Александр ханжонков 1877 1945

Александр Алексеевич Ханжонков

(1877–1945)

Хорунжий Донского казачьего войска. Один из первых кинодеятелей России. Предприниматель

Человек, который в 1911 году снял первый русский полнометражный фильм «Оборона Севастополя» — о событиях Крымской (Восточной) войны 1853–1856 годов, был родом из донских степей. Он родился в Области Войска Донского, закончил Новочеркасское казачье училище, из которого был выпущен в 1896 году в чине подхорунжего.

Начинать офицерскую службу ему довелось в Донском казачьем полку, который квартировал в Москве. Прослужил он семь лет, и в итоге разочаровался в карьере военного человека. Зато его до конца жизни очаровал только зарождающийся тогда кинематограф, с которым он случайно познакомился, будучи в Ростове-на-Дону.

Хорунжий подал в отставку и решил заняться киноделом. Позднее А. А. Ханжонков писал в воспоминаниях о начале предпринимательской деятельности:

«В то время я был офицером Войска Донского в чине хорунжего. Денег у меня не было. Единственная надежда была на реверс…»

Реверсом называлась материальная помощь, которая выдавалась офицерам, которые вступали в брак ранее 28 лет. На эти деньги в сумме пять тысяч рублей Ханжонков в 1906 году съездил во Францию, закупил там копии немых игровых кинофильмов и продал их в России. Финансовая операция прошла для него успешно.

Став предпринимателем, отставной казачий офицер сперва занимался продажей кинолент и аппаратуры, как агент ряда иностранных фирм. Но его тянуло к большим делам на пользу Отечества, и в 1907 году он начал собственное производство русских фильмов. При этом он обнаружил большие способности вести собственное дело.

Александр Алексеевич, создавая отечественные ленты игрового кино, обратился к исторической теме. В его московском киноателье, начиная с 1907 года, был создан целый ряд художественных фильмов немого кино. Среди них наибольшую известность имели: «Песнь про купца Калашникова», снятый по поэме М. Ю. Лермонтова, «Выбор царской невесты», «Русская свадьба в XVI столетии», «Мёртвые души» (по Н. В. Гоголю), «Ванька-ключник», «Коробейники» и многие другие…

Уже первая художественная кинолента о купце Калашникове была тепло встречена зрителями. Литературные критики назвали этот кинофильм первой русской исторической картиной. Ханжонков получил большую личную популярность в обществе.

Всё же наибольший творческий успех был связан с «Обороной Севастополя». Авторами сценария и режиссёрами фильма были А. А. Ханжонков и В. М. Гончаров (операторы — Л. Форестье и А. Рылло). Главными героями фильма стали доблестные защитники героического Севастополя — города русской воинской славы — адмиралы Нахимов и Корнилов. Примечательно, что кинофильм завершался документальными съёмками ещё оставшихся в живых участников Севастопольской эпопеи.

В 1911 году Ханжонков создал научный отдел, который дал новое направление в деятельности отечественного кинематографа. С помощью московских учёных он начал выпуск научно-популярных, хроникально-документальных и этнографических фильмов.

Тематика научной кинопродукции была самой разнообразной. Достаточно привести названия ряда таких кинолент, как «Распространение электромагнитных волн прибором Герца», «Электрический телеграф», «Динамо-машина: принцип её работы и устройства», «Пьянство и его последствия».

Ханжонков в ряде случаев выступал и как известный меценат. Так, он выступил организатором морского путешествия от Одессы до Чукотки через три океана — Атлантический, Индийский и Тихий.

Примечательно, что первые российские объёмные мультипликационные фильмы были также созданы на кинофабрике А. А. Ханжонкова. Созданные здесь киноленты «Прекрасная Люкинда» и «Стрекоза и муравей» имели громкий успех не только в отечественных кинотеатрах, но и в Старом и Новом Свете.

Исторические фильмы, созданные на ханжонковской кинофабрике, особенно в годы Первой мировой войны, имели широкое патриотическое звучание. Достаточно назвать только некоторые из них: «Ермак Тимофеевич — покоритель Сибири», «1812 год», «Царь Иван Васильевич Грозный». Все они имели большой успех, в том числе и у военного зрителя.

В преддверии революции 1917 года предприниматель продолжал обращаться при создании новых художественных кинолент к творениям великих отечественных писателей. Так на свет появились фильмы «Дворянское гнездо», «Наталья Ростова» и «Пиковая дама».

Одной из отличительных способностей Александра Алексеевича являлось умение создавать творческие коллективы из особо талантливых деятелей кинематографа. С ним успешно сотрудничали такие знаменитые режиссёры своего времени, как Я. А. Протазанов, П. И. Чердынин и В. Р. Гардин, звезда дореволюционного кино В. В. Холодная.

Созданное отставным казачьим офицером акционерное общество «Ханжонков и К°» за время своего существования с 1908 по 1920 год (когда оно было национализировано) создало около четырёхсот (!) кинофильмов. Александр Алексеевич за свои труды кинопредпринимателя дважды награждался императором Николаем II.

Благодаря таким подвижникам, как А. А. Ханжонков, Россия в начале XX столетия, без всякого преувеличения, стала мировой кинодержавой. Выпуск отечественных фильмов резко увеличивался с каждым годом. Если, скажем, в 1908 году на экран их вышло всего восемь, то в 1912 году было уже 72, а в предреволюционном 1916 году — 498!

…В 1917–1920 годах Ханжонков, находясь в Крыму, пытался организовать «Ялтинский Голливуд». Но старая Россия безвозвратно уходила в историю. Три года семья кинопредпринимателя находилась в белой эмиграции, на Родину Ханжонковы вернулись в 1923 году. Александр Алексеевич стал работать в советской кинематографии. Позже стал заниматься литературной работой, проживая по состоянию здоровья в Ялте…

После себя А. А. Ханжонков оставил воспоминания, изданные в 1937 году. Они назывались «Первые годы русской кинопромышленности».

В Москве по сей день стоит памятник известному отечественному кинодеятелю. Это так называемый «Дом Ханжонкова», находящийся на площади Маяковского, которая раньше называлась Триумфальной. Теперь в нём находится киновидеоцентр национальных кинематографий «Москва». Дом был построен в 1913 году как крупнейший в России трёхъярусный кинотеатр «Триумфальный» на 800 мест.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >


Имена Эмиля и Шарля Пате золотыми тиснеными буквами вписаны в историю мировой звукозаписи и киноиндустрии.

Шарль и Эмиль Пате

Семья Пате начинала свое большое дело с малого — в августе 1894-ого тридцатилетний Шарль Пате обзавелся новомодным фонографом за 1800 франков и стал привлекать публику на местной ярмарке, предлагая всем охочим записаться и прослушать собственный голос, испробовав себя таким образом в качестве певца или рассказчика. Ежедневный доход предприимчивого Шарля составлял с этой затеи около 200 франков в день, поэтому все быстро окупилось.
Вместе со своими родными братьями Эмилем, Жаком и Феофилом, Шарль стал заниматься продажей фонографов, которые поставлялись в то время из Лондона.
Этим все не закончилось, хотя двое из братьев Феофил и Жак из дела вышли, но зато вот Шарль и Эмиль были настоящими энтузиастами, людьми передовых идей и широких взглядов.
Датой основания «Societe Pathe Freres» считается 28 сентября 1896-ой, но уже за год до этого братья оборудовали собственный небольшой заводик в западном пригороде Парижа, успешно штамповали на нем фонографы по собственной технологии братьев Пате и чистые валики для записи, продукция реализовывалась в специализированных граммофонных магазинах.

Грамофонный завод под Парижем в Шато.

Еще одним основным направлением деятельности фирмы «Пате» была киноиндустрия.
На студиях «Пате» велось сьемки и производство документальных и художественных фильмов, производились опыты в области цветного кино, выпускалась еженедельная кино-хроника, а в 1929-ом был выпущен первый звуковой фильм.
С 1897-ого название фирмы меняется на «Compagnie Generale des Etablissements Pathe Freres Phonographes & Cinematographes» («Генеральная компания фонографов, синематографов и точных аппаратов братьев Пате»), акции компании котируються на Парижской фондовой бирже.
Брендом фирмы стал галльский петух.

Эмиль и Шарль стают техническим и коммерческим директорами, но их доля от общей годовой прибыли компании невелика — всего 5 процентов.
Дело быстро разрасталось, филиалы фирмы открываются зарубежом, в 1902-ом в Лондоне, в 1903 в Брюсселе и в Москве
К середине 90-ых 19-ого столетия в продаже появились и валики с готовыми записями, это братья Пате на своих студиях принялись записывать певцов и музыкантов.
Результат был поразительный — всего за десятилетие было сделано около 12000 записей, к 1911 году годовой оборот фирмы составлял 44 миллиона франков, а производственное обьединение Пате стало одним из крупнейших в мире, одних только кинотеатров в Франции и Бельгии братьям Пате принадлежало более двухсот.
В начале 20-века ведущие инженеры и изобретатели фирмы усовершенствовали граммофон, назвав свой аппарат «Патефоном» в честь братьев-владельцев Шарля и Эмиля Пате, с 1906 производство переходит с воска на щеллак.

Патефон фирмы «Пате»

Будучи прозорливым бизнесменом — Шарль Пате в 1907 году ввел новую систему распространения собственной кино-продукции — прокат (то есть во временное пользование вместо свободной продажи), еще одним успешным коммерческим трюком было разительное отличие пластинок пластинок фирмы «Пате» от продукции других фирм — их диски воспроизводились на скорости 87-100 об. мин., тогда как остальные граммофонные пластинки шли на 78 об. мин, что дало возможность реализовать огромное количество звуковоспроизводящих аппаратов фирмы «Пате».

Грампластинка фирмы «Пате»

Бернар Натан

В 1918-ом компания распадается на «Pathe Freres» и «Pathe Cinema».
«Pathe Freres» — сосредоточила свою деятельность на записи, производстве и распространении грампластинок, дело курировал Эмиль Пате, фирма просуществовала до 1928-ого года пока не перешла под контроль «Колумбия Фонограф».
«Pathe Cinema» возглавил Шарль Пате, однако в начале 30-ых он признал нерентабельность своего дела и ушел на покой, компанию возглавил франко-румынский актер Бернар Натан (прославившийся съемками в порно-фильмах), результатом его деятельности стал полный крах фирмы Пате, а самого Натана упекли в тюрьму.
В 1956-ом некогда великая фирма была окончательно поглощена американским гигантом «Уорнер бразерс пикчерз».

Пластинка с записью Вари Паниной (1905 год)

В России первое представительство фирмы появилось в 1903 году в виде небольшого склада «Генеральной компании фонографов, синематографов и точных аппаратов братьев Пате».
Оценив все перспективы деятельности на просторах Российской Империи, в 1907 братья открывают в Москве цех по производству грампластинок, вскоре студии и филиалы Пате появляются во многих городах Росии.
Выходит целая серия пластинок с записями популярных артистов русской эстрады — Вари Паниной, Саши Давыдова, Надежды Плевицкой, Анастасии Вяльцевой и др.
Кроме того продюсеры на местах не чураюлись записывать малоизвестных и народных артистов, представителей этнических меньшинств — так были выпущены пластинки «Квартета сибирских бродяг Гирняка и Шама», хора Баторина, малороссийских и кавказских музыкальных коллективов и др.
После Революции 1917-ого о своих российских филиалах братьям пришлось забыть, а на бывших заводах Пате стали выпускать пластинки с речами Владимира Ильича…

Александр Алексеевич Ханжонков — один из пионеров отечественной кинопромышленности

Александр Алексеевич Ханжонков родился 27 июля (8 августа) 1877 года в небольшом поселке Верхне-Ханжёнковский Российской империи. Он был российским предпринимателем, организатором отечественной кинопромышленности, режиссером, продюсером, сценаристом, стал одним из пионеров российского кинематографа. Александр Ханжонков ушел из жизни ровно 70 лет назад: 26 сентября 1945 года он скончался в Ялте. Умер пионер российской кинопромышленности в нищете и почти полном забвении на своей родине.

Александр Ханжонков — тот человек, который первым вывел российский кинематограф из балаганного аттракциона в сферу настоящего художественного искусства. Именно Ханжонков открыл первый в России электрокинотеатр, который стал одним из первых в мире. Здесь показывали полнометражные кинокартины, рисовали мультфильмы, а также применяли новаторские техники монтажа. Благодаря Ханжонкову как пионеру киноиндустрии возник весь отечественный кинопрокат. Его имя сегодня занесено во многие европейские энциклопедии. Благодаря огромному трудолюбию данного человека и его таланту кинематограф дореволюционной России смог подняться на новый (мировой) уровень.
Отцом Александра Ханжонкова был сотник из числа дворян Войска Донского, его отец Алексей Хонжанков был помещиком. В 1896 году Александр Хонжаков успешно окончил Новочеркасское казачье юнкерское училище, после чего в чине подхорунжего был принять в привилегированный Донской 1-й казачий полк, который был расквартирован в Москве. Будущий кинопромышленник оставался на военной службе до 1905 года, когда в чине подъесаула он увольняется из действующей армии в запас по состоянию здоровья. Во время Русско-японской войны он заболел хроническим полиартритом. После увольнения из армии Александр Ханжонков получил причитающуюся в такой ситуации единоразовую выплату в размере 5 000 рублей, на тот момент это был очень серьезный капитал.

В том же 1905 году 27-летний отставной офицер забрел в кинотеатр «Биограф», даже не думая о том, что идет навстречу своей судьбе. Вид мчащегося с экрана прямо на зрителей поезда, а также комедия «Точильщик», в которой суровый вид кухарки, решившей наточить нож, так напугал точильщика, что он решил спасаться из ее дома бегством, изменили жизнь Ханжонкова. Когда 30-минутный сеанс подошел к своему концу, карьера нового кинопромышленника Александра Ханжонкова только стартовала, он просто заболел любовью к кинематографу.
Всю выданную ему после увольнения сумму, а это были немалые деньги, Александр Ханжонков решился вложить в киноиндустрию, отправившись за покупкой проекционного аппарата в лавочку «Братьев Пате», которая располагавшуюся в Москве на улице Тверской. В этом же магазине он познакомился с Эмилем Ошем, который сумел впечатлить Ханжонкова перспективами ведения кинобизнеса и предложил тому организовать торговый дом «Э. Ош и А. Ханжонков», предназначенный для проката иностранных кинолент на российских экранах. Условия сделки были равными — оба вкладываются равными долями по 5 000 рублей.
Однако в итоге Ош оказался обычным авантюристом — денег у него просто-напросто не было. Но это обнаружилось уже в процессе, когда партнеры ехали в поезде, который вез их в Европу для приобретения киноматериала. Из-за отсутствия необходимых денежных средств в пути все известные фирмы для них были закрыты. Однако, не отчаявшись, Александр Ханжонков решил заключить договор с начинающей компанией «Урбан», в которой сумел получить картины на свою долю и, более того, на такую же сумму он сумел взять их в кредит. Примерно половину фильмов ему удалось продать, даже не возвращаясь назад в Россию. Оставшиеся картины были довольно легко сбыты в российской столице. Но прибыль при этом составила примерно 10%.


Эмиль Ош, забрав все денежные средства, отправился в США, чтобы провести закупку новых западных фильмов. В это время Александр Ханжонков вступил в переписку со многими компаниями из Европы. Ему предлагали и личные встречи, и хорошие условия, однако средств на поездку у него просто не было. Только английская кампания «Гепфорт» смогла спасти российского предпринимателя от неминуемого банкротства, прислав тому собственные картины на условиях их оплаты по мере сбыта в России. К примеру, присланный кинофильм «Нил ночью» разошелся самым невероятным по тем временам тиражом — приблизительно 100 копий. Даже по современным меркам это достаточно серьезная цифра.
Через какое-то время Ош вернулся назад из США, однако привезенные им картины были достаточно скучны, никто из владельцев российских кинотеатров не стремился их приобретать. Помимо этого, он привез в Россию 6 новых проекционных аппаратов, однако все они оказались попросту непригодны к использованию. На этом их партнерство с Ханжонковым завершилось. Александр Ханжонков не сдавался. Заняв денежные средства у знакомых и взяв часть средств в кредит, он открыл собственный торговый дом «Ханжонков и Ко» (кто именно был его компаньонами, история оставила в тайне) в доме Савинского подворья. При этом данный дом приглянулся и другим любителям киноиндустрии — здесь разместилось еще 4 прокатных конторы.
Успех пришел к Ханжонкову позже. До лета 1907 года его квартира превратилась в полноценную контору, в которой он организовал собственный кинозал, а также полноценное киноателье и павильон для проведения съемок. В подвале дома он обустроил кинолабораторию, которая была предназначена для монтажа и организации русскоязычных титров к иностранным кинокартинам. Такой ход дал Ханжонкову неоспоримое преимущество перед его партнерами. При этом Ханжонков приступил к выпуску собственных кинокартин.

Со временем он решился на открытие собственного кинопавильона, который был в итоге построен летом 1909 года. Однако кинопроизводитель решил пойти и дальше, арендовав участок земли в Сокольниках, в котором в итоге были сняты известные на тот момент времени ленты «Ермак — покоритель Сибири», «Русалка», «Боярин Орша» и другие. В 1910 году кинолаборатория Ханжонкова в итоге переехала на участок в Крылатском, на которой были сняты киноработы по русской литературной классике: «Идиот», «Пиковая дама». Со временем по числу выпущенных кинолент киностудия Александра Ханжонкова смогла догнать лидера рынка — французскую фирму «Братья Пате».
В итоге лидеры рынка занервничали и приступили к постройке новой кинофабрики, которая была обустроена по последнему слову науки и техники и находилась недалеко от Брестского вокзала. А Александр Хонжанков, отсняв к тому моменту некоторые сцены из батальной картины «Оборона Севастополя» (в будущем данная картина прогремела на весь мир и смогла войти в мировую историю кинематографа из-за масштабности съемок, для которых были привлечены части российской армии и флота), решив не отставать от «Братьев Пате», построил еще более крупную киностудию, расположенную на улице Житной, 29. В этой новой студии основной павильон занимал уже больше 1700 квадратных метров, здесь же был и вспомогательный павильон. На студии имелась собственная реквизиторская, костюмерная, лаборатория, а также свой научный отдел, предназначенный для производства обучающих и документальных лент.
При этом Александр Ханжонко сотрудничал с лучшими режиссерами своих лет, среди которых были В. Гончаров, А. Уральский, А. Громов, Е. Бауэ, П. Чардынин, В. Северин. Именно в его компании впервые в нашей стране начали снимать мультипликационные ленты, этим занялся художник-фотограф В. Старевич. Его уникальные работы, к которым можно отнести «Прекрасную Люканиду», «Веселые сцены из жизни животных», «Рождество обитателей леса» завоевали популярность у зрителей тех лет.

Особенно много можно говорить о полнометражном и беспрецедентном для своих лет историко-документальном фильме «Оборона Севастополя», рассказывающем о героических и трагических событиях Крымской войны 1854-1856 годов. Данный фильм был снят Ханжонковым в 1911 году. Данная картина вышла большим тиражом и была раскуплена практически всеми прокатными компаниями Европы. Данный фильм снимался по личному разрешению императора Николая II. А премьерный показ ленты состоялся в Ливадийском дворце. Фильм произвел столь сильное впечатление на Николая II, что после завершения показа он лично подарил Александру Ханжонкову бриллиантовый перстень со своей руки. В том же году кинопромышленник был удостоен ордена святого Станислава 2-й степени — «за исключительно полезные труды на поприще российской кинематографии».
С 1914 года ситуация изменилась: с началом Первой мировой войны границы Российской империи закрылись. Однако в этих условиях у российского производителя фильмов появилась перспектива полного охвата отечественного кинорынка, с которого вынуждены были уйти западные производители. Александр Ханжонков в это время выпустил такие популярные картины, как «Молчи, грусть, молчи», «Жизнь за жизнь», «Песнь торжествующей любви», «Наташа Ростова» и многие другие. Именно он открыл для прогремевших потом на всю Российскую империю актеров — Веру Холодную, Витольда Полонского, Ивана Мозжухина и многих других. В классических фильмах, которые были сняты на его кинопроизводстве, принимали участие артисты театра Константина Станиславского, который являлся поклонником деятельности Александра Ханжонкова. Стоит отметить, что до революции Александр Ханжонков снял больше всех фильмов на сюжеты русской классической литературы. Так в его картинах снимался известный певец Фёдор Шаляпин, а поэт Александр Вертинский, который посетил Александра Ханжонкова в его ялтинском доме незадолго до революции 1917 года, преклонив колено, спел ему собственный любимый романс.
При этом росла и конкуренция на кинорынке, количество киностудий, прокатных компаний и павильонов возрастало на десятки ежегодно. Жесткая конкуренция на рынке отнимала у Ханжонкова много здоровья и сил, что в итоге приковало его к инвалидному креслу. В итоге врачи рекомендовали Александру Ханжонкову перебраться в более теплый климат. Так его семья остановила свой выбор на Ялте, куда он и перебрался в 1917 году. Именно в Ялте он снял свои фильмы «Море», «Сказка весеннего ветра», «Звезда моря», «Великий Аспид», «Тайна южных ночи» — всего им было снято здесь 17 картин за 3 года.


Революция внесла в жизнь Ханжонкова серьезные перемены. В 1919 году после проведенной национализации кинематографа он потерял все, чем обладал и что принадлежало ему по праву. В 1920 году вместе со своей семьей он бежал из Крыма, отправившись в эмиграцию в Австрию. В Австрии достаточно быстро умерла его жена. При этом в отличие от остальных российских кинофабрикантов он вернулся назад на родину. Его пригласили назад в Советскую Россию в 1922 году на волне короткой оттепели времен НЭПа. Во-первых, советской власти необходимы были профессиональные навыки старорежимных специалистов (свои еще появиться не успели). Во-вторых, лояльность ключевых фигур дореволюционного истеблишмента могла положительным образом сказаться на пропаганде Советского Союза. В результате в 1923 году Александр Ханжонков вернулся на Родину, здесь он женился во второй раз, на этот раз монтажнице Вере Поповой, и действительно успел поработать, он был директором одной из фабрик «Пролёткино», однако всего 9 месяцев. Сам нарком просвещения страны советов Анатолий Луначарский прислал ему приветственную телеграмму по возвращении в СССР.
В 1926 году прикованный к инвалидному креслу дореволюционный кинодеятель был арестован по сфабрикованному делу о казнокрадстве — надобность в специалистах тогда уже отпала. Ханжонкова показательно приговорили к 6 месяцам тюрьмы, а затем столь же показательно амнистировали прямо в зале суда, но при этом лишили его всех гражданских прав. В итоге Александр опять вынужден был покинуть столицу, чтобы поселиться в Ялте, где ему была выделена проходная комната. В итоге доведенный до крайней нужды, лишенец Александр Ханжонков лично обратился с письмом к председателю кинофотоуправления Советского Союза Борису Шумяцкому. В своем обращении он просил того помочь войти в рабочую семью советской кинематографии в качестве полноправного его члена, пояснив, что в противном случае ему и его семье будет грозить просто банальная смерть от недоедания. Как неудивительно, но наверху отреагировали. В связи с 15-летием советского кино Александр Ханжонков был реабилитирован, ему была назначена персональная пенсия в 350 рублей. Этот небольшой, но все-таки постоянный доход позволил ему заняться своими мемуарами, в которых бывший российский кинопромышленник рассказал о своем жизненном пути, стараясь при этом не сболтнуть лишнего.
Во время оккупации Крыма немецкими войсками в 1941-1944 годах Ханжонков, прикованный к инвалидному креслу, оставался на оккупированной территории в Ялте, при этом сумел дожить до победы в войне. Он ушел из жизни через несколько месяцев после завершения Великой Отечественной войны — 26 сентября 1945 года в возрасте 68 лет. Он был похоронен на старом Ливадийском кладбище, однако позднее его прах был перезахоронен в некрополе на Поликуровском холме, где покоится большое количество российских знаменитостей.
Память Ханжонкова была увековечена памятниками. 8 августа 2008 года в Макеевке был открыт памятник пионеру русского кинематографа Зураба Церетели. А 26 августа его память увековечили и в Ялте: в рамках XII Международного телекинофрума «Вместе» был открыт памятник Александру Ханжонкову как основателю Ялтинской киностудии. Его памятник был установлен в 100 метрах от административного здания Ялтинской киностудии.
Информация из свободных источников

Александр Ханжонков

Родился 8 августа 1877 года в деревне Ханжонковка, Российская империя (ныне посёлок Ханжонково Донецкой области, Украина).
В 1906 году открыл Торговый дом А. Ханжонкова (с 1912 года — АО «А. Ханжонков и К» ), первое российское предприятие по продаже и прокату зарубежных фильмов. С 1907 года занялся производством игровых постановок и хроники. Один из зачинателей русской кинематографии. Работал с такими представителями раннего русского кино как Василий Гончаров, Владислав Старевич, Евгений Бауэр, Петр Чардынин, Вера Холодная, Иван Мозжухин, Вера Караллии, Витольд Полонский, Иван Перестиани и др.
В 1920 году эмигрировал после национализации кинопредпрятий. Жил в Константинополе, Милане, Вене и др. городах Европы. В 1922 году был избран почетным председателем Союза русских кинематографических деятелей в Германии. В 1923 году по приглашению «Русфильма» вернулся в СССР, работал консультантом в Госкино, зав. производством «Пролеткино». В 1926 году был арестован в числе др. руководителей и сотрудников этой организации по обвинению в финансовых злоупотреблениях, освобожден за отсутствием доказательств, однако был лишен возможности работать по профессии. Реабилитирован в 1934 году. В том же году, в связи с 15-летием советского кино и за большой личный вклад в историю отечественного киноискусства, получил персональную правительственную премию.
Автор мемуаров, опубликованных в книге «Первые годы русской кинематографии» (1937) и др. изданиях; очерков, опубликованных в 1960-х гг.
Умер 26 сентября 1945 года в Ялте, в нищете и полном забвении.

Хорунжий с киноаппаратом: казак из Донбасса, создавший русское кино

Оно и вправду так, хотя и вкладываем мы сегодня в эти слова несколько иной смысл, нежели создатель СССР.

«Не для меня…»

Александр Ханжонков родился на хуторе своего отца, донского сотника за сорок лет до Октябрьской революции. Сегодня это поселок Нижняя Крынка, территория города Макеевка, примерно в 20 километрах восточней Донецка. Хотя тогда это была земля Области Войска Донского, будущий Донбасс уже властно предъявлял на нее свои права. И ничего удивительного не было в том, что сын казачьего сотника, выросший на этой земле, отличался повышенной предприимчивостью. С этого начинались многие донбасские карьеры.

Начало жизненного пути у Ханжонкова было стандартным. Хуторянское детство, гимназия в Ростове-на-Дону, служба в престижном Донском 1-м казачьем полку, который был расквартирован в Москве. Служил Александр Алексеевич, судя по всему, исправно, но к 1905 году носил погоны хорунжего. По-современному это примерно общевойсковой лейтенант. И ему было ясно, что без связей и средств сделать хорошую военную карьеру не удастся.

Кто его знает, как распорядилась бы судьба, ведь на носу была уже Первая русская революция, а сам он воевал в Японии, на той самой незнаменитой и непопулярной войне, которая принесла России столько горя. Но однажды нелегкая в Ростове занесла Ханжонкова в «биограф», как тогда иногда называли кинотеатры. Из кинозала на Большой Садовой молодой казачий офицер вышел с мыслями о будущем. Как он сам писал позже, «я вышел на улицу опьяненный. То, что я видел, поразило меня, пленило, лишило равновесия».

Напомним, кинематограф только-только делал первые шаги, как бизнес он был в России еще практически на нуле. И предприимчивый казак решает сделать на кинематографе бизнес. Ведь в последнем что главное? Правильно — идеи! Свежие идеи, на которых можно заработать.

В Москву, в Москву!

В Москве в то время уже появилось представительство французской фирмы Пате — одного из европейских пионеров кинематографа. Туда и направил свой путь Ханжонков.

«У Пате, в отделе «Синема» я познакомился с заведующим отделом, молодым человеком, Эмилем Ош, — писал в воспоминаниях Александр Алексеевич, — Разговоры с ним вскружили мне голову. В то время я был офицером Войска Донского, в чине хорунжего. Денег у меня не было. Единственная надежда была на реверс. (Реверсом называлась в то время сумма в 5 тысяч рублей, вносимая офицерами для обеспечения семьи в случае вступления в брак ранее 28-летнего возраста.) Эмиль Ош сказал мне, что он также может достать 5 тысяч у своего отца, совладельца завода в Замоскворечье «Ош и Вегер». И я решился. Вскоре Ош бросил службу у Пате, а я подал в отставку».

Совместное предприятие оказалось неудачным. В смысле партнерства. Ош и денег не нашел, и оказался никуда не годным коммерсантом. Вся работа легла на решительного и делового вчерашнего офицера.

Александр Ханжонков сумел не только найти источник для закупки кинокартин в Европе, но и выгодно их продать первым российским прокатчикам. Собственно, в этом он первоначально и видел смысл занятия этим бизнесом. Но прибыль оказалось невелика.

И в 1909 году, оставив за бортом кинобизнеса Оша, Ханжонков начинает свою головокружительную карьеру кинопроизводителя. В три года он становится одновременно негоциантом, продюсером, сценаристом и инвестором на молодом и бурно растущем рынке кинопродукции в России.

Секрет его успеха

Надо сказать, что идея зарабатывать на «фильме» в те годы приходила в голову не ему одному. Ведь она лежала на поверхности. Но русские кинопредприниматели в основном были просто коммерасантами. Они были движимы погоней за прибылью, а содержанием продукции, улучшением техники не интересовались, предпочитая переплачивать актерам и декораторам, арендовать на время съемки помещения, но не строить ателье, фабрики, для чего требовались большие вложения капитала. Так действовали Харитонов, Хохловкин, Либкен и многие другие.

Ханжонков выгодно отличался любовью к делу, знанием кинематографии, заботой о ее развитии. Он лучше других знал технику и художественные приемы, сам определял выбор тематики, художественную политику своей фирмы, пытался кустарное производство превратить в хорошо оборудованные кинопредприятия; несравненно больше, чем другие, тратил средств на строительство киноателье и их оборудование передовой техникой того времени; позволял своим работникам производить эксперименты.

У Ханжонкова работали лучшие режиссерские и операторские кадры. Все знаменитые кинозвезды, классические актеры немого кино — Иван Мозжухин, Вера Холодная, Витольд Полонский, Оскар Рунич, Вера Карали — снимались в его картинах.

Главной приметой торгового дома «Ханжонков и Ко» было не только чуткое следование веяниям времени и умение бороться с конкурентами, но и внутренняя свобода, поощрение самостоятельности актеров, режиссеров, сценаристов, операторов и техников. Этого в России не было ни у кого, кроме Ханжонкова. Этим он опередил время.

Блокбастер, опередивший время

В 1911 году Александр Ханжонков замахнулся на первую в истории отечественного кинематографа эпопею. Он написал сценарий, снял и запустил в производство громадный проект — блокбастер «Оборона Севастополя». В нем было все, чем потом пользовались Сергей Эйзенштейн, Сергей Бондарчук и Юрий Озеров, — массовка, натурные съемки, умело смикшированные со студийными, крупные планы, световые эффекты и комбинированные съемки.

К тому же Ханжонков в «Обороне Севастополя» смело соединил художественные формы кино с документализмом. Тут и кадры Севастополя, который тогда мало отличался от Севастополя времен Первой обороны, и в финале, словно представление действующих лиц, появление в кадре французских, английских и русских ветеранов, протагонистов героев фильма. Поистине гениальная идея.

Не меньший талант был проявлен Ханжонковым при пиаре своего детища. Премьера «Обороны Севастополя» состоялась в ноябре 1911 года в царском имении Ливадия под Ялтой. Само собой, в присутствии самого императора Николая II и августейшей семьи. После этого прокатный успех киноленты был обеспечен не только талантами создателей, но и высочайшим покровительством. В России без этого кинохудожнику всегда было непросто.

После «Обороны» Ханжонков и его сотрудники поставили множество исторических фильмов, но компания выпускала и мелодрамы, и учебные ленты, и документалистику. Сын казака из Донбасса старался охватить как можно более широкий круг тем кинематографа. И до самого 1917 года ему это удавалось.

В роковом для России году Ханжонков основал Ялтинскую киностудию. Едва ли без него это случилось бы. Поэтому вдвойне обидно, что в Ялте в свое время поставили основателю студии совсем уж дешевый и где-то скабрезный с точки зрения художественной ценности и правдоподобия памятник. Почему-то ялтинский бронзовый Ханжонков получился похожим на художника Репина.

В СССР: милость — голод — милостыня

После 1917 года рассказывать о Ханжонкове-кинодеятеле практически нечего.

Что-то поснимал на Юге России, что-то в трёхлетней эмигрантской отлучке. Вернулся в 1923 году по личному приглашению наркома культуры Анатолия Луначарского. Но ничего путного из его талантов в Советской России не вытянули.

Да, Ханжонков был отцом многих кинопроектов, но не стоит забывать, что был он прежде всего дельцом, бизнесменом. А этого качества, свойства, состояния у него при новой власти быть не могло. Негде было применять продюсерские таланты. Да и молодежь поджимала — пришло время Эйзенштейна, Пудовкина, Вертова.

Во второй половине двадцатых с ним произошла какая-то мутная история, в которой были замешены государственные деньги.

Возможно, Ханжонков по привычке делового человека слишком вольно с ними обошелся. Как бы там ни было, из кино его выгнали. Да так, что зачинатель русского кино имел все шансы умереть с голоду.

Только в 1934 году ему назначили персональную пенсию.

Гордый донец, дабы спасти жену, вынужден был написать отчаянное письмо председателю Кинофотоуправления СССР Борису Шумяцкому. В нем, в частности, он сообщал: «…Моё положение и в моральном и в материальном отношении стало настолько невыносимо, что я решился обратиться с просьбой помочь мне найти выход из такового… Прошу своим авторитетным словом поддержать мой труд и помочь мне войти в рабочую семью Советской кинематографии полноправным её членом. Вне этого предо мною остаются лишь перспективы на дальнейшее ухудшение моего здоровья, вызываемого постоянной нуждою, и в конечном итоге — смерть от недоедания, на которую я здесь оказался обречённым вместе со своею женою».

Сработало. Последние годы жизни Ханжонков провел в Ялте, на которую когда-то возлагал большие надежды как кинопромышленник.

Донбасс своих не забывает

В 1937 году в Москве и Ленинграде свет увидела книга его воспоминаний «Первый годы русской кинематографии». Надо сказать, книга вышла очень откровенной, и лишь некоторые моменты, связанные с работой во врангелевском Крыму, Ханжонкову пришлось заретушировать. Написано просто, с той четкостью старой русской речи, которая напоминает работу качественного длиннофокусного объектива — размытость картинки уходит, и вдруг резкость изображения становится бритвенно острой.

Немецкую оккупацию Александр Алексеевич пережил в Ялте, будучи совсем больным. Скончался уже после полной победы его страны в той великой войне, 26 сентября 1945 года.

На малой родине Ханжонкова, естественно, чтут. Его именем назван поселок, станция, улицы. В Макеевке с 2002 года проводили скромный, но симпатичный кинофестиваль «Дни Александра Ханжонкова». Приезжали неплохие артисты, режиссеры.

Одним из первых памятников, установленных в 2015 году властями Донецкой народной республики, стал хороший, большой, серьезный и, можно сказать, трагический памятник Александру Ханжонкову. Он стоит там, откуда начался его непростой, но яркий земной путь.