Александр карцев стихи

Шелковый путь. Записки военного разведчика

Александр Карцев.

© Карцев А.И., 2014

© ООО «Рт-СПб», 2014

© ЗАО «Издательство Центрполиграф», 2014

* * *

Об авторе

Карцев Александр Иванович родился 9 сентября 1964 года. В 1985 году окончил Московское Высшее общевойсковое командное училище имени Верховного Совета РСФСР. С августа 1986 по октябрь 1988 года проходил службу в Афганистане (180 МСП). C 1989 по 1990 год – командир взвода, затем – роты курсантов МВОКУ имени Верховного Совета РСФСР. С 1990 года по 2002 год преподавал в Московском инженерно-физическом институте. Автор книг «Шелковый путь», «Школа самообороны для женщин и драконов», «Кремлевцы» и ряда других. Член Союза писателей России и Международного Союза славянских журналистов.

Вместо предисловия

Эта книга об Афганистане. О моих друзьях. О работе военных разведчиков и о том, что Афганистан был для нас не только полем боя, но в первую очередь страной, впитавшей в себя совершенно уникальные знания, которые могут быть полезны каждому из нас.


Искренне ваш А.К.

Книга первая

Экзамен

Посвящается Сергею Карпову.

С завистью к его офицерской молодости.

Солдату маршрута Кабул – Джабаль-Ус-Сирадж.

Солдату и поэту.

Она летела рядом, буквально в нескольких сантиметрах. Красивые карие глаза были задумчивы и равнодушны. Гибкое стройное тело было восхитительно! Она не обращала на меня ни малейшего внимания. По крайней мере, так казалось. Но я не обольщался на этот счет: чем-то я все-таки был ей интересен. Ведь иначе ее не было бы рядом со мной, да и шерсть у нее на загривке поднялась совсем не случайно. Гравитация делала свое дело – до воды оставалось не более полуметра. Впервые в жизни я жалел, что не умею летать. Взмахнул бы руками, да и вернулся обратно. На палубу пограничного катера. Хотя и не люблю пограничные катера, вернулся бы. Просто еще меньше, чем пограничные катера, я люблю пограничных собак. Особенно таких, как та, что летела сейчас рядом. Даже если она и казалась такой равнодушной…

Экзамен был бездарно провален.

Катер должен был появиться не раньше, чем через два часа. За это время я ушел бы далеко за Днестр. Но вмешался нелепый случай – жене одного из пограничников срочно понадобилось на другой берег. Катер казался песчинкой в днестровском лимане, я не тянул и на микропесчинку. По всем вселенским законам мы не могли встретиться. Кроме какого-то одного закона, о котором я, видно, забыл. Через Днестр переправлялся по стандартной схеме: одежда лежала в водонепроницаемом пакете рядом с увесистым булыжником. Пакет привязан к телу веревкой. Узел «Прощай, мама». Альпинисты хорошо знают этот узел. Как только появился катер, короткое движение, и одежда с камнем ушла на дно. Меня подняли на борт. Подошел старший прапорщик. Он был немногословен.

– Документы?

Более забавного вопроса я и не ожидал услышать. Нужно было что-то ответить в том же духе. И в голове уже рождалась шутливая фраза: «Вы знаете, офицер, документы, шифры, оружие и наркотики утонули. Я не виноват…» Но в это время за моей спиной раздался звонкий девичий смех. На мостике стояла миловидная светловолосая девушка. Вопрос о документах вызвал у нее взрыв веселья. До пограничников, похоже, тоже стала доходить неуместность вопроса. И в этот момент я совершил глупость. Необъяснимую, бессмысленную. Я прыгнул за борт… Взыграло детство в одном месте. Решил произвести впечатление на девушку. Прыжок действительно был красивым. Недаром столько лет занимался плаванием. Но еще более красивым был прыжок пограничной собаки. Профессиональный, классный прыжок. Вот тогда-то я и захотел вернуться обратно. Захотел научиться летать. Но рожденный ползать, как известно… Я шмякнулся о воду как старая разбитая калоша и лежал в воде как старое гнилое бревно. Рядом мило плескалась овчарка. Ей было приятно поплавать после длинного рабочего дня. И лишь изредка она бросала равнодушный взгляд в мою сторону. Ждала, когда я пошевельнусь. О, моя попытка бегства или сопротивление при задержании были бы для нее настоящим праздником. Она мечтала об этом всю свою жизнь. Или, по крайней мере, с утра (возможно, утром ее не слишком сытно покормили). Но я превратился в бревно, у меня не было рук – только ветки, не было ног – только корни, не было мыслей. Я был всего лишь бревном. Я даже не думал о жуках-короедах.

Меня снова подняли на борт. Шуток больше не было. Кроме одной – на руки надели наручники и пристегнули их к ограждению. Катер подходил к берегу. Незаметно подкрадывались сумерки. Наступал час волка. А волка, как известно, кормят ноги. То есть лапы. Или зубы. Не помню. В любом случае пора было делать ноги и показывать зубы.

И что это я так переживаю из-за какой-то овчарки. Собаки – не самое страшное в жизни. Вы когда-нибудь были волком? Спали в лесу, чутко прислушиваясь к каждому шороху? Ведь каждый шорох таит опасность, и каждый встречный может быть не только дичью, но и врагом. Если после неудачной охоты мокрая шерсть у вас на боках к утру покрывалась ледяной коркой, вы меня поймете. А собаки не так уж и страшны. С молоком матери я впитал знание, что уходить от них лучше по скошенным лугам. Запах свежего сена сбивает их со следа. Уходить весело, легко, и лишь раз-другой резко сменив направление бега. Охотничьи собаки слишком прямолинейны, почувствовав близость добычи, они глупеют, пропускают место поворота. Теряют след, сбиваются в кучу и затаптывают все вокруг. Собаки.

Если это не сработает, слишком назойливым можно перегрызть горло. В крайнем случае можно укусить себя за лапу. Это здорово отвлекает, когда тебя рвут на части охотничьи собаки. Помогает расслабиться. И драться до последнего вздоха. И умереть, сомкнув зубы на чьей-нибудь шее.

Катер подошел к причалу. Девушка легко выпорхнула с катера на трап. Сержант-пограничник провел мимо меня овчарку. На поводке она выглядела очень мило. И хотя шерсть у нее стояла дыбом, как и раньше, во взгляде появилось что-то новое. Не уважение, нет. Признание достойного противника, признание его силы. Кажется, меня признали. За своего. Четверолапого. Было приятно. Вот только блохи совсем заели. Так хотелось почесать лапой брюхо, но я удержался. Не хотелось проявлять слабость при посторонних. Волк должен быть сильным. Тем более перед овчаркой. Кстати, между нами, волками, довольно симпатичной овчаркой. Была бы волчицей, с ней бы еще вполне можно было бы вместе повыть на луну.

Я проводил ее взглядом. Пора было бежать. Но я все медлил. Ждал, когда проводник с собакой уйдут с причала. При них уходить не хотелось. Люди могли наказать овчарку за то, что она меня упустила. Подумать, что и они в том виновны, мозгов у них едва бы хватило. Проще было наказать бедную собачку. Ничего, подожду еще минутку. Подводить овчарку не хотелось. Хоть и собака, а ведь тоже ходит на четырех лапах. Солидарность. Людям этого не понять.

Время остановилось. Пограничник с собакой исчезли за углом какой-то постройки. Старший прапорщик отстегнул наручники от ограждения и почти ласково толкнул меня на трап. Я обреченно вздохнул, поскользнулся, смешно вскинул вверх руки в наручниках и упал в воду. Никакой самодеятельности, никакой изобретательности. Скукотища! Сделал то, что должен был сделать. Акцентировал внимание пограничников на своей безобидности (руки в наручниках высоко над головой), рассмешил их своей неуклюжестью (упав в воду, удивленно вскрикнул: «Ой, тону!»). Побарахтался в воде, пару раз погрузился под воду. Ну, просто цирк какой-то! И, резко оттолкнувшись от борта катера, ушел на глубину. Дальше работало течение. Метрах в двадцати от причала я, еще находясь на катере, приметил несколько торчащих из воды свай. От меня требовалось совсем немного – не ошибиться в выборе направления, доплыть под водой до свай и зацепиться за них. А дальше: выключить сознание, превратиться в водоросли и оставаться под водой как можно дольше. Главное не промахнуться. Вынесет на открытое место – сразу заметят. Перехитрить пограничников можно, уйти от их катера – нет. Мне повезло, я не промахнулся – сваи оказались на месте. Мне повезло даже вдвойне – голова тоже оказалась на месте. К сожалению, это место было одно и то же. Я не учел скорости течения, прозрачности воды и сумерек. И еще сотни факторов, которые необходимо учитывать беглецам. Руки прошли в паре сантиметров от одной из свай, следом шла голова… Я моментально догадался, что будет дальше (вообще-то я сообразительный), у меня хватило на это времени. Времени не хватило лишь на то, чтобы сгруппироваться, чтобы что-либо изменить. Удар был просто ошеломляющий! И если бы у этой безмозглой водоросли было бы хоть чуточку серого вещества, не обошлось бы без серьезного сотрясения мозга. Шейные позвонки, казалось, просто рассыпались, но самое ужасное было не это. Удар выдавил из легких остатки кислорода и выбил меня из равновесия. Я больше не был водорослью, не мог дышать под водой и любоваться проплывающими рядом рыбками. Я был тем, кем был на самом деле: старым больным человеком на третьем десятке лет. Пытающимся сдать выпускной экзамен, точнее успешно его провалившим.

Все было предопределено свыше. В книге судеб. После окончания Московского высшего общевойскового училища выпускник спортивного взвода, бывший чемпион Московского военного округа и призер Вооруженных Сил по военно-прикладному плаванию был направлен для прохождения дальнейшей военной службы в один из приморских округов. До ближайшего моря рукой подать! Тут недалеко. Сразу за пляжем. Правда, пляж тянулся на тысячу километров и назывался «Черными песками». Каракумы. Туркестанский военный округ. Полгода провел в горном учебном центре, изучая взрывное дело и снайперскую науку, занимаясь альпинизмом и стрельбой. Джентльменский набор юного разведчика ограничивался двадцатью с лишним учебными дисциплинами. Не так уж и много для начала. По выпуску из центра занимался проводкой агентурных разведчиков за кордон, организовывал «коридоры» и обеспечивал их безопасность. Пригодились и навыки боевого пловца – один из выделенных для военной разведки «коридоров» представлял собой цепочку подземных озер и затопленных грунтовыми водами подземных ходов (у КГБ и МВД были свои каналы для выхода на территорию соседнего государства). При проведении одной из таких операций группа разведчиков попала в засаду. Он, прикрывая их отход, получил тяжелое ранение. И все-таки ушел от преследователей. Группа вернулась без потерь. Вообще-то работа без потерь была своеобразной визитной карточкой разведчиков. Ибо потери были синонимом непрофессионализма. А непрофессионалов в военной разведке не держали. После госпиталя дорога в боевое применение была заказана, впереди маячила штабная работа в разведотделе. И все-таки он выбил у командования свой последний шанс: дать ему возможность сдать выпускной экзамен в учебном центре. (Действующие разведчики не реже одного раза в год проходили переподготовку в горном учебном центре и сдавали обязательный «выпускной экзамен».) Ему этот шанс предоставили. Правда, решение по нему было уже принято. Оно не зависело от результатов сдачи экзамена. Но он об этом, естественно, не знал.

У каждого выпускника центра стояла своя задача: учебная либо боевая. Ему досталась учебная – без документов пересечь территорию Одесского военного округа, приграничную зону. На территории сопредельного государства встретиться с человеком и вернуться. Была бы боевая, не сливали бы наши комитетчикам информацию, что противник планирует нарушить Государственную границу. А для МВД, что с зоны под Красноводском бежал особо опасный рецидивист, убил часового, захватил оружие. При задержании стрелять на поражение. И его приметы. Для блокировки и прочесывания местности привлекались войска округа и Внутренние войска. Другими словами, создавалась рабочая обстановка. От выпускника требовалось лишь доказать свою профессиональную пригодность. И уложиться в двенадцатидневный срок.

Он сделал все правильно. Отсыпался днем. Шел ночами, обходя населенные пункты, милицейские кордоны и прячась от людей. Питался корешками съедобных растений и сырой рыбой, один раз ему даже посчастливилось поймать гюрзу. Но он дошел до границы, сутки вел наблюдение за пограничниками, вскрывая систему их постов и секретов. Переправился через Прут и встретился в условном месте со связником. По итогам экзамена ребята из пограничного наряда, несшего службу на участке его прохода, получили по три года колонии общего режима. (За нарушение правил несения пограничной службы, повлекшее тяжкие последствия. Он узнает об этом через много, много лет). А сейчас ему оставалось самое трудное. Возвращение. Границу пересек в другом месте. Это заняло еще двое суток, но так было надо. Он не любил возвращаться старыми тропами. Дошел до Днестровского лимана и… провалил экзамен. Все коту под хвост. Он целый день прятался в воде под старой корягой, вел наблюдение и ждал сумерек. Как только на другом берегу зажглись редкие огоньки, начал переправу. Увы, когда до берега оставалось не более километра, появился пограничный катер. Фатальная случайность! И все-таки ему здорово повезло. Во-первых, его не узнали. Злую шутку с пограничниками сыграла ведомственная неприязнь между МВД и КГБ. Приметы якобы бежавшего с зоны рецидивиста были только у милиционеров. Если бы они были у пограничников, к нему бы отнеслись более серьезно. Во-вторых, катер явно использовался не по служебному назначению, а это всегда здорово расхолаживает. Даже пограничников. И в-третьих, он сыграл свою роль достаточно убедительно. Курортник. Отдыхающий. Смешной и немного несуразный. Он…

Интересно, с каких это пор я начал думать о себе в третьем лице? Быть может, я уже умер? Хотя едва ли у покойников так болит голова. А еще плечи, руки, ноги. Каждая клеточка моего бедного тела выла от жуткой боли. Возможно, я был еще жив. Сознание возвращалось. Я открыл глаза. Лучше бы я этого не делал! Надо мною была вода. Со всех сторон: сверху, снизу, внутри – вода. Значит, я умер. Стало безумно страшно. Захотелось кричать. И тут я все вспомнил. Девушка. Собака. Пограничники. Свая. При ударе об нее я рефлекторно вытянул руки, пытаясь зацепиться. Увы, промахнулся. И потерял сознание. Течение сделало бы свою гнусную работу, выдало меня пограничникам. Но руки зацепились за остатки старой рыбацкой сети, запутавшейся в сваях. И я остался под водой. Интересно, как долго я там находился? Это неправда, что человек может обходиться без воздуха лишь пару минут. Некоторые лежат под водой сутками. Через несколько дней течение выносит на песчаные отмели их распухшие, скрюченные тела. Воздух нужен только живым. А я уже умер.

Но вода разрывала легкие. Просыпающийся мозг настойчиво требовал только одного – воздуха. Ему было неважно, жив я или нет. Глоток воздуха! Полцарства за глоток воздуха. Полцарства и половину коня. Нужно было всплывать. Вы, наверное, знаете сотню способов, как сделать это, оставаясь незамеченным. Можно взять полую травинку и дышать через нее. Можно крикнуть: «Эй, вы там, наверху! Это я! Всплываю!» Со счастливо-глупой улыбкой вынырнуть перед глазами восхищенных зрителей в зеленой форме с автоматами Калашникова. И тут же натянуть на голову по самые уши шапку-невидимку. Неплохо в таком случае использовать и ковер-самолет на подводных крыльях. В крайнем случае сапоги-скороходы на воздушной подушке. Но с волшебными шапками, сапогами и коврами у меня в этот раз было туго.

Я осторожно выпутался из сети. Подтянулся к свае и обхватил ее ногами. И начал подъем. Мне не нужны были восхищенные зрители. Я не настаивал, чтобы они рассматривали мой лоб или затылок в прорезь прицела. Скромность украшает. Куда больше, чем дырка в голове. Мне было достаточно, чтобы из воды появились только губы. Секрет фокуса прост. Что высматривает наблюдатель? Характерные признаки человека. Голову. Затылок. Но, как известно, трудно найти черную кошку в темной комнате. Особенно когда ее там нет. А кто сказал, что я еще здесь? Был, да сплыл. Поэтому задача моя была проста. Перед самой поверхностью – глубокий выдох. Постараться выдавить из легких всю воду. Прогнуться в спине, досчитать до трех и, войдя в ритм с волной, подвсплыть. Именно подвсплыть. В мертвой зоне между волнами на мгновение появляется небольшая воронка (рот), в нее устремляется воздух, и воронка исчезает. Какой такой павлин-мавлин? Какой пловец? Нет никакого пловца! И никогда не было! В спускающихся над рекой сумерках, на темной воде это давало шанс.

Прошла целая вечность. Столетие. Умерло дерево. Умер волк. Все умерли. На часах старшего прапорщика не прошло и десяти минут. В мою сторону даже не смотрели. Два пограничника деловито прочесывали дно баграми. Между катером и причалом. Прапорщик встревоженно посматривал на часы.

– Может, утонул? – В его голосе послышалась надежда. Судя по всему, возиться с задержанным пограничнику не хотелось. Да и объяснять командованию, где и когда задержан нарушитель, тоже. А тонут в Днестре ежедневно. Правда, не у всех утопленников такие красивые наручники. Скорее всего, только из-за них и продолжались еще мои поиски. Человек у нас бесценен. В смысле, что ничего не стоит. Ни сам человек, ни его жизнь. Наручники имеют конкретную стоимость.

И это было просто возмутительно! Как же спасение утопающих? Хотелось закричать: «А может, он еще жив! Ищите лучше! Может быть, его еще можно спасти!»

По понятным причинам кричать я не стал. Утонул, так утонул. С кем не бывает. Мысленно произнес прощальную речь. Отметил, что утопленник был замечательным человеком. Любил детей, охранял природу, всегда переводил старушек через дорогу…

Прапорщик не выдержал. В последний раз взглянув на часы, он приказал отчаливать. Катер взревел моторами и пошел на другую сторону Днестра. А я поплыл к причалу.

Путь к причалу. Звучит безумно красиво! Хотя мне был нужен совсем другой берег и совсем другой причал. Но этот берег был куда ближе. Поэтому я отдался волнам, проплыл несколько метров вдоль берега. До ближайшего кустарника. Сил идти не было. Не было сил даже ползти. Я выполз на берег. Я был молодцом! Я смог уйти от пограничников. Я был героем! Я заплакал.

Это был полный провал. Нелепая встреча с пограничниками на целые сутки выбила меня из графика движения. До места сбора под Николаевом оставалось более ста километров. Две ночи пути. Но сначала необходимо снять наручники, найти новую одежду, новую жизнь и хотя бы чуточку сил. Времени в обрез! Где взять эти две ночи? В моем распоряжении менее суток. День не в счет. Значит, оставалась только ночь. Одна единственная ночь.

Я лежал в прибрежных кустах и плакал. Ну и что, ведь меня никто не видел. Я сильный! У меня еще оставались силы, чтобы плакать. У меня просто не хватало сил, чтобы идти. Или плыть. На другой берег. Я был словно ежик, в известном анекдоте: сильный, но легкий. Меня каждый мог обидеть.

Ночь впереди. Приходилось все начинать сначала. Сначала наручники. Потом одежда. Если я появлюсь в таком виде перед нашими, от шуток потом не будет отбоя. Одежда была нужна. Затем необходимо подняться как можно выше по течению, тогда течение вынесет на другой берег. Там придется искать ковер-самолет. Но на тот берег нужно еще попасть. А для этого надо было встать.

Я медленно досчитал до трех. На счете «три» резко вдохнул и… досчитал до ста. Потом еще раз. И еще. Наверное, из меня мог получиться отличный счетовод. Я фантастически здорово считал до ста. С дикцией, с выражением. Про себя. Лучший в мире счетовод! Круче Карлсона. Нет, с Карлсоном я, конечно, погорячился. И вообще, лучше его не трогать. Он был самой большой трагедией моего детства. Когда я узнал, что Карлсон – это замаскированный Саид из кинофильма «Белое солнце пустыни», жизнь утратила для меня всякий смысл.

Невдалеке раздался какой-то звук. Кто-то приближался к кустам. Тело моментально сжалось пружиной и перекатилось под ближайший куст. Я надеялся увидеть инопланетян. Пограничный наряд. Динозавра. Но увидел небольшую тропинку и гнома на ней. По тропинке в крохотном брезентовом плаще шел крохотный старичок, бодро размахивая удочками. Я перевел взгляд на конец тропы. Берег. Причал. МОТОРНАЯ ЛОДКА! Дедушка собрался на ночную рыбалку. Обожаю! Разве я не говорил вам раньше, что безумно люблю старичков-рыбачков. На ужин. Я не успел ни о чем подумать. Сработали рефлексы. Дедушка прошел в паре шагов от меня. На третьем шаге он уже лежал лицом в землю. Как бы не пережать, но дедушка был совершенно спокоен. И даже когда я раздевал его до нижнего белья и связывал веревкой, найденной в моторной лодке, дед оставался невозмутимым. Ох, непростой ты дедушка! И лодка твоя на пограничном причале паркуется неспроста. И спокойствие твое не показное. Либо каждый вечер встречаются на твоей тропе диверсанты, вяжут твои белые рученьки. Либо ты по молодости сам вязал белые рученьки диверсантам. Но сегодня я был не очень любопытен. Если дед собирался на рыбалку в погранзоне, значит, моторку пограничники пропустят без досмотра. Старые дедушки не любят, когда их кто-нибудь отвлекает во время рыбалки. А пограничники ТАКИХ старых дедушек стараются лишний раз не беспокоить. Мне же погранзона не нужна. Мне совсем в другую сторону. Хотя искать меня будут именно у границы. План созрел моментально. Моторная лодка! Хватит ползать серой мышкой. Прокатимся с ветерком и с музыкой. Это, конечно, большая наглость. Но наглость, как известно, второе счастье. Даже у разведчика. Тем более что со счастьем у него всегда небогато.

О книге «Шелковый путь. Записки военного разведчика»

Профессия разведчика весьма романтизирована бесчисленными «шпионскими» детективами в кино и литературе.

В предлагаемой книге представитель этого цеха рассказывает об иной ипостаси работы разведчика – в горячей точке, в боевых условиях, когда выполнение основного специального задания совмещается с повседневной будничной работой командира взвода разведки.

Конечно, любопытны краткие сведения о методах подготовки к службе в разведке (естественно – без избыточных подробностей), но главное в этой книге иное. Автор – проницательный и умный аналитик – показывает войну в Афганистане со всеми ее сложностями в межнациональных отношениях племен и разнообразных политических группировок и с неоднозначным отношением к русским.

На нашем сайте вы можете скачать книгу «Шелковый путь. Записки военного разведчика» Карцев Александр Иванович бесплатно и без регистрации в формате fb2, rtf, epub, pdf, txt, читать книгу онлайн или купить книгу в интернет-магазине.

Александр Карцев — Военный разведчик

12 3 4 5 6 7 …97

Карцев Александр Иванович

Военный разведчик

Книга первая

Посвящается Сергею Карпову.

С завистью к его офицерской молодости.

Солдату маршрута Кабул — Джабаль-Ус-Сирадж.

Солдату и поэту.

Глава 1. Экзамен

Она летела рядом, буквально в нескольких сантиметрах. Красивые карие глаза были задумчивы и равнодушны. Гибкое, стройное тело было восхитительно! Она не обращала на меня ни малейшего внимания. По крайней мере, так казалось. Но я не обольщался на этот счет: чем-то я все-таки был ей интересен. Ведь иначе её не было бы рядом со мной, да и шерсть у неё на загривке поднялась совсем не случайно. Гравитация делала свое дело — до воды оставалось не более полуметра. Впервые в жизни я жалел, что не умею летать. Взмахнул бы руками, да и вернулся обратно. На палубу пограничного катера. Хотя и не люблю пограничные катера, вернулся бы. Просто, еще меньше, чем пограничные катера, я люблю пограничных собак. Особенно таких, как та, что летела сейчас рядом. Даже если она и казалась такой равнодушной…

Экзамен был бездарно провален. Катер должен был появиться не раньше, чем через два часа. За это время я ушел бы далеко за Днестр. Но вмешался нелепый случай — жене одного из пограничников срочно понадобилось на другой берег. Катер казался песчинкой в днестровском лимане, я не тянул и на микро-песчинку. По всем вселенским законам мы не могли встретиться. Кроме какого-то одного закона, о котором я видно забыл. Через Днестр переправлялся по стандартной схеме: одежда лежала в водонепроницаемом пакете рядом с увесистым булыжником. Пакет привязан к телу веревкой. Узел «Прощай, мама». Альпинисты хорошо знают этот узел. Как только появился катер, короткое движение, и одежда с камнем ушла на дно. Меня подняли на борт. Подошел старший прапорщик. Он был немногословен.

— Документы?

Более забавного вопроса я и не ожидал услышать. Нужно было что-то ответить в том же духе. И в голове уже рождалась шутливая фраза: «Вы знаете, офицер, документы, шифры, оружие и наркотики утонули. Я не виноват…» Но в это время за моей спиной раздался звонкий девичий смех. На мостике стояла миловидная, светловолосая девушка. Вопрос о документах вызвал у нее взрыв веселья. До пограничников, похоже, тоже стала доходить неуместность вопроса. И в этот момент я совершил глупость. Необъяснимую, бессмысленную. Я прыгнул за борт… Взыграло детство в одном месте. Решил произвести впечатление на девушку. Прыжок действительно был красивым. Недаром столько лет занимался плаванием. Но еще более красивым был прыжок пограничной собаки. Профессиональный, классный прыжок. Вот тогда-то я и захотел вернуться обратно. Захотел научиться летать. Но рожденный ползать, как известно… Я шмякнулся о воду как старая, разбитая калоша. Я лежал в воде как старое гнилое бревно. Рядом мило плескалась овчарка. Ей было приятно поплавать после длинного рабочего дня. И лишь изредка она бросала равнодушный взгляд в мою сторону. Ждала, когда я пошевельнусь. О, моя попытка бегства или сопротивление при задержании были бы для нее настоящим праздником. Она мечтала об этом всю свою жизнь. Или, по крайней мере, с утра (возможно, утром ее не слишком сытно покормили). Но я превратился в бревно, у меня не было рук — только ветки, не было ног — только корни, не было мыслей. Я был всего лишь бревном. Я даже не думал о жуках — короедах.

Меня снова подняли на борт. Шуток больше не было. Кроме одной — на руки надели наручники и пристегнули их к ограждению. Катер подходил к берегу. Незаметно подкрадывались сумерки. Наступал час волка. А волка, как известно, кормят ноги. То есть лапы. Или зубы. Не помню. В любом случае пора было делать ноги и показывать зубы.

И что это я так переживаю из-за какой-то овчарки. Собаки — не самое страшное в жизни. Вы когда-нибудь были волком? Спали в лесу? Чутко прислушиваясь к каждому шороху. Ведь каждый шорох таит опасность, и каждый встречный может быть не только дичью, но и врагом. Если после неудачной охоты мокрая шерсть у вас на боках к утру покрывалась ледяной коркой, вы меня поймете. А собаки не так уж и страшны. С молоком матери я впитал знание, что уходить от них лучше по скошенным лугам. Запах свежего сена сбивает их со следа. Уходить весело, легко и лишь раз-другой, резко сменив направление бега. Охотничьи собаки слишком прямолинейны, почувствовав близость добычи, они глупеют, пропускают место поворота. Теряют след, сбиваются в кучу и затаптывают все вокруг. Собаки.

Если это не сработает, слишком назойливым можно перегрызть горло. В крайнем случае, можно укусить себя за лапу. Это здорово отвлекает, когда тебя рвут на части охотничьи собаки. Помогает расслабиться. И драться до последнего вздоха. И умереть, сомкнув зубы на чьей-нибудь шее.

Катер подошел к причалу. Девушка легко выпорхнула с катера на трап. Сержант-пограничник провел мимо меня овчарку. На поводке она выглядела очень мило. И хотя шерсть у нее стояла дыбом, как и раньше, во взгляде появилось что-то новое. Не уважение, нет. Признание достойного противника, признание его силы. Кажется, меня признали. За своего. Четверолапого. Было приятно. Вот только блохи совсем заели. Так хотелось почесать лапой брюхо, но я удержался. Не хотелось проявлять слабость при посторонних. Волк должен быть сильным. Тем более перед овчаркой. Кстати, между нами, волками, довольно симпатичной овчаркой. Была бы волчицей, с ней бы еще вполне можно было бы вместе повыть на луну.

Я проводил ее взглядом. Пора было бежать. Но я все медлил. Ждал, когда проводник с собакой уйдут с причала. При них уходить не хотелось. Люди могли наказать овчарку за то, что она меня упустила. Подумать, что и они в том виновны, мозгов у них едва бы хватило. Проще было наказать бедную собачку. Ничего, подожду еще минутку. Подводить овчарку не хотелось. Хоть и собака, а ведь тоже ходит на четырех лапах. Солидарность. Людям этого не понять.

Время остановилось. Пограничник с собакой исчезли за углом какой-то постройки. Старший прапорщик отстегнул наручники от ограждения и почти ласково толкнул меня на трап. Я обреченно вздохнул, поскользнулся, смешно вскинул вверх руки в наручниках и упал в воду. Никакой самодеятельности, никакой изобретательности. Скукотища! Сделал то, что должен был сделать. Акцентировал внимание пограничников на своей безобидности (руки в наручниках высоко над головой), рассмешил их своей неуклюжестью (упав в воду, удивленно вскрикнул: «Ой, тону!»). Побарахтался в воде, пару раз погрузился под воду. Ну, просто цирк какой-то! И, резко оттолкнувшись от борта катера, ушел на глубину. Дальше работало течение. Метрах в двадцати от причала я, еще находясь на катере, приметил несколько торчащих из воды свай. От меня требовалось совсем немного — не ошибиться в выборе направления, доплыть под водой до свай и зацепиться за них. А дальше: выключить сознание, превратиться в водоросли и оставаться под водой как можно дольше. Главное не промахнуться. Вынесет на открытое место, сразу заметят. Перехитрить пограничников можно, уйти от их катера — нет. Мне повезло, я не промахнулся — сваи оказались на месте. Мне повезло даже вдвойне — голова тоже оказалась на месте. К сожалению, это место было одно и то же. Я не учел скорости течения, прозрачности воды и сумерек. И еще сотни факторов, которые необходимо учитывать беглецам. Руки прошли в паре сантиметров от одной из свай, следом шла голова… Я моментально догадался, что будет дальше (Вообще-то я сообразительный), у меня хватило на это времени. Времени не хватило лишь на то, чтобы сгруппироваться, чтобы что-либо изменить. Удар был просто ошеломляющий! И если бы у этой безмозглой водоросли было бы хоть чуточку серого вещества, не обошлось бы без серьезного сотрясения мозга. Шейные позвонки, казалось, просто рассыпались, но самое ужасное было не это. Удар выдавил из легких остатки кислорода и выбил меня из равновесия. Я больше не был водорослью, не мог дышать под водой и любоваться проплывающими рядом рыбками. Я был тем, кем был на самом деле: старым, больным человеком на третьем десятке лет. Пытающимся сдать выпускной экзамен, точнее успешно его провалившим.

Все было предопределено свыше. В книге судеб. После окончания Московского высшего общевойскового училища выпускник спортивного взвода, бывший чемпион Московского военного округа и призер Вооруженных Сил по военно-прикладному плаванию был направлен для прохождения дальнейшей военной службы в один из приморских округов. До ближайшего моря рукой подать! Тут недалеко. Сразу за пляжем. Правда, пляж тянулся на тысячу километров и назывался «Черными песками». Каракумы. Туркестанский военный округ. Полгода провел в горном учебном центре, изучая взрывное дело и снайперскую науку, занимаясь альпинизмом и стрельбой. Джентльменский набор юного разведчика ограничивался двадцатью с лишним учебными дисциплинами. Не так уж и много для начала. По выпуску из центра занимался проводкой агентурных разведчиков за кордон, организовывал «коридоры» и обеспечивал их безопасность. Пригодились и навыки боевого пловца — один из выделенных для военной разведки «коридоров» представлял собой цепочку подземных озер и, затопленных грунтовыми водами, подземных ходов (У КГБ и МВД были свои каналы для выхода на территорию соседнего государства). При проведении одной из таких операций группа разведчиков попала в засаду, прикрывая их отход, получил тяжелое ранение. И все-таки ушел от преследователей. Группа вернулась без потерь. Вообще-то работа без потерь была своеобразной визитной карточкой разведчиков. Ибо потери были синонимом непрофессионализма. А непрофессионалов в военной разведке не держали. После госпиталя дорога в боевое применение была заказана, впереди маячила штабная работа в разведотделе. И все-таки он выбил у командования свой последний шанс: дать ему возможность сдать выпускной экзамен в учебном центре. (Действующие разведчики не реже одного раза в год проходили переподготовку в горном учебном центре. И сдавали обязательный «выпускной экзамен»). Ему этот шанс предоставили. Правда решение по нему было уже принято. Оно не зависело от результатов сдачи экзамена. Но он об этом, естественно, не знал.

В конце сентября он устроил прощальный ужин. В его крепости было удивительно тихо и торжественно. Несколько дней назад Шафи отправил через Ахмад Шаха маленького Абдула и ослика Хуай Су к своим друзьям на Тибет. В один из монастырей. Мы были одни в огромной крепости. Но в комнатах не было пусто. Хотя хозяйка дома вот уже полгода как жила совсем в другом доме и совсем в другой стране. Не было только её звонкого смеха. Но в каждом предмете обстановки, в каждой детали убранства крепости оставалась частица её тепла, частица её души. Это было удивительное ощущение жилого дома. В котором, кроме совершенно замечательных хозяев, проживали добрые домовые и веселые приведения.

Дом не был пустым. Он был наполнен теплом близких нам людей, их улыбками и голосами. Мы сидели с Шафи на большой циновке в его комнате. Пили зеленый чай. И разговаривали, как всегда, ни о чем. Мы прощались. Наконец-то на заставу приехал мой заменщик, молодой и совсем зелёный лейтенант. Через пару дней я уезжал в Союз. Шафи перебирался в Чарикар. Его назначили на должность начальника ракетно-артиллерийского вооружения царандоевского полка. Того самого, склады которого были сейчас забиты под самую крышу оружием, боеприпасами и трофеями с нашего каравана. Через месяц после моего отъезда вместе с Сафиулло и со своими доверенными людьми, Шафи организует переход этого полка на сторону Ахмад Шаха. С оружием, боевой техникой, боеприпасами и всем содержимым полковых складов. Я об этом узнаю уже только в Москве. От Сан Саныча.

А пока мы просто пили чай. Мы не знали, увидимся ли снова? Или это наша последняя встреча. Человеку не дано знать, что записано в его Книге судеб. Он может только верить, надеяться и ждать. Мы были всего лишь людьми. Мы не ведали своего будущего. Мы просто сидели и пили зеленый чай. Мы знали только одно, что как бы не сложилась наша жизнь, в каждом из нас навсегда останется частица сегодняшнего дня. Частица близких и дорогих нам людей. Навеки связанных с нами в наших сердцах.

Второго октября я уехал из батальона. Выезд задержался на два часа. Недалеко от Чауни на дороге, по которой мы должны были ехать, саперы нашли очередной фугас. Перед самым нашим выездом в полк. Пришлось ждать, пока его уничтожат. Два дня ушло на оформление необходимых документов. И только четвертого октября я вылетел в Союз. Недалеко от Кабула моджахеды обстреляли ИЛ-76, в котором мы летели. Но обошлось без проблем. Афганистан никак не хотел отпускать меня на Родину. Словно костлявая старуха из последних сил цеплялась своими когтями за мою бедную душу. Возможно, я слишком понравился старухе, чтобы так просто её покинуть. Я и не покидал её. Рано или поздно мы должны были встретиться с ней снова. Но, как говорит Шафи, это будет не здесь и не сейчас.

А пока мой самолет долетел до Ташкента. Приземлился на аэродроме Южный. Как ни странно, проблем с билетами на Москву не было. И на следующий день я был уже дома. Меня встречали мои родители, сестра Татьяна, племянники Сергей и Иришка, и двоюродный брат Генка. Я был дома. Вы не представляете, какое это счастье — вернуться домой!

А вечером мне позвонила Светлана…

Эпилог

Перед самой отправкой в Афганистан Александр Александрович Щелоков (разведчик, известный писатель и наставник Сергея) подарил ему на память книгу афганских сказок и легенд. В сказках хранится душа и ключ к пониманию любого народа, сказал он на прощание. Посоветовал никогда не забывать, что на языке новых «друзей» Сергея разговаривали и писали свои труды Фирдоуси, Ибн-Сина Авиценна и многие другие великие мудрецы прошлого. И напомнил слова Рихарда Зорге: «Чтобы узнать больше, нужно знать больше других. Нужно стать интересным для тех, кто тебя интересует».

Приехав в окрестности Баграма, Сергей должен был «совершенно случайно» встретиться с неким Шафи (псевдоним «Кази» — судья). «Обычным» афганцем, окончившим в свое время Оксфорд и несколько лет проработавшим врачом в Японии и Китае. Позднее Шафи преподавал в Кабульском политехническом институте. Но главное — он был близким другом Ахмад Шаха Масуда, главаря крупнейшей группировки моджахедов. На Ахмад Шаха в Москве были большие надежды. В связи с предстоящим выводом из Афганистана наших войск, вставал вопрос о дальнейшем политическом обустройстве этой страны. Ахмад Шах был не только нашим врагом, но отважным воином и мудрым политиком. Человеком, способным вывести Афганистан из хаоса гражданской войны. Ему решено было помочь…

В этих грандиозных планах Сергею Карпову отводилась совершенно незначительная роль — почтальона Печкина.

Однако по замыслу Управления, он должен был не только обеспечить связь с Шафи, но со временем стать его учеником (следует отметить, что ГРУ всегда было уникальной организацией, собиравшей не только военные секреты, но и любые знания, которые считало полезными — в том числе, и касающиеся восточной медицины). В Управлении не учли одного: на Востоке стать учеником не так-то просто. Знание — слишком большое богатство. Это богатство принадлежит Роду. И передается по наследству.

Правда, шанс у Сергея был. Жена Шафи погибла в автомобильной катастрофе. Наследников по мужской линии у него не было. Была только дочь. Очаровательная, необыкновенная девушка по имени Лейла. Или Джуй (Ручеек), как обычно называл ее Шафи.

Да, маленький шанс был. Не было лишь уверенности, что Шафи его предоставит. А потому пришлось Сергею пустить все на самотек. Заняться своими повседневными делами (помимо основной — «почтальонской» работы, он был еще и командиром сторожевой заставы, а позднее — начальником разведки батальона), в надежде на то, что время и обстоятельства помогут ему наладить контакт с этим человеком.

Со временем Сергей узнал, что Шафи родился в Читрале. Это высокогорная область на северо-западе Пакистана, известная ранее, как Кафиристан — «страна неверных». Его сородичи назывались калашами. Среди них нередко встречались люди со светлыми волосами и голубыми глазами, что для Средней Азии — явление довольно редкое. По вероисповеданию — они были язычниками (сторонниками многобожия). Существует точка зрения, что эти народности — потомки воинов Александра Македонского.

После «проповеднического» похода кабульского эмира Абдуррахман-хана в 1895 году ряд этих племен лишился своей веры. Некоторые были практически уничтожены. Но малая часть, переселившаяся на северо-восток Афганистана, до сих пор живет своей, закрытой от посторонних глаз, жизнью.

С приходом к власти в Германии нацистов, в эту область зачастили эмиссары Гитлера и Гиммлера. Многие считают, что их интересовали лишь проблемы расовой чистоты. На самом деле, у этих поездок было много идеологических, эзотерических составляющих. И одна очень прозаическая цель. Как и многих других правителей, Гитлера интересовали вопросы долголетия…

Так афганская война конца восьмидесятых пересеклась с событиями давно минувших дней. И так Сергей впервые узнал о племени, средняя продолжительность жизни в котором, была ВДВОЕ выше, чем в соседних племенах. Калаши считали, что в процессе занятий любовью вырабатывается тонкая энергия, которую необходимо реализовывать в творчестве. Среди их традиций был семейный массаж и уникальная оздоровительная система. Все это стало для Сергея настоящим открытием (подробнее об этом можно прочитать в моих статьях «Секреты горного племени» и «Язычники» на сайте www.kartsev.eu).

Меня часто спрашивают, а что стало с героями моей книги? Год назад я совершенно случайно узнал, что Витя Левшик, которого все эти годы считал умершим от гепатита — жив. Это было самой радостной новостью! Ведь за прошедшие после окончания афганской войны двадцать лет, 180-й мотострелковый полк, в котором служил Сергей, потерял гораздо больше своих солдат и офицеров, чем за десять лет боевых действий. Инфаркты, инсульты, дорожно-транспортные происшествия, несчастные случаи. Афганская война продолжает собирать свой горький урожай…