Адмирал нахимов 1986

Круиз смерти. Крушение «Адмирала Нахимова» стало «советским Титаником»

Гибель парохода «Титаник» после столкновения с айсбергом в 1912 году на десятилетия вперёд стала символом всех крупных морских катастроф, произошедших в мирное время. К концу XX столетия у людей вновь стала появляться иллюзия, что трагедии подобного рода ушли в историю. Расплата за подобные заблуждения всегда получается жестокой.

31 августа 1986 года в Цемесской бухте близ Новороссийска произошла катастрофа, которую впоследствии стали называть «советским Титаником». Но, в отличие от истории 1912 года, в данном случае не было никакого айсберга — крушение явилось исключительно делом человеческих рук.

Трофейный «Берлин»

Советский круизный пароход «Адмирал Нахимов» был спущен на воду в марте 1925 года в немецком Лоббендорфе, получив название «Берлин». В первые годы своего существования «Берлин» совершал рейсы из Германии в Нью-Йорк. К концу 1930-х годов трансатлантические рейсы стали невыгодными, и судно перевели на круизы по Средиземному морю.

С началом Второй мировой войны «Берлин» был переоборудован в госпитальное судно и в таком качестве использовался вплоть до 1945 года. В январе 1945 года он подорвался на мине близ порта Свинемюнде и затонул на небольшой глубине. В 1947 году судно было поднято советскими водолазами и отправлено на частичный ремонт в доки Кронштадтского порта. Ставший трофеем пароход получил новое название — «Адмирал Нахимов», после чего отправился на Родину, в Германию. В ГДР пароход подвегся капитальному ремонту и в 1957 году вошёл в состав Черноморского морского пароходства.«Берлин», 1920-е годы. Фото: Commons.wikimedia.org

Престижный отдых и специальные операции

«Адмирал Нахимов» стал в СССР символом престижного круизного отдыха, доселе незнакомого советским гражданам. Впрочем, иногда он использовался и в других целях. Так, во время Карибского кризиса на его борту перебрасывали на Кубу советских военнослужащих, а в 1979 году — кубинских военнослужащих для выполнения секретной миссии в Африке.

В истории «Адмирала Нахимова» были и рейсы с паломниками в Саудовскую Аравию, и плавание с участниками Всемирного фестиваля молодёжи и студентов. Пароход обладал исключительной репутацией — за почти три десятка лет его эксплуатации в СССР с его участием не было зафиксировано ни одного серьёзного происшествия.

Время, однако, давало о себе знать — в 1980-х годах «Адмирал Нахимов» сменил дальние рейсы на круизы по Чёрному морю. Круизы эти пользовались бешеным успехом у неизбалованных жителей СССР.

Прогулочная палуба «Адмирала Нахимова» в 1957 году. Фото: Commons.wikimedia.org

Рейс Одесса – Батуми – Одесса

29 августа 1986 года «Адмирал Нахимов» выходил в очередной рейс по маршруту Одесса – Батуми – Одесса с заходами в Ялту, Новороссийск и Сочи. Завершиться круиз должен был 5 сентября. Покинув Одессу, пароход благополучно добрался до Ялты, а затем в 14:00 31 августа прибыл в Новороссийск. В 22:00 лайнер должен был покинуть порт и взять курс на Сочи. На его борту находилось 1243 человека: 346 членов экипажа и 897 пассажиров.

Капитаном «Адмирала Нахимова» с 1984 года являлся Вадим Марков, опытный моряк, имевший за плечами работу на линиях загранплавания. Свой корабль капитан Марков знал отлично, да и никаких опасностей выход из порта не сулил.

Согласно сообщению поста регулирования движения судов (ПРДС), в этот момент к порту Новороссийска подходил единственный корабль — сухогруз «Пётр Васёв», вёзший канадский ячмень. Командовал сухогрузом капитан Виктор Ткаченко, который сообщил, что пропустит выходящий из бухты пароход.

«Пётр Васёв» идёт навстречу

С задержкой в 10 минут от расписания «Адмирал Нахимов» отшвартовался и устремился к выходу из порта. Пароход прошёл ворота порта, вышел на курс 154,2 и стал следовать по направлению к буям Пенайских банок, которые находились на выходе из бухты.

На борту царило спокойствие. Часть пассажиров отправилась спать, кто-то собирался на киносеанс, молодёжь была на дискотеке в музыкальном салоне, часть людей находилась в барах.

В это время капитан Ткаченко ещё раз подтвердил, что «Пётр Васёв» пропустит «Адмирала Нахимова». Ту же информацию по радиосвязи Ткаченко передал второму помощнику капитана «Адмирала Нахимова» Александру Чудновскому, который в 23:00 принял вахту у капитана Маркова. Ткаченко и Чудновский договорились о том, что суда разойдутся правыми бортами. Капитан Ткаченко ориентировался на показания САРП — системы автоматизированной радиолокационной прокладки курса. Данные этого устройства говорили о том, что суда благополучно разойдутся.

Но находившийся на «Адмирале Нахимове» Чудновский, наблюдавший за ситуацией визуально, уже примерно в 23:05 обнаружил, что суда идут на опасное сближение. Вахтенный снова связался с Ткаченко, уточнив: «Пётр Васёв» точно пропускает пароход? Капитан Ткаченко подтвердил: да, всё в порядке.

«Пётр Васёв». Фото: Commons.wikimedia.org

«Работать немедленно назад!»

Тем временем и на «Петре Васёве» были те, кто видел, что ситуация развивается в опасном направлении. Помощник капитана Зубюк обращал внимание Ткаченко на то, что пеленг на «Адмирала Нахимова» практически не меняется, что говорит о возникшей угрозе столкновения. При этом Зубюк указывал на огни парохода, говорившие о том, что суда приближаются к столкновению.

Капитан Ткаченко ещё несколько минут с необъяснимым упрямством смотрел только на прибор. И лишь затем, наконец посмотрев туда, куда указывал Зубюк, с ужасом понял — «Пётр Васёв» на большой скорости летит прямо на «Адмирала Нахимова».

Капитан Ткаченко стал отдавать команды в машинное отделение — «средний вперёд», «малый вперёд». Эти полумеры уже не помогали, и последней командой Ткаченко стала: «Стоп, полный назад!». Однако тяжёлый сухогруз не может изменить направление движения моментально. «Пётр Васёв» продолжал идти на «Адмирала Нахимова». На пароходе вахтенный помощник капитана Александр Чудновский передал по радио на сухогруз: «Работать немедленно назад!». Рулевому «Адмирала Нахимова» была отдана команда: «Лево на борт!».

«Нахимов» ушёл на дно за 8 минут

Это не помогло — в 23:12 произошло столкновение. «Пётр Васёв» на скорости 5 узлов вошёл под углом 110° в середину правого борта парохода. В подводной части балкер вошёл своей выступающей частью, бульбом, в корпус «Адмирала Нахимова» на несколько метров в районе переборки между машинным и котельным отделением. «Адмирал Нахимов» продолжал по инерции двигаться вперёд, разворачивая сухогруз и тем самым увеличивая размер пробоины в правом борту, которая в итоге составила около 80 квадратных метров.

Огромная пробоина привела к стремительному затоплению парохода. Всего за 30 секунд водой было заполнено машинное отделение. Корабль стал валиться на правый борт. Аварийное освещение, включившееся взамен отключившегося основного, проработало всего две минуты. Многие люди были заблокированы в каютах внутри гибнущего судна. Всё, что успели члены команды, — спустить на воду надувные плоты. Через 8 минут после столкновения, в 23:20, «Адмирал Нахимов» ушёл под воду, оставив на поверхности сотни борющихся за жизнь людей. Среди них не было помощника капитана Александра Чудновского. Моряк, понимая, что судно гибнет, вынес себе смертный приговор — спустившись в свою каюту, он заперся в ней и вместе с «Адмиралом Нахимовым» ушёл на дно.

Гибнущих людей спасали более 60 судов

Первым к месту катастрофы подошёл небольшой лоцманский катер ЛК-90, направлявшийся к «Петру Васёву» для проводки его к причалу. «Адмирал Нахимов» затонул на глазах членов экипажа катера.

В 23:35 ЛК-90 приступил к спасению людей. На борт маленького судёнышка подняли 118 человек, что значительно больше допустимой нагрузки. Потом спасённых стали передавать на другие подошедшие корабли. В это время капитан порта Новороссийск Попов отдал приказ всем плавсредствам следовать в район катастрофы для спасения людей. Буксиры, малые и рейдовые катера, катера погранвойск, «кометы» на подводных крыльях — всего 64 судна приняли участие в спасательной операции.

Работать приходилось в сложных условиях — сильный ветер, волны до двух метров. Но моряки делали всё возможное и невозможное. Курсанты Новороссийского высшего инженерно-морского училища, поднятые по тревоге, выходили в море на яликах, сами рискуя погибнуть.

В спасательной операции участвовала и команда сухогруза «Пётр Васёв», поднявшая на борт 36 человек. Из 1243 человек, находившихся на борту, погибли 423: 359 пассажиров и 64 члена экипажа. Среди погибших было 23 ребёнка.

Кто виноват?

Из Москвы прибыла большая правительственная комиссия во главе с первым зампредом Совета министров СССР Гейдаром Алиевым, а вместе с ней и многочисленная следственная группа.

Под суд в итоге пошли оба капитана — Виктор Ткаченко и Вадим Марков получили по 15 лет лишения свободы. Маркову, чудом уцелевшему в катастрофе, поставили в вину отсутствие на мостике. В момент катастрофы капитан находился в каюте начальника управления КГБ по Одесской области генерал-майора Крикунова, куда был приглашён на ужин. В отличие от Маркова, генерал Крикунов погиб вместе с семьёй.

За тридцать лет в катастрофе «Адмирала Нахимова» кого и чего только ни обвиняли — и аномальную зону, и советский строй, и ветхость судна, и диверсантов… История про обычный «человеческий фактор» многим резала слух. «Адмирал Нахимов» забрал ещё две человеческие жизни уже после крушения — два водолаза погибли, поднимая тела жертв на поверхность. После этого работы на судне были прекращены, и тела 64 человек так и остались внутри корпуса «Адмирала Нахимова».

423 погибших за восемь минут: как тонул «Адмирал Нахимов» в Черном море

«Что же вы делаете? Мы же идем на столкновение»

33 года назад, 31 августа 1986 года, в Советском Союзе произошла крупнейшая катастрофа в истории отечественного пассажирского флота, которая станет известна как столкновение в Цемесской бухте. В 13 км от морского порта Новороссийска столкнулись восьмипалубный пароход «Адмирал Нахимов» и сухогруз «Петр Васев».

Реклама

На борту парохода находились 1243 пассажиров и членов экипажа. Граждане девяти союзных республик наслаждались семидневным круизом по Черному морю. Вечером 31 августа «Адмирал Нахимов» следовал из Новороссийска в Сочи. Командование парохода знало, что недалеко от порта корабль должен будет разойтись с сухогрузом.

«Вы можете нас пропустить, у нас на борту 1000 туристов и наш курс 160 градусов», — обратился по радиосвязи экипаж парохода к сухогрузу в 23.00. «Идите!», — ответили в рубке «Петра Васева». Было решено, что пароход не будет менять курс и сбавлять обороты.

Капитан «Петра Васева» Виктор Ткаченко рассчитывал, что сухогруз также не станет менять курс и скорость движения, и два судна разойдутся на расстоянии чуть меньше километра.

В это время в рубке «Адмирала Нахимова» второй помощник капитана Александр Чудновский посчитал, что сухогруз приближается на опасное расстояние и, не доложив о своем решении начальству, стал постепенно поворачивать пароход на малые углы. 56-летний капитан судна Вадим Марков ушел с капитанского мостика к себе в каюту еще до того, как суда должны были разминуться, хотя не имел на это права.

Позже пожарный матрос с «Нахимова» Геннадий Царев будет вспоминать этот момент: «Мы постепенно сближались, наш помощник (Чудновский) говорил: «Что же вы делаете? Мы же идем на столкновение». Капитан «Васева» в ответ уверял, мол, не волнуйтесь, разойдемся. Наш помощник начал делать самостоятельные отвороты, никого не предупреждая. Потом опять говорит в эфир: «Мы же идем на столкновение». Затем сделал еще один поворот и в результате повернул «Нахимова» боком к «Васеву».

По свидетельствам очевидцев, капитан Ткаченко в этот момент полностью положился на показания компьютерной техники. «Ткаченко отлично в электронике разбирался, был очень увлечен техникой и полностью ей доверял. Но компьютеры программируют люди, которые могут ошибаться, прибор показывал, что суда нормально расходятся», — рассказывал 30 лет спустя режиссер-документалист Валерий Тимощенко, который освещал трагедию в качестве корреспондента краевой молодежной газеты.

Роковое столкновение

Когда на капитанский мостик сухогруза прибежал впередсмотрящий и закричал, что прямо по курсу «пассажир», Ткаченко воскликнул: «Этого не может быть!». «Петр Васев», что вы делаете? Немедленно работать назад!», — закричал Чудновский.

Капитан сухогруза скомандовал «Средний назад» и почти сразу «Полный назад», однако «Васев» за семь минут смог снизить скорость лишь на пять узлов (9,26 км/ч), в то время как пароход скорость вообще не сбрасывал — она составляла около 22 км/ч.

В 23:12 сухогруз на скорости 10 км/ч врезался в правый борт пассажирского парохода. «Васев» буквально протаранил «Нахимова»: бульб сухогруза под водой пропорол обшивку парохода от седьмого до десятого водонепроницаемого отсека.

Позднее специалисты установят, что площадь пробоины была равна средней трехкомнатной квартире — 84 кв м. Пассажиры, которые в этот момент находились на правой палубе, почувствовали два сильных толчка и отбежали. Тем не менее большинство из людей в первые минуты не поняли, что произошла катастрофа. Пароход между тем стремительно погружался под воду. Спустя 20 секунд после столкновения затопило энергетическую установку, из-за чего на корабле погас свет, пропала радиосвязь и судном стало невозможно управлять.

Капитан Марков выскочил из каюты и приказал матросам голосом объявлять тревогу, готовить к спуску спасательные шлюпки и плоты. Однако вода настолько быстро заполняла корабль, что спускать шлюпки стало невозможно: экипаж успел спустить на воду лишь одну шлюпку с левого борта.

Оставалось сбрасывать в воду самораскрывающиеся спасательные плоты. Матросы и ученики Одесской мореходной школы, которые проходили на пароходе практику, смогли спустить 32 из 48 плотов вместимостью от 10 до 32 человек. Дело в том, что часть из них была привязана проволокой, и команда не успела открепить плоты.

В это время ведущая вечеринки на одной из верхних палуб обратилась к пассажирам и попросила всех перейти на левый борт — чтобы выровнять корабль. Однако это не помогло. Вскоре пароход накренился на правый борт и люди начали слетать с корабля в воду.

На борту началась паника, люди пытались пробиться к спасательным шлюпкам. Когда на корабле погас свет, старший механик Герман Юркин побежал вниз, чтобы включить аварийное освещение. Хотя свет горел недолго, многие смогли сориентироваться и понять, куда бежать, но большинство пассажиров, которые в этот момент находились на нижних палубах или спустились туда, чтобы помочь другим, погибли. Так, стармех Юркин не смог выбраться с тонущего корабля.

К моменту столкновения взрослые уже уложили своих детей спать и, заперев каюты, пошли на концерт на верхней палубе, посвященный Дню шахтера. Бортпроводница Вера Федорчук побежала за запасными ключами, чтобы открыть каюты, но также не смогла выбраться — ширина коридоров на корабле не превышала 120 см. Позднее водолазы обнаружили тело 28-летней девушки, в руке у нее была сжата связка ключей. Многие дети утонули, поскольку не смогли выбраться из кают.

Еще одна стюардесса Татьяна Федорова, по рассказам очевидцев, до последнего момента стояла на палубе и раздавала обезумевшим пассажирам спасательные жилеты. Она также погибла.

Люди падали с палубы корабля в пятно мазута в море

Из поврежденных баков «Нахимова» в воду начало выливаться большое количество топлива. На поверхности моря оно образовало толстую маслянистую пленку, которая сильно сковывала движения в воде. В хранилищах на носу у сухогруза «Васева» хранилось много краски, которая при столкновении также вылилась в воду. Некоторые из пострадавших смогли выбраться на берег, но погибли позже, потому что нахлебались отравленной воды.

«Под водой я плыл наугад. Мне повезло, что плыл в противоположную сторону от корабля, иначе, просто затянуло бы в воронку. Каждый раз мне приходилось нырять глубже, чтобы не натыкаться на других пассажиров, которые в панике могли бы потянуть на дно. Таким способом на ощупь, мне удалось добраться до перевернутой шлюпки, которая вместе с другими вещами слетела с «Нахимова».

За нее уже держалось несколько пассажиров. Остальным, кто плавал рядом, я помогал добраться до нас. Таким образом, почти 40 пассажирам удалось продержаться в воде в течение нескольких часов и дождаться спасателей», — вспоминал Леонид Тоюнда, который в то время руководил отделением Госбанка СССР в городе Ровно и отправился в круиз без жены и детей. Спустя неделю после пережитого 38-летний мужчина полностью поседел.

Одним из первых на помощь пострадавшим пришел лоцманский катер, проходивший неподалеку. Именно экипаж этого судна первым сообщил о столкновении двух судов. Капитан катера вспоминал, что когда они подплыли на место, то не увидели воды — вся поверхность была покрыта людьми, которые хватались за любые предметы в надежде спастись.

Все эти события произошли всего за восемь минут после столкновения — вскоре «Нахимов» полностью ушел под воду. Капитан Марков находился на мостике до последнего, пока вода не выбросила его за борт. Второй помощник Александр Чудновский добровольно решил остаться на корабле навсегда — отправился в свою каюту и запер дверь.

Около 500 человек смогли залезть на сброшенные плоты, остальные пассажиры с членами экипажа были вынуждены держать на поверхности воды и ждать подмоги.

Трагическая судьба выживших капитанов

В спасательной операции участвовало 64 судна Новороссийского порта, Черноморского флота и Морпогранохраны. Кроме того, к месту крушения на веслах направились курсанты мореходного училища и рыбаки. В 23:40 сухогруз «Васев» на малом ходу подошел к месту скопления людей, с палубы пострадавшим бросали канаты, веревочные лестницы, спасательные круги и жилеты.

На борт смогли взобраться около 37 человек — многие люди были настолько обессилены и испачканы в скользком мазуте, что срывались обратно в воду. В результате катастрофы погибли 423 человека — 359 пассажиров и 64 члена экипажа.

Уже на следующий день прокуратура возбудила уголовное дело в отношении капитанов двух судов. Ткаченко и Маркова признали виновными в нарушении правил безопасности движения и эксплуатации транспорта и приговорили к 15 годам лишения свободы в 1987 году. Спустя пять лет президенты России и Украины помиловали обоих капитанов.

По словам руководителя фонда, созданного для социальной защиты пострадавших в той катастрофе людей и родственников, Наталии Рождественской, наказания, хотя и не такие строгие, понесли и чиновники. Министра морского флота СССР Тимофея Гуженко отправили в отставку — тем не менее официальной причиной стал выход на пенсию по состоянию здоровья.

«Начальник Черноморского пароходства, начальник службы безопасности мореплавания пароходства, директор Одесского бюро путешествий уволены с занимаемых должностей и исключены из рядов КПСС, что в те времена было равносильно полному закату карьеры», — добавила Рождественская.

Капитан Вадим Марков вернулся в Одессу и работал в Черноморском пароходстве. Его преследовала «слава» человека, погубившего пассажирский пароход. Несколько раз он менял место жительства, чтобы избежать преследований родственников погибших, но не эмигрировал.

Виктор Ткаченко после выхода из колонии тоже вернулся жить в Одессу, однако родственники погибших преследовали и его: звонили по телефону с угрозами, разбивали стекла в доме. По данным Рождественской, мужчина сменил фамилию и переехал с семьей в Израиль. В сентябре 2003 года яхта, которой он управлял, потерпела крушение вблизи канадского острова Ньюфаундленда. Вместе с ним погибли еще два члена экипажа.

Следствие и суд по делу советского «Титаника», за 8 минут унесшего 423 жизни

31 августа 1986 года в 22.00 самый большой круизный лайнер Черноморского морского пароходства «Адмирал Нахимов» (длина 174,3 м, ширина 21,02 м, высота борта 11,81 м), совершавший круизный рейс, отошел от причала Новороссийского морвокзала и взял курс на Сочи. На борту парохода находились 1243 человека – 897 пассажиров, 346 моряков экипажа и несколько членов их семей. До столкновения «Адмирала Нахимова» (зарубежная пресса сразу же после катастрофы окрестила его «советским «Титаником») с грузовым теплоходом «Петр Васев» оставался 1 час 12 минут…
Едва ли пассажиры придали значение тому, что отход лайнера из Новороссийска, где он сделал 8-часовую стоянку, был задержан на 10 минут. Как оказалось, капитан Вадим Марков с ведома портовых властей ждал начальника управления КГБ по Одесской области генерал-майора А. Крикунова с женой, дочерью и внуком.
Позже некоторые участники спасательной операции в своих воспоминаниях высказали мнение, что задержка в какой-то степени повлияла на местоположение судов относительно друг друга на выходе из Цемесской бухты и теоретически повысила вероятность их столкновения. Появление в числе пассажиров генерал-майора КГБ стало также поводом и для выдвижения одной из самых причудливых версий гибели лайнера, которую распространила стоустая молва.
Но к этому мы еще вернемся…
Теплоход «Петр Васев» – идеальный таран, построенный в Японии
Грузовой теплоход «Петр Васев» по заказу СССР построен в 1981 году в Японии. Нос судна в подводной части имеет бульбовидную форму, выступающую вперед. Это конструктивное устройство изменяет направление потока воды по всему корпусу и способствует увеличению скорости, дальности плавания и экономии топлива.
В данном случае оно сработало как мощный таран, которым «Петр Васев» почти под прямым углом ударил в правый борт лайнера «Адмирал Нахимов». В пробоину площадью около 80-90 квадратных метров хлынула вода. Скорость ее поступления, по подсчетам экспертов, была ужасающей: 29 тысяч тонн в минуту. «Советский «Титаник» в отличие от «Титаника» британского, продержавшегося после столкновения с айсбергом на плаву 2 часа 40 минут, затонул через 8 минут.
Удивительно, но «Петр Васев» обошелся лишь вмятинами корпуса в носовой части. В заключении группы экспертов подчеркивалось, что не произошло даже «подмочки груза». Стоит сказать о грузе теплохода, с которым связана еще одна временная накладка, которая свела суда в одной точке…
Почему так торопился капитан грузового судна?
«Петр Васев» доставил из Канады 30 тысяч тон ячменя. По графику он должен был прибыть в порт и стать под разгрузку 1 сентября. Однако портовые власти обратились по радио к капитану Николаю Ткаченко с просьбой ускорить движение по маршруту и начать разгрузку 31 августа. Зачем?
Дело в том, что обработка груза «Петра Васева» в конце месяца позволила бы портовикам получить премиальные за август. Николай Ткаченко «вошел в положение» береговых коллег и спешил. Он даже был готов по предложению поста регулировки движения судов принять лоцмана на ходу, ни на минуту не стопоря машины.
Волею судьбы именно небольшой лоцманский катер ЛК-90, шедший навстречу «Петру Васеву» для его последующей проводки в порт, первым поднял из воды на борт более 100 пассажиров и членов команды «Адмирала Нахимова»…
Последнего уцелевшего пассажира подняли из воды через 19 часов после крушения лайнера
Увидев накренившийся на правый борт круизный лайнер, капитан лоцманского катера О.Лях сообщил об этом по радио в порт и сказал, что необходимо прислать буксиры и спасательные средства. Он не мог даже предположить, что судно фактически уже идет ко дну, и считал возможным его отбуксировку в порт или на береговое мелководье.
Капитан порта Г. Попов отдал указание всем наличным плавсредствам следовать в район крушения для спасения людей. В спасательной операции ночью участвовали также пограничники и курсанты Высшего морского инженерного училища. С борта «Петра Васева» были спущены шлюпка и мотобот. Утром к операции подключилась авиация.
Уцелевших пассажиров и членов экипажа лайнера «Адмирала Нахимова», а также тела, поднятые из воды, доставляли в город. Часть пострадавших добрались до берега вплавь, преодолев около четырех километров. Последнего пассажира, оставшегося в живых, доставили в порт в шесть часов вечера 1 сентября. Всего были спасены 820 человек. В том числе – капитан лайнера Вадим Марков.
Вскоре после прибытия из Москвы правительственной комиссии по расследованию причин катастрофы во главе с членом Политбюро КПСС Гейдаром Алиевым и следователя по особо важным делам Генпрокуратуры РСФСР Бориса Уварова, капитаны обоих судов, Вадим Марков и Виктор Ткаченко, были взяты под стражу.
Ход расследования показал, что эта мера пресечения по отношению к капитанам оправдала себя…
Следователю по особо важным делам дали на расследование 15 дней
Генерального секретаря ЦК КПСС Михаила Горбачева проинформировали о катастрофе утром 1 сентября. Генсек находился рядом на отдыхе в Краснодарском крае, однако в Новороссийск так и не приехал. В сформированную по его указанию комиссию вошли министры морского флота, транспорта, торговли (очевидно, правительство беспокоила судьба купленного за валюту ячменя, который перевозил «Петр Васев»), заместители председателя КГБ СССР и министра внутренних дел, ответственные работники ЦК – всего 50 человек. Свою представительную группу во главе с секретарем ЦК Компартии Украины Яковом Погребняком прислал и Киев – большинство пассажиров лайнера, а также членов экипажей обоих судов были украинцами.
Следователь по особо важным делам Генпрокуратуры РСФСР Уваров с первого же дня подвергся давлению со стороны высокопоставленных членов комиссии. Учитывая резонанс, который вызвала в стране и за рубежом крупнейшая после «Титаника» катастрофа на море в мирное время, от «важняка» потребовали завершить следствие в течение двух недель. И это не смотря на, что предстояло допросить более 800 уцелевших пассажиров, членов команд двух судов, десятки должностных лиц Черноморского морского пароходства и Новороссийского порта, изучить массу документов, регламентирующих безопасность плавания, провести большое число экспертиз, в том числе по состоянию лайнера, который находился на 47-метровой глубине.
Что хотел скрыть от следствия капитан Виктор Ткаченко
Уже в начале следствия стало очевидным, что истину придется добывать со дна морского не только в прямом, но и в переносном смысле. Например, при изучении вахтенного журнала «Петра Васева» обнаружилось, что Ткаченко успел до ареста подтереть записи 3-го помощника капитана, который вел на мостике визуальное наблюдение и несколько раз предупреждал капитана об угрозе столкновения. Однако Ткаченко, передоверившись системе автоматизированной прокладки курса, доклад подчиненного к сведению не принял. Изоляция капитанов от экипажей позволила исключить другие попытки сфальсифицировать показания.
Следователю удалось отстоять свою принципиальную позицию: нельзя вгонять расследование в жесткие временные рамки, все обстоятельства гибели круизного лайнера должны быть изучены в полном объеме. Но впереди его ждало новое противостояние с руководителем правительственной комиссии…
Гейдар Алиев еще до суда обещал пострадавшим расстрелять по меньшей мере одного из капитанов
В Новороссийск из восьми союзных республик съехались около 500 родных и близких погибших пассажиров и моряков. Они требовали найти виновных и строго покарать их. Выступая перед людьми, находящимися в стрессовом состоянии, Гейдар Алиев употребил две энергичных фигуры речи: «Сколько человек погибло, столько я и посажу», «Как минимум один из капитанов будет расстрелян»…
Узнав на следующий день об этом выступлении, Уваров, как истый законник, был в душе возмущен заявлениями, сделанными одним из руководителей компартии до суда. Вскоре ему напрямую сказали, что капитаны должны быть обвинены по статье 102-й УК РСФСР (умышленное убийство двух и более лиц), предусматривающей смертную казнь.
Однако Уваров решительно заявил, что говорить о квалификации преступления слишком рано, предстоит рассмотреть все возможные версии случившегося…
Было ли в районе катастрофы неизвестное судно?
Версии выдвигала не только следственная группа, но и народная молва. Одна из версий состояла в том, что оба капитана на момент столкновения были в подпитии. Однако экспертиза установила, что это не так.
Некоторые из версий настолько нелепы, что не могло быть и речи об их оперативной разработке. Например, распространялись слухи, что столкновение судов было организованно с целью устранения генерала КГБ Крикунова, располагавшего якобы компроматом на высших московских и киевских партийных чинов. (К сожалению, генерал и его семья оказались в числе погибших).
Поговаривали о геомагнитной аномалии, внесшей «раздрай» в показания радиолокационных приборов, о нахождении в районе столкновения некоего третьего судна, на которое капитан «Петра Васева» и делал расчеты на безопасное расхождение. Отсюда уже было недалеко до мистики, и она не замедлила появиться.

Имя адмирала Нахимова преследует злой рок

Об этом в связи с катастрофой круизного судна заговорили знатоки истории отечественного флота, по утверждению которых все российские суда и корабли, названные в честь погибшего при обороне Севастополя адмирала, терпели крушение или гибли в сражениях. Действительно, в 1897 году у берегов Турции затонул пароход «Нахимов», броненосный крейсер «Адмирал Нахимов» потоплен японцами в 1905 году во время Цусимского сражения. А в 1941 году погиб легкий крейсер «Червона Украина», который в 1915 году был спущен на воду под названием «Адмирал Нахимов» и был переименован в 1922 году советскими властями.
Но Уваров, один из лучших российских следователей того времени, никаких таинственных явлений, приведших к гибели «Адмирала Нахимова и многих сотен людей, не усмотрел…
1200 свидетелей на двух обвиняемых
Вместо двух недель следствие длилось несколько месяцев. Было допрошено свыше 1200 человек, изучены сотни документов. Материалы уголовного дела №18/58369 заняли около 60 томов.
Были собраны неопровержимые доказательства нарушений капитанами обеих судов Международных правил предупреждения столкновения судов, Устава службы на судах министерства морского флота, наставлений по организации штурманской службы и правил технической эксплуатации морских судов и некоторых других документов и требований хорошей морской практики, которые в совокупности и привели к катастрофе. В первую очередь это касалось капитана сухогруза «Петр Васев». Однако выявлено немало нарушений и на борту «Адмирала Нахимова».
Доказано, например, что на лайнере в момент столкновения были открыты все 90 иллюминаторов, находящихся на нижних палубах, в которые при крене судна хлынули тысячи тонн воды. Роковую роль сыграли незадраенные клинкетные двери между водонепроницаемыми переборками, что нарушило герметизацию отсеков судна. Если бы все требования устава были соблюдены, то «Адмирал Нахимов» мог бы после столкновения держаться на плаву многие часы.
Зачем подсудимых посадили в пуленепробиваемую «клетку»?
Открытые слушания по делу Вадима Маркова и Виктора Ткаченко начались в Одессе в здании ДК железнодорожников в апреле 1987 года и продолжались более трех недель. Председательствовал в процессе судья Александр Филатов, возглавлявший в то время коллегию по уголовным делам Верховного Суда СССР.
Подсудимых привозили на судебные заседания под усиленным конвоем и размещали за пуленепробиваемой стеклянной перегородкой (интересно отметить, что таким образом было предвосхищено современное оборудование залов судебного заседания). Меры предосторожности принимались в связи с присутствием на процессе многочисленных родственников погибших. Суд признали обоих капитанов виновными в нарушениях правил безопасности движения транспорта (ст. 85 УК РСФСР), повлекших гибель 423 человек, и приговорил каждого к 15 годам лишения свободы.
Однако в этом уголовном деле все же был один смертный приговор…
Александр Чудновский сам стал себе судьей
Смертный приговор вынес себе 2-й помощник капитана «Адмирала Нахимова» Александр Чудновский. Именно он управлял судном в момент столкновения (Марков незадолго до этого покинул мостик и по некоторым сведениям находился в каюте-люкс генерала КГБ). Чудновский, понимая, что судно обречено, спустился в свою каюту и закрылся на ключ. Чтобы извлечь его тело, водолазам впоследствии пришлось взламывать дверь.
64 пассажира навсегда остались на лайнере
10 и 19 сентября 1986 года список жертв в Цемесской бухте неожиданно пополнился: погибли два водолаза, работавших по поиску и подъему тел из затопленного лайнера. После этого поисковые работы, в которых участвовали более 50-ти лучших водолазов страны, было решено прекратить. По некоторым данным, 64 пассажира и члена экипажа «Адмирала Нахимова» навсегда остались под водой.
Ткаченко через 11 лет после освобождения нашел свою смерть в океане
В ноябре 1992 года Марков и Ткаченко указами президентов Украины и России (развал СССР застал их в разных колониях) были помилованы. За Маркова ходатайствовала Ассоциация капитанов, а Ткаченко страдал тяжелым психическим расстройством.
Вадим Марков после освобождения вернулся в Одессу, работал в Черноморском пароходстве капитаном-наставником. Из-за преследований со стороны родственников погибших его семье несколько раз приходилось менять место жительства. В 2007 году бывший капитан злополучного судна умер от рака.
Виктор Ткаченко также жил в Одессе, но, не выдержав постоянных угроз по телефону, вместе с семьей эмигрировал в Израиль. В сентябре 2003 года канадский береговой патруль обнаружил вблизи Ньюфаундленда (Канада) разбитую яхту и тела трех человек, в том числе капитана яхты. Это был Виктор Тальор (Ткаченко).
Вместо послесловия
В июле 1986 года специальная комиссия Черноморского пароходства, обследовав состояние «Адмирала Нахимова», пришла к выводам, что 60-летнее судно (оно было построено в Германии) к дальнейшей эксплуатации непригодно. Однако пароходство, несмотря на то, что документы регистра на эксплуатацию не были продлены, все же решило отправить его в августе в круиз, который планировался как последний. По злой иронии судьбы перед сломом лайнера в металлом на нем должен был сниматься художественный фильм «Катастрофа» со спецэффектами.
За настоящую катастрофу никто, кроме капитанов, судебной ответственности не понес…

Тайна гибели советского круизного лайнера «Адмирал Нахимов» (13 фото)


Круизный лайнер *Адмирал Нахимов*
1986-й год был богат на катастрофы и добавил в историю СССР несколько трагических страниц. Речь идет не только о Чернобыле. 16 февраля 1986 г. потерпел крушение советский круизный лайнер «Михаил Лермонтов». Тогда погиб один человек, но через полгода случилась еще одна трагедия, которая унесла жизни 423-х человек. 31 августа 1986 г. Теплоход «Адмирал Нахимов» в результате столкновения с сухогрузом «Петр Васев» получил пробоину и затонул в течение 7 минут. О загадочных причинах этой катастрофы спорят до сих пор, ведь многие уверены в том, что трагедии можно было избежать.

Лайнер, повторивший судьбу всех кораблей с таким названием
29 августа 1986 г. лайнер вышел в очередной рейс по маршруту Одесса – Батуми – Одесса с заходами в Ялту, Новороссийск и Сочи. Длился круиз всего неделю, пассажиры должны были вернуться 5 сентября. Благополучно преодолев часть маршрута, «Адмирал Нахимов» 31 августа в 14:00 прибыл в Новороссийск. Отправление было запланировано на 22:00. Однако после того, как судно покинуло порт, его неожиданно остановили и задержали на 10 минут – из-за опоздавшего генерал-майора Крикунова с семьей. Эти 10 минут стали роковыми.

*Адмирал Нахимов* в Новороссийске, 1981
Судно направилось к выходу из Цемесской бухты, в то же время навстречу лайнеру в бухту следовал сухогруз «Петр Васев», перевозивший зерно. Поскольку суда сближались на пересекавшихся курсах, то, которое было слева, то есть «Адмирал Нахимов», должно было уступить путь. Но капитану сухогруза предложили пропустить теплоход, на что тот дал свое согласие. Оба корабля вышли на связь друг с другом и подтвердили маневр.

Ресторан на теплоходе *Адмирал Нахимов*

Бар на теплоходе *Адмирал Нахимов*
Капитан сухогруза Виктор Ткаченко не видел повода для беспокойства – он полагался на САРП (систему автоматической радиолокационной прокладки курса). Данные устройства не показывали опасного сближения, в то время как его уже было видно невооруженным глазом (как потом выяснилось, локатор мог искажать расстояние до сотни метров). Команду уменьшить ход, а затем «полный назад» капитан Ткаченко отдал слишком поздно.

Последние часы *Адмирала Нахимова* перед катастрофой, 31 августа 1986
В 23:12 произошло столкновение судов почти под прямым углом. Сухогруз протаранил правый борт теплохода, образовав пробоину величиной около 10 метров. При этом лайнер продолжал движение по инерции, из-за чего пробоина увеличилась в размерах. Вода за несколько секунд заполнила машинное отделение, и судно пошло ко дну. Все, что успели члены команды за эти 7 минут, – спустить на воду несколько надувных плотов. Многие в воде попали под винты сухогруза, продолжавшие работать. Из 897 пассажиров и 346 членов экипажа погибли 423 человека.

Лайнер, повторивший судьбу всех кораблей с таким названием

Позже специалисты пришли к выводу, что для того, чтобы два судна разошлись, не хватило всего 6 секунд. В этой катастрофе было много странных обстоятельств. Видимость была стопроцентной. Оба капитана считались опытными моряками. Но Марков не объявил тревогу, а Ткаченко доложил о столкновении начальнику порта только в 24:31, и помощь пришла через 2 часа после катастрофы. К тому же из-за жары были открыты иллюминаторы в каютах вблизи ватерлинии, а перед выходом из порта, вопреки правилам, оставили открытыми клинкетные двери в поперечных переборках, и вода, хлынувшая в пробоину, заливала один отсек за другим. Все это ускорило затопление судна.

Круизный лайнер *Адмирал Нахимов*
Модель теплохода *Адмирал Нахимов*
Те, кто не верил рациональным объяснениям, искали мистические причины. Дело в том, что это было не первое судно с таким названием. В 1897 г. грузовой пароход «Адмирал Нахимов» затонул у берегов Турции во время шторма. Название перешло к одному из броненосных крейсеров, который был затоплен во время военных действий в 1905 г. В 1925 г. в Германии построили пароход «Берлин», сначала перевозивший пассажиров и грузы, а во время Второй мировой войны служивший госпитальным судном. В 1945 г. он подорвался на мине и пошел ко дну, в 1946 его подняли на поверхность и восстановили, он перешел СССР в счет репараций. В 1957 г. лайнер вышел в плавание под названием «Адмирал Нахимов». Говорили, что он был обречен – все корабли, носившие имя погибшего адмирала, ушли на дно.
Трофейный *Берлин*, ставший впоследствии *Адмиралом Нахимовым*
Трофейный *Берлин*, ставший впоследствии *Адмиралом Нахимовым*
Оба капитана пошли под суд. Вадима Маркова обвинили в том, что он, вопреки правилам, во время расхождения судов находился не на мостике «Адмирала Нахимова», а в каюте, передав управление второму помощнику Чудновскому. А капитана сухогруза Ткаченко признали виновным в том, что, понадеявшись на показания приборов, он не оценил ситуацию визуально и проигнорировал опасность. Обоих приговорили к 15 годам лишения свободы, но через 6 лет обоих помиловали. Ткаченко взял фамилию жены и переехал с семьей в Израиль. В 2003 г. он погиб, по иронии судьбы, в результате крушения яхты. В 2007 г. капитан Марков скончался от рака.
Лайнер, повторивший судьбу всех кораблей с таким названием
Памятник погибшим на теплоходе *Адмирал Нахимов*, мыс Дооб
С тех пор лайнер называют советским «Титаником»: малоизвестные факты самого известного кораблекрушения

Катастрофа пассажирского парохода «Адмирал Нахимов» 31 августа 1986 года

Длина корабля составляла 174 метра, ширина — 21 метр и высота борта — около 12 метров. На судне имелись два плавательных бассейна, кинозал, танцевальные площадки, библиотека, музыкальный и дамский салоны, ресторан, детская столовая и др.

31 августа 1986 года в соответствии с планом круиза в 14 часов пароход «Адмирал Нахимов» пришел в Новороссийск, где оставался до 22 часов. За время стоянки пассажиры судна имели возможность погулять по городу, познакомиться с местными достопримечательностями. Из-за жаркой погоды в каютах были открыты иллюминаторы, так как с вентиляцией на корабле, было не очень хорошо, особенно на нижних палубах.

В 22.00 судно под командованием капитана дальнего плавания Вадима Маркова отошло от причала Новороссийска и последовало к выходу из Цемесской бухты, в северо-западной части которой располагается город. Пароход направлялся на юг, вдоль побережья Черного моря, в город-курорт Сочи. На борту находились 346 членов экипажа и 897 (по учету выданных путевок) пассажиров.

В это же время в Цемесскую бухту входил грузовой теплоход-сухогруз «Петр Васев» (большего водоизмещения), на борту которого было около 30 тысяч тонн ячменя из Канады. Судно было построено в Японии в 1981 году и оборудовано самыми современными навигационными приборами и техническими средствами судовождения. Командовал сухогрузом (балкером) капитан Виктор Ткаченко.

Суда сближались на пересекавшихся курсах. По всем международным морским правилам первым путь уступает тот, кто находится слева, т.е. пароход «Адмирал Нахимов». В этой ситуации пароходу «Адмирал Нахимов» достаточно было повернуть на 25-30 градусов вправо, и суда свободно разошлись бы левыми бортами. Но в этот раз береговой пост регулирования судов решил иначе. Диспетчеры предложили капитану сухогруза Виктору Ткаченко пропустить пассажирское судно, на что он согласился. После чего оба корабля вышли на связь друг с другом и уточнили детали маневра. На расстоянии 2,5 мили (4,6 километра) друг от друга вахтенный парохода еще раз уточнил очередность прохода курса, на что получил положительный ответ от вахтенного на сухогрузе.

Оба судна сближались. Когда между ними оставалось 1,5 мили (2,8 километра), вахтенный на пароходе еще несколько раз запросил по радио подтверждение о том, что сухогруз уступает им дорогу. На что был получен положительный ответ.

Капитан сухогруза Виктор Ткаченко действительно не видел повода для беспокойства, так как он не наблюдал за окружающей обстановкой, а полностью положился на систему автоматической радиолокационной прокладки, которая не показала опасного сближения.

В 23.05 капитан Ткаченко, после очередного обращения с парохода «Адмирал Нахимов» уступить дорогу, наконец дал команду уменьшить ход, а затем «полный назад», но грузовое судно продолжало двигаться по инерции вперед. В это время вахтенный офицер на пароходе дважды давал команду отвернуть от курса по пять градусов, а затем «полный назад».

В 23.12 произошло столкновение судов под углом, близким к прямому, когда они находились на расстоянии четырех километров от берегов мыса Дооб. «Петр Васев» врезался бульбом — подводной частью носа — в правый борт пассажирского парохода, удар пришелся между машинным и котельным отделениями. Как уже потом выяснили эксперты, образовалась пробоина размером девять на десять метров. Наскочив на «Адмирала Нахимова», балкер на несколько секунд завис на нем носом и лишь затем только грузно попятился назад. Потом специалисты подсчитали: не хватило всего шести секунд, чтобы два судна свободно разошлись.

После расцепления «Адмирал Нахимов» ушел вперед по инерции и начал резко крениться на правый борт из-за поступающих огромных масс забортной воды. Через минуту на пароходе погасло все освещение. Примерно через 1-2 минуты второму механику парохода удалось запустить аварийный дизель-генератор. Свет снова загорелся, но аварийное освещение работало примерно две минуты, после чего свет погас уже окончательно.

После удара пароход прошел по инерции на юго-восток еще 900 метров, постепенно ложась на правый борт и погружаясь. Все это время на палубе парохода матросы спускали шлюпки и сбрасывали плоты, благодаря которым спасли свои жизни сотни людей. Через 7-8 минут после столкновения «Адмирал Нахимов» затонул, затягивая за собой множество людей, не успевших отплыть подальше, а также тех, кто не успел выбраться из лабиринта многочисленных проходов, трапов, дверей парохода. Погибли и те члены экипажа, кто ушел в нижние палубы помочь пассажирам, жившим там, найти свои спасательные жилеты, надеть их и выйти на открытую палубу.

Судно легло на дно Цемесской бухты на правый борт на глубину 47 метров.

Через пять минут после погружения парохода «Адмирал Нахимов», сухогруз «Петр Васев», получивший повреждения, начал двигаться к месту катастрофы, но через некоторое время прекратил движения, опасаясь раздавить людей, находившихся в воде. С него был спущен мотобот, который отправился к месту катастрофы. К сухогрузу стали подплывать люди с утонувшего парохода. С него не смогли спустить трап, а по веревочным лестницам (штормтрапам) и канатам не у всех хватило сил взобраться на борт судна.

В район аварии из Новороссийска для оказания помощи пострадавшим были отправлены катера, суда, боты и лодки. Первым на место гибели «парохода «Адмирал Нахимов» подошел лоцманский катер ЛК-90, команда которого спасла 80 человек. Подошедший военный пограничный катер спас 146 пассажиров, другой катер — 86 человек. В результате спасательных работ из воды были спасены 820 человек. В корпусе затонувшего корабля и на грунте в районе катастрофы остались 344 человека, из них 279 погибших вскоре были подняты водолазами. Наибольшая нагрузка выпала на 98 военных водолазов, которым для работы отвели кормовую часть парохода. Гражданскими водолазами велась работа в носовой части парохода. При выполнении подводных работ погибли два водолаза.

Затонувший пароход постепенно погружался в ил и к 18 сентября ушел в него на 1,5 метра. Работать в отсеках парохода стало чрезвычайно опасно и поэтому 19 сентября последовало распоряжение о прекращении водолазных работ, связанных с поиском погибших.

Всего в этой катастрофе погибли 423 человека. Для спасательных работ было привлечено около 60 плавающих средств, 18 вертолетов и самолетов, 223 водолаза.

По заключению специалистов, причиной трагедии стали неверные действия капитанов обоих судов. Они остались живы и были приговорены к 15 годам заключения. Капитан «Петра Васева» Ткаченко был досрочно освобожден в 1992 году, позднее эмигрировал в Израиль и трагически погиб в 2003 году. Капитан «Адмирала Нахимова» Марков также вышел на свободу в 1992 году и продолжил работу капитаном-наставником на судах Черноморского пароходства. Умер в мае 2007 года после тяжелой болезни.

Теплоход «Петр Васев» в 1986 году был переименован в «Подольск». Затем судно несколько раз меняло своего владельца и имя на борту. Последнее название — «JIAJIAXIN 1» (флаг Панама). Списан 24 сентября 2012 года, разделан на металлолом в Бангладеш.

Пароход «Адмирал Нахимов» по сей день покоится на дне моря. Территория радиусом в 500 метров официально объявлена местом захоронения. Здесь запрещено бросать якорь.

На высоком откосе мыса Дооб Цемесской бухты, самом ближайшем от места гибели «Адмирала Нахимова», вблизи маяка, в 1987 году был сооружен памятник, дань памяти всем 423 погибшим пассажирам и членам экипажа. Площадка, выбранная для памятника, возвышается над уровнем моря примерно на сотню метров. В хорошую погоду с нее видно обширный участок моря, а также место гибели «Нахимова».

Материал подготовлен на основе информации открытых источников