почтальонов в надежде на то, что они, наконец, принесут им известия от их мужей, сыновей и братьев.
После введения военного положения в стране вскрылся факт плохой организации работы службы связи, которая не могла должным образом обеспечить своевременную доставку даже важнейших сообщений и писем в расположения частей армий. Сталин называл связь «ахиллесовой пятой» Советского Союза, отметив при этом о необходимости поднимать ее на совершенно новый уровень в срочном порядке. Уже в первые дни войны он вызвал наркома связи СССР И.Т. Пересыпкина для доклада о разработанных срочных мерах по переводу государственной связи на военное положение. А для этого была необходима радикальная перестройка всех имеющихся средств связи, в том числе и почты.

Пересыпкин Иван Терентьевич появился на свет в 1904-ом году в деревне Протасово Орловской губернии. Его отец был бедным крестьянином, чтобы прожить уже в тринадцать лет Иван начал трудиться на шахте. В 1919-ом году он добровольцем вступил в набиравшую силу Красную Армию и воевал на Южном фронте против Деникина. После окончания гражданской войны Пересыпкин работал милиционером, а в 1924-ом году закончил Украинскую Военно-политическую школу и был командирован политбойцом в Первую кавалерийскую дивизию Запорожья. В 1937-ом Иван Терентьевич окончил электротехническую академию РККА и получил должность военного комиссара Научно-исследовательского института связи Красной Армии. 10 мая 1939-го он был назначен наркомом связи, в июле 1941-го – замом наркома обороны, а 21 февраля 1944-го года стал маршалом войск связи. В годы войны связисты под руководством Иваном Пересыпкина с честью решили множество сложнейших задач. Достаточно сказать, что было организовано более трех с половиной тысяч подразделений связи разного назначения, а численность этого вида войск выросла в четыре раза, достигнув почти одного миллиона человек. Каждый десятый советский солдат был связистом. Средства связи работали в четырнадцати стратегических оборонительных и тридцати семи стратегических наступательных операциях, 250 фронтовых наступательных и оборонительных операциях. После окончания войны до 1957-го года Пересыпкин командовал войсками связи, занимаясь их боевой подготовкой, развивая и совершенствуя новые средства связи, внедряя их в части и соединения. Умер Иван Терентьевич 12 октября 1978-го года и был похоронен на Новодевичьем кладбище Москвы.
Изменения были связаны в первую очередь с тем, что при доставке писем на фронт не существовало привычного для почтальона конкретного почтового адреса с указанием улицы и дома. Необходимо было выработать совершенно новые принципы работы почты, которые бы позволили быстро и безошибочно доставлять корреспонденцию в военные части, местоположение которых постоянно изменялось. Тем не менее, вследствие важности возможности быстрого и удаленного решения вопросов, связанных с управлением войсками, приоритет в модернизации средств связи был отдан телефонии и радио.
Начальник управления связи Красной Армии Гапич был снят Сталиным со своего поста, а все его обязанности были возложены на Пересыпкина, который теперь совмещал сразу две должности: начальника связи армии и заместителя наркома обороны, оставаясь при этом наркомом связи. Такое решение было вполне закономерно. Будучи энергичным и волевым человеком новый тридцатидевятилетний начальник связи был к тому же умелым и грамотным организатором. Именно он предложил, вопреки принятым нормам, призывать в действующую армию гражданских специалистов, которым было поручено в срочном порядке наладить неудовлетворительную работу военно-почтовой службы.
Неизвестно насколько удачно новый персонал справился бы с поставленными перед ним задачами, если бы не Его Величество Случай: в ходе одной из военных операций в руки советских военных попал устав полевой почтовой службы немецких войск. А поскольку почтовое обеспечение вермахта всегда находилось на должном уровне, то перевод и изучение такого ценного документа позволило уже через несколько недель успешно использовать технологию врага для нужд Советской армии. Однако использование грамотно разработанной немецкой модели не устраняло чисто советских проблем. В первые же недели войны почтовые работники столкнулись с банальной проблемой нехваткой конвертов. Именно тогда и появились письма-треугольники, народные письма, когда лист с письмом просто складывали в несколько раз, а на верхней стороне писали адрес получателя. Эти знаменитые символы надежды и прочной связи фронта с тылом часто упоминались авторами произведений о Великой Отечественной войне. Война не отняла у людей желание продолжать жить и любить. О мечтах и надеждах на то, что все наладится, а жизнь вновь войдет в привычное русло они и писали в своих письмах.
Письмо-треугольник представляло собой лист бумаги прямоугольной формы, загнутый сначала справа налево, а потом слева направо. Оставшаяся полоска бумаги вставлялась внутрь. Марка не требовалась, письмо не заклеивалось, так как все знали о том, что его будет читать цензура. На наружной стороне писался адрес назначения и обратный, а также оставлялось чистое место для отметок почтовых работников. Поскольку тетради были на вес золота, послание писалось мельчайшим почерком, заполнялось все пригодное пространство. Подобные письма-треугольники складывали даже маленькие дети, которые сооружали послание папке из обычного куска газеты. Если адресат к моменту доставки письма уже погиб, то на треугольнике делали запись о гибели, перечеркивали адрес назначения и возвращали обратно. Зачастую такой треугольник заменял «похоронку». В редких случаях, когда адресат числился без вести пропавшим или был расстрелян за трусость, письмо уничтожали. Если солдат был переведен в другую часть, попал в лазарет или госпиталь, то на месте для пометок ставили новый адрес. Некоторые такие переадресованные письма исчезали на долгое время, находя адресата уже через годы после войны.

Адрес на письме, которое необходимо было доставить на фронт, в начале войны писался как Д.К.А. – Действующая Красная Армия. Затем указывался порядковый номер ППС или полевой почтовой станции, номер полка и место службы солдата. Со временем использование такой системы адресов показало, что существует возможность раскрытия месторасположения действующих частей и подразделений. Захваченная врагом почта вблизи от расположения советских воинских группировок предоставляла ему всю информацию о месте их дислокации. Это, разумеется, было недопустимо. Согласно приказу наркома обороны была принята новая инструкция по адресованию почтовой корреспонденции для Красной Армии в военный период. После аббревиатуры Д.К.А. и номера ППС стал указываться специальный условный код военного подразделения, который был известен только тем, кто читал приказ о присвоении соответствующего номера конкретной военной части.
Частная жизнь советских граждан и до войны была предметом пристального контроля государства, и военное время никак не повлияло на сложившееся положение дел. Как раз напротив. Вся почта тщательно проверялась, цензура была тотальной, число цензоров увеличилось вдвое, а на каждую армию приходилось не менее десяти политконтролёров. Частная переписка родных людей больше не была их личным делом. Проверяющих интересовали не только содержащиеся в письмах данные о дислокации частей и их номерах, именах командиров и численности потерь, но и эмоциональный настрой бойцов действующей армии. Совсем не случайно почтовая цензура в годы войны подчинялась непосредственно СМЕРШу, Главному управлению контрразведки в Наркомате обороны СССР. Одним из самых «мягких» видов почтовой цензуры было вымарывание строчек, содержащих недопустимую для передачи, по мнению проверяющих, информацию. Зачеркивались нецензурные выражения, критика армейских порядков и любые отрицательные высказывания о положении в армии.
Известен эпизод из биографии писателя А.И. Солженицына, когда он зимой 1945-го года в письме Виткевичу изложил свое негативное отношение к правящей верхушке и позволил себе критику существующих порядков, за что вскоре поплатился свободой.
Цензорами на почте были в основном девушки, и часто случалось так, что из писем странным образом пропадали фотографии симпатичных молодых бойцов. Злоупотребляя, таким образом, своими служебные возможности, девушки заводили почтовые романы с понравившимися им корреспондентами. Война войной, а молодость брала свое. Обычным делом стали знакомства по переписке, в газетах можно было найти адреса тех, кто хотел бы переписываться с солдатом. Исключая отдельные случаи, как правило, продолжение этих виртуальных романов откладывалось до окончания войны.
Интересно также и то, что в военные годы письма на фронт доходили порой быстрее, чем в наши дни. Это объяснялось тем, что нарком связи добился исключительных условий для доставки армейской почты. Как бы плотно ни была закружена железная дорога, почтовые эшелоны пропускались в первую очередь, а их остановки считались недопустимыми. Кроме того, почта перевозилась с помощью всех имеющихся видов транспорта в зависимости от условий местности – в специальных почтовых вагонах, на кораблях, почтовых самолетах, автомобилях и даже на мотоциклах. Использование почтового транспорта для каких-либо прочих нужд было строго-настрого запрещено. Наравне с боевым обеспечением армии военным почтовым грузам был отдан приоритетный характер.
В ряде районов для доставки почты использовались почтовые голуби, которые беспрепятственно переносили секретные сообщения через линию фронта в тех местах, где самолет никогда бы не смог пролететь незамеченным. Немецкие снайперы даже пытались отстреливать несчастных птиц, для их уничтожения выпускались группы специальных ястребов, но большей части почтовых голубей все же удавалось успешно доставить информацию к месту назначения. Для уменьшения возможности обнаружения советскими учеными была выведена особая порода почтовых голубей, способных летать в ночное время суток.

Советским военным иногда удавалось перехватить почтовые грузы для немецкой армии. Тщательное изучение писем солдат противника свидетельствовало о том, что царившее в первый год войны бравурное настроение немецкой армии после холодов зимы 1941-го – 1942-го годов сменилось ощущением тревоги и неуверенности. В свободное от боевых действий время политруки устраивали массовое прочитывание немецких писем, что придавало солдатам Красной Армии дополнительные силы и уверенность в успехе их благого дела.
В 1941-ом накануне контрнаступления под Москвой советской разведке удалось сбить и захватить немецкий почтовый самолет с сотней тысяч писем на борту. После обработки сотрудниками СМЕРШа захваченной почты, данные были представлены маршалу Жукову. Полученная информация свидетельствовала о том, что в немецкой армии на данном участке фронта царят отчаянные пораженческие настроения. Немцы писали домой о том, что русские проявили себя как прекрасные войны, они отлично вооружены, дерутся с невиданной яростью, а война, наверняка, будет трудной и затяжной. На основе этих сведений Жуков издал приказ о немедленном наступлении.

Помимо доставки писем на почтовую авиацию была возложена миссия распространения агитационных листовок, которые должны были повлиять на психологический настрой немецких солдат и подорвать веру во внушаемые им командованием убеждения. Над содержанием листовок работала огромная «идеологическая машина». Прекрасным образцом является листовка «Спасение Германии в немедленном прекращении войны», написанная председателем Президиума Верховного Совета и в то же время талантливым пропагандистом Михаилом Калининым, который обладал исключительным даром убеждения. Немцы также со своей стороны периодически сбрасывали листовки или набивали ими гильзы и выстреливали в направлении советских окопов. Довольно часто эти бумажки печатались на папиросной бумаге хорошего качества в расчете на то, что какой-нибудь русский солдат непременно подберет ее для самокрутки и, разумеется, прочтет.
Хочется привести отдельные строки из листовки «Спасение Германии в немедленном прекращении войны»: «…Взгляните здраво и хоть немного поразмыслите – погибло два миллиона немецких солдат, не говоря уже о пленных и раненых. А победа еще дальше, чем была год назад. Гитлеру не жалко простых немецких людей, он угробит еще два миллиона, но победа будет также далека. Конец у этой войны только один – почти полное уничтожение мужского населения Германии. Женская молодежь никогда не увидит молодых немцев, ибо они умирают в снегах СССР, в песках Африки. Сдаваясь добровольно в плен, вы отмежевываетесь от преступной гитлеровской банды и приближаете конец войны. Сдаваясь в плен, вы сберегаете жизнедеятельное население Германии…». Таким образом, суть выдвинутого советской пропагандой лозунга не переходе в плен ради спасения жизни, а ради спасения своей родины.
Основное количество почтальонов или экспедиторов, как их тогда официально называли, составляли мужчины. Это было неслучайно, поскольку общий вес груза, который им приходилось переносить, состоял помимо привычного обмундирования из множества писем и газет и почти равнялся весу пулемета. Однако тяжесть заветной сумки почтальона измерялась не килограммами писем, а человеческими эмоциями и трагедиями, которые приходили вместе с ними.
Появления почтальона в каждом доме одновременно и ждали, и боялись, ведь вести могли быть не только хорошими, но и трагическими. Письма в тылу становились практически вестниками судьбы, каждое из них содержало в себе ответ на самый главный вопрос – жив ли тот, кого ждут и любят? Такое положение накладывало на несущего новости особую ответственность, каждому почтальону ежедневно приходилось переживать и радость, и горе вместе со своими адресатами.
Интересным явлением, получившим распространение среди советских солдат, стали «письмовники». Далеко не все военнослужащие могли грамотно и красиво написать письмо своей любимой девушке или матери. Тогда они обращались за помощью к более подготовленным и образованным товарищам. В каждой части имелись признанные и уважаемые всеми специалисты, у которых можно было взять образец письма или попросить надиктовать его текст вживую.
Советская военная почта к концу 1941-го года уже работала как четко отлаженный механизм. Ежемесячно на фронт доставлялось до семидесяти миллионов писем. Сотрудники почтовых сортировочных пунктов трудились круглосуточно, чтобы не допустить перебоев и задержек. Однако они иногда все же случались, если военная часть отступала или попадала в окружение. Бывало и так, что письма гибли вместе с почтовыми эшелонами или безвестно пропадали в сумке убитого при их доставке почтальона. Но в большинстве случаев прилагались все силы к тому, чтобы каждое письмецо как можно быстрее дошло до своего адресата, даже если он находится на временно осажденной территории.
Для доставки почты порой использовались все мыслимые и немыслимые способы. Так в Севастополь письма приходили на подводных лодках, а в Ленинград их сначала везли через Ладожское озеро, а после прорыва блокады в 1943-ем году на отвоеванном узком участке суши через построенный секретный тридцатитрехкилометровый железнодорожный коридор. Позднее эту трассу, по аналогии с Ладожской Дорогой Жизни, назвали Дорогой Победы.
6 февраля 1943-го года всем военным частям и их подразделениям были присвоены новые условные номера. Теперь почтовый адрес фронтовика состоял всего из пяти цифр: номера войсковой части и полевой почты. По мере продвижения советских войск на запад в каждом отвоеванном районе необходимо было восстанавливать почтовую связь. Благо за годы войны механизм был отработан до совершенства, а главное имелись специалисты по связи высокого класса.

После того как 1 декабря 1944-го года Красная Армия пересекла границу СССР и война уже близилась к своему завершению, Госкомитет обороны принял специальное постановление, согласно которому всем военнослужащим действующей армии разрешалось один раз в месяц отправить посылку установленного веса домой. Всего за четыре месяца 1945-го года почта смогла доставить в тыл страны десять миллионов посылок, для перевозки которых потребовалось более десяти тысяч двухосных почтовых вагонов. В основном солдаты отправляли домой одежду, посуду и мыло, а офицерский состав мог позволить себе послать более ценные «сувениры». Когда на почтовых отделениях начали скапливаться целые горы неотправленных посылок, правительство вынесло решение о введении дополнительных почтово-багажных поездов. Сегодня трудно представить с какими чувствами измученные годами лишений жители тыла спешили на почту, чтобы получить посылки с поистине царскими дарами, среди которых наиболее ценными считались сухие пайки американских солдат, состоящие из консервов, джема, яичного порошка и даже растворимого кофе.
После того как 8 мая в 22.43 по европейскому времени Германией был подписан акт о капитуляции, почте предстояло выдержать еще один последний «бой». Цунами из поздравительных писем и открыток буквально захлестнуло все почтовые отделения нашей страны. Люди спешили поделиться своей радостью со всем миром. Справиться с таким мощным потоком подчас было просто невозможно, и горы неразобранных писем скапливались на почтовых станциях, доходя до адресатов с большим опозданием. Однако, по мере того как жизнь постепенно начала возвращаться в мирное русло и появились уже новые послевоенные заботы и проблемы, почтальоны перестали быть объектами всеобщего внимания, а при их появлении люди не замолкали в ожидании неизвестности….

Энциклопедия

Главная Энциклопедия История войн Подробнее

Путь к Победе. Полевая почта в первые месяцы войны

В канун семидесятипятилетия Победы «АиФ» публикуют серию очерков о том, как в годы Великой Отечественной войны почта вместе со всей страной училась сражаться и побеждать. Предлагаем вашему вниманию первый материал цикла.

Война пришла на нашу землю 22 июня. Обычно вспоминают прозвучавшее в полдень того рокового дня выступление по радио Вячеслава Молотова, наркома (министра) иностранных дел и второго человека в правительстве СССР тех лет. Именно он по радио первым сообщил миллионам людей о нападении врага и начале страшной войны. Но в ту эпоху радио и другие техсредства связи имелись отнюдь не везде, тем более в сельской местности. И для миллионов людей отсчёт военных дней и годов начался с почты. В ту эпоху именно она была для многих единственным «окном в мир», главным источником информации.

«22 июня 1941 года с утра никто ничего не знал, ведь единственным средством связи в нашем селе был телефон, стоявший на почте… В восемь утра Александра Павловна Стародубцева открывала почту, и вскоре от нее пошел слух, что началась война с Германией…» — так вспоминает первый день Великой Отечественной войны Григорий Павлович Гайцук, в то время 13-летний мальчик, житель маленького села Донузлав в Евпаторийском районе Крыма. Даже спустя почти 80 лет не забыл он имя и отчество простой женщины, единственной работницы сельской почты…

Начало Великой Отечественной войны стало страшным испытанием для нашей страны. Тяжёлые поражения на фронте, отступление и эвакуация, большие потери — мы с болью помним ужасные факты 1941 года, первого, самого трудного года войны. Бойцы и полководцы тогда только осваивали науку побеждать, промышленность и вся экономика страны учились работать в новых военных условиях. Почта тоже училась работать в военное время.

Ни в царской России, ни в СССР ранее не было опыта организации почтовых отправлений в условиях столь масштабной войны, столь массовой мобилизации и стремительного изменения линии фронта. Если в 1914 г. в начале Первой мировой войны в русскую армию за полтора месяца призвали 3,5 млн. человек, то в 1941 г. только за первую неделю боёв в армию мобилизовали более 5 млн. Каждому из этих них требовалась регулярная связь с семьёй, весточка для родных и привет из дома. В ту эпоху обеспечить всё это могла только почта. К тому же за десятилетия между двумя мировыми войнами в стране заметно выросла грамотность — значит, писем стало больше, работы у почты прибавилось.

1942 год. Западный фронт. Красноармеец-письмоносец Е.А. Гренев пробирается с письмами к передовому краю. Фото: Почта России

Изменились и технические средства войны, в 1941-45 гг. тысячи танков смещали фронт за считанные дни на сотни км, а многочисленная авиация стремительно переносила войну и смерть даже в далёкий тыл. Такого в предыдущих войнах не было, а значит, не было и опыта как организовывать почтовую связь в новых, куда более тяжёлых и страшных условиях.

Почта, как армия и весь народ, тоже несла потери. Накануне войны в СССР работала 51 тыс. предприятий связи, в основном почтовых отделений — война разрушила 70% из них, более 36 тыс. Даже в глубоком тылу, куда не пришли бои, война сразу сказалась на состоянии почты. В Московском почтамте, крупнейшем в стране, на 22 июня 1941 г. трудилось более 11 тыс. человек — уже к июлю треть его сотрудников были призваны в армию или работали на строительстве укреплений. В дальнейшем число работников Моспочтамта сократилось в разы. Так до войны Экспедиция по перевозке внутригородской почты насчитывала 450 сотрудников, а во время войны — не более сотни.

В условиях страшных поражений первых месяцев войны особенно трудно пришлось полевой почте — армейским подразделениям, обеспечивающим почтовую связь фронта с тылом. Фактически это была обычная гражданская почта, мобилизованная в армию — её руководство, Центральное управление военно-полевой связи, в первый год войны даже числилось не в составе Наркомата (министерства) обороны, а в составе Народного комиссариата связи. Помимо небольшого числа кадровых военных-связистов, основу этой важнейшей службы составили гражданские работники почты, женщины и пожилые мужчины, по возрасту уже не подлежавшие призыву в боевые подразделения армии.

Полевой почте в 1941 г. пришлось решать сложнейшую задачу — как обеспечить регулярную доставку писем и газет сражающимся бойцам. В мирное время все войсковые части имели постоянные пункты дислокации в городах и посёлках, и доставка почты для них, в сущности, мало чем отличался от обычной гражданской практики. Однако в разгар войны армейские части постоянно перемещались, как в пространстве (порою на сотни км в считанные дни), так и в смысле административном. Дивизии, а их насчитывались сотни, зачастую переходили из одной армии в другую, а то и в состав другого фронта — и всё это резко усложняло доставку к ним почты.

1944 год. 3-й Украинский фронт. Гвардии красноармеец В. Подрезов делится с почтальоном М. Щербаковым известиями, полученными с родины. Фото: Почта России

В первые недели боёв общая система полевой почты только создавалась — от Главного военно-почтового сортировочного пункта в Москве к Военно-почтовым базам у каждой армии и Военно-почтовым станциям при каждой дивизии. Поражения, отступления и окружения летом 1941 г. сделали регулярную доставку писем бойцам практически невозможной. Полевая почта едва успевала увозить в тыл письма с фронта, но в обратном направлении вплоть до конца августа почта почти не поступала — военные почтальоны, чья служба только создавалась, просто не успевали находить армейских адресатов в хаосе первых недель и месяцев войны.

«Запомнилось, что почты почти не было, Я с июля три письма домой отправил, а первая почта ко мне пришла только в октябре…» — вспоминал позднее Григорий Петрович Бацунов, уроженец Алтая, с августа 1941 г. воевавший в Карелии. Далеко от него, на юге у берегов Черного моря ситуация в те дни была аналогично трудной. В августе 1941 г., комиссар Южного фронта Михаил Мамонов (кстати, его заместителем в те дни был Леонид Брежнев, будущий многолетний лидер СССР) отправил в Москву тревожную и гневную телеграмму: «Письма военнослужащих родственникам отсылаются регулярно, в то же время с начала военных действий большинство военнослужащих фронта от родственников не получили долгожданного письма. В связи с этим у военнослужащих имеются отрицательные настроения, многие не знают место пребывания эвакуированных семей…»

Вопрос точной и быстрой доставки писем на фронт стал в те дни поистине стратегическим, вровень с чисто военными задачами. Не случайно высшие власти страны в первые, самые трудные и страшные полгода войны трижды специально рассматривали и решали вопросы работы полевой почты. Так 20 августа 1941 г. — в разгар битв за Ленинград, Смоленск, Киев и Одессу — появилось совершенно секретное постановление Государственного комитета обороны № 530 «Об улучшении работы по перевозке и пересылке писем в Красную Армию и улучшении работы почтовой связи в стране».

Был принят ряд ключевых мер — перевозку писем для бойцов стали считать таким же приоритетом, как доставку на фронт оружия, патронов и снарядов. Постановление потребовало у Наркомата связи и военного командования не просто выделить для служб полевой почты всех недостающих по штатам работников и дополнительный транспорт, вплоть до самолётов, но сделать это немедленно — в течение суток!

Не пройдёт и месяца, как появится столь же по-военному чёткий и грозный приказ народного комиссара (министра) связи Ивана Пересыпкина, одновременно являвшегося заместителем самого Сталина в наркомате обороны. Этот приказ № 0357 от 18 сентября 1941 г. «О работе полевой почты» требовал в десятидневный срок «обеспечить своевременную и бесперебойную доставку красноармейских писем, посылок и денежных переводов, как в действующую армию, так и в тыл страны».

Эти грозные постановления и приказы отнюдь не были бюрократическими бумажками или чисто пропагандистскими призывами. Именно они обеспечили всю полноту организационных мер, ликвидацию прежних недочётов и упущений, именно они уже к 1942 г. создали эффективную систему бесперебойно и чётко работающей военно-полевой почты. Той почты, что тоже стала оружием победы.

Ведь победу добывали живые люди, и она была невозможна без их высокого духа и стойкости — а дух бойцов на фронте во многом зависел от бесперебойной связи с домом, с родными. Впечатляют не только 6 миллиардов писем, доставленных полевой почтой за годы войны — еще больше впечатляют связанные с ними маленькие факты человеческой жизни.

«Важную роль на войне для солдата играла почта. Без писем от родных и близких было очень трудно, и надо сказать наша полевая почта работала отлично…» — вспоминает Алексей Андреевич Маргулис, уроженец Челябинской области, прошедший войну командиром стрелкового взвода на Ленинградском фронте. В солдатских мемуарах, в рассказах ветеранов без труда отыщутся сотни и тысячи таких искренних, душевных слов благодарности полевой почте. Но всё же, хотелось бы привести ещё один поразительный отрывок из воспоминаний военной поры.

Владимиру Антоновичу Бабию шёл 15 год, когда 6 ноября 1943 г. его родное село под Киевом освободила от немцев наша армия. Его старший брат за неделю до начала войны уехал работать в Тулу, там был мобилизован на фронт, его семья — брат и мать, Клавдия Ивановна — находясь в оккупации, ничего о нём не знала, больше двух лет не имела ни единого сообщения.И вдруг весточка пришла к ним прямо с первыми рядами освободителей! Полевая почта к тому времени уже работала как часы…

«Вот что удивительно — вспоминал Владимир Бабий — ещё бои идут, никто во двор не высовывается, а полевая почта уже ищет Бабий Клавдию Ивановну. Когда закончился бой, к нам сбежалось полсела, чтобы прочитать письмо от брата…»

В следующих материалах читайте о работе почты в блокадном Ленинграде и осаждённых Одессе и Севастополе, о главном военно-почтовом сортировочном пункте в Москве, о почтовых работниках-героях и о типичном боевом пути дивизионной почты.