Чечня против России

Содержание

Как начиналась первая чеченская кампания (декабрь 1994)

25 лет назад, 11 декабря 1994 года, началась Первая чеченская война. С выходом указа президента России «О мерах по обеспечению законности, правопорядка и общественной безопасности на территории Чеченской Республики» российские силы регулярной армии вошли на территорию Чечни. В справке «Кавказского узла» представлена хроника событий, предварявших начало войны, и описан ход боевых действий вплоть до «новогоднего» штурма Грозного 31 декабря 1994 года.

Первая чеченская война продолжалась с декабря 1994 года по август 1996 года. По данным МВД России, в 1994-1995 годах в Чечне погибли в общей сложности около 26 тысяч человек, в том числе 2 тысячи человек — российские военнослужащие, 10-15 тысяч — боевики, а остальные потери — мирные жители. 1 По оценкам генерала А.Лебедя, количество погибших только среди мирных жителей составило 70-80 тысяч человек и военнослужащих федеральных войск — 6-7 тысяч человек. 2

Выход Чечни из-под контроля Москвы

Рубеж 1980-1990-х гг. на постсоветском пространстве был отмечен «парадом суверенитетов» — советские республики разного уровня (как ССР, так и АССР) одна за другой принимали декларации о государственном суверенитете. 12 июня 1990 г. первый республиканский Съезд народных депутатов принял Декларацию о государственном суверенитете РСФСР. 6 августа Бориса Ельцин произнес в Уфе свою известную фразу: «Берите суверенитета столько, сколько можете проглотить».

23-25 ноября 1990 г. в Грозном прошел Чеченский национальный съезд, избравший Исполнительный комитет (впоследствии преобразован в Исполнительный комитет Общенационального конгресса чеченского народа (ОКЧН). Председателем его стал генерал-майор Джохар Дудаев. Съезд принял декларацию об образовании Чеченской Республики Нохчи-Чо. Через несколько дней, 27 ноября 1990 г., Верховным Советом республики была принята Декларация о государственном суверенитете. Позднее, в июле 1991 г. второй съезд ОКЧН заявил о выходе Чеченской Республики Нохчи-Чо из состава СССР и РСФСР.

Во время августовского путча 1991 года Чечено-Ингушский республиканский комитет КПСС, Верховный Совет и правительство Чечено-Ингушской АССР поддержали ГКЧП. В свою очередь, ОКЧН, находившийся в оппозиции, выступил против ГКЧП и потребовал отставки правительства и выхода из состава СССР и РСФСР. В конечном итоге, в республике произошел политический раскол между сторонниками ОКЧН (Джохара Дудаева) и Верховного Совета (Завгаева).

1 ноября 1991 г. избранный президент Чечни Д.Дудаев издал указ «Об объявлении суверенитета Чеченской Республики». В ответ на это, Б.Н.Ельцин 8 ноября 1991 г. подписал указ о введении в Чечено-Ингушетии чрезвычайного положения, однако практические меры по его реализации провалились – приземлившиеся на аэродроме в Ханкале два самолета со спецназом были блокированы сторонниками независимости. 10 ноября 1991 г. исполком ОКЧН призвал порвать отношения с Россией.

Уже с ноября 1991 г. на территории ЧР начался захват сторонниками Д.Дудаева военных городков, вооружения и имущества Вооруженных сил и внутренних войск. 27 ноября 1991 г. Д.Дудаев издал указ о национализации вооружения и техники воинских частей, находящихся на территории республики. К 8 июня 1992 г. все федеральные войска покинули территорию Чечни, оставив большое количество техники, вооружения и боеприпасов.

Осенью 1992 г. ситуация в регионе вновь резко обострилась, на этот раз – в связи с осетино-ингушским конфликтом в Пригородном районе. Джохар Дудаев объявил о нейтралитете Чечни, однако во время обострения конфликта российские войска вошли на административную границу Чечни. 10 ноября 1992 г. Дудаев ввел чрезвычайное положение, началось создание мобилизационной системы и сил самообороны ЧР.

Попытка штурма Грозного силами Временного совета

В феврале 1993 г. обострились разногласия между парламентом Чечни и Д.Дудаевым. Обозначившиеся разногласия привели, в конечном итоге, к разгону парламента и консолидации оппозиционных политических деятелей Чечни вокруг Умара Автурханова, ставшего главой Временного совета Чеченской Республики. Противоречия между структурами Дудаева и Автурханова переросли в штурм Грозного чеченской оппозицией.

На рассвете 26 ноября 1994 года в Грозный вошли крупные силы противников Дудаева. Танки без особых проблем дошли до центра города, где вскоре были расстреляны из гранатометов. Многие танкисты погибли, десятки попали в плен. Выяснилось, что все они — российские военнослужащие, завербованные Федеральной службой контрразведки. Более подробно об этих событиях и о судьбе пленных читайте в справке «Кавказского узла» «Ноябрьский штурм Грозного (1994)».

После неудачного штурма, Совет безопасности РФ принял решение о военной операции против Чечни. Б.Н.Ельцин выдвинул ультиматум: либо в Чечне прекращается кровопролитие, либо Россия будет вынуждена «пойти на крайние меры».

Подготовка к войне

Активные боевые действия на территории Чечни велись с конца сентября 1994 г. В частности, силами оппозиции осуществлялись точечные бомбардировки военных объектов на территории республики. Вооруженные формирования, противостоявшие Дудаеву, были вооружены ударными вертолетами Ми-24 и штурмовиками Су-24, не имевшими опознавательных знаков. По некоторым данным, базой для развертывания авиации стал Моздок. Однако пресс-служба министерства обороны, Генеральный штаб, штаб Северо-Кавказского военного округа, командование ВВС и командование Армейской авиации сухопутных войск категорически отрицали принадлежность бомбящих Чечню вертолетов и штурмовиков к российской армии 3.

30 ноября 1994 г. президентом России Б.Н.Ельциным был подписан секретный указ №2137с «О мероприятиях по восстановлению конституционной законности и правопорядка на территории Чеченской Республики», предусматривавший «разоружение и ликвидацию вооруженных формирований на территории Чеченской Республики» 4.

Согласно тексту указа, с 1 декабря предписывалось, в частности, «осуществить мероприятия по восстановлению конституционной законности и правопорядка в Чеченской Республике», начать разоружение и ликвидацию вооруженных формирований, организовать переговоры по урегулированию вооруженного конфликта на территории Чеченской Республики мирными средствами 5.

30 ноября 1994 г. П.Грачев заявил, что «началась операция по принудительному перемещению в центральные регионы России офицеров российской армии, воюющих против Дудаева на стороне оппозиции». В тот же день в телефонном разговоре министра обороны РФ с Дудаевым была достигнута договоренность о «неприкосновенности российских граждан, захваченных в Чечне».

8 декабря 1994 г. состоялось закрытое заседание Государственной думы РФ по поводу чеченских событий. На заседании было принято постановление «О ситуации в ЧР и мерах по ее политическому урегулированию», согласно которому деятельность исполнительной власти по разрешению конфликта признана неудовлетворительной. Группа депутатов направила Б.Н.Ельцину телеграмму, в которой предупредила его об ответственности за кровопролитие в Чечне и потребовала публичного разъяснения своей позиции.

9 декабря 1994 г. президент РФ издал указ №2166 «О мерах по пресечению деятельности незаконных вооруженных формирований на территории ЧР и в зоне осетино-ингушского конфликта» 6. Этим указом президент поручил правительству России «использовать все имеющиеся у государства средства для обеспечения государственной безопасности, законности, прав и свобод граждан, охраны общественного порядка, борьбы с преступностью, разоружения всех незаконных вооруженных формирований» 7. В этот же день правительство РФ приняло постановление №1360 «Об обеспечении государственной безопасности и территориальной целостности РФ, законности, прав и свобод граждан, разоружения незаконных вооруженных формирований на территории ЧР и прилегающих к ней регионов Северного Кавказа», которым на ряд министерств и ведомств возлагались обязанности по введению и поддерживанию на территории Чечни особого режима, подобного чрезвычайному, без формального объявления чрезвычайного или военного положения.

Принятые 9 декабря документы предполагали использование войск МО и МВД, сосредоточение которых продолжалось на административных границах Чечни. Между тем, 12 декабря во Владикавказе должны были начаться переговоры российской и чеченской сторон 8.

Начало полномасштабной военной кампании

11 декабря 1994 г. Борис Ельцин подписал указ №2169 «О мерах по обеспечению законности, правопорядка и общественной деятельности на территории Чеченской Республики», отменяющий указ №2137с 9. В тот же день, президент выступил с обращением к гражданам России, в котором, в частности, заявил: «Наша цель состоит в том, чтобы найти политическое решение проблем одного из субъектов Российской Федерации — Чеченской Республики — защитить ее граждан от вооруженного экстремизма» 10.

В день подписания указа части войск МО и ВВ МВД РФ вошли на территорию Чечни. Войска продвигались тремя колоннами с трех направлений: моздокского (с севера через районы Чечни, контролируемые антидудаевской оппозицией), владикавказского (с запада из Северной Осетии через Ингушетию) и кизлярского (с востока, с территории Дагестана).

В тот же день, 11 декабря, в Москве прошел антивоенный митинг, организованный партией «Выбор России». Егор Гайдар и Григорий Явлинский потребовали остановить движение войск, заявляли о разрыве с политикой Бориса Ельцина. Через несколько дней против войны выступили и коммунисты 11.

Войска, двигавшиеся с севера, беспрепятственно прошли по территории Чечни до населенных пунктов, расположенных примерно в 10 км к северу от Грозного, где впервые столкнулись с вооруженным сопротивлением. Здесь, у поселка Долинский 12 декабря российские войска были обстреляны из установки «Град» отрядом полевого командира Вахи Арсанова. В результате обстрела были убиты 6 и ранены 12 российских военнослужащих, сожжено более 10 единиц бронетехники. Ответным огнем установка «Град» была уничтожена.

На линии Долинский – станица Первомайская российские войска остановились и установили укрепления. Начались взаимные обстрелы. В течение декабря 1994 года в результате обстрелов российскими войсками населенных пунктов среди мирных жителей появились многочисленные жертвы.

Другая колонна российских войск, двигавшаяся из Дагестана, 11 декабря была остановлена еще до пересечения границы с Чечней, в Хасавюртовском районе, где проживают в основном чеченцы-аккинцы. Толпы местных жителей блокировали колонны войск, при этом отдельные группы военнослужащих были захвачены в плен и затем переправлены в Грозный.

Колонна российских войск, двигавшаяся с запада через Ингушетию, была блокирована местными жителями и обстреляна у села Варсуки (Ингушетия). Были повреждены три БТРа и четыре автомашины. В результате ответного огня появились первые жертвы среди мирного населения. С вертолетов было обстреляно ингушское село Гази-Юрт. Применив силу, российские войска прошли через территорию Ингушетии. 12 декабря эта колонна федеральных войск была обстреляна со стороны станицы Ассиновской в Чечне. Среди российских военнослужащих были убитые и раненые, в ответ по станице также был открыт огонь, приведший и к гибели местных жителей. У села Новый Шарой толпа жителей близлежащих сел блокировала дорогу. Дальнейшее продвижение российских войск привело бы к необходимости стрельбы по невооруженным людям, а затем – к столкновениям с организованным в каждом из сел отрядом ополчения. Эти отряды имели на вооружении автоматы, пулеметы и гранатометы. В районе, расположенном к югу от села Бамут, базировались регулярные вооруженные формирования ЧРИ, имевшие тяжелое вооружение.

В результате на западе Чечни федеральные силы закрепились вдоль линии условной границы Чеченской Республики перед селами Самашки – Давыденко – Новый Шарой – Ачхой-Мартан – Бамут.

15 декабря 1994 г., на фоне первых неудач в Чечне, министр обороны РФ П.Грачев отстранил от управления войсками группу старших офицеров, отказавшихся вводить войска в Чечню и выразивших желание «перед началом крупной войсковой операции, способной повлечь за собой большие жертвы среди мирного населения», получить письменный приказ Верховного главнокомандующего. Руководство операцией было возложено на командующего СКВО генерал-полковника А.Митюхина.

16 декабря 1994 г. Совет федерации принял постановление, в котором предложил президенту РФ немедленно прекратить боевые действия и выдвижение войск и вступить в переговоры. В этот же день, председатель правительства России В.С.Черномырдин заявил о готовности лично встретиться с Джохаром Дудаевым, при условии разоружения его формирований.

17 декабря 1994 г. Ельцин отправил Д.Дудаеву телеграмму, в которой последнему предписывалось явиться в Моздок к полномочному представителю президента РФ в Чечне, министру по делам национальностей и региональной политике Н.Д.Егорову и директору ФСБ С.В.Степашину и подписать документ о сдаче оружия и прекращении огня. В тексте телеграммы, в частности, дословно значилось: «Предлагаю без промедления Вам встретиться с моими полномочными представителями Егоровым и Степашиным в Моздоке». Одновременно президент РФ издал указ №2200 «О восстановлении федеральных территориальных органов исполнительной власти на территории Чеченской Республики».

Осада и штурм Грозного

Начиная с 18 декабря по Грозному многократно наносились ракетно-бомбовые удары. Бомбы и ракеты падали в основном на кварталы, где располагались жилые дома и заведомо не было военных объектов. В результате этого появились большие жертвы среди мирного населения. Несмотря на заявление президента России от 27 декабря о прекращении бомбардировок города, авиация продолжала наносить удары по Грозному.

Во второй половине декабря российские федеральные войска наступали на Грозный с севера и запада, оставив практически не перекрытыми юго-западное, южное и юго-восточное направления. Оставшиеся открытыми коридоры, связывающие Грозный и многочисленные села Чечни с внешним миром, позволяли мирному населению выехать из зоны обстрелов, бомбардировок и боев.

В ночь на 23 декабря федеральные войска предприняли попытку отрезать Грозный от Аргуна и закрепились в районе аэропорта в Ханкале, к юго-востоку от Грозного.

26 декабря начались бомбардировки населенных пунктов в сельской местности: только в последующие три дня ударам подверглись около 40 сел.

26 декабря было вторично объявлено о создании правительства национального возрождения ЧР во главе с С.Хаджиевым и готовности нового правительства обсудить вопрос о создании конфедерации с Россией и вступить с ней в переговоры, не выдвигая требования о выводе войск 12.

В тот же день, на заседании Совета безопасности России было принято решение о вводе войск в Грозный. До этого конкретных планов взятия столицы Чечни не разрабатывалось 13.

27 декабря Б.Н.Ельцин выступил по телевидению с обращением к гражданам России, в котором объяснил необходимость силового решения чеченской проблемы. Б.Н.Ельцин заявил, что Н.Д.Егорову, А.В.Квашнину и С.В.Степашину поручено ведение переговоров с чеченской стороной. 28 декабря Сергей Степашин уточнил, что речь идет не о переговорах, а о предъявлении ультиматума.

31 декабря 1994 г. начался штурм Грозного частями российской армии. Планировалось четырьмя группировками нанести «мощные концентрические удары» и соединиться в центре города. По целому ряду причин войска сразу же понесли большие потери. Наступавшие с северо-западного направления под командование генерала К.Б.Пуликовского 131-я (Майкопская) отдельная мотострелковая бригада и 81-й (Самарский) мотострелковый полк были практически полностью разгромлены. Более 100 военнослужащих попали в плен.

Как заявили депутаты Государственной думы РФ Л.А.Пономарев, Г.П.Якунин и В.Л.Шейнис заявили, что «в Грозном и его окрестностях развязана крупномасштабная военная акция. 31 декабря после ожесточенных бомбардировок и артобстрела в город было введено около 250 единиц бронетехники. Десятки из них прорвались в центр города. Защитниками Грозного бронетанковые колонны были рассечены на части и стали планомерно уничтожаться. Их экипажи перебиты, взяты в плен или рассеяны по городу. Вошедшие в город войска потерпели сокрушительное поражение».

Руководитель пресс-службы правительства России признал, что российская армия в ходе новогоднего наступления на Грозный понесла потери в живой силе и технике.

2 января 1995 г. пресс-служба российского правительства сообщила, что центр чеченской столицы «полностью контролируется федеральными войсками», «президентский дворец» блокирован» 14.

Война в Чечне продолжалась до 31 августа 1996 г. Она сопровождалась террористическими актами за пределами Чечни (Буденновск, Кизляр). Фактическим итогом кампании стало подписание 31 августа 1996 г. хасавюртовских соглашений. Соглашение было подписано секретарем Совета безопасности РФ Александром Лебедем и начальником штаба чеченских боевиков Асланом Масхадовым. По итогам хасавюртовских соглашений, были приняты решения об «отложенном статусе» (вопрос о статусе Чечни должен был быть решен до 31 декабря 2001 г.). Чечня де-факто стала независимым государством 15.

Примечания

Россия и Чечня: краткая хронология отношений

Россия и Чечня: краткая хронология отношений

Впервые русские, казаки Ивана Грозного, и чеченцы – местные жители встретились во второй половине XVI века в долине Сунжи, подле селения Чечен-аул – отсюда и пошло русское название этого горского народа: чеченцы.

В период Смутного времени российское государство уходит с Кавказа, где устанавливается противостояние казаков — вольных людей, бежавших из России от крепостного гнета и расселившихся севернее Терека – и чеченцев, расселившихся на предгорных равнинах.

Казаки становятся “государевыми людьми”, осваивающими новые территории.

1739
Возведение Кизлярской укрепленной линии, начало борьбы России с горцами за контроль над предгорными равнинами.

1785–1791
Восстание горцев под предводительством чеченца шейха Мансура (Ушурмы), объединившего в борьбе с Россией горские племена.

1817
Начало большого наступления российских войск на горную Чечню. Начало Кавказской войны (1817–1864).

1818
Основание крепости Грозной.

1834–1859
Борьба России с имамом Шамилем, объединившим многие горские племена против интервенции России.

26 августа 1859
Взятие последней резиденции Шамиля, аула Гуниб русскими войсками, сдача Шамиля в плен. Окончание широкомасштабной борьбы горцев за независимость.

21 мая 1864
Подавление последнего крупного очага сопротивления горцев на Западном Кавказе, официальная дата окончания Кавказской войны. 166 Однако и после этого вспыхивали горские восстания (например, в 1877–1878 годах).

1869
Крепость Грозная переименована в город Грозный.

1877–1878
Народное восстание в Дагестане и Чечне против русского господства в поддержку единоверцев во время Русско-турецкой войны.

1914–1918
Участие Чеченского и Ингушского полков в составе так называемой Дикой дивизии российской армии в Первой мировой войне.

27 февраля 1917
Февральская революция в России, свержение самодержавия.

Март 1917
I Горский съезд во Владикавказе, образование “Союза объединенных горцев Кавказа”.

25 октября 1917
Октябрьская революция в России, захват власти партией большевиков. Отказ чеченцев и ингушей Дикой дивизии принимать участие во внутрироссийской борьбе, фактически способствовавший закреплению большевиков в Петрограде.

11 мая 1918
Провозглашение независимости Горской республики.

1919–1920
Активные боевые действия в Чечне и Ингушетии против войск генерала Деникина. Часть вайнахов сражалась против извечных врагов — казаков белой армии — на стороне большевиков. Часть воевала за веру под водительством эмира Узун-Хаджи против всех немусульман.

1920
Создание ингушского алфавита на основе латинской графики.

Март 1920
Вступление в Грозный отрядов Красной армии, провозглашение советской власти в Чечне и Ингушетии.

17 ноября 1920
Образование в составе Советской России Горской АССР, в которую вошли Чечня и Ингушетия.

1922
Образована Чеченская АО.

1922–1924, 1925, 1929–1930, 1932, 1933–1934, 1937–1939, 1940–1942
“Антисоветские” восстания в Чечне и Ингушетии и карательные экспедиции Красной армии против вайнахских повстанцев.

1924
Образована Ингушская АО.

1929
Начало массовой коллективизации и “раскулачивания” в Чечено-Ингушетии. Кампания против религиозных авторитетов.

1934
Образована Чечено-Ингушская АО.

1934
Утвержден единый чечено-ингушский алфавит на латинской графической основе.

1936
Чечено-Ингушская АО преобразована в Чечено-Ингушскую АССР.

1937–1938
“Большой террор” в Чечено-Ингушетии. По политическим обвинениям арестовано более 12 тысяч человек.

1938
Чечено-ингушская письменность переведена на кириллицу.

22 июня 1941
Началась Великая Отечественная война.

23–27 февраля 1944
Депортация в Среднюю Азию чечецев и ингушей. В этом же году началась партизанская борьба избежавших выселения вайнахов против представителей советской власти.

7 марта 1944
Указ Верховного Совета СССР о ликвидации Чечено-Ингушской АССР. Дома выселенных были переданы переселенцам. Ссылка чеченцев и ингушей продолжалась 13 лет.

9 января 1957
Указ Президиума Верховного совета СССР о восстановлении Чечено-Ингушской АССР, начало массового возвращения чеченцев и ингушей на родину.

26–28 августа 1958
Стихийные античеченские погромы в Грозном. Толпа взяла штурмом административные здания в центре города, массовые волнения подавлены введенными из других регионов войсками. Вернувшиеся чеченцы и ингуши столкнулись с отсутствием рабочих мест в промышленности — на десятилетия скрытая безработица и малоземелье (несмотря на присоединение в 1957 году районов севернее Терека) стали едва ли не главными проблемами.

Ноябрь 1990
Первый Чеченский национальный съезд, избрание Исполкома Общенационального конгресса чеченского народа (ОКЧН) во главе с советским генералом Джохаром Дудаевым.

Август 1991
Поддержка партийно-советским руководством ЧИАССР путча ГКЧП, как результат — дискредитация законных органов власти и захват в сентябре власти в Чечне национал- радикалами из ОКЧН.

15 сентября 1991
Фактическое разделение Чечни и Ингушетии.

27 октября 1991
Избрание президентом Чечни Джохара Дудаева.

7 июля 1992
Вывод российских войск из Чечни.

31 октября — 4 ноября 1992
Кровавые столкновения в Пригородном районе Ингушетии, “осетино- ингушский конфликт”, изгнание ингушей из Северной Осетии.

26 ноября 1994
Инспирированный Москвой неудачный штурм Грозного “чеченской оппозицией”, а фактически — завербованными спецслужбами российскими военнослужащими, захват их в плен.

29 ноября 1994
Ультиматум Б. Ельцина чеченскому руководству с требованием капитуляции.

11 декабря 1994
Ввод российских войск в Чеченскую Республику, начало первой чеченской войны.

31 декабря 1994
Начало штурма федеральными войсками чеченской столицы г. Грозного, продлившегося до марта 1995-го. К апрелю установлен контроль над равнинной частью Чечни.

7–8 апреля 1995
“Зачистка” федеральными силами села Самашки, убийство более ста мирных жителей в ходе карательной операции.

Май 1995
Начало широкомасштабного наступления федеральных сил на горные районы Чечни.

14–20 июня 1995
Террористический акт в Буденновске, где отряд Шамиля Басаева захватывает около 1500 заложников в городской больнице. Освобождение заложников в результате переговоров, начало в Грозном мирных переговоров между чеченской и российской сторонами под эгидой ОБСЕ, признание дефакто руководства сепаратистов, полугодовая мирная передышка.

14 декабря 1995
Попытка федеральной стороны провести выборы “главы Чеченской Республики”, возобновление сепаратистами боевых действий.

9-18 января 1996
Террористический акт в Кизляре, захват более 1500 заложников в больнице отрядами Салмана Радуева, бои в селе Первомайском.

22 апреля 1996
Убит президент Чечни Джохар Дудаев.

23 апреля 1996
Президентом становится вице-президент Зелимхан Яндарбиев.

6–21 августа 1996
Чеченские отряды берут под контроль Грозный, бои в городе, переговоры между Александром Лебедем и Асланом Масхадовым.

31 августа 1996
А. Лебедь и А. Масхадов в Хасавюрте подписывают совместное заявление об основах отношений между Российской Федерацией и Чеченской Республикой. Конец “первой чеченской войны”.

31 декабря 1996
Российские войска покидают Чечню.

27 января 1997
Избрание президентом Чеченской республики Аслана Масхадова, официально признанное руководством РФ.

12 мая 1997
А. Масхадов и Б. Ельцин в Кремле подписывают договора о мире и принципах взаимоотношений между Российской Федерацией и Чеченской Республикой Ичкерия. Власть Масхадова в разоренной войной республике непрочна. В 1997–1999 годах республику покинуло практически все невайнахское население. Отток его начался в конце 1980-х годов и усилился после прихода к власти сепаратистов, поскольку “русскоязычные” жители Чечни стали объектом криминального давления.

Июль 1998
В Гудермесе столкновения между религиозными экстремистами и силами, лояльными Масхадову, который проявляет нерешительность и фактически теряет контроль над дальнейшим развитием ситуации в республике.

Август–сентябрь 1999
Вторжение отрядов экстремистов из Чечни в Дагестан, начало боевых действий. Вторгшиеся отряды Басаева и Хаттаба уходят обратно в Чечню.

Октябрь 1999
Ввод федеральных сил на территорию Чеченской Республики, начало второй чеченской войны.

Декабрь 1999 — январь 2000
Федеральные войска пытаются штурмовать блокированный Грозный, продолжаются бомбардировки и обстрелы города.

Начало февраля 2000
Отход покинувших Грозный чеченских отрядов Грозного в горы, бомбардировки и бои в селах Западной Чечни.

Март 2000
Окончание широкомасштабных боевых действий в Чечне.
Июнь 2000
“Главой администрации Республики” (без существенных полномочий) назначен бывший муфтий Чечни Ахмад Кадыров, перешедший осенью 1999 года на федеральную сторону.

Лето 2000
Начало нового этапа войны: с чеченской стороны — диверсионно- террористическая тактика, с федеральной — “зачистки” в селах, задержания и “исчезновения людей”.

2003
Федеральная власть проводит тактику “чеченизации” конфликта, используя силовые структуры, сформированные из чеченцев и передавая полномочия лояльной чеченской администрации.

5 октября 2003
Ахмад Кадыров избран президентом Чеченской Республики в составе РФ. Правозащитные организации отмечали, что вся выборная кампания изобиловала серьезными нарушениями. Многие международные наблюдатели отказались от присутствия на выборах.

9 мая 2004
Гибель Ахмада Кадырова в результате теракта.

29 августа 2004
Президентом Чечни избран Алу Алханов.

Первая Чеченская война

Россия вела многочисленные войны против захватчиков, были войны как обязательства перед союзниками, но, к сожалению, были войны, причины которых связаны с безграмотной деятельностью руководителей страны.

История возникновения конфликта

Все начиналось довольно мирно еще при Михаиле Горбачёве, который, объявляя о начале перестройки, на самом деле открывал дорогу развалу огромной страны. Именно в это время СССР, активно терявший своих внешнеполитических союзников, получил проблемы и внутри государства. В первую очередь эти проблемы были связаны с пробуждением этнического национализма. Наиболее ярко они проявились на территориях Прибалтики и Кавказа.

Уже в конце 1990 года был созван Общенациональный конгресс чеченского народа. Его возглавил Джохар Дудаев, генерал-майор Советской Армии. Целью конгресса стал выход из состава СССР и создание независимой Чеченской республики. Постепенно это решение начало воплощаться в жизнь.

Еще летом 1991 года в Чечне наблюдалось двоевластие: там продолжало работать правительство самой Чечено-Ингушской АССР и правительство Чеченской Республики Ичкерия Джохара Дудаева. Но в сентябре 1991 года, после неудачных действий ГКЧП, чеченские сепаратисты почувствовали, что наступил благоприятный момент, и вооруженная гвардия Дудаева захватила телецентр, Верховный Совет и Дом радио. Фактически произошел государственный переворот.

Власть перешла в руки сепаратистов, и уже 27 октября в республике прошли парламентские и президентские выборы. Вся власть была сосредоточена в руках Дудаева.

Тем не менее 7 ноября Борис Ельцин счел необходимым ввести в Чечено-Ингушской Республике чрезвычайное положение и тем самым создал причину начала кровопролитной войны. Обострением ситуации стало и то, что в республике было большое количество советского оружия, которое не успели вывезти.

Какое-то время ситуация в республике сдерживалась. Была создана оппозиция, выступающая против Дудаева, но силы были неравными.

У правительства Ельцина в это время не было ни сил, ни политической воли принять какие-либо эффективные меры, и, по сути, Чечня в период с 1991 по 1994 год стала практически независимой от России. В ней сформировались свои органы власти, своя государственная символика. Однако в 1994 году администрация Ельцина решила навести конституционный порядок в Чечне. На ее территорию были введены российские войска, что послужило началом полномасштабной войны.

Ход боевых действий

1 декабря 1994 г.

Удар федеральной авиации по аэродромам Чечни. Уничтожение авиации боевиков

11 декабря 1994 г.

Вступление федеральных войск на территорию Чечни

12 декабря 1994 г.

Федеральные войска подошли к Грозному

31 декабря 1994 г.

Начало штурма Грозного

19 января 1995 г.

Захват президентского дворца

3 февраля 1995 г.

Создание группировки «Юг» и полная блокада Грозного

13 февраля 1995 г.

Заключение временного перемирия

20 февраля 1995 г.

Несмотря на перемирие, продолжаются уличные бои. Отряды боевиков отходят из города

6 марта 1995 г.

Освобожден последний район Грозного. Сформирована пророссийская администрация Чечни во главе с С. Хаджиевым и У. Автурхановым

15–23 марта 1995 г.

Взятие Аргуна

30–31 марта 1995 г.

Взяты Шали и Гудермес

7–8 апреля 1995 г.

Бои возле села Семашки

Апрель 1995 г.

Завершение боев в равнинной Чечне

Май 1995 г.

Начало боевых действий в горной Чечне

3 июня 1995 г.

Взятие Ведено

12 июня 1995 г.

Взяты райцентры Шатой и Ножай-Юрт

14 июня 1995 г.

Террористический акт в Будённовске

19–22 июня 1995 г.

Первый раунд переговоров. Мораторий на боевые действия на неопределенный срок

27–30 июня 1995 г.

Второй раунд переговоров. Договоренность обмена пленных «всех на всех», разоружение отрядов ЧРИ, вывод федеральных войск, проведение свободных выборов

21 августа 1995 г.

Боевики захватывают Аргун, но после боя выбиты федеральными войсками

10–12 декабря 1995 г.

Гудермес захвачен боевиками и через неделю зачищен федеральными войсками

14–17 декабря 1995 г.

В Чечне прошли выборы. Победил Доку Завгаев

9 января 1996 г.

Террористический акт в Кизляре

6–8 марта 1996 г.

Нападение боевиков на Грозный

21 апреля 1996 г.

Ликвидация Джохара Дудаева

27–28 мая 1995 г.

Встреча в Москве с З. Яндарбиевым. Договоренность о перемирии и обмен пленными

9 июля 1996 г.

После федерального ультиматума возобновились удары по базам боевиков

6–22 августа 1996 г.

Операция «Джихад». Нападение сепаратистов на Грозный, штурм и захват Гудермеса

31 августа 1996 г.

Хасавюртовские соглашения. Федеральные войска выводились из Чечни, а статус республики откладывался до 31 декабря 2001 года

Итоги войны

Чеченские сепаратисты восприняли Хасавюртовские соглашения как победу. Федеральные войска были вынуждены покинуть Чечню. Все властные полномочия так и остались в руках самопровозглашенной республики Ичкерия. Вместо Джохара Дудаева власть принял Аслан Масхадов, который мало чем отличался от своего предшественника, но обладал меньшим авторитетом и был вынужден постоянно идти на компромиссы с боевиками.

Закончившаяся война оставила после себя разрушенную экономику. Города и села не восстанавливались. В результате войны и этнических чисток Чечню покинули все представители других национальностей.

Критически изменилась внутренняя социальная обстановка. Тот, кто раньше боролся за независимость, скатился до криминальных разборок. Герои республики превратились в обычных бандитов. Промышляли они не только в Чечне, но и на территории всей России. Особо прибыльным делом стало похищение людей. Соседние регионы особенно почувствовали это.

25 лет тому назад, 11 декабря 1994 года началась, как принято ее называть, Первая Чеченская война. «Окопная правда» Первой Чеченской — это смесь отваги и безнадежности, предательства и героизма, клеветы, дезинформации и попыток им противостоять.

1. ДО ТОГО: ЭТО БЫЛ ГЕНОЦИД

Анатолий КУЛИКОВ, в 1992-1995 гг. замминистра МВД, командующий внутренними войсками МВД РФ, с июля 1995 — глава МВД:

— После получения фактического суверенитета, в Чечне начался разгул преступности. Численность Чеченской республики тогда была 870-900 тысяч человек. В Ростовской области – 4,5 млн. Количество убийств в Ростовской области было за год в среднем 400-420. А в Чечне 2,5 тысячи убийств. Посчитайте, в о сколько раз?

Дальше. Численность русского населения стала катастрофически падать – русских начали грабить, забирать дома и выгонять. Давали машину, оплачивали за захваченный дом только стоимость перевозки машиной вещей до границы. И там вываливали и делай дальше, что хочешь…

Я в то время был командующим внутренними войсками, я послал в 1993 году группу документирования, разведчиков, на все КПП, которые беседовали с людьми, изгнанными оттуда. Проводница рассказывает, как ее насиловали в вагоне. Девочка 13-летняя слепцовская рассказывает, как ее насиловали 15 бандитов. В камеру. Такой режим похож на государство? Если только на бандитское.

А, начиная с марта 1994 года, 25-го числа каждого месяца они стали захватывать заложников в одном из городов Северного Кавказа, требовать вертолет, от 8 до 10 млн. долларов. И руководство до поры до времени шло на их условия, и они вместе с деньгами скрывались на территории Чечни. Дальше терпеть было уже невозможно. И в конце июля, в кабинете Шахрая, он тогда был вице-премьером, были приглашены начальник Генштаба, первый замминистра генерал-полковник Колесников, генерал-полковник Кондратьев, я, и нам прямо сказали, что решение политического руководства страны – готовить операцию по наведению конституционного порядка в республике.

Чеченцы празднуют победу после провала штурма Грозного. Позади — все, что осталось от Дома правительства республики.Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

Сергей СТЕПАШИН, в 1994-1995 гг. — директор ФСК, затем — ФСБ:

— Первая чеченская война, по большому счету, началась еще в 1991 году, после развала Союза. Когда люди, которых поддержали в том числе в Верховном Совете России, пришли к власти в Грозном. Выкинули руководство Чечено-Ингушетии из Грозного, а несколько человек просто поубивали, сбросив с верхних этажей. 7 ноября 1991-го Ельцин, президент РСФСР при существующем президенте СССР подписал указ о введении чрезвычайного положения в Грозном, в Чечне. Внутренние войска МВД тогда подчинялись Виктору Баранникову. Хотя он и был сторонником Ельцина, но подчинялся президенту СССР Горбачеву. Поэтому никаких оперативных, военных действий было не произведено. Верховный Совет тогда не поддержал указ, и он был отменен. А после этого каждый месяц, потом уже каждую неделю — грабежи, захваты, авизо, грабежи в Ставрополье. Банда разрослась по всему Кавказу и не только по нему. В результате, если в Грозном до 1991 года проживало 80 % русского населения, порядка 600 тысяч человек, то к 1994-му там осталось 150 Людей просто изгоняли, это был геноцид.

Протоген АНДРЕЕВСКИЙ, в 1992-1994 гг. командир бригады внутренних войск (г.Нальчик):

— Никто не хочет воевать. В первую очередь, военные. Но мы знали, что война с Чечней неизбежна. Потому что, во-первых, там было много оставлено оружия. По сути дела, можно было вооружить, по-хорошему, дивизию. Войска ушли регулярные, которые были, оружие осталось. И начались эти все проблемы. Батальон моей бригады в 1993-м стоял на границе между Чеченской республикой, Ингушетией и Северной Осетией. Блокировали посты, дороги. Постоянно были провокации. Мы оружие изымали. Чеченцы скот угоняли у кабардинцев. Чего там только не было. И постоянно захваты заложников. В Ростове (на-Дону) захватили автобус со школьниками, потребовали вертолет, несколько миллионов долларов. Миллионы загрузили. Школьников отпустили.

Все готовились. И федеральные силы, и Дудаев тоже понимал, что так долго ему сидеть не дадут. Тоже готовил свои формирования. Не в один день были обучены, вооружены, выстроены в определенные подразделения.

Война в Чечне была особенно трудной потому, что это бои в горах и в городских кварталах. Солдаты так и писали на стенах: «Добро пожаловать в ад».Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

2. ГОТОВНОСТЬ СТОРОН К ВОЙНЕ: БОЙЦОВ СОБИРАЛИ ПО СУСЕКАМ

Анатолий КУЛИКОВ:

— К сожалению, вооруженные силы не были готовы воевать на своей территории. Одна из колонн была остановлена в районе Назрани толпой разъяренных людей, которые начали резать топливные, тормозные шланги. Но в этом была ошибка командующего Северокавказским округом, в то время генерал-полковника Митюхина, который по своей инициативе, не посоветовавшись ни с кем, дозвонился до министра обороны и получил разрешение на перенос ввода на три часа позднее намеченного. В пять утра я прихожу на КП, сигнала нет. Я звоню в центр боевого управления, спрашиваю, почему нет сигнала. А мне говорят, что командующий договорился с министром о переносе. Я матом выругался – что вы творите, говорю… В восемь утра в Икажево на перекрестке, где авторынок, вы не пройдете его, там уже будет народу полно… Так и случилось.

Вооруженные силы находились тогда на ранней стадии своего реформирования. Я не могу сейчас назвать точных цифр, но хорошо знаю, поскольку был свидетелем этому, когда прибывали из разных округов сводные батальоны, даже экипажи кораблей Дальневосточного, Тихоокеанского флота, Балтийского флота прибывали к нам туда в состав группировки. Конечно, они были не готовы.

— С 1991-го по 1994-й Дудаев создал хорошие вооруженные силы. Во-первых, он захватил свыше 50 танков, у него даже две пусковые установки оперативно-тактической ракеты Луна-М были. Самолеты у него были. У него было свыше сотни артиллерийских систем. Он вытащил замечательного, лучшего артиллериста вооруженных сил Аслана Масхадова, который был начальником ракетных войск и артиллерии одной из мотострелковых дивизий в Прибалтике. Он его вытащил, сделал его начальником штаба. А Масхадов знал толк. И он очень хорошо подготовил специалистов, в том числе, артиллеристов. А потом даже были случаи, когда уже в ходе боев в Грозном Масхадов, слушая радиоэфир, зная хорошо менталитет российских артиллеристов, вмешивался, давал ложные цели и иногда даже были случаи, когда гибли от дружеского огня, как сейчас стало модно говорить.

Виктор Баранец: Ельцина уговаривали поговорить с Дудаевым, чтобы не началась война. Но он отказался принимать его в Кремле

00:00 00:00

Сергей СТЕПАШИН:

— Нищета. 1994 год, друзья мои, нищета. Люди на жратву себе заработать не могли. Офицеры подрабатывали охранниками и сторожами. Я сам тогда был генералом – копейки получал, между нами говоря. Военная составляющая была очень плохой. Армия была в депрессивном состоянии, полуразваленная. Спецслужбы, которые я тогда возглавлял, подверглись пятиразовой кастрации, я их называю, нас переименовывали, переформатировали, изымали спецподразделения, и чего только не было. У меня все спецподразделения, знаете, сколько всего человек осталось? 27 человек. «Альфу» забрали, и «Вымпел» забрали из ФСК. 27 человек всего! Лучше всех, блестяще воевали морпехи, конечно, и десантники.

Безусловно, пацанов туда посылать, может быть, и не надо было. Собирали по сусеку со всей страны. Кстати, морпехи к нам прилетели в декабре месяце аж с Владивостока. Плюс связь безобразная, слышали нас и слушали на той стороне с большим удовольствием. Чеченцы были вооружены намного лучше, новейшим оружием, которое поступало из-за рубежа, в том числе, из Турции и Саудовской Аравии.

Протоген АНДРЕЕВСКИЙ:

— Относительно того, что из военкоматов шли сразу в Чечню призывники. Сразу после военкомата никуда никого не отправляли. Даже во время Великой Отечественной войны. Во-первых, отправляют не в Чечню сразу после военкомата, а в какую-то воинскую часть. Поэтому 18-летние мальчики после военкомата проходили учебные подразделения. Боевое слаживание проходили. Где учили действовать в составе подразделения. Даже окоп копать. Если он никогда не копал, как он будет копать? Много чего надо знать солдату. Даже как рану перевязать на ноге, к примеру, кровь остановить. Этому всему учат солдата. И только потом они привлекались. А со школы, с военкомата никто никуда никого не отправлял.

Прежде чем отправить батальон первый в Чечню в декабре, хотя были ограничены ресурсы, (в бригаде около 5 тысяч человек личного состава, а нужно было отправить 200), мы со всей бригады лучшее вооружение, лучшее обмундирование, лучшее снаряжение для них собрали. Там вплоть до того, что каждому валенки нашли.

— Дудаев, как только пришел к власти, сразу начал плановую подготовку вооруженных отрядов. Те же самые чеченцы – советские офицеры, которые были по всей стране разбросаны, многие вернулись в республику и начали обучать эти отряды. И обучать их не строем ходить, а стрелять, уметь в составе подразделения действовать. Вооружил, обучил. Многие чеченцы, которые противостояли России, или были военными или служили ту же срочную., механики, мотострелки, связисты и т.д. У меня вот даже товарищ мой, с которым я учился и в академии, и в училище военном четыре года в одном взводе, он в то время служил на той стороне у Дудаева. Люди подготовленные, которых взять было не так просто.

Сам Дудаев – генерал авиации. Дорос до командира дивизии. В дальней авиации быть командиром дивизии – значит, иметь наилучшую подготовку.

Армия не была готова воевать. Прибывали из разных округов сводные батальоны, даже экипажи кораблей Тихоокеанского, Балтийского флотов.Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

3. РОКОВОЙ ШТУРМ ГРОЗНОГО

Анатолий КУЛИКОВ:

— Штурм Грозного начался в ночь. Авиация ночью не применяется. И авиация там не применялась. При штурме Грозного, к сожалению, были допущены тактические ошибки командования, в том числе. Спланировано было все правильно. Там создаются отдельные элементы боевого порядка, в городе, мелкие подразделения, танк прикрывается пехотой, захватывается здание, примыкающее, с тем, чтобы не пожгли БТРы и танки. Все это было предусмотрено. Когда начали операцию, по одному из направлений не встретили никакого сопротивления. И командир майкопской бригады доложил – у меня свободная дорога, я могу до вокзала свободно пройти, разведка доложила – никого нет. Ну, пожалуйста, давай захватывай. Он прибывает на вокзал, захватывает вокзал, но не организовал боевого охранения, не заняли дома высотные на подступах, а тут новый год, салют и т.д. В канун Нового года, за несколько минут до начала нового года, уже когда началась эйфория среди военнослужащих — внезапное нападение со всех сторон – пожгли танки. В одном танке мы насчитали с Квашниным свыше 20 пробоин из гранатомета.

До 30 декабря потери были 7 человек с обеих сторон. И если бы не штурм Грозного, обошлись бы малой кровью.Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

Сергей СТЕПАШИН:

— 12 декабря были введены армейские части, затем пошли внутренние войска. До 30 декабря потери были, если мне память не изменяет, порядка 7 человек с обеих сторон. Один офицер, потом его отправили в больницу, неожиданно открыл огонь, когда проезжал на БТРе. И погибли двое или трое местных граждан. Собственно, и все. С военной точки зрения операция подготовили очень плохо, и было понятно, что ресурсов нам не хватит. Но опять же, повторюсь, если бы не штурм Грозного, обошлись бы малой кровью.

Борис Николаевич нас собрал 29 декабря. Мы приехали – я, Николаев (на тот момент — глава Погранслужбы РФ), Ерин (тогда – глава МВД РФ), Грачев (на то время – министр обороны РФ). Павел Сергеевич (Грачев) сказал, что мы дожмем. Мы дожмем. После улетели в Моздок.

Утром 30 декабря мне в Моздок из Москвы звонит Борис Николаевич и спрашивает, где Грачева? А до этого мы его с Ериным проводили якобы в Москву, на трапе самолета руки пожали. Они улетают в Москву, их вызвали. Ну, летите и летите. Вызывают и вызывают. А тут Ельцин. Ищет Грачева. Я говорю: как где, Борис Николаевич? У вас в Москве. Он:: ничего вы не знаете, какое вы КГБ? И пошло-поехало. Я вызываю начальника военной контрразведки генерала Молякова и спрашиваю у него: где Грачев? Молчит. Я говорю, что сейчас позвоню Ельцину, и он будет уволен. И он говорит: Сергей Вадимович, они никуда не улетели. Они самолет отогнали. И приняли решение о немедленной операции, чтобы войти в Грозный. Почему они не хотели со мной, начальником контрразведки страны, этим делиться? Наверное, потому что я был против штурма. Знали мою позицию, что в Грозном на танках летать – сумасшествие какое-то. Что города танками не берут. И 31-го вошли. Сразу же получили удар. Масхадов воевать умел, хороший артиллерист. Сожгли наши танки. Положили кучу людей.

Потом – расстрел наших ребят на вокзале. Ну, а затем уже, что называется, начали работать по городу, где были большие потери среди мирного населения. Кстати, тоже для меня поразительно, что наши славные пилоты отбомбили почти весь центр Грозного. Кстати, там были русские дома в основном.

Протоген АНДРЕЕВСКИЙ:

— В городе танк без прикрытия, без соответствующей подготовки – это живая мишень. Но без танков тоже невозможно. Просто надо грамотно его использовать. Танк подавляет одним выстрелом, разносит пол-этажа. Если оттуда стреляли, то уже больше стрелять не будут. Если выстрел танка будет по какой-то огневой точке. А если ты из автомата будешь по ней стрелять, ты будешь стрелять, пока тебя не убьют или ты его не убьешь. Танк – это все-таки какое-то прикрытие брони. А вот идти под шквальный огонь в одном бронежилете, знаете, сколько надо людей положить. Без танка, без бронетехники штурмов не бывает. Я скажу только одно, что было нельзя сделать в Чечне. Любой штурм начинается с огневой подготовки. Что это такое? Это артиллерия работает и авиация. И сначала их не применяли. Хотя потом все равно пришлось бить туда, если оказывалось сопротивление, то уже били, не оглядываясь. Это ж не четыре бандита захватили одну квартиру и стреляют, а их было сотни. И они вооружены точно таким же оружием, как и у наступающих. И гранатометы, и пулеметы, и минированные дороги. Но вот это основная проблема, что нельзя войти в город без огневой поддержки. А ее в полном объеме применять нельзя.

К 21 января Грозный был полностью зачищен.Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

4. ДАЛЬНЕЙШАЯ КАМПАНИЯ: ЗАЧИСТИЛИ 98% БОЕВИКОВ, И ВДРУГ БАСАЕВ В БУДЕННОВСКЕ

Анатолий КУЛИКОВ:

— Когда начиналась эта кампания, не было выполнено самое основное условие. Не было введено чрезвычайное положение. Мы даже с Лобовым, он был тогда секретарь Совета безопасности, подготовили указ Ельцину на введение чрезвычайного положения. Он его не подписал. А что такое отсутствие режима ЧП? При введении режима чрезвычайного положения блокируется весь район проведения операции. То есть, Чечня должна была вся быть заблокирована. Отдельными контрольно-пропускными пунктами. Остаются два прохода – на восток и на запад. Два КПП. Только через них могут двигаться люди. На всем остальном периметре движение должно быть запрещено. Если оно происходит, оно считается несанкционированным, по нему применять могут и оружие, и преследовать, и задерживать, и т.д. А у нас вся Чечня открыта. Он сегодня ваш товарищ и друг, а ночью он боевик, он в вас стреляет.

Мы к 15 мая освободили практически все наши районные центры, и вся республика была под нашим контролем. Что надо было делать власти? Нужно было – и мы это просили, я просил, лично у Ельцина – всем, у кого разрушены дома, пособие давать. И не так, как их давали – деньги перечислили, и они там растворились неизвестно где. Надо было создавать по каждому населенному пункту комиссию. Пришли к вам, у вас разбит сарай – стоит это 2000 рублей. На, получи, распишись и претензий к нам ни к кому не предъявляй. У кого-то дом разрушен – получи и забудь. А строители сами придут… Этого не было. Административная власть за военными не пошла. Военные освободили. Стоят месяц, другой. Там корову застрелили, там случайным выстрелом кого-то убили. А местные жители говорят – так вы ж такие, как и дудаевцы, такие же бандиты.

В Чечне эту войну, можно сказать, проклинали. Но в каждой семье и в каждом тейпе были люди, которые вдруг оказывались в горах, среди боевиков, и он, с одной стороны, как бы сторонник того, чтобы этой войны не было, с другой стороны, когда к нему приходит этот родственник, он его защищает.

К лету 1995-го 98% территории Чечни было под контролем федералов.Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

Сергей СТЕПАШИН:

— К 21 января, как сейчас помню, Грозный был полностью зачищен, что называется. Там находились наши подразделения. И 2 мая я, тогда уже директор ФСБ, приехал в Гудермес на электричке вместе с пятью охранниками. Там, правда, Радуев в это время болтался. Но узнав, что мы приехали, он ноги сделал. И к лету 1995 года 98 процентов территории Чеченской республики находилось под полным контролем федеральных войск. В Ведено Куликов уже вывесил российский флаг. Наши были в Шатое, в Шали. Вся горная часть, наиболее сложная с точки зрения местного населения, потому что это родина Басаева и его сподвижников, если так можно их называют, этих бандитов была очищена от бандитов.

Шамиль Басаев.Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

Дальше случился Буденновск. И история начала отворачиваться очень назад. К Буденновску, как мне говорил Масхадов: «Нас осталось человек 17-20, сидели в вагончике, и мы уже все, поняли, что нам кирдык». И тут Басаев. Он ведь шел не туда, а в КавМинВоды, чтобы захватить самолет и лететь бомбить Кремль. Если бы не это предательство двойное, когда его пропустили сначала туда, а потом назад, война бы закончилась летом 1995-го. И совсем иначе.

Чеченцы уезжали в села к родственникам. Воды в городе не было.Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

5. ПРЕДАТЕЛЬСТВО И ГЕРОИЗМ

Анатолий КУЛИКОВ:

— Очень много негативных факторов было. Плохая готовность Вооруженных Сил. Отсутствие поддержки со стороны СМИ. Наоборот, они работали против ВС. Непонимание федерального центра, что происходит – в Москве не видно все, что там происходит. Мы даже получали такие распоряжения, я лично получал, уже будучи командующим объединенными федеральными силами, что слов не было. К маю мы практически освободили всю равнинную часть, с 15 мая начали операцию в горной части Чечни, и, когда вошла 15-тысячная группировка по трем направлениям, по трем ущельям, вдруг я получаю телеграмму за подписью начальника Генштаба, а ему от Ельцина приказ – авиацию не применять в ходе операции. А войска уже вошли на 15 километров в горы. Уже артиллерия не в состоянии их поддерживать, только авиация может. И мы получили радиоперехват на Введенском направлении, полевой командир докладывает Масхадову. Что он не выдержит, его бьют. А Масхадов ему – продержись до нуля часов, я договорился обо всем. Ко мне приходит командующий фронтовой авиации генерал Антошкин и говорит – товарищ командующий, вы меня извините, но я применять авиацию не буду. Есть приказ президента и начальника Генштаба. Представляете? Мы подставляем под удар 15-тысячную группировку. Я не могу никого найти. Грачева нет, мой министр в Китае, Черномырдин в Сочи, Ельцин в Завидово. Дали телеграмму: 15 тысяч подлежит уничтожению – и в стране никого. Я тогда беру сам лично и пишу с грифом «Верховному главнокомандующему» — ваше указание надо отменить. Цитирую перехват. Нахожу Черномырдина в Сочи, уже в полночь, объясняю, а он говорит – применяй. Я говорю – как применяй, командующий фронтовой авиацией не может применять, потому что есть приказ начальника Генштаба не применять на основании распоряжения президента. Потом Филатов, уже где-то около часу ночи мне звонит и говорит – ваша телеграмма доложена президенту, он отменил свое решение – применяйте. Мне потом Масхадов рассказывал, что некий Курбанов, представитель Дудаева в Москве, покрутился здесь где-то в каких-то кругах и добился этого распоряжения.

— Я не знаю никого из русских, кто бы стал предателем. Может, просто нет данных. Зато примеров иного рода… Например, пятеро солдат из внутренних войск по разгильдяйству попали в плен. И все пятеро во главе с сержантом совершили немыслимое. Они выждали, когда начнется прием пищи и молитва у боевиков, захватили оружие, расстреляли их и покинули место. И смогли пробраться к своим. Все пятеро. Чем не сюжет для фильма?

В числе боевиков были представители украинских националистов, были из республик Прибалтики. Может быть, и наверняка были кто-то из россиян, я не могу утверждать. Но мне не приходилось их встречать. Зато пленных иорданцев, которых захватили бойцы Рохлина, лично видел, в районе консервного завода их взяли в плен.

Грозный танками брать — сумасшествие.Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

Сергей СТЕПАШИН:

— Меня всегда дико возмущало, когда начались, да, неудачные боевые действия, а наши журналисты, пускай они меня простят, иных уж нет, другие далече, — так от души нас поливали грязью и поддерживали этих чеченских «Робин Гудов, борцов за демократию». Я вспоминаю свою беседу с Леной Масюк до того, как она попала к этим бандитам в плен, и после. Вы знаете, что они с ней делали. Неужели для того, чтобы понять, с кем мы там столкнулись, надо было все испытать на себе?

Протоген АНДРЕЕВСКИЙ:

— Перебежчиков по убеждениям я не знаю и не слышал. Те, которые оказались там по каким-то причинам, были захвачены или пленены в ходе разных там, то некоторые воевали, но немного. Совсем немного. В основном они использовались на тяжелых работах. Землю копали, дороги делали. Содержались в адских условиях. Мне приходилось видеть освобожденных солдат, офицеров – страшно было смотреть… Переходов таких вообще не помню. У меня не было, по крайней мере. Захваченные были… угроза смерти – она ведь только на бумаге красивая, когда ты сам не участвуешь, а не каждый человек может выдержать пытки.

Конечно, были какие-то недочеты, но разгильдяйства какого-то, расхлябанности большой… Я больше запомнил случаи героизма, самоотверженности. У меня очень много погибших моих подчиненных и до сих пор я помню их по фамилии. В моей личной охране только из 11 человек погибли шестеро ребят. Больше запомнилась самоотверженность, когда вот человек на земляном полу есть, пьет, спит или в какой-то там конуре оборудовал под палатку… А там грязь ужасная в Чечне. С ноября по март включительно невозможно пройти. Если вступил на поле, то полметра квадратных сразу к ноге прилипает. Она не смывается ничем. Ни один солдат бы в мире не смог там находиться.

6. КОНЕЦ ПЕРВОЙ ЧЕЧЕНСКОЙ — ХАСАВЮРТ

Анатолий КУЛИКОВ:

— Чисто технически все было так. Представители ОБСЕ настойчиво просили встречи Ельцина с лидерами Чечни, Яндарбиевым, Масхадовым и Закаевым. 31 мая Ельцин дал добро на прибытие чеченской делегации. Действительно, мы их принимали в Кремле. На следующий день они остались тут, а мы все улетели в Грозный. Прилетели мы туда, собрали старейшин в аэропорту, в одном из модулей. Ельцин там вручил Звезду Героя одному из чеченцев, которому она не была вручена в свое время. А на вертолете, когда мы летели в Грозный, мы подсели в районе, где была отряд спецназа наших внутренних войск, и вот там на броне он подписал указ о переводе армии на контрактную основу. Это был его предвыборный ход. А в модуле аэропорта он объявил, что военная часть операции закончена, и мы уже рассчитываем там на выборы и прочее. Вот как было реально. А потом произошло следующее. В Чечню, поверив Масхадову, вновь были доставлены несколько тысяч единиц стрелкового оружия нашего. Он доложил Примакову, мол, мы уже хорошие, но нам нужно оружие, чтобы бороться с ярыми бандитами, оставшимися в лесу в горах. И ему его дали.

Обстрел позиций боевиков из танка.Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

Война закончилась, к сожалению, не так, как я предлагал. Я предлагал президенту и Черномырдину оставить по Сунженскому хребту наши гарнизоны, а там пусть выбирают, живут и мы будем смотреть, как все это происходит. Но здесь вмешался господин Березовский, который к этому времени уже был замсекретаря Совета безопасности и, когда я отбыл в командировку в Польшу, он в тот же день подсунул Ельцину указ о выводе войск.

Кстати, мне сам Масхадов говорил – вот если вы сейчас уйдете отсюда – он умолял нас не уходить из Чечни – вы уйдете, мы передеремся между собой. И опять начнется тут война. Мы вернулись к тому, с чего начались. Они вернулись опять к преступному режиму. Так оно и произошло.

Эвакуация мирного населения.Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

Сергей СТЕПАШИН:

— Война закончилась предательством, с моей точки зрения. Я Лебедю об этом тоже говорил. И Володе Лукину, который зачем-то подмахнул так называемые хасавюртовские соглашения. Процессы шли сложные. Но наступили выборы. С чем на них идти? С каким багажом, кроме зычного голоса и уверенности в том, что ты будешь президентом при поддержке олигархических денег? Либо с войной, либо с окончанием войны. Помните? Всё, хватит, навоевались. Вот и навоевались. Это был позор.

Помните, кто премьер-министром был потом у президента Масхадова? Басаев. Это что? Мы что, опупели, что ли? Вот и предательство. После этого, естественно, вся эта вот шатия-братия, которая захватила власть, занималась только одним – грабили, до кого и чего дотягивались.

Протоген АНДРЕЕВСКИЙ:

— Захват Грозного боевиками в августе 1996-го подтолкнул нашу власть, опять же ослабшую по причине болезни президента, к заключению вот этого позорного, конечно, для России мира. Но тем не менее, Лебедь подписал это. Взял на себя ответственность, особо не согласуя ни с кем. Понятно, что это политические были амбиции. Типа, кто закончит войну в Чечне, тот будущий президент России. Мы все подписали, все оставили. Всех этих тысячи убитых забыли. Оставили свои позиции завоеванные. По сути дела, тогда для перелома ситуации оставалось немного, для того, чтобы вот эту кучку бандитов добить окончательно. И ничего не мешало хотя бы к тому привести порядку, который сегодня существует в Чечне. Но было принято политическое решение, что все бросить и уйти. Ну и позорно выходили, конечно. Все оставили и вышли. Но проблема была не решена. Ведь уйти один раз, ничего не сделав, это значит следующая война будет. Так оно и случилось.

Это как если вам надо вытащить что-то ценное во время пожара из своей квартиры. Вы полпути сделали, а потом думаете: да нет, что-то жарко, пойду, посижу, покурю еще на улице, потом схожу. А когда уже пытаетесь потом зайти еще раз в свою квартиру, то уже вы и сами там сгораете.

А они вновь создали бандитское правительство, которое стало захватывать заложников, торговать людьми, наркотиками.

На блок-посту чеченских боевиков.Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

***

А потом была попытка рейда боевиков в Дагестан. И Вторая Чеченская. Это была совсем другая война. Ее вели уже иначе. И закончили не так, как первую. Но это уже совсем другая история.

СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ

Спецпроект «История Первой Чеченской. 18+»

00:00 00:00

Это было страшное время

«Первая чеченская война началась 25 лет назад. Казалось бы, четверть века. Многое уже забылось и стерлось из памяти. Но нет, время не лечит. И для меня, и для сотен тысяч участников и свидетелей этой войны все было, как вчера…» Первая чеченская война глазами фотокорреспондента «Комсомольской правды»

Почему Ельцин не захотел встречаться с «пастухом» Дудаевым

Так сложилась моя служба, что начало первой чеченской войны я встретил не на северокавказском фронте, а на Арбате — в кабинетах и коридорах Минобороны и Генштаба. Там, где по воле ельцинского Кремля «мозговой трест» армии разрабатывал операцию по усмирению строптивой Ичкерии, рвавшейся из российской упряжки. В те дни мне довелось быть наблюдателем и участником тяжелой военно-политической и национальной драмы России конца прошлого века. (подробности)

Как Россия начала и проиграла Первую чеченскую войну. 25 лет конфликту


2019.12.11

«Это просто преступление — посылать этих парней сюда на бойню»

Игорь Михалев / РИА Новости

Четверть века тому назад, 11 декабря 1994 года, и. о. президента РФ Борис Ельцин подписал указ «О мерах по обеспечению законности, правопорядка и общественной безопасности на территории Чеченской Республики». Впоследствии эти «меры» вошли в историю как Первая чеченская война, длившаяся до 1996 года. Большую работу по анализу тех событий провел британский журналист и политолог с российскими корнями Анатоль Ливен в своей книге «Чечня. Трагедия российской мощи. Первая чеченская война». С 1998 года она выдержала несколько изданий, и в 2019 году была снова выпущена. Анатоль Ливен был свидетелем тех событий и записал не только свои наблюдения, разговоры с участниками конфликта, но и дал политологическую оценку тем трагическим событиям.

«Конец России как великой военной и имперской державы»

По словам британского политолога, войну между Россией и чеченскими сепаратистами с декабря 1994 года по август 1996 года будущие историки, возможно, станут рассматривать как ключевой эпизод в российской, а может быть, и в мировой истории — не столько из-за ее последствий, сколько из-за того, что она полностью пролила свет на одно из самых важных событий нашего времени: конец России как великой военной и имперской державы. «Еще до коллапса СССР было очевидно, что Россия не сможет играть на международной арене ту же роль, что и Советский Союз. События в Чечне лишь показали, что даже в своих попытках удержать господствующие позиции на бывшем советском пространстве России придется справляться в обозримом будущем с очень серьезной нехваткой не только силовых ресурсов, но и, что еще более важно, с недостатком воли», — писал автор.

Для начала стоит отметить, что Кремль пытался избежать военного столкновения. «Насильственное вторжение недопустимо и не должно осуществляться. Если мы используем силу в Чечне, то поднимется весь Кавказ, начнется такое волнение и будет столько крови, что никто и никогда нам этого не простит. Это абсолютно невозможно» — заявил Борис Ельцин в телевыступлении 11 августа 1994 года. Однако принципиальная позиция лидера самопровозглашенной республики Ичкерия Джохара Дудаева накаляла ситуацию. Он не был готов к переговорам об автономии или даже конфедерации. Ему нужна была независимость, что в итоге привело к решению в Кремле о вводе войск.

Первый президент Чеченской Республики Джохар ДудаевРИА Новости

У конфликта была еще одна причина, помимо удержания территории республики в составе России, — нефтепровод, проходящий от нефтяных месторождений Азербайджана через Дагестан и Чечню до порта Новороссийска. Он был необходим не только в экономическом смысле, но и для соперничества с Турцией. Кремлевские чиновники опасались, что если оставить Чечню в покое, то турки возьмут ее под свое влияние.

Таким образом, существование независимой Чечни посередине действующего трубопроводного маршрута от Баку до Черного моря было препятствием для российских расчетов. При Дудаеве этот трубопровод покрылся врезками, сделанными местным населением для кражи нефти, и уже в 1994 году российское правительство оценивало его ремонт в 55 млн долларов.

Обостряла конфликт и организованная чеченская преступность. Летом 1994 года произошла серия из четырех захватов автобусов на российском Северном Кавказе. Похитители требовали за освобождение заложников миллионы долларов. Как отмечает Анатоль Ливен, странно, что в поисках «более глубоких» причин российского решения ввести войска в Чечню эти похищения часто забываются.

Момент вторжения федеральных войск приблизили события, связанные с усилением власти Джохара Дудаева и его единомышленников. 27 октября Дудаев провел президентские и парламентские выборы. Сам он получил 85% голосов, а националистические группы захватили все места в парламенте. Сразу после вступления в должность генерал Дудаев «на месяц» наделил себя чрезвычайными полномочиями, которые он больше никогда не сложит. Ельцин ответил на это требованиями роспуска чеченских вооруженных формирований, возврата захваченных зданий, проведения выборов в Верховный совет и референдума по государственной системе Чечни. 2 ноября чеченский парламент провозгласил полную независимость от России.

«Мы определенно не хотим убивать женщин и детей по приказу этих шлюх в Кремле»

В Кремле решили ввести российские войска. Правда, это решение, как пишет Анатоль Ливен, было состряпано в последний момент, а само вторжение носило хаотичный характер. Генерал Эдуард Воробьев отказался от командования операцией, исходя именно из того, что у нее не было плана, он подал рапорт об увольнении из Вооруженных сил РФ.

«Первая неделя Чеченской войны стала одним из самых критических моментов в истории ельцинской администрации, а на деле — и в истории современной России, в некотором смысле сопоставимым по своей значимости с разгромом консервативного лагеря в августе 1991 года и парламентским «мятежом» в октябре 1993 года. Так можно утверждать потому, что на протяжении нескольких дней казалось реально возможным, что единство российской армии надломится, а вместе с ним — подчинение младшего командного состава Министерству обороны и соблюдение военной иерархии. Если бы это произошло, то Россия сделала бы значительный шаг в направлении Латинской Америки не просто в экономическом и социальном смысле, а еще и в политическом, с государственными переворотами и военными мятежами», — так оценивает начало военной операции Анатоль Ливен.

Ввод российских танков в Чечню. 1994 годРИА Новости

Во вторую неделю декабря 1994 года было объявлено, что Борису Ельцину придется лечь в больницу для хирургической операции на носовой перегородке. Вплоть до 28 декабря он даже не объяснил россиянам своего решения по введению войск в Чечню. Эта попытка уйти от ответственности оказала ужасающее воздействие на дух российской армии. Колонны войск, продвигавшихся к Чечне, блокировались по дороге гражданским населением Кавказа, военная техника захватывалась и уничтожалась, российские военные были взяты в плен. Генерал Иван Бабичев объявил, что не будет убивать гражданское население и отказался идти дальше.

Автор книги приводит слова российских военных, оказавшихся тогда на передовой:

«Один майор ВДВ сказал мне: «Мы определенно не хотим убивать женщин и детей по приказу этих шлюх в Кремле ради их политических игр. <…> Но я так и не знаю, зачем мы здесь». Другой майор, из МВД, сказал так: «Почти все офицеры из моей дивизии в этой колонне написали заявления об отставке на тот случай, если нас будут заставлять двигаться дальше. Я сам написал заявление сегодня».

У большинства из них не было большого желания удерживать Чечню в составе России. Капитан МВД, представившийся Олегом, сказал мне: «Конечно, по закону это часть России, но если вы спросите меня, стоит ли сражаться, чтобы удержать чеченцев против их воли, то мое мнение — нет… Всю эту заваруху затеяли разные люди в Москве, которые хотят вывести армию против народа ради своей выгоды… Я был на Кавказе раньше, и через три дня после того, как нас заставили убивать ни в чем не повинных людей, мы сидели, смотрели друг на друга и спрашивали: боже, что же мы наделали?»

И все-таки война как раз началась с бойни гражданского населения, символом чего стала декабрьская бомбардировка Грозного. Анатоль Ливен так ее описывает:

«Это в самом деле была одна из самых мощных бомбардировок на протяжении последних десятилетий — значительная часть артиллерии бывшего советского колосса выплеснула свой огонь на территорию площадью несколько квадратных миль. Коллеги, побывавшие в Бейруте и Сараево, говорили, что бомбардировка Грозного затмевала сражения за эти города.

Разрушенный Грозный. 1995 годИгорь Михалев / РИА Новости

Возможно, ощущение от этой бомбежки было еще тяжелее как раз потому, что она была слишком спорадической и случайной. Другая причина заключалась в том, что бомбы падали на город, который все еще не подвергся наземному удару и поэтому имел нормальный вид, а кроме того, очевидной целью бомбежки были убийство и запугивание гражданского населения. Возможно, она оказала на меня такое воздействие еще и потому, что среди первых ее жертв была моя знакомая Синтия Элбаум, молодой американский фотограф, для которой это была первая война. Ее убило, когда бомбы упали на перекресток, по которому прошедшей ночью уже был нанесен удар, и мы отправились туда, чтобы осмотреть повреждения.

Но прежде всего было ощущение, что с неба атаковала огромная железная рука, сокрушая наугад и разрывая на части ни в чем не повинных людей, когда они лежали в своих постелях или отчаянно искали пищу, причем рядом с ними находились их мужья и дети, что в моем восприятии придавало бомбежке особенный кошмар, в котором сошлись воедино моральный шок и мой собственный ужас. Каждое утро, просыпаясь, мы обнаруживали, что злобный великан отгрыз еще один кусок от знакомых улиц, оставив черную дыру в прежде нетронутых рядах домов, в их лишенных конечностей, оскорбительно искореженных телах, одетых в остатки пижам и ночных тапочек. В длинных промежутках между воздушными ударами стояла глубокая тишина, снег глушил любой звук на пустынных улицах. В эти дни Грозный часто напоминал город, пораженный не войной, а чумой».

Стоит обратить внимание, что на тот момент в Грозном оставалось и русское население, которое также страдало от этих бомбардировок. Так, 21 декабря 1994 года пожилая русская вдова Лидия Мукашенко, чью квартиру только что уничтожила бомба, стоя среди руин в пальто, накинутом поверх ночной рубашки, стенала британскому журналисту: «Россия убивает нас, русских. Двое моих соседей мертвы. Почему? За что? Российское телевидение сказало, что в Грозном никого нет, что это военная мишень. Они врут, или они не знают, что здесь еще есть женщины и дети? Скажите им, вы должны сказать им, что мы еще здесь, что они убивают нас, что российская армия убивает свой народ».

«Если Ельцину и Грачеву нужна эта война, пусть они сами приедут сюда и воюют, а не посылают нас на смерть»

Апофеоз провала наступления федеральных войск произошел 31 декабря. Многие молодые россияне призывного возраста 1994 года надолго запомнили ту дату. Потому что любой из них мог оказаться в ту ночь в Грозном и сделать щедрый новогодний подарок Родине — отдать свою жизнь в буквальном смысле ни за что. Российские войска, объединенные в одну группу соединений к северу и северо-западу от Грозного, начали полномасштабное наземное наступление на город. При этом Грозный так и не был окружен, он был открыт на юг и восток, что позволяло чеченским боевикам получать постоянное подкрепление и припасы, а кроме того, у них была возможность отступать из города.

Фатальным для российских войск стало и то, что разведка предоставила им карты города, которые не отражали реальную картину расположения сооружений. Для многих восемнадцатилетних срочников этот день стал последним днем жизни, а для российской армии — катастрофой и позором.

Чеченская гвардия, охраняющая резиденцию Джохара Дудаева. 10 декабря 1994 годаОлег Дьяченко / РИА Новости

Чеченские боевики, ожидая незваных гостей, пошли на хитрость. Они не стали создавать баррикады и засады для танков, чем ввели в заблуждение наступавших. Те решили, что отпор будет символическим. Но на деле все оказалось иначе. Вспоминает один из боевиков: «Русские солдаты оставались в своих бронемашинах, так что мы просто стояли на балконах и бросали гранаты на их машины, когда они проезжали внизу».

А так декабрьский бой за Грозный увидел один из представителей российского генштаба:

«Российские войска прорвались через периметр наружной обороны и заняли левый берег реки Сунжа в Грозном. Чеченцы благоразумно отступили. Но когда наши бронемашины заняли центр города, их ждал сюрприз. Согласно объяснениям, которые дал Генштаб, российской стороне не хватало пехоты. Чеченцы позволили танковым колоннам пройти, а затем окружили и атаковали их».

Но лучше всего те события опишет обычный срочник. 19-летний рядовой Валерий Кукаев, родом из колхоза в Самарской области, так описывал, что произошло с его частью ночью 31 декабря и утром 1 января:

«Командиры не дали нам ни карт, ни инструкций — просто сказали следовать за впереди идущей БМП, но она заблудилась и в конце концов сама следовала за нами. К утру мы окончательно заблудились и оторвались от других частей. Я спросил нашего офицера, где мы, — он ответил, что не знает, где-то возле железнодорожного вокзала. Нет, у него тоже не было карты. Нам сказали занять оборонительные позиции, но это было безнадежно — чеченцы окружили нас и стреляли. Негде было укрыться, потому что они были везде.

Я был ранен снайпером — выбрался из БМП, чтобы найти выход. Мои товарищи положили меня в другую БМП, но она скоро была повреждена. Я видел три полностью уничтоженных БМП и думаю, что уцелело только пять или шесть человек из их экипажей. Моим товарищам пришлось оставить меня, — они сказали, что не могут меня нести. Я не обвиняю их — двое из них сами были ранены, один в руку, а другой в ухо. Одного из них взяли в плен вместе со мной. Я не знаю, удалось ли остальным выйти. Я лежал там три или четыре часа, а потом меня нашли чеченцы. <…> Если Ельцину и Грачеву нужна эта война, пусть они сами приедут сюда и воюют, а не посылают нас на смерть».

Стоит отметить, что в первые недели Чеченской войны провалы состоялись фактически в каждом роде войск российских вооруженных сил, за исключением военно-воздушных. Рассказывает 18-летний сержант 22-й бригады спецназа Александр Тупольский, чье подразделение в конце декабря было заброшено в горы:

«Нас забросили с вертолета, в моем подразделении было где-то 50 человек. Предполагалось, что мы установим контакт с другими группами, но их так и не сбросили. Когда примерно через два дня стало ясно, что вся операция — это бойня, нас надо было забрать обратно, но штаб сообщил нам, что они не могут послать вертолеты из-за облаков и тумана. Я считаю, что пилоты просто слишком испугались это сделать. <…>

Бойцы президентской гвардии Чеченской РеспубликиИлья Питалев / РИА Новости

Нам не дали с собой ни еды, ни палаток, ни спальных мешков, а в горах был мороз, и скоро нам стало худо… Нет, я никогда не обучался бою в горах или тому, как выживать в этих условиях… Четыре дня нам было нечего есть и негде спать, при этом мы все время передвигались, потому что чеченцы, конечно, сразу на нас насели. В нас стреляли снайперы, и к тому моменту, когда мы сдались, двое были убиты и двое ранены. Мы не могли разжечь огонь, потому что боялись, что нас увидят. В конце концов мы просто прекратили сопротивление. Какие-то местные чеченцы договорились о нашей сдаче в плен…

Нам никогда не говорили, зачем нас туда отправляют. Наш командир обычно не говорил нам об этом — возможно, он тоже об этом не знал, так что мне было нечего сказать моим парням. Нам сказали только, что мы идем освобождать мирное чеченское население от афганских бандитов и наемников, которые воюют за Дудаева. Но теперь я думаю, что нас обманули, что все это была какая-то игра Кремля. Каждый день мы видим, как сюда привозят обычных мирных жителей, убитых и раненых бомбами».

Правда, у генералов другой взгляд на бои первых недель. Вспоминает Геннадий Трошев в книге «Моя война»:

«Даже в первые дни штурма Грозного, когда многих охватил страх и отчаяние от безвыходности ситуации, проявлено немало примеров мужества, стойкости. Танкист лейтенант В. Григоращенко — прототип героя фильма А. Невзорова «Чистилище», распятый на кресте, навсегда останется образцом для нынешних и будущих защитников Родины. Тогда в Грозном дудаевцы искренне восхищались офицером из бригады спецназа СКВО, в одиночку сдерживавшим натиск неприятеля. «Все! Хватит! Молодец! — кричали окруженному и раненному русскому воину. — Уходи! Мы тебя не тронем! Мы вынесем тебя к твоим!» — пообещали чеченцы. «Хорошо, — сказал лейтенант. — Согласен. Идите сюда!» Когда те приблизились, офицер подорвал и себя, и боевиков гранатой. Нет, ошибаются те, кто утверждал, что в результате «новогоднего» штурма федеральные войска были разгромлены. Да, мы умылись кровью, но показали, что и в нынешнее время — время размытых идеалов, — в нас жив героический дух предков».

19 января президентский дворец был оставлен боевиками из-за активных бомбардировок. Но они продолжали сражаться за остальную часть Грозного. Хотя 25 января Совет безопасности объявил, что «военная часть операции в Чечне окончена», и что теперь задачей является восстановление конституционного порядка в республике.

Для многих российских родителей та военная кампания стала личной трагедией — она забрала жизни их сыновей. По оценкам покойного генерала Волкогонова, на 24 февраля в федеральных силах было убито 1146 человек, пропало без вести еще 374 человека, из которых большинство погибли. Вот слова солдата, который представился Валерием: «Мы потеряли огромное количество людей вообще бессмысленно. Чеченцы хорошо сражаются, потому что они защищают свои дома. Я не говорю, что мне нравятся чеченцы, — среди них много бандитов, — но в целом это так. Они сражаются за свои дома, а мы воюем, потому что так сказали нам наши командиры».

«Что касается призывников, то это просто преступление — посылать этих парней сюда на бойню»

31 августа 1996 года между представителями Российской Федерации и самопровозглашенной Чеченской Республики Ичкерии были заключены Хасавюртовские соглашения, которые положили конец Первой чеченской войне. Российские войска были выведены из Чечни, а решение о статусе республики было отложено до 31 декабря 2001 года. Чечня вновь стала де-факто независимой.

В январе 1997 года организация «Мемориал» привела следующую оценку потерь среди российских войск: в общей сложности 4379 человек убито, 703 пропали без вести (частично захвачены чеченцами, частично убиты), 705 дезертировали.

Михаил Евстафьев / WikiPedia

Почему федеральная власть тогда так и не смогла сломить чеченское сопротивление? На этот вопрос есть разные ответы. Как полагает Анатоль Ливен, одна из ключевых причин заключалась в масштабной дезорганизации и внутренних разногласиях на всех уровнях. Самым значимым и наносившим наибольший ущерб аспектом этого явления был раскол между Министерством обороны и войсками МВД. Причем войска МВД не были ни оснащены, ни подготовлены для крупномасштабной войны. Они вполне хорошо справлялись с «контролем» ситуации в Южной Осетии в 1990-91 годах и в Северной Осетии и Ингушетии в 1992 году, но чеченцы для них оказались слишком сильны. Слово бойцу СОБРа, который представился автору книги Сергеем из Хабаровска:

«Вообще, дома наша работа — бороться с мафией, поэтому можно сказать, что здесь мы делаем то же самое — боремся с чеченской мафией… Так что мы знаем, ради чего мы здесь, даже если нам нравится находиться здесь не больше, чем всем остальным. На самом деле, мы не солдаты, мы милиционеры. Но, с другой стороны, все мы бывшие солдаты, большинство — «афганцы», и мы, конечно, лучше подготовлены и вооружены, чем большинство солдат. Что касается призывников, то это просто преступление — посылать этих парней сюда на бойню. Лебедь был прав: надо было посылать сыновей генералов и министров — может быть, тогда они были бы более осторожны».

А вот его коллега по имени Олег из Сыктывкара был более откровенен с журналистом из Британии:

«В твоей стране, я предполагаю, армия доверяет правительству, а здесь солдаты не доверяют ни правительству, ни даже собственным генералам. Они вполне уверены, что, во-первых, все они воры, а во-вторых, что они настолько некомпетентны, что наделают идиотских ошибок и поведут их на убой».

Через некоторое время после этих слов он погиб. Что касается воровства, то этот фактор стал еще одной из причин провала военной операции в Чечне. «Именно масштабная коррупция лежит в основе многих или даже большинства проблем, с которыми российские войска столкнулись в Чечне, — от слабого боевого духа до плохой подготовки и плохой техники» — полагает Анатоль Ливен. Огромное значение для подрыва моральных устоев военных имел скандал, который случился осенью 1994 года вокруг генерала Матвея Бурлакова, тесно связанного с министром обороны Павлом Грачевым. Генерал Бурлаков и его штаб обвинялись в масштабной коррупции и тайной продаже громадных объемов военной техники. Государственная комиссия, сформированная для расследования этого дела, была распущена по указаниям Ельцина. В ноябре 1994 года Дмитрий Холодов, автор журналистских расследований газеты «Московский комсомолец», в процессе расследования дела Бурлакова был убит бомбой, вмонтированной в чемодан. В армейских кругах ходили слухи, что вообще вся чеченская кампания была развязана Грачевым с целью отвлечь внимание от его преступлений.

Не зря один из бойцов СОБРа по имени Андрей сказал в частной беседе автору книги: «Ельцин, Грачев — все это куски дерьма. Они все думают только о том, чтобы остаться при должности и делать деньги. Правительство и мафия — это фактически одно и то же. Никто из них не думает ни о стране, ни об армии».

«Я не знаю ни одного обычного чеченца, который был бы против разумного компромисса, чтобы мы могли жить в мире»

И если российские солдаты шли в бой без боевого духа и толком не зная, зачем именно идет эта война, то чеченские сепаратисты точно знали, за что они воюют и что получат в результате своей победы. Как пишет Анатоль Ливен:

«Какая-нибудь небольшая группа чеченских добровольцев, состоящая из друзей и соседей, не имеющая какой-либо регулярной военной подготовки, окруженная, отрезанная от товарищей и вышестоящих командиров (даже если предположить, что таковые командиры в общепринятом смысле вообще существовали у чеченцев), безнадежно уступающая противнику в численности и огневой мощи, боролась до конца под шквальным огнем по трем главным причинам: полная солидарность и взаимовыручка среди ее бойцов, убежденность в собственном превосходстве («один чеченец стоит десяти русских танков и сотни русских солдат») и вера в абсолютную национальную и моральную правоту их борьбы».

Чеченский сепаратист в Грозном. 1995 годМихаил Евстафьев / Wikipedia

Но все же ради справедливости стоит заметить, что были чеченцы, которые не испытывали острой необходимости в отделении Чечни от России и составляли оппозицию сепаратистам. Поэтому нельзя сказать, что весь чеченский народ был монолитен в борьбе с федеральной властью. По крайней мере так было на первом этапе войны, пока бомбы федералов не разрушали дома обычных чеченцев, а пули российских автоматов не убивали их родственников. Ваха Саидов, бывший директор завода, как-то сказал Анатолю Ливену: «Если хочешь, чтобы Дудаев был у вас в Англии, пригласи его к вам. Мы достаточно настрадались от него за последние три года, с его амбициями и его диктатурой. Он так же виновен в этой войне, как Ельцин и Грачев. Ему надо было искать компромисса с Москвой ради народа. О каких бы там «моджахедах» он ни говорил, я не знаю ни одного обычного чеченца, который был бы против разумного компромисса, чтобы мы могли жить в мире».

Простая чеченка, работавшая уборщицей в президентском дворце при Дудаеве, восклицала: «Мне не платили пять месяцев, хотя я прихожу работать на их правительство — единственный смысл сюда приходить в том, чтобы поесть в столовой. Когда мы просим их заплатить нам, они отвечают: как вы можете думать о деньгах в то время, когда нация в опасности? А потом мне приходится видеть, как они объедаются на своих праздниках, строят себе дворцы за наш счет, и все это происходит уже три года. Пусть Бог их накажет! Только бы пришли русские! Только они смогут навести здесь порядок и покончить со всем этим бандитизмом. Я хорошо жила при российской власти. Я получала 120 рублей и могла как следует ухаживать за своими детьми. А теперь посмотри, как мы живем. Мы и так были нищие, а теперь должны жить в подвале, чтобы нас не убило».

Если говорить о феномене чеченского сопротивления 1994–1996 годов в контексте мировой истории, то по оценке британского политолога, это было последним эпизодом в серии антиколониальных войн, целый ряд которых довелось увидеть двум последним поколениям — от Индокитая до Алжира, от португальских колоний в Африке до Афганистана. Специфика успеха чеченских сепаратистов заключается в том, что они победили не только без поддержки настоящего государства, но и без помощи какой-либо формальной военной или даже политической организации, на основе сил своего общества и его традиций.

Почему началась чеченская война и можно ли было ее избежать? Дискуссия в Ельцин Центре

Однако справедливости ради стоит задаться вопросом, а что дала бы независимость чеченцам? Как считают некоторые эксперты, их сепаратизм был направлен не просто против советского и российского государств, а против современного государства как такового: чеченские традиции, подобно афганским и берберским, не могут легко мириться с ярмом любого государства. Точно так же, как Дудаев в 1991–1994 годах не смог создать эффективные государственные институты для замены рухнувших советских институтов, так и Аслан Масхадов, будучи президентом Ичкерии в 1996–1998 годах, оказался не в состоянии обуздать военно-анархический дух своего народа, возникший в борьбе против России. 23 июля 1998 года сам Масхадов едва избежал гибели от взрыва радиоуправляемой бомбы в Грозном.

Итоги Первой чеченской войны

Можно сказать, что Первая чеченская война была проиграна Кремлем в 1996 году. Казалось бы, чеченские сепаратисты получили то, что хотели. Но лишь на время. Фактически на территории Ичкерии так и не возникло полноценного государства. О восстановлении экономики и речи быть не могло. Поэтому война оставила после себя массу безработных, но вооруженных мужчин. Кроме того, в республике стал распространяться радикальный ислам. Чечня стала источником криминалитета, регулярно досаждавшего России.

Одним из «бизнесов» чеченского криминала стало похищение людей с целью получения выкупа. Брали в заложники даже людей, приезжавших на похороны родственников. Весной 1999 года террористами был похищен полномочный представитель МВД РФ в Чечне Геннадий Шпигун. Это еще раз свидетельствовало, что в Чечне не работают государственные институты, а следовательно, они не способы подавить организованную преступность и терроризм. Россия пыталась это сделать сама, нанося удары по позициям боевиков. Но это не помогло решить проблему.

7 августа 1999 боевики под командованием Шамиля Басаева и арабского полевого командира Хаттаба вторглись в Дагестан, чтобы поддержать местных исламистов, провозгласивших шариатское правление. 9 августа исполняющим обязанности председателя правительства Российской Федерации был назначен экс-директор ФСБ Владимир Путин. На новом посту он организовал и возглавил операцию против боевиков, которая закончилась успешно, в отличие от первой.

В подготовке материала использована литература:

— Анатоль Ливен, «Чечня: Трагедия российской мощи. Первая чеченская война», Университет Дмитрия Пожарского, 2019;

— Геннадий Трошев, «Моя война. Чеченский дневник окопного генерала», Вагриус, 2001.

Хочешь, чтобы в стране были независимые СМИ? Поддержи Znak.com

Поделись Автор