Аракчеев и худяков

Дело лейтенанта Аракчеева

Рассматриваемые события произошли в Чечне в 2003-ем году. К этому времени основные боевые действия уже переместились в Шатойский, Веденский и Ножай-Юртовский горные районы. Но боевики появлялись и в округе Грозного. Уличные бои сменились минно-взрывной, партизанской войной, в которую было втянуто местное население. В условиях нищеты и разрухи за сотню американских долларов отыскивалось немало желающих установить фугас или мину у дороги. В те страшные дни постоянно случались подрывы зданий, техники, военных колонн и отдельных людей. По статистике только за 2002-ой год в Чеченской столице произошло более семидесяти терактов. Саперы ценились на вес золота, ведь их умения спасали жизни другим, зачастую совершенно не известным им людям. Ежедневно, растянувшись в цепочку, отважные люди с щупами и металлоискателями обследовали каждую кочку и каждый кустик. Для работы им требовалось полная концентрация, абсолютное спокойствие. Не дай бог занервничать и пропустить произошедшие за ночь изменения. Доверять аппаратуре тоже было нельзя, после окончания военных действий в Чечне осталось столько железа, что металлоискатели звенят практически непрерывно. В местах, где можно заложить фугас, саперы оставляли незаметные метки. Периодически специалисты группы инженерной разведки находили смертоносные «подарочки». Приходилось, рискуя жизнью, устанавливать накладной заряд и подрывать их. И так каждый день, разумеется, без выходных и праздников…

Сергей Владимирович Аракчеев появился на свет 6 июля 1981-го года в деревне Рождествено, расположенной во Владимирской области. Закончив восемь классов сельской школы, Сергей поступил в ПТУ в Нижнем Новгороде. После училища зарабатывал на жизнь простым сварщиком, пока его не забрали в армию. Служба в Вооруженных силах нашей страны пришлась по душе молодому парню, и он остался на контрактной основе. В 2002-ом году Сергей успешно закончил Северо-Кавказский Военно-командный Краснознаменный институт Внутренних войск МВД России во Владикавказе. Службу проходил под Москвой в дивизии внутренних войск им. Дзержинского.
20 июня 2002-го года вместе с полком дивизии Сергей был командирован в Чечню в составе инженерно-сапёрной роты. Он вполне мог отказаться от поездки, но не захотел оставлять своих бойцов одних и написал рапорт. Подразделение, находящееся под его руководством, специализировалось на разминировании дорог. За неполные восемь месяцев службы на вверенном ему маршруте не произошло ни одного подрыва. Сергей Аракчеев вместе со своими людьми нашел и обезвредил более тридцати взрывных устройств от обычных растяжек до целых связок 152-мм артиллерийских снарядов, обладающих огромной разрушительной силой. Сергей был награждён медалями «За воинскую доблесть» и «За ратную доблесть», медалью Суворова. Также он являлся обладателем наградного кинжала, врученного лично командиром дивизии. Спустя несколько дней после возвращения из командировки Сергей Аракчеев и Евгений Худяков, старший лейтенант, разведчик из той же дивизии, были обвинены в убийстве трех мирных жителей Чеченской Республики.

7 июня 2012 года в исправительной колонии №3 УФСИН России по Рязанской области состоялось торжественное награждение осужденного Сергея Владимировича Аракчеева наградным «Серебряным крестом». Вручал награду председатель Общественной наблюдательной комиссии по Рязанской области Виктор Федорович Боборыкин от имени Русской Православной церкви и Всероссийской общественной организации «Боевое братство»
Процесс по этому делу шел пять лет. В это же время судили нескольких человек из спецназа ГРУ во главе с капитаном Ульманом. И в том, и в этом деле, не найдя веских доводов для обвинения, присяжные дважды оправдывали офицеров. В обоих случаях состоялся решающий третий суд без коллегии присяжных. И результат также был одинаков – обвинительный приговор с длительным сроком заключения. Достаточно много параллелей, кроме одного момента. Спецназовцы Ульмана не отрицали факта убийства чеченцев, выполняя приказ в ходе боевой операции. С. Аракчеев и Е. Худяков свою вину так и не признали. Так что же случилось зимой 2003-го года в окрестностях города Грозный?
15 января два человека в закрывающих лица черных масках на бронетранспортере остановили старую «Волгу», в которой находились местные жители – четыре женщины и некий гражданин Юнусов. Отпустив женщин на все четыре стороны, они посадили шофера в десантное отделение БТРа с затертыми номерами и расстреляли «Волгу». Свернув на дорогу к аэродрому «Северный», уже через несколько минут неизвестные точно так же остановили «КамАЗ». Находившихся внутри троих мужчин расстреляли в упор, а грузовик подорвали. После этого убийцы, не снимая масок, полночи мучили захваченного водителя «Волги» Юнусова, а ближе к утру, по неизвестным причинам оставив в живых, оставили рядом с расстрелянной «Волгой». Действительно ужасное по своей жестокости и бессмысленности преступление.
Уголовное дело было возбуждено прокуратурой города Грозный 16 января 2003-го года после того, как старший участковый Грозненского РОВД майор милиции Супрядкин обнаружил сгоревший КАМАЗ и три трупа. А 17 марта этого же года в дивизию им. Дзержинского Сергею Аракчееву пришла просьба отправиться в Ханкалу в качестве свидетеля по делу убийства гражданских лиц. Однако по прибытию в город Сергея сразу же арестовали. Сторону обвинения представлял правозащитник из Чечни Минкаил Эжиев. Родственники погибших приняли решение на суде не появляться. Эжиев был уверен в том, что мирных жителей убили Аракчеев и Худяков. Причем сделали это в состоянии алкогольного опьянения, мстя за гибель своих боевых товарищей. Со слов стороны обвинения Аракчеев и Худяков выводили мужчин из машины, приказывали им лечь и расстреливали в упор. Поскольку Сергей был сапером, то «КамАЗ» он решил взорвать. После этого они всю ночь измывались над водителем «Волги», а потом избитого и с простреленными ногами выбросили на дороге. Его случайно нашла прочесывавшая район милиция, поднятая по тревоге спасшимися женщинами, оказавшимися родственницами пропавшего
На справедливый вопрос – откуда известны такие подробные детали кровавых похождений русских солдат – Минкаил Эжиев ссылался на свидетельские показания. На предварительном следствии все лица, дающие показания против Аракчеева и Худякова, рассказывали одну и ту же хорошо вызубренную историю. Даже незначительные подробности были одинаковы. А напечатанные на компьютере рассказы «очевидцев» совпадали вплоть до грамматических и орфографических ошибок. Уже потом практически все солдаты заявили, что давали показания под давлением и отказались от них. Угрозы были действительно страшные, бойцов обещали отправить в камеру к ваххабитам, а также сообщить боевикам адреса родных и близких. Несмотря на это, к первому процессу сторона обвинения располагала показаниями лишь двух свидетелей.

Коллегию присяжных заседателей сформировали к 11 февраля 2004-го года, а 28 июня она вынесла оправдательный приговор, на основании которого Северо-Кавказский окружной военный суд освободил Сергея Аракчеева. И вот тут началось самое интересное. 11 ноября 2004-го Военная коллегия Верховного Суда Российской Федерации отменила оправдательный приговор. Основанием послужило то, что десять из двенадцати членов коллегии значились в списках присяжных заседателей на 2003-ий год, а дело рассматривалось в 2004-ом.
Дмитрий Рогозин отмечал: «Даже представить себе сложно, к каким отрицательным последствиям в психологии офицеров России привели принятые решения по Ульману и Аракчееву. Теперь каждый профессиональный военный задумается, стоит ли ему участвовать в той или иной военной операции, стоит ли использовать оружие против боевиков, стоит ли ему вообще защищать Отечество. А все потому, что каждый из них может потом оказаться сначала в зале суда, а потом за решеткой».
4 апреля 2005-го года была сформирована вторая коллегия присяжных заседателей, и суд заново приступил к работе. Необходимо добавить, что вторую группу присяжных собирали из представителей коренных народов, населяющих Кавказ. Русские фамилии специально вычеркивались из списка в семьдесят человек. В итоге 6 октября этого же года, Худяков и Аракчеев вновь были признаны невиноватыми в совершенном преступлении. Мнения членов коллегии разделились, однако за невиновность по сравнению с первым судом проголосовало на одного человека больше. 12 октября 2005-го Сергей Аракчеев снова был оправдан Северо-Кавказским окружным военным судом. Очевидно, кого-то это сильно не устраивало, потому что 25 апреля 2006-го года и это «неугодное» решение было отменено Военной коллегией. Учитывая несговорчивость присяжных заседателей, на этот раз процесс было решено провести без них. Теперь рассмотреть дело брались трое судей Северо-Кавказского окружного военного суда во главе с В.Е. Цибульником, закончившим в прошлом Свердловское танко-артиллерийское училище. К этому времени всем стало ясно, что сочувствия от властей ждать не стоит. Судить офицеров будут до «победного конца».
Незадолго до оглашения вердикта Сергей Аракчеев сказал одному корреспонденту: «Сначала на нас, как на подопытных животных, испытали суд присяжных. А поскольку он не вынес нужного приговора, то его отменили, другим способом пытаясь выяснить обстоятельства, которые им нужны. В этом деле нам всячески заламывали руки. Мы же сумели объективно доказать свою невиновность и хотели выйти на след настоящих убийц, но нам почти во всем отказали».
20 декабря начались предварительные слушания по делу, которые походили на заранее отрепетированный спектакль. Любые, даже явно надуманные доводы обвинения принимались безоговорочно, подсудимых же лишили минимальных законных требований о защите. Чтобы был понятен весь фарс этого «суда» стоит привести ряд приложенных к делу материалов.
Осмотр разложившихся тел производился спустя четыре месяца после похорон прямо в могилах в присутствии местных жителей. Вскрытия не было, однако, явно гениальные, медицинские эксперты сумели определить визуально не только причины смерти, но и калибр, и тип оружия. Заключения специализированной баллистической экспертизы из лаборатории в деле нет. Однако и это еще не все. Итоговый вердикт судмедэкспертов гласит о том, что в трупе одного из мужчин находится неизвлечённая пуля. Защита неоднократно предлагала провести повторную эксгумацию трупов с целью достать ее и сравнить с отстрелянными из автомата Аракчеева. Пуля могла пролить свет на очень многое в этом деле. Тем не менее, суд устроил настоящий спектакль. Автомат Аракчеева был признан изношенным и ржавым, а следовательно непригодным к исследованиям. Все силовые ведомства Чечни заявили, что не смогут обеспечивать безопасность лиц, проводящих эксгумацию, так как это действие противоречит нормам ислама. Судьи также проигнорировали тот факт, что по версии следствия Аракчеев убивал мирных жителей из автомата под номером 7982965. Оружие под этим номером попало даже в итоговое обвинительное заключение. Но такого автомата никогда не было не только у Сергея, но даже в его воинской части.
Кроме этого, судья Цыбульник посчитал убедительным заключение о подрыве КамАЗа, выданное местным «специалистом» (кстати, учителем труда по образованию) впервые в жизни проводившем взрывотехническую экспертизу. И это, несмотря на не найденные следы взрывчатых веществ, а также показания ведущего эксперта-взрывотехника России Кондратьева, утверждающего о невозможности подорвать грузовую машину указанным в деле способом. Надо сказать, суд в этом деле вообще не прибегал к помощи экспертов…
Алиби Сергея Аракчеева подтвердило около тридцати свидетелей. Среди них старшие офицеры, подполковники и полковники. Являясь единственным офицером-сапером воинской части 3186, он каждое утро со своей группой отправлялся в инженерную разведку, проверяя зону ответственности. Заменить его было нельзя. Представленные защитой журналы боевых действий и въезда-выезда с территории части боевой техники подтверждали невиновность Сергея. К тому же Аракчеев и Худяков в тот злополучный день находились в абсолютно разных районах Грозного. И никогда не были знакомы. Однако их воинская часть была ближе всего к тому месту, где нашли трупы. Кому-то очень хотелось сделать российских солдат крайними. А кто как не саперы и разведчики постоянно проезжали по этой дороге.
Являясь представителем России в НАТО, Дмитрий Рогозин так прокомментировал итоговое решение суда: «Приговор просто оскорбителен. Я уверен, что настоящие убийцы разгуливают на свободе. Они смеются над нашей прокуратурой, пошедшей по самому легкому пути. Ведь она нашла ближайшую воинскую часть и солдат, которые могли теоретически оказаться на месте преступления. Абсурд, что воюющую армию судят законами мирного времени».
Беспредел, творившийся в этом процессе, хорошо отражает один факт. Свидетель защиты, начштаба полка, где проходил службу Аракчеев, подполковник Новик встретился в зале суда с полковником Игорем Шаболтановым, являвшимся гособвинителем. В нем он узнал офицера, ранее приезжавшего к нему в часть, назвавшимся Шебяниным и предпринимавшим попытки запугать его, склонив к отказу от показаний. За подобное уголовно наказуемое деяние судьи ограничились лишь предупреждением обвинителю.
Зато В.Е. Цыбульник посчитал неоспоримыми показания свидетелей – пострадавшего Юнусова и Умантгериевой, положив их в основу обвинительного вердикта. Главное в этих показаниях заключалось в том, что эти граждане сумели опознать спустя полгода виденных ночью ранее незнакомых им людей в масках. Они признали Аракчеева по глазам, а Худякова по бровям! При этом Юнусов трижды пересказывал случившиеся события совершенно по-разному, пока, очевидно, его не заставили выучить «правильную» версию. Вольную трактовку фактов он объяснял «шоковым состоянием», которое, однако, никак не повлияло на сверхъестественные способности узнавать людей по бровям и глазам.
27 декабря 2007-го года В.Е. Цыбульник огласил свой приговор. Сергей Аракчеев получил пятнадцать лет в колонии строгого режима, куда отправился прямо из зала суда. Евгений Худяков не появился на оглашении приговора. За это он получил семнадцать лет и был объявлен в федеральный розыск. Напомню, что террористы, захватившие больницу в Буденновске, получили в среднем около девяти лет.

Давая интервью одному печатному изданию, адвокат Сергея Дмитрий Аграновский сказал следующее: «Во все времена и во всех странах военных почитали и относились к ним с большим уважением. По приговору судьи Евгении Худяков и Сергей Аракчеев лишаются всех боевых наград и воинских званий. А ведь Аракчеев не просто так получил свои медали. Он воевал, обезвреживал мины и фугасы, получил контузию. Вряд ли судья знает что-нибудь о настоящих взрывных устройствах. Получается, что те, кто, рискуя своей жизнью, защищают нашу страну, в отличие от любого гражданского лица, не имеют право на суд присяжных. Нет, так с военными нельзя обращаться!».
Последние годы семья Аракчеевых жила очень тяжело. Контракт Сергея закончился, но из-за следствия он не мог уйти из армии, да и кому нужен сотрудник, постоянно отъезжающий на судебные заседания. Многие люди из разных мест России переводили пожертвования. По рассказу жены Сергея Людмилы он никогда не рассматривал возможность побега, подобно группе Ульмана. В перерывах зачитывавшегося целых шесть часов приговора Аракчеев гулял на улице. Он уже понял окончательный вердикт, но бежать не хотел, не видел смысла, хотя некоторые люди предлагали помощь, даже уговаривали. Побег означал бы признание им своей вины, а он говорил: «Мне поломали пять лет жизни, я не хочу ее доламывать до конца».
Из последних слов в суде, сказанных Аракчеевым журналистам: «Я и не думаю сдаваться. Из тюрьмы буду добиваться справедливости, пока все не закончится. Я не виноват и никогда не примирюсь с предъявленными обвинениями. Буду вести борьбу до конца. Теперь это цель моей жизни. За мою семью, за будущих детей, за родных и родственников. Чтобы никто и никогда не говорил о том, что Сергей – убийца».
Грустно, что над таким явлением демократического общества, как суд присяжных, искренне поглумились. Среди военных ходит безрадостная шутка о том, что скоро вся отечественная милиция будет бегать за всей отечественной армией. После суда по стране прошли митинги в поддержку офицеров, а в Интернете до сих пор не стихают жаркие диспуты между правозащитниками и сторонниками осужденных ребят. 28 августа 2008-го года Военная коллегия Верховного Суда России отклонила кассационные жалобы защитников Аракчеева, оставив приговор без изменения. Летом 2010-го года в приемную президента нашей страны было передано письмо с просьбой отменить несправедливый приговор или хотя бы провести повторное расследование, подписанное более чем восемью тысячами человек. В октябре 2011-го года на экраны вышел двадцатиминутный документальный фильм «На мне крови нет», снятый на личные средства Игоря Виттеля. В нем Сергей, находящейся в колонии, с применением полиграфа рассказывает о своей жизни, службе и о подробностях судебного процесса.

Осужденный за убийство чеченцев Худяков пойман спустя 10 лет после приговора

Правообладатель иллюстрации Valery Matytsin/TASS Image caption Евгений Худяков после оглашения оправдательного приговора в октябре 2005 года

Бывшего офицера внутренних войск МВД России Евгения Худякова, заочно приговоренного к 17 годам колонии в 2007 году и скрывавшегося все это время, задержали, ознакомили с приговором и отправили в колонию.

Худякова и еще одного офицера Сергея Аракчеева обвиняли в убийстве чеченцев, Аракчеев уже отсидел срок.

Уголовное дело против Аракчеева и Худякова было возбуждено в 2003 году. Офицеров обвинили в убийстве троих жителей Чечни. На первых двух судебных процессах с участием присяжных они были оправданы.

Третий процесс прошел без присяжных и закончился в декабре 2007 года обвинительным приговором: Аракчеев получил 15 лет колонии строгого режима, Худяков — 17 лет. Аракчеев отправился в колонию, Худяков на оглашение приговора не явился (до приговора оба находились под подпиской о невыезде).

  • Осужденный за убийство чеченцев бывший офицер Аракчеев вышел по УДО
  • Суд отклонил жалобу Аракчеева, осужденного за убийства в Чечне
  • Осужденный за убийства в Чечне обратился к Путину

В итоге старший лейтенант Худяков был осужден заочно. До сих пор его местонахождение было неизвестно. В понедельник телеканал RT сообщил, что Худяков задержан.

«Евгений Худяков был этапирован к нам. Приговор приведен в исполнение, он отправлен отбывать наказание в места лишения свободы. Сейчас мы ждем документы из колонии о том, что Худяков доставлен на место отбывания наказания», — цитирует канал представителя Северо-Кавказского окружного военного суда, который выносил заочный приговор Худякову.

Издание «Медизона» уточняет, что бывший офицер внутренних войск, чье совместное с Аракчеевым дело стало одним из самых резонансных во время второй чеченской кампании, был задержан еще летом.

«Его задержали в конце августа на территории Владимирской области. Далее он был этапирован в Ростов, здесь он ознакомился с приговором. 21 сентября начали приводить приговор в исполнение. Куда направили, суд не знает», — сказала изданию пресс-секретарь Северо-Кавказского окружного военного суда Алена Катькайло.

В разговоре с Русской службой Би-би-си Катькайло уточнила, что приговор вступил в законную силу, поскольку не был обжалован. По ее словам, приговор «исполняется с 21 сентября». 17-летний срок будет исчисляться с момента его задержания — с 17 августа 2017 года.

Отвечая на вопрос, почему о задержании Худякова стало известно только сейчас, пресс-секретарь суда сказала: «Мы как суд исполняли рядовые действия. Кто-то из журналистов узнал и сегодня поднялась такая шумиха. Я не знаю, почему полиция, которая задерживала его, не пустила это все в СМИ».

Дело Аракчеева и Худякова

В январе этого года стало известно, что второй осужденный лейтенант Аракчеев, в 2007 году приговоренный к 15 годам, был освобожден условно-досрочно.

По версии следствия, в январе 15 января 2003 года Худяков и Аракчеев остановили в Грозном водителя «Волги» Шамиля Юнусова, отвезли в воинскую часть и пытали. После этого, как установили следователи, офицеры остановили грузовик «КамАЗ» с тремя местными жителями и убили их. Суд признал их виновными по статье об убийстве двух и более человек, а старшего лейтенанта Худякова также по статье о превышении полномочий.

Суд над Аракчеевым стал одним из немногих резонансных уголовных процессов в отношении российских военных, его ставили в один ряд с делом Юрия Буданова и Эдуарда Ульмана.

Как писал «Московский комсомолец», сообщая об УДО Аракчеева, выйдя на свободу, бывший военный «сразу же покинул страну, опасаясь расправы».

Полковник Юрий Буданов, который был осужден за убийство чеченской девушки на десять лет и ставший одним из символов второй чеченской кампании, также был освобожден по УДО, отсидев почти весь срок. В июне 2011 года он был застрелен в Москве.

Капитан спецназа ГРУ Эдуард Ульман, признанный в убийстве шести чеченцев, был оправдан присяжными, после чего пропал. В 2007 году он был заочно приговорен к 14 годам тюрьмы и объявлен в федеральный розыск.

Дело Лейтенанта С.Аракчеева

Лейтенант Аракчеев Сергей Владимирович, командир сапёрной роты дивизии Внутренних Войск им. Дзержинского. За время командировки в Чеченскую Республику разминировал более 25 взрывных устройств, награждён медалью Суворова, медалью «За воинскую доблесть», медалью «За ратную доблесть». Весной 2003 года лейтенант Аракчеев С.В. и старший лейтенант Худяков Е.С. были арестованы по подозрению в убийстве троих граждан ЧР. Суд присяжных дважды оправдывал их в связи с полной непричастностью к совершению данных преступлений. Оба раза оправдательные приговоры по формальным причинам были отменены.
ссылка: http://www.arakcheev.info/

Медведев пообещал вернуться к делу Сергея Аракчеева

Президент России Дмитрий Медведев пообещал вернуться к рассмотрению дела бывшего офицера Внутренних войск Сергея Аракчеева, в 2007 году приговоренного к 15 годам тюрьмы за убийство мирных жителей в Чечне. Об этом президент заявил 9 ноября в ходе встречи с представителями сетевых сообществ
ссылка: http://www.lenta.ru/news/2011/11/09/promise/

Осужденный за убийство чеченцев Сергей Аракчеев обратился к Путину

Бывший офицер российской армии Сергей Аракчеев, осужденный за убийство мирных чеченских жителей, записал видеообращение к премьер-министру РФ Владимиру Путину. Запись доступна на сайте защиты Аракчеева.
ссылка: http://lenta.ru/news/2011/06/15/arakcheev/

Бывшим боевикам из правительства Кадырова — амнистия, российским офицерам — тюрьма

Финальное заседание Северо-Кавказского окружного военного суда по громкому делу офицеров внутренних войск началось со скандала. Один из обвиняемых, Евгений Худяков, который вместе со своим товарищем Сергеем Аракчеевым подозревается в убийстве мирных чеченцев, не пришел на оглашение приговора. Впрочем, само это дело скандальное, практически не имеющее прецедентов: обвиняемых уже дважды оправдал суд присяжных. ссылка: http://www.compromat.ru/page_22011.htm

Поверхностный разбор

Президент Дмитрий Медведев в ходе встречи с сообществом интернет-блогеров заявил, что внимательнее ознакомится с делом осужденного на 15 лет за убийство чеченцев офицера МВД Сергея Аракчеева. Он пояснил, что «неглубоко представляет ситуацию». Об этом 9 ноября сообщает Газета.Ru.
ссылка: http://www.kasparov.ru/material.php?id=4EBA9673DA7CF

Однажды осуждены, дважды оправданы

По данным следствия, разведгруппа под командованием Евгения Худякова и Сергея Аракчеева в январе 2003 года в районе Грозного остановила автомобиль «КамАЗ», в котором ехали трое жителей селения Лаха-Варанды. Худяков, согласно данным следствия, вывел их из грузовика, приказал лечь на землю и убил выстрелами в голову. Как записано в материалах дела, затем спецназовцы, якобы для сокрытия улик, столкнули грузовик с трупами на обочину, облили бензином и подожгли. Паспорта убитых были уничтожены. Кроме того, как утверждает гособвинитель, по приказанию офицеров бойцы разведгруппы остановили автомобиль ГАЗ-3110. Худяков обыскал водителя, отобрал у него ценные вещи, а потом, согласно данным следствия, приказал отвезти в расположение части, где в спортзале сам провел допрос задержанного. И якобы сам трижды выстрелил ему в ногу. Однако прямых улик и свидетелей этих событий нет.
ссылка: http://kompromat.flb.ru/material1.phtml?id=7993

«Сергей Аракчеев невиновен»

Адвокат Сергея Аракчеева Дмитрий Аграновский дней пять назад в беседе с «Комсомолкой» пообещал обнародовать на этой неделе новые подробности, доказывающие невиновность своего клиента. И сдержал обещание.

Как выяснилось в среду, 10-го июня, в тот самый день, когда в Москве убили полковника Буданова, а Сергей Аракчеев записал свое обращение к Владимиру Путину с просьбой об объективном рассмотрении его дела, Аракчеев прошел психофизиологическое исследование на полиграфе — в просторечии, на детекторе лжи.
ссылка: http://kp.ru/daily/25707/908077/

Исследование на детекторе лжи подтвердило: Сергей Аракчеев невиновен!

Уголовное дело против офицера было возбуждено в 2003 году по обвинению служащих дивизии им. Дзержинского Внутренних войск МВД России Сергея Аракчеева и Евгения Худякова в убийстве троих жителей селения Лаха-Варанды. Дважды Аракчеева оправдывали суды присяжных. Наконец, профессиональный суд признал его виновным и приговорил к 15 годам строгого режима. Лейтенант Худяков после отмены приговора суда присяжных скрылся. Аракчеев себя виновным не признал.
ссылка: http://rod-ru.org/news171/

Бывший офицер Сергей Аракчеев, осужденный за убийство чеченцев, решил напомнить о себе

Он обратился к Владимиру Путину с просьбой разобраться в его деле, в котором, как он утверждает, много фальсификаций. Аракчеев записал видеообращение, которое доступно в Интернете. Аракчеев добавил, что по-прежнему ощущает себя офицером Российской армии и готов после полного оправдания служить на благо России.
ссылка: http://www.echo.msk.ru/news/784694-echo.html

Сергей Аракчеев просит помилования у Владимира Путина

Согласно материалам следствия, 15 января 2003 года бойцы под командованием Сергея Аракчеева и Евгения Худякова остановили на проселочной дороге неподалеку от Грозного автомобиль «Волга» и избили ее водителя Шамиля Юнусова. Затем, согласно приговору, офицеры в тот же день остановили «Камаз», а находившихся в нем троих жителей селения Лаха-Варанды они расстреляли, грузовик подорвали и сожгли. Военный суд приговорил офицеров к 15 и 17 годам колонии строгого режима соответственно.
Подробнее: http://kommersant.ru/doc/1660242

oper_1974

Прежний военнослужащий РФ Сергей Аракчеев, осужденный в 2007 году за убийство чеченцев, вышел на свободу. Ходатайство о его освобождении условно-досрочно в декабре 2016 года удовлетворил Борский городской суд Нижегородской области. Об этом сообщил РБК пресс-секретарь Нижегородского областного суда Валерий Лазарев.
«Ходатайство об УДО поступило в Борский городской суд 11 ноября 2016 года. С ходатайством обратился сам Аракчеев. 5 декабря оно было рассмотрено и удовлетворено. 16 декабря вступило в законную силу», — сказал представитель суда.
Аракчеев отбывал наказание в исправительной колонии N11 нижегородского управления ФСИН, расположенной в городе Бор. Надзиратели дали Аракчееву положительную характеристику, что увеличило его шансы на УДО, пишет «Московский комсомолец».
Когда информация об освобождении Аракчеева попала в прессу из анонимных источников, адвокат осужденного Дмитрий Аграновский отказался ее комментировать. А глава пресс-службы ФСИН Кристина Белоусова заявляла, что ведомство «не комментирует это дело».
По словам друзей Сергея Аракчеева, его освобождение скрывали, потому что осужденному за убийство чеченцев угрожает опасность. Бывший лейтенант «спешно покинул пределы родины, чтобы начать новую жизнь», отмечает «МК».
Напомним, в 2003 году лейтенант Сергей Аракчеев и его сослуживец старший лейтенант Евгений Худяков возглавляли группу разведчиков внутренних войск в Чечне. 15 января 2003 года спецназовцы поминали погибшего товарища.
Тогда случилась еще одна трагедия — неосторожным выстрелом один солдат смертельно ранил другого. Потом Аракчеев и Худяков, словно обезумев, метались в окрестностях Грозного на двух БТР. В другой версии их действия названы спецоперацией, проводившейся в районе грозненского аэропорта Северный.
Разведчики остановили автомобиль «Волга», в котором ехали несколько жителей Чечни. Военные отобрали у водителя Шамиля Юнусова документы и ценности, доставили его в часть и долго избивали, требуя, чтобы он сообщил о местонахождении боевиков. Худяков также трижды выстрелил Юнусову в ногу, писала «Независимая газета».
Затем разведчики на том же месте остановили «КамАЗ», в котором ехали чеченские строители Саид Янгулбаев, Абдулла Джамбеков и Нажмуди Хасанов. Старший лейтенант Худяков вывел их из грузовика и расстрелял, полагали следователи. Паспорта убитых военные уничтожили, а грузовик сожгли. Трупы и сожженный автомобиль впоследствии нашел участковый Юрий Супрядкин.
Первоначально в убийстве обвинялся только Худяков, а Аракчеев проходил по делу свидетелем. Потом обоим офицерам инкриминировали убийство двух и более лиц по предварительному сговору, из корыстных побуждений, по мотивам национальной ненависти или вражды. Также их обвиняли в разбое и превышении должностных полномочий с применением насилия и оружия.
Фигуранты добились суда с участием присяжных, которые в июне 2004 года вынесли им оправдательный вердикт. В том же году приговор Северо-Кавказского окружного военного суда, основанный на этом вердикте, был отменен, а дело отправили на новое рассмотрение. Спустя год присяжные снова оправдали офицеров, а Военная коллегия Верховного суда опять отменила приговор.
Отметим, что в ходе обоих разбирательств несколько свидетелей из числа сослуживцев подсудимых отказались от показаний, данных ими ранее. Например, рядовой Ермолаев рассказал присяжным, что его предыдущие показания являются вымыслом, так как давались якобы под моральным и физическим давлением.
«Меня неоднократно избивали, вызывали на допрос ночью, а следователь грозил посадить в клетку с чеченскими боевиками», — заявил в суде Ермолаев. По его словам, о «Волге», «КамАЗе» и убитых людях он услышал только от следователей.
Вместе с тем гособвинитель Александр Косинов объяснил изменение показаний желанием составить алиби своим сослуживцам. А адвокат потерпевших Людмила Тихомирова утверждала, что подсудимые расстреляли чеченских жителей не во время рейда против боевиков, а когда самовольно разъезжали по Грозному на бронетранспортере в нетрезвом виде.
Третий процесс проходил уже без присяжных. Худяков и Аракчеев получили 17 и 15 лет лишения свободы соответственно. Причем Худяков на оглашение приговора не явился и был объявлен в федеральный розыск. Офицеров также лишили воинских званий, а Аракчеева — еще и имеющейся у него государственной награды — «медали Суворова».

В августе 2016 года Аракчеева частично реабилитировали — с него сняли обвинения в разбое и превышении полномочий. Северо-Кавказский окружной военный суд присудил ему компенсацию в 500 тысяч рублей. Решение обжаловала прокуратура, и в результате размер компенсации снизили до 200 тысяч рублей.
Находясь в колонии, Аракчеев активно пытался заручиться поддержкой общественного мнения, собирая через личный сайт подписи в свою поддержку в интернете. Осужденный также обращался за помощью к тогдашнему президенту РФ Дмитрию Медведеву и главе правительства Владимиру Путину.
Про «дело Аракчеева» был снят документальный фильм «На мне крови нет» , в котором популяризировалась версия о его невиновности. Картина получила в 2011 году приз «За гуманизм киноискусства» на кинофестивале в Екатеринбурге.

Tags: криминал

Недавно в новостных сводках прошла скупая информация: арестован старший лейтенант Евгений Худяков. Кажется, новость эта не обратила на себя ничьего внимания. Может быть, оттого, что память наша слишком коротка, и сегодня лишь единицы вспомнят дело, которое 10 лет назад всколыхнуло всех русских патриотов. Дело Аракчеева и Худякова.
Как человек, имевший к этому делу непосредственное отношение, полагаю своим долгом напомнить краткую суть его.
В 2003-м г. в Чечне при неясных обстоятельствах погибли трое мирных жителей. В их убийстве были обвинены офицеры инженерно-сапёрной роты старший лейтенант Евгений Худяков и лейтенант Сергей Аракчеев, только что вернувшиеся из командировки в ЧР. Доказательств вины военнослужащих не было никаких, более того их алиби подтверждали многочисленные свидетели. Дабы не быть голословной, приведу список нарушений следствия и судопроизводства, которые составляла ещё несколько лет назад:
1. Алиби Аракчеева подтверждают: показания 32 свидетелей, приказы №016 и №017, журнал выхода машин
2. В Деле отсутствуют точные координаты места происшествия.
3. В Деле отсутствует научно обоснованная причина смерти потерпевших, так как, несмотря на ходатайства стороны защиты, вскрытие так и не было проведено.
4. На одежде трупов (если таковая была) не было обнаружено повреждений (в том числе и огнестрельных).
5. Одежда трупов была уничтожена сразу после осмотра.
6. Пять экспертиз подтвердили факт отсутствия на месте происшествия гильз, выстрелянных из автомата Аракчеева.
7. Факт якобы найденной на месте происшествия покрышки от БТРа был фальсифицирован.
8. Покрышка, якобы найденная на месте происшествия и фигурирующая в Деле, никогда не находилась в камере хранения вещдоков, а всегда и до сих пор на БТРе 1212 в/ч 3186.
9. В материалах дела фигурирует чёрная лицевая маска, в которой якобы был Аракчеев во время совершения преступления. Однако чёрной маски у него не было, а была – цвета хаки.
10. Все следственные действия в отношении Аракчеева в Ханкале в 2003 году проводились военной прокуратурой в отсутствии адвоката.
11. Судебное решение об избрании меры пресечения 20.06.2003 г. и назначения на экспертизу в институт Сербского без адвоката.
12. Обвиняемые были ознакомлены с постановлениями о назначении экспертиз после их проведения.
13. Следователь Хорошун отказался принять дело к своему производству.
Тем не менее, оба офицера были арестованы, подвергнуты допросам (в том числе, с применением силы), заключены в тюрьму и отданы под суд. Рассматривавший дело суд присяжных вынес вердикт о невиновности обвиняемых, кои были отпущены на свободы. Но это не устраивало чеченскую сторону и старающихся всячески задобрить оную представителей властей РФ. Вердикт был обжалован, но… второй суд присяжных подтвердил решение первого. По закону на этом дело должно было быть прекращено, но…
После второго оправдательного приговора президент Чечни Р. Кадыров заявил, что присяжные «не поняли волю чеченского народа». Зато эту волю отлично поняли власти РФ. Ввиду сложившегося положения последним пришлось пойти на крайние меры: изменить сам закон и пойти на прямое нарушение Конституции! Военнослужащие отныне были лишены права на рассмотрение дел в суде присяжных. И Аракчеев с Худяковым в третий раз были отданы под суд – только на сей раз уже не «не понимающих» присяжных, а всё понимающей «тройки».
14. Дважды суд присяжных вынес по делу оправдательный приговор.

15. Судья Цибульник в нарушение закона дал разрешение на исключение доказательств в приговоре.
16. В нарушении правовых норм Верховный Суд допустил в отношении Аракчеева придание закону обратной силы.
17. В отношении Аракчеева имеет место факт дискриминации по социальному статусу (военнослужащий).
27 декабря 2007 г., без малого десять лет назад, Северо-Кавказский окружной военный суд вынес приговор: Аракчеев С.В. и Худяков Е.В. были приговорены к лишению свободы на срок 15 и 17 лет соответственно с отбыванием наказания в ИК строгого режима с лишением воинских званий и полученных наград.
Евгений Худяков на оглашение приговора не пришёл, предпочтя скрыться. Сергей Аракчеев предпочёл сражаться до конца. «Я всегда и везде буду вести открытый бой, не прячась и не скрываясь, и не доставлю им сладостной победы моей трусостью, — писал он, уже находясь в заключении, отвечая на вопросы интервью, которое удалось нам сделать, несмотря на значительные препоны. — Моё решение бороться до конца, отстаивать свою правду было совершенно осознанным. Я не совершал никаких противоправных действий и не хотел скрываться всю жизнь, как преступник, что больше всего удовлетворило бы большую часть заинтересованных лиц со стороны обвинения. Свою невиновность я буду доказывать до тех пор, пока не добьюсь пересмотра дела. Не помилования, о котором просить не намерен, а полного оправдания. Вот, моя цель. Иных расчётов не было, нет и быть не могло».
На протяжении всех последующих лет заключения Аракчеев продолжал свою борьбу, подавая апелляции во все инстанции. В его защиту выступали многие известные деятели самых разных убеждений, ибо для всех людей, не угасивших в себя совести, невиновность офицеров была очевидна. В 2008 г. ветераны Санкт-Петербурга и Ленинградской области обратились к сменившему В.В. Путина на президентском посту Д.А. Медведеву с просьбой взять под личный контроль дело Аракчеева-Худякова «для оправдания невинных и привлечения к уголовной ответственности истинных виновников». Как было сказано в обращении: «»Дело Аракчеева» приобретает политический характер, провоцируя у допризывной молодежи нежелание служить Родине, в том числе и по причине правовой беззащитности рядового и младшего командного состава Вооруженных сил. Осуждение российских военнослужащих по сомнительным обвинениям на фоне многочисленных амнистий для боевиков вызывает в обществе рост межнациональной напряженности и провоцирует агрессию экстремистских элементов против российских граждан кавказского происхождения».
Под аналогичным письмом президенту, размещённом на сайте «Дело Аракчеева», подписались тысячи человек…
Петербургский писатель Н. Коняев, узнавший о деле лишь в 2009-м, отмечал: «Алиби Аракчеева не опровергнуто, да и вся доказательная часть обвинения шита белыми нитками. И, конечно, нужно говорить, нужно требовать пересмотра этого дела, потому что, если общество успокоится, это и будет признанием того, что мы проиграли, что нас победили, что нас сломили и теперь с нами со всеми можно делать все, чего только захотят наши победители. Мы не только за лейтенанта Аракчеева должны стоять в этом деле. Защищая его, мы будем защищать себя, своих близких. Это очень важно понять».

Осенью того же, 2009-го года в своей статье, посвящённой очередному (и безрезультатному) рассмотрению апелляции, я указывала на недостаточное внимание нашего общества к столь важному делу: «Здесь впору задуматься, почему же столь вопиющее дело оказалось в изрядной степени замолченным? Да, ТВ, радио, большинство печатных СМИ нам недоступны. Но – Интернет? Интернет, в котором немало ресурсов, называющих себя патриотическими? Почему многие из них предпочли молчать или робко шептать о том, что требовало набатного гласа? Сплочённая либеральная компания, сильная «страшной поддержкой друг друга» (выражение М.О. Меньшикова), всегда горой стоит за своих. Она всегда готова к совместным выступлениям, к сочинениям всевозможных писем и обращений. А что же мы? Почему не способны мы к этой «страшной поддержке», которая одна и может быть спасительной в нашем положении? Наша православно-патриотическая общественность подчас тоже выступает с обращениями. Например, к патриарху. Отчего же в этом случае – не обратились? Не воззвали? Не попросили предстоятеля вступиться за невинно осуждённых, напомнив, к примеру, как отвёл руку палача от обречённых казни святитель Николай Мирликийский? Пусть это письмо и не возымело бы нужного действия, но оно хотя бы продемонстрировало бы неравнодушие общества, готовность его защищать своих офицеров, создало бы лишний информационный повод для упоминания о деле. Нет, молчали благополучно. Из каких соображений – лишь догадываться можно. А ведь на каждом русском ресурсе должна была освещаться эта тема!
И, вот, в уже упомянутом интервью признаётся известный писатель, что лишь недавно узнал о деле Аракчеева. А сколькие же тогда и по сей день – не узнали!.. И в том числе – среди людей именитых, чьи голоса слышнее голосов простых смертных, а потому ой как пригодились бы! Чья же вина, что незнание столь распространено? Приходится признать, что вина это – знающих, но не сумевших донести. Пошумели, повозмущались сперва да и махнули рукой, успокоились до срока. Да ещё тех, пожалуй, кто «не знает и не хочет знать».
Равнодушие. Теплохладность. Безразличие. Вновь и вновь мы натыкаемся на них – повсюду распространилась эта пагуба. Что есть равнодушие в данном деле? Косвенное пособничество беззаконию, творимому в отношении русского офицера, чья судьба исковеркана произволом и принесена в жертву «народу Рамзана Кадырова». Если мы смотрим безучастно на то, как расправляются с нашими героями, то мы, как народ, перестаём что-либо стоить. Предавая их, мы предаём себя. Свою страну. Своих детей. Мы самих себя губим. Дело Аракчеева, повторим ещё и ещё раз, это не только отдельно взятая человеческая судьба, но и шире гораздо: это испытание нас всех, русского общества, русских людей – насколько очерствели, насколько сгнили душой, насколько уничтожилась наша воля защищаться и защищать своих? Дело Аракчеева – это дело каждого русского человека. Это – наше дело. За которое мы всемерно обязаны сражаться до победного конца».
Перечитывая эти давние строки, понимаю, что добавить к ним нечего. Ибо ничего не изменилось с той поры. Разве что – в худшую сторону.
Год назад лейтенант Аракчеев был условно-досрочно освобождён из заключения, отбыв бОльшую часть срока (учитывая тюремные заключения до 2007 г.). Его отец не дождался сына. Владимир Александрович скончался после долгой и тяжёлой болезни несколькими месяцами раньше… Конечно, никакой победой такое освобождение не стало, ибо офицер не был оправдан, а те, кто совершили должностное преступление, не понесли за то наказание. Однако, хотелось надеяться, что хотя бы на этом этапе система остановится… Но, увы, система на то и система, что остановиться не может.
39-летний Евгений Худяков был задержан в конце августа нынешнего года на территории Владимирской области. Далее он был этапирован в Ростов, где он ознакомился с приговором. 21 сентября приговор был приведён в исполнение. «Куда направили, суд не знает, уведомление еще не получено», — сообщила представитель суда. Информация об этом просочилась в СМИ лишь в октябре, не вызвав ни малейшей реакции…
Напомню, что согласно приговору дважды оправданный старший лейтенант Худяков должен отбыть в колонии 17 лет… Добавлю к этому, что по свидетельству лейтенанта Аракчеева, ещё во время предварительного заключения в тюрьме он встречал «бывших» военных, попавших под то же колесо, что и он, приносимых в жертву «замирению» Чечни. Только их имён и вовсе не знает никто.
К несчастью, в ХХ веке Россия слишком часто предавала своих защитников и отрекалась от своей Армии… Русская Армия была предана в 1917 г. Русские офицеры стали первыми жертвами революционной нечисти, пришедшей к власти на долгие десятилетия. В СССР многие участники Великой Отечественной были подвергнуты репрессиям по фантастическим обвинениям – главным образом, в предательстве, работе на иностранные разведки, измене Родине… Иные из них встречали день победы в заключении. Другие отправились туда позже. А, к примеру, защитнику Бреста Николаю Кюнгу «повезло» стать обитателем ГУЛАГа дважды – сначала за то, что был в плену у немцев, затем за шпионаж в пользу союзнической разведки (немецкий лагерь, где находился Кюнг, освобождали союзники). Система боялась боевых офицеров, прошедших горнило самой страшной в истории войны… И, конечно, памятно всем, как на волне нового этапа разгрома нашей страны перестроившиеся во мгновение ока из партократов в демократов деятели развернули настоящую борьбу против Армии, настоящую травлю военнослужащих.
Всякое государство несовершенно. У государства может быть много пороков. Но нет большего бесчестья для государства и народа, нежели предательство своих офицеров, своих защитников. Армия – становой хребет государства, а офицеры – основа, костяк, мозг и нерв Армии. Государство, предающее своих офицеров и подрывающее таким образом собственную Армию, работает на саморазрушение. Общество же, с равнодушием взирающее на преследование своих защитников, способствует этому процессу.
«Родина, не предавай…»
Елена Семёнова
для Русской Стратегии