Андрей Николаевич трошев

Путин наградил командование ЧВК «Вагнер» (2016)
Россия приоткрывает немного завесу тайны. Сейчас не сходит с уст обсуждение новостей из Сирии, связанной с ЧВК Вагнера. Вот только сейчас мы можем увидеть и узнать, кого и за что награждали героев в 1916 году.

СБУ установила личности всех мужчин на групповом фото с приема в Кремле, где президент РФ стоит вместе с руководителем так называемой частной военной компании «Вагнера» Дмитрием Уткиным (прозвище «Вагнер»).
Как сообщает корреспондент Укринформа, слайд «Награждение Путиным командования ЧВК «Вагнера» содержится в презентации, продемонстрированной председателем СБУ Василием Грицаком во время брифинга в субботу.
Пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков тогда, в 2016году, официально подтвердил присутствие Дмитрия Уткина, известного как Вагнер, на приеме в Кремлевском дворце 9 декабря. «Дмитрий Уткин действительно был, он кавалер орденов Мужества, он был действительно от Новгородской области»
При этом глава пресс-службы Кремля затруднился сказать, за какие заслуги Вагнер получил орден Мужества. «За мужество обычно дают», — лишь сказал он.
Ранее «Фонтанка.ру» уточняло, что Вагнер является офицером запаса — командиром 700-го отдельного отряда спецназа 2-й отдельной бригады СпН ГРУ Минобороны. Он участвовал в боях на территории самопровозглашенных ДНР и ЛНР, а также в Сирии.
Участие в торжественном приеме принял президент РФ Владимир Путин.
«Празднование Дня Героев Отечества восстанавливает дореволюционную традицию Дня георгиевских кавалеров, отмечавшегося 9 декабря. В 2016 году президентский прием состоялся в Георгиевском зале Кремля. Как сообщается на официальном сайте администрации, «на приём приглашены более 300 военных и гражданских лиц, проявивших особое мужество и героизм. Среди участников мероприятия Герои Советского Союза, Герои России, полные кавалеры ордена Славы и кавалеры ордена Святого Георгия» — пишет «Фонтанака».
Ранее Укринформ уже сообщал, что в январе 2017 года в сети появилась фотография руководителя российской ЧВК «Вагнера» — Дмитрия Уткина с президентом РФ Владимиром Путиным. На фотографии, опубликованной в соцсети «ВКонтакте», были изображены Путин и еще четверо мужчин в дворцовом интерьере. Тогда петербургское издание «Фонтанка» опознало рядом с президентом РФ командира неформальной «ЧВК Вагнера» Дмитрия Уткина, а также «полковника полиции в отставке из Петербурга Андрея Трошева». На груди у Уткина и еще одного мужчины рядом было по четыре ордена Мужества, у двух других мужчин (в том числе у Трошева) — Золотые Звезды Героев России. Отмечалось, что снимок мог быть сделан на приеме в честь «Героев Отечества», который проходил в Георгиевском зале Кремля 9 декабря 2016 года.
Согласно презентации СБУ, снимок был сделан именно 9 декабря 2016 года в Георгиевском зале Кремля на приеме в честь «Героев Отечества». Кроме уже опознанных «Фонтанкой» Уткина и Трошева на фото рядом с Путиным изображены другие командиры ЧВК «Вагнера» – Александр Кузнецов и Андрей Богатов. Также украинская спецслужба предоставила детальную информацию относительно каждого из этих представителей командования ЧВК «Вагнера».
УТКИН Дмитрий Валерьевич (позывной «Вагнер») Должность — командир, номер военного жетона М-0209.
ТРОШЕВ Андрей Николаевич (позывной «Седой») Должность — заместитель командира-начальник штаба ( «исполнительный директор»).
КУЗНЕЦОВ Александр Сергеевич (позывной «Ратибор») Должность — командир 1 разведывательно-штурмовой роты.
БОГАТОВ Андрей Михайлович (позывной «Бродяга») Должность — командир 4-й разведывательно-штурмовой роты.
Отдельно в СБУ сообщили и о других представителях руководящего состава ЧВК «Вагнера»: Жемчужный Андрей Вальтерович занимает должность командира по вооружению и технике, Ким Сергей Борисович является заместителем начальника штаба, Ермолаев Александр Елизарович — заместитель командира по воспитательной работе, Рехман Виктор Антонович — заместитель начальника штаба-начальник службы вооружения и техники.
Источник
Вот что о том же писали тогда на украинских сайтах, так рьяно следящих за нашими успехами и промахами:
Протокольная видеосъемка кремлевского приема в честь Героев Отечества 9 декабря 2016 года положила конец конспирации и подтвердила связь российской власти с наемниками воюющими на Донбассе и в Сирии.
Среди тех, кто проявил «мужество и героизм» журналисты заметили и главарей ЧВК Вагнера. В сюжете «Первого канала» можно увидеть мужчину средних лет, который сидит за столом слева, на границе кадра. Те, кто лично знаком с Дмитрием Уткиным, подтвердили: это он.
Дмитрий Уткин, позывной «Вагнер». Офицер запаса, до 2013 года – командир 700-го отдельного отряда спецназа 2-й отдельной бригады СпН ГРУ Минобороны. После увольнения в запас работал в Moran Security Group, участвовал в сирийской экспедиции «Славянского корпуса» в 2013 году. С 2014 года – командир собственного подразделения, которое по его позывному получило условное наименование «ЧВК Вагнера».
В 2014 – 2015 годах ЧВК Вагнера отметилась на территории Донбасса. С осени 2015 года деятельность этой ЧВК перенесена в Сирию. Предположительно именно это подразделение играло решающую роль при штурме Пальмиры. Многие бойцы Вагнера отмечены орденами и медалями Российской Федерации.
Журналисты не смогли рассмотреть, какой именно наградой отмечен Уткин. Известно, что на момент увольнения в запас из Вооруженных сил звания Героя Советского Союза или России он не имел, кавалером ордена Святого Георгия не был.
Уткин не единственный интересный приглашенный в Кремль. В марте 2016 года «Фонтанка» писала о заместителе Вагнера, 54-летнем полковнике полиции в отставке, ветеране милицейского спецназа, в прошлом – артиллеристе-десантнике, ветеране Афганистана и кавалере двух орденов Красной Звезды. Информацию о представлении отставного полковника к званию Героя за штурм Пальмиры тогда подтвердить не удалось.
Телекомпания «Россия 1» 9 декабря 2016 года показала Героя России Андрея Трошева. Выпускник Ленинградского артиллерийского училища, Трошев командовал самоходно-артиллерийской батареей в Афганистане в середине восьмидесятых, после армии продолжил службу в петербургском ОМОНе и СОБРе ГУ МВД по Северо-Западу. О нём отзываются как о достойном офицере, честно заслужившем свои награды.
На его штатском пиджаке кроме двух орденов Красной звезды и двух орденов Мужества – Золотая звезда Героя России.
Трошев ушел на пенсию с должности командира СОБРа незадолго до ликвидации ГУ МВД по СЗФО, весной 2014 года. На тот момент он звания Героя не имел и, как достоверно известно, в МВД РФ на него такое представление не готовилось.
Значок на лацкане пиджака у Трошева – пламенеющая гренада с двумя мечами – опознать не удалось. Взято отсюда
Имя Вагнера, немецкого композитора теперь наводит ужас на всех бандеровцев.
Вот ещё пример: Человек по кличке «Вагнер» — один из самых зловещих персонажей войны за Новороссию, и при этом о нем ничего не известно точно. Его портрет, наверняка искаженный и неполный, приходится составлять по отрывкам новостей и разговорам с участниками конфликта. Вагнеровцы существуют — это единственное, что можно сказать определенно. Они не городская легенда. Всё остальное относится к области слухов и предположений.
Итак, говорят, что отряд Вагнера — это частная военная компания, набранная из отставников разных ведомств и ветеранов локальных войн. Командиром ЧВК иногда объявляют Евгения Вагнера, офицера спецназа ВВ, но по сведениям из Новороссии он не имеет никакого отношения к теневому отряду, а «Вагнер» — псевдоним бывшего офицера разведки. (?)
Вагнеровцы начали действовать еще в Крыму.
Их группы работали совместно с армейскими частями — разоружали украинскую армию и брали под контроль объекты на территории полуострова.
ЧВК идеально подходила для новой гибридной войны — вышколенные бойцы, никак при этом формально не связанные с ВС РФ.
После почти бескровного Крыма вагнеровцам быстро нашлась работа в Донбассе.
Наемники организовывали повстанческие отряды и усиливали их. Командир «ополченцев» -Моторола- выбор Вагнера в Луганске.
Несколько десятков профессиональных наемников не могли переломить ход конфликта, но стали стержнем для множества поначалу неопытных ополченцев.
Благодаря этой поддержке повстанцы сумели стремительно дестабилизировать украинские силовые структуры на территории двух областей, парализовать работу местной власти, захватить арсеналы и получить полный контроль над улицей. Считается, что ЧВК действует в основном в ЛНР.
ЧВК Вагнера действует и в Сирии.
Это логично: российское государство не хочет ввязываться в полноценную наземную операцию, но сирийцам необходимы организаци- онная помощь, поддержка инструкторов и спецназа.
К тому же у ЧВК есть еще одно выгодное отличие от армии — можно не бояться протестов солдатских матерей, если наемник погибнет или попадет в плен.
Бойцы знают, на что идут, их работа отлично оплачивается. Взято отсюда
Актуально к этой же теме «Вагнера»:

В Ливии тяжело ранен командир отряда ЧВК «Вагнер» с позывным «Ратибор», фотографировавшийся с Путиным в Кремле

В Ливии «вагнеровцы» оказывают поддержку Ливийской национальной армии (ЛНА) генерала Халифы Хафтара в боевых действиях в районе Триполи
ЛНА / YouTube

В Ливии во время последних боевых действий были убиты около 35 российских наемников из ЧВК «Вагнер». В связи с этим российский контингент был там усилен подкреплением из более чем сотни «вагнеровцев».

Сведения о многочисленных убитых и раненых передали изданию «Медуза» четверо наемников, человек из руководства «Союза добровольцев Донбасса», а также связанный с рынком ЧВК ветеран ФСБ и человек, близкий к руководству «Вагнера». Все погибшие — выходцы из трех регионов России: Краснодарского края, Свердловской и Мурманской областей. Их родственники потеряли с ними связь и пока не получали ни официальных сообщений от Минобороны или других российских ведомств, ни какой-либо информации от представителей ЧВК «Вагнер».

Среди вывезенных из Ливии российских наемников оказался и командир 1-й разведывательно-штурмовой роты ЧВК «Вагнер» с позывным «Ратибор», ранее судимый по уголовному делу о хищении человека. Тяжело раненый Александр Кузнецов был доставлен в Санкт-Петербург.

Кузнецов известен не только в среде наемников, но и широкой публике благодаря нашумевшей фотографии из Кремля, на которой он запечатлен вместе с президентом России Владимиром Путиным на приеме в декабре 2016 года, когда ему и еще трем бойцам ЧВК «Вагнер» вручили государственные награды. Подлинность фото подтвердил пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков.

Как сообщает «Медуза», «Ратибор» попал «под замес» вместе с людьми из диверсионного отряда «Русич», которые участвовали в конфликте на Донбассе. По словам собеседника издания, Кузнецова «быстро вывезли» из Ливии в Петербург.

(На ФОТО Кузнецов — первый справа от Путина)

Александр Сергеевич Кузнецов — командир 1-й разведывательно-штурмовой роты ЧВК «Вагнер». Профессиональный военный, выпускник Санкт-Петербургского высшего общевойскового командного дважды краснознаменного училища им. С. М. Кирова.

В 2008 году майор Кузнецов служил в Подмосковье, на должности командира роты спецназначения в Солнечногорске, в той самой части, на базе которой, судя по открытой информации, создавался центр «Сенеж» Сил специальных операций.

Летом 2008 года майора Кузнецова арестовали по подозрению в похищении человека и грабеже, в 2010 году осудили и отправили отбывать срок в колонию в Нижегородскую область.

Постановлением Борского горсуда срок наказания был снижен, и, как уточнили в суде, в апреле 2013 года Кузнецов освободился условно-досрочно. Через год он принял под командование первую разведывательно-штурмовую роту в группе Вагнера.

По отзывам ветеранов, Ратибор — один из наиболее грамотных и уважаемых командиров группы.

В Ливии «вагнеровцы» оказывают поддержку Ливийской национальной армии (ЛНА) генерала Халифы Хафтара в боевых действиях в районе Триполи.

Но представители ЛНА утверждают, что ни российских, ни каких-либо других иностранных бойцов в рядах этой армии нет. Официальные источники в Москве также отрицают участие российских военных подразделений в боевых действиях в Ливии.

В настоящее время в Ливии действуют два правительства: правительство национального согласия (ПНС) премьер-министра Фаиза Сараджа в Триполи и временный кабинет министров Абдаллы Абдуррахмана ат-Тани, работающий на востоке страны совместно с избранным парламентом и поддерживаемый Ливийской национальной армией (ЛНА) под командованием фельдмаршала Халифы Хафтара.

Фельдмаршал Хафтар, контролирующий восточную часть Ливии, опирается на поддержку России. Он неоднократно посещал Москву для встреч с главами российского МИД и Минобороны, а также секретарем Совбеза РФ. Хафтар получил согласие РФ вооружить его подразделения. Кроме того, Москва согласилась поставить ему оружие на сумму в 2 млрд долларов в обмен на 2 военные базы.

В октябре 2018 года издание Bellingcat и британская разведка сообщали, что Россия укрепляет свое военное присутствие в Ливии и поставляет оружие ополченцам — Ливийской национальной армии маршала Халифа Хафтара, которого в Москве считают реальным претендентом на место покойного ливийского диктатора Муаммара Каддафи.

Позднее появилась информация, что Хафтара поддерживают сотни наемников частной военной кампании (ЧВК) Вагнера, связываемой с «поваром Путина» Евгением Пригожиным. В частности, сообщалось, что ЧВК Вагнера поставляет Ливийской национальной армии Хафтара артиллерию, танки, беспилотные летательные аппараты и боеприпасы.

Поддержку Москвой Ливии связывают с новой российской экспансией в Африке.

Герои сирийской войны: Андрей Трошев

6-06-2017, 13:13 • Опубл.: Eugeny Radugin © • Просм.: 18550 • Комм.: 20 • События в России +191
Андрей Трошев, полковник полиции в запасе и боевой офицер. Даже уйдя на покой из органов правопорядка, он не смог остаться в стороне и отправился в Сирию защищать интересы России в рядах добровольцев. Биография Трошева как у истинного офицера: «Душа — Богу, долг — Отечеству, честь — никому!».
Ветеран милицейского спецназа, артиллерист — десантник, ветеран Афганистана и Чечни, кавалер двух орденов Красной Звезды и орденов Мужества. Его военная карьера начиналась в стенах Ленинградского артиллерийского училища. Пролетели годы учебы и его отправили в Афганистан. Афганская война тогда призвала многих, и вот Трошев командует самоходно-артиллерийской батареей в середине восьмидесятых.
Чеченская кампания также не прошла мимо него стороной. Трошеву пришлось применить на Кавказе боевой опыт, полученный со времен противостояния моджахедам.
Потом потянулись годы службы в Ленинградском военном округе. Но и после увольнения из рядов Вооруженных Сил Трошев продолжил службу в петербургском ОМОНе и СОБРе ГУ МВД по Северо-Западу.
Достойный офицер, потом и кровью заслуживший свои награды. Так отзывались о нем те, кто служил с ним плечом к плечу. Андрей Трошев, что показательно, ушел на пенсию с должности командира СОБРа. Фактически после его ухода на пенсию ГУ МВД по СЗФО просуществовал недолго, будучи ликвидирован весной 2014 года.
Служба в армии и в полиции оставила на память боевому офицеру государственные награды. На штатском пиджаке Андрея Трошева огнем горят два ордена Красной Звезды и два ордена Мужества. Награды за мужество, самоотверженность и отвагу, проявленные в борьбе с преступностью, за решительность и смелость при исполнении воинского и служебного долга, сопряженного с риском для жизни.
А риски для жизни имелись, и еще какие… Не все вернулись из Афганистана домой, и Чечня подкосила немало жизней российских солдат и офицеров. Иностранные наемники и террористы в те годы разгулялись по окраинам России, сея смуту в Чечне. Никто не думал, что ситуация повторится и террористы, задавленные после чеченской кампании, снова поднимут головы.
К сожалению, вспыхнула далекая Сирия. Террористические группировки поставили перед собой цель не только взять под контроль Ближний Восток, но и распространить свое влияние на российские регионы. Целью боевиков «Исламского государства» было заявлено создание Всемирного Халифата, и создавать его планировали, включив территории российского Кавказа. Это стало прямой угрозой национальной безопасности России, общественной безопасности и жизням наших граждан.
Террористические акты вновь стали реальностью. Российские спецслужбы их предотвращают, арестовывая организаторов, исполнителей и пособников террористов, но угроза всё — равно остается. Рыба гниет с головы и вот эту голову нужно отрубить, уничтожив угрозу для России окончательно. Стремясь защитить свою страну от международного терроризма, российские добровольцы потянулись в Сирию. Трошев был в их числе.
Да, после выхода на пенсию Андрей Трошев как боевой офицер, пусть и в запасе, не смог спокойно сидеть дома, наблюдая со стороны за происходящими в стране и в мире событиями. Вначале, летом 2016 года, он возглавил Санкт-Петербургскую региональную общественную организацию «Лига защиты интересов ветеранов локальных войн и военных конфликтов», чтобы поддержать тех, кому несладко пришлось на пенсии.
Оказать людям социальную поддержку, помочь в решении вопросов, связанных с обращениями в органы власти. Но эта относительно спокойная жизнь продлилась недолго. Сирийские события и угроза международного терроризма вернули его в строй, не по долгу службы, но по духу и убеждениям.
Так Андрей Трошев и пополнил ряды российских добровольцев, не желающих подпускать экстремистов к границам России. Кому, как не ему, знать, что врага нужно бить на дальних подступах, устраняя угрозу своей семье, своему народу, своей Родине?
И он его бил, участвуя в штурме сирийской Пальмиры весной 2016 года, освобождая с российскими добровольцами город и его окрестности от террористов ИГИЛ. Тогда Андрей Трошев, по сути, напомнил нам в очередной раз о том, что героизм нашего народа не только в древних легендах и былинах.
Он остался и сейчас с нами, во времена, когда российские добровольцы готовы защищать интересы России и нашего народа, демонстрируя самоотверженность и преданность Родине. Не важно, военнослужащий ты или пенсионер, гражданский или студент: каждый делает свой выбор самостоятельно. Трошев сделал свой выбор: как боевой офицер и гражданин своей страны.
Евгений Радугин,
специально для Politikus.ru Вконтакте Facebook Twitter Одноклассники Мой мир Постоянный адрес публикации на нашем сайте:
QR-код адреса страницы:

Участники Первой чеченской кампании о войне (14 фото)

31 августа 1996 года были подписаны Хасавюртовские соглашения, положившие конец Первой чеченской войне. Журналист Олеся Емельянова отыскала участников Первой чеченской кампании и побеседовала с ними о войне, об их жизни после войны, об Ахмате Кадырове и о многом другом.
Дмитрий Белоусов, Санкт-Петербург, старший прапорщик ОМОН

В Чечне постоянно было ощущение: «Что я здесь делаю? Зачем все это надо?», но другой работы в 90-е годы не было. Мне супруга первая после первой же командировки сказала: «Или я, или война». А куда я пойду? Мы из командировок старались не вылезать, там хотя бы зарплату вовремя платили — 314 тысяч. Льготы были, «боевые» платили — это копейки были, точно не помню сколько. И бутылку водки давали, без нее тошновато было, в таких ситуациях от нее не пьянеешь, но со стрессом помогала справляться. Воевал я за зарплату. Дома семья, надо же было ее чем-то кормить. Никакой предыстории конфликта я не знал, ничего не читал.
Срочников молоденьких приходилось спиртом потихонечку отпаивать. Они только после учебки, для них проще умереть, чем воевать. Глаза разбегаются, головы вытаскивают, ничего не соображают. Кровь увидят, убитых увидят — спать не могут.
Убийство противоестественно для человека, хотя он привыкает ко всему. Когда голова не соображает, организм на автопилоте все делает. С чеченцами воевать было не так страшно, как с арабами-наемниками. Они намного опаснее, очень хорошо умеют воевать.

К штурму Грозного нас готовили около недели. Мы — 80 омоновцев — должны были штурмовать поселок Катаяма. Позже узнали, что там было 240 боевиков. В наши задачи входила разведка боем, а потом внутренние войска должны были нас подменить. Но ничего не получилось. Наши же по нам еще и ударили. Связи никакой не было. У нас своя милицейская рация, у танкистов своя волна, у вертолетчиков — своя. Мы рубеж проходим, артиллерия бьет, авиация бьет. Чеченцы испугались, подумали, что дураки какие-то. По слухам, штурмовать Катаяму изначально должен был новосибирский ОМОН, но их командир отказался. Поэтому нас с резерва кинули на штурм.
Среди чеченцев у меня были друзья в оппозиционных районах. В Шали, например, в Урус-Мартане.
После боевых действий кто-то спился, кто-то в дурдом попал — некоторых прямо из Чечни увозили в психушку. Никакой адаптации не было. Жена сразу ушла. Хорошего вспомнить не могу. Иногда кажется, что лучше все это вычеркнуть из памяти, чтобы жить дальше и идти вперед. А иногда хочется высказаться.
Льготы вроде есть, но все только на бумаге. Рычагов, как их получить, нет. Это я еще в городе живу, мне проще, а сельским жителям вообще невозможно. Руки-ноги есть — и то хорошо. Главная неприятность — это что ты рассчитываешь на государство, которое тебе все обещает, а потом оказывается, что ты никому не нужен. Я чувствовал себя героем, получил орден Мужества. Это была моя гордость. Сейчас уже по-другому на все смотрю.
Если бы сейчас предложили поехать повоевать — поехал бы, наверное. Там проще. Есть враг и есть друг, черное и белое — перестаешь видеть оттенки. А в мирной жизни надо крутиться и изгибаться. Это утомительно. Когда Украина началась, хотел поехать, но жена нынешняя отговорила.
Владимир Быков, Москва, сержант пехоты
Когда я попал в Чечню, мне было 20 лет. Это был осознанный выбор, я обратился в военкомат и в мае 1996 года уехал контрактником. До этого два года я учился в военном училище, в школе занимался пулевой стрельбой.
В Моздоке нас загрузили в вертолет Ми-26. Было ощущение, что видишь кадры из американского кино. Когда прилетели в Ханкалу, бойцы, которые уже прослужили некоторое время, предложили мне попить. Мне дали стакан воды. Я сделал глоток, и первая мысль была: «Куда бы это выплеснуть?». Вкус «военной воды» с хлоркой и пантоцидом — своеобразная точка невозврата и понимания, что пути назад нет.
Я себя героем не чувствовал и не чувствую. Чтобы стать героем на войне, надо либо погибнуть, либо совершить поступок, ставший достоянием общественности, либо находиться близко к командиру. А командиры, как правило, далеко.
Моей целью на войне были минимальные потери. Я воевал не за красных или белых, я воевал за своих ребят. На войне происходит переоценка ценностей, ты по-другому начинаешь смотреть на жизнь.
Чувство страха начинает пропадать где-то через месяц, и это очень плохо, появляется безразличие ко всему. Каждый из него выходил по-своему. Кто-то курил, кто-то пил. Я писал письма. Описывал горы, погоду, местных жителей и их обычаи. Потом эти письма рвал. Отправлять все равно не было возможности.

Психологически было тяжело, потому что зачастую не понятно, друг перед тобой или враг. Вроде днем человек спокойно ездит на работу, а ночью выходит с автоматом и обстреливает блокпосты. Днем ты с ним в нормальных отношениях, а вечером он в тебя стреляет.
Мы для себя делили чеченцев на равнинных и горных. Равнинные более интеллигентные люди, больше интегрированные в наше общество. А у живущих в горах совсем другой менталитет, женщина для них никто. Попросишь у дамы документы для проверки — и это может быть воспринято как личное оскорбление ее мужа. Нам попадались женщины из горных сел, у которых даже паспортов не было.
Однажды на блокпосту на пересечении с Сержень-Юртом мы остановили автомобиль. Из него вышел человек, у которого было желтое удостоверение на английском и арабском языках. Это оказался муфтий Ахмат Кадыров. Поговорили достаточно мирно на бытовые темы. Он спросил, можно ли чем-то помочь. У нас тогда была сложность с питанием, хлеба не было. Потом он привез нам на блокпост два лотка батонов. Хотели ему деньги дать, но он не взял.
Я думаю, что мы могли бы закончить войну так, чтобы не было второй чеченской. Нужно было идти до конца, а не заключать мирное соглашение на позорных условиях. Многие солдаты и офицеры тогда чувствовали, что государство их предало.
Когда я вернулся домой, с головой ушел в учебу. Учился в одном институте, параллельно в другом, еще и работал, чтобы мозг занять. Потом кандидатскую диссертацию защитил.
Когда я был студентом, меня отправили на курс оказания психосоциальной помощи для лиц, прошедших через горячие точки, организованный голландским университетом. Я тогда подумал, что Голландия же ни с кем не воевала в последнее время. Но мне ответили, что Голландия участвовала в войне Индонезии в конце 40-х годов — целых две тысячи человек. Я предложил им показать в качестве учебного материала видеокассету из Чечни. Но их психологи оказались морально не готовы и просили не показывать запись аудитории.
Андрей Амосов, Санкт-Петербург, майор СОБР
Что я буду офицером, я знал класса с третьего-четвертого. Папа у меня милиционер, сейчас уже на пенсии, дед офицер, брат родной тоже офицер, прадед погиб в Финской войне. На генетическом уровне это дало свои плоды. В школе я занимался спортом, потом была армия, группа специального назначения. У меня всегда было желание отдать долг родине, и когда мне предложили пойти в специальный отряд быстрого реагирования, я согласился. Сомнений, ехать или нет, не было, я давал присягу. Во время срочной службы я был в Ингушетии, мне было понятно, какой менталитет меня ждет. Я понимал, куда я еду.
Когда идешь в СОБР, глупо не думать, что можешь потерять жизнь. Но мой выбор был осознанный. Я готов отдать жизнь за родину и за друзей. Какие тут сомнения? Политикой должны заниматься политики, а боевые структуры должны выполнять приказы. Я считаю, что ввод войск в Чечню и при Ельцине, и при Путине был верным, чтобы радикальная тема не распространилась дальше на территории России.
Для меня чеченцы никогда не были врагами. У меня первый товарищ в техникуме был чеченец, его Хамзат звали. В Чечне мы отдавали им рис и гречку, у нас хорошее питание было, а они нуждались.

Мы работали по лидерам бандформирований. Одного из них мы с боем захватили в четыре часа утра и уничтожили. За это я получил медаль «За отвагу».
На спецзаданиях мы действовали слаженно, как единая команда. Задачи ставились разные, порой трудновыполнимые. И это не только боевые задачи. Нужно было выживать в горах, мерзнуть, спать по очереди возле буржуйки и согревать друг друга объятьями, когда нет дров. Все пацаны для меня герои. Коллектив помогал преодолевать страх, когда боевики были в 50 метрах и кричали «Сдавайтесь!». Когда я вспоминаю Чечню, я больше представляю лица друзей, как мы шутили, нашу сплоченность. Юмор был специфический, на грани сарказма. Мне кажется, раньше я это недооценивал.
Нам было проще адаптироваться, поскольку мы работали в одном подразделении и в командировки вместе ездили. Проходило время, и мы сами изъявляли желание снова поехать на Северный Кавказ. Физический фактор срабатывал. Чувство страха, которое дает адреналин, сильно влияло. Я расценивал боевые задачи и как долг, и как отдых.
Интересно было бы посмотреть на современный Грозный. Когда я его видел, он был похож на Сталинград. Сейчас война периодически снится, бывают тревожные сны.
Александр Подскребаев, Москва, сержант спецназа ГРУ
В Чечню я попал в 1996 году. У нас не было ни одного срочника, только офицеры и контрактники. Я поехал, потому что Родину защищать должны взрослые люди, а не малолетние щенки. У нас в батальоне командировочных не было, только боевые, мы получали 100 долларов в месяц. Ехал не за деньги, а воевать за свою страну. «Если родина в опасности — значит, всем идти на фронт», — еще Высоцкий пел.
Война в Чечне появилась не на ровном месте, это вина Ельцина. Он сам Дудаева и вооружил — когда выводили оттуда наши части, все склады Северо-Кавказского военного округа оставили ему. Я разговаривал с простыми чеченцами, в гробу они видали эту войну. Они жили нормально, всех устраивала жизнь. Не чеченцы начали войну и не Дудаев, а Ельцин. Одна сплошная подстава.
Чеченцы воевали кто за деньги, кто за родину. У них была своя правда. У меня не было ощущения, что они абсолютное зло. Но на войне не бывает правды.
На войне ты обязан выполнять приказы, тут уж никуда не денешься, даже преступные приказы. После ты имеешь право их обжаловать, но сначала должен выполнить. И мы выполняли преступные приказы. Вот когда, например, ввели Майкопскую бригаду в Грозный под Новый год. Разведчики знали, что этого нельзя было делать, но приказ был сверху. Сколько пацанов погнали на смерть. Это было предательство в чистом виде.
Взять хотя бы инкассаторский «КамАЗ» с деньгами, который стоял возле штаба 205 бригады, когда подписали Хасавюртовские соглашения. Бородатые дядьки приезжали и загружали мешками деньги. Фээсбэшники боевикам деньги выдавали якобы на восстановление Чечни. А у нас зарплату не платили, зато нам Ельцин зажигалки Zippo подарил.
Для меня настоящие герои — Буданов и Шаманов. Мой начальник штаба — герой. Будучи в Чечне он умудрялся писать научную работу о разрыве артиллерийского ствола. Это человек, за счет которого мощь русского оружия станет сильнее. У чеченцев тоже был героизм. Им были свойственны и бесстрашие, и самопожертвование. Они защищали свою землю, им объяснили, что на них напали.
Я считаю, что появление посттравматического синдрома сильно зависит от отношения общества. Если тебе в глаза все время говорят «Да ты убийца!», кого-то это может травмировать. В Великую Отечественную никаких синдромов не было, потому что встречала родина героев.
О войне надо рассказывать под определенным углом, чтобы люди дурью не занимались. Все равно будет мир, только часть народа будет убита. И не самая худшая часть. Толку от этого никакого.
Александр Чернов, Москва, полковник в отставке, внутренние войска
В Чечне я работал начальником вычислительного центра. Выехали мы 25 июля 1995 года. Ехали вчетвером: я как начальник вычислительного центра и три моих сотрудника. Прилетели в Моздок, вышли из самолета. Первое впечатление — дикая жара. Вертушкой нас доставили в Ханкалу. По традиции во всех горячих точках первый день нерабочий. Я привез с собой две литровых бутылки водки «Белый орел», два батона финской колбасы. Мужики выставили кизлярский коньяк и осетрину.
Лагерь внутренних войск в Ханкале представлял собой четырехугольник, обнесенный колючей проволокой. При въезде висел рельс на случай артиллерийских налетов, чтобы поднимать тревогу. Мы вчетвером жили в вагончике. Довольно удобно было, даже холодильник у нас был. Морозилка была набита бутылками с водой, поскольку жара была невыносимая.
Наш вычислительный центр занимался сбором и обработкой всей информации, в первую очередь оперативной. Раньше вся информация передавалась по ЗАС (засекречивающей аппаратуре связи). А за полгода до Чечни у нас появился прибор, который назывался РАМС, — не знаю, как это расшифровывается. Этот прибор позволял соединять компьютер с ЗАС, и мы могли передавать секретную информацию в Москву. Помимо внутренней работы типа всяких справок, два раза в сутки — в 6 утра и 12 ночи — мы передавали оперативную сводку в Москву. Несмотря на то что объем файлов был небольшой, связь была иногда плохая, и процесс затягивался надолго.
У нас была видеокамера, и мы снимали все. Самая главная съемка — это переговоры Романова (заместитель министра внутренних дел России, командующий внутренними войсками Анатолий Романов) с Масхадовым (один из лидеров сепаратистов Аслан Масхадов). На переговорах были два оператора: с их стороны и с нашей. Секретчики забрали у нас кассету, и ее дальнейшую судьбу я не знаю. Или, например, появилась новая гаубица. Романов сказал нам: «Езжайте и снимите, как она работает». Наш оператор также снял сюжет, как нашли головы трех иностранных журналистов. Мы передали пленку в Москву, ее там обработали и показали сюжет по телевидению.
Май 1996 года, аэродром военной базы в Ханкале
Война была очень неподготовленная. Пьяные Грачев и Егоров отправили под Новый год танкистов в Грозный, и их там всех пожгли. Танки отправлять в город — это не совсем правильное решение. И состав личный был не подготовлен. Дошло до того, что морпехов сняли с Дальнего Востока и туда кинули. Люди должны быть обкатаны, а тут пацанов чуть не из учебки сразу в бой бросали. Потерь можно было бы избежать, во вторую кампанию их было на порядок меньше. Перемирие дало небольшую передышку.
Я уверен, что первой чеченской можно было избежать. Я считаю, что основные виновники этой войны — Ельцин, Грачев и Егоров, они ее развязали. Если бы Ельцин назначил Дудаева замминистра МВД, поручил ему Северный Кавказ, он бы там навел порядок. Мирное население страдало от боевиков. Но когда мы бомбили их села, они против нас поднимались. Разведка в первую чеченскую работала очень плохо. Агентуры не было, потеряли всю агентуру. Были ли боевики в разрушенных селах, не были, точно нельзя сказать.
Мой друг боевой офицер, вся грудь в орденах, снял погоны и отказался ехать в Чечню. Сказал, что это неправильная война. Он даже пенсию отказался оформлять. Гордый.
У меня в Чечне обострились болячки. До такого дошло, что я не мог работать на компьютере. Еще такой режим работы был, что спал всего четыре часа плюс стакан коньяка на ночь, чтобы заснуть.
Руслан Савицкий, Санкт-Петербург, рядовой внутренних войск
В Чечню в декабре 1995 года я приехал из Пермской области, где у меня была учебка в батальоне оперативного назначения. Поучились мы полгода и поехали в Грозный на поезде. Мы все писали прошения, чтобы нас направили в район боевых действий, насильно не принуждали. Если один ребенок в семье, то вообще спокойно мог отказаться.
С офицерским составом нам повезло. Это были молодые ребята, старше нас всего на два-три года. Они всегда бежали впереди нас, чувствовали ответственность. Из всего батальона у нас с боевым опытом был только один офицер, прошедший Афганистан. В зачистках непосредственно участвовали только омоновцы, мы, как правило, держали периметр.
В Грозном полгода мы жили в помещении школы. Часть ее занимало подразделение ОМОН, около двух этажей — мы. Вокруг стояли автомобили, окна были заделаны кирпичами. В классе, где мы жили, стояли буржуйки, топили дровами. Мылись раз в месяц, жили со вшами. За периметр выходить было нежелательно. Меня оттуда вывезли раньше остальных на две недели за дисциплинарные нарушения.
Торчать в школе было скучно, хотя кормили нормально. Со временем от скуки мы начали пить. Магазинов не было, водку мы покупали у чеченцев. Нужно было выйти за периметр, пройтись около километра по городу, прийти в обычный частный дом и сказать, что нужен алкоголь. Была большая вероятность, что не вернешься. Я ходил без оружия. За один только автомат могли убить.
Разрушенный Грозный, 1995 год
Местный бандитизм – странная штука. Вроде днем человек нормальный, а вечером выкопал автомат и пошел стрелять. Под утро закопал оружие — и снова нормальный.
Первое соприкосновение со смертью было, когда убили нашего снайпера. Он отстрелялся, ему захотелось забрать у убитого оружие, он наступил на растяжку и подорвался. По-моему, это полное отсутствие мозгов. У меня не было ощущения ценности собственной жизни. Смерти я не боялся, боялся глупости. Идиотов рядом было много.
Когда вернулся, пошел устраиваться в милицию, но у меня не было среднего образования. Сдал экстерном экзамены и пришел снова, но меня снова прокатили, потому что в Чечне я заработал туберкулез. Еще потому что много пил. Не могу сказать, что в моем алкоголизме виновата армия. Алкоголь в моей жизни и до нее присутствовал. Когда началась вторая чеченская, хотел поехать. Пришел в военкомат, мне дали кучу документов, это немного отбило желание. Потом еще появилась судимость за какую-то фигню, и накрылась моя служба в армии. Хотелось куража и кайфа, но не сложилось.

Даниил Гвоздев, Хельсинки, спецназ
В Чечню я попал по призыву. Когда пришло время идти в армию, я попросил своего тренера устроить меня в хорошие войска — была у нас в Петрозаводске рота специального назначения. Но на сборном пункте моя фамилия прозвучала с теми, кто идет в Сертолово в гранатометчики. Оказалось, что за день до этого мой тренер уехал в Чечню в составе сборного отряда СОБРа. Я вместе со всем «стадом» встал, пошел на поезд, месяца три был в учебной части. Рядом была часть десантников в Песочном, писал туда неоднократно заявления, чтоб приняли, приходил. Потом понял, что все бесполезно, сдал экзамены на радиста командно-штабной машины 142-й. Ночью наш капитан и офицеры нас подняли. Один ходил со слезами, говорил, как всех нас уважает и любит, второй пытался предостеречь. Они сказали, что завтра мы все улетаем. На следующую ночь так интересно было на этого офицера смотреть, я так и не понял, для чего он слезы лил перед нами, ему лет было меньше, чем мне сейчас. Плакал: «Парни, я так за вас буду переживать!» Кто-то ему из ребят сказал: «Так собирайся и езжай с нами».
Мы прилетели во Владикавказ через Моздок. Месяца три у нас было активных занятий, мне дали 159-ю радиостанцию за спину. Потом меня отправили в Чечню. Там я пробыл девять месяцев, я был единственный связист в нашей роте, который более-менее что-то в связи понимал. Через шесть месяцев мне удалось выбить помощника — парня со Ставрополя, который ничего не понимал, но много курил, и для него Чечня была раем вообще.
Задачи мы там выполняли разные. Из простых — у них нефть там можно лопатой раскопать и они ставили такие аппараты: бочка, под ней газовый или на солярке подогреватели, они прогоняют нефть до состояния, когда в конце получается бензин. Бензин продают. Гнали огромные колонны с грузовиками. То же самое в Сирии делает запрещенный в России ИГИЛ. Какой-нибудь не договорится, его свои же сдают — и его бочки горят, а какой-то спокойно делает, что нужно. Постоянная работа тоже была — мы охраняли все руководство штаба СКВО, Шаманова охраняли. Ну и разведывательные задания.
У нас было задание захватить боевика, какого-нибудь языка. Уходили в ночь искать на окраине села, увидели, что туда подходят машины, сливают бензин. Заметили там одного товарища, он постоянно ходил, менял подогрев под бочками, у него автомат, ну раз автомат — значит боевик. У него стояла бутылка, подойдет, отхлебнет и спрячет, ну мы лежим, смотрим с товарищем, он говорит: «Водка у него, они ж мусульмане, пить нельзя, вот он сюда ходит, выпьет и спрячет». Задача захватить языка ушла на второй план, надо сначала захватить водку. Проползли, нашли бутылку, а там вода! Нас это разозлило, взяли в плен его. Этого парня-боевика, худого такого, после допроса в разведотделе обратно к нам отправили. Он рассказывал, что раньше греко-римской борьбой занимался и со сломанным ребром сделал стойку на руках, я его зауважал сильно за это. Он оказался двоюродным братом полевого командира, потому его обменяли на двух наших солдат. Надо было видеть этих солдат: 18-летние парни, не знаю, психика явно поломана. Мы этому парню на зеленом платке написали: «Ничего личного, мы войны не хотим».
Он спрашивает: «Почему вы меня не убили?» Мы объяснили, что нам стало интересно, что он пьет. А он рассказал, что у них в деревне осталась одна русская, ее не трогали, потому что она колдунья, к ней все ходили. Два месяца назад она ему дала бутылку воды и сказала: «Тебя могут убить, пей эту воду и останешься жить».
Постоянно мы размещались в Ханкале, а работали повсюду. Последний у нас был дембельский аккорд, освобождали Бамут. Видели фильм Невзорова «Бешеная Рота»? Вот мы вместе с ними шли, мы с одной стороны по перевалу, они по другой. У них был один срочник в роте и именно его убило, а все контрактники живы. Как-то смотрю в бинокль, а там какие-то люди бородатые бегают. Ротный говорит: «Давай дадим по ним пару огурцов». По радиостанции запросили, мне говорят координаты, смотрю — они забегали, руками машут. Потом показывают белуху — то, что под камуфляж надевали. И мы поняли, что это наши. Оказалось, у них аккумуляторы не работали на передачу и он передать не мог, а меня слышал, вот они и начали махать.
В бою ничего не запоминаешь. Кто-то рассказывает: «Когда я увидел глаза этого человека…» А я не помню такого. Бой прошел, я вижу, что все хорошо, все живы. Была ситуация, когда мы попали в кольцо и вызвали огонь на себя, получается, что если я ложусь, связи нет, а мне надо корректировать, чтоб в нас не попали. Я встал. Ребята кричат: «Хорош! Ложись». А я понимаю, что если связи не будет, свои и накроют.
Кто придумал в 18 лет давать детям оружие, давать право на убийство? Коли дали, так сделайте, чтоб люди, когда вернулись, героями были, а сейчас мосты Кадырова. Я понимаю, что хотят помирить две нации, все сотрется через несколько поколений, но этим-то поколениям как жить?
Когда я вернулся, на дворе были лихие девяностые, и почти все мои друзья были заняты чем-нибудь противозаконным. Я попал под следствие, судимость… В какой-то момент, когда голова от военного тумана стала отходить, я этой романтике помахал рукой. С ребятами ветеранами открыли общественную организацию по поддержке ветеранов боевых действий. Работаем, себе помогаем, другим. Еще я иконы пишу.
Отсюда

Час мужества «Герои локальных войн.От Афгана до Сирии»

Час мужества «Герои локальных войн. От Афгана до Сирии»

Оборудование: компьютер, проектор, экран либо доска для приема изображения, колонки.

Наглядный материал: презентация с исследовательской работой ребят по жителям поселка, участникам локальных войн, книга «Черный тюльпан», музыкальное сопровождение.

Цель: ученик получит возможность воссоздать реконструкцию подвига героя локальных войн

Задачи:

1. Создать условия для воспитания патриотических чувств через изучение массового героизма советских и российских людей в годы локальных войн, любви к Родине, интереса к героическому прошлому и настоящему.

2. Создать условия для оказания помощи в нравственном становлении подростка как личности, в формировании нравственного идеала.

1слайд.

Война — явление жестокое, страшное. Но пока существует на земле злоба, ненависть, будут существовать и войны, которые наносят боевые раны людям, уносят из жизни детей и близких.

Российским людям свойственна любовь к родному краю, где они родились и выросли, к своей прекрасной Родине.

Эта любовь испокон веков проявляется в их готовности защищать, не жалея жизни, свое Отечество. В русском народе живет убеждение, что истинный человек и сын Отечества есть одно и то же. Патриотизм — любовь к Родине, преданность ей, стремление защищать ее от врагов, своими делами служить ее интересам — чувство великое, необходимое, прекрасное.

2слайд.

АФГАНСКАЯ ВОЙНА, гражданская война в Афганистане 1979-2001 гг., в которой в 1979 – 1989 гг. участвовали советские войска.

В 1978 г. в Афганистане произошел переворот, к власти пришла прокоммунистическая Народно-демократическая партия Афганистана. Ее лидеры стремились за короткий срок построить социализм в отсталой феодальной стране. Эта политика не встретила поддержки со стороны населения. В ответ на репрессии афганцы взялись за оружие. Сопротивление коммунистам возглавили исламисты. Партизанам, которых называли борцами за веру или моджахедами, помогали США и Пакистан. Афганские власти обратились с просьбой оказать военную помощь в подавлении этого сопротивления путём ввода советских войск на территорию Афганистана.

Советское руководство для предотвращения угрозы появления у границ СССР враждебного государства, приняло решение о введении Ограниченного контингента Советских войск в Афганистан. Им предписывалось защищать местное население от банд, а также распределять продовольствие, горючее и предметы первой необходимости. Решение было принято 12 декабря 1979 года.

В ночь на 27 декабря советский десант высадился в столице страны Кабуле и штурмом взял дворец диктатора Амина. На следующее утро в Кабул начали прибывать наши войска.

27 декабря 1979 советские войска пересекли афганскую границу.

Там за рекой, есть горный перевал

За перевалом – серпантин дороги,

Дорогой той, наш полк входил в Афган,

Когда был ночью поднят по тревоге.

И мы тогда, зеленые совсем

Еще безусые в погонах мальчуганы,

Не понимали для чего – зачем

Заходим мы на территорию Афгана.

Сквозь звуки лязганья металла о бетон

По всей колонне донеслась команда,

Что наш «Гвардейский» наш «Берлинский» полк

Через Герат идет сейчас к Шинданду.

Попав в Афган, одно мы знали точно

Афганистан – восточная страна,

И что не зря зовут «горячей точкой»

Страну на карте, где идет война.

Война всерьез, война здесь не на шутку,

А значит кровь, а значит смерть людей.

Представить страшно даже на минутку

Картину тех, давно минувших дней.

Советский десант высадился в столице страны Кабул и взял штурмом дворец Амина. Диктатор был убит. Согласно официальному сообщению, революционный суд признал Амина виновным «в совершении преступлений против государства» и приговорил к смертной казни.

Через некоторое время началась национально-освободительная война афганцев против советских войск. Моджахеды нападали со всех сторон и скрывались в горах или на территории Пакистана. Эта война стоила СССР около 15 тыс человек.

Советское вторжение в Афганистан вызвало волну протестов в мире (в частности, на московскую Олимпиаду-1980 отказались многие ведущие страны). США опасались, что из Афганистана СССР может нанести удары по Пакистану и нефтяным источникам в Персидском заливе. Возобновилась «холодная война».

Слайд 3.

Война затянулась. Советская армия оказалась неготовой к длительной войне с партизанами. Она захватывала базы моджахедов, несла большие потери, штурмуя перевалы. Но партизаны уходили в Пакистан и Иран по горным тропам, пополняли свои ряды, и снова возвращались. Перекрыть все горные дороги было невозможно. Американцы поставляли моджахедам самое совершенное оружие, проводили подготовку профессионалов-террористов. Моджахеды обстреливали советские гарнизоны и дороги, по которым шли поставки продовольствия и боеприпасов из СССР. Кроме того, армия НДПА воевала против соотечественников неохотно.

Советские войска были втянуты в разгоравшуюся гражданскую войну между вооруженными силами Демократической Республики Афганистан и моджахедами и стали ее активными участниками. Ведь в Афганистане испокон веков очень сильные племенные традиции, огромную роль играет религия. Ислам – часть культуры и образа жизни народов Афганистана. Никакие пришельцы не в состоянии утвердить на афганской земле иные порядки. Вводя 40-ю Армию в Афганистан, советские руководители рассчитывали быстро «навести порядок» — и сделали неверный шаг…

Чтец:

По горным дорогам Афгана

В течение нескольких лет,

Приказ боевой выполняя,

Советский прошел контингент.

В далекой стране за кордоном

Не мало пришлось повидать,

Атаки наемных душманов

Порой каждый день отражать.

Не все возвратились с Востока,

Не все что хотелось сбылось,

Под солнцем палящим жестоко

Увидеть не мало пришлось.

Им было всего 18,

Когда их призвали служить.

Как жаль, что погибли ребята,

Которым хотелось пожить.

Слайд 4.

9 страшных лет продолжалась война в Афганистане. Заокеанские стратеги в борьбе за влияние в этом взрывоопасном, регионе не жалели средств. Против нас была объявлена не только информационная война. Широкой рекой текли в Афганистан современные средства ПВО, стрелковое и тяжелое вооружение, средства минной войны. Но главное – деньги. За каждое ухо советского солдата, как за скальп во время покорения Америки щедро платили. Убийство из засады стало самым прибыльным бизнесом для простого афганца.

С 1983 СССР начал искать возможность вывода войск из Афганистана. Пользуясь противоречиями между моджахедами, удалось на время заключить перемирие с наиболее опытным партизанским командиром А. Масудом, возглавлявшим вооруженные силы Исламского общества Афганистана. США отказывались прекратить помощь моджахедам в обмен на вывод советских войск. В условиях «холодной войны» США были заинтересованы в том, чтобы СССР как можно дольше не мог выйти из «капкана», в который попал в Афганистане.

Слайд 5-6

Да, по-разному оцениваются события той войны. Многие называют её «ошибкой» и «интервенцией», а воинов — афганцев – «убийцами» и «оккупантами». Тогда, в 1979 г. Родина послала своих солдат на защиту южных рубежей, не подчиниться приказу они не могли. Нельзя судить солдат, выполнявших свой воинский долг. История рассудит «Кем были мы в стране далёкой».

Слайд 7-12 .

Воины-интернационалисты, прошедшие Афган, живут и работают среди нас. Они – наша гордость. Мальчишки, волею судьбы, оказавшиеся вдали от Родины, показали всем, что они по-прежнему, как в течение всей истории России, достойные и верные сыны, надежные защитники ее интересов. Нельзя забывать о солдатах этой войны!

Слайд 13.

ГРУЗ 200
Давным-давно мне было восемнадцать
В военкомате комиссар спросил:
-Здоровье как? Положена отсрочка?
Ответ был прост: — Хочу служить!
В те времена без службы не мужчина
В те времена я должен быть солдат
Стою в строю! Я Родиной направлен
Границы наши и народ свой защищать
В те времена мы не платили за отсрочку…
Мы были гордые за то, что мы в строю!
В Афганистане воевали за свободу
Людей голодных! И гибли мы в бою…
В те времена нам цинков не хватало…
И в морге, в холодильнике уж места нет
Вот воина несут… убит под Кандагаром
И положили бережно на белый, белый снег…
Укладывали всех рядком и тихо ждали
Пока с Союза цинки привезут…
Их санитарам в морге не хватало,
Чтобы домой отправить этот страшный груз
В горах идут бои и мутные туманы,
На взлет погоду самолетам не дают…
И санитары с Подмосковья чем-то пьяны,
Им выпал в армии такой тяжелый труд
Их обмывать, устраивать в домину,
Потом запаивать свинцом со всех сторон…
Тяжелый труд достался тем мужчинам
Солдатам скорбной службы!.. Вот гробы везут…
И началась работа! Не до пьянки!
Ведь собирают воина домой…
В последний путь… на Родину в парадке,
В последний путь… домой, домой, домой…
В Союзе ждут его в военкомате,
И только по прибытии туда,
Придут и скажут маме, что Солдат ваш…
Убит… ДЕРЖИТЕ!!! «Скорую» сюда!
В те времена мне было девятнадцать
И я тот страшный груз сопровождал
Он был боец, убитый под Баграмом,
Горел в бронемашине, в засаду он попал…
Десанта дверь заклинило, не вытащить парнишку,
Горит в машине он… кричит на крик!
А я бегу залить его с ведром водой из лужи…
Не дать сгореть ему! «Держись, держись, браток!!!»
И сверху, через люк, я лью на тело
И слышу тихо из брони: » Спасибо, брат…»
Но не успел я сделать свое дело…
Открыт десант. Я вижу… что погиб солдат…
И вот я в самолете… Груз сопровождаю…
На деревянном ящике, где цинк лежит
Его фамилию на крышке я читаю,
Его везу домой я хоронить…
В Молдавии живет боец убитый…
Там, где вино течет янтарною рекой,
Где солнце светит ярко и красиво,
И девушка бежит на речку утренней росой
Звучит салют из автоматов у могилы…
И люди говорят о нем хороших много слов
Как жил солдат, как девушку любил он
Убит солдат… не надо больше слов

Только по мере завершения «холодной войны» в мире возникла возможность прекратить войну в Афганистане. В 1988 были достигнуты соглашения в Женеве, по которым СССР выводил свои войска, а США и Пакистан прекращали военную поддержку моджахедов. В феврале 1989 начался вывод советских войск.

Слайд 14.

15 февраля 1989 года завершился вывод из этой страны почти 100 тыс. советских солдат и офицеров( всего через эту войну в Афганистане прошло 620 тыс. советских военнослужащих, из которых 14,5 тысяч было убито, 53,7 –ранено)

В Хабаровском крае 1200 афганцев

В Вяземском районе 467 ветеранов локальных конфликтов

Погибло в локальных конфликтах- 250 человек

Слайд 15.

Около южного входа на хабаровский стадион им. В.И. Ленина установлен гранитный обелиск, получивший название ‘Черный тюльпан’. Посвящен он памяти российских воинов, павших при исполнении интернационального долга. Редким выдается день, когда к этому обелиску не приходят люди. Одни останавливаются, чтобы прочесть, кем и когда отлит этот памятник, другие приходят с печалью в глазах и, тихо положив к мраморному подножию обелиска букетик живых цветов, молчат, бросая взор на черные лепестки тюльпана, пробитые осколками снарядов. Мать прикладывает к глазам влажный от слез платок, отец, сняв головной убор, горестно вздыхает, а внук теребит его за рукав:
— Дед, а почему на тюльпане дырки?
Как объяснить малышу о творческом замысле художника, создававшего памятник, что эти отверстия — символ беспощадной и злой смерти, унесшей жизнь отца этого малыша, не вернувшегося из Афгана. Они, бывшие афганцы, тоже приходят сюда. Оставляют на постаменте стопку водки, накрытую ломтиком хлеба. Тоже символ: ‘Мы помним о вас, боевые друзья’. Они острее других воспринимают расхожую мысль: человек жив, пока о нем помнят. Понимают, что любой из них мог бы сейчас быть среди тех, чья стопка осталась не выпитой.

Слайд 16.

ЧЕЧЕНСКАЯ ВОЙНА 1994-96, широкомасштабные военные действия между федеральными войсками Российской Федерации и чеченскими вооруженными формированиями. Попытки России урегулировать мирными средствами затяжной чеченский кризис, возникший после провозглашения Чечней в 1991 государственной независимости и выхода из состава России, оказались безуспешными. К кон. 1994 ситуация обострилась. Штурм Грозного антидудаевской оппозицией, поддержанный федеральным центром с целью свержения режима Д. М. Дудаева, закончился неудачей. 30 ноября 1994 президент Ельцин подписал указ «О мероприятиях по восстановлению конституционности и правопорядка на территории Чеченской Республики». Было принято решение об использовании регулярной армии.

Чечня… Это слово у каждого на устах. Сколько погибло необученных мальчишек в чеченских засадах, сгорело в танках. Но они не сдались. Не сдались потому, что в Великую Отечественную за эту землю воевали их деды, не сдались потому, что в 80-х в Афганскую войну их отцы и братья выполняли свой воинский долг.

Слайд 17.

11 декабря 1994 российские войска пересекли границу Чечни, начались кровопролитные бои за Грозный. Войну забывать нельзя. Когда войну забывают, говорили древние люди, начинается новая, потому что память-главный враг войне.

Пе́рвая чече́нская война́ (Чеченский конфликт 1994—1996 годов) — боевые действия между войсками России (ВС и МВД) и непризнанной Чеченской Республикой Ичкерия в Чечне и некоторых населённых пунктах соседних регионов российского Северного Кавказа с целью взятия под контроль территории Чечни, на которой в 1991 году была провозглашена Чеченская Республика Ичкерия. Часто называется «первой чеченской войной», хотя официально конфликт назывался «мерами по поддержанию конституционного порядка». Конфликт и предшествующие ему события характеризовались большим количеством жертв среди населения, военных и правоохранительных органов, отмечались факты этнических чисток нечеченского населения в Чечне.

В 1992—1993 на территории Чечни совершилось свыше 600 умышленных убийств. За период 1993 года на Грозненском отделении Северо-Кавказской железной дороги подверглись вооружённому нападению 559 поездов с полным или частичным разграблением около 4 тысячи вагонов и контейнеров на сумму 11,5 миллиардов рублей. За 8 месяцев 1994 года было совершено 120 вооруженных нападений, в результате которых разграблено 1156 вагонов и 527 контейнеров. Убытки составили более 11 миллиардов рублей. В 1992—1994 году в результате вооруженных нападений погибло 26 железнодорожников. Сложившаяся ситуация вынудила правительство России принять решение о прекращении движения по территории Чечни с октября 1994 года.

По данным, обнародованным штабом ОГВ, потери российских войск составили 4103 человек убитыми, 1231 — пропавших без вести/дезертировавших/пленных, 19 794 раненых. По данным Комитета солдатских матерей, потери составили не менее 14 000 человек убитыми (задокументированные случаи гибели по данным матерей погибших военнослужащих). Однако следует учитывать, что данные Комитета солдатских матерей включают в себя только потери солдат-срочников, без учета потерь военнослужащих-контрактников, бойцов специальных подразделении и т. д. Потери боевиков, согласно данным российской стороны, составили 17 391 человек. По данным начальника штаба чеченских подразделений (позже Президента ЧРИ) А.Масхадова потери чеченской стороны составили около 3000 человек убитыми. По данным ПЦ «Мемориал» потери боевиков не превышали 2700 человек убитыми. Число потерь мирного населения доподлинно неизвестно — по оценке правозащитной организаци Мемориал они составляют до 50 тысяч человек убитыми. Секретарь Совбеза РФ А.Лебедь оценивал потери гражданского населения Чечни в 80000 человек погибшим

В сапогах или ботинках

На вертушке иль броне

А где пешком, как по старинке

Прошагал ты по Чечне

Ты не сеял смерть и хаос

Пленным горла не вскрывал

Нелюдей, убийц, бандитов

Как метлой ты выметал

Заглянул в лицо ты смерти

Но не дрогнул и не сдал назад

До конца стоял на каждом рубеже

Ты — Российской армии СОЛДАТ

Лишь к марту 1995 российским войскам удалось вытеснить из него чеченских ополченцев. Российская армия, используя авиацию, артиллерию, бронетехнику, постепенно расширяла радиус своего контроля, положение чеченских формирований, перешедших к тактике партизанской войны, с каждым днем усугублялось. В июне 1995 отряд боевиков под командованием Ш. Басаева совершил налетна г. Буденновск (Ставропольский кр.) и захватил в заложники всех, находившихся в городской больнице, и других жителей города. Ради спасения жизни заложников российское правительство выполнило все требования боевиков и согласилось начать мирные переговоры с представителями Дудаева. Но сложный переговорный процесс был сорван в окт. 1995 в результате покушения на командующего российскими войсками генерала А. С. Романова. Военные действия продолжились.

Гибель Дудаева в апр. 1996 ситуации не изменила. В авг. 1996 чеченские формирования фактически захватили Грозный. В этих условиях Ельцин принял решение о проведении мирных переговоров, которые поручил вести секретарю Совета Безопасности А. И. Лебедю. 30 авг. 1996 в г. Хасавюрте (Дагестан) были подписаны мирные соглашения, по которым предусматривались полный вывод российских войск с территории Чечни.

Слайд 18.

Рядовой НАУМЕНКО МАКСИМ ЮРЬЕВИЧ родился 12 января 1976 года в поселке ХОМЕНГУ района имени Лазо Хабаровского края. После окончания второго курса техникума был призван в армию. Службу проходил в воинской части 20662 Хабаровска, а 11 января 1995 года в составе 245 —го полка прибыл в Чечню. 12 июня Максам Науменко погиб в чеченском плену. Награжден посмертно орденом Мужества.

Максам Науменко участвовал со своим полком во взятии Грозного, прошел через многие населенные пункты под дымным небом Чечни, по ее земле, где на каждом шагу солдат, воюющих с боевиками поджидала смертельная опасность. Так было вЧервленной, Ведено, других местах. Он всегда действовал смело и решительно, потому что был хорошим солдатом. И вот — районный центр, город Шатой. Его взятие, по расчетам командования, должно было стать последней крупно масштабной операцией федеральных войск в первой военной кампании в Чечне в 90-х годах минувшего века. Боевики уходили в горы. Стояла задача лишить их баз поддержки, завершить разгром незаконных вооруженных формирований.

Рядовому Науменко, казалось, улыбнулась удача. Вместе с отдельными бойцами, отстреливаясь из автомата, он прыгнул с высоченного крутого обрыва в реку Аргунь. Пули бандитов, пущенные вдогонку, не задели ёго. Но Максим исчез.

Его потом долго искали. Бесполезно. Родным Максима в дальний Вяземский пришло извещение, в котором говорилось о том, что Науменко Максим Юрьевич пропал без вести 12 июня 1995 года при исполнении служебных обязанностей в составе воинской части 62892…).

А позже выяснилось: избежав по счастливой случайности осколков гранат и мин, вражеских свинцовых очередей, Максим до конца испил ужасную трагедию плена. Скорее всего, его схватили где- то там, где он вышел из бурлящего потока воды. Над ним издевались зверски: сломали руки, пальцы, выбили зубы. Его лишали пищи. Максим стойко переносил все, но не пошел в услужение к бандитам. Он умер от истязаний и голода.

После смерти Максима положили в мешок, спустили в воду и привязали к мосту на съедение рыбам, чтобы все видели это — для устрашения — и свои, и чужие.

Сообщили об этом в 24 —ю лабораторию Северо — Кавказского военного округа, занимающуюся опознанием погибших, жители одного из сел. Мертвым Максим был настолько не узнаваем, что опознали его только через год после гибели.

Похоронен Макс 7 октября 2996 года с воинскими почестями в Вяземском. Остались у воина мама Ольга Гавриловна, сестренки, брат и две бабушки, которые до сих пор не верят, что их Максим погиб.

Слайд 21-22.

Нападение боевиков на школу в Беслане, начавшееся в 8.30 1 сентября 2004 года, было абсолютно внезапным. Школу брали как вражеский бастион – боевики развернулись в цепь и шли от железнодорожной насыпи, охватывая толпу школьников и родителей и расстреливая разбегавшихся. С тыла заложников блокировала группа, помешавшая им выпрыгнуть в окна. Жестокость к заложникам проявлялась сразу – без какой-то стадии нагнетания озлобления. Чтобы шокировать и отбить волю, а для себя закрыть все пути к отступлению. Безоружных милиционеров, случайно оказавшихся в толпе и попавших вместе с ней в школу тут же расстреляли, включая женщину – работника паспортного стола.

Слайд 23.

Сирия.

Каждое поколение по-своему проходит определенное испытание на прочность. Рано или поздно настает для него тот час, когда в полной мере надо взять на себя, на свои собственные плечи всю полноту ответственности: “За Россию, за народ и за все на свете!”.(А.Т.Твардовский )

Слайд 24. Минута молчания.