Артиллерия бог войны картинки

Бог войны Русской Императорской армии Первой мировой. Некоторые особенности боевого применения русской артиллерии. Часть 1

В годы Первой мировой войны артиллерия становится подлинным «Богом войны».
Мы неоднократно писали об артиллерии в целом и о русской артиллерии в частности (см. Артиллерия 1914 года; Догнать и перегнать; Вместе с пехотой; Гаубицы максимальных калибровl; Тракторная и самоходная; Коса победы и др.) этой судьбоносной эпохи.

Хотелось бы взглянуть на некоторые особенности тактики боевого применения русской артиллерии – рода войск, сыгравшего ключевую роль во многих битвах Первой мировой войны.
Довоенные уставы и наставления русской армии отмечали, что артиллерия в огневом отношении сильнее пехоты, но менее устойчива в сражении, а фланги — ее слабейшее место.
Устав полевой службы, определяя важнейшие задачи, стоявшие перед этим родом войск в бою, отмечал, что в начале столкновения с неприятелем артиллерия поддерживает развертывание в боевой порядок пехоты, а во время наступлении огнем прокладывает последней дорогу — поражая цели, препятствующие пехоте в достижении поставленных боевых задач. Для этого артиллерия должна занять позиции, с которых может действительным огнем обстреливать данные цели .
Во время пехотной атаки артиллерия сосредотачивает огонь на атакуемых целях или на резервах. Показательно, что еще до войны в России появились уставные нормы, посвященные артиллерии непосредственной поддержки пехоты. В соответствии с ними такие батареи должны выдвигаться на ближайшие к противнику дистанции – поближе к наступающим войскам. Их главная задача — поддержать атаку, помочь своей пехоте утвердиться на захваченном участке вражеской позиции, содействовать в преследовании опрокинутого противника, а если затем пехоте придется отойти — прикрыть огнем отступление .
Давая характеристику боевым задачам артиллерии, уставные нормы отмечали, что основное содействие артиллеристов пехоте заключается в противодействии подходу противника, обстреле мертвых пространств и малодоступных участков, огневой поддержке наступающей и отступающей пехоты. Во время вынужденного отхода пехоты с занимаемых позиций артиллерии ставилась задача остановить развитие успеха противника – чтобы позволить своей пехоте привести себя в порядок и возобновить бой. Причем артиллерия, даже расстрелявшая свои снаряды, не должна покидать позиций .

1. Артиллерийская подготовка
Предписывалось поддерживать самую тесную связь между артиллерией и пехотой. Легкая полевая артиллерия включается в боевые участки (предпочтительно — дивизионами) пехоты: ведь если артиллерия с самого начала боя будет массированно введена в дело (чтобы достигнуть огневого перевеса над противником) это позволит добиться решительного воздействия на исход сражения. Часть орудий остается в общем резерве. В некоторых случаях допускалось не распределять орудия по боевым участкам, а сосредотачивать на отдельных позициях – на т. н. артиллерийских участках.
Конная артиллерия должна занимать позиции преимущественно вне фланга атакующей конницы и возможно дальше впереди такого фланга. Если ушедшая вперед кавалерия закроет цель, конная артиллерия должна переключиться на вражеские резервы либо, сменив позицию, продолжить огонь по боевым порядкам противника, а в случае неудачи — прикрыть отступление своей конницы.

Мортирные дивизионы и тяжелая полевая артиллерия, входящие в состав армейского корпуса, также могли вводиться в состав боевых участков частей и соединений либо оставались в распоряжении корпусного командования. Главное требование при применении тяжелой артиллерии – массирование ее огня.
Уже в довоенных наставлениях указывалось, что, в зависимости от обстановки, управление огнем всей артиллерии или артиллерии нескольких боевых участков может быть сосредоточено в руках «старшего артиллерийского начальника». Речь шла о введении института инспектора артиллерии, сосредотачивающего в своих руках руководство всеми артиллерийскими частями на соответствующей позиции. К осмыслению данной ситуации союзники и противники России пришли позже.

2. Ураганный огонь артиллерии
Для лучшего поражения целей артиллерийскую группировку рекомендовалось размещать таким образом, чтобы иметь возможность обстреливать противника фланговым огнем.
Уже с самого начала войны, в отличие от своих противников, русские артиллеристы могли вести огонь с любых позиций – закрытых, полузакрытых и открытых. Так, первые же бои 1914 года в Восточной Пруссии и Галиции проиллюстрировали умение русской артиллерии вести огонь с закрытых позиций. Дуэли батарей, действовавших с открытых позиций, заканчивались также в основном в пользу русских артиллеристов.

3. Мортирная батарея в бою
Очевидец, характеризуя наступление русской 42-й пехотной дивизии, отмечал как очень быстро сосредоточенным огнем русские батареи заставили замолкнуть часть батарей противника. А в дальнейшем австрийские пленные офицеры говорили о том, как они были потрясены точностью ведения огня русской батареи по их батареям, находящимся на закрытых позициях . И такие характеристики, сообщавшие о превосходстве русских артиллеристов над артиллеристами противника, не исключение – ими наполнены воспоминания не только русских, но и германских и австрийских фронтовиков.
Все же основной целью артиллеристов в 1914 г. была вражеская пехота. Участник боя в Галиции, описывая увиденную им картину работы русской артиллерии, отмечал, что все видимые раны у австрийцев — исключительно от артогня. Стояли зарядные ящики с выбитыми запряжками, лежала целая цепь скошенной пехоты — и ее многие принимали за живую .
Во время Галицийской битвы русские артиллеристы, в отличие от австрийских коллег, деятельно помогали пехоте. И действия артиллерии стали важнейшим фактором этой стратегической победы. Например, когда 13 августа на участке 47-й пехотной дивизии началась серия мощных атак противника, русские артиллеристы сорвали вражеское наступление – врагу был нанесен урон, замедлен наступательный темп. В итоге русская пехота при поддержке артиллерии вышла победителем, навалив «целые стога австрийцев» .
Фронтовик, вспоминая о сражениях в Восточной Пруссии, отмечал, как в ходе ваплицкого боя русские батареи открыли огонь по наступающей германской пехоте. Группы немецких стрелков, то ложившихся, то поднимавшихся с земли, тонули в облаках шрапнельных разрывов. После того как рассеялись клубы дыма, обнаружились лишь тела погибших и еще копошившихся раненых – лишь последних было до 400 человек .


4. Разбитые русской артиллерией германские окопы
Даже имевшегося сравнительно небольшого количества артиллерии, которым обладала русская армия в 1914 г., было достаточно для того, чтобы одержать победы во многих знаковых сражениях. Например, объем огневых средств русских войск в сражении на Гнилой Липе, не превышал 2000 винтовок, 12-16 пулеметов и 10-15 орудий на километр фронта. Этого оказывалось достаточно для создания огневого превосходства над противником. Разрыв 76-мм снаряда накрывал 15-метровую площадь – а т. к. русская 3-дюймовка давала 6 выстрелов в минуту, то 48 пушек пехотной дивизии были в состоянии истребить все живое почти на километровой площади. В сфере досягаемости полевых орудий все, что не скрывалось под землю или за складками местности, уничтожалось — даже окопавшиеся пулеметы. Можно вспомнить наиболее известные факты, характеризующие огневые победы русской артиллерии – такие как разгром германской 35-й пехотной дивизии под Гумбинненом (отличилась 27-я артиллерийская бригада), германской 87-й бригады 17-го армейского корпуса у Соденена (отличилась артиллерия 25-й пехотной дивизии) и т. п. Русская армия почувствовала, в свою очередь, на себе всю силу огня тяжелой артиллерии немцев – можно вспомнить например, судьбу русской 24-й пехотной дивизии, расстрелянной артиллерией (30 орудий на километр фронта) германского 1-го армейского корпуса у Сольдау.
Действие по открытым целям русской 3-дюймовой шрапнели было ужасным. А одна 8-ми орудийная легкая батарея за несколько минут могла в буквальном смысле слова уничтожить пехотный батальон или кавалерийский полк. Офицер, вспоминая увиденное им в мае 1915 г. в бою у сел. Радымно, писал как австро-германская пехота целыми рядами, «как под острием косы», ложилась под огнем русской артиллерии. Последняя же покрывала все видимое пространство сплошным слоем стали – уничтожала людей, сравнивала с землей окопы, полностью изменяя даже местность. Орудийный рев сливался в жуткий непрерывный гул .

5. Подготовка снаряда перед заряжанием орудия
Но полевая пушка была слаба для уничтожения укрепленных целей. В боекомплект полевой 76-мм пушки кроме шрапнели входила и фугасная граната. Попавшие под воздействие гранаты люди превращались в решето, пробивалось и большинство построек (в т. ч. каменные). Но граната оказалась слабоватой для разрушения бетонных и земляных укрытий.
Причем и тяжелая 42-линейная (107-мм) пушка, значительно превосходя германские и австрийские аналоги по своей меткости, настильности траектории, дальнобойности (10 км шрапнелью и 12 км гранатой) и поражаемой площади (на средних дистанциях в 4-5 км — около 1 км в глубину) также была слаба в действиях против укрытий.
Здесь требовалась гаубичная артиллерия. Гаубица как раз и была предназначена для разрушения земляных и иных укрытий – фугасное действие гаубичного снаряда (бомбы) было более мощным. Гаубичная шрапнель использовалась для уничтожения закрытых целей, занимавших более широкий участок. По дальности ведения огня (более 7 км) русская 122-мм гаубица являлась в своем классе наиболее дальнобойной, уступая по скорострельности лишь французской «однокласснице».


6. Замаскированные орудия на позиции
Мортирные (гаубичные) батареи следовало использовать для уничтожения закрытых целей, артиллерии и пехоты в окопах; пехоты в населенных пунктах и в лесу, разрушения опорных пунктов.


7., 8. Мортирные батареи во время боя
Тяжелая полевая артиллерия применялась для разрушения прочных и особо прочных целей (укреплений, казематов и пр.), для поражения с дальнего расстояния сосредоточенных на незначительном пространстве войск противника, а также войсковых колонн.
9. Тяжелая батарея на позиции
Представлялось целесообразным комбинированное применение легкой и тяжелой артиллерии.
В наступлении артиллерия сосредотачивает огонь как можно большего числа стволов по войскам и опорным пунктам противника на атакуемом участке, по резервам, ведет контрбатарейную борьбу.
В обороне артиллерия, действуя преимущественно с закрытых позиций, сосредотачивает огонь по важнейшим подступам к линии обороны своих войск, особое внимание уделяя укрытиям и мертвому пространству перед оборонительными рубежами.
Окончание следует

Бог войны

Главная » Подвиги в наследство » 2020 » Бог войны

Вахта Памяти-75 (в честь юбилея Великой Победы советского народа в Великой Отечественной войне): день двадцатый.

Ежедневно в РГК и соцсетях я публикую материалы о самом масштабном и значимом событии не только ушедшего ХХ века, но и всей человеческой цивилизации. Сегодняшние мой рассказ о Боге войны – артиллерии.

Случайно наткнулся в соцсетях на спор о том, кто впервые определил артиллерию «Богом войны». Раньше искренне полагал, что это слова И.Сталина, сказанные им 5 мая 1941 года на приёме в честь выпускников академии Красной Армии. Во всяком случае, в передовице «Правды» так и написано: «Артиллерия — бог современной войны!»,- сказал товарищ Сталин». Но мне доказывают, что впервые «богом войны» артиллерию нарёк французский генерал Жан Батист Вакетт де Грибоваль. Ну что ж, бог с ним, с Грибовалем. Тем более, что для меня куда важнее понять, почему именно этот род войск, а не какой-либо иной, вознесён столь высоко в людском сознании, в военной шкале приоритетов и ценностей. Почему ещё солдаты Суворова распевали на марше: «Солдатушки, бравы ребятушки, а кто ваши жёны?/ Наши жены — пушки заряжёны, вот кто наши жены»? А ещё несколькими столетиями раньше византийский философ Михаил Критовул, описывая осаду Константинополя турками, кратко подытожил: «Пушки решили всё». И почему на французских пушках времён Людовика XIV было выбито: «Ultima Ratio Regum» — последний довод королей? А на итальянских королевских пушках значился другой, куда более грозный девиз: «Dio mel’ ha data guata hila toc» — «Бог дал её мне. Горе тому, кто её тронет».

Дальше буду по-телеграфному краток, ибо при всём желании не сумею обнародовать весь тот нарратив, собранный мной и прославляющий «Бога войны» — артиллерию. Приведённые цитаты не дадут, разумеется, исчерпывающего ответа на поставленный вопрос, но, думается, что приблизят к его пониманию существенно. Итак.
«Артиллерия придает величие тому, что иначе было бы вульгарной бойней. Я ничего так не боюсь, как русских пушек». Фридрих Великий.
«Законное правительство — то, у которого превосходство в артиллерии». К.Чапек.
«Чем тяжелее бои и чем дольше война, тем больше пехота, да и вся армия, полагается на артиллерию». Фельдмаршал Б.Монтгомери.
«Ведь наша любовь — это пушки, и пушки верны в боях!/ Не хватайся за меч, не пытайся утечь, нет от пушек спасенья никак!» Р.Киплинг.
«Они должны были бы помочь нам, восемнадцатилетним, войти в пору зрелости, в мир труда, долга, культуры и прогресса, стать посредниками между нами и нашим будущим. Признавая их авторитет, мы мысленно связывали с этим понятием знание жизни и дальновидность. Первый же артиллерийский обстрел раскрыл перед нами наше заблуждение, и под этим огнем рухнуло то мировоззрение, которое они нам прививали». Эрих Мария Ремарк.
«Скажу без всяких преувеличений: артиллеристы были наиболее образованной и передовой частью русской армии. Офицеры имели обширные знания не только в своём деле, но и в различных областях науки, особенно в математике и химии. Рядовые набирались из наиболее грамотных и толковых людей. Общая работа по овладению сложной техникой артиллерии, где каждое орудие представляет собой своеобразный производственный агрегат, вырабатывала у солдат дух коллективизма, товарищеской спайки и взаимной поддержки. Недаром же среди многих из них было распространено мнение, будто слово «артиллерия» (его произносили «артелерия») происходит от того, что артиллеристы работают у своего орудия «артелью». Конструктор В.Грабин.
«Не расскажешь, не опишешь,
Что за жизнь, когда в бою
За чужим огнем расслышишь
Артиллерию свою.
Воздух круто завивая,
С недалекой огневой
Ахнет, ахнет полковая,
Запоет над головой.
А с позиций отдаленных,
Сразу будто бы не в лад,
Ухнет вдруг дивизионной
Доброй матушки снаряд.
И пойдет, пойдет на славу,
Как из горна, жаром дуть,
С воем, с визгом шепелявым
Расчищать пехоте путь».
«Пушки к бою едут задом».
А.Твардовский.
«При двухстах орудиях на километр фронта о противнике не спрашивают и не докладывают, а только доносят, до какого рубежа дошли наши наступающие части». Маршал К.Москаленко.
«Не мне вам говорить, кто выиграл войну. Вы сами знаете, что артиллерия». Генерал Д.Паттон.
«Чем слабее пехота, тем больше ей нужно артиллерии. Американской пехоте нужна вся артиллерия, какая есть в наличии». Офицер Франции -генералу Паттону.
«Горит в сердцах у нас любовь к земле родимой,
Идем мы в смертный бой за честь родной страны.
Пылают города, охваченные дымом,
Гремит в седых лесах суровый бог войны.
Артиллеристы, Сталин дал приказ!
Артиллеристы, зовет Отчизна нас!
Из сотен тысяч батарей
За слезы наших матерей,
За нашу Родину — огонь! Огонь!»
В. Гусев.
«Из сотен тысяч батарей» — это очень точно сказано в «Песне артиллеристов».
В довоенные годы в Советском Союзе были предприняты беспрецедентно огромные усилия для развития артиллерии. В авральном порядке строились новые и реконструировались старые артиллерийские заводы, создавались артиллерийские конструкторские бюро и военные училища. По числу орудий и минометов на начало войны СССР превосходил Германию и ее сателлитов в пропорции: 117,6 тыс. против 100,7 тыс. (в вермахте — 71,5 тыс.). Приграничные округа были укомплектованы орудиями практически до штатных норм. В артиллерийских частях служили весьма квалифицированные кадры. Ещё в первые весенние месяцы 1941 года началось формирование десяти противотанковых артиллерийских бригад. Они сыграли исключительно важную роль при отражении массированных танковых атак противника. Однако полностью укомплектовать те бригады к началу войны не удалось. Тем не менее, с уверенность можно утверждать: если бы не противотанковая артиллерия, немцы на месяц быстрее бы продвинулись к Москве.
По тактико-техническим характеристикам (ТТХ) советская артиллерия не уступала германской, а по многим показателям и превосходила её. При всём том надо признать: советская артиллерия не всегда отвечала требованиям именно современной войны. Во многом это произошло потому, что начальник Главного артиллерийского управления (ГАУ) Маршал Г.Кулик недооценивал значение новейших образцов артиллерийско-минометного вооружения. К примеру, решение о срочном серийном производстве реактивных установок «катюша» он принял только в июне 1941 года. К моменту нападения Германии он не сумел обеспечить нужную численность артиллерии Резерва Главного командования (РГК). В артиллерийских частях, опять же, из-за личных просчётов и даже халатности Григория Ивановича не набралось в достаточном количестве 82 и 120-мм минометных мин. В Красной Армии остро недоставало инженерного оборудования, средств связи, ремонта и транспортной техники.
Но как бы там ни было, войну мы встретили с орудиями войсковой артиллерии калибра 45, 76, 122 и 152 мм, с минометами 82 и 120 мм. Артиллерия РГК располагала пушками, гаубицами, мортирами калибра от 152 до 305 мм, а также реактивными установками «катюша». С июля 1941 по декабрь 1944 года оборонная промышленность СССР изготовила 10 114 самоходных многозарядных пусковых установок. В том числе: 2 086 единиц — БМ-8, 6844 единиц — БМ-13 и 1184 единиц — БМ-31-12. Промышленность для них изготовила более 12 570 000 реактивных снарядов всех типов и калибров, из которых было израсходовано в ходе боевых действий более 7 487 000.
Зенитные части были вооружены 25, 37, 76 и 85-мм орудия. Правда, в сухопутных соединениях зенитного вооружения крайне недоставало. Всё это стало причиной больших потерь в живой силе и технике от налетов вражеской авиации в начале боевых действий. С учётом значительного урона РККА в авиации и танках, именно на артиллерию легла основная тяжесть прикрытия огнем стрелковых войск. Советская артиллерия, не смотря на так называемый «снарядный голод» — промышленность не поспевала – всё же во многом обеспечила успех в битве за столицу.
Трудности первых дней войны в обеспечении воюющих частей артиллерией и боеприпасами были невероятными, в нашем нынешнем понимании просто невообразимыми. Но, не смотря ни на что, советский тыл справился с практически нерешаемыми задачами. Неоценимый вклад в производство артиллерийских систем, в обеспечение армии современными орудиями внесли нарком вооружения Д.Устинов, нарком боеприпасов Б.Ванников, начальник Главного артиллерийского управления Н.Яковлев. Талантливые конструкторы такие как И.Иванов, В.Грабин и другие разработали новые 45, 57, 76 и 100-мм пушки, 152-мм гаубицу, 160-мм миномет. В зенитные части поступили 85-мм пушки, новые приборы управления огнем, радиолокационные станции. Смерчеподобные залпы огня «катюш» вынудили германское командование наладить производство собственных реактивных шестиствольных минометов. Они значительно уступали по огневой мощи советским реактивным установкам. А вот некоторые образцы германских полевых и зенитных орудий, к примеру, 88-мм пушка, превосходили советские аналоги по дальности стрельбы и скорострельности.
В целом к концу войны советская артиллерия практически по всем сравнительным характеристикам превзошла артиллерию немецкую. Общая численность её стволов увеличилась в 5 раз. Штатное комплектование орудий и минометов на одну стрелковую дивизию доведено до 196 единиц. Если в контрнаступлении Красной Армии на Курской дуге участвовало 36 тысяч орудий, минометов и реактивных установок, то в Берлинской наступательной операции их было уже 42 тысячи.
Вот как раз на Курской дуге принял боевое крещение и мой тесть старший лейтенант Кирилл Васильевич Беляева. Командовал он ротой батальонных миномётов (шесть стволов) весной 1943 года. На Курской тестя впервые и ранило. Не сильно, правда, но с жизнью мог распрощаться элементарно. Присыпанный землёй ротный медленно истекал кровью. Его случайно обнаружил солдат трофейного подразделения. Сделали переливание крови, поставили на ноги. Свою первую роту Беляеву пришлось доукомплектовывать ровно наполовину. «Бойцы мои хорошо стреляли. Две — три – мины и цель обязательно накроют. Но ведь и их немцы засекали. Миномёты — «карманная артиллерия» комбата. Для ближнего боя. Максимум на три километра мы стреляли. Значит, и нас прицельно расстреливали. Поэтому от Курской дуги до Карпатских гор я одиннадцать раз пополнял роту. Четыре раза набирал личный состав полностью» — «А почему отечественные батальонные миномёты имели диаметр 82 миллиметра?» — «Потому что наши конструкторы ушлые мужики были. Иностранные 81-миллиметровые мины мы могли использовать, а они наши – хренушки».
В Карпатах Кирилл Васильевич получил ранение, несовместимое с дальнейшей боевой службой. Очень крупный осколок снаряда, пробил его навылет. Под правой лопаткой образовалась дырка, величиной с ладонь. Рана потом заросла какой-то нечеловеческой чёрной шерстью, хотя тесть мой северянин был русым. И до самой смерти, бедолага, сильно стеснялся своего редкого фронтового увечья.
После войны капитан Беляев командовал военной строительной ротой. Из одиннадцати военных аэродромов нашего приграничного Бакинского округа ПВО он со своими солдатами построил шесть. В этом я доподлинно убеждался, бывая на тех аэродромах. У военных строителей существовала традиция: расписываться на правой угловой (по розе ветров) бетонной плите взлётно-посадочной полосы. Фамилия «Беляев» всегда стояла первой.
«Кирилл Васильевич, а что для вас было самым тяжёлым на той войне?» — «Людей хоронить. Ко всему остальному привыкаешь запросто. Я, например, за всю войну ни разу не грипповал. А сейчас, видишь, как болячки преследуют». (Помимо прочих недомоганий, спровоцированных тремя фронтовыми ранениями, тесть перенёс ещё и два инфаркта).
В 1956 году по хрущёвской придури тестя выкинули из кадров, не дав ему дослужить до военной пенсии ровно двух месяцев. Моей жене Татьяне было два года. Кирилл Васильевич остался нормировщиком в своей же роте, а по существу – негласным заместителем всех восьми следующих после него командиров. Авторитетом у солдат-строителей фронтовик пользовался непререкаемым. Командование это знало и ценило его. Так в своём родном подразделении капитан запаса заработал ещё и гражданскую пенсию. Правда, за три месяца до смерти Кириллу Васильевичу офицерскую пенсию всё же дали…
А пару лет назад жена Татьяна зашла на сайт Министерства обороны РФ и обнаружила, что её отец, старший лейтенант Кирилл Васильевич Беляев совершил подвиг на Курской дуге и был награждён орденом Красной звезды. «Его рота 82 мм миномётов,- сказано в наградном листе,- в наступательном бою с 14 по 16 июля 1943 года подавила 10 огневых точек противника, уничтожила две большие группы автоматчиков и до взвода пехоты. Тов. Беляев сам корректировал огонь своих миномётов, определяя важность целей и без промаха их уничтожая». Спустя 70 лет награда нашла своего героя? Нет. Кирилл Васильевич покинул сей бренный мир 40 лет назад, так и не узнав о своём боевом ордене. Слава Богу, что мы нынче об этом знаем и помним героя-фронтовика – пехотного артиллериста. Вечная ему память!

19 ноября отмечают свой праздник артиллеристы. «Самовары», как нас называли другие войсковые соединения.
Давайте немного окунёмся в историю этого рода войск.

19 ноября в России отмечается День ракетных войск и артиллерии. В календаре праздничных дат дата 19 ноября была выбрана в связи с тем, что в 1942 году именно в этот день началась первая фаза контрнаступления Красной Армии под Сталинградом. С июля по ноябрь 1942 года продолжалась оборонительная операция, которая погасила наступательные порывы противника, измотала его и дала возможность советским войскам в сложных условиях всё-таки подготовиться к решающему удару. Важнейшую роль в операции контрнаступления сыграло использование против гитлеровских войск артиллерии, что в будущем и послужило основой для введения нового праздника в календарь воинских дат.
В 1944 году 19 ноября стало важной воинской датой – Днём артиллерии. Дополнение к этому празднику в виде ракетных войск появилось, по понятным причинам, позднее – в 1964 году.

19 ноября это официально установленная дата, но первое упоминание относится к 1389 году, когда при обороне Москвы от монгольского хана использовали первые орудия.
«Лета 6879 (1389) вывезли из немец на Русь арматы и стрельбу огненную, и от того часу уразумели из них стреляти.»

История артиллерии очень богата и обширна, писать о разных видах орудий и их создателях можно очень долго, так что я затрону этот вопрос лишь поверхностно.
Большую роль для данного рода войск сыграл Пётр 1. Он упорядочил войсковые соединения, определил количество орудийной прислуги, а так же придумал конную артиллерию, что сыграло большую роль в Северной войне.


Основная за­да­ча артиллерии – ог­не­вое по­ра­же­ние (по­дав­ле­ние, раз­ру­ше­ние) жи­вой си­лы, ог­не­вых средств, бое­вой тех­ни­ки, ин­же­нер­ных со­ору­же­ний про­тив­ни­ка, под­держ­ка об­ще­вой­ско­вых час­тей и со­еди­не­ний, в на­сту­п­ле­нии ис­поль­зу­ет­ся для ог­не­вой под­го­тов­ки и под­держ­ки ата­ки, ог­не­во­го со­про­во­ж­де­ния на­сту­п­ле­ния войск в глу­би­не обо­ро­ны про­тив­ни­ка, в обороне – для про­ве­де­ния кон­тр­под­го­тов­ки (с це­лью сры­ва ата­ки про­тив­ни­ка), от­ра­же­ния атак про­тив­ни­ка, под­держ­ки контр­атак сво­их войск и др. Огонь артиллерии по спо­со­бам под­го­тов­ки и ве­де­ния, так­ти­че­ско­му пред­на­зна­че­нию де­лит­ся на за­гра­ди­тель­ный, со­сре­до­то­чен­ный, мас­си­ро­ван­ный, а так­же ог­не­вой вал и др. Эф­фек­тив­ность ог­ня обес­пе­чи­ва­ет­ся ра­бо­той ар­тил­ле­рий­ской раз­вед­ки, мас­си­ро­ва­ни­ем ог­ня на главном на­прав­ле­нии, со­сре­до­то­че­ни­ем по наи­бо­лее важ­ным це­лям, вне­зап­но­стью при­ме­не­ния .


Артиллерия классифицируется по различным признакам:
• по способу сообщения снаряду начальной скорости артиллерия подразделяется на ствольную и реактивную;
• устройству канала ствола — на нарезную и гладкоствольную;
• калибрам — на орудия малого, среднего и крупного калибра;
• месту действия и характеру целей — на наземную, зенитную, танковую, береговую, корабельную и горную;
• способу перевозки — на буксируемую, самоходную и вьючную;
• организационной принадлежности — на войсковую, которая подразделяется на батальонную, полковую, бригадную и дивизионную.
Ствольная артиллерия подразделяется на следующие основные типы орудий:
• пушки;
• гаубицы;
• минометы.
На вооружении подразделений войсковой наземной артиллерии имеются также боевые машины реактивной артиллерии и установки ПТУР.

Давайте разберём состав артиллерийской части, как я его помню.
Дивизион.
Сама часть, которая включает в себя три батареи, взвод артиллерийской разведки, автовзвод, взвод материального обеспечения и медицинский взвод.
Батареи состоят из 6 орудий. Три орудия- это взвод, соответственно каждая батарея состоит из двух взводов. Ну и самая маленькая часть — это орудие.
В зависимости от подразделения, реактивная артиллерия, самоходная или другие, орудие обслуживают от 2 до восьми человек.

Я служил на этой малышке)))
122 -миллиметровая гаубица Д 30.
Расчёт для неё состоял из 7-ми человек.
Командир орудия.
Наводчик (первый номер расчета) — работает на прицельных устройствах, а также проводит горизонтальное и вертикальное наведение с помощью поворотного и подъемного механизмов; замковый (второй номер расчета) — открывает и закрывает затвор, а также следит за откатом ствола; заряжающий (третий номер расчета) — заряжает систему зарядом и снарядом; установщик (четвертый номер расчета) — согласно команде командира орудия переводит взрыватель в положение «осколочный» или «фугасный» с помощью специального ключа; зарядный (пятый номер расчета) — складывает заряды и собирает неизрасходованные пучки пороха, складывая их в ящики; снарядный (шестой номер расчета) — подносит снаряды при стрельбе и собирает стреляные гильзы после стрельбы, складывая их в ящики.
Есть ещё водитель тягача, прикреплённого к орудию, но он не входит в номер расчёта. Хотя и командир орудия не считается за номер. Но в боевых условиях они должны помогать номерам, подносить снаряды и прочее.
Хотя нам никто не помогал, даже не смотря на то, что был постоянный недобор и номеров всегда было не больше четырёх человек на орудии.

Снаряд, для этой гаубицы состоит из двух частей, непосредственно из самого снаряда и заряда. В заряде определённое количество пороха, который находится в мешочках. Убирая часть пороха можно регулировать дальность полёта снаряда. вот этим и занимается пятый номер расчёта.
А чтобы снаряд встал в нарезы в стволе, использовали досыльник. Это чтоб руку в ствол не совать. Досыльник это такая палка, чем то напоминает бейсбольную биту, вот ей снаряд и досылали. (Для обучения тоже подходит, особенно если сильно тупишь при стрельбах. Да, жопа до сих пор помнит)))

Этим занимается третий номер.
Увы, фото досыльника я не нашёл. Надеюсь объяснил более менее понятно.
Ну и напоследок расскажу одну артиллерийскую традицию.
Откуда она берёт корни я не знаю и информации про это не нашёл, может плохо искал…
Новичок не считается полноценным артиллеристом, пока не сделает первый выстрел из орудия. После выстрела берётся сажа из ствола или гильзы и рисуются усы. С этими усами он должен ходить сутки. Считается что только после этого он прошёл посвящение.
Вот пожалуй и всё.
Сильно не пинайте если получилось неполно и немного сумбурно)))
Всех артиллеристов с праздником!
p.s.: И стекольщиков тоже.