Бжрк ракетный комплекс

«Ядерные поезда» России отправляются в путь

В России готовится к финальному этапу испытаний новое ядерное оружие – боевой железнодорожный ракетный комплекс (БЖРК) «Баргузин», создаваемый на основе его предшественника, БЖРК «Молодец» (SS-24 Scalpel), который стоял на боевом дежурстве с 1987 по 2005 год и был снят с вооружения по договоренности с США от 1993 года. Что вынудило Россию снова вернуться к созданию этого оружия?

Когда в очередной раз в 2012 году американцы подтвердили развертывание своих объектов ПРО в Европе, президент России Владимир Путин довольно жестко сформулировал на это ответную позицию России. Он официально заявил, что создание американской ПРО фактически «обнуляет наш ракетно-ядерный потенциал», и объявил, что нашим ответом будет «развитие ударных ракетно-ядерных комплексов».

Одним из таких комплексов стал БЖРК «Баргузин», что особенно не понравилось американским военным, вызвав их серьезное беспокойство, так как его принятие на вооружение делает практически бесполезным наличие ПРО США как таковой.

Предшественник «Баргрузина» «Молодец»

БЖРК до 2005 года уже стоял на вооружении РВСН. Головным его разработчиком в СССР было КБ «Южное» (Украина). Единственным производителем ракет – Павлоградский механический завод. Испытания БЖРК с ракетой РТ-23УТТХ «Молодец» (по классификации НАТО – SS-24 Scalpel) в железнодорожном варианте начались в феврале 1985 года и завершились к 1987 году. БЖРК выглядели как обычные железнодорожные составы из рефрижераторных, почтово-багажных и даже пассажирских вагонов.

Внутри каждого состава находилось три пусковые установки с твердотопливными ракетами «Молодец», а также вся система их обеспечения с командным пунктом и боевыми расчетами. Первый БЖРК был поставлен на боевое дежурство в 1987 году в Костроме. В 1988 году было развернуто уже пять полков (всего 15 пусковых установок), а к 1991 году – три ракетные дивизии: под Костромой, Пермью и Красноярском – каждая состояла из четырех ракетных полков (всего 12 составов БЖРК).

Каждый состав состоял из нескольких вагонов. Один вагон – командный пункт, три других – с открывающейся крышей – пусковые установки с ракетами. Причем запустить ракеты можно было как с запланированных стоянок, так и с любой точки маршрута. Для этого состав останавливался, специальным устройством в стороны отводилась контактная подвеска электропроводов, пусковой контейнер ставился в вертикальное положение, и ракета стартовала.

Комплексы стояли на расстоянии около четырех километров друг от друга в стационарных укрытиях. В радиусе 1500 километров от мест их базирования вместе с железнодорожниками были проведены работы по укреплению полотна: уложены более тяжелые рельсы, деревянные шпалы заменены на железобетонные, насыпи завалены более плотной щебенкой.

Отличить БЖРК от обычных товарных поездов, тысячами курсирующих по просторам России, было под силу лишь профессионалам (пусковые модули с ракетой имели по восемь колесных пар, остальные вагоны обеспечения – по четыре). За сутки состав мог пройти порядка 1200 километров. Время его боевого патрулирования составляло 21 день (благодаря запасам на борту он мог автономно работать до 28 суток).

БЖРК придавалось большое значение, даже офицеры, служившие на этих поездах, имели звания выше, чем их коллеги на аналогичных должностях шахтных комплексов.

Советский БЖРК – шок для Вашингтона

Ракетчики рассказывают то ли легенду, то ли быль о том, что к созданию БЖРК наших конструкторов якобы подтолкнули сами же американцы. Говорят, однажды наша разведка получила информацию, что в США работают над созданием железнодорожного комплекса, который сможет передвигаться по подземным туннелям и в случае необходимости появляться из-под земли в определенных точках, чтобы неожиданно для противника пустить стратегическую ракету.

К докладу разведчиков даже прилагались фотографии этого поезда. Видимо, эти данные произвели сильное впечатление на советское руководство, так как было сразу же решено создавать нечто подобное. Но наши инженеры подошли к этому вопросу более творчески. Они решили: зачем загонять поезда под землю? Можно пустить их по обычным железным дорогам, замаскировав под товарные составы. Это будет проще, дешевле и эффективнее.

Позже, правда, выяснилось, что американцы провели специальные исследования, которые показали, что в их условиях БЖРК будут недостаточно эффективны. Нам же они просто подсунули дезинформацию, чтобы в очередной раз тряхнуть советский бюджет, вынудив нас, как им тогда казалось, к бесполезным тратам, а фото сделали с небольшого натурного макета.

Но к моменту, когда все это выяснилось, отрабатывать назад советским инженерам было уже поздно. Они, причем не только в чертежах, уже создали новое ядерное оружие с ракетой индивидуального наведения, дальностью десять тысяч километров с десятью боевыми блоками мощностью 0,43Мт и серьезным комплексом средств преодоления ПРО.

В Вашингтоне такая новость вызвала настоящий шок. Еще бы! Как определишь, какой из «товарняков» уничтожать в случае ядерного удара? Если же палить по всем сразу – никаких ядерных боеголовок не хватит. Поэтому, чтобы отслеживать перемещение этих поездов, которые с легкостью ускользали из поля зрения систем слежения, американцам приходилось чуть ли не постоянно держать над Россией группировку из 18 спутников-шпионов, что обходилось им весьма дорого. Особенно если учесть, что разведслужбам США так и не удалось ни разу идентифицировать БЖРК на маршруте патрулирования.

Поэтому, как только в начале 90-х политическая ситуация позволила, США тут же постарались избавиться от этой головной боли. Поначалу они добились от российских властей, чтобы БЖРК не катались по стране, а стояли на приколе. Это позволило им постоянно держать над Россией вместо 16–18 спутников-шпионов всего три-четыре. А потом уговорили наших политиков окончательно уничтожить БЖРК. Те согласились официально под предлогом якобы «истечения гарантийных сроков их эксплуатации».

Как резали «Скальпели»

Последний боевой состав был отправлен на переплавку в 2005 году. Очевидцы рассказывали, что, когда в ночных сумерках по рельсам застучали колеса вагонов и ядерный «поезд-призрак» с ракетами «Скальпель» отправился в последний путь, не выдержали даже самые крепкие мужики: слезы катились из глаз и седых конструкторов, и офицеров-ракетчиков. Они прощались с уникальным оружием, по многим боевым характеристикам превосходящим все, что имелось и даже планировалось принять в ближайшее время на вооружение.

Все понимали, что это уникальное оружие в середине 90-х стало заложником политических договоренностей руководства страны с Вашингтоном. Причем небескорыстных. Видимо, поэтому каждый новый этап уничтожения БЖРК странным образом совпадал с очередным траншем кредита Международного валютного фонда.

Отказ от БЖРК имел и ряд объективных причин. В частности, когда в 1991 году Москва и Киев «разбежались», это сразу же больно ударило по российской ядерной мощи. Почти все наши ядерные ракеты во времена СССР делались на Украине под руководством академиков Янгеля и Уткина. Из 20 типов, стоящих тогда на вооружении, 12 было спроектировано в Днепропетровске, в КБ «Южное», и выпущено там же, на заводе «Южмаш». БЖРК тоже делали в украинском Павлограде.

Но каждый раз договариваться с разработчиками из Незалежной о продлении их сроков службы или модернизации становилось все трудней. В результате всех этих обстоятельств нашим генералам приходилось с кислой миной рапортовать руководству страны, как «в соответствии с плановым сокращением РВСН снят с боевого дежурства еще один БЖРК».

Но что делать: политики пообещали – военные вынуждены выполнять. При этом они прекрасно понимали: если резать и снимать по старости с боевого дежурства ракеты такими же темпами, как в конце 90-х, то всего через пять лет, вместо имеющихся 150 «Воевод» у нас не останется ни одной из этих тяжелых ракет. И тогда никакие легкие «Тополя» погоды уже не сделают – а на тот момент их вообще было всего порядка 40 штук. Для американской ПРО это пустяки.

По этой причине, как только Ельцин освободил кремлевский кабинет, ряд людей из военного руководства страны по требованию ракетчиков стали доказывать новому президенту необходимость создания ядерного комплекса, аналогичного БЖРК. И когда стало окончательно ясно, что от планов создания своей ПРО США отказываться не собираются ни при каких условиях, работы по созданию этого комплекса реально начались.

И вот теперь уже в самое ближайшее время Штаты снова получат свою прежнюю головную боль, теперь в виде БЖРК нового поколения под названием «Баргузин». Причем, как говорят ракетчики, это будут суперсовременные ракеты, в которых все недостатки, имеющиеся у «Скальпеля», устранены.

«Баргузин» – главный козырь против ПРО США

Главный из недостатков, который отмечали противники БЖРК, – это ускоренный износ железнодорожных путей, по которым он передвигался. Их приходилось часто ремонтировать, по поводу чего у военных с железнодорожниками возникали вечные споры. Причиной тому были тяжелые ракеты – весом в 105 тонн. Они не умещались в одном вагоне – их требовалось размещать в двух, усиливая на них колесные пары.

Сегодня, когда вопросы прибыли и коммерции вышли на первый план, в РЖД наверняка не готовы, как это было раньше, ради обороны страны ущемлять свои интересы, а также нести расходы по ремонту полотна в случае, если будет принято решение, что по их дорогам снова должны курсировать БЖРК. Именно коммерческая причина, по мнению некоторых специалистов, могла сегодня стать препятствием для окончательного решения к принятию их на вооружение.

Однако теперь эта проблема снята. Дело в том, что в новых БЖРК тяжелых ракет уже не будет. Комплексы вооружают более легкими ракетами РС-24, которые используются в комплексах «Ярс», а потому вес вагона оказывается сравним с обычным, что позволяет добиться идеальной маскировки боевого состава.

Правда, РС-24 имеют всего четыре боеголовки, а на старых ракетах их был десяток. Но тут надо учитывать, что сам «Баргузин» перевозит не три ракеты, как было раньше, а уже вдвое больше. Это, конечно, все равно – 24 против 30. Но не следует забывать, что «Ярсы» – практически самая современная разработка и вероятность преодоления ПРО у них гораздо выше, чем у их предшественников. Обновлена и система навигации: теперь не надо задавать заранее координаты целей, все можно будет менять оперативно.

За сутки такой передвижной комплекс может преодолевать до 1000 километров, курсируя по любым железнодорожным веткам страны, неотличимый от обычного состава с вагонами-рефрижераторами. Время «автономки» – месяц. Нет никаких сомнений, что новая группировка БЖРК станет куда более эффективным ответом на ПРО США, нежели даже развертывание у границ Европы наших оперативно-тактических ракет «Искандер», которых так боятся на Западе.

Также не вызывает сомнений и то, что американцам идея с БЖРК явно не понравится (хотя теоретически их создание не нарушит последних российско-американских договоренностей). БЖРК в свое время составляли в РВСН основу группировки ответного удара, поскольку обладали повышенной живучестью и с большой вероятностью могли уцелеть после нанесения противником первого удара. США боялись его ничуть не меньше легендарной «Сатаны», так как БЖРК был реальным фактором неминуемого возмездия.

До 2020 года запланировано принятие на вооружение пяти полков БЖРК «Баргузин» – это соответственно 120 боеголовок. Судя по всему, БЖРК станет самым сильным аргументом, фактически нашим главным козырем в споре с американцами относительно целесообразности развертывания глобальной системы ПРО.

Боевой железнодорожный ракетный комплекс (сокращённо БЖДРК, поезд-призрак) — тип стратегических ракетных комплексов подвижного железнодорожного базирования. Представляет собой специально сконструированный железнодорожный состав, в вагонах которого размещаются стратегические ракеты (как правило межконтинентального класса), а также командные пункты, технологические и технические системы, средства охраны, личный состав, обеспечивающий эксплуатацию комплекса и системы его жизнеобеспечения.

БЖРК в экспозиции музея Октябрьской железной дороги на бывшем Варшавском вокзале в Санкт-Петербурге / Фото: sdelanounas.ru
Наименование «Боевой железнодорожный ракетный комплекс», используется также как имя собственное для советского ракетного комплекса 15П961 «Молодец» (РТ-23 УТТХ), единственного БЖРК, доведённого до этапа принятия на вооружение и серийного изготовления. () 15П961 «Молодец» стоял на боевом дежурстве в РВСН Вооружённых Сил СССР и России в период с 1987 по 1994 год в количестве 12 единиц. Затем (к 2007 году) все комплексы были демонтированы и уничтожены, за исключением двух, переданных в музеи.

На железных дорогах СССР и России имел условное обозначение «поезд номер ноль».
Первые проработки по использованию железнодорожного состава в качестве носителя стратегических ракет появились в 1960-х годах. Работы по этому направлению велись и в СССР, и в США.
История
В США
Впервые идея о железнодорожном базировании баллистических ракет была подробно рассмотрена в США в начале 1960-х. Появление твердотопливной МБР «Минитмен», не нуждавшейся в предстартовой заправке, устойчивой (в отличие от ранних жидкотопливных ракет) к вибрации и тряске в движении, впервые сделало возможным запуски межконтинентальных баллистических ракет с перемещающейся платформы.
Первым в мире БЖРК могла стать американская система с ракетой Minuteman I.

Американская железнодорожная система с ракетой Minuteman I / Фото: topwar.ru
Первый испытательный запуск межконтинентальной ракеты LGM-30A Minuteman I состоялся 1 февраля 1961 года. Примерно за два года до этого события специалисты Стратегического командования ВВС США, компании Boeing и ряда других смежных организаций начали исследования по теме живучести стратегических ракет. Уже в середине пятидесятых годов стало ясно, что шахтные пусковые установки в случае начала ядерной войны станут целью для первого удара, в результате чего часть ракет будет выведена из строя. Потерю части «сухопутных» ракет можно было компенсировать при помощи вооружения подлодок. Тем не менее, требовалось обеспечить и гарантированное сохранение максимально возможной части ракет наземного базирования.

Макет комплекса Mobile Minuteman в конфигурации с 5 пусковыми установками / Фото: topwar.ru
В ходе мозгового штурма и проработки нескольких оригинальных идей американские инженеры пришли к выводу о больших перспективах ракетных комплексов на базе железнодорожных составов. В то время в США работали несколько железнодорожных сетей с общей протяженностью путей в десятки тысяч миль. Это позволило бы ракетным комплексам постоянно менять свое положение, уходя из-под возможного удара, а также в определенной мере могло увеличить их радиус действия за счет запуска ракет из различных районов страны.
Выбор ракеты для перспективного комплекса не занял много времени. На тот момент продолжалась разработка ракеты LGM-30A, которая имела приемлемые габариты и вес. Полная длина этого изделия составляла 16,4 м, стартовый вес – 29,7 т. При таких параметрах ракета с пусковым устройством могла перевозиться в специальном железнодорожном вагоне. Несмотря на сравнительно малые габариты, ракета должна была иметь достаточно высокие характеристики дальности. Три ступени с твердотопливными двигателями обещали дальность до 9000-9200 км. Боевое оснащение ракеты предлагалось выполнить в виде термоядерного заряда. Для использования с мобильной железнодорожной платформой ракете требовалась новая система наведения, которую предполагалось разработать в ближайшем будущем.

Фото макета БЖРК Mobile Minuteman в прессе / Фото topwar.ru
12 февраля 1959 года состоялся официальный старт проекта, получившего название Mobile Minuteman (мобильный «Минитмен»). Военные, учитывая геополитическую обстановку, требовали провести все работы в кратчайшие сроки. Новый «ракетный поезд» должен был войти в строй не позднее января 1963 года. Таким образом, менее чем за три года требовалось провести весь комплекс исследований, разработать агрегаты пусковой установки и поезда в целом, а затем испытать новую систему вооружения и наладить ее производство.
По имеющимся данным, в состав БЖРК Mobile Minuteman должны были входить 10 вагонов, половина из которых отдавалась под жилые помещения и рабочие места расчета. К примеру, командный пункт комплекса должен был оснащаться двумя рабочими местами офицеров, отвечающих за пуск ракет. Из соображений безопасности места расчета предлагалось разделить бронестеклом. В остальных вагонах должны были размещаться три пусковые установки с ракетами и специальное оборудование.

Подготовка к запуску / Изображение: газета Prescott Evening Courier
13 декабря 1960 года компания Boeing завершила сборку полноразмерного макета перспективного «ракетного поезда». Макет предполагалось показать военным и получить одобрение на строительство полноценного прототипа со всеми необходимыми системами. Таким образом, уже в 1961 году проект Mobile Minuteman мог перейти в стадию полноценных ходовых испытаний и тестовых запусков. Технический облик перспективного БЖРК к этому времени претерпел некоторые изменения в сравнении с ранними версиями, однако в его основе лежали прежние идеи, касавшиеся общей архитектуры комплекса, вооружения и методик применения.
Однако уже 14 декабря поступил приказ приостановить все работы. В ходе испытаний стало ясно, что в предлагаемом виде новый ракетный комплекс имеет как плюсы, так и минусы. Кроме того, активное развитие ракетной техники и ядерных сил в целом сказывались на ходе перспективных проектов. Официально причиной остановки проекта была объявлена его высокая стоимость. За почти два года проект Mobile Minuteman «съел» несколько десятков миллионов долларов, а дальнейшие работы должны были привести к дополнительным тратам. В итоге проект сочли слишком дорогим и остановили.
Вторым ударом по разработке американского БЖРК стал приказ президента США Джона Ф. Кеннеди от 28 марта 1961 года. В соответствии с этим документом стратегические ядерные силы требовалось усилить не новым крылом, вооруженным «ракетными поездами», а подразделением с ракетами шахтного базирования.
Последним документом в судьбе проекта «Мобильный Minuteman» стал приказ министра обороны Роберта Макнамары. 7 декабря 1961 года глава военного ведомства распорядился окончательно прекратить все работы по боевому железнодорожному ракетному комплексу со специальной версией ракеты LGM-30A Minuteman I. В дальнейшем это оружие использовалось только с шахтными пусковыми установками.
Разработка предварительного проекта, испытания и последующие работы позволили установить положительные и отрицательные особенности оригинального предложения. К плюсам комплекса Mobile Minuteman отнесли высочайшую мобильность пусковых установок, способных перемещаться по множеству существующих железных дорог, и высокую вероятность выживания в случае начала ядерного конфликта. Кроме того, плюсом считалось отсутствие необходимости разработки полностью новой ракеты. В составе нового БЖРК предполагалось использовать модификацию изделия LGM-30A с обновленной системой наведения, способной выводить ракету на указанную цель из любой точки территории США.

Тем не менее, хватало и минусов. Главный – высокая стоимость разработки и строительства комплексов. Именно этот недостаток в итоге привел к закрытию проекта. Большие сложности были связаны с подготовкой ракеты к пуску. После выхода на стартовую позицию требовалось начать сложную и длительную процедуру подготовки. В частности, необходимо было с высокой точностью определить координаты поезда и ввести обновленную полетную программу в электронику ракеты, что серьезно затрудняло боевую работу в условиях реального конфликта.
Предполагалось, что поезда с ракетами будут регулярно передислоцироваться между предварительно просчитанными позициями — так как МБР того времени нуждались в точном определении координат места старта для работы своей инерциальной системы навигации — и, таким образом, будут практически неуязвимы для советского ракетного нападения.
Летом 1960 года в рамках теоретической проработки была проведена операция «Большая Звезда» (англ. Big Star), в рамках которой прототипы будущих железнодорожных пусковых комплексов перемещались по железным дорогам США. Целью учений была проверка мобильности комплексов, возможности их рассредоточения по использующимся железным дорогам. По результатам операции в 1961 был подготовлен проект и создан прототип железнодорожного состава, способного нести пять ракет «Минитмен» на специально усиленных платформах.
Предполагалось, что первые мобильные «Минитмены» поступят на вооружение летом 1962 года. ВВС ВС США рассчитывали развернуть 30 поездов, несущих, общим счетом, 150 ракет. Однако, стоимость проекта была сочтена слишком высокой. Шахтные пусковые комплексы для «Минитменов» были сочтены более эффективным решением — дешевым (в сравнении с шахтными установками предшествующих жидкостных МБР «Атлас» и «Титан») и защищенным от существующих советских МБР, имевших в то время крайне низкую точность. Летом 1961 проект был закрыт; созданные прототипы пусковых поездов использовались как транспортеры для доставки «Минитменов» с заводов к базам шахтного развертывания.

Состав с ракетой MX в пусковом контейнере / Изображение: ru.wikipedia.org
В 1986 году идея железнодорожного развертывания была принята для новой американской тяжелой МБР LGM-118A «Peacekeeper», также известной как MX. При создании этой тяжёлой МБР большое внимание уделялось именно её способности пережить внезапное советское ракетное нападение, направленное против ядерных сил ВС США. Было рассмотрено множество различных предложений по базированию MX, но в конечном итоге было решено развернуть 50 ракет MX в обычных шахтах от МБР «Минитмен», а еще 50 — на специальных железнодорожных составах.
Каждый такой состав — обозначенный как «железнодорожный гарнизон с ракетами „Миротворец“» (англ. «Peacekeeper» Rail Garrison) — должен был бы нести две тяжёлые МБР с 10 боевыми блоками индивидуального наведения каждый. Таким образом, предполагалось развернуть 25 составов, которые, рассредоточенные по железнодорожной сети США и постоянно меняющие позицию, были бы практически неуязвимы для советского нападения.
В 1990 году прототипный поезд прошел испытания, но к этому времени Холодная война уже завершилась, и в 1991 году вся программа была отменена. В настоящее время ВВС ВС США не планирует разработки новых подобных железнодорожных комплексов или новых тяжёлых МБР.
В СССР/России
Приказ «О создании подвижного боевого железнодорожного ракетного комплекса (БЖРК) с ракетой РТ-23» был подписан 13 января 1969 года. Головным разработчиком было назначено конструкторское бюро «Южное». Главными конструкторами БЖРК стали академики братья Владимир и Алексей Уткины.

Владимир Уткин / Фото: ruxpert.ru

Алексей Уткин / Фото: artyushenkooleg.ru

В. Ф. Уткин, специалист по твёрдотопливной тематике, проектировал ракету-носитель. А. Ф. Уткин проектировал стартовый комплекс, а также вагоны для поезда-ракетоносца.
По замыслу разработчиков, БЖРК должен был составлять основу группировки ответного удара, поскольку обладал повышенной живучестью и с большой вероятностью мог уцелеть после нанесения противником первого удара. Единственное в СССР место производства ракет для БЖРК — Павлоградский механический завод (ПО «Южмаш»).
Лётные испытания ракет 15Ж61 комплекса РТ-23 УТТХ производились в 1985—1987 гг. на космодроме «Плесецк» (НИИП-53), всего было произведено 32 пуска. Было осуществлено 18 выходов БЖРК по железным дорогам страны (пройдено более 400 тыс. километров). Испытания проводились в различных климатических зонах страны (от тундры до пустынь).

Каждый состав БЖРК принимал ракетный полк. В поезде, заступившем на боевое дежурство, находилось более 70 военнослужащих, включая несколько десятков офицеров. В кабинах локомотивов, на местах машинистов и их помощников находились только военные — офицеры и прапорщики.
Железнодорожный состав стандартной для БЖРК конфигурации / Фото: s011.radikal.ru
В состав БЖРК входит железнодорожный состав стандартной для комплекса конфигурации:

  • три трехвагонных пусковых модуля с МБР РТ-23УТТХ
  • командный модуль в составе 7 вагонов
  • вагон-цистерна с запасами горюче-смазочных материалов
  • два тепловоза ДМ-62

Вагонный пусковой модуль с МБР РТ-23УТТХ / Фото: kollektsiya.ru
Вагон командного модуля / Фото: defendingrussia.ru
Штабной вагон / Фото: www.istpravda.ru
Тепловоз ДМ-62 / Фото: moskva.all.biz
В каждом из локомотивов несет дежурство отдельная локомотивная бригада. При подготовке офицерских локомотивных бригад БЖРК, для детального ознакомления с маршрутом, они периодически откомандировываются на гражданские составы МПС, следующие по тому же маршруту.

БЖРК выглядит как обычный состав из рефрижераторных и пассажирских вагонов. Пусковые модули имеют по восемь колесных пар. Остальные вагоны — вагоны обеспечения, имеют по четыре колесные пары.
Первый ракетный полк с РТ-23УТТХ встал на боевое дежурство в октябре 1987 года, а к середине 1988 года было развернуто пять полков (всего 15 пусковых установок, 4 в районе Костромы и 1 в Пермской области). Составы находились на расстоянии около четырёх километров друг от друга в стационарных сооружениях, а при заступлении на боевое дежурство составы рассредотачивались.
К 1991 году развёрнуто три ракетные дивизии, вооруженных БЖРК с МБР РТ-23УТТХ

  • 10-я гвардейская ракетная дивизия в Костромской области
  • 52-я ракетная дивизия, дислоцировавшаяся в ЗАТО Звёздный (Пермский край)
  • 36-я ракетная дивизия, ЗАТО Кедровый (Красноярский край)

В каждой из дивизий имелось управление и по четыре ракетных полка (всего 12 составов БЖРК, по три пусковых установки в каждом). В радиусе 1500 км от мест базирования БЖРК были проведены совместные с Министерством путей сообщения мероприятия по замене изношенного железнодорожного полотна: уложены более тяжёлые рельсы, деревянные шпалы заменены на железобетонные, выполнено укрепление насыпей более плотной щебёнкой.
С 1991 года, после встречи лидеров СССР (Горбачёв) и Великобритании (Тэтчер), были введены ограничения на маршруты патрулирования БЖРК, они несли боевое дежурство в пункте постоянной дислокации, без выезда на железнодорожную сеть страны. В феврале — марте 1994 один из БЖРК Костромской дивизии осуществлял выезд на железнодорожную сеть страны (БЖРК доехал как минимум до Сызрани).
Согласно договору СНВ-2 (1993 год), Россия должна была снять с вооружения все ракеты РТ-23УТТХ до 2003 года. На время снятия с вооружения у России имелось три рд (Кострома, Пермь и Красноярск), всего 12 поездов с 36 пусковыми установками. Для утилизации «ракетных поездов» на Брянском ремонтном заводе РВСН была смонтирована специальная «разделочная» линия. Несмотря на выход России из договора СНВ-2 в 2002 году, на протяжении 2003 — 2007 годов были утилизированы (уничтожены) все поезда и пусковые установки, кроме двух демилитаризованных и установленных в качестве экспонатов в музее железнодорожной техники на Варшавском вокзале Санкт-Петербурга и в Техническом музее АвтоВАЗа.
Бывший командующий РВСH генерал-полковник Hиколай Соловцов / Фото: vesti.kz
В начале мая 2005 года, как официально объявил в то время командующий РВСH генерал-полковник Hиколай Соловцов, БЖРК снят с боевого дежурства в РВСН. Командующий сообщил, что взамен БЖРК с 2006 года в войска начнёт поступать грунтовый подвижный ракетный комплекс «Тополь-М».
5 сентября 2009 года заместитель командующего РВСН генерал-лейтенант Владимир Гагарин заявил, что РВСН не исключают возможности возобновления использования боевых железнодорожных ракетных комплексов.
Заместитель командующего РВСН генерал-лейтенант Владимир Гагарин / Фото: syria.mil.ru
В декабре 2011 года командующий РВСН генерал-полковник Сергей Каракаев заявил о возможном возрождении в российской армии комплексов БЖРК.
Командующий РВСН генерал-полковник Сергей Каракаев / Фото: syria.mil.ru
23 апреля 2013 года заместитель министра обороны Юрий Борисов заявил о возобновлении Московским институтом теплотехники (разработчиком ракет «Булава», «Тополь» и «Ярс») опытно-конструкторских работ по созданию железнодорожных ракетных комплексов нового поколения.
Заместитель министра обороны Юрий Борисов / Фото: vesti.ru
В декабре 2013 года в прессе появилась информация о возрождении в России комплексов БЖРК на новой технологической основе в качестве ответной меры на программу «Мгновенного глобального удара США». Московский институт теплотехники (МИТ) в начале 2014 года завершит работу над эскизным проектом БЖРК. Новый комплекс БЖРК, оснащённый МБР с разделяющейся головной частью, созданной на базе «Ярса», будет замаскирован под стандартный вагон-рефрижератор, длина которого составляет 24 метра при длине ракеты 22,5 метра.

Комплекс БЖРК, оснащённый МБР с разделяющейся головной частью, созданной на базе «Ярса», будет замаскирован под стандартный вагон-рефрижератор / Изображение: forums.airbase.ru
Стандартный вагон-рефрижератор / Фото: forums.airbase.ru
Новая модель БЖРК будет носить название «Баргузин».() 12 мая 2016 года, было объявлено о начале создания отдельных элементов БЖРК «Баргузин».

Преимущества и недостатки
Официальными причинами снятия БЖРК с вооружения назывались устаревшая конструкция, высокая стоимость воссоздания производства комплексов в России и предпочтение подвижных установок на базе тягачей.
БЖРК обладал также следующими минусами

  1. Невозможность полной маскировки поезда из-за необычной конфигурации (в частности, трёх тепловозов), которая позволяла определять местонахождение комплекса с помощью современных средств спутниковой разведки. Долгое время американцы не могли засечь комплекс спутниками, и бывали случаи, когда даже опытные железнодорожники с 50 метров не различали состав, накрытый простой маскировочной сеткой.
  2. Более низкая защищённость комплекса (в отличие от, например, шахт), который может быть опрокинут или разрушен ядерным взрывом в окрестностях. Для оценки воздействия воздушной ударной волны ядерного взрыва на вторую половину 1990 года был запланирован крупномасштабный эксперимент «Сдвиг» — имитация близкого ядерного взрыва путём подрыва 1000 тонн тротила (несколько ж/д эшелонов противотанковых мин ТМ-57 (100 тыс. шт.), вывезенных со складов Центральной группы войск в Восточной Германии, выложенных в виде усечённой пирамиды высотой 20 метров). Опыт «Сдвиг» был проведён на 53 НИИП МО (Плесецк) 27 февраля 1991 года, когда в результате взрыва образовалась воронка диаметром 80 и глубиной 10 м, уровень акустического давления в обитаемых отсеках БЖРК достигал болевого порога — 150 дБ, а пусковая установка БЖРК снялась с готовности, однако, после проведения режимов по приведению в необходимую степень готовности, ПУ смогла провести «сухой пуск» (имитация пуска с использованием электромакета ракеты). То есть, командный пункт, ПУ и аппаратура ракеты остались работоспособны
  3. Износ железнодорожных путей, по которым передвигался столь тяжёлый комплекс.() За последние годы перевооружение армии превратилось из мечты в реальность. Министерство обороны регулярно принимает на вооружение новейшие образцы военной техники и снаряжения.

А ценители советского наследия явно заинтригованы обещаниями Минобороны о возобновлении производства Боевых Железнодорожных Ракетных Комплексов (БЖРК).
Московский институт теплотехники к 2016 году создаст конструкторскую документацию по БЖРК «Баргузин», а первый образец появится уже в 2019 году. Обэтом заявил главный конструктор БЖРК «Баргузин» Юрий Соломонов,
Главный конструктор БЖРК «Баргузин» Юрий Соломонов / Фото: МИТ
Соответствующее поручение выдал конструкторам Владимир Путин. Неправильно было бы заявлять, что БЖРК вновь стали актуальны. Актуальность никуда не девалась. Но теперь у руководства страны достаточно политической воли, чтобы вернуть на железные дороги уникальное оружие, которое пытались, но так и не смогли создать в США.() Мысли о том, что неплохо бы установить межконтинентальную ракету на железнодорожную платформу, возникли сразу после появления твердотопливных ракет большого радиуса действия. Первые жидкостные МБР были очень капризны в эксплуатации, требовали длительного обслуживания перед стартом и заправлялись высокотоксичным горючим. Все поменялось, когда в строю появились твердотопливные ракеты.
Длительный срок хранения таких ракет позволял вооружать ими подводные лодки, передвижные грунтовые комплексы и загружать их в шахты. Естественно, возник соблазн создать вооруженные ракетами поезда. Преимущества такого размещения очевидны. Железнодорожный состав может преодолевать значительные расстояния, избегая ударов по заранее известным координатам. Ему легче затеряться среди сотен других поездов, курсирующих по просторам страны. Засечь такой поезд со спутника — задача практически невыполнимая.
Но есть и недостатки. МБР, как ни крути, отличается солидной массой. Вес оснащенного ракетой вагона советского БЖРК «Молодец» достигал 150 тонн. Это налагало дополнительные требования на качество железнодорожных путей и приводило к их преждевременному износу. Кроме того, старые инерциальные навигационные системы требовали заранее заданных координат пуска, поэтому на пути следования состава пришлось организовать специальные точки для запуска ракет, координаты которых, естественно, могли попасть в руки вероятного противника.
Современная ситуация
За прошедшие годы ситуация с БЖРК заметно поменялась.

  • В ответ на выход Соединенных Штатов из договора по ПРО, Россия в 2002 году вышла из СНВ-2. Теперь ограничения на разделяющиеся боеголовки больше не действуют и никаких формальных запретов на использование БЖРК не существует.
  • Серьезно улучшилась элементная база. Современные навигационные системы ушли далеко вперед и предварительного введения координат пуска больше не требуют.
  • На вооружении появились ракеты РС-24 «Ярс», которые хоть и несут всего 4 боеголовки, против десятка на 15Ж61, однако отличаются существенно большей точностью попадания, а главное — вдвое меньшим весом.

Фактически от старого «Молодца» останется только система экстренного отвода проводов контактной сети и минометный старт ракеты, который позволяет минимизировать повреждения состава и путей при запуске главного двигателя.
Система экстренного отвода проводов контактной сети / Фото: yasnay.ru
Минометный старт ракеты / Фото: encyclopedia.mil.ru
Новый БЖРК обещает быть еще более незаметным, чем предыдущий. Вместо трех старых тепловозов состав будет тянуть один современный. Таким образом, отличить боевой состав от обыкновенных товарных станет еще сложнее.
Новый БЖРК «Баргузин» несет боевое дежурство / Изображение: www.politonline.ru
Также, в связи с меньшим весом ракет, изменяются требования к путям. Ракета «Ярс» весит всего около 50 тонн, что практически совпадает с весом обыкновенного товарного вагона. Это уменьшает износ путей и позволяет использовать для перемещений значительную часть железнодорожной сети. Кроме того, отпадает необходимость в разнообразных ухищрениях, характерных для советского комплекса, типа разгрузочных устройств, перераспределяющих часть веса на соседние вагоны.
А вот количество ракет в составе одного поезда вырастет с трех до шести. Учитывая меньшее количество боеголовок на каждой ракете, суммарный заряд получается меньше. Но благодаря возросшей точности попадания современный комплекс обещает быть более эффективным.
Отдельно необходимо отметить, что советский БЖРК «Молодец» производился по большей части на заводе «Южмаш», который сейчас медленно, но верно разваливают украинские власти. Новый Российский БЖРК будет исключительно отечественного производства. Этот комплекс станет более дешевым и быстрым ответом на развертывание американцами системы ПРО в Европе, в отличие от гиперзвуковых ракет и истребителей, работы над которыми к 2019 году еще только войдут в экспериментальную стадию.
Возникает вопрос, а почему бы вместо довольно-таки дорогих БЖРК не создать лишний полк грунтовых комплексов «Ярс»? Все-таки экономика России не в самом лучшем состоянии, к чему ее перегружать. Казалось бы, да, но самое сложное и дорогое устройство в БЖРК — это ракеты, а их придется производить вне зависимости от выбранного типа размещения. Кроме того, грунтовый комплекс хоть и мобильный, но дальность перемещения у него исчисляется десятками километров от места постоянной дислокации, а БЖРК может за сутки преодолевать до 1000 км, что при автономности состава в 28 суток позволяет надежно затеряться на просторах нашей страны.
Ну и самое главное — это курс на импортозамещение. Если производство ракет давно переехало из Украины в Россию, то даже по названию колесных тягачей для «Ярсов»: МЗКТ-79221, — понятно, что производятся они на Минском заводе колесных тягачей. Никаких претензий по качеству к Беларуси нет, но внутренняя политика России нацелена на полное импортозамещение в военной сфере. А с этой точки зрения БЖРК выглядит предпочтительней.

В конце 2016 года российские военные приступят к так называемым «бросковым испытаниям» прототипа ракеты нового боевого железнодорожного ракетного комплекса (БЖРК) Баргузин. Таким образом, Россия продолжает работу по воссозданию важного компонента советской РВСН – железнодорожной системы транспортировки и пуска межконтинентальных баллистических ракет с ядерными боеголовками – на новой технологической основе. Ранее в СМИ сообщалось, что новая МБР будет являться модификацией РС-24 Ярс, создаваемой в соответствии со специальными требованиями к БЖРК. Кроме того, в отличие от советских БЖРК предполагается создание систем, не превышающих габариты современного железнодорожного вагона (ранее – габариты МБР были больше, что позволяло «вычислить» «атомный поезд» разведке и спецсредствам противника).
Новая МБР будет являться модификацией РС-24 «Ярс», создаваемой в соответствии со специальными требованиями к БЖРК / Изображение: www.tehnoomsk.ru
«Бросковые испытания» — это пуск полногабаритной ракеты без боевой части и запуска маршевого двигателя, при котором МБР выстреливается из транспортно-пускового контейнера с помощью порохового аккумулятора давления на высоту 30 — 40 метров. На таких учениях прототип ракеты уводится в сторону от пускового устройства с помощью специального порохового ускорителя.
Информации о том, что из себя будут представлять «Баргузины», пока крайне мало. Однако, уже совершенно ясно, что это будут не «модернизированные «Молодцы», а совершенно новые машины. Во-первых, потому что технологии за 30 лет (первый «Молодец» был принят на вооружение в 1987 году) ушли далеко вперед. Во-вторых, потому что все работы по «Баргузину» выполняются в России, без привлечения украинских КБ «Южное» и завода «Южмаш».

Главным оружием «Баргузинов» станут не 100-тонные «Скальпели», а 50-тонные ракеты РС-24 «Ярс». Это полностью российская ракета — разработка Московского института теплотехники, производство Воткинского завода. Как вы уже заметили, «Ярс» вдвое легче, чем РТ-23УТТХ, но при этом содержит и меньшее количество разделяющихся боевых частей – 4 (по открытым источникам) вместо 10 (хотя и летит почти на 1 тыс км дальше «Скальпеля»).
Известно, что каждый «Баргузин» будет нести на себе по 6 «Ярсов». Но пока не очень понятно, по какому пути пойдут разработчики нового ракетного поезда — или будут пытаться поместить в каждый рефрижераторный вагон, который служит транспортным контейнером для ракеты, по два «Ярса», или ограничатся одним для каждой ракеты, но вдвое, по сравнению с «Молодцом», увеличат количество контейнеров-пусковых установок в составе каждого поезда.
При этом, очевидно, в «Баргузине» сохранится основное ноу-хау создателей «Молодца» братьев Уткиных – система старта ракеты: отвод контактной сети над поездом, минометный старт ракеты, отвод ее в сторону с помощью порохового ускорителя и последующий запуск маршевого двигателя. Эта технология позволяла отвести струю маршевого двигателя ракеты от пускового комплекса и тем самым обеспечить устойчивость ракетного поезда, сохранность людей и инженерных конструкций, в том числе железнодорожных. И именно ее не смогли воплотить в жизнь американцы при разработке своего БЖРК, который в начале 90-х годов прошлого века проходил испытания на железнодорожном полигоне США и Западном ракетном полигоне (авиабаза Ванденберг, Калифорния).
При этом, «Баргузин» вообще – ни вагонами, ни тепловозами, ни электромагнитным излучением, не будет выделяться из общей массы грузовых поездов, тысячи которых сейчас ежедневно снуют по российским железным дорогам. Потому что железнодорожные технологии за это время тоже ушли далеко вперед. Например, «Молодца» таскали три тепловоза ДМ62 (специальная модификация серийного тепловоза М62) совокупной мощностью 6 тыс л.с. А мощность только одного нынешнего магистрального грузового двухсекционного тепловоза 2ТЭ25А «Витязь», который серийно выпускается «Трансмашхолдингом» составляет 6 800 л.с.
Полная автономность поезда предполагается та же, что и «Молодца» — 30 суток. Дальность хода – до 1000 тыс км в сутки. Этого, по мнению разработчиков, достаточно, чтобы обеспечить полную скрытность «Баргузина» и его возможность в любой момент нанести противнику неожиданный ответный удар.
При написании материала использовались данные открытых интернет-источников:
1. Материалы сайта Википедии — свободной энциклопедии.
2. Материалы сайта «Военное обозрение», статья Кирила Рябова «Проект Mobile Minuteman: БЖРК по-американски».
3. Станислав Закарян. Статья «РВСН: боевой железнодорожный ракетный комплекс 15П961 «Молодец» с МБР 15Ж61 (РТ-23 УТТХ)», ИА «ОРУЖИЕ РОССИИ». 21.06.2016.
4. Материалы сайта Википедии — свободной энциклопедии.
4. Материалы сайта politrussia.com.
5. Материалы сайта российского технического медиаресурса ТЕХНОСФЕРА.
6. Материалы сайта издания «Експерт».

Секретная база на Урале, где хранятся старинные поезда. ФОТО

Среди «экспонатов» — электровоз Skoda и паровоз «Лебедянка».

Под Екатеринбургом на одной из баз РЖД прямо под открытым небом хранятся раритетные поезда. Вход сюда закрыт: территория обнесена забором и колючей проволокой. Но для фотокорреспондента Свердловская железная дорога сделала исключение, и он смог отснять старинные паровозы и электровозы. Правда, там просили не называть, где конкретно находится база, чтобы не будоражить умы охотников за металлоломом.
Закрытая база напоминает «кладбище паровозов». Но на Свердловской железной дороге отмечают, что это не совсем так.

– В нашей стране сохранилось достаточно много образцов железнодорожной техники прошлых лет, в том числе есть и достаточно редкие экземпляры. Они хранятся в музейных коллекциях, на так называемых «базах запаса», некоторые установлены в качестве памятников. Также существует практика перераспределения раритетной железнодорожной техники между железными дорогами. Так несколько образцов подвижного состава были переданы на хранение на Свердловскую магистраль. В будущем они будут отреставрированы и, возможно, их смогут увидеть все желающие, – отметили в пресс-службе Свердловской железной дороги.
Среди экспонатов «музея под открытым небом»: гордость советского железнодорожного машиностроения – скоростной поезд ЭР200, который до 2009 года курсировал между Москвой и Питером, паровоз серии Л (легендарная «Лебедянка»), а также один из самых совершенных отечественных паровозов – серии ЛВ, дизель-поезд Д1, которые по заказу СССР строили на венгерском заводе Мavag, пассажирский электровоз ЧС2 по прозвищу «Чебурашка» (их делали на заводе Skoda в Чехословакии).
Публикуем кадры, который сделал фотограф на секретной базе РЖД.

Вход на базу для обычных людей закрыт.

Один из самых совершенных советских паровозов – серии ЛВ. Выпускался с 1952 по 1956 год на Ворошиловградском паровозостроительном заводе.
Пассажирский односекционный шестиосный электровоз постоянного тока ЧС2 выпускался с 1958 по 1973 год на заводе Skoda в Чехословакии.
Паровоз серии ЛВ.
Справа паровоз серии Л – легендарная «Лебедянка».
Слева – маневровые тепловозы, справа – пять секций скоростного поезда Эр200.
Поезда стоят на закрытой территории, которая окружена колючей проволокой.
Цистерна.
Один из старых железнодорожных вагонов.
Паровоз серии Эр 1948 года выпуска, выпущенный на заводе МАVAG.
Старая техника красива даже в деталях (тепловоз ТЭ3).
Дизель-поезд Д1, который с 1964 по 1988 год выпускался на венгерском заводе МАVAG. Широко использовался на железных дорогах СССР. Судя по сохранившейся табличке, данный экземпляр эксплуатировался в Московской области.
Дизель-поезд Д1.
Пассажирский односекционный шестиосный электровоз постоянного тока ЧС2, получивший у железнодорожников прозвище «Чебурашка». Он выпускался с 1958 по 1973 год на заводе Skoda в Чехословакии.
Советский электровоз ВЛ («Владимир Ленин») 23. Выпускался в Новочеркасске с 1956 по 1961 год.
Тепловоз ТЭ3, который выпускался с 1953 по 1973 год.
Паровоз серии Л – легендарная «Лебедянка».
Дизель-поезд Д1, который с 1964 по 1988 год выпускался на венгерском заводе МАVAG.
Секция советского электропоезда серии С, переделанная в служебный подвижной состав.
Советский скоростной поезд ЭР200. До 2009 года курсировали на маршруте Москва – Санкт-Петербург. Позже их сменили «Сапсаны».
На тендере паровоза ещё можно разглядеть надпись: «Вперед к коммунизму!»
Электровоз ВЛ22м, который с 1946 по 1958 год выпускался на Новочеркасском электровозостроительном заводе.
Паровоз серии Л – легендарная «Лебедянка».
Отметим, что на старинные поезда в уральской столице можно посмотреть на станции Екатеринбург-Сортировочный и на Детской железной дороге в ЦПКиО. В парке, кстати, работает музей узкоколейной железной дороги. Там, например, можно увидеть уникальный немецкий вагон-мастерскую 1951 года.

Подземная база подводных лодок в Балаклаве
5 секретных объектов
Жуткие и загадочные заброшенные объекты на территории бывшего СССР (13 фото)
Советский подземный бункер для подводных лодок (3 фото)

Боевой железнодорожный ракетный комплекс

В 70-е и 80-е годы прошлого века американские политики не раз говорили о том, что ядерное оружие стало главным фактором, предотвратившим перерастание холодной войны в Третью мировую. Действительно, возможность тотального уничтожения способна остудить многие горячие головы, но только в том случае, если агрессор осознаёт, что ему не избежать ответного удара. Между тем в США активно разрабатывались концепции «превентивной войны», внезапного нападения, в результате которого все советские средства доставки ядерного оружия должны были быть уничтожены в местах их базирования. Одним из наиболее эффективных способов защиты от этой угрозы стало создание боевых железнодорожных ракетных комплексов — БЖРК. Несмотря на то что это средство сдерживания оставалось в строю сравнительно недолго, впечатления, полученные «международными партнерами», оказались необычайно сильными.

Разоруженный БЖРК «Молодец», превращенный в музейный экспонат

Что такое БЖРК

Боевой железнодорожный ракетный комплекс (БЖРК) – это мобильный носитель ядерного оружия стратегического назначения. Сначала для его обозначения использовалась другая аббревиатура – БРЖДК, но постепенно «лишняя» буква исчезла. По своему внешнему виду это обычный поезд, что делает его обнаружение и отслеживание крайне сложной задачей для потенциального противника. Кроме того, такой носитель отличается высокой подвижностью: он способен в течение суток преодолевать сотни и даже тысячи километров. Скрытность и мобильность – это наиболее важные свойства, что позволяют рассчитывать на то, что комплекс сумеет «пережить» первый ядерный удар со стороны агрессора и осуществить ответный запуск.

История создания боевых железнодорожных ракетных комплексов

В конце 50-х годов прошлого века в США была разработана твердотопливная межконтинентальная баллистическая ракета LGM-30 Minuteman. От более ранних жидкостных носителей её отличали дешевизна, простота эксплуатации, а также компактность. Все эти качества позволили американским военным выдвинуть идею о размещении «Минитменов» на специальных поездах. Уже в 1960 году была проведена операция «Большая звезда», в ходе которой массогабаритные макеты, копировавшие LGM-30, перемещались по железным дорогам США. Несмотря на то что учения завершились вполне успешно, дальнейшего развития концепция не получила, поскольку поезд с ядерными ракетами был признан чересчур дорогостоящим.

Презентация модели поезда с ракетами LGM-30 в компании «Боинг». Всего предполагалось построить 30 таких поездов

Первые советские проекты «железнодорожного базирования» появились практически одновременно с американскими, причем занялись соответствующими разработками сразу три конструкторских бюро:

  1. ОКБ-586 (будущее КБ «Южное»). Предполагалось разместить на поезде ракеты РТ-12 средней дальности;
  2. ОКБ-301 (ныне АО «НПО имени С.А. Лавочкина). Самый необычный проект, предполагавший железнодорожное базирование крылатой ракеты «Буря»;
  3. ОКБ-1 (современное название – РКО «Энергия» имени С.П. Королёва). Комплекс создавался в расчете на использование ракет РТ-2, способных долететь до США.

Все три проекта пришлось закрыть на самой ранней стадии: для их реализации еще не пришло время. Вопрос о БЖРК вновь встал на повестку дня после того, как ОКБ-586 («Южное») приступило к созданию твердотопливной ракеты РТ-21. Но и здесь добиться успеха, к сожалению, не удалось. Ни РТ-21, ни РТ-22 не были поставлены на вооружение Советской армии. Поэтому и ракетные поезда появились лишь на чертежах.

Межконтинентальная крылатая ракета «Буря» — самый необычный вариант вооружения для БЖРК

Переломным в этой истории стал 1969 год, когда КБ «Южное» получило официальное задание от правительства, предусматривавшее создание спецпоезда под новую перспективную МБР РТ-23. Спустя два долгих десятилетия упорный труд советских конструкторов закончился полным успехом — в войска поступил «Молодец» — первый в мире БЖРК . Вот только достижение, как вскоре выяснилось, оказалось эфемерным. Уже в 1993 году Россия взяла на себя обязательство в течение десяти лет уничтожить эти поезда, что и было сделано – сохранились лишь два из них, да и то в качестве музейных экспонатов. Кроме того, по просьбе западных «друзей», ракетные поезда почти всё время своего существования провели в пунктах постоянной дислокации, практически не появляясь на ж/д.

В начале двадцать первого века США стали чувствовать себя на международной арене всё более свободно. Было официально объявлено о выходе из договора по противоракетной обороне, а затем и о создании доктрины «мгновенного глобального удара», направленного на полное уничтожение военного потенциала любого потенциального противника. В этих условиях российскому руководству поневоле пришлось вновь задуматься об утраченных поездах стратегического назначения. Восстановить уничтоженные «Молодцы» было уже невозможно, поскольку КБ «Южное» стало после распада СССР иностранной компанией. Единственным выходом было создание полностью нового комплекса, получившего название «Баргузин».

РТ-23 (она же РС-22) уже на колесах и в пусковом контейнере, но еще не в «рефрижераторе»

Принцип устройства и действия БЖРК

Предполагаемая схема нового ракетного поезда «Баргузин». Прослеживается схожесть и с «Молодцом»

Боевой железнодорожный комплекс включает в себя следующие элементы:

  1. Пусковые модули, размещённые в специально оборудованных вагонах. Ракеты исходно находятся в горизонтальном положении;
  2. Тепловозы, приводящие поезд в движение;
  3. Командный модуль;
  4. Цистерна, в которой размещается запас дизельного топлива.

В частности, командный модуль РТ-23 УТТХ «Молодец» состоял из семи вагонов, в которых размещались пункты управления запуском, жилые купе для военнослужащих, столовая и другие необходимые помещения.

Использование ракетных поездов предполагает их размещение в пунктах постоянной дислокации с возможностью по команде незамедлительно отправиться на дежурство. Передвигаясь по железным дорогам, этот «особенный» состав постоянно поддерживает связь с командованием, и после получения приказа должен немедленно остановиться, а затем в самые короткие сроки подготовить и осуществить запуск по заданным целям.

Преимущества и недостатки БЖРК

Железнодорожные комплексы занимают в классической «ядерной триаде» особое положение. Обычные шахтные пусковые установки неподвижны, и как бы тщательно они ни были замаскированы, рано или поздно спутниковая разведка обнаружит их. Другими словами, противнику заранее известно о том, куда следует наносить обезоруживающий удар. Атомные подводные лодки перемещаются и стараются оставаться незамеченными, но любую из них всё-таки можно обнаружить, отследить, а затем и уничтожить. Еще более уязвимыми являются стратегические бомбардировщики.

Пока «Молодец» не начнет подготовку к пуску, его почти невозможно отличить от грузового поезда

Более того, при внезапном нападении даже передвижные грунтовые комплексы могут не обеспечить нанесение противнику ответного удара, поскольку чаще всего они не удаляются от своей основной базы более, чем на несколько десятков километров. Иное дело железнодорожный состав, который способен перемещаться на огромные расстояния, причем очень быстро. Благодаря этому качеству, никакой из видов разведки не поможет потенциальному агрессору определить, по какой именно точке следует наносить удар, чтобы вывести из строя ракетный поезд.

Главный недостаток БЖРК – это сравнительно невысокий уровень защищенности. Хотя поезд и бронированный, он не может быть настолько же устойчивым к поражающим факторам ядерного взрыва, как пусковая шахта. Кроме того, значительную опасность представляет нападение диверсантов. Правда, вероятность таких атак невысока: их очень трудно организовать.

Следует отметить также, что довольно существенным недостатком РТ-23 УТТХ был его огромный вес – под тяжестью пусковых модулей проседали и изнашивались рельсы.

Разновидности БЖРК

На протяжении последних шестидесяти лет было придумано немалое количество самых разных проектов боевых поездов, однако, в большинстве случаев смелый конструкторский замысел оставался на ватмане в виде чертежа или эскиза. Построены же были только два комплекса – РТ-23 УТТХ «Молодец» и более современный «Баргузин», который, впрочем, незавершён.

Еще один музейный экспонат – РТ-23 УТТХ в модификации 15Ж60 (шахтного базирования). От «железнодорожной» отличалась в основном обтекателем

БЖРК «Молодец»

Первый и пока единственный серийный боевой железнодорожный комплекс создавался очень долго. Правительственное задание предусматривало одновременную разработку как спецпоезда, так и предназначенной для него ракеты РТ-23, которую впоследствии на Западе по классификации, принятой в НАТО, обозначали как SS-24 Scalpel (не путать с SS-19 Stiletto).

Поначалу казалось, что всё закончится неудачей. Испытания двигательных установок ракеты так затянулись, что в 1973 году проект поезда был «заморожен», а все усилия переключили на разработку стационарного «шахтного» варианта оружия, обозначенного в документах как 15Ж44. Всё это происходило на фоне постоянного повышения планки требований со стороны основного заказчика – министерства обороны СССР.

В 1979 году конструкторам были даны сразу два указания: во-первых, установить на РТ-23 боевой блок с разделяющимися головными частями, во-вторых, вернуться к проблеме создания «состава специального назначения». Испытания «шахтной» ракеты начались в 1982 году, а спустя два года состоялся первый запуск РТ-23 (в модификации 15Ж52) из боевого поезда. Он был построен всего в одном экземпляре и представлял собой сугубо опытный образец для отработки технологий и обучения. Пробные запуски были в основном успешными, однако, военных не устраивала как дальность, так и точность попадания в цель. Решить эти проблемы удалось лишь после создания РТ-23 УТТХ, она же 15Ж61 или SS-24 Scalpel mod. 3 по классификации НАТО.

Один «Молодец» обслуживался целым полком ракетных войск, а из четырех полков составлялась дивизия

В 1989 году на вооружение Советской армии поступил первый в мире полноценный БЖРК «Молодец». Он представлял собой специальный поезд, оснащенный тремя ракетами 15Ж61. Всего было построено 12 таких составов.

Наиболее существенными особенностями конструкции «Молодца» стали:

  1. Замаскированные под рефрижераторы трёхвагонные пусковые модули, установленные на тележки с удвоенным количеством осей;
  2. Выдвижные упоры для фиксации платформы перед стартом ракеты;
  3. Специальная система, с помощью которой убирались в сторону и заземлялись провода контактной сети.

Для того чтобы уменьшить габариты 15Ж61, конструкторы создали для неё специальный раскладной обтекатель. На 15Ж52 он был надувным. Нестандартным был и запуск: вначале выполнялся «минометный старт» — ракета выбрасывалась вверх без включения двигателей, затем пороховой ускоритель придавал её корпусу наклонное положение, и только после этого начинала работать силовая установка. Благодаря использованию такой схемы, раскалённые газы отводились в сторону и не могли повредить поезд или рельсы.

БЖРК «Баргузин»

Разработку нового боевого железнодорожного комплекса, официально стартовавшую в 2012 году, поручили Московскому институту теплотехники (МИТ). При этом предполагалось задействовать межконтинентальные РС-24 «Ярс», вес которых более, чем в два раза меньше, чем у советских «Скальпелей». Снижение массы пусковой установки давало возможность отказаться от применения усиленных колесных тележек. Кроме того, новый поезд уже не требовал усиления железнодорожных путей. Повышалась и скрытность, ведь ранее очень специфические вагоны пусковых модулей «Молодца» могли быть распознаны при внимательном наблюдении.

«Идеальный вариант» скрытного размещения МБР. Возможно, его удастся хотя бы частично реализовать на «Баргузине»

В 2014-2015 годах несколько раз публиковались официальные сообщения об успешной разработке отдельных компонентов системы, однако, затем наступило молчание, которое тянулось вплоть до декабря 2017 года, когда, наконец, было объявлено о полном прекращении всей деятельности по проекту.

Официальной причиной столь плачевного исхода стал банальный дефицит финансирования. Казалось, что на этом всё и завершится, но в первые месяцы 2020 года журналисты заговорили о возможном возобновлении создания «Баргузина». На сей раз причиной стал выход США из договора о запрете ракет средней дальности. Поэтому СМИ уже «перевооружили» новый БЖРК, заявив, что теперь решено установить на него РС-26 «Рубеж». Оценить уровень достоверности подобных информационных «вбросов» сегодня крайне трудно.

ТТХ боевых железнодорожных ракетных комплексов

Дальность стрельбы 10 450 (10 100) километров
Круговое вероятное отклонение 0,2-0,3 (0,5-0,7) километра
Стартовый вес ракеты 104,8 тонны
Забрасываемый вес 4050 кг
Вес пусковой установки 126 тонн
Вес вагона с ПУ и ракетой Более 200 тонн
Длина ракеты (полная) 23,3 метра
Коэффициент энерговесового совершенства ракеты Gпг/Go, кгс/тс 31
Тип головной части Разделяющиеся ГЧ индивидуального наведения
Количество боевых блоков 10
Мощность заряда 550 килотонн
Время приведения ракеты в боевое положение 80 секунд
Максимальная скорость БЖРК 80 км/ч
Количество ракет 3

В скобках указаны характеристики ракет РТ-23 (15Ж52), которые устанавливались на самый первый опытный образец боевого железнодорожного ракетного комплекса.

Многие характеристики МБР РС-24 «Ярс» в настоящее время остаются засекреченными. Кроме того, непонятно, до какой степени готовности был доведен БЖРК ракетный комплекс «Баргузин». Поэтому сегодня можно привести лишь предполагаемые ТТХ этого поезда с шестью ядерными ракетами на борту:

Дальность стрельбы Около 12 000 километров
Круговое вероятное отклонение 150 метров (западные оценки)
Стартовый вес ракеты 46,5-50 тонн (приблизительные данные)
Забрасываемый вес Не менее 1200 кг (по аналогии с «Тополь-М»)
Длина ракеты Около 23 метров
Тип головной части РГЧ ИН
Количество боевых блоков От 3 до 6
Мощность заряда От 150 до 500 килотонн

Согласно информации, попавшей в открытую печать, вес пускового модуля БЖРК «Баргузин» не превышает 65-70 тонн, что примерно соответствует характеристикам обычного грузового вагона. Нетрудно заметить, что сокрушительная мощь «Молодца» намного больше, чем у его современника, однако, этот недостаток компенсируется возросшей точностью ракет и использованием специальных блоков для преодоления ПРО.

Несмотря на свой немалый «возраст», концепция «ядерного поезда» остается актуальной и сегодня. Во всяком случае, для России с её огромной территорией и разветвленной сетью железных дорог БЖРК – это оружие, которое необходимо сегодня и останется нужным завтра. Появится ли оно вновь – сказать сложно. Конструкторам мешают и нехватка денег, и технологический разрыв, возникший после распада СССР, и постоянно меняющийся политический фон. Ясно одно – даже небольшое количество ракетных поездов могло бы резко повысить обороноспособность страны.

Ракетные поезда, старые и новые

В самом конце прошлого года в российских средствах массовой информации появилась новость относительно возвращения к старой и почти забытой идее. По информации РИА Новости, уже сейчас идут работы по созданию нового боевого железнодорожного ракетного комплекса (БЖРК) и первый ракетный поезд нового проекта может быть собран уже к 2020 году. На вооружении нашей армии уже состояли подобные системы, однако единственные в истории БЖРК 15П961 «Молодец» были сняты с дежурства еще в 2005 году и вскоре большую часть техники из их состава утилизировали. Поезда с ракетным вооружением по праву являлись гордостью советских конструкторов, да и всей страны в целом. Благодаря своим возможностям эти комплексы представляли серьезную угрозу для вероятного противника. Однако историю этого вида техники нельзя назвать простой. Сперва ряд совсем не приятных событий сперва сильно ограничил потенциал отечественных БЖРК, а потом и привел к полному их исчезновению.


Создание железнодорожного ракетного комплекса было очень сложным. Несмотря на то, что соответствующее предписание руководства страны и министерства обороны появилось еще в 1969 году, первый полноценный пуск новой ракеты РТ-23УТТХ состоялся только в 85-м. Разработка БЖРК велась в днепропетровском конструкторском бюро «Южное» им. М.К. Янгеля под руководством В.Ф. Уткина. Специфические условия эксплуатации новой системы заставили разработать массу новых решений, от заново спроектированного вагона-пусковой установки, замаскированного под рефрижератор, до складного обтекателя головной части ракеты. Тем не менее, пятнадцать с лишним лет работы увенчались успехом. В 1987 году на дежурство заступил первый полк «Молодцов». За следующие четыре года до распада Советского Союза было сформировано три дивизии, вооруженные в общей сложности двенадцатью новыми БЖРК.
К сожалению, вскоре после формирования последней третьей дивизии произошло несколько неприятных вещей, которые очень плохо сказались на дальнейшей службе БЖРК. В 1991 году, в ходе международных переговоров по будущему договору СНВ-I советское руководство согласилось на несколько невыгодных предложений американской стороны. Среди них было и ограничение, касавшееся маршрутов патрулирования «ракетных поездов». С легкой руки президента СССР М. Горбачева и некоторых его соратников БЖРК теперь могли передвигаться только в радиусе нескольких десятков километров от баз. Помимо очевидных военно-политических минусов такое ограничение имело и экономические последствия. Одновременно с вводом в строй комплексов «Молодец» министерство путей сообщения вело работы по укреплению путей в радиусе нескольких сот километров от баз БЖРК. Таким образом, Советский Союз потерял и главное преимущество БЖРК, и массу денег, ушедших на реконструкцию путей и подготовку пусковых позиций.
Следующий международный договор – СНВ-II – подразумевал снятие с дежурства и утилизацию всех ракет РТ-23УТТХ. В качестве срока окончания этих работ назывался 2003 год. Специально для демонтажа и утилизации на Брянском ремонтном заводе ракетных войск при участии США была собрана разделочная технологическая линия. К счастью для БЖРК, незадолго до срока окончания утилизации ракет и поездов Россия вышла из договора СНВ-II. Тем не менее, в течение следующих нескольких лет утилизация продолжалась, хотя и шла гораздо с меньшими темпами. До настоящего времени сохранилось лишь несколько вагонов бывших БЖРК, которые используются в качестве музейных экспонатов.

Как видим, недолгая история ракетных комплексов «Молодец» была трудной и неудачной. Практически сразу после поступления на вооружение поезда с ракетами лишились своего главного преимущества и после этого уже не представляли такой же угрозы для противника, как раньше. Тем не менее, комплексы продолжали оставаться на вооружении в течение полутора десятилетий. Сейчас есть все основания полагать, что утилизация «Молодцев» произошла только тогда, когда они выработали свой ресурс и подошел к концу имевшийся запас ракет. Одним из наиболее серьезных ударов по российским ракетным поездам оказался распад Советского Союза. Из-за него завод «Южмаш», на котором собирались комплексы и ракеты для них, остался на территории суверенной Украины. Эта страна имела свои собственные взгляды на дальнейшую работу ракетного производства и поэтому поезда остались без нового оружия.
В обсуждениях новости о начале разработки нового БЖРК часто рассматриваются преимущества и недостатки такого вида техники. К первым, безусловно, можно отнести возможность несения дежурства на большом удалении от базы. После того, как поезд с ракетами вышел на железные дороги общего пользования, его обнаружение становится очень и очень трудным делом. Конечно, три тепловоза, девять вагонов-рефрижераторов (три ракетных модуля) и вагон-цистерна в некоторой мере выдавали старые БЖРК, но для гарантированного отслеживания их перемещений требовались колоссальные усилия. Фактически нужно было «накрыть» средствами разведки всю или почти всю территорию Советского Союза. Также достоинством комплекса можно считать удачную жидкостную ракету РТ-23УТТХ. Баллистическая ракета со стартовой массой в 104 тонны могла доставить на дальность до 10100 километров десять боевых частей мощностью по 430 килотонн каждая. В свете мобильности ракетного комплекса такие характеристики ракеты давали ей просто уникальные возможности.
Тем не менее, не обошлось без недостатков. Главный минус БЖРК 15П961 – его вес. Из-за нестандартной «нагрузки» пришлось применить несколько оригинальных технических решений, но и с их использованием пусковой модуль из трех вагонов оказывал слишком большое давление на рельсы, почти на пределе возможностей последних. Из-за этого в конце восьмидесятых годов железнодорожникам пришлось поменять и укрепить огромное количество путей. С тех пор железные дороги страны снова подверглись износу и перед постановкой на вооружение нового ракетного комплекса, скорее всего, понадобится очередное обновление путей.
Также БЖРК регулярно обвиняются в недостаточной прочности и живучести, особенно в сравнении с шахтными пусковыми установками. Для проверки живучести еще в восьмидесятых начались соответствующие испытания. В 1988 году успешно завершились работы по темам «Сияние» и «Гроза», целью которых была проверка работоспособности поездов с ракетами в условиях сильного электромагнитного излучения и грозы соответственно. В 1991 году один из строевых поездов принял участие в испытаниях «Сдвиг». На 53-м научно-исследовательском полигоне (ныне космодром «Плесецк») уложили несколько десятков тысяч противотанковых мин с общей мощностью взрыва около 1000 тонн в тротиловом эквиваленте. На расстоянии в 450 метров от боеприпасов, торцом к ним, поставили ракетный модуль поезда. Чуть дальше – в 850 метрах – разместили еще одну пусковую установку и командный пункт комплекса. Пусковые установки были оснащены электромакетами ракеты. Во время подрыва мин все модули БЖРК пострадали незначительно – вылетели стекла и нарушилась работа некоторых второстепенных модулей аппаратуры. Учебный пуск с применением электромакета ракеты прошел успешно. Таким образом, килотонный взрыв менее чем в километре от поезда не способен полностью вывести из строя БЖРК. К этому стоит прибавить более чем низкую вероятность попадания боевого блока ракеты противника в поезд во время движения или рядом с ним.

В целом, даже непродолжительная эксплуатация БЖРК «Молодец» с серьезными ограничениями по маршрутам наглядно показала как преимущества, так и сложности, связанные с этим классом военной техники. Вероятно, именно из-за неоднозначности самой концепции железнодорожного комплекса, которая одновременно обещает большую мобильность ракет, но при этом требует укреплять пути, не говоря уже о сложности создания поезда и ракет для него, конструкторские работы по созданию новых «ракетных поездов» пока не возобновлены. По последним данным, в настоящее время сотрудники проектных организаций и министерства обороны анализируют перспективы БЖРК и определяют необходимые особенности его облика. Поэтому сейчас нельзя говорить о каких-либо нюансах нового проекта. Более того, из-за наличия на вооружении подвижных грунтовых ракетных комплексов (ПГРК) «Тополь», «Тополь-М» и «Ярс», не нуждающихся в прочном железнодорожном полотне, создание нового БЖРК может быть и вовсе отменено.
Сейчас высказываются самые разные мнения насчет возможного облика перспективного БЖРК. К примеру, предлагается оснастить его ракетами существующих проектов, такими как РС-24 «Ярс». При стартовой массе около 50 тонн подобная ракета, которая к тому же уже используется на ПГРК, может стать хорошей заменой для старой РТ23УТТХ. При схожих габаритах и вдвое меньшей массе новая ракета при определенных доработках способна стать вооружением новых БЖРК. При этом боевые характеристики комплекса останутся примерно на прежнем уровне. Так, выигрыш по дальности (до 11000 км) будет компенсирован меньшим количеством боевых блоков, ведь в головной части РС-24 размещается лишь 3-4 (по другим данным, шесть) зарядов. Однако ракета «Ярс» к предполагаемому сроку постановки на вооружение новых БЖРК будет эксплуатироваться уже около десяти лет. Таким образом, для новых ракетных поездов понадобится новая же баллистическая ракета. Вполне возможно, что ее облик будет формироваться вместе с требованиями ко всему комплексу.
В то же время, конструкторы-ракетчики могут использовать опыт, полученный при создании сравнительно небольших ракет наподобие «Тополя» или «Ярса». В таком случае удастся создать новую ракету с широким использованием освоенных решений и технологий, но при этом пригодную для применения в железнодорожных комплексах. Как основа для новой ракеты для БЖРК, имеющиеся «Тополи-М» или «Ярсы» подойдут в том числе и благодаря тому, что они приспособлены к эксплуатации на мобильных комплексах. Однако окончательное решение относительно «происхождения» ракеты и требований к ней, похоже, еще не принято. С учетом продолжительности разработки и испытаний новых ракет, чтобы успеть к 2020 году, конструкторы-ракетчики должны получить требования в течение ближайших лет или даже месяцев.
Наконец, необходимо учесть необходимость строительства инфраструктуры. Судя по имеющейся информации о состоянии старых баз БЖРК, все придется строить заново. За считанные годы старые депо, диспетчерские и т.п. оказались выведены из эксплуатации, лишены большого количества специальной аппаратуры, приведены в негодность и порой даже частично разграблены. Вполне понятно, что для эффективной боевой работы новым железнодорожным ракетным комплексам понадобятся соответствующие сооружения и оборудования. Но восстановление имеющихся построек или строительство новых значительно увеличит стоимость всего проекта.
Таким образом, если сравнивать железнодорожные и грунтовые ракетные комплексы, сравнение может оказаться не в пользу первых. Гипотетическая мобильная грунтовая пусковая установка, при одинаковой ракете с железнодорожной, менее требовательна к состоянию дороги, значительно проще в производстве, а также не нуждается в согласовании маршрутов перемещений со сторонними организациями, например, с руководством железной дороги. Немаловажным преимуществом грунтовых ракетных комплексов также является тот факт, что вся необходимая для них инфраструктура проще и, как следствие, дешевле, чем для железнодорожных. Поэтому неудивительно, что в середине двухтысячных годов командование ракетных войск стратегического назначения официально объявило об отказе от БЖРК в пользу ПГРК. В свете такого решения возобновление работ по железнодорожным комплексам выглядит исключительно как попытка расширить возможности ядерных сил и, при наличии определенных перспектив, оснастить их еще одним видом техники.
В существующей ситуации пока не стоит ждать новостей относительно начала строительства первого ракетного поезда нового проекта, ведь еще даже не решено, каким он будет и будет ли вообще. Поэтому остается надеяться, что анализ возможностей и перспектив, в том числе и сравнительный (БЖРК или ПГРК), будет проведен со всей ответственностью и его результаты принесут нашим ракетным войскам только пользу.
База БЖРК






По материалам сайтов: