Федеральный закон 99 о НАТО в России

В 2007 году президент В. Путин подписал закон N 99-ФЗ, разрешающий войскам НАТО без боя оккупировать Россию. Трудно сказать, какова была необходимость принятия и подписания этого закона. Но сейчас власть пытается скрыть его…
Федеральный закон Российской Федерации от 7 июня 2007 г. N 99-ФЗ
«О ратификации Соглашения между государствами — участниками Североатлантического договора и другими государствами, участвующими в программе «Партнерство ради мира», о статусе их Сил от 19 июня 1995 года и Дополнительного протокола к нему.
Дополнительно:
полный текст этого закона в «РГ»
Опубликовано: 16 июня 2007 г. в «РГ» — Федеральный выпуск №4390
Принят Государственной Думой 23 мая 2007 года
Одобрен Советом Федерации 25 мая 2007 года
Ратифицировать Соглашение между государствами — участниками Североатлантического договора и другими государствами, участвующими в программе «Партнерство ради мира», о статусе их Сил от 19 июня 1995 года, подписанное от имени Российской Федерации в городе Вильнюсе 21 апреля 2005 года, и Дополнительный протокол к Соглашению между государствами — участниками Североатлантического договора и другими государствами, участвующими в программе «Партнерство ради мира», о статусе их Сил от 19 июня 1995 года, подписанный от имени Российской Федерации в городе Софии 28 апреля 2006 года, со следующим заявлением
Мы пропустили уникальную сенсацию. В России приняты ДВА действующих федеральных закона с одинаковыми номерами, но разных по сути и сфере применения. Что-то немыслимое. Приняты они с промежутком в два года «Единой Россией», подписаны президентами Путиным и Медведевым при согласии Совета Федерации. Наверняка о них знали другие политики – Зюганов, Жириновский, С. Миронов, Гудков, Явлинский, но молчали и молчат до сих пор. Вопросы: почему приняты, почему молчат и что всё это значит?
Вообще так не бывает – чтобы разным федеральным законам присваивали одинаковые номера. Это бессмыслица, путаница, хаос, скандал, наконец. Говорить об ошибке канцелярии тут не приходится. Ошибку в нумерации могла допустить молодая секретарша поселковой администрации и то исправила бы, обнаружив. Но чтоб такое сделали в канцеляриях высших органов государственной власти России с их компьютерным учётом и десятками квалифицированных юристов, невероятно. Тем более, с момента опубликования второго закона прошло уже семь месяцев. Этому может быть лишь одно объяснение – преднамеренное действие со стороны Путина и Медведева. Так что, есть о чём поговорить.
Первый закон, о котором идёт речь, от 7 июня 2007 г. N 99-ФЗ «О ратификации Соглашения между государствами – участниками Североатлантического договора и другими государствами, участвующими в программе «Партнерство ради мира», о статусе их Сил от 19 июня 1995 года и Дополнительного протокола к нему». Принят Государственной Думой 23 мая 2007 года, одобрен Советом Федерации 25 мая 2007 года. Уж извините за сухие данные.
Второй Федеральный закон от 4 мая 2011 г. N 99-ФЗ «О лицензировании отдельных видов деятельности». Принят Государственной Думой 22 апреля 2011 года, одобрен Советом Федерации 27 апреля 2011 года.
Оба закона N 99-ФЗ опубликованы в «Российской газете», что означает их вступление в силу. Первый – 16 июня 2007 г.. Второй – 6 мая 2011 г. . При этом второй закон никак не отменяет первого и даже не упоминает о нём. Что-то из области нереального, презрения к цивильным нормам поведения или спецоперации.
Интересно, что найти сегодня свидетельства существования первого закона N 99-ФЗ о НАТО в российском Интернете практически невозможно, кроме архива газеты. Все упоминания о нём, включая сайты Госдумы, были зачищены год назад. Это лишь подтверждает версию его умышленного сокрытия. Публикация в «Российской газете» является единственным подтверждением существования этого закона. И то хорошо – значит, закон о НАТО всё-таки существует.
Показательно, что второй закон N 99-ФЗ (О лицензировании) появился, когда зазвучали оценки предательского характера первого закона N 99-ФЗ, ратифицирующего соглашение с НАТО. Зазвучали они в Интернете и от действительно оппозиционных Путину лиц. Об этом в частности говорили генерал Леонид Ивашов, полковник Владимир Квачков и ныне покойный Виктор Илюхин. Не стало ли это причиной большого испуга Путина и стремления спрятать «концы в воду» любым способом, давайте разберёмся.
Ведь законопроект о НАТО внёс на рассмотрение именно Владимир Путин. Принимала его фракция от партии «Единая Россия», лидером которой является Путин. Утверждал закон Совет Федерации, состоящий из фактически назначенных Путиным сенаторов. Подписал закон сам Путин. Только в руках Путина находится возможность появления закона-дубликата с тем же номером, в качестве прикрытия. Это в духе его фсбэшных ужимок. Немалое число служебных троллей, включая Николая Старикова, вдруг начало утверждать, что закона о НАТО не существует в природе, что однозначно показывает на спецоперацию от Путина. Эти фсбэшники презрительно продолжают считать народ быдлом и одновременно расстилаются перед НАТО ради безопасности, надо понимать. Что же они так пытаются скрыть?
Странности принятия закона о НАТО
К слову говоря, даже текст, который размещён в «Российской газете», не позволяет понять истинный смысл закона о НАТО N 99-ФЗ, поскольку он лишь вводит в действие некие, ранее принятые документы НАТО. Этих-то документов в «РГ» нет. Хотя именно они раскрывают подлинную суть принятого закона.
Скажу больше, этих документов не видели ни депутаты при принятии закона, ни сенаторы, при его утверждении. Странно говорить, но подлинные основополагающие документы НАТО с их переводом не показали даже правовым Управлениям Госдумы и Совфеда, что те особо подчеркнули в своих заключениях. Тут уж проявляется совсем подозрительный характер его принятия. «Единоросы» приняли кота в мешке? Или не кота, а хищного зверя покрупнее?
Принятие закона в Госдуме переносилось несколько раз. Принят он был чохом среди других малозначительных инициатив, семьдесят вторым за день – как бы между делом. Наверняка в это время зал заседаний был почти пуст. Законопроект не был подписан руководителями профильных комитетов и правового управления Совета Федерации.
Подтверждающие это документы пока ещё доступны при наборе фразы «Электронная регистрационная карта на законопроект № 410940-4». Судить об этом позволяют также сохранившиеся копии документов Госдумы. Благо те, кто понимал или подозревал опасность этого закона, и догадывался о беспримерной подлости и продажности нынешних правителей, сохранили эти копии. Кстати, ограничение доступа к электронным упоминаниям вовсе не означает, что закон о НАТО не действует.
Как же так? Почему Владимир Путин очень настойчиво продавливал этот закон с НАТО, а после его принятия вдруг стал судорожно всё скрывать? Ведь кроме него это сделать некому. Какие для того причины? И вообще, мы имеем дело с нормальным человеком? Или наглость и презрение у него уже не имеют границ? Неограниченная власть и монополия снова нужны ему именно для такого?
Путин, конечно, и раньше проявлял дворовую глубину при подписании международных договоров, как было в случае «Газпрома» с «Нафтогазом», приведшего к известному противостоянию с Украиной три года назад и осуждению недавно Юлии Тимошенко (которую он, кстати, предал). Но здесь случай всё же иной – были задействованы МИД, Правительство РФ, Госдума, Совет Федерации, с их правовыми управлениями. И контрагентом тут был целый НАТО.
Что предшествовало принятию закона о НАТО
Между тем принятие закона о НАТО N 99-ФЗ было лишь завершающим этапом в действиях Владимира Путина, а до него Бориса Ельцина в этом направлении. То есть действие это не было разовым – видна чёткая последовательность их общих шагов. Особенно Путина. Так, этому предшествовало подписание в г. Вильнюсе 21 апреля 2005 г от имени Российской Федерации Соглашения между государствами – участниками Североатлантического договора и другими государствами, участвующими в программе «Партнёрство ради мира», о статусе их Сил от 19 июня 1995 г. Дополнительный протокол к нему подписан в г. Софии 28 апреля 2006 г.
Формальный смысл этих документов НАТО состоит в том, что Соглашение от 1995 года регулирует правовое положение военнослужащих, гражданского персонала и членов их семей одной из Сторон, находящихся на территории другой Стороны с её согласия, путём применения к ним положений Соглашения между Сторонами НАТО о статусе их Сил от 19 июня 1951 г. Часть документов можно посмотреть здесь –
Зловещая суть закона
Формат статьи не позволяет подробно разбирать объёмные натовские соглашения и протоколы. Остановимся лишь на той их части, которая раскрывает суть закона N 99-ФЗ. Начнём с того, что, Соглашением НАТО от 19 июня 1951 г. предусмотрено равноправие между всеми его Сторонами, а в отношении России, похоже, такого равноправия нет. Уже в пояснительной записке к закону о НАТО N 99-ФЗ сказано: «Мероприятия в сфере военного сотрудничества Россия – НАТО проходят как на российской территории, так и за её пределами». Но что означает «за её пределами»? В документе нет слов о том, что военные мероприятия могут проходить на территории стран НАТО, как это объяснял представитель Путина в Думе. Значит, только на территории России. Возможно также Украины, Белоруссии и других стран СНГ. В любом случае, предполагать, что НАТО позволит России разместить свои войска с оружием на своей территории невозможно. Не для этого НАТО расширялась.
Пусть вас также не смущают слова «сотрудничество» и «партнёрство ради мира». Они, как вы увидите, подразумевают военные действия. Сама НАТО – это военная организация, причём наиболее мощная и агрессивная в мире из ныне существующих. Югославия, Ирак и Ливия убедительно прочувствовали это на себе. А подписал Путин закон N 99-ФЗ уже после Ирака.
Более того, проект закона о НАТО N 99-ФЗ был внесён Путиным в Думу всего через месяц (!) после его нашумевшей Мюнхенской речи 27.10.2007, которую многие расценили как начало новой холодной войны между Россией и НАТО. В ней Путин обвинял НАТО и США в агрессии по отношению к другим странам мира и желании управлять миром, что очень воодушевило тогда сторонников «нацлидера» и фсбэшников. А следом вдруг такая тихая и незаметная инициатива по закону о НАТО N 99-ФЗ. Очевидно, речь эта Путина была спектаклем и банальным обманом для отвода глаз. Ложь, лицемерие и подлость там, действительно не имеют границ.
Так вот, Соглашением предусмотрено нахождение тех самых войск НАТО, а также их гражданского персонала и членов семей на территории России. Замечу, что подобное не требуется для парадов 9 мая или совместных учений, которые заканчиваются быстро. Договорённость прибыть к нам с семьями и обслугой нужна лишь в случае очень длительного нахождения НАТО в России. И Путин на это дал согласие. Более того, предусмотрен ввоз западным альянсом оружия, боевой техники, транспорта и топлива. Не просто предусмотрен, а как сказано «без уплаты таможенных пошлин и налогов» – то есть на льготных условиях, прямо, без обиняков и задержек.
Из этого следует, что войска НАТО могут находиться на всей территории России длительное время с вооружениями, тылами и техникой, включая авиацию, корабли, тяжёлое и стратегическое оружие, поскольку никаких ограничений в документах на этот счёт нет, кроме «доброй» воли Владимира Путина, конечно, если он снова станет президентом.
Об этом фактически сказано в пункте 6 закона о НАТО N 99-ФЗ: «Российская Федерация в соответствии с пунктом 11 статьи XI заявляет, что допускает ввоз на таможенную территорию Российской Федерации нефтепродуктов, предназначенных для использования в процессе эксплуатации служебных транспортных средств, летательных аппаратов и судов, принадлежащих Силам». «…что касается прибытия и убытия Сил или членов их личного состава, таковые не подпадают под правила паспортно-визового режима и не подлежат иммиграционному контролю при въезде или выезде с территории принимающего Государства» (Статья III Соглашения от 19 июня 1951 г.).
Любопытно, не правда ли? Двери открываются настежь.
Кстати упоминания о разных транспортных средствах нет даже в базовом Соглашении НАТО от 19 июня 1951 года. Это новация от Владимира Путина, расширение им полномочий НАТО специально для России. Об этом тоже сказано в заключениях правовых управлений Госдумы и СФ.
Интересно знать, какой же статус имеют в России войска НАТО по закону N 99-ФЗ – что они могут здесь делать, чего не могут и какую ответственность за это несут? Оказывается, они могут делать у нас практически всё, что способны делать вооружённые силы неприятеля на территории захваченной страны, но при этом никогда не будут нести никакой ответственности перед Россией и нашим народом. Это не мои домыслы: по Соглашениям от 1951 и 1995 годов «Принимающее государство осуществляет уголовную и дисциплинарную юрисдикцию во всех случаях, кроме случаев совершения преступлений исключительно против собственности или безопасности направляющего государства или его Сил, а также преступлений, совершенных в результате любого действия (бездействия) при исполнении служебных обязанностей. В отношении такого рода преступлений, а также преступлений, наказуемых по законам направляющего, но не принимающего государства, юрисдикцию осуществляет направляющее государство «.
Эта сложноватая для понимания юридическая формулировка означает, что в случае нападения на персонал НАТО в России, а также на их вооружения, имущество, или даже в случае провокации, натовцы могут совершать любые действия, включая военные преступления на якобы законных основаниях. При этом никакой ответственности за последствия нести не будут. США своих военных международному суду не выдают и сами их не осуждают.
То есть не будет ни репараций, ни уголовного преследования военных НАТО, как это полагается в отношении стороны-агрессора и военных преступников в случае войны. Путин и «единоросы» их от этого освободили законом N 99-ФЗ. Например, если на официанта натовской столовки (гражданский персонал) нападут в переулке – то получите, please, залп из реактивных миномётов по русской деревне на законных основаниях. Отняли штык у пьяного натовского солдата – стереть с лица земли города Смоленск, Курск… и никакой ответственности?!
4) Российская Федерация в соответствии с пунктом 4 статьи VII
Соглашения исходит из того, что власти направляющего государства имеют право на осуществление своей юрисдикции в случае совершения неустановленными лицами в местах дислокации Сил направляющего государства преступлений против этого государства, военнослужащих его Сил, лиц из числа гражданского компонента или членов их семей.
Ну, не «молодец» ли В. Путин?! Какие документы проталкивает и подписывает! Как размашисто проворачивает дела НАТО в России! «Патриот», бляха-муха… «Отлично защищает» народ России и суверенитет государства от внешней агрессии и вмешательства во внутренне дела, так сказать. «Слово в слово» по Конституции РФ, как клялся.
Надо ли гадать, что на практике это будет означать полную вседозволенность войск НАТО в России, особенно, если это входит в «исполнение ими служебных обязанностей» (выполнение приказов). Разумеется, провокацию против себя натовцы не преминут осуществить в этом случае сами. Другими словами, это обозначает намного худшее, чем было бы даже в случае интервенции или объявления НАТО войны России. Хуже в разы. Поскольку в том случае у российской армии было бы право и обязанность защищать нашу страну, граждан, имущество всеми силами и средствами. Право на возмещение ущерба по окончании боевых действий, не говоря уже о защите прав пленных, Красном Кресте и тому подобном.
А сейчас, благодаря закону о НАТО N 99-ФЗ, такого права у армии России, внутренних войск и народа нет. Его якобы лишили нас какие-то В. Путин, С. Миронов, «Единая Россия» и сенаторы, добровольно принявшие этот закон без нашего на то согласия. Они решили пригласить НАТО в Россию и подписали закон, развязывающий руки этой агрессивной иностранной военной силе. Неслучайно Путин прячет закон о НАТО N 99-ФЗ, а остальные тихо помалкивают. И если они считаются властью и гражданами России, то, как тогда должны выглядеть враги и предатели?
Закон о НАТО N 99-ФЗ, к тому же, весьма непросто денонсировать. Это может произойти только спустя год после уведомления Правительством России Правительства США, да и то «за исключением урегулирования сохраняющихся претензий, предъявленных до момента вступления денонсации в силу» (Статья VI Соглашения от 19 июня 1995 г.) Таких претензий можно выдумать много и длиться это будет бесконечно долго. Военная оккупация России этим путинским законом обеспечена.
Против кого направлен закон о НАТО
Зададимся вопросом, зачем Путину возможность приглашать войска НАТО с вооружениями и тылами в Россию? Ведь именно такое применение закона N 99-ФЗ вероятно стопроцентно. Против кого он собрался применять военную силу Североатлантического пакта, кроме народа и армии нашей страны? И придём к ответу, что именно против нас – больше не против кого. И случай для этого может подвернуться любой – например, опасность для власти Путина.
Если бы был другой повод, например, угроза коммунизма, то КПРФ Зюганова кричала бы об этом на всех углах. Однако молчит даже накануне очередных выборов, имея доступ к телевидению. Если бы против нестабильности вообще, то какая в 2007 году была нестабильность? Наоборот, всё было стабильно, вертикально построено, нефтяные доходы перехлёстывали через края, о чём мы много слышали от Путина. По этой же причине принятие закона о НАТО не могло быть тактическим ходом, чтобы выиграть время, обеспечив возможность развития России. Весь ход последующих событий это твёрдо доказал.
Ведь в канву скрываемых отношений Путина с НАТО органично вписываются все его действия по разоружению, дезорганизации, сокращению армии, авиации и флота России, по разрушению военной промышленности, науки, образования, сельского хозяйства, мобилизационных ресурсов. По спаиванию, наркотизации и сокращению народов России, прежде всего, русского народа. Путин уничтожает российскую армию, народ и мощную когда-то державу, а НАТО ему в этом всемерная помощница, гарантия и поддержка – такой получается ответ.
Путин ведёт себя точно так, будто он – натовский агент, предатель в Кремле, пока боящийся разоблачения. Только в этом случае всё становится на свои места. А, имея в виду, что НАТО управляют радикальные иудеи хабад из Нью-Йорка с их ненавистническими планами в отношении всего человечества (от славян до большинства евреев), становится не по себе окончательно.
В эту схему отлично укладываются все беззакония в России и её грабёж, нарушения Конституции, отсутствие референдумов по важным вопросам жизни государства (к которым, безусловно, относится закон о НАТО N 99-ФЗ). Легко объясняется отмена свободных выборов – фактически антиконституционный захват и удержание власти группой лиц (натовскими, иудейскими агентами и их слугами?). Теперь понятно, для чего. Выходит, дело не в жажде власти и денег, а в весьма далеко идущих планах – системных планах Путина с НАТО по уничтожению и разорению России.

Соглашение с НАТО N 99-ФЗ о вводе войск в РФ

Соглашение с НАТО N 99-ФЗ — Федеральный закон Российской Федерации № 99-ФЗ от 7 июня 2007 года (Законопроект № 410940-4) «О ратификации Соглашения между государствами — участниками Североатлантического договора и другими государствами, участвующими в программе «Партнерство ради мира», о статусе их Сил от 19 июня 1995 года и Дополнительного протокола к нему», принят Государственной Думой 23 мая 2007 года, одобрен Советом Федерации 25 мая 2007 года, инициирован и подписан Владимиром Путиным спустя 4 месяца после речи в Мюнхене.
Ратифицируется, с небольшими уточнениями соглашение от 19 июня 1995 года. Речь в соглашении идет о принципах юрисдикции и наказания над дезертирами и совершившими преступление военнослужащими, во время их нахождения на чужой территории. Так же обговаривается порядок таможни и транзита грузов.
Альтернативная интерпретация закона
Согласно анализу договора, проведённого журналистами и независимыми экспертами, по данному закону войска НАТО имеют право беспрепятственно размещаться на территории России, оказывать поддержку Правительству РФ, подавлять народные волнения и осуществлять другие мероприятия.
Интересные факты
1) Федеральный закон был подан Владимиром Путиным в Государственную Думу спустя всего месяц после произнесения знаменитой речи в Мюнхене. В связи с этим высказывается мнение, что патриотическая риторика Мюнхенской речи должна была отвлечь население России от последующего соглашения с НАТО, а также оправдать перед жителями Запада увеличение военных и разведывательных расходов. Противники данного довода утверждают, что это просто совпадение.
2) Спустя 4 года с таким же номером был принят Федеральный закон от 4 мая 2011 г. N 99-ФЗ «О лицензировании отдельных видов деятельности». При этом второй закон никак не отменяет первого и даже не упоминает о нём. Большинство ссылок о первом законе были зачищены в интернете в 2011 году после публичной критики со стороны отставных военных, в том числе генерала Леонида Ивашова, полковника Владимира Квачкова и депутата Виктора Илюхина. На сайте Госдумы ссылка на первый закон была перемещена в архив. Противники данного довода утверждают, что каждый год нумерация начинается с начала, и предлагают поискать в системе Гарант законы с одинаковыми номерами.
3) И нашёлся третий — Федеральный закон от 07.05.2013 N 99-ФЗ (ред. от 28.12.2013) «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона «О ратификации Конвенции Совета Европы о защите физических лиц при автоматизированной обработке персональных данных» и Федерального закона «О персональных данных» (c) http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_156900/ КонсультантПлюс, 1992-2014
Получается, что, даже прочитав закон, вы не поймете его истинный смысл, т.к. он ссылается на ранее принятый закон НАТО (!!!). В Заявлении 6 пунктов. Давайте по порядку:
1)
Положение пункта 4 статьи III Соглашения, обязывающее власти направляющего государства немедленно информировать власти принимающего государства о случаях невозвращения на родину после увольнения со службы военнослужащего Сил или лица из числа гражданского компонента, распространяется и на случаи самовольного оставления указанными лицами места дислокации Сил направляющего государства при наличии у них оружия.
Вот о чем говорит пункт 4 статьи III Соглашения:
В случае если военнослужащий Сил или сотрудник гражданского компонента увольняется со службы направляющего государства и не возвращается в него, власти направляющего государства незамедлительно информируют об этом власти принимающего государства, указывая при этом такие сведения, в которых может возникнуть необходимость. Власти направляющего государства аналогичным образом информируют власти принимающего государства об отсутствии любого военнослужащего Сил или сотрудника гражданского компонента в течение более чем 21 суток.
Вы поняли? По этому закону, чтобы войти на территорию РФ, войскам НАТО достаточно «самовольно» с оружием и на транспорте покинуть место дислокации и…войти на территорию РФ. Власть, конечно же, будет «проинформирована».
2)
под используемыми в статье VI Соглашения словами «владеть оружием» Российская Федерация на основе взаимности будет понимать применение и использование оружия, а под словами «благосклонно рассматривают просьбы принимающего государства» — обязанность органов власти направляющего государства учитывать требования принимающего государства относительно ношения, перевозки, транспортировки, использования и применения оружия.
Статья VI Соглашения:
Военнослужащие могут владеть оружием и носить его при условии, что они имеют на это право в силу отданных им приказов. Органы власти направляющего государства благосклонно рассматривают просьбы принимающего государства касательно данного вопроса.
То есть, на территории РФ Войска НАТО могут применять оружие, если имеют на это приказ. При этом они будут учитывать какие-то там что-то там.
3)
Перечень составов преступлений, указанных в подпункте «с» пункта 2 статьи VII Соглашения, не носит исчерпывающего характера и, помимо перечисленных, применительно к Российской Федерации включает иные составы преступлений, направленных против основ ее конституционного строя и безопасности и предусмотренных Уголовным кодексом Российской Федерации.
Подпункт «с» пункта 2 и пункт 3 статьи VII Соглашения:
c) Для целей данного пункта и пункта 3 настоящей статьи понятие правонарушение, затрагивающее государственную безопасность, включает:
i) государственную измену;
ii) диверсию, шпионаж или нарушение законодательства об охране государственной тайны данного государства или секретных сведений, касающихся его национальной обороны.
3. В случае, когда право на осуществление юрисдикции имеют оба государства, применяются следующие правила:
a) Военные власти направляющего государства имеют преимущественное право на осуществление юрисдикции над военнослужащим Сил или сотрудником гражданского компонента в отношении:
i) правонарушений, совершенных исключительно против собственности или безопасности этого государства либо против личности или собственности другого военнослужащего Сил или сотрудника гражданского компонента этого государства или иждивенца;
ii) правонарушений, совершение которых явилось следствием действия или бездействия при исполнении служебных обязанностей.
b) Применительно к любым другим правонарушениям преимущественное право на осуществление юрисдикции имеют власти принимающего государства.
c) Если государство, обладающее преимущественным правом, принимает решение не осуществлять юрисдикцию, оно в возможно краткие сроки уведомляет об этом власти другого государства. Власти государства, обладающего преимущественным правом, благожелательно рассматривают просьбу властей другого государства об отказе от его права на осуществление юрисдикции в тех случаях, когда это другое государство придает такому отказу особое значение.
Вообщем, наши гости будут здесь Хозяевами и сами будут решать, что можно, а что — нет., Пункт 3) ясно говорит, что действия солдата НАТО — предмет юрисдикции НАТО. К тому же, преступления описаны предельно мутно, что не оставляет никаких шансов на правосудие.
4)
Российская Федерация в соответствии с пунктом 4 статьи VII Соглашения исходит из того, что власти направляющего государства имеют право на осуществление своей юрисдикции в случае совершения неустановленными лицами в местах дислокации Сил направляющего государства преступлений против этого государства, военнослужащих его Сил, лиц из числа гражданского компонента или членов их семей. При установлении лица, совершившего преступление, действует порядок, определенный Соглашением.
Пункт 4 статьи VII Соглашения:
Предшествующие положения настоящей статьи не подразумевают права военных властей направляющего государства осуществлять юрисдикцию над лицами, которые являются гражданами принимающего государства либо постоянно проживают в нем, если только они не являются военнослужащими направляющего государства.
Да, восстание населения можно подавлять КАК НАТО УГОДНО. Как я понял, первоначально в Соглашении такой трактовки нет, т.е. П**** предоставил НАТО в РФ такие полномочия, которых нет в других странах договора.
5)
содействие, упомянутое в подпункте «а» пункта 6 статьи VII Соглашения, оказывается в соответствии с законодательством запрашиваемого государства. При оказании правовой помощи компетентные органы государств — участников Соглашения взаимодействуют непосредственно, а при необходимости — через соответствующие вышестоящие органы.
Подпункт «а» пункта 6 статьи VII Соглашения
a) Власти принимающего и направляющего государств оказывают друг другу содействие в проведении всех необходимых следственных мероприятий для расследования правонарушений, а также в сборе и предъявлении доказательств, включая конфискацию и, в надлежащих случаях, передачу предметов, связанных с правонарушением. Однако передача таких предметов может производиться с условием их возвращения в сроки, определяемые передающим органом.
Словом, будут судить по законам НАТО.
6)
Российская Федерация допускает ввоз товаров и транспортных средств, названных в пунктах 2, 5 и 6 статьи XI Соглашения, оборудования и материальных предметов, названных в пункте 4 статьи XI Соглашения, предназначенных для нужд Сил, в соответствии с условиями таможенного режима временного ввоза, установленными таможенным законодательством Российской Федерации. При этом такой ввоз осуществляется с полным условным освобождением от уплаты таможенных пошлин, налогов, сборов, за исключением таможенных сборов за хранение, таможенное оформление товаров и за подобного рода услуги вне определенных для этого мест или времени работы таможенных органов, и на сроки, предусмотренные Соглашением, если такие сроки прямо указаны в Соглашении.

Пункты 2-4 статьи XI Соглашения
2. a) Временный ввоз и вывоз служебных транспортных средств Сил или гражданского компонента, осуществляемый в рамках их полномочий, производится без взимания пошлин и сборов по предоставлении удостоверения, составленного по форме, указанной в приложении к настоящему Соглашению.
b) Временный ввоз транспортных средств Сил или гражданского компонента вне рамок их полномочий осуществляется согласно пункту 4 настоящей статьи, а их вывоз — согласно пункту 8.
c) Служебные транспортные средства Сил и гражданского компонента освобождаются от уплаты любых налогов, связанных с использованием этих транспортных средств на дорогах.
3. Официальные документы, скрепленные официальной печатью, не подлежат проверке таможенными органами. Курьеры, каким бы статусом они ни пользовались, перевозящие такие документы, должны иметь при себе индивидуальное командировочное предписание, выданное в соответствии с пунктом 2 «b» статьи III. В этом предписании должно быть указано количество перевозимых мест и подтверждено, что в них содержатся только официальные документы.
4. Силы вправе ввозить, с освобождением от обязательных таможенных платежей, оборудование для своих нужд, а также разумное количество продуктов питания и материальных предметов, предназначенных исключительно для использования Силами, и в тех случаях, когда это разрешено принимающим государством, для использования гражданским компонентом и иждивенцами. Такой ввоз осуществляется при условии представления в таможенный орган по месту въезда на территорию принимающего государства, наряду с такими таможенными документами, которые будут согласованы принимающим и направляющим государствами, сертификата, составленного по форме, согласованной принимающим и направляющим государством и подписанного лицом, уполномоченным на то направляющим государством. Информация о назначении лиц, уполномоченных подписывать такие сертификаты, с образцами их подписей и используемых печатей, направляются таможенным властям принимающего государства.
5. Военнослужащий Сил или сотрудник гражданского компонента при первоначальном въезде на территорию принимающего государства для несения службы в нем, или их иждивенец при первоначальном въезде в это государство для совместного проживания с ними вправе беспошлинно ввезти свои личные вещи и мебель на срок такой службы.
6. Военнослужащие Сил или сотрудники гражданского компонента вправе временно ввозить с освобождением от обязательных таможенных платежей, свои транспортные средства, предназначенные для личного использования ими и их иждивенцами. Настоящая статья, однако, не устанавливает обязательство освобождения от уплаты налогов, взимаемых в связи с использованием дорог частными транспортными средствами.
Приезжайте, располагайтесь, и иждивенцев своих берите!
И последнее — Дополнительный протокол:
Государства-участники настоящего Дополнительного протокола к Соглашению между государствами — участниками Североатлантического договора и другими государствами, участвующими в программе «Партнерство ради мира», о статусе их Сил, именуемому в дальнейшем «Соглашение»;
принимая во внимание тот факт, что смертная казнь не предусмотрена национальным законодательством некоторых государств-участников Соглашения;
согласились о нижеследующем:
СТАТЬЯ I
Каждое из государств-участников настоящего Дополнительного протокола, в той мере, в которой оно обладает юрисдикцией согласно положениям Соглашения, не приводит в исполнение смертный приговор в отношении любого военнослужащего Сил или сотрудника гражданского компонента и их иждивенцев из любого другого государства-участника настоящего Дополнительного протокола.
СТАТЬЯ II
1. Настоящий Протокол открыт для подписания любой Стороной, подписавшей Соглашение.
2. Настоящий Протокол подлежит ратификации, принятию или утверждению. Документы о ратификации, принятии или утверждении сдаются на хранение Правительству Соединенных Штатов Америки, которое уведомляет все подписавшие государства о каждой такой сдаче на хранение.
3. Настоящий Протокол вступает в силу через 30 дней после сдачи на хранение документа о ратификации, принятии или утверждении тремя подписавшими его государствами, из которых по крайней мере одно является Стороной НАТО СОФА и одно является государством, принявшим приглашение принять участие в программе «Партнерство ради мира» и подписавшим Рамочный документ «Партнерство ради мира».
4. Настоящий Протокол вступает в силу в отношении каждого другого подписавшего его государства в день сдачи им на хранение Правительству Соединенных Штатов Америки документа о ратификации, принятии или утверждении.
Всё о том же — солдата НАТО трогать нельзя! Он тебя может убивать (в соответствии с приказом), а тебе его — нельзя!
Такие дела.
КРЫМНАШ-КРЫМНАШ-КРЫМНАШ!
Отредактировано Marlon (17.08.2014 08:02)
Взято по ссылке : http://conspiracytheory.mybb.ru/viewtopic.php?id=1695

Программа НАТО «Партнёрство ради мира» (2013)

Полковник В. Петров,
майор А. Огнев

В январе 2014 года отмечалось 20-летие с момента реализации программы НАТО «Партнерство ради мира» (ПРМ) (Partnership for Peace — PfP) , которая стала наиболее успешным инструментом использования международного сотрудничества в интересах Североатлантического союза. В частности, в своем официальном выступлении по этому случаю 11 января с. г. генеральный секретарь альянса А. Расмуссен отметил ведущую роль ПРМ в привлечении государств, не являющихся членами НАТО, к участию в коалиционных операциях, а также в совместных мероприятиях оперативной и боевой подготовки.

Программа «Партнерство ради мира» занимает особое место в процессе расширения альянса. Всего за время существования программы к ней присоединились 34 государства, 12 из которых (Албания, Болгария, Венгрия, Латвия, Литва, Польша, Румыния, Словакия, Чехия, Словения, Хорватия, Эстония) стали членами блока.

В настоящее время официальными участниками ПРМ являются 22 государства Европы и Азии: Австрия, Азербайджан, Армения, Белоруссия, Босния и Герцеговина (БиГ), Грузия, Ирландия, Казахстан, Киргизия, Македония, Мальта, Молдавия, Россия, Сербия, Таджикистан, Туркменистан, Узбекистан, Украина, Финляндия, Черногория, Швейцария и Швеция.

Схема программы «Партнерство ради мира» (ПДПЧ — «План действий по подготовке к членству в НАТО»)

Появление программы было обусловлено стремлением руководства Североатлантического союза адаптироваться к новым политическим реалиями, сложившимся вследствие кардинальных изменений в военно-политической обстановке в Европе после 1990 года, включая роспуск Организации Варшавского Договора и распад СССР.

В соответствии с этими реалиями в Брюсселе был взят курс на переход от блоковой конфронтации к развитию всесторонних связей альянса с государствами Центральной и Восточной Европы.

Первые шаги в данном направлении были предприняты в ходе саммита НАТО в июле 1990 года в Лондоне, где руководство альянса выступило с предложением о налаживании со странами — участницами ПРМ сотрудничества в политической и военной областях, а также об установлении постоянных дипломатических отношений между ними и Североатлантическим союзом.

В июне 1991 года министры иностранных дел стран НАТО на своей встрече в Копенгагене сделали официальное заявление о стремлении к выстраиванию конструктивных партнерских отношений с СССР и другими восточноевропейскими государствами с целью укрепления стабильности в Европе.

В соответствии с этими установками уже в декабре 1991 года была создана первая официальная структура для развития таких отношений — Совет североатлантического сотрудничества (ССАС). В его состав вошли государства — члены НАТО и бывшей Организации Варшавского Договора, а впоследствии и все республики СНГ. Деятельность ССАС была сосредоточена на многостороннем политическом диалоге по проблемам безопасности, таким как вывод российских войск с территории стран Балтии или региональные конфликты на постсоветском пространстве и в Югославии, и не предоставляла возможностей по развитию практического сотрудничества в интересах альянса («реального партнерства»).

Одновременно ряд восточноевропейских государств (Польша, Венгрия, Чехия и Словакия) заявили о намерении принять участие в деятельности НАТО в интересах скорейшей интеграции в политические и экономические структуры Запада. Однако первоначально планы расширения альянса за счет евроатлантической интеграции стран бывшего соцлагеря не нашли единогласной поддержки среди членов НАТО из-за опасений негативного влияния этого процесса на стабильность в Евро-Атлантическом регионе, внутриблоковое единство и потенциал организации.

С целью создания соответствующих механизмов подготовки новых членов к вступлению в Североатлантический союз по инициативе США была разработана программа «Партнерство ради мира» (Partnership for Peace), утвержденная Советом НАТО в январе 1994 года. В ходе заседания был принят Рамочный документ ПРМ, закрепляющий принципы и цели сотрудничества, а также обязательства участвующих в нем сторон. В качестве основных целей ПРМ были определены: содействие транспарентности национального военного планирования; обеспечение демократического контроля над вооруженными силами; организация совместной с НАТО оперативной и боевой подготовки в интересах повышения готовности к проведению миротворческих и гуманитарных операций; формирование сил, готовых к взаимодействию с вооруженными силами стран — участниц блока.

Наряду с презентацией Рамочного документа руководство Североатлантического союза обратилось к участницам ССАС, а также к остальным государствам — членам ОБСЕ с приглашением присоединиться к программе ПРМ. При этом в приглашении была официально закреплена перспектива расширения альянса («… Мы ожидаем и будем приветствовать расширение НАТО за счет демократических государств к востоку от нас на основе эволюционного процесса»). Фактически это открыло возможности по привлечению к практическому сотрудничеству с этой организацией всех стран Европы, включая бывшие нейтральные и неприсоединившиеся, а также обеспечило впоследствии расширение Североатлантического союза на Восток. В частности, уже к 1 января 1996 года число присоединившихся к программе государств достигло 27. В настоящее время только семь членов ОБСЕ (Андорра, Кипр, Ватикан, Лихтенштейн, Монако, Монголия1 и Сан-Марино) не принимают участия в ПРМ.

В целях реализации программы в начале 1994 года в штаб-квартире НАТО (Брюссель) был сформирован Координационный комитет по партнерству с задачей планирования и организации сотрудничества. Одновременно при штабе ВГК ОВС альянса в Европе (Монс, Бельгия) создается координационная ячейка партнерства, отвечавшая за практическое осуществление совместных мероприятий по военной линии.

С 1994 года в рамках ПРМ на постоянной основе начинают проводиться многонациональные учения, а также организуется процесс подготовки в военных учебных заведениях НАТО и стран-участниц военнослужащих государств Центральной и Восточной Европы, планировавшихся к назначению на руководящие должности в аппаратах национальных министерств обороны и генеральных штабов.

В декабре 1994 года был инициирован «Процесс планирования и анализа», направленный на достижение оперативной совместимости воинских формирований стран-партнеров с ОВС НАТО. Кроме того, было положено начало проведению конференций, совещаний и семинаров высокого уровня по вопросам строительства и применения вооруженных сил, разработки национальных военных доктрин и принципов планирования учебно-боевой деятельности.

С целью упрощения организационных вопросов в ходе совместных учений и операций в 1995 году между альянсом и ©гранами — участницами ПРМ было подписано «Соглашение о статусе сил», регламентирующее пребывание их войск (сил) на территории друг друга. Одновременно в интересах обеспечения безопасности введена обязательная практика заключения с партнерскими государствами «Соглашения о защите информации».

Осенью 1995 года руководство Североатлантического союза обратилось с предложением к странам-союзницам выделить свои воинские контингенты в состав сил по выполнению мирного соглашения в Боснии и Герцеговине. В ответ 12 из них (Австрия, Албания, Болгария, Венгрия, Латвия, Литва, Польша, Россия, Румыния, Словакия, Украина и Эстония) направили части и подразделения своих вооруженных сил для участия в миротворческой операции.

В результате реализации программы ПРМ и развития системы партнерских отношений в 1997 году на саммите НАТО в Мадриде принимается решение о создании Совета евроатлантического партнерства (СЕАП), который заменил ССАС. В отличие от последнего СЕАП имел большую оперативную направленность, а в его состав вошли такие традиционно нейтральные европейские страны, как Австрия, Финляндия, Швейцария и Швеция. Одновременно был расширен спектр операций ПРМ, который охватил все виды деятельности альянса в сфере кризисного регулирования. При этом государства-партнеры получили более широкие возможности для участия в процессе планирования и принятия решений в рамках сотрудничества.
Дальнейшие шаги по укреплению партнерства и его оперативных аспектов были предприняты в 1999 году на Вашингтонском саммите и министерских встречах НАТО/СЕАП. В частности, получил одобрение документ «Военно-политические рамки проведения операций ПРМ под руководством НАТО», а также приняты «Концепция оперативных возможностей вооруженных сил стран — участниц ПРМ в операциях, проводимых под руководством НАТО» и «Программа углубления обучения и образования стран-участниц ПРМ».

В сентябре 2000 года утверждена политика реализации целевых фондов ПРМ для содействия государствам-партнерам в безопасном уничтожении запасов противопехотных мин и стрелкового оружия, а также разминировании территорий этих стран.

На заседании Совета НАТО/СЕАП на высшем уровне в Праге (ноябрь 2002 года) было признано целесообразным расширить сотрудничество в рамках программы в сфере военного реформирования и борьбы с терроризмом. С этой целью был предложен новый двусторонний механизм сотрудничества в форме «Индивидуального плана действий партнерства», а также принят «План действий партнерства по борьбе с терроризмом».

В развитие этих установок в июне 2004 года на саммите НАТО/СЕАП в Стамбуле был представлен «План действий партнерства по строительству оборонных институтов», направленный на поддержку в странах-партнерах внутренних демократических преобразований и военных реформ. Одновременно было принято решение о переносе приоритетов ПРМ на Центральную Азию и Закавказье. В соответствии с ним были назначены специальный представитель генерального секретаря НАТО по Закавказью и Центральной Азии, а также два представителя альянса по связям в этих регионах.

В 2006 году в результате последней «волны расширения» состава участников программы к ней присоединились Босния и Герцеговина, Сербия и Черногория.

В 2007 году Военный комитет НАТО принял директиву о совершенствовании «Концепции оперативных возможностей», в том числе путем распространения сферы ее действия на привлечение партнеров к формированию сил первоочередного задействования (СПЗ) альянса. В рамках практической реализации этих установок в 2010 году впервые на дежурство в составе СПЗ заступили подразделения ВС Украины.

Одновременно особое внимание уделялось более полному использованию механизмов ПРМ для расширения НАТО (в первую очередь за счет балканских государств) и усиления влияния блока в зонах его стратегических интересов. Это было отражено в итоговых декларациях Совета НАТО в Бухаресте (2008), Страсбурге/Келе (2009) и Лиссабоне (2010).

В стратегической концепции альянса 2010 года ПРМ наряду с СЕАП признана ключевым элементом сохранения «единой, свободной и мирной Европы». Однако, несмотря на закрепленное намерение «развивать существующие форматы партнерства с учетом их специфики», в построении таких отношений был намечен переход от географического принципа к функциональному с унификацией имеющихся механизмов сотрудничества.

С учетом этой тенденции в ходе берлинской сессии Совета НАТО на уровне министров иностранных дел (апрель 2011 года) был одобрен ряд документов под общим названием «Политика более эффективного и гибкого партнерства». Ее реализация предполагала расширенное использование инструментов и механизмов ПРМ в рамках глобальной партнерской политики НАТО. В частности, на базе «Плана работы евроатлантического пар-тнерства/ПРМ» был сформирован единый перечень мероприятий в данной области.

Наряду с этим государствам разных форматов взаимодействия: Стамбульская инициатива по сотрудничеству, Средиземноморский диалог — «глобальным» партнерам были предоставлены равные права для участия в отдельных программах ПРМ («Процесс планирования и анализа», «Индивидуальный план действий партнерства»), ранее открытых только для стран -членов СЕАП. Был также принят новый документ — «Военно-политические рамки привлечения партнеров к участию в операциях, проводимых под руководством НАТО», который предусматривал расширение состава участников коалиционных операций за пределы ПРМ.

Одновременно подверглись преобразованиям политические и военные руководящие органы, ответственные за планирование и реализацию этой программы. Вместе с тем наметилась тенденция к снижению активности стран в рамках ПРМ, что было обусловлено фактическим достижением ее целей по расширению НАТО на евроатлантическом пространстве, а также негативным влиянием на процессы сотрудничества глобального финансово-экономического кризиса.

С целью разрешения такой ситуации в 2013 году в составе Совета евроатлантического партнерства была создана специальная неформальная рабочая группа под председательством Румынии и Швейцарии, которая приступила к разработке предложений по обновлению и активизации программы ПРМ. Данная деятельность, осуществляемая в рамках подготовки к саммиту НАТО в Великобритании (4-5 сентября с. г.), предполагает изучение возможностей совершенствования механизмов ПРМ, а также их использования в интересах налаживания сотрудничества с государствами, официально не поддерживающими двусторонние отношения с альянсом.

Инструменты и механизмы программы «Партнерство ради мира». По сути она представляет собой форму двустороннего практического сотрудничества, преимущественно в военной сфере, между НАТО и отдельными странами-партнерами. Политической основой программы является Совет североатлантического партнерства.

Подключение заинтересованных сторон к ПРМ осуществляется путем подписания ими рамочного документа, в котором данные государства подтверждают свое обязательство поддерживать устои демократического общества, соблюдать принципы международного права и обязательства, вытекающие из Устава ООН, Всеобщей декларации прав человека, Хельсинкского заключительного акта и международных соглашений о разоружении и контроле над вооружениями, воздерживаться от угроз и применения силы в отношении других стран, уважать существующие границы, а также урегулировать споры мирными средствами. В свою очередь, союзники по НАТО обязуются проводить двусторонние консультации с любым партнерским государством в случае возникновения прямой угрозы его территориальной целостности, политической независимости или безопасности.

Следующим этапом является разработка и представление в штаб-квартиру НАТО каждой страной-партнером презентационного документа. В нем раскрываются цели партнерства и меры, которые планируется реализовать для их достижения, выделяемые для этого силы и средства, а также конкретные направления сотрудничества с НАТО. Выбор последних осуществляется партнерским государством с учетом собственных индивидуальных потребностей и приоритетов.

Презентационный документ служит основой для «Индивидуальной программы партнерства и сотрудничества» (ИППС), являющейся базой для планирования и организации партнерского взаимодействия (до 2012 года — Индивидуальная программа партнерства). ИППС разрабатывается и согласуется партнерским государством совместно с НАТО на двухлетний период. В программе наряду с положениями «Презентационного документа» перечисляются отобранные из единого перечня мероприятия по сотрудничеству, в которых партнер намерен принимать участие. В настоящее время данный перечень включает более 900 мероприятий по 34 направлениям деятельности (внешняя политика и безопасность, кризисное регулирование, противодействие терроризму, повышение боевых возможностей войск, сотрудничество в области вооружений и др.). Условно ИППС можно рассматривать в качестве «первого» уровня сотрудничества в рамках ПРМ.

С целью создания условий для участия партнерских стран в проведении коалиционных операций значительное внимание уделяется достижению оперативной совместимости вооруженных сил партнеров и ОВС НАТО. Это осуществляется в основном посредством проведения совместных мероприятий оперативной и боевой подготовки войск (сил), модернизации и перехода на западные образцы ВВТ, подготовки военных кадров по стандартам альянса. Отмечается, что по итогам данной деятельности вооруженные силы ряда европейских стран (Австрия, Финляндия, Швеция) уже достигли уровня полного соответствия требованиям, предъявляемым к ВС государств — членов блока.

Наиболее важным документом в этой сфере является «Концепция оперативных возможностей вооруженных сил стран-участниц ПРМ в операциях, проводимых под руководством НАТО» (КОВ). В ходе ее реализации основные усилия сосредоточиваются на формировании комплекта сил и средств ВС государств-партнеров, которые могут совместно с ОВС блока привлекаться к решению задач кризисного регулирования и формированию СПЗ альянса. Концепция предполагает следующее: создание единой базы данных о силах и средствах государств-партнеров, заявленных для участия в коалиционной деятельности; формирование механизма оценки их оперативных возможностей и доведение ее результатов до национальных командований; установление и поддержание рабочих взаимоотношений мирного времени между штабами и подразделениями ОВС НАТО и ВС государств партнеров.

В 2013 году реализацией КОВ занимались 15 стран. Для возможного участия в операциях альянса было подготовлено около 90 подразделений общей численностью около 12,5 тыс. военнослужащих. В общей сложности по натовским стандартам сертифицированы до трех мотопехотных батальонов, эскадрилья истребителей F-18 «Хорнет», три боевых корабля и ряд вспомогательных подразделений (РХБЗ, войсковой разведки, инженерных). На проведение мероприятий в рамках концепции альянсом выделено около 3,5 млн евро.

Основным механизмом концепции является «Процесс планирования и анализа» (ППА), предусмотренный рамочным документом ПРМ. В целом он направлен на повышение способности воинских формирований стран-партнеров к совместным действиям с ОВС НАТО. Используемые в нем процедуры аналогичны применяемым в системе военного планирования альянса.

Процесс имеет циклический характер и рассчитан на два года. В рамках каждого цикла на основе предоставляемой партнерами информации о состоянии национального сектора обороны и безопасности для каждой страны разрабатывается документ «Цели партнерства», которые необходимо достичь в ходе сотрудничества. В соответствии с ними определяются меры, направленные на повышение оперативной совместимости ВС страны-партнера с ОВС НАТО, а впоследствии дается оценка результатам их реализации. При этом каждая страна предоставляет детальную информацию о воинских формированиях, выделяемых для деятельности в рамках ПРМ. Перечисленные сведения отражаются в ряде разрабатываемых документов, таких как «Обзор ППА» и «Сводный отчет».

В настоящее время в ППА принимает участие основная часть государств программы «Партнерство ради мира». Исходя из роли «Процесса планирования и анализа» в достижении ключевых целей партнерства, его можно рассматривать в качестве второго уровня сотрудничества в рамках ПРМ.

Дополнительным инструментом повышения оперативной совместимости является «Программа углубления обучения и образования ПРМ», действующая под эгидой консорциума академий и институтов, а также Центра по изучению проблем безопасности Дж. Маршалла (Гармиш-Партенкирхен, ФРГ) и финансируемая по линии конгресса США (около 2 млн долларов в год). Она предполагает оказание содействия партнерам в реформировании национальных систем профессионального военного образования по стандартам НАТО, в том числе переход на типовые программы подготовки. В настоящее время в ней участвуют 12 государств: Азербайджан, Армения, Афганистан, Грузия, Ирак, Казахстан, Мавритания, Молдавия, Монголия, Сербия, Узбекистан и Украина. В рамках данной программы задействуется также 25 учебных центров ПРМ, в которых ежегодно проходят подготовку более 2 тыс. слушателей из стран — участниц СЕАП/ПРМ, а также других форматов партнерства. Учебные программы включают изучение вопросов международной политики и проблем безопасности, военного строительства, оперативного искусства, подготовки и проведения миротворческих операций, тылового обеспечения, стандартизации вооружений и других.

Проверка готовности подразделений ВС стран-партнеров к совместным с ОВС альянса действиям осуществляется в ходе многонациональных учений, проводимых в рамках программы ПРМ (серии «Кооператив») и по совместным планам ОБП «в духе ПРМ» (типа «Си бриз», «Степной орел», «Рэпид трайдент» и др.). По их итогам уточняется единая база данных о воинских формированиях, заявленных партнерами к участию в операциях блока.

Вместе с тем ввиду оптимизации системы оперативной и боевой подготовки ОВС НАТО и реформирования командно-штабной структуры альянса руководство блока с 2013 года прекратило проведение учений серии «Кооператив». В качестве основных причин такого решения были названы сокращение расходов на реализацию коалиционной программы ОБП (на 30 % в течение последних лет) и проявившееся в последнее время ослабление заинтересованности стран-партнеров в их организации на своей территории.

С целью сохранения необходимого уровня военного сотрудничества в НАТО было принято решение максимально упростить механизм доступа государств-партнеров к общеблоковым учениям и расширить перечень мероприятий, в которых могут принимать участие их воинские формирования.

Важной формой сотрудничества в рамках ПРМ является разработка и реализация заинтересованными партнерами «Индивидуальных планов
действий партнерства (ИПДП)», направленных на проведение реформ в военной, политической и экономической сферах по западному образцу. ИПДП предусматривает углубленный политический диалог, способствует более точному определению потребностей партнеров в реформировании, а также координации консультативной помощи, оказываемой государствами — членами НАТО. План составляется на двухлетний период. В нем указываются цели и сроки проведения реформ, намечаемые шаги по их осуществлению, а также меры по оказанию содействия со стороны НАТО и стран блока.

ИПДП охватывает четыре сферы (политика и безопасность; оборона и военное строительство; информирование общественности, наука, экология, гражданское чрезвычайное планирование; ресурсы). По военной линии реализация плана предполагает приведение ВС стран-партнеров в полное соответствие со стандартами НАТО. В целом ИПДП можно рассматривать в качестве «третьего» уровня сотрудничества в рамках ПРМ.

Эмблема учебного центра ПРМ Международного центра миротворчества и безопасности (Яворов, Украина)

Важное место в реформировании военного сектора государств-партнеров отводится выполнению «Плана действий партнерства по строительству оборонных структур». В настоящее время предусмотренные им мероприятия проводят Азербайджан, Албания, Армения, Босния и Герцеговина, Грузия, Казахстан и Молдавия. При этом основными целями являются: создание эффективных механизмов демократического контроля над деятельностью национальных вооруженных сил; участие гражданских структур в разработке политики безопасности; установление законодательного надзора за военной деятельностью; оптимизация структур управления; регулирование социально-экономических последствий структурной перестройки военного сектора; международное сотрудничество в сфере обороны и безопасности.

В соответствии с ключевыми целями СЕАП/ ПРМ, положениями Вашингтонского договора о перспективах расширения НАТО от 1949 года, а также с внешнеполитическими приоритетами государств-партнеров некоторым из них может быть предоставлен «План действий по подготовке к членству в НАТО» (ПДПЧ), принятый в 1999 году на Вашингтонском саммите альянса. Целью ПДПЧ является достижение страной — кандидатом на вступление в организацию критериев готовности, установленных ее руководством. План предусматривает проведение претендентами комплекса мероприятий политического, экономического, военно-политического и военно-технического характера, а также решение вопросов в области права, военного строительства и ресурсов. По итогам выполнения ПДПЧ принимается решение о приеме этой страны в НАТО.

На этапе реализации данного плана находятся Македония и Черногория. ПДПЧ предоставлен также Боснии и Герцеговине, но его практическое выполнение откладывается из-за нерешенного вопроса о передаче субъектами республики своего военного имущества в ведение единого министерства обороны БиГ.

Присоединению к ПДПЧ обычно предшествует перевод отношений в формат Интенсифицированного диалога, который представляет собой особую форму сотрудничества НАТО с государствами-партнерами, активно стремящимися к вступлению в эту организацию либо желающими перевести характер взаимоотношений на более высокий уровень с целью запуска ПДПЧ. В настоящее время альянс поддерживает такой формат сотрудничества с Грузией и Украиной.

Важным условием реализации программы ПРМ является обеспечение участия государств — членов СЕАП в операциях, проводимых под руководством блока. Сотрудничество с партнерскими странами в данной сфере организуется согласно обновленному документу — «Военно-политические рамки привлечения партнеров к участию в операциях, проводимых под руководством НАТО». При этом новые подходы предполагают возможность участия в коалиционных операциях не только стран, присоединившихся к программе «Партнерство ради мира», но и любых других государств, выразивших готовность оказать поддержку Североатлантическому союзу. Это значительно расширяет возможности блока по привлечению в своих интересах дополнительных сил и средств. В частности, в настоящий момент в операциях НАТО задействуются свыше 6 000 военнослужащих вооруженных сил из более чем 20 стран, не входящих в альянс, в том числе около 2 тыс. человек из 14 государств — участниц ПРМ.

В соответствии с «Военно-политическими рамками» партнерам предоставляется право участвовать в планировании коалиционных операций, подготовке решений и разработке боевых документов, в частности за счет назначения их военнослужащих на штатные должности в руководящих штабах. При этом степень допуска партнерских государств к процессам планирования и руководства зависит от уровня их вовлеченности в проведение той или иной операции НАТО.

Практические аспекты политики партнерства также нашли свое отражение в «Плане действий партнерства по борьбе с терроризмом», выдвинутом после терактов 11 сентября 2001 года в США. Он предполагает развитие возможностей партнеров по эффективному противодействию террористической угрозе, а также расширение сотрудничества с Североатлантическим союзом в этой сфере. В качестве основных направлений взаимодействия рассматриваются: совместное проведение операций и учений по антитеррористической тематике, охрана границ, контроль над распространением ПЗРК и обмен разведывательной информацией. Наряду с этим план предусматривает уничтожение излишков боеприпасов, стрелкового и легкого оружия.

В этом контексте особое место занимают целевые фонды (программы) в форме трастового2 фонда НАТО. Они создаются с целью содействия государствам-партнерам в безопасном уничтожении запасов противопехотных мин, стрелкового оружия, обычных боеприпасов и взрывчатых веществ, компонентов ракетного топлива, а также в разминировании территории этих стран. Кроме того, предполагается использование фондов для оказания поддержки государствам-партнерам в устранении социально-экономических последствий военных реформ, в частности, посредством профессиональной переподготовки военнослужащих и конверсии военных объектов. При этом отмечается стремление руководства альянса расширить сферы применения целевых фондов (например, для уничтожения запасов пестицидов в Молдавии).

В настоящее время в стадии реализации находится 13 проектов в Азербайджане, Афганистане, БиГ, Грузии, Иордании, Казахстане, Мавритании, Молдавии, Сербии и на Украине. Финансирование программ обеспечивается членами НАТО и государствами-партнерами на добровольной основе.

Руководство партнерской деятельностью в рамках программы ПРМ. Общее планирование и руководство подобной деятельностью осуществляет комитет НАТО по политическим вопросам и партнерству (сформирован в 2011 году). Заседания комитета могут проводиться в форматах Совета Евроатлантического партнерства, «НАТО + 1» и «НАТО + n».

На рабочем уровне вопросы партнерства входят в компетенцию управления по политическим вопросам и политике безопасности Международного секретариата НАТО, а также управления сотрудничества и региональной безопасности Международного военного штаба альянса.

Для координации действий между военными структурами блока и ВС стран-партнеров, а также для обеспечения участия последних в планировании военной деятельности блока в структуре стратегического командования операций ОВС НАТО (Касто, Бельгия) в 2013 году на базе управления военного сотрудничества было создано управление военного партнерства. Оно же решает задачи в интересах стратегического командования реформирования альянса (Норфолк, США) по линии оперативного взаимодействия коалиционных органов управления. Общее руководство управлением возложено на верховного главнокомандующего ОВС НАТО.

Кроме того, принято решение развернуть отделения военного партнерства при командованиях блока оперативно-стратегического и оперативного уровня.

Таким образом, программа «Партнерство ради мира» обладает разноплановым и эффективным набором инструментов и механизмов вовлечения в сферу деятельности НАТО государств, не являющихся членами блока. При этом реализация программы обеспечивает Североатлантическому союзу создание необходимых условий для широкого использования потенциала указанных стран в своих интересах, а также для усиления влияния альянса на проходящие там процессы, в связи с чем документ продолжает занимать важное место в планах натовского руководства.

1В 2012 году Монголия разработала и приняла первую «Индивидуальную программу партнерства и сотрудничества», официально оставаясь вне рамок ПРМ.

2 Трастовый — от TRUST (Together Reducing Unsafe Surplus Tools of War — совместное уничтожение опасных излишков военного имущества).

Зарубежное военное обозрение. — 2014. — №5. — С. 3-14

Федеральный закон от 7 июня 2007 г. N 99-ФЗ «О ратификации Соглашения между государствами — участниками Североатлантического договора и другими государствами, участвующими в программе «Партнерство ради мира», о статусе их Сил от 19 июня 1995 года и Дополнительного протокола к нему»

6) Российская Федерация допускает ввоз товаров и транспортных средств, названных в пунктах 2, 5 и 6 статьи XI Соглашения, оборудования и материальных предметов, названных в пункте 4 статьи XI Соглашения, предназначенных для нужд Сил, в соответствии с условиями таможенного режима временного ввоза, установленными таможенным законодательством Российской Федерации. При этом такой ввоз осуществляется с полным условным освобождением от уплаты таможенных пошлин, налогов, сборов, за исключением таможенных сборов за хранение, таможенное оформление товаров и за подобного рода услуги вне определенных для этого мест или времени работы таможенных органов, и на сроки, предусмотренные Соглашением, если такие сроки прямо указаны в Соглашении.

Российская Федерация исходит из того, что порядок и условия ввоза товаров, названных в пункте 4 статьи XI Соглашения и предназначенных для нужд Сил, будут регулироваться отдельными договоренностями о направлении и принятии Сил между Российской Федерацией и направляющим государством.

Никакие положения статьи XI, в том числе пунктов 3 и 8, не ограничивают право таможенных органов Российской Федерации принимать все необходимые меры для осуществления контроля за соблюдением условий ввоза товаров и транспортных средств, предусмотренных статьей XI Соглашения, если такие меры являются необходимыми в соответствии с таможенным законодательством Российской Федерации.

Российская Федерация исходит из того, что направляющее государство представляет в таможенные органы Российской Федерации подтверждение, что все товары и транспортные средства, ввезенные в Российскую Федерацию в соответствии с положениями статьи XI Соглашения и отдельными договоренностями о направлении и принятии Сил между Российской Федерацией и направляющим государством, могут использоваться исключительно в целях, для которых они были ввезены. В случае их использования в иных целях в отношении таких товаров и транспортных средств должны быть уплачены все таможенные платежи, предусмотренные законодательством Российской Федерации, а также соблюдены иные требования, установленные законодательством Российской Федерации.

Транзит указанных товаров и транспортных средств осуществляется в соответствии с таможенным законодательством Российской Федерации.

Российская Федерация в соответствии с пунктом 11 статьи XI заявляет, что допускает ввоз на таможенную территорию Российской Федерации нефтепродуктов, предназначенных для использования в процессе эксплуатации служебных транспортных средств, летательных аппаратов и судов, принадлежащих Силам или гражданскому компоненту, с освобождением от уплаты таможенных пошлин и налогов в соответствии с требованиями и ограничениями, установленными законодательством Российской Федерации.

Российская Федерация допускает ввоз транспортных средств, названных в пунктах 2, 5 и 6 статьи XI Соглашения и предназначенных для личного пользования, лицами из числа гражданского компонента и членами их семей в соответствии с условиями временного ввоза, установленными законодательством Российской Федерации.

Российская Федерация исходит из того, что таможенное оформление товаров, ввозимых (вывозимых) лицами из числа гражданского компонента и членами их семей, предназначенных исключительно для их личного пользования, в том числе товаров для первоначального обзаведения, производится без взимания таможенных платежей, за исключением таможенных сборов за хранение, таможенное оформление товаров и за подобного рода услуги вне определенных для этого мест или времени работы таможенных органов;

Предательство века или предстоящая оккупация России войсками НАТО согласно путинскому закону №99-ФЗ

Летом 2007 года после проталкивания через Думу Путиным Федерального закона № 410940-4: «О ратификации соглашения между государствами — участниками Североатлантического Договора и другими государствами, участвующими в программе «Партнерство ради мира», о статусе их сил от 19 июня 1995 года и дополнительного протокола к нему, ставшему после его одобрения ГД и подписания президентом №99-ФЗ, «Международный Союз Советских офицеров» проводил пикет протеста у Министерства обороны РФ.

Мы тогда еще не знали ни номера Закона, ни его конкретного содержания, но через депутатов мы узнали одно, что теперь войска НАТО могут находиться на территории Российской Федерации вместе с оружием и боевой техникой, проводить военные операции и пользоваться правами экстерриториальности. Мы протестовали именно против этого.

Факты говорят, что НАТО в целом и США, в частности, постоянно готовятся к оккупации России. Американские специалисты подсчитали, что для установления контроля над городами нашей страны понадобится 73 бригадные боевые группы и 11 полков морской пехоты. Именно столько и планируется развернуть в США в ближайшее время.

На конференции десантников 6 ноября сего года защитники Сердюкова опять грозили, что если требование отставки министра не будет снято, то блок НАТО введёт в Россию свои войска и оккупирует ее в соответствии с Договором и законом №99-ФЗ. Подобные же высказывания постоянно звучат из уст функционеров КПРФ, в частности Никитина В.С.

Этот закон еще раз показывает истинное лицо президента Путина , которого некоторые недалекие или неосведомленные люди считают чуть ли не «спасителем отечества», «национальным лидером» и т.д. Многие уже забыли, что именно Путин совершил еще один акт национального предательства — отдал спорные территории Китаю, но в этом случае даже не заручившись формальным проведением этого акта через Госдуму.

Оккупация России должна проходить из Прибалтики через Северо-Запад страны и Дальний Восток. Основным же путем ввода НАТОвских войск является белорусское направление. Этим и объясняется стремление Запада и российских властей убрать президента Лукашенко, так как именно при нём Беларусь является для них непреодолимым барьером на пути оккупации России.

Это всё является изменой Родине, предательством её интересов и требует суда над участниками и исполнителями подобных деяний. Именно поэтому на митинге МССО 9 мая 2009 года на Пушкинской Площади мы разжаловали подполковника Путина в рядовые с формулировкой «За измену Родине» и объявили, что суд над предателем состоится сразу после нашей Победы. Но Путин не только изменяет Родине, но он и постоянно использует свое положение в целях личного обогащения, начиная с должности заместителя Собчака. Многочисленные свидетельства этого в прессе и интернете остаются без парламентского и судебного расследования. В книге небезызвестного Полторанина, а также на её презентации этот политический деятель делает очень прозрачные намеки на то, что Путин организовал убийство генерала Рохлина. Еще один повод для Думы и Генпрокуратуры заняться такой многогранной личностью.

То, что войска НАТО, собираются всерьез и надолго оккупировать нашу страну, говорится в пунктах 4 и 6 Закона: » и членами(ов) их семей». А чтобы подготовить победное шествие НАТОвских войск по России при помощи Сердюкова и так называемой реформы практически уничтожены Армия и ВМФ. А поставил Сердюкова все тот же Путин.

Предполагаемый НАТОвский парад на Красной Площади по всей России 9 мая с.г. явился бы прелюдией полной оккупации страны. Но он был сорван нашими общими усилиями в том масштабе и с участием регулярных войск, как задумывалось ранее. Но попытки оккупировать нашу страну под тем или иным предлогом продолжаются. Кроме США транспортировки своих войск через российскую территорию требуют и другие страны НАТО, в частности Франция и Испания. Готовится новая Антанта.

Как видим, не один президент Медведев выступает за оккупацию России. Это готовилось и осуществлялось и президентом Ельциным, и Путиным при молчании и непротивлении Зюганова, если не сказать больше. Судить за измену Родины надо всех четверых, а также Грызлова, Слиску, Миронова и Жириновского. Они все, в той или иной мере или выступают за вхождение России в НАТО, или своим молчанием и непротивлением помогают осуществить положения закона № 99-ФЗ об оккупации страны войсками этого блока.

Еще одним примером подобной измены своей стране за последние сотни лет может служить лишь использование германских войск для разгрома Парижской Коммуны. Но то событие ни по масштабам (сдавался немцам один Париж, а не вся страна), ни по циничности не идет ни в какое сравнение с нынешним. И поэтому суд над предателями и изменниками Родины неизбежен, так как только в России при нынешней власти принимают законы касающиеся всей страны и каждого гражданина без широкого обсуждения в СМИ и референдума, а значит: эта власть неконституционна, нелегитимна, антинародна и преступна. Выводы делайте сами.