Что названо в честь лаперуза?

Кругосветная экспедиция Лаперуза

Кругосветная экспедиция Лаперуза на фрегатах «Буссоль» и «Астролябия» началась летом 1785 года. Она должна была решить не только географические задачи, но и политические, в рамках соперничества Франции и Великобритании на суше и на море.


Никола Андре Монсио. Людовик XVI и Лаперуз 29 мая 1785 года
Среди множества историй о Великой французской революции ходит и такая легенда. 21 января 1793 года король Людовик XVI в последний раз появился перед своими уже бывшими подданными. К его услугам была не нарядная карета, украшенная фамильными золотыми лилиями, а тюремная повозка, в котором Луи Капета, как официально именовался последний монарх Старого Порядка, везли на казнь.
Очевидцы утверждали, что монарх в последние минуты жизни был спокоен и выдержан. За несколько шагов до ступеней эшафота он внезапно обратился к палачу Шарлю Анри Сансону: «Братец, скажи-ка, что слышно об экспедиции Лаперуза?» Вполне вероятно, что Людовику XVI было о чем подумать в горьком финале своей жизни: о супруге и маленьком сыне, о разоренной стране и короне, скатившейся с его головы, – однако сам факт существования подобной легенды весьма показателен. Первые следы этой знаменитой в свое время исчезнувшей экспедиции графа Лаперуза найдут только спустя несколько десятилетий, а все подробности судьбы ее участников неизвестны до сих пор.
Французский ответ Джеймсу Куку
Англо-французское морское соперничество вместе с борьбой за колонии пронизало весь XVIII век чередой войн. Не прекращалось оно и в мирные годы. Обе стороны старались нанести на глобус как можно больше своих новооткрытых земель, и в далекие моря и малоизученные страны уходили всё новые и новые экспедиции.
Печальные итоги Семилетней войны и последовавшего за ней Парижского мира существенно сократили французские колониальные владения. Были потеряны огромные территории в Канаде, Новая Франция, а владения в Индии уменьшились до небольших лоскутков. Большинство частей такой сложной конструкции, как французская колониальная империя, чьи основы были заложены еще при кардинале Ришелье, оказались сломаны и утрачены. Требовалось начинать заново если не с фундамента, то, во всяком случае, с первого этажа.
В 1766 году в первое французское кругосветное путешествие отправляется Луи Антуан де Бугенвиль. За ним в Тихий океан отплывают Жак Сюрвиль, Марк-Жозеф Марион Дюфрен и в 1772 году – Ив-Жозеф Тремарек Кергелен. Англичане не остаются в должниках: три с небольшими интервалами кругосветных путешествия, предпринятые ранее никому не известным лейтенантом флота Его Величества Джеймсом Куком, делают его знаменитым не только в Англии, но и во всей Европе. Значение сделанных этим прославленным мореплавателем открытий трудно переоценить, тем более что третья одиссея стоила Куку жизни.
Французы полны решимости продолжить свои исследования в далеких морях, да и не все сведения, полученные Джеймсом Куком, становятся достоянием широкой общественности. Франции нужен собственный Кук и своя, масштабная по объему задач, экспедиция. Требовалось проникнуть в акваторию Тихого океана и произвести исследования на предмет закрепления в этом регионе.

При дворе нового короля Людовика XVI имелись люди, которые надеялись облегчить положение все более скатывающейся в финансовую пропасть страны за счет налаживания интенсивной морской торговли. Сам король, отличавшийся любовью к чтению, нередко сидел за географическими картами и атласами, держа в руках книгу воспоминаний Джеймса Кука. Он не без основания считал, что в его государстве имеются моряки не хуже.
Завершившаяся в 1783 году Версальским мирным договором Американская война за независимость, несмотря на ряд уступок со стороны Англии, не улучшила финансовые дела Франции. В подобных отнюдь не простых условиях морское ведомство под руководством нынешнего министра маркиза де Кастри и при полном одобрении короля приступило к планированию большой научно-исследовательской экспедиции, имевшей, кроме всего прочего, и разведывательные цели.
Самое широкое участие в разработке концепции принял главный географ Франции граф Кларе де Флёрьё. Бывший морской министр (еще при Людовике XV) де Флёрьё был сведущ не только в географии, но и в морском деле. Именно ему приписывают составление планов ведения боевых действий на море против Англии во время Американской войны. В середине 80-х гг. XVIII века граф занимал должность главного начальника портов и арсеналов. В 1785 году де Флёрьё был вызван на совещание к королю, и в результате был составлен длинный список участков земного шара, где еще можно было совершить открытие.
Людовик решил, что время настало, и приказал начать подготовку. Дело было за руководителем, который, в силу масштабных целей, задач и ответственности, должен был быть незаурядным человеком – по меньшей мере «французским Куком». Морской министр де Кастри с удовлетворением заявил, что подобный человек у него есть.
Граф из Лангедока
22 августа 1741 года в городе Альби родился Жан-Франсуа де Гало де Лаперуз. Его семья проживала в этом регионе страны уже пять столетий. Отец мальчика Виктор-Жозеф де Гало унаследовал крупное состояние и пользовался влиянием. Мать Маргарита де Рессегье была женщиной, с успехом сочетавшей утоненные манеры и глубокий ум.

Жан-Франсуа Лаперуз
С детских лет Жан-Франсуа любил читать, особенно книги о морских путешествиях, дальних плаваниях и открытиях. Уже повзрослев, он познакомится с трудами англичанина Джеймса Кука, и это сильно повлияет на его увлечения и цели в жизни. На всю жизнь Лаперуз сохранит к капитану Куку подчеркнутое уважение и восхищение.
Жан-Франсуа получил хорошее образование, учителя отзывались о нем, как о пылком, порывистом и умном мальчике. Юный Лаперуз был столь увлечен морем, путешествиями и приключениями, что не колебался в выборе профессии в жизни. Разумеется, он желал стать моряком. Не уподобляясь множеству родителей, которые, по их мнению, лучше знают, какой род занятий должны определить для себя их отпрыски, мать и отец Лаперуза не препятствовали сыну: флот так флот.
В октябре 1756 г. пятнадцатилетний Лаперуз становится кадетом морской академии в Бресте. Полгода спустя Франция вступила в Семилетнюю войну. Мечты о морских странствиях стали осуществляться быстрее, чем мог себе представить юноша из Лангедока.
Весной 1757 года в Бресте начала формироваться эскадра под командованием адмирала Дюбуа де ла Мотта. Ее задачей было доставить подкрепления и припасы для французских войск в Канаде. Маркиз де Монкальм, начавший операцию против англичан на этом заморском театре, крайне нуждался в подкреплениях. Жан-Франсуа Лаперуз получает назначение на 64-пушечный линейный корабль «Селебре». Эскадра вышла из Бреста и смогла доставить грузы и войска в Канаду. Она вернулась, прорвав английскую блокаду, спустя полгода. В экипажах свирепствовал тиф, и на берег было перевезено более шестисот больных.
Вторым крупным боестолкновением этой войны, в котором Лаперузу довелось принять самое непосредственное участие, было крайне неудачное морское сражение при полуострове Кибероне 20 ноября 1759 года. Франция одним ударом пыталась переломить ход боевых действий против Англии в свою сторону, планируя осуществить высадку в Шотландии. Блокированный в Бресте французский флот получил приказ прорвать блокаду и осуществить прикрытие десантных транспортов. Это неизбежно привело к столкновению с английской эскадрой адмирала Эдварда Хока с плачевным для военно-морских сил Людовика XV результатом.
Шесть кораблей было потоплено, а 80-пушечный «Формидабль» под вымпелом младшего флагмана адмирала дю Верже взят в плен. Именно на этом корабле и проходил службу Лаперуз. «Формидабль» жестоко пострадал от огня противника, более двухсот человек из его экипажа были убиты, включая адмирала дю Верже. Сам Лаперуз получил ранение в руку. Пробыв некоторое время в плену, молодой человек вернулся на родину. Как это часто бывало в те времена, его отпустили под честное слово.
Иль-де-Франс, Индия и женитьба
После окончания Семилетней войны Жан-Франсуа Лаперуз в 1764 году окончил морскую академию в Бресте с офицерским чином сублейтенанта. В 1766 г. молодой офицер получил под командование свой первый корабль – транспорт «Адур». После нескольких лет службы, весной 1772 года, Лаперуз получает назначение в Ост-Индию. Почти пять лет он провел в этом удаленном от Европы регионе. Главным опорным пунктом Франции, не считая немногочисленные оставшиеся в Индии анклавы, был остров Иль-де-Франс.
Лаперуз, командуя небольшим кораблем «Сена», находился в подчинении губернатора этой колонии. Ему приходилось выполнять самые различные поручения и миссии. Полуостров Индостан в то время был крайне нестабильным регионом – английская Ост-Индская компания старалась прибрать к рукам всё, до чего можно было дотянуться, пользуясь значительным ослаблением главного соперника. Генерал-губернатор Уоррен Гастингс умело играл на многочисленных противоречиях между разнокалиберными местными властителями. Франции приходилось демонстрировать свое присутствие в тех немногих своих владениях, которые у нее еще оставались.
По приказанию своего руководства Лаперуз совершил две экспедиции к берегам Индии: в 1773–1774 гг. к юго-восточному побережью, а в 1774–1775 – к западному. Во время последней он отличился в боевых действиях. Правитель Малабара попытался овладеть французской крепостью Маэ, однако осуществить это не смог – во многом из-за умелого командования Лаперузом своей «Сеной» и ее пушками. Офицер был на хорошем счету у губернатора Иль-де-Франса и впоследствии по возвращении во Францию был награжден орденом Святого Людовика.

Лаперуз мог сделать карьеру в колониях – в это время несколько европейцев-авантюристов смогли добиться высокого положения при дворах индийских правителей. Истории Рене Мадека, Вальтера Рейнхарта и Модава, поднявшихся из бедняков и разорившихся дворян к вершинам политической власти, достойны отдельного рассказа. Однако Лаперуз был дисциплинированным и честным служакой. Зато он встретил там свою будущую жену.

Элеонора Бруду
Сердечные дела едва не сбили карьеру Лаперуза, как цепной книппель – мачту. Луиза Элеонора Бруду ярко освещала своими незаурядными внешними данными тропические будни колониального захолустья. Восхищение оказалось взаимным – между Жаном-Франсуа и Луизой забурлили отношения. Все было хорошо, однако тень на идиллию бросало незнатное происхождение девушки, которая вдобавок была креолкой.
Как многие решительно настроенные влюбленные, Лаперуз в 1775 году сообщил родителям о желании покончить с холостой жизнью. Отчий дом встретил новость с бо́льшими эмоциями, чем Версаль – известие о поражении при Кибероне. В реалиях дворянской среды того времени было не принято брать в жены незнатную девушку, к тому же бесприданницу. Мать и отец Лаперуз выступили, что называется, единым фронтом против возникшей, по их мнению, угрозы.
Поразительное единодушие проявляло даже местное колониальное начальство в лице адмирала де Терне, командующего базой флота на Иль-де-Франсе. «Главным калибром» метал увещевания из Франции отец Лаперуза: «Мой сын, ты заставил меня трепетать», – такими словами начиналось одно из его писем. Мать Лаперуза приступила к срочному кастингу подходящих кандидатур на роль невесты из числа представительниц провинциальной знати.
Надо отдать должное Лаперузу, которому в ту пору уже было за тридцать, он не отказался от своих чувств, но ждал подходящего момента, пока тучи, сгустившиеся вокруг его персоны, не рассеются. Шло время, Жан-Франсуа Лаперуз вернулся во Францию, был награжден и получил звание лейтенанта. Мать, проявив все достоинства своего разностороннего характера, подыскала сыну подходящую невесту – дочь старого друга семьи подходящего возраста и положения. Тем не менее Лаперуз жениться не спешил, будучи по-прежнему привязан к Элеоноре Бруду. Дело затянулось вплоть до 1783 года, когда война с Англией, в которой Франция поддержала восставшие североамериканские колонии, закончилась.
Элеонора приехала в это время в Париж вместе со своими родителями. Разумеется, они встретились с Лаперузом и объяснились. Мадмуазель Бруду бросила в бой за сердце морского офицера весь свой южный темперамент, и в итоге они поженились. История наделала шуму, поскольку под венец Лаперуз пошел без официального разрешения. Так тоже было не принято.
Однако моряк показал себя не только человеком решительным, но и дипломатичным. Он написал длинное и обстоятельное письмо жене морского министра маркизе де Кастри. В нем Лаперуз с присущим ему красноречием живо, красочно и трогательно описал все перипетии своего романа. Подобно многим женщинам, маркиза была неравнодушна к романтическим историям, особенно с явным военно-морским оттенком. Она замолвила слово у своего супруга морского министра де Кастри, и проступок Лаперуза остался без последствий. Тем более что сам виновный, уже капитан 1-го ранга, прекрасно проявил себя в недавней войне, участвуя в многочисленных операциях. Впоследствии расположение маркизы де Кастри сыграло важнейшую роль в жизни Лаперуза – во многом именно благодаря ее благосклонности он был назначен руководителем географической экспедиции.
Американская война
Парижский мирный договор, завершивший Семилетнюю войну, на деле оказался лишь очередным перемирием. Противоречия между Англией и Францией, сам дух их соперничества никуда не делся. Париж был удручен и разгневан утратой большей части своих колониальных владений. В Лондоне были убеждены, что могли бы прибрать к рукам гораздо больше. Менялись короли и правительства, но не противоречия.
В следующий раз обе монархии скрестили шпаги во время мятежа английских колоний в Америке. Разумеется, французы сделали это не из восхищения Декларацией независимости, а скорее желанием уязвить своего старого врага. Это была вторая война, в которой принял участие Жан-Франсуа Лаперуз.
Как и в Семилетнюю войну, основная борьба развернулась за коммуникации в Атлантике и в Индийском океане. В 1778 году Лаперуз получил под командование корвет «Амазонка», на котором в составе отряда других кораблей осуществил рейд возле берегов Англии. В кампанию 1779 года он воюет в Вест-Индии и у берегов Северной Америки. Вскоре инициативный и храбрый Лаперуз стал командиром 50-пушечного фрегата «Астрея». Летом 1781 года за успешную атаку на британский конвой совместно с фрегатом «Гермиона» под командованием уже знаменитого Латуш-Тревиля возведен в чин капитана 1-го ранга.
Летом 1782 года Лаперуз получил приказ возглавить экспедицию в Гудзонов залив с целью разрушения британских опорных пунктов на его побережье. С этой миссией он справился успешно – были захвачены и разрушены форты Принца Уэльского и форт Йорк.
Лаперуз был при этом настолько любезен, что оставил побежденным англичанам часть провианта и оружия. По его мнению, в столь диких краях «цивилизованные противники» должны были помогать друг другу. Подобное благородство было впоследствии довольно бурно одобрено скупыми на похвалы англичанами. В Европе четко понимали разницу в методах и средствах ведения войны, когда у противника на голове парик, а не пучок перьев. Из-за вспыхнувшей на кораблях эпидемии экспедицию пришлось свернуть.
После подписания Парижского мирного договора в начале 1783 года Лаперуз женился и вышел в отставку, дабы вдоволь насладиться размеренной семейной жизнью с любимой женщиной. Однако, как оказалось, срок, отпущенный им, был недолгим.
Подготовка экспедиции
Его Величество король Людовик XVI, в отличие от своего любвеобильного деда, не был чужд просвещению и тяги к знаниям. Он подолгу просиживал над картами и атласами, читал литературу о путешествиях и морских открытиях. Король искренне желал сделать свою страну лучше и богаче, но, как водится, не знал, что предпринять. Один из способов повышения благополучия вверенного ему королевства Людовик видел в морской торговле. У соседей на острове это получалось неплохо, и Франция была ничем не хуже.

Шарль де ла Круа, маркиз де Кастри, морской министр Франции. Портрет кисти Жозефа Бозе
К тому же гремевшая по Европе вполне заслуженная слава Джеймса Кука должным образом действовала на его самолюбие. Первоначально проект научно-исследовательской экспедиции в Тихий океан обсуждался на самом высоком уровне, и в него были посвящены кроме Людовика только морской министр де Кастри и начальник всех портов и арсеналов граф де Флёрьё, являвшийся государственным авторитетом в области географии.
Кого же поставить во главе столь ответственного предприятия? Франция располагала целой плеядой талантливых и умелых моряков. Среди них надо было найти офицера, не только сведущего в морском деле, но и обладавшего военными, дипломатическими и коммерческими способностями. Де Кастри, у которого в памяти еще была свежа прелюбопытная история с женитьбой одного способного и упрямого офицера на красавице креолке, предложил кандидатуру Жана-Франсуа де Лаперуза. Министр был убежден, что такой настойчивый человек не подведет, и Лаперуз, пребывавший в отставке и коротавший неспешные провинциальные будни в своем поместье, был срочно вызван в Париж.
Для начала его ждала аудиенция у де Кастри, который должен был ввести Лаперуза в ход дела. В первую очередь его ознакомили с обширнейшим меморандумом о целях и задачах предстоящей экспедиции. В этом тексте часто упоминался Джеймс Кук, и давались ссылки на его достижения и открытия – король и его министры находились под большим впечатлением от деятельности этого человека, которому на тот момент не было равных. К слову сказать, на должность руководителя рассматривалась кандидатура адмирала д’Антркасто, однако она была отклонена в пользу Лаперуза.
Несмотря на обширность, меморандум был довольно точным документом с четкими формулировками. Экспедиции предстояло пересечь Атлантику, обогнуть мыс Горн и выйти в Тихий океан. В его акватории необходимо было посетить ряд островов и архипелагов, таких как остров Пасхи, Таити и Новая Каледония. Далее Лаперуз должен был исследовать западные берега Австралии, или, как ее тогда называли, Новой Голландии. Кроме того, в списке мест, обязательных к посещению, были указаны Новая Зеландия, Филиппины, Молуккские острова и ряд других географических точек. Вся программа исследований была рассчитана на три года – по расчетам корабли должны были вернуться во Францию летом или в начале осени 1789 года.

Пример французской габары (модель-реконструкция габары Le Gros Ventre (Большое брюхо) из книги Жерара Делакруа)
Когда цели и задачи были поставлены, началась неизбежная в таких случаях кропотливая и рутинная организационная работа. В первую очередь определились с кораблями. Для длительного плавания было решено взять не военные фрегаты, а более вместительные и прочные торговые суда, имевшие обширные трюмы. Ими стали две трехмачтовые 500-тонные габары под названием «Носильщик» и «Страус». Габары переименовали в более благозвучные «Буссоль» («Компас») и «Астролябию», и в Бресте началось их переоборудование для трехлетней экспедиции. Корпуса были как следует проконопачены и укреплены. В дальнейшем в документах их относили к фрегатам, хотя эти корабли не являлись военными.
С руководителем вопрос был решен, но в таком деле и команда должна была ему под стать. Был определен командир второго корабля: им стал сорокалетний капитан 1-го ранга Поль Антуан Флёрио де Лангль, опытный моряк. Вместе с ним Лаперуз принимал участие в рейде на Гудзонов пролив в минувшую войну. Во время набега де Лангль составил довольно подробную карту этого места.

В экспедицию была приглашена целая группа ученых самых различных специальностей. Например, физик Жозеф Лепот, племянник первой французской женщины-астронома и математика Николь-Рейн Лепот. В 1779 году он уже принимал участие в плавании Кергелена и теперь вновь уходил в кругосветку. Кроме физика, в экспедицию входили астроном Монж, географ Бернизе, натуралист Дюффрен, рекомендованный Лаперузу графом де Бюффоном, одним из крупнейших ученых Франции второй половины XVIII века. Имелся ботаник для составления описания растительности, которому в помощь был отправлен не кто иной, как садовник короля. Разумеется, были и художники для зарисовок.

Инклинатор. Такой прибор, которым Джеймс Кук пользовался во втором кругосветном путешествии, был передан Лаперузу
Главным инженером экспедиции Лаперуз взял другого своего сослуживца еще по Гудзоновой экспедиции – капитана де Манерона. Именно этот офицер доставил на борт кораблей навигационные приборы, которыми пользовался Джеймс Кук во время своих плаваний, – их одолжил один английский знакомый Лаперуза. «Я принял эти предметы с чувством религиозного поклонения», – напишет Лаперуз в своем дневнике.
Всего в экспедиции должны были принять участие 225 человек. Любопытно, что одним из кандидатов в участники данного предприятия являлся 16-летний курсант Парижской военной школы корсиканец Наполеоне Буонапарте, однако по ряду причин ему не удалось попасть в экспедицию.
1 июля 1785 г. Лаперуз, отягощенный многочисленными инструкциями, отбыл в Брест, куда и прибыл 4 числа этого месяца. Оба корабля интенсивно приводились в порядок и грузились всем необходимым для длительного плавания. Лаперуз немедленно внес коррективы в номенклатуру грузов. Часть провизии он приказал оставить на берегу, а взамен взять на борт больше различных предметов для торговли и обмена с туземцами – за счет интенсивной торговли можно получить от местных жителей достаточное количество свежего провианта. На борт погрузили две тысячи топоров, семьсот молотков и железных прутьев, семь тысяч ножей, пятьдесят тысяч игл и огромное число булавок. Кроме всего этого, в ассортименте товаров и подарков для туземцев имелись в больших количествах зеркальца, гребни, ткани, рыболовные крючки и прочее.
Инструкция, полученная от Людовика XVI, требовала исключительно гуманного обращения с аборигенами. В трюме «Буссоли» имелся разобранный 20-тонный шлюп для плавания вдоль мелководного побережья и два «бискайских» баркаса, которые имели заостренные нос и корму. Они хорошо выдерживали шторм.
11 июля сильно нагруженные «Буссоль» и «Астролябия» вышли на рейд. До начала французской географической экспедиции оставалось совсем немного времени. Граф де Лаперуз ждал хорошей погоды.
Продолжение следует…

Лаперуз, Жан-Франсуа де

Жан-Франсуа де Гало, граф де Ла Перуз

Jean François de Galaup, comte de La Pérouse

Род деятельности:

мореплаватель

Дата рождения:

23 августа 1741

Место рождения:

поместье Го, округ Альби, Лангедок, Франция

Дата смерти:

1788 год

Место смерти:

Ваникоро

Награды и премии:

Для термина «Лаперуз» см. другие значения.

Жан-Франсуа́ де Гало́, граф де Ла Перу́з (традиционное написание: Лаперуз; фр. Jean François de Galaup, comte de La Pérouse ; 23 августа 1741, поместье Го в округе Альби — 1788) — офицер военно-морского флота, великий французский мореплаватель. Погиб со всем составом возглавляемой им морской кругосветной экспедиции у острова Ваникоро группы Санта-Крус. Его именем был назван пролив Лаперуза.

Биография

В возрасте 15-ти лет поступил в Королевскую военно-морскую Академию в Бресте (1756 год). В 17 лет, ещё до окончания обучения, принял участие в Семилетней войне, побывав в различных сражениях близ берегов Северной Америки.

В 18 лет, во время битвы при Кибероне между маршалом де Конфланом и адмиралом Хоуком, был ранен и взят в плен. Впоследствии провёл пять лет на островах Иль-де-Франс (ныне — Маврикий), где осуществлял различные поручения. В качестве капитана «Сены» совершил два плавания в Индии, во время которых встретил свою будущую жену Элеонору Бруду (Eléonore Broudou), креолку по происхождению.

Бюст работы Франсуа Рюда (1828)

Вернулся во Францию в 1777 году, где был возведён в чин лейтенанта и награждён крестом Святого Людовика за спасение крепости Маэ (Mahé; Сейшельские о-ва) от нападения флота султана Махараштры, правителя индийского княжества Малабар. В качестве офицера военно-морского флота Франции принял участие в войне за независимость Соединённых Штатов и в битвах против англичан на пространстве от Антильских островов до Лабрадора. В 1780 году был возведён в чин капитана 1-го ранга. В 1782 году, во время экспедиции в Гудзонов залив, блестяще доказал свои способности, захватив два английских форта. В 1783 году, несмотря на противодействие семьи, женился на Элеоноре Бруду, вместе с которой обосновался в Альби.

После подписания мирного Парижского договора военно-морской министр Франции де Кастри и лично король Людовик XVI предложили ему возглавить кругосветную морскую экспедицию, целью которой стало бы упорядочивание открытий, сделанных Джеймсом Куком в Тихом океане, и «снискание дружбы вождей далёких племен». Он согласился.

Последние известия о Лаперузе и членах его команды относятся к январю 1788 года: вплоть до 1826 года их судьба оставалась неизвестной.

Плавание

1 августа 1785 года Лаперуз вышел из Бреста на двух фрегатах «Буссоль» («Компас») и «Астролябия» в 500 тонн водоизмещения каждый, имея команду в 220 человек, в состав которой помимо собственно офицеров и матросов входили: астроном, врач, три натуралиста, математик, три художника и даже несколько священников с техническим образованием.

Перед экспедицией стояли многочисленные задачи — географические, этнологические, экономические (изучение возможности охоты на китов и сбора пушнины), политические — возможность основания французских баз и совместной с испанскими союзниками колонизации Филиппин. Программа экспедиции включала плавания в северной и южной частях Тихого океана с посещением Дальнего востока и Австралии.

«Буссоль» и «Астролябия» обогнули мыс Горн, побывали в Чили, на острове Пасхи, в Гавайском архипелаге. В конце июня 1786 года они достигли Аляски, где Лаперуз обследовал окрестности горы святого Ильи. 13 июля здесь же, в бухте, получившей название Порт Французов (ныне бухта Литуя), из-за сильного течения были потеряны барка и две шлюпки с 21 человеком. Отсюда «Буссоль» и «Астролябия» направились в порт Монтерей (Калифорния), где Лаперуз сделал описание францисканских миссий и составил критическую заметку о дурном приеме со стороны индейцев.

Статуя Лаперуза в Альби

Далее он снова пересек Тихий океан, совершив остановку в Макао, где была продана приобретённая на Аляске пушнина, а прибыль от её реализации поделена между экипажем. В следующем году, после стоянки в Маниле, Лаперуз направился к берегам северо-восточной Азии, где заново открыл остров Кельпаэрт (Cheju-do), известный европейцам только по факту крушения подле него нидерландского судна в 1653 году. После обследования берегов Корейского полуострова он направился к Оку-Йесо (Oku-Yeso), нынешнему Сахалину. Здесь экспедицией был открыт пролив длиной 101 км между Сахалином и островом Хоккайдо (ныне — пролив Лаперуза).

Путешествие Лаперуза через одноимённый пролив из Манилы в Авачинский залив

Несмотря на полученную от жителей Хоккайдо информацию, Лаперузу не удалось совершить ещё одно открытие: поднимаясь выше 51 градуса северной широты, он был введён в заблуждение постоянным уменьшением глубин и решил, что Сахалин является полуостровом, соединённым с материком песчаным перешейком. Переждав начавшийся шторм в удобной бухте, которую назвал заливом Де Кастри (ныне залив Чихачёва), Лаперуз пошел на юг, по дороге дав название южной оконечности острова — мысу Крильон. Так честь открытия Татарского пролива досталась русскому адмиралу Геннадию Ивановичу Невельскому.

6 сентября 1787 года «Буссоль» и «Астролябия» бросили якорь в Петропавловске, где Лаперуз и его люди встретили самый радушный приём со стороны гарнизона порта под командованием прапорщика Хабарова. «Я не мог бы в собственной стране, у моих лучших друзей, встретить более тёплый приём, чем здесь, на Камчатке», — писал Лаперуз в письме французскому послу в Петербурге. В Петропавловске экспедицию покинул Бартелеми де Лессепс (фр. Barthélemy de Lesseps) — дядя будущего строителя Суэцкого канала, — через всю Сибирь отправившийся в Санкт-Петербург и далее во Францию с почтой и документами.

Выйдя в море 30 сентября 1787 года, Лаперуз направился на Самоа, где в стычке с самоанцами потерял 12 человек, в том числе капитана «Астролябии» Флёрио де Лангля.

Монумент Лаперуза в Ботани-бэй

24 января 1788 года «Буссоль» и «Астролябия» зашли в Ботанический залив (Ботани-бэй), где обнаружили стоящий там с 18-20 января Первый флот с полутора тысячами англичан, направленный для начала колонизации Австралии. Хотя Лаперуз и не повстречал Артура Филлипа, ушедшего в поисках лучшего места на HMS Supply в Порт-Джексон, англичане встретили Лаперуза любезно, но отказались снабдить его корабли большей частью необходимого в виду того, что он не имел достаточных средств для оплаты.

Лаперуз отдал письма, принял на борт свежую воду и 10 марта вышел в море, чтобы посетить Новую Каледонию, острова Санта-Крус, Соломоновы острова и восточный и южный берега Австралии. Больше его и его людей никто не видел.

Поиск следов экспедиции

Основная статья: Экспедиция д’Антркасто

Исчезновение экспедиции Лаперуза глубоко взволновало всех, кто так или иначе был связан с ней или испытывал чувство уважения к французскому мореплавателю. Существует предание, что даже последними словами Людовика XVI на эшафоте был обращённый к палачу вопрос «Нет ли вестей от Лаперуза?»

Поиски продолжались около сорока лет, пока, наконец, в 1826 году, английский капитан Питер Диллон обнаружил на острове Ваникоро следы кораблекрушения. В 1828 году остров посетил Дюмон-Дюрвиль, сам корабль которого в честь корабля Лаперуза назывался «Астролябией». Он подтвердил сообщение капитана Диллона и поставил на месте крушения памятник.

В 1964 году научная экспедиция во главе с вулканологом Гаруном Тазиевым (Бельгия) записала передававшиеся из поколения в поколение рассказы островитян о гибели экспедиции Лаперуза. Из них следовало, что часть команд спаслась, а четверо матросов прожили достаточно долго и умерли в 1825 году. В мае 2005 года был окончательно идентифицирован найденный среди сохранившихся близ берегов Ваникоро обломков секстант, на одной из планок которого удалось прочитать выгравированную надпись «Mercier». Согласно инвентарной описи «Буссоли», на её борту находился взятый из Королевской военно-морской Академии секстант, изготовленный «господином Мерсье́» (sieur Mercier).

Памятники Лаперузу в России

  • В 1843 году в Петропавловске был установлен памятник — деревянная, обшитая железом колонна с надписью «Лаперузу». Во время Петропавловской обороны был разрушен. В 1882 году снова поставлен. В 30-х годах XX века перемещён на другое место, где находится и ныне. Представляет собой глыбу серого гранита, вокруг которой уложена якорная цепь.
  • В 1997 году памятный камень в честь открытия залива, названного Лаперузом по имени французского адмирала Шарля д’Арсака де-Тернея, установлен в посёлке Терней, Приморский край.
  • В мае 2005 года на Сахалине, в месте предполагаемой высадки Лаперуза, офицерами фрегата «Прериаль» французских ВМС был установлен памятный камень.

См. также

  • Капитан Джеймс Кук
  • Алессандро Маласпина
  • Великие географические открытия

Библиография

Ссылки

Лаперуз, Жан-Франсуа де на Викискладе

Для улучшения этой статьи желательно?:

  • Викифицировать список литературы, используя шаблон {{книга}}, и проставить ISBN.

Предложения со словосочетанием «прелюбопытная история»

Введите слово и нажмите «Найти синонимы». Поделиться, сохранить:

Мы нашли 80 предложений со словосочетанием «прелюбопытная история». Также посмотрите синонимы «прелюбопытная история».

  • Это не невозможно, ибо вся история капитала есть история насилий и грабежа, крови и грязи.
  • Из этих маленьких кирпичиков-воспоминаний будет создана новая история человечества, правдивая, народная история.
  • Коммунизм, как история, в России останется, это наша русская история.
  • История все-таки не укладывается в «дебет-кредит».
  • Это тождество и есть история, история наций и личностей.
  • Нужна была какая-то история, история человека, который, подобно соснам на мысе, выстоял и под ветрами, и под ударами судьбы.
  • История революции, как и всякая история, должна прежде всего рассказать, что и как произошло.
  • Это не история одного клуба и даже не история тренеров «Спартака».
  • История повседневности и частной жизни глазами историка // Социальная история-2003.
  • Александр III и история // Русская история, № 4 (18) 2011.
  • История Февральской революции есть история того, как Октябрьское ядро освобождалось от своих соглашательских покровов.
  • Вся советская история Ленинграда виделась ему почти исключительно в темных красках, как история преступлений и репрессий.
  • Из них наиболее известны: «История России в картинах», «История русского солдата», «Царствование Дома Романовых» и др.
  • Для научного изучения разработанная до деталей римская история удобнее, чем история какого бы то ни было другого народа.
  • Виан написал либретто «Арн Сакнуссем, или Досадная история», взяв за основу собственную новеллу «Печальная история».
  • История знает подобные удачи, но это бывало на суше, где была свобода маневра, пространство для выхода из боя и отхода.
  • Не традиционная страшная история, а история о любви, времени, памяти и смерти.
  • За ними последовали «История Малой России» Бантыша-Каменского и «История Руссов», которыми он пользовался для украинских дел.
  • Отсюда начиналась история Нью-Йорка, да и, в весьма большой степени, история собственно Соединенных Штатов Америки.
  • Порой эта история начинает жить самостоятельной жизнью, но все-таки это моя личная история и моя жизнь.
  • Затем история, богатейшая история Крыма.
  • Я понимаю одно, что история не только России, вообще мировая история полна и откатов, и возвратов, и переходных периодов.
  • Это история глазами людей, имеющих к ней прямое, а не косвенное отношение, история, пропущенная через их собственную боль и веру.
  • Хожу на занятия, как на каторгу: все мне не нравится, хоть и предметы общеобразовательные пока (история, история архитектуры и пр.).
  • Книги «История живописи в XIX в.» (СПб., 1902), «История живописи всех времен и народов» (т.
  • А. А. Сольц и Ф. Э. Дзержинский: история взаимоотношений //Евреи Европы и Ближнего Востока: история, социология, культура.
  • Их история и история их империи начинается совсем в другое время, в задушенном враждой и взаимным непониманием народов Константинополе.
  • История частной семьи (или рода) как история (или зеркало) умственного и общественного развития России.
  • История нового искусства есть, прежде всего, история его освобождения.
  • Иными словами, это не история черновиков, а история тем и личностей.
  • Сегодня уже нет на свете ни Шнитке, ни Жюрайтиса, но есть история музыки и история дирижёрского искусства.
  • Это история ребенка, который родился слепоглухонемым, история его жизни.
  • И в тексте как бы сливаются два потока: история СССР и история советской литературы.
  • Конечно, ни история КПСС, ни история советского времени мною тогда даже не рассматривались.
  • История революции есть для нас прежде всего история насильственного вторжения масс в область управления их собственными судьбами.
  • Думают, может быть, о том, что вот, была история с Ходорковским, была история вот с этим, с этим и еще вот с этим.
  • Градовский // Отечественная история: История России с древнейших времен до 1917 года: Энциклопедия: В 5 т.
  • История мальчика, которого учили ненавидеть, история мужчины, который выбрал другой путь.
  • Вся последующая история большевизма есть история уничтожения российской социал-демократии любых оттенков.
  • Как говорит статистика, эта история может повторяться тридцать семь поколений.
  • История учреждений и история идей: так формулировал их Гизо.
  • В великодержавном духе искажается история Украины, история украинской культуры, преследуется увлечение родным прошлом.
  • Вся история Европы во 2-й половине XIX века, вся история русской революции в начале XX века показывает воочию, как нелепы подобные взгляды.
  • Третья история не столько давно знакомая история, сколько давно знакомая ситуация.
  • История СССР, всемирная история, русский язык и литература, иностранный язык, по принципу, кто какой язык в школе учил.
  • История внешних дел России этого десятилетия есть история игры двух канцлеров: железного и мочального.
  • Да, это будет не вся история, она будет не полная, но это есть история, увиденная конкретным человеком.
  • Как история Галлии началась с Юлия Цезаря, так и история Германии начинается с Друза.
  • Это было справедливо, ибо к определенному времени и история партии, и история страны стали историей Сталина.
  • Я объяснил ему, что меня интересует история организации Одесской кавалерийской дивизии ветеранов и бои, в которых он с ней участвовал.
  • Я плакала, читая ее, потому что эта история, как и всякая хорошая история, подобралась к самой сути вещей.
  • То была прелюбопытная пора в жизни Бонапарта, но неясная: потом он сам всячески заметал ее следы.
  • Автобиография как история и история как автобиография // Кроне Б.
  • Вот предшествующая история, вот действительная история небывалого грабежа!
  • Лев Троцкий и Макс Истмен: История одной политической дружбы // Новая и новейшая история.
  • История музыкальной эстетики», «История эстетических категорий».
  • Видимо, в подсознании я тоже считала, что история нашего государства есть, в то же время, история нашей веры, нашей религии.
  • История архива Сталина еще в большей степени, чем история его библиотек, полна неясностей.
  • Автор забывает, во-2-х, что он хочет дать обзор «истории идей», а история идей есть история смены и, следовательно, борьбы идей.
  • История футбола, как и вся спортивная история, знает много стремительных взлетов, но и фальстартов в ней тоже хватает.
  • Сии предметы были: История церковная и история всеобщая и российская.
  • История страны есть просто ее история, и ее надо показывать так, как это было на самом деле.
  • С этого момента и близится к своей развязке история царя Саула и начинается история царя Давида.
  • Вот та экономическая история, вот та дипломатическая история в течение ряда десятилетий, от которой не может уйти никто.
  • История России, история знаменитой премии, знаменитой фамилии, нефтяной промышленности и много другого переплетены самым тесным образом.
  • Та к заканчивалась история евреев России и начиналась история евреев Китая.
  • Понимаете, какая штука, история печальная, из Ваших слов вырисовывается картинка, старая история про курицу и яйцо.
  • Значит, история Камиллы и ее знаменитого любовника действительно история проклятия.
  • История падения Афинаиды-Евдокии не менее романтична, чем история ее восшествия на престол.
  • Эта история натолкнула Менакера на мысль о создании «семейного» репертуара.
  • Это и ваша история, история вашего мира и моего мира.
  • Не я придумал, но классики говорили, что в первый история является трагедией, а во второй раз та же история раскручивается в виде фарса.
  • А история его пути наверх довольно любопытна и малоизвестна.
  • Вся совместная русско-украинская история представлена в них как история сплошных войн и противостояний.
  • Во-первых, есть история фактов, явлений, во-вторых, еще есть история объяснений этих фактов, их толкований, их теорий.
  • Однако это уже история переселения абстракции в США, то есть непосредственно история Джексона Поллока.
  • История гражданской войны и история партии не увлекали меня.
  • Это не только история АВТОВАЗа, но и история автомобилизации РОССИИ.
  • А. А. Сольц и Ф. Э. Дзержинский: история взаимоотношений //Евреи Европы и Ближнего Востока: История, социология, культура.
  • Что такое история души, как не история любви.

Источник – ознакомительные фрагменты книг с ЛитРес.

Мы надеемся, что наш сервис помог вам придумать или составить предложение. Если нет, напишите комментарий. Мы поможем вам.

  • Поиск занял 0.018 сек. Вспомните, как часто вы ищете, чем можно заменить слово? Добавьте sinonim.org в закладки, чтобы быстро искать синонимы, антонимы и предложения (нажмите Ctrl+D), ведь качественный онлайн словарь синонимов русского языка пригодится всегда.

Музыка для ваших видео без авторских прав

Цепные ядра

Цепные ядра из двух полуядер в Военно-морском музее ТулонаЦепные ядра, найденные на затонувшем корабле «Ваза»

Цепные ядра (цепной книппель) — старинный артиллерийский снаряд, использовавшийся в XVII—XIX веках, преимущественно в береговой и корабельной артиллерии, и предназначавшийся для поражения рангоута и такелажа деревянных парусных судов. В некоторых случаях использовался для уничтожения пехоты. Представляет собой два ядра или полуядра, соединённые вместе цепью (подчас достаточно длинной — длина цепи могла доходить до 3—4 метров).

Цепные ядра конструктивно схожи с книппелем, но использование длинной цепи вместо жёсткого соединения штангой делало снаряд значительно более эффективным — цепные ядра могли наносить серьёзный ущерб рангоуту, тогда как книппель был практически бесполезен против него, и лучше запутывали рангоут и такелаж. Боевая эффективность обусловила применение цепных ядер, в отличие от быстро вышедших из употребления книппелей, вплоть до первой половины XIX века.

Изредка цепные ядра применялись также для уничтожения живой силы противника; документировано применение при осаде Магдебурга в 1631 году.

Мир Знаний.

В путешествиях, тем более великих, всегда присутствует какая-нибудь тайна. Ведь все эти походы и плавания «за тридевять земель» и начинались-то с загадок — сказок, мифов и просто ошибок. Более того, результаты экспедиций, вообще-то призванных стирать белые пятна на картах, часто окутывались таким ореолом таинственности, что о них и по сей день известно крайне мало.

Одна из самых таинственных экспедиций в истории географии — плавание Лаперуза. Казалось, после трех грандиозных путешествий Кука и многочисленных открытий искать что-то новое в Тихом океане бессмысленно. Тем не менее в 1784 г. французы начали готовить свою экспедицию в Великий океан. О значении, которое ей придавалось, говорит тот факт, что к подготовке плавания были привлечены такие авторитетные люди, как мореплаватель Бугенвиль, первым из французов совершивший кругосветное плавание, натуралист Бюффон и химик Лавуазье, а его организацию контролировали морской министр маркиз де Кастри и сам Людовик XVI. Возглавить экспедицию поручили морскому офицеру Лаперузу, который, возможно, и выступил ее инициатором.

Жан Франсуа де Гало, граф де Лаперуз, родившийся в 1741 г., сначала учился в иезуитском колледже, а в возрасте 15 лет поступил в военно-морскую академию в Бресте. Не успев ее окончить, в 1758 г. отправился воевать с англичанами и принял участие во многих морских сражениях у берегов Америки, был ранен и взят в плен, но сумел бежать. Служил на Маврикии (тогда Иль-де-Франс), плавал в Индию, из дальних странствий вернулся во Францию с молодой креолкой, своей будущей женой. В 1777 г. Лаперуз был произведен в лейтенанты, а затем снова воевал против англичан — за независимость Соединенных Штатов. В 1780 г. он стал капитаном I ранга. Ничего удивительного, что с таким послужным списком именно ему доверили сложное и ответственное задание. Но какое? Официальные цели экспедиции отличались необычайной скромностью: пройти по «местам славы» Джеймса Кука и уточнить открытия, сделанные великим британцем, попытаться установить контакты с туземцами, а также определить перспективы китобойного промысла в южной части Тихого океана.

В начале августа 1785 г. два фрегата с мирными академическими названиями «Буссоль» и «Астролябия» вышли из Бреста. Лаперуз командовал флагманом, а капитаном «Астролябии» был назначен Флерио де Лангль — офицер, хорошо знакомый Лаперузу по боям с англичанами. В состав экспедиции входили инженер Поль Моннерон, ботаник и медик Жозеф де Ла Мартиньер, священник и по совместительству геолог Жан Андре Монже, ботаник и физик Робер де Ламанон, а также астроном, математик, художники. Они везли с собой научные приборы и внушительную библиотеку. Всего на двух кораблях насчитывалось 223 человека. Занятно, что первоначально в списках участников экспедиции значился юный курсант парижской Военной школы Наполеон Бонапарт. Позже это имя из списков почему-то исчезло.

В начале ноября корабли уже прибыли в Бразилию. Отсюда они направились не вдоль берега Южной Америки, а в центральную часть Южной Атлантики, якобы на поиски некой «Большой земли». Поиски оказались непродолжительны, и в январе 1786 г. экспедиция приблизилась к берегам Патагонии, а затем, обогнув мыс Горн, вышла в Тихий океан. После недолгой остановки в Чили Лаперуз взял курс на остров Пасхи. В мае он прибыл на Гавайи, а 23 июня «Буссоль» и «Астролябия» достигли берегов Северной Америки в окрестностях горы Святого Ильи — там же, где подошел к Америке Беринг в 1741 г., т. е. в год рождения Лаперуза.

Судя по всему, одна из задач экспедиции Лаперуза состояла в обнаружении Северо-Западного пути. Но искал он его не там, где Кук, т. е. севернее Америки. Лаперуз тщательно исследовал берег южнее Аляски, заходя в каждую бухту — очевидно, в надежде обнаружить устье судоходной реки, которая приведет его в центральные районы материка, поближе к Миссисипи и Великим озерам. Ни река, ни озера к тому времени французам уже не принадлежали, но они надеялись их вернуть (как потом окажется, не совсем беспочвенно). Одна из таких бухт, вытянутая Гавань французов, как окрестил ее Лаперуз, казавшаяся такой тихой, такой уютной, стала могилой для 20 моряков. Три лодки, отправившиеся на поиски предположительно впадающей в бухту реки, внезапно были подхвачены чудовищной силы течением, возникшим во время прилива, и брошены на скалы. Лишь одной лодке чудом удалось вырваться из смертельных объятий потока. К слову, эта бухта под названием Литуйя известна не только высокими приливами, но и фантастическими цунами: в 1958 г. волна, вызванная гигантским обвалом, достигла 520 м в высоту!

Французы продолжали плавание вдоль берега, торговали с индейцами, набивая трюмы пушниной, но, видимо, уже не были настроены на детальное исследование каждой из глубоко вдающихся в сушу бухт. В сентябре они дошли до испанского порта Монтерей на берегу одноименного залива (немногим южнее современного Сан-Франциско), пополнили там запасы пресной воды и провианта. Теперь путь экспедиции лежал на запад, через Тихий океан к берегам Азии.

В начале января 1787 г. французы добрались до Макао, португальского владения на юге Китая, и выгодно сбыли здесь пушнину. Весной Лаперуз побывал на принадлежавших Испании Филиппинах, зашел на Формозу (ныне Тайвань) и оттуда двинулся на север вдоль азиатского берега. В конце мая корабли прошли Корейским проливом в Японское море и вскоре достигли северного берега японского острова Хонсю, а затем проследовали Татарским проливом на север. Вскоре Лаперуз достиг земли, которую местные жители называли Тапшока, тогда как на русских картах она именовалась Сахалин. Сахалян-улла («Черная река») — маньчжурское название Амура, которое ошибочно было перенесено на остров. О том, что это именно остров, Лаперуз слышал от его жителей и населения Хоккайдо. И все же он решил проверить их утверждение и повел корабли на север, в сужающийся пролив, но, напуганный мелями, не отважился пройти в Охотское море и повернул на юг. Доказывать островное положение Сахалина Лаперуз предоставил другим. В середине августа французы проследовали в Охотское море проливом между Сахалином и Хоккайдо (ныне пролив Лаперуза). Обследовав Курилы, Лаперуз взял курс на Камчатку.

Французские корабли прибыли в Петропавловск в начале сентября. Здесь их ждали радушный прием, несколько недель отдыха и известия из Франции. Еще недавно последнее показалось бы невозможным: отношения России и Франции при Людовике XV были весьма прохладными — достаточно вспомнить войны за польское и австрийское наследства. Судя по всему, при Людовике XVI ситуация изменилась: французское правительство знало о том, что Лаперуз непременно прибудет в Петропавловск, и отправило туда через всю Россию послания для него. Какие же известия получил Лаперуз? Во-первых, сообщение о присвоении ему очередного воинского звания и поздравления в связи с этим. А во-вторых, предписание отправляться к берегам Австралии, куда уже шла английская эскадра Артура Филипа с приказом начать колонизацию самого далекого от Европы континента. Но в чем заключалась задача Лаперуза? Опередить англичан? Воспрепятствовать им? Проконтролировать процесс колонизации?

Очевидно, задание было достаточно рискованным, поскольку материалы экспедиции, включая путевые журналы и карты, Лаперуз не взял с собой, а отправил во Францию сушей через Сибирь, европейскую часть Россию и Европу. Исполнил это поручение молодой офицер Жан Батист Лессепс, до этого 10 лет живший в России и прекрасно знавший русский язык.

В конце сентября Лаперуз вышел в море, но не отправился прямо на юг, а сначала заглянул в ту область океана, где за 36 лет до него Беринг пытался найти злосчастную «Землю Жуана да Гамы». Неужели мифы так живучи? Спустя некоторое время «Буссоль» и «Астролябия» все же взяли курс на юг и в начале декабря добрались до Самоа. Там произошла трагедия: 12 участников экспедиции, в том числе де Лангль, сошли на берег и попали в западню, устроенную островитянами, которые забили их камнями насмерть. Надо отдать должное Лаперузу: он не стал мстить и открывать по негостеприимному острову огонь из пушек. Побывав после этого на островах Тонга и Норфолк, 23 января 1788 г. французы приблизились к побережью Австралии и через три дня вошли в залив Ботани. Но там уже стояли английские корабли, привезшие первых австралийских колонистов — каторжан. По свидетельству британцев, в начале марта экспедиция Лаперуза покинула берега Австралии. После этого она как сквозь землю провалилась.

Во Францию было доставлено сообщение Лаперуза о его дальнейших планах, отправленное с одним из английских судов, которые уходили в Европу в феврале. Он собирался продолжить плавание по маршруту: Тонга — Новая Каледония — острова Санта-Крус — Новая Гвинея — Иль-де-Франс (Маврикий). Но во Францию и даже на Маврикий он так и не прибыл. Возвращения Лаперуза и его спутников ждали в 1789-м, в 1790-м, когда во Франции уже пылал пожар революции, и, наконец, в 1791 г. на их поиски была отправлена экспедиция под командованием Жозефа Антуана де Брюни д’Антркасто, через два года вернувшаяся ни с чем.

Лишь в 1820-х гг. ирландец Питер Диллон случайно обнаружил следы кораблекрушения на острове Ваниколо (Ваникоро), указывавшие, по его мнению, на экспедицию Лаперуза. В 1828 г. прибывший сюда французский моряк Жюль Себастьен Сезар Дюмон-Дюрвиль подтвердил правоту Диллона. В 1960-х гг. благодаря подводным исследованиям удалось окончательно установить: у рифов Ваникоро находятся останки «Астролябии» и «Буссоли». Но как именно погибли корабли и что стало с людьми, до сих пор достоверно не известно.

ЦИФРЫ И ФАКТЫ

Главный герой

Жан Франсуа де Гало, граф де Лаперуз, французский военный моряк

Другие действующие лица

Людовик XVI, король Франции; Флерио де Лангль, капитан «Астролябии»; Питер Диллон, ирландский моряк и др.

Время действия