Эскадренный броненосец потемкин

Броненосец «Князь Потёмкин-Таврический»

14 июня (по ст.ст.) 1905 года началось одно из заметных событий революции 1905-1907 годов в России – первый случай вооружённого мятежа целой воинской части

Сюжет для фильма Эйзенштейна

Российское военно-историческое общество неоднократно обращалось к событиям революции 1905-1907 годов. Писали мы и о трагических событиях 9 января 1905 года в Санкт-Петербурге, и о том, как революция постепенно захватывала всё больше уголков России. Действительно, РСДРП готовила вооружённое восстание и планировала его начать осенью 1905-го. Подготовкой к нему были охвачены и матросы Черноморского флота. Но на броненосце «Потёмкин» выступление началось стихийно и уже в начале лета.


Броненосец «Князь Потёмкин-Таврический». Источник: https://www.afisha.ru

Конечно, можно ещё раз пересмотреть снятый в 1925 году знаменитый фильм «Броненосец «Потёмкин»» режиссёра Сергея Эйзенштейна. Фильм немой, но мастерство автора настолько сильно, что он кажется документальным. И ещё один момент: кино было снято, когда еще оставались в живых многие очевидцы тех событий. В результате картина с успехом прошла по советским экранам и в дальнейшем была признана одним из лучших фильмов всех времён. Но не забывайте, что это художественное произведение и за кадром остались ещё многие моменты. Мы попытаемся рассказать всё по порядку, нисколько не умаляя труд великого кинорежиссёра.

Первоначально планировалось, что фильм «Броненосец «Потёмкин»» будет настоящей эпопеей о революции 1905 года и туда войдёт всё, что предшествовало этому событию, но Эйзенштейн начал импровизировать, многое убрал, оставив лишь эпизод самого восстания на мятежном корабле. Мы себе этого позволить не можем и расскажем немного поподробнее.

Революции навстречу…

Вряд ли в другое время некачественный обед на флоте привёл бы к восстанию. Пошумели, повозмущались — и разошлись. Но всё это случилось в 1905 году, а время это было осложнено целым рядом внешних и внутренних политических факторов. Всё ещё продолжалась война с Японией на Дальнем Востоке, из которой Россия вышла не победительницей. Цусимское сражение принесло тяжёлое поражение русскому флоту. И хотя разгромленные корабли 2-й эскадры принадлежали Балтийскому флоту, на Чёрном море активно ходили слухи, что вскоре появится 3-я Тихоокеанская эскадра и составлена она будет как раз из кораблей Черноморского флота. Броненосец «Князь Потёмкин-Таврический» был одним из явных кандидатов на поход в воды Тихого океана.


Съемки фильма «Броненосец Потёмкин». Источник: https://www.afisha.ru

Радости у матросов этот слух не вызывал, и желания участвовать в войне на Дальнем Востоке они не испытывали. Кровавые события 9 января 1905 года в Петербурге и последовавший за ними начальный этап революционных волнений с террористическими актами делали обстановку в стране тревожной и непредсказуемой. Да и революционеры многое совершали в ту пору под лозунгом «чем хуже – тем лучше». В Севастополе в 1904 году была создана единая подпольная организация социал-демократов, которую матросы называли «Севастопольская централка», она поддержала решение III съезда РСДРП, взявшего курс на вооружённое восстание.

Напомним, что восстание планировали начать осенью 1905 года, но нарастание революционных настроений на флоте, волнения солдат севастопольской крепостной артиллерии в начале июня 1905 и выступления в их защиту матросов броненосцев «Екатерина II» и «Три святителя» заставили «Централку» передвинуть сроки восстания на лето. Как ни странно, броненосец «Потёмкин» считался руководителями восстания самым «отсталым» в плане революционности кораблём. Но события середины июня оказались совершенно неожиданными и спутали все карты революционерам.


Восстание на броненосце. Источник: https://topwar.ru

Ситуацию обостряла и политическая обстановка в Одессе. Весной 1905 года здесь более месяца длилась всеобщая стачка, в которой приняли участие одесские заводы, фабрики и даже мелкие мастерские по починке дамских аксессуаров.

Одесские улицы патрулировали казачьи части совместно с усиленными нарядами полиции. К 14 июня обстановка в городе достигла значительного накала: был убит старейший городовой Павловский. И в этот момент на рейде Одессы появляется броненосец «Потёмкин», захваченный восставшей командой.

Бунт на корабле

Спущенный на воду осенью 1900 года и вступивший в строй только что, в мае 1905-го, броненосец «Князь Потёмкин-Таврический» был в тот момент самым новым и самым мощным кораблём Черноморского флота. Судно, впрочем, строили с задержками, долго устраняли недоделки и последствия пожара в котельном отделении. Накануне известных событий броненосец прошёл ходовые испытания и приступил к проверке вооружения. Но время, проведённое матросами в доках, в контактах с рабочими судоремонтного завода, не прошло даром. Экипаж судна был воодушевлён революционной агитацией. На корабле стали готовиться к восстанию. Командиру корабля, капитану 1-го ранга Евгению Голикову, приходили анонимные письма-предупреждения, а накануне восстания 50 матросов попросили списать их на берег, не желая принимать в нём участие. Ещё 40 матросов, самых неблагонадёжных, командир списал на берег сам.


Восстание на броненосце. Источник: https://topwar.ru

Волнения начались, когда корабль находился на рейде, проводя проверку орудий и занимаясь обеспечением стрельб. Поводом послужил инцидент с обедом. Команда возмутилась качеством борща, приготовленного из испорченной говядины, закупленной 13 июня мичманом Макаровым на одесском базаре у своего приятеля купца Копылова по более низкой цене в количестве 28 пудов. В фильме Эйзенштейна показано, что мясо было с червями – холодильников в то время не существовало, погода стояла жаркая, а тут ещё доставка провизии задержалась на несколько часов из-за столкновения выделенного для этого миноносца с лодкой некстати подвернувшихся местных рыбаков. С мясом в охваченной стачкой Одессе действительно были проблемы, а ловкий торгаш Копылов, по словам его покупателей, сумел сбагрить своему знакомому мичману мясо уже с маленькими белыми червячками. Через несколько часов путешествия по жаре говядина испортилась вконец, но борщ из неё сварили, и его принял нелюбимый матросами старший врач броненосца Смирнов.

Корабль революции

Матросы ещё рано утром 14 июня обнаружили часть несвежего мяса, которое неосмотрительно выставили «проветриться». Повод для бунта был готов, и в 11 часов утра вместо обеда разыгралась драма массового неповиновения матросов. Голиков выстроил команду броненосца и попытался выявить и нейтрализовать зачинщиков недовольства. На просьбу командира выйти из строя тех, кто желает есть борщ, сначала откликнулось лишь около 100 человек из огромной команды (781 человек). Но потом угроза бунта почти миновала, едва перед оставшимися в строю замаячило неизбежное наказание. Но когда сопротивляющихся осталось около 30 человек, начальство решило наказать и тех, кто медленно выходил из строя и долго обдумывал перспективу покушать наваристый борщ с червями.


Восставшие в Константе. Источник: https://topwar.ru

Дальнейшее хорошо известно: матросы взялись за оружие и разоружили офицеров. Причиной бунта в итоге стали даже не революционные симпатии неграмотных в своём большинстве матросов, а внезапно вспыхнувшая коллективная обида, когда командиры вознамерились наказать невиновных. Выпитая на жаре перед несостоявшимся обедом чарка водки усугубила положение флотских командиров. Неповиновение быстро переросло в перестрелку. В результате были убиты командир корабля Голиков и несколько наиболее ненавистных офицеров, а старшего врача Смирнова выбросили за борт и спасать не стали. Остальные офицеры были арестованы. Руководство восстанием взял на себя матрос Григорий Вакуленчук, но в самом его начале он был смертельно ранен. Во главе революционных матросов встал Афанасий Матюшенко. Броненосец стал главным кораблём и символом революции 1905 года.

Всероссийский скандал

Восстание на броненосце не было рядовым бунтом. Моряки избрали судовую комиссию и командный состав, приняли меры по охране оружия, механизмов корабля и арестованных. К восставшим присоединились и моряки миноносца №267, который участвовал с броненосцем в стрельбах. На кораблях были подняты красные флаги, и команда объявила «Потемкин» кораблём революции.


Воззвание команд броненосца «Потемкин» и миноносца № 267 —
«Ко всему цивилизованному миру». Источник: https://topwar.ru

В тот же вечер 14 июня оба судна прибыли в Одессу, где, как мы помним, продолжалась всеобщая стачка. Во время похорон Вакуленчука прошли совместная массовая демонстрация и траурный митинг. Броненосец произвёл даже несколько боевых выстрелов по скоплениям войск и полиции.

Николай II счёл восстание на броненосце опасным и недопустимым то, чтобы боевой корабль ходил по Чёрному морю под красным флагом. На подавление восставших было брошено несколько броненосцев и минный крейсер. Первая встреча эскадры с революционным кораблём закончилась победой потёмкинцев. «Потёмкин» прошёл сквозь строй эскадры, держа адмиральские корабли под прицелом своих орудий. Ни с одной стороны не было сделано ни одного выстрела, а команды кораблей эскадры, несмотря на запреты командиров, приветствовали «Потёмкина» криками «Ура!».


Арестованные матросы — участники восстания. Источник: https://topwar.ru

Вызванная на подавление бунта эскадра была вынуждена уйти. С «Потёмкиным» остался броненосец «Георгий Победоносец», команда которого после переговоров с потёмкинцами также арестовала офицеров и присоединилась к восставшим. Правда, этот бунт продолжался недолго. В команде «Победоносца» произошёл раскол, корабль отстал от «Потёмкина» и сдался властям. Это событие сказалось и на потёмкинцах, среди которых началось брожение.

Международная проблема

После встречи с эскадрой броненосец вновь пришёл в Одессу, но получить необходимые запасы продовольствия и воды не смог. Было принято решение идти в Румынию, в Констанцу. Там местные власти также отказались предоставить необходимую помощь. Пришлось возвращаться в Россию, но перед этим потёмкинцы опубликовали в местных газетах воззвание «Ко всем европейским державам» и «Ко всему цивилизованному миру», объяснив в них причины и цели восстания.

Когда броненосец «Потёмкин» пришёл в Феодосию, его уже ждали регулярные армейские части и жандармы. Матросы были обстреляны ружейным огнём. Пришлось снова возвращаться в Констанцу.

Убедившись в бесперспективности дальнейшего сопротивления, 24 июня матросы сдали свой корабль румынским властям, а на следующий день, спустив красный флаг непобежденного корабля революции, сошли на берег в качестве политэмигрантов. Команда миноносца № 267 не пожелала сдаваться румынам и поставила корабль на якорь на внутреннем рейде.

Через два дня Румыния вернула эскадренный броненосец России. Были приняты меры, чтобы даже в памяти не осталось названия восставшего корабля. Царское правительство переименовало его в «Пантелеймона». Но традиции потёмкинцев так и остались на корабле. Когда восстал крейсер «Очаков», пантелеймоновцы первыми поддержали его матросов, присоединившись к ним 13 ноября 1905 года.

Февральская революция1917 года вернула кораблю старое название, правда, без упоминания титула князя, корабль стал именоваться «Потёмкин – Таврический», а ещё через месяц ему присвоили новое имя — «Борец за свободу».

Дальнейшая судьба броненосца оказалась не самой везучей. В мае 1918 года «Борец за свободу» был захвачен кайзеровскими войсками, позднее перешёл в руки деникинцев, а перед приходом в Крым Красной Армии был взорван англо-французскими интервентами. Многие бывшие потёмкинцы стали участниками установления советской власти в Крыму и воевали за Республику Советов в годы Гражданской войны.

Николаевское адмиралтейство. Эскадренный броненосец «Князь Потемкин-Таврический» (часть 1)

В 1895 году по инициативе тогдашнего Главного командира флота и портов Черного и Каспийского морей вице-адмирала Николая Васильевича Копытова всё управление флотом было переведено из Николаева в Севастополь. Город на берегу Ингула стал выполнять сугубо промышленные функции, оставаясь главным центром кораблестроения на юге России.

Спуск броненосца «Князь Потемкин-Таврический», эллинг №7

Совсем скоро Николаевское адмиралтейство перестанет быть единственным крупным предприятием данного профиля в городе. В том же 1895 году, при активном участии бельгийского и французского капитала, начались работы по возведению нового завода. В Николаеве, а потом и в официальной документации, за ним прочно закрепилось название «Наваль» – не в последнюю очередь из-за обилия иностранных специалистов, говорящих на языке Жюля Верна и Александра Дюма. Позже новая верфь станет Черноморским судостроительным заводом, одним из крупнейших в СССР и Европе.

А пока что старое Николаевское адмиралтейство продолжало строить корабли. И своей очереди ждал, вначале на чертежных листах, а потом медленно вырастая на стапеле, эскадренный броненосец «Князь Потемкин-Таврический».

По образцу «Трех Святителей»

Двадцатилетняя программа судостроения для нужд Черноморского флота подходила к концу, и увенчать ее должен был восьмой по счету эскадренный броненосец. Как уже повелось, каких-то четких планов в отношении нового корабля в высоких военно-морских кабинетах не было. Тем не менее командованию Черноморского флота, все еще пользующемуся остатками автономности, в 1895 году было предложено самостоятельно определить тип нового броненосца, который в наибольшей степени соответствовал бы местным задачам.

Главный морской штаб ожидал ответа на свой запрос, а в Севастополе и Николаеве кипели споры на совещаниях, и скрипели грифели на чертежных досках. Идея компактности по-прежнему витала в черноморской среде, и в ответе управляющему Морским министерством адмиралу Чихачёву вице-адмирал Копытов предложил возможную новую вариацию «Двенадцати Апостолов».

По мнению Копытова, этот корабль при скромных размерах обладал отменной мореходностью и осадкой. Вице-адмирал предлагал разработать проект, основываясь на улучшенной версии «Двенадцати Апостолов». Этот корабль предполагалось оснастить новейшими водотрубными котлами системы Бельвиля, которые необходимо было перевести на нефтяное отопление. Запасы топлива сокращались ввиду перехода с угля на мазут. Вице-адмирал Копытов рассчитывал, что со всеми перечисленными и еще не упомянутыми нововведениями перспективный броненосец способен будет развить скорость до маловероятных тогда 20 узлов.

Изучив предложение командования Черноморского флота, адмирал Чихачёв и председатель Морского технического комитета вице-адмирал Пилкин в декабре 1895 года выдали Копытову свои выводы. Они разъяснили вице-адмиралу Копытову несколько иное мнение: поскольку при вполне возможной операции в Босфоре броненосцу предстоит иметь дело с береговыми укреплениями, расположенными на высотах, то новый корабль должен иметь закрытые башни, а не открытые барбетные установки, имевшиеся на «Двенадцати Апостолах». Для лучшей защиты настоятельно рекомендовался отказ от барбетных установок – Копытову дали понять, что за основу следует взять корабли вроде «Трех Святителей» и «Ростислава». Гипотетическая скорость в 20 узлов была признана в Петербурге недостижимой и в дальнейшем не рассматривалась.

В начале 1896 года вице-адмирал Копытов ознакомился в Морском техническом комитете с чертежами строящегося тогда на Балтийском заводе эскадренного броненосца «Пересвет». При водоизмещении в 12 тыс. тонн он имел 254-мм орудия главного калибра, размещенные в башнях. Взвесив все за и против, Морской технический комитет дал согласие на разработку проекта.

Эскадренный броненосец «Пересвет»

В Николаеве под руководством портового корабельного инженера старшего судостроителя Н. В. Михайлова началось эскизное проектирование, которое к лету 1896 года было в целом готово. Творческий процесс был в самом разгаре, когда в него вмешалось высокое начальство. Генерал-адмирал великий князь Алексей Александрович в начале июня того же года приказал Главному управлению кораблестроения и снабжений новый черноморский броненосец строить полностью по образцу «Трех Святителей».

Спустя всего неделю, после обмена мнениями с чинами из морского ведомства, генерал-адмирал несколько смягчил формулировку: вместо категорического «точно так, как „Три Святителя“» теперь появилось более обтекаемое «вроде „Трех Святителей“». Алексей Александрович по-начальственному настаивал, чтобы новый корабль был по возможности лишен недостатков своего прототипа и воплотил все новейшие достижения науки и техники.

Броневая защита батареи 152-мм орудий должна быть значительно усилена, сами орудия отделены друг от друга броневыми траверзами. Учитывая «мониторную» низкобортность «Трех Святителей», высоту надводного борта в носовой части требовалось поднять, вместе с ним увеличивалась и высота расположения над горизонтом воды носовой башни главного калибра.

Поскольку площадь надводного борта после подобных изменений становилась больше, допускалось применение броневых плит уменьшенной толщины – 102 мм. Ситуацию с непотопляемостью планировалось улучшить при помощи применения коффердамов по аналогии с новейшими французскими броненосцами типа «Шарлемань».

С проектными работами рекомендовалось не затягивать. Кораблестроительный отдел Морского технического комитета совместно с другими отделами под руководством главного инспектора кораблестроения Николая Евлампиевича Кутейникова начали работы по составлению технического задания на новый броненосец «вроде „Трех Святителей“».

26 июля вице-адмирал Копытов своим приказом по Черноморскому флоту назначил строителя корабля. Им стал корабельный инженер Севастопольского военного порта – старший помощник судостроителя Алексей Эрнестович Шотт. 42-летний Шотт считался на флоте опытным специалистом. Окончив в 1875 году Кронштадтское техническое училище, он служил в Новом Адмиралтействе в Петербурге. Участвовал в строительстве крейсера «Дмитрий Донской». В 1883 году переведен в Севастополь, где исполнял обязанности помощника строителя броненосцев «Чесма» и «Синоп». После этого ему была поручена достройка и испытания «Трех Святителей».

Шотт, с головой загруженный работами на этом броненосце, не мог оставить Севастополь и поэтому все проектные задания выполнял на месте силами специалистов военного порта и находившихся там же служащих Николаевского адмиралтейства.

В целом деятельность по проекту нового корабля происходила в большой спешке и сопровождалась организационными неурядицами. Морской технический комитет наложил жесткие ограничения на водоизмещение, которое не должно было превышать 12480 тонн. При этом главные размеры корпуса и обводы повторяли таковые у броненосца «Три Святителя». Не облегчили дела и полученные в августе 1896 года данные о почти 900-тонной перегрузке «Трех Святителей» и переуглублении его на 0,44 метра.

12 октября 1896 года техническое задание на восьмой черноморский броненосец было одобрено в Петербурге и направлено вице-адмиралу Копытову для «скорейшего исполнения». По примеру балтийского «Пересвета» новый корабль должен был иметь полубак, что сильно отличало его от «мониторного» борта «Трех Святителей».

От 254-мм орудий отказались в пользу более традиционных 305 мм. Предполагалась также установка большого количества стволов противоминного и малого калибра. Для оптимизации бронирования на корабле предполагалось установить плиты, изготовленные по новейшему крупповскому способу. Гидравлические приводы башен заменили электрическими, а огнетрубные котлы – водотрубными системы Бельвиля. Все котлы для экономии длины корабля располагались поперек корпуса.

К концу года в Севастополе закончили разработку двух проектов. Первый предусматривал установку башен, аналогичных тем, которые были установлены на «Трех Святителях» и имели гидравлический привод. Корабль должен был иметь несколько вспомогательных котлов, установленных отдельно. Второй проект, более отвечавший требованиям Морского технического комитета, включал в себя новые башни главного калибра с электрическим приводом, подобные тем, которые были разработаны для балтийского броненосца «Петропавловск».

Вице-адмирал Копытов, которому первый проект понравился больше, обязал инженера Шотта выехать в Петербург, где представить оба проекта и доложить мнение командования Черноморского флота. В недрах Морского технического комитета тоже не теряли времени даром и разработали собственный проект. Состоялись рассмотрения: одобренный вице-адмиралом Копытовым вариант был отвергнут, и соревнование продолжилось между оставшимися двумя.

И самого Шота, и сотрудника чертежной кораблестроительного отдела П. А. Гагарина, автора «питерского» проекта, подгоняли начальство, время и обстоятельства. После спуска на воду броненосца «Ростислав» в Николаеве эллинг №7 пустовал уже седьмой месяц. В итоге весной 1897 года победил доработанный проект инженера Шотта.

Морской технический комитет не мог остаться в стороне и внес в него массу поправок и дополнений. Так, расстояние между палубами было сокращено на 152 мм для восстановления устойчивости, два 152-мм орудия были перемещены с верхней палубы на батарейную. Броневая защита некоторых участков палубы и противоминной артиллерии была усилена. В то же время предложение вице-адмирала Копытова отказаться от фактически бесполезных надводных аппаратов и становившихся всё более громоздкими корабельных минных катеров было отклонено.

Управляющий морским министерством вице-адмирал Павел Петрович Тыртов одобрил решение Комитета своей резолюцией. Стоит отметить, что главы рабочих групп инженеры Шотт и Гагарин за выполнение большого объема сложных проектных работ в сжатые сроки были премированы 600 и 300 рублями соответственно.

Строительство

Пока проект нового корабля находился в стадии разработки, Главное управление кораблестроения и снабжений передало заказ на изготовление корабельной стали казенному Ижорскому заводу. 7 июля 1897 года в Николаевском адмиралтействе под руководством вернувшегося из столицы Шотта началась разбивка нового броненосца на плазе. В этот же день на двух баржах из Одессы доставили первую партию корпусного металла, привезенного с Ижорского завода морем вокруг Европы. В течение следующих двух месяцев прибыло еще две партии стали, доведя ее общую массу на верфи к октябрю 1897 года до 850 тонн.

В ход работ, помимо постоянно запаздывающего с утверждениями чертежей Морского технического комитета, неутомимо и настойчиво вмешивался Главный командир Черноморского флота вице-адмирал Копытов. По его указаниям в проект вносились постоянные изменения, от которых Шотту приходилось либо отбиваться на месте, либо согласовывать их с Петербургом.

Отношения между командующим и инженером осложнились настолько, что Копытов начал обвинять Шотта в некомпетентности. Но Морской технический комитет поддержал Шотта в ряде принятых для быстроты через голову Копытова решений, а большинство «улучшений» вице-адмирала были отвергнуты. В дополнение ко всем конструкторским проблемам Ижорский завод начал затягивать поставки стали, очередная партия которой застряла на зиму 1897–1898 гг. в Одессе.

7 декабря 1897 года новому броненосцу Черноморского флота высочайшим приказом по Морскому министерству было присвоено название «Князь Потемкин-Таврический». 17 декабря того же года на стапеле эллинга №7 Николаевского адмиралтейства были собраны листы горизонтального киля.

«Потемкин» получался большим и сложным кораблем. Первоначально его водоизмещение и основные размерения соответствовали «Трем Святителям». Правда, осадка была несколько меньше – 8,2 м. Броненосец получил полубак длиной почти 80 метров.

Артиллерия, кроме четырех 305-мм орудий в двух башнях нового типа, состояла из шестнадцати 152-мм и четырнадцати 75-мм орудий. Кроме этого, имелось восемь скорострельных 47- и 37-мм орудий. Торпедное вооружение было представлено пятью подводными аппаратами разработки и изготовления Металлического завода в Петербурге. Броневая защита «Потемкина», в отличие от своего прототипа, была несколько облегченной. Максимальная толщина пояса составляла 229 мм и 203 мм в оконечностях. Башни главного калибра и боевая рубка были защищены плитами толщиной в 229 и 254 мм.

Корабль оснащался двумя вертикальными паровыми машинами тройного расширения по 5300 л. с. и 22 водотрубными котлами системы Бельвиля, причем носовая группа из восьми котлов предусматривала нефтяное отопление. Расчетная максимальная скорость определялась в 16 узлов, а дальность плавания 10-узловым экономическим ходом – около 3600 миль. Запасы твердого и жидкого топлива составляли 1100 тонн. Экипаж броненосца насчитывал 731 человека, в том числе 26 офицеров.

После установки первых частей набора корпуса на стапеле работы в эллинге №7 законсервировались вплоть до весны 1898 года. Объем изменений в проекте оказался очень велик, не менее длительным оказался процесс утверждения этих изменений: изъятие одних чертежей и изготовление новых. Многочисленные контрагенты тоже не всегда проявляли ответственность.

Например, Балтийский завод, изготовитель механической части, сильно затянул с рабочими чертежами. Вице-адмирал Копытов не согласился с принятыми в проекте брашпильным и парогидравлическим рулевым устройствами и предложил переделать их, причем последнее предлагал заказать в Англии. На утверждение этого решения и выпуск рабочих чертежей ушел почти год.

Изготовление новых башен главного калибра было поручено недавно появившемуся в Николаеве заводу «Наваль», но, несмотря на хорошую механическую оснащенность, этому молодому предприятию не хватало опыта в подобных работах. Ижорскому заводу уже в третий раз за последнее время приходилось перестраивать и модернизировать производство под новые плиты, на этот раз по крупповскому образцу. Из-за этой и других задержек главному строителю пришлось летом 1898 г. уволить большое количество рабочих, оказавшихся не у дел.

Эскадренный броненосец «Князь Потемкин-Таврический», 26 сентября 1900 г.

Броненосец «Потемкин» был официально заложен утром 28 сентября 1898 года. Закладная доска весом 160,6 граммов из серебра 84-й пробы была заказана у николаевского частного ювелира А. М. Маурера в количестве 16 экземпляров. Кроме установки на горизонтальный киль корабля, дубликаты были розданы императору, императрице, наследнику, генерал-адмиралу и другому высокому начальству. Один экземпляр по традиции передавался в Морской музей.

Стапельные работы на «Потемкине» продолжались 40 месяцев – строительство двигалось тяжело, с большими задержками и остановками.

Продолжение следует…

Предыдущие статьи из серии «Николаевское адмиралтейство»: «Ростислав» – последний эскадренный броненосец XIX века Броненосец «Три Святителя» Броненосец «Двенадцать Апостолов» Броненосец «Екатерина II»: несостоявшийся десант Предыстория броненосца «Екатерина II» Ракеты Константинова и батарейные плоты Броненосцы адмирала Попова Россия соблюдает Парижский договор Контр-адмирал Бутаков против деловых людей Упадок кораблестроения после Крымской войны Верфь в годы Крымской войны Лазаревская школа Дело Казарского. Часть 2 Дело Казарского. Часть 1 Оживление судостроения при адмирале Грейге Ингульская верфь в начале XIX века Первые годы верфи на Ингуле Империя строит флот Предыстория

Эта статья на Военном обозрении.

27 июня 1905 года вспыхнуло восстание матросов на броненосце «Князь Потемкин Таврический».
Мятеж состоялся когда крейсер стоял недалеко от Одессы, где происходила общая стачка рабочих. Считается, что поводом для мятежа стала попытка начальства накормить матросов гнилым червивым мясом. Это восстание стало одним из главных событий революции 1905—1907 годов и первым случаем вооружённого мятежа целой воинской части в России.
Броненосец «Князь Потёмкин Таврический» был на тот момент самым новым и одним из сильнейших кораблей Черноморского флота России. Постройка корабля шла дольше запланированного (из-за произошедшего во время постройки пожара в котельном отделении и обнаруженных дефектов брони орудий главного калибра). Незадолго до описываемых событий корабль успешно прошёл ходовые испытания и приступил к испытанию вооружения.
Из-за продолжительных контактов с рабочими судоремонтных заводов экипаж корабля был разложен революционной агитацией. Командир броненосца получал анонимные письма с предупреждениями о готовящемся восстании. За день до выхода в море на учебные стрельбы с корабля было списано 50 матросов, которые сами подали прошение о списании, так как они знали о готовящемся восстании и не желали в нём участвовать.
По штату экипаж состоял из 731 человека, в том числе 26 офицеров. На момент выхода в море на борту броненосца находился экипаж из 781 матроса, 15 офицеров, двух врачей и священника.
Матросы были в основном из крестьян. Для подавляющего большинства из них, «Князь Потёмкин-Таврический» был единственным местом прохождения службы — только 80 матросов служили до этого на других кораблях Российского флота.
Численность офицеров на корабле, вышедшем на стрельбы, была ниже штатной. Некомплект был связан с общей нехваткой офицерского состава на флоте из-за шедшей Русско-японской войны.
Повод для восстания был найден — черви в пище. Только вот закупали продукты в Одессе под руководством Мичмана А. Н. Макарова, не проверившего лично все купленные продукты. Группа закупки приобрела 28 пудов той самой говядины. Были также закуплены мука, зелень и свежие овощи, деликатесы и вино для кают-компании.
Так как холодильных камер в те времена ещё не было, мясо, пролежавшее сначала целый день на рынке, а затем всю ночь на борту миноносца, учитывая жаркую июньскую погоду, несомненно попало на борт броненосца к утру следующего дня уже несвежим.
Кадр из фильма «Броненосец Потемкин», снятый Сергеем Эйзенштейном на киностудии «Мосфильм» в 1925 году.
В то время дневной рацион русского матроса был вдвое дороже армейского, а по условиям жизни на флоте и отсутствию холодильной техники «мясо с червями на кораблях Черноморского флота в те времена было явлением нередким, всегда обходилось без конфликтов…» но не в этот раз, когда на судне было много выходцев из крестьян.
Команда отказалась есть приготовленный на таком мяче борщ и демонстративно ела сухари, запивая их водой.
В материалах следственного дела имелись свидетельства, что только один член экипажа — ученик кочегара Е. Ф. Резцов — получил порцию борща, ел его и нашёл его «вкусным и жирным».
Об отказе команды есть борщ было доложено. Командир приказал сыграть общий сбор. Выйдя к матросам и узнав от них причину, по которой они отказываются от обеда, командир корабля вызвал старшего врача из кают-кампании и приказал ему вторично освидетельствовать борщ. Врач С. Е. Смирнов вторично признал борщ съедобным.
После этого командир броненосца пригрозил матросам наказанием за бунт и приказал тем: «Кто хочет кушать борщ — выйти к 12-дюймовой башне. А кто не хочет — для тех на корабле имеются ноки (рея)».
Командир эскадренного броненосца «Князь Потёмкин-Таврический» капитан I ранга Евгений Николаевич Голиков.
Матросы стали потихоньку переходить к башне. Но в этот самый момент, когда в строю осталось около 30 совершенно случайно замешкавшихся матросов, старший офицер И. И. Гиляровский приказал караулу задержать оставшихся. Эта несправедливость и послужила главной причиной волнений, как и обеденная чарка водки, выпитая на пустой желудок.
В этот момент старший офицер отдал приказ принести брезент с 16-весельного баркаса. Команда расценила этот приказ таким образом, что старший офицер решил расстрелять «зачинщиков», используя, по существовавшему на флоте обычаю, для этого брезент… это и привело к открытому восстанию.
Восставшие, во главе с Григорием Вакуленчуком и Афанасием Матюшенко кинулись на офицеров и начали кидать их за борт. В перестрелке Вакуленчук погиб.

Прикладами винтовок был избит корабельный священник отец Пармен. Матросы начали расстреливать офицеров. Часть матросов прыгнула за борт, не желая участвовать в мятеже. Капитан укрылся в каюте. Видя, что у него нет шансов, он вышел, одетый только в нижнее бельё, так как собирался прыгать через иллюминатор за борт. Раздались крики, что командира нужно судить или повесить, кто-то крикнул «Сзади, разойдись!» — находившиеся за спиной командира разбежались — раздался залп. Тело командира было немедленно выкинуто за борт.
Фотография членов команды броненосца «Потёмкин». В центре группы — лейтенант Л. К. Неупокоев, одна из жертв бунта.
После расстрела командира по кораблю распространился слух, что лейтенант В. К. Тон намеревался взорвать артиллерийские погреба. На корабле начались его поиски, которые не давали результата. Спустя какое-то время внешне спокойный лейтенант Тон вышел к матросам сам. А. Н. Матюшенко потребовал, чтобы Тон, его непосредственный командир, снял погоны. Лейтенант ответил: «Ты мне их не давал и потому снимать не будешь». Матюшенко выстрелил в Тона из винтовки, тот раненый упал, после чего какой-то новобранец подбежал к нему и добил выстрелом в голову. Лейтенанта выкинули за борт.
Оставшиеся в живых офицеры были арестованы. Их разделили на две группы — строевых офицеров поместили в кают-кампании, а инженеров — в каюту командира корабля. К каютам были приставлены часовые.
Восставшие захватили и стоящий рядом миноносец № 267. Испугавшись, что миноносец сможет взорвать броненосец торпедой, они подняли сигналы с приказом миноносцу кормой подойти к борту броненосца и дали три предупредительных выстрела из 47-мм орудия в сторону миноносца. Командир миноносца, под угрозой артиллерийского обстрела, подчинился приказанию.
Восставшие высадили на борт миноносца свою команду, арестовали командира и перевели его на броненосец. Впоследствии на миноносце всё время находились вооружённые представители команды броненосца, которые следили, чтобы миноносец не покинул восставших.
«Потемкин» взял курс на Одессу. В пути был найден и выброшен за борт врач броненосца С. Е. Смирнов. «Потёмкин» поднял сигнал, запрещающий поднимать что-либо из воды. На миноносце № 267, следующем за броненосцем, видели человека в офицерском кителе, проплывающего за бортом, но не решились ослушаться сигнала.
Удивительная история произошла со шкипером Т. С. Зубченко. Спустя несколько дней после начала восстания он бросил бутылку с письмом своей семье следующего содержания:
Православные люди!
Прошу сообщить моей дорогой жене и деткам, что я умираю не от врага, а от руки своего брата. Был два раза на смертельном одре, то есть 14 июня и 16. По милости трюмного механика Коваленко, артиллерийского кондуктора Шапорева, боцмана Мурзака я оставлен ещё на мучения и каждую минуту жду смерти, только не знаю, какова она будет. Дорогая Маруся, прошу, прости меня. Я умираю за Веру, Царя и Отечество. Крепко вас обнимаю предсмертною рукою. 19 июня 1905 года. Ответ не пиши, а похорони меня на севастопольском кладбище.

Бутылка с письмом была поймана постом крымской пограничной стражи.
Его товарищи привели корабль в Одесский порт и устроили торжественное прощание с покойным товарищем.
Около четырёх часов утра с броненосца на берег был отвезён труп Г. Н. Вакуленчука. Труп разместили на Новом молу в специально сооружённой палатке и приставили караул.
В акватории порта «Потёмкин» захватил транспорт «Эмеранс» с грузом угля.
Под руководством прибывших на корабль революционеров был избран руководящий орган — «судовая комиссия»— прообраз придуманных уже в 1917 году «ревкомов». Они составили обращения восставших к войскам гарнизона и к гражданам Одессы с призывами поддержать восстание. Одесской группой при ЦК РСДРП эти воззвания были размножены в виде листовок и распространялись по городу.
По приказу командующего Одесским военным округом, в город из лагерей были введены два пехотных (274-й Ставучанский из Бендер и 133-й Симферопольский из Екатеринослава) и 8-й Донской казачий полки, в порту уже собралось до пяти тысяч человек. Войскам было приказано окружить порт, перекрыть все выходы из него.
Несколько дней на броненосце развевался красный флаг. Точного плана действий не было. Его команда хотела поднять восстание на всем Черноморском флоте, но этого не получилось. Чтобы подавить бунт, император Николай II направил против «Потемкина» эскадру других черноморских военных судов, но те отказались стрелять по потемкинцам.
В 18:15 было захвачено портовое судно «Веха», только что прибывшее в Одессу и не имевшее сведений о происходящем. Все офицеры судна, во главе с полковником П. П. Эйхеном, были арестованы. «Веху» начали переоборудовать в госпитальное судно, на случай боя с эскадрой.
В порт подтянулись уголовные элементы, которые принялись грабить склады и сжигать их. В советской историографии число жертв беспорядков в Одесском порту было сильно завышено, почти в 10 раз. Назывались цифры в 1260 и даже в 1500 погибших.
На следующий день восставшие матросы освободили и отправили на берег всех арестованных офицеров, а к командованию Одесского военного округа была отправлена делегация матросов для получения разрешения на похороны Г. Н. Вакуленчука.
В ходе переговоров разрешение на похороны было получено. В 2 часа дня на берег были отправлен двенадцать невооружённых матросов в качестве почётного караула во время похорон. При возвращении с похорон почётный караул матросов был обстрелян армейским патрулём — двое матросов было убито, трое арестовано.
Броненосец дал три холостых «траурных» выстрела в память о Г. Н. Вакуленчуке и два выстрела из 6-дюймовых орудий боевыми снарядами по городу. Позднее выяснилось, что хотели попасть в дом градоначальника и командующего войсками, но промахнулись.
Один снаряд поразил чердак жилого дома в центральной части города, но жертв по счастью не было, второй — пролетел на окраину города, насквозь пробив дом Стрепетова на Бугаёвской улице, он не разорвавшись упал на территории сахарного завода Бродского. Население начало массово драпать с Одессы.
В город были дополнительно введены артиллерийская часть, пять эскадронов драгун. Артиллерия была размещена на ведущих к порту улицах с приказом, в случае если броненосец попытается приблизиться к порту, открывать огонь шрапнелью по его палубам.
Одесские городские власти оценили прямые убытки городу в 2 510 850 рублей, что равнялось ½ годового бюджета Одессы. В порту сгорела больша́я часть складов и зданий вместе с хранившимися в них грузами и несколько стоявших у причалов пароходов.
На захваченном в порту буксире «Смелый» матросы с «Потёмкина» вышли в море в поисках приближающейся эскадры на разведку.
Вскоре на «Потемкин» доложили о приближающейся эскадре. «Потёмкин» снялся с якоря и пошёл навстречу эскадре. Но эскадра Ф. Ф. Вишневецкого отвернула от идущего с ней на сближение «Потёмкина» и пошла на встречу с кораблями эскадры А. Х. Кригера. Объединённые силы повернули обратно к Одессе имея намерение вместе атаковать мятежный броненосец.
В 12 часов 20 минут восставший корабль встретился в море с объединённой эскадрой. Но выстрелов не последовало. Броненосец Потёмкин прошёл сквозь строй эскадры, корабли разошлись без открытия огня.
В 12 часов 50 минут броненосец «Потёмкин» развернулся и вторично прошёл сквозь корабли эскадры, при этом к восставшему броненосцу присоединилась команда броненосца «Георгий Победоносец».
Не желая более подвергать риску настроения команд остальных кораблей, эскадра взяла курс на Тендровскую косу. Два восставших броненосца взяли курс на Одессу и встали там на якоря.
Восстание на «Победоносце» не сопровождалось избиением офицеров — их всех (кроме лейтенанта К. К. Григоркова, закончившего жизнь самоубийством) посадили в шлюпку и отправили на берег, высадив в семи милях восточнее Одессы.
Военные на берегу ничего не могли понять в происходившем, некоторые решили что «Потемкин» сдался «Победоносцу».
В Севастополе, под влиянием новостей с моря, произошли волнения среди военнослужащих минной и сапёрной рот, крепостного пехотного батальона. Команда броненосца «Екатерина II» на тайной сходке приняла решение присоединиться к восстанию. Заговор, однако, был тут же раскрыт, зачинщики арестованы, команда списана на берег, сам корабль разоружён.
Затем решил сдаться броненосец «Георгий Победоносец». Он снялся с якоря, объявив по семафору, что уходит в Севастополь, но проследовав мимо «Потёмкина», «Георгий» бросил якорь между ним и одесским берегом, таким образом как бы защищая последний от пушек «Потёмкина». На судне были произведены аресты зачинщиков мятежа. Всего было арестовано 67 человек.
Часть команды «Потемкина» требовала открыть огонь по изменнику, часть призывала последовать его примеру, но большинство приняло решение уходить из Одессы.
Из Севастополя на поиски «Потёмкина» отправился миноносец «Стремительный», имевший задачу потопить мятежный броненосец, укомплектованный исключительно офицерами-добровольцами, желавшими отомстить восставшей команде за гибель офицеров.
Но «Потемкин» ушел к берегам Румынии и сдался в Констанце местным властям. Вскоре Румыния вернула судно России, а матросы остались за границей. Русский священник отслужил молебен и окропил корабль святой водой, чтобы изгнать «дьявола революции»…
Некоторые из революционных матросов, в том числе Матюшенко попытались вернуться на родину, где были арестованы и казнены. В конце сентября 1905 года царское правительство переименовало мятежный броненосец в «Пантелеймон».
После февральской революции 1917 года кораблю вернули прежнее название, но вскоре присвоили имя «Борец за свободу». В мае 1918 года бывший «Потемкин» был захвачен немецкими кайзеровскими войсками. Позднее он перешел в руки белогвардейцев-деникинцев, а в канун прорыва в Крым Красной армии был взорван уходившими из Севастополя англо-французскими интервентами… такая вот незавидная революционная судьба.

Юный техник — для умелых рук 1978-11, страница 1

музей на столе

ПРИЛОЖЕНИЕ К ЖУРНАЛУ ..ЮНЫЙ ТЕХНИК»

Индекс 71123 Цена 20 кол.

Есть корабли, которые вошли в историю русского флота как корабли-легенды. К их числу принадлежит броненосец «Потемкин». Нет надобности подробно рассказывать здесь о героическом подвиге его матросов, которые первыми на флоте в 1905 году восстали против царского правительства и в течение 11 суток плавали под красным флагом революции в водах Черного моря. С этой короткой, но яркой страницей из жизни корабля вы хорошо знакомы по истории, по книгам и замечательному фильму советского режиссера С. Эйзенштейна «Броненосец «Потемкин». Скажем только, что спущенный на воду в 1900 году, вступивший в свою первую кампанию в 1905 году броненосец «Потемкин» привлекал внимание своим мощным видом. Корпус с плавными обводами, удачное размещение и мощь артиллерии, его архитектура — все говорило о том, что это действительно самый лучший и самый современный корабль того времени.

Мы предлагаем вам построить модель легендарного броненосца. Но, прежде чем вы займетесь изучением чертежей, нам хочется сказать несколько добрых слов об авторе этой модели — Иване Алексеевнче Максимихине.

В свое первое плавание он отправился в 1921 году на самом большом тогда грузовом судне «Трансбалт». За долгие годы кочегар, помощник капитана, капитан дальнего плавания, Иван Алексеевич Максимихин избороздил воды Балтики, Тихого океана, арктических морей; участвовал во многих международных перевозках.

Его любовь к морю всегда гармонично перекликалась с увлеченностью морским моделизмом. Еще маленьким мальчиком он вместе с отцом построил свою первую модель шхуны. Позже сам руководил судомодельными лабораториями Домов пионеров Ленинграда. Увлеченно работал в Морском музее — разыскивая любопытные сведения о кораблях. Налисал несколько книг о по

стройке морских моделей, в том числе о крейсере «Аврора».

Изучая историю броненосца «Поте л-кин», автор проделал огромную работу — перечитал много книг, документов, просмотрел сотни фотографий, чертежей. Проведя настоящий научно-исследовательский поиск, он обнаружил, что существующее представление

о броненосце «Потемкин» не полностью соответствует тому, каким он был в 1905 году. Автор задался целью показать I чертежах и рисунках броненосец «Потемкин» в том виде, в каком он был в июньские 4 дни 1905 года. И это ему удалось. Он создал уникальные чертежи, восстановив с большой точностью внешний вид корабля в момент революционного восстания.

БРОНЕНОСЕЦ

«ПОТЕМКИН»

Главный редактор С. В. ЧУМАКОВ

Редактор приложения М. С. Тимофеева

Художественный редактор С. М. Пивоваров Технический редактор Р. Г. Грачева

Адрес редакции: 125015. Москва Новодмитровская, 5а. Тея. 285-80 94 Издательство ЦК ВЛКСМ «Молодая гвардия»

Рукописи не возвращаются.

Сдано в набор 9.10.78. Подп в печ. 4.11.78. А06233. Формат 60X907″ Печать высокая. Условн. печ. л. 2. Учетно-изд. л. 2.6. Тираж 316 000 экз.

Цена 20 коп. Заказ 1964. Типография ордена Трудового Красного Знамени издательстве ЦК BJIKCM «Молодая гвардия». Адрес типографии и издательства: 103030. Москва, К-30, Сущевская, 21.

Журнал Бумажное моделирование — 33 — Эскадренный броненосец Князь Потемкин-Таврический из бумаги и картона

В журнале для бумажного моделирования Бумажное моделирование под номером 33 представлены выкройки эскадренного броненосца Князь Потемкин-Таврический.

Князь Потёмкин-Таврический — броненосец русского Черноморского флота. Назван в честь Г. А. Потёмкина. Улучшенной версией были броненосцы типа Евстафий.

Заложен 28 сентября 1898 года на стапеле Николаевского адмиралтейства в городе Николаеве. Разработку проекта, а впоследствии руководство строительством, осуществлял корабельный инженер севастопольского военного порта А. Э. Шотт.

Строился по прототипу эскадренного броненосца «Три святителя», переработанному проекту броненосцев типа Пересвет, схема бронирования подобна английскому броненосцу Маджестик.

На броненосце впервые использовали централизованное управление артиллерийским огнем — из центрального поста, расположенного в боевой рубке. Стал первым кораблем Российского флота с котлами для жидкого топлива.

В сентябре 1900 года броненосец «Князь Потёмкин-Таврический» был спущен на воду, а летом 1902 года переведен в Севастополь — для достройки и вооружения. Первоначальный срок ввода в строй был сорван пожаром, вспыхнувшим в котельном отделении. Урон был таким, что котлы пришлось заменить на котлы под твёрдое топливо. Во время испытаний артиллерии главного калибра обнаружились раковины в броне башен. Их тоже пришлось заменять новыми.

У нас можно скачать журнал Бумажное моделирование — 33 — Эскадренный броненосец Князь Потемкин-Таврический бесплатно, без регистрации и смс.