А ордин нащокин

1605(1606)-1680.

Афанасий Лаврентьевич Ордин-Нащокин – выдающийся российский дипломат и государственный деятель, предвосхитивший многие преобразования Петра I.

Год его рождения точно не известен, но скорее всего, он родился в период с января по ноябрь 1606 года. Его отец, Лаврентий Денисович, опочецкий дворянин, был внесен в псковский список служилых людей.

Далекий предок опочецких Ордин-Нащокиных Дмитрий служил у тверского князя Александра Михайловича, который около десяти лет был и псковским князем. Дмитрия прозвали Нащока после битвы с ханским баскаком Чол-ханом (Щелканом), когда он получил сабельную рану на щеке.

Нащокины упоминаются в Псковской писцовой книге 1585-87 годов как опочецкие помещики, а в XVII веке их владения в Псковской земле увеличиваются.

С ранних лет Афанасий проявил любознательность и тягу к учению, поддержанную отцом. Местный священник научил его русской грамоте, выходец из Польши (возможно, из Полоцка) – польскому и латыни. Афанасий изучал немецкий, математику, риторику. Любовь к учению сохранилась у него на всю жизнь.

В декабре 1621 года, когда Афанасию предположительно исполнилось 15 лет, отец отвез его в Псков и записал в псковский полк на государеву службу как сына боярского (низший чин служилого человека по отечеству) из Опочки.

В середине 30-х годов Афанасий Лаврентьевич женится и окончательно перебирается из Опочки в Псков. Знающему «немецкие нравы» образованному дворянину стали давать дипломатические поручения, среди которых было участие в пограничных съездах, посольстве в Молдавию.

Царю Алексею Михайловичу Ордин-Нащокин стал известен с 1650 года, когда Афанасий Лаврентьевич сыграл большую роль в подавлении псковского восстания. Во время псковского бунта он едва не был убит мятежниками, бежал в свою родовую деревню, потом в Москву. Вернулся в Псков с воеводой Хованским, который поручил ему, как пишет Соловьев «уговаривать крестьян выйти из лесов и обратиться». Хованский писал царю о нем как о человеке, проявившем прекрасные для государственной службы качества. Так впервые от него потребовалось умение вести переговоры и убеждать.

В 1652 году он возглавляет комиссию по размежеванию границы с Швецией. Во время Ливонской войны Ордин-Нащокин назначается воеводой и фактически остается наместником царя в Ливонии, на территориях, занятых русскими. На этом посту он пытался навести порядок, наладить нормальные взаимоотношения с местным населением, готовым в значительной своей части принять власть русских. В донесениях царю он с негодованием писал об отсутствии дисциплины в русских частях, о грабежах, чинимых «ратными людьми», что сводило на нет замирительную работу и позитивные по отношению к московской власти тенденции.

В тяжелой войне с Польшей 1654-67 годов Ордин-Нащокин командует отрядом, полком; был воеводой городов Друи и Кокенгаузен в Ливонии.

В 1658 году Ордин-Нащокин подписал выгодное перемирие со Швецией; вел переговоры с Курляндией и Польшей, добивался союза с последней для успешной борьбы с Турцией и Швецией за выход к морю.

Важный этап деятельности Ордин-Нащокина — воеводство в Пскове в середине 60-х годов. Будучи псковским воеводой проводит реформу с введением элементов самоуправления, пытается создать первый в России банк.

«Устроил я псковское государство, с примера сторонних чужих земель к великой прибыли государевой казне» — писал он царю. Кроме введения выборного самоуправления для решения торговых дел и других административных реформ, он усиленно боролся с мздоимством.

В январе 1667 года Ордин-Нащокин добился значительной победы – подписал Андрусовский мир с Польшей и Московское союзное постановление, закрепив за Россией Смоленск, левобережную Украину с Киевом, за что был пожалован званием ближнего боярина, стал главой Посольского приказа и ряда других, оберегателем большой печати, т.е. канцлером.

Ордин-Нащокин был незаурядным экономистом, сторонником идей меркантилизма. Разработал Новоторговый устав, покровительствовавший отечественной торговле, Устав торговли, ограничивавший торговлю иностранную. Установил через перевод векселей заграничный денежный курс для России, т.е. сделал рубль конвертируемым. Заключил договор с «Армянской компанией» о торговле шелком-сырцом через Россию.

Инициатор «корабельного дела», Ордин-Нащокин руководил созданием судоверфи на Оке и русского боевого корабля «Орёл». Посольский приказ и его глава утвердили первый Морской устав, назначили команду «солдат корабельных» — первое подразделение морской пехоты, разработали рекомендации относительно корабельного трехцветного флага, который позже стал штандартом Петра Великого в настоящее время – государственным флагом России.

Под руководством и по настойчивым предложениям Ордин-Нащокина была создана международная и регулярная русская почта. Он же разработал и форму почтарей с гербом и рожком.

Занимался российский канцлер и многим другим – железоделательными заводами, мануфактурами, торговыми дворами и так далее. Он стремился вывести страну из отсталости, твердо отстаивал государственные интересы, не боясь опалы; был постоянно деятелен и совершенно неподкупен, вел борьбу с канцелярской рутиной. За заслуги перед государством ему был пожаловано боярское звание, наконец, высоко ценивший его способности царь назначил его руководителем Посольского приказа.

Всё это вызывало ненависть родовитых бояр к «худородному» дворянину.

Однако вскоре последовала опала. Царь Алексей Михайлович был не согласен с позицией Ордина-Нащокина относительно некоторых пунктов Андрусовского мирного договора: так, царь считал, что Россия должна оставить за собой Киев, — несмотря на то, что по договору он должен был отойти Польше, а Ордин-Нащокин был сторонником уступок ради сохранения мира. В 1671 году он отказывается вести новые переговоры с Польшей с новых позиций и уходит в отставку.

Будучи уже немолодым человеком, он оставляет все «мирские попечения» и в феврале 1672 года принимает малую схиму с именем Антоний в Крыпецкой обители под Псковом. Однако, после смерти Алексея Михайловича, на некоторое время земные дела оторвали его от монашеского безмолвия: он был призван в Москву для ведения дипломатических дел, но вскоре был устранен от переговоров и вернулся в свой монастырь, где в 1680 году умираетбезвестный инок Антоний.

Среди 109 фигур горельефа памятника «Тысячелетие России» в Новгороде, символизирующих историю нашего государства, есть и фигура опочанина Афанасия Лаврентьевича Ордин-Нащокина. Такого выдающегося политического деятеля и дипломата подобного масштаба в России не было ни в допетровскую эпоху, ни при Петре I. Недаром иностранцы называли Ордин-Нащокина «русским Ришелье».

Книги в ЭБ «Псковиана»:

Лихач Е. Ордин-Нащокин Афанасий Лаврентьевич : / Лихач Е. // Русский биографический словарь. — М., 1997. — (Репринт. воспроизведение) — Обезьянинов-Очкин. — С. 282-303. — А. Л. Ордин-Нащокин (ок. 1605-1680) — ближний боярин и воевода, дипломат царствования Алексея Михайловича, в 1672 г. постригся под именем Антония в Крыпецком монастыре. — Цифровая копия с разрешением 300 dpi. . — Библиогр. в конце ст. Галактионов Иван Васильевич Ордин-Нащокин — русский дипломат XVII века / Галактионов Иван Васильевич , Чистякова Елена Викторовна — М. : Соцэкгиз, 1961. — 134 с. — (Выдающиеся дипломаты нашей Родины). — Цифровая копия с разрешением 300 dpi. — Источники и лит.: с. 132-133; Источники и лит.: с. 132-133. 0

  • Псков
  • Ордин-Нащокин Афанасий Лаврентьевич
  • дипломат
  • Опочка
  • политический деятель

Ордин-Нащокин

А. Л. Ордин-Нащокин являлся крупным дипломатом и государственным деятелем в период правления Алексея Михайловича. Был первым «западником», ратовавшим за внедрение в российскую культуру западных образцов. По своему происхождению он был псковским дворянином, получил хорошее образование и знал несколько иностранных языков. Поэтому неоднократно участвовал в переговорах со шведской стороной. Ратовал за возвращение России выхода в Балтийское море. Начал военную службу во время Русско-шведской войны 1656-1658 годов. Руководил переговорами со Швецией, в результате которых было подписано Валнесарское перемирие 1658 года, по которому за Россией сохранялись все завоеванные территории до Риги. В 1660 году хотел уйти в отставку из-за побега сына за границу, но царь его не отпустил со службы. В 1657 году руководил переговорами с поляками, в результате которых в 1667 г. был подписано выгодное для России Андрусовское перемирие. В этом же году разработал Новоторговый устав. С 1667 по 1671 годы возглавлял Посольский приказ. Организовал почтовую связь между Москвой и Вильно, переводил на русский язык иностранные газеты. Стал инициатором строительства флота на Оке. Но из-за разногласий с царем был вынужден уйти в отставку и вернуться в Псков. Принял постриг в Крыпецком монастыре. Написал сочинение о русско-польской войне 1654-1667 годов.

Л.Е. Морозова, доктор исторических наук

Афанасий Ордин-Нащокин

Ордин-Нащокин исторически считается великим и искусным дипломатом и политиком 17 века. Афанасий Лаврентьевич фигура многогранная и государственная, личность его отмечена огромным количеством посольских дел во времена правления царя Алексея Михайловича.

Биография

Афанасий Ордин-Нащокин происходил из скромного дворянского рода города Пскова, но в середине своей жизни получил думский чин боярина. Родился в 1605 году в Псковской губернии. Потомки Нащокина владели некрупными землями в Торопецком и Псковском уездах. Из исторических источников следует, что род Афанасия Лаврентьевича произошел от иммигрировавшего из Италии герцога Величко.

После крещения герцог именовался Дмитрием. Предок сын герцога, Дмитрий участвовал в восстании 1327 года, на котором получил ранение в щеку, после этого прозвали его Нащока. Вследствие древнейшей традиции, прозвище становилось частью фамилии. Потомки Дмитрия Дмитриевича Нащокина приобрели фамилию Ордин-Нащокин, Олферов и Безнин.

Приставка Ордин получилась вследствие увековечивания памяти погибшего под Ордой в 1514 году Андрея Филипповича, предка нашего героя, прозвище которого было Орда. Отец Лаврентий Денисович всегда заботился об образовании своих сыновей. Поэтому Афанасий безукоризненно владел несколькими языками и был обучен многим наукам. Характерными особенностями нашего героя были любознательность, наблюдательностью и упорство.

Карьера

В 1642 году Ордин-Нащокин был участником договора о границе со Швецией, с этого события начинается его успешная карьера. В 1656 году Афанасий был направлен для подписания мира в Курляндию, а в 1658 – подписал мирный договор со Шведским государством. После подписания договора со шведами, царь удостоил Ордина-Нащокина титулом дворянина. А в 1667 году за Андрусовское перемирие с Польским государством стал боярином. В этом же году Афанасий Лаврентьевич возглавил Посольский приказ, в деятельность входила работа государственного канцлера.

Карьера Ордина-Нащокина продолжалась вплоть до 1671 года, когда вследствие различных доносов он был уволен со службы. Характер и суждения отличались прямотой, твердостью и резкостью, что соответственно образовало круг недоброжелателей. После возвращения в Псков, он был в 1679 году вызван к царю, для участия в мирных соглашениях с Польшей, но к тому времени взгляды его устарели и были признаны неактуальными.

После этого события Ордин-Нащокин постригся в монахи в Крипецком монастыре, а по прошествии года умер. Личность Ордина-Нащокина считается уникальной из-за его жизненных достижений благодаря своим способностям, а не семейным связям.

ОРДИ́Н-НАЩО́КИН

А. Л. Ордин-Нащокин. Портрет работы неизвестного художника с гравюры 17 в.

ОРДИ́Н-НАЩО́КИН Афа­на­сий Лав­рен­ть­е­вич (ве­ро­ят­но, 1606 – 1680, село Лю­бя­то­во Псковского уезда, ныне в черте г. Псков), русский государственный и во­енный дея­тель, ди­пло­мат, боя­рин (1667). Дво­ря­нин. Один из об­ра­зо­ван­ней­ших лю­дей сво­его вре­ме­ни; изу­чал ма­те­ма­тику, ри­то­ри­ку, ис­то­рию, вла­дел латынью, молдавским, немецким, поль­ским язы­ка­ми. Впер­вые упо­мя­нут в ис­точ­ни­ках в 1610/11 как по­ме­щик Опо­чец­ко­го уезда. На­чал во­енную служ­бу в 1621, со вре­ме­нем, во мно­гом бла­го­да­ря цар­ским по­жа­ло­ва­ни­ям, стал круп­ным зем­ле­вла­дель­цем (ему при­над­ле­жа­ли зем­ли так­же в Псков­ском, Ко­ст­ром­ском, Смо­лен­ском и Московском уез­дах). В 1-й пол. 1640-х и 1-й пол. 1650-х гг. вы­пол­нял ряд пра­ви­тельственных по­ру­че­ний, в ча­ст­но­сти на­прав­лен в Молдавское княжество с це­лью вы­яс­нить во­енные пла­ны Ос­ман­ской им­пе­рии и Ре­чи По­спо­ли­той в от­но­ше­нии Русского гос-ва (в 1642–43 на­хо­дил­ся на служ­бе у молдавского гос­по­да­ря В. Лу­пу). В на­ча­ле Псков­ско­го вос­ста­ния 1650 О.-Н. бе­жал из Пско­ва в Мо­ск­ву, где дал по­ка­за­ния о про­изо­шед­ших со­бы­ти­ях. Уча­ст­ник русско-польской вой­ны 1654–67 и русско-шведской вой­ны 1656–58 . Дум­ный дво­ря­нин (1658; од­но­вре­мен­но по­жа­ло­ван почётным ти­ту­лом на­мест­ни­ка Шац­ко­го), околь­ни­чий (1665). Один из ру­ко­во­ди­те­лей русских по­сольств на мир­ных пе­ре­го­во­рах со Шве­ци­ей, за­вер­шив­ших­ся за­клю­че­ни­ем Ва­лие­сар­ско­го пе­ре­ми­рия 1658, и с Ре­чью По­спо­ли­той (1662, 1664), в 1663 вёл пе­ре­го­во­ры во Льво­ве с поль­ско-ли­товской де­ле­га­ци­ей. Ав­тор мно­го­численных за­пи­сок, по­дан­ных ца­рю Алек­сею Ми­хай­ло­ви­чу (пра­во не­по­средственного об­ра­ще­ния к мо­нар­ху по­лу­чил в 1656). В 1659 от­стаи­вал идею русско-шведского сою­за, ко­то­рый, по мне­нию О.-Н., дол­жен был вы­ну­дить Речь По­спо­ли­ту со­гла­сить­ся на мир, вы­год­ный Русскому государству. Пос­ле за­клю­че­ния поль­ско-шведского Олив­ско­го ми­ра 1660 стал вы­сту­пать за русско-польский со­юз про­тив Шве­ции, а так­же про­тив Крым­ско­го хан­ст­ва и Ос­ман­ской им­пе­рии. Ут­вер­ждал, что со­юз с Ре­чью По­спо­ли­той га­ран­ти­ру­ет Русскому государству за­щи­ту от крым­ских ха­нов на­бе­гов, по­зво­лит ус­та­но­вить про­тек­то­рат над Ва­лаш­ским и Мол­дав­ским кня­же­ст­ва­ми, даст воз­мож­ность русскому ца­рю по­кро­ви­тель­ст­во­вать пра­во­слав­но­му на­се­ле­нию поль­ско-ли­товского го­су­дар­ст­ва. Сто­рон­ник вы­хо­да Ки­ев­ской ми­тро­по­лии из под­чи­не­ния Кон­стан­ти­но­поль­ско­му па­т­ри­ар­ха­ту и пе­ре­хо­да её под юрис­дик­цию Мо­с­ков­ско­го пат­ри­ар­ха­та.

Афанасий Лаврентьевич Ордин-Нащокин (ок. 1605-1680) происходил из семьи небогатого псковского дворянина. Он получил хорошее образование, знал несколько иностранных языков, изучал математику. Успешно выполняя с молодых лет отдельные ответственные дипломатические поручения еще при царе Михаиле Федоровиче, он быстро выдвинулся на руководящие посты в местном и государственном управлении. В 1656 г. он был назначен воеводой городов Друе, Кокенгаузена и ряда других городов Ливонии, завоеванных Россией в войне со Швецией. В 1658 г. его усилиями было заключено выгодное для России Валиесарское перемирие со Швецией, за что в том же году он был произведен в думные дворяне. В 1665 г. он был назначен воеводой родного города Пскова, но вскоре был отозван из Пскова для ведения переговоров с Польшей. В январе 1667 г. после утомительных восьмимесячных переговоров с польскими представителями он заключил Андрусовское перемирие с Польшей, положившее конец опустошительной для обеих сторон 13-летней войне. За свои дипломатические заслуги Ордин-Нащокин был возведен в боярское звание, назначен главным управителем Посольского приказа и руководителем нескольких других учреждений. В связи с этим он получил пышный титул «великих государственных посольских дел и государственной печати оберегателя», т. е. канцлера. В последний период своей деятельности в руководстве страны он провел ряд важных мероприятий в области государственного управления, промышленности, внутренней и внешней торговли, в том числе по изданию Новоторгового устава 1667 г. Его идеи в области управления на общегосударственном и местном уровне и конкретные предложения по устранению недостатков и в том, и в другом случае внесли существенный вклад в развитие отечественной управленческой мысли.

Многие предложения Ордина-Нащокина напоминают рекомендации Ю. Крижанича — о развитии торговли и промышленности как основах сильного государства, об использовании передового опыта в государственном и местном управлении, об учреждении специального Приказа по делам промышленности и торговли, о стимулировании «геологоразведочных работ», о политических свободах, о протекционизме во внешней торговле, о развитии науки и образования в стране.

Во всех преобразованиях и программах Ордин-Нащокин был откровенным «западником». «Внимательное наблюдение над иноземными порядками и привычка сравнивать их с отечественными сделали Нащокина ревностным поклонником Западной Европы и жестоким критиком отечественного быта». Его главная идея — во всем брать образец с Запада, все делать «с примеру сторонних чужих земель», которые достигли успехов в мирной и военной жизни, «заимствовать от них то, чем они явились сильнее». Говоря современным языком, Ордин-Нащокин применял бенчмаркинг в государственном управлении. При этом он был избирателен и, в отличие от других «западников», предлагал перенимать не все без разбора. Он говорил: «Какое нам дело до иноземных обычаев, их платье не по нас, а наше не по них». Наблюдения за достижениями и причинами этих достижений в странах Западной Европы позволили ему сделать вывод о том, что главный недостаток управления Московским государством — пренебрежение руководством государства развитием производительных сил страны. Увеличивая, как обычно, налоги в случае появления новых общегосударственных расходов, правительство не принимало никаких мер к повышению платежеспособности населения.

Свой вывод Ордин-Нащокин, как обычно, сопровождал предложениями по развитию отечественной промышленности, внутренней и внешней торговли, финансов. Он одним из первых в России высказал идею о том, что народное хозяйство само по себе должно составлять один из главнейших предметов государственного управления, но при этом управление должно осуществляться не по модели полицейского управления, а более демократичным способом. Для того чтобы зарождающийся в стране промышленный класс мог работать производительнее, надо было освободить его от гнета приказной администрации. Он был против жесткой регламентации в московском управлении, где все держалось на мелочной опеке высших центральных учреждений над подчиненными исполнителями, а исполнители были слепыми орудиями данных им сверху наказов. В связи с этим он требовал определенной свободы в принятии решений руководителями низших звеньев и исполнителями: «Не во всем дожидаться государева указа, везде надобно воеводское рассмотрение», т. е. допустимо действие воеводы по собственной инициативе, исходя из обстоятельств конкретной ситуации. Однако, требуя самостоятельности для исполнителей, он возлагал на них и большую ответственность. Такую деятельность, основанную на опыте, личной инициативе и ответственности делового человека, Ордин-Нащокин называл промыслом. Он писал: «Грубая сила мало что значит. Лучше всякой силы — промысел; дело в промысле, а не в том, что людей много; вот швед всех соседних государей безлюднее, а промыслом над всеми верх берет; у него никто не смеет отнять воли у промышленника; половину рати продать да промышленника купить — и то будет выгоднее*.

Будучи воеводой Пскова, Ордин-Нащокин попытался применить идеи по делегированию полномочий и опыт западных стран в совершенствовании местного управления. До его приезда в Пскове, как и во многих других российских городах, царила вражда между посадскими людьми. В городе утвердилось господство так называемых мужиков-горланов — богатых купцов, которые, пользуясь властью в городском общественном управлении, «обижали середних и мелких людишек» в разверстке податей, в нарядах на казенную службу, вели городские дела «своим изво-лом», без контроля со стороны остальных посадских людей. Став в 1665 г. воеводой, Ордин-Нащокин предложил местному посадскому обществу ряд мер (в виде «указных памятей») по улучшению положения в городе. Прежде всего для подъема общего благосостояния города он предложил проводить в Пскове ежегодно две международные беспошлинные двухнедельные ярмарки: одну с 6 января, вторую с 9 мая. Причем кроме местных посадских людей никто другой торговать с иностранцами не имел права.

«Во всех государствах славны те торги, которые без пошлин учтены», — говорил он.

Второе его предложение было также связано с внешней торговлей. В ту пору иностранные купцы часто кооперировались и, обладая крупным совокупным капиталом, находили в России средних и мелких (маломочных) купцов, давали им в кредит средства, на которые те скупали для немцев русские товары по максимально низким ценам, довольствуясь небольшим вознаграждением. Ордин-Нащокин писал: «От такого неудержания русские люди на иноземцев торговали из малого прокормления и в последнюю скудость пришли». Кроме того, такими действиями маломочные купцы сбивали цены русских товаров, подрывали дела крупных русских купцов, а сами, будучи постоянно в долгах из-за невысокой прибыли, разорялись. Ордин-Нащокин предложил следующие меры: составить списки всех маломочных купцов; выявить их торговые интересы и промыслы; распределить маломочных купцов между лутчими торговыми людьми Пскова для контроля над их промыслами; создать при земской избе из городских средств специальный фонд для выдачи ссуд маломочным купцам; выдать ссуды маломочным купцам для покупки товаров, которые необходимо завезти в Псков не позднее чем за месяц до ярмарки (в декабре или апреле соответственно); лутчим людям организовать в земской избе прием от приписанных им маломочных купцов привезенного товара; лутчим людям оплатить принятые товары по предварительной цене, равной покупной цене плюс некоторая надбавка «для прокормления»; в январе (или мае) лутчим людям участвовать в зимней (или весенней) ярмарке и реализовать иностранцам доверенные им товары оптом по договорным ценам; доплатить маломочным купцам разницу между предварительной и фактической ценами («компанейский дивиденд»).

Третье предложение Ордина-Нащокина относилось к организации продажи вина на территории Пскова и его пригородов. Известно, что продажа вина всегда была главным источником государственных и местных доходов в России. Но уже в то время был налажен незаконный импорт винных изделий из ближайших к Пскову приграничных деревень, откуда «иностранцы привозили тайком множество горелого вина и немецких нитей», в связи с чем падали продажи вина «с казенных кружечных дворов». Ответственные за это посадские «головы и целовальники» должны были покрывать «недоборы», так как с них взыскивали за это. Для возмещения недоборов целовальники перекладывали «взыски» на жителей города, пытаясь «вынуть запрещенный товар у жителей».

В результате «от этих выимок — людям разоренье, а казне прибыли нет». Ордин-Нащокин предложил установить свободную продажу вина с оплатой пошлины в местную казну из расчета 2 деньги с рубля (т.е. 1%). Но «если же кто станет торговать напитками больше, чем другими товарами, на тех брать с рубля по гривне» (т. е. 10%).

И наконец, четвертая группа мер относилась к организационной структуре местного управления. Согласно предложению Ордина-Нащокина посадское общество города должно было выбирать из своей среды 15 человек, которые будут управлять всеми делами города в течение 3 лет по 5 человек ежегодно. В ведение этих «земских выборных людей» передавались городское хозяйственное управление; надзор за питейной продажей, таможенными сборами и торговыми отношениями псковичей с иностранцами; суды «над посадскими людьми во всех торговых и обидных делах». Пошлины с судных дел, решенных 5 избранниками, поступали в земскую избу «для покрытия градских расходов». Только важнейшие уголовные преступления Ордин-Нащокин оставлял для решения воеводам. Для решения же особо важных городских дел правящая треть избранников должна была собирать совет с остальными избранниками, а при необходимости приглашать на совет лучших людей из посадского общества. Такое же устройство местного общественного управления предлагалось им и для пригородов Пскова. Иными словами, псковский воевода добровольно поступался значительной долей своей власти в пользу городского самоуправления.

В апреле 1665 г. земские старосты, собравшись с лутчими людьми в земской избе (городской управе) «для общего всенародного совету», приступили к обсуждению предложений Ордина-Нащокина. Совет собирался неоднократно, были продолжительные дискуссии, так как одним псковичам предложения нравились, а другие требовали сохранить все по-старому. Дебаты продолжались до 13 августа 1665 г., когда, наконец, псковские посадские люди написали свои челобитные о согласии с предложениями воеводы, принесли их в Троицкий собор и приняли благословение архиепископа Арсения. После этого челобитные были отправлены в Москву, где проект Ордина-Нащокина «о градском устроении» в виде 17 «докладных статей», или Положение об общественном управлении города Пскова с его пригородами, был одобрен царем. С августа 1665 г. это положение вступило в силу. После отзыва Ордина-Нащокина из Пскова на государственную службу в Москву в качестве руководителя Посольского приказа его положение несколько раз отменялось, затем восстанавливалось в первоначальном виде.

Следует отметить еще два важных факта деятельности Ордина-Нащокина как «гуру отечественного управления». Во-первых, он был замечательным, эффективным руководителем. При всей исполнительности, ответственности и взыскательности к себе, граничащей с мнительностью, Ордин-Нащокин отличался редкой для крупных государственных деятелей того периода внимательностью к своим подчиненным, участливостью к их личным проблемам, «человечностью в отношении к управляемым, стремлением щадить их силы и ставить их в такое положение, в котором они с наименьшей затратой усилий могли бы принести наиболее пользы государству».

Во-вторых, Ордин-Нащокин был главным автором и редактором Новоторгового устава 1667 г. Устав состоит из 94 статей и содержит правовые нормы, регулирующие внутреннюю и внешнюю торговлю под контролем государства и в интересах казны и крупного купечества. Статьи устава, относящиеся к регулированию внутренней торговли, базировались на Торговом уставе 1653 г. Заслуга Ордина-Нащокина заключается прежде всего в том, что благодаря ему впервые в истории страны регулирование внешней торговли получило отражение в форме единого закона для всего государства. И в этом документе Ордин-Нащокин проявил себя как «западник», начав устав со ссылки на опыт иностранных государств: «Во всех окрестных государствах свободные и прибыльные торги считаются между первыми государственными делами; остерегают торги с великим береженьем и в вольности держат для сбора пошлин и для всенародных пожитков мирских». Устав определял, что все сборы московской таможни и городских земских изб должны быть использованы в качестве помощи бедным — «недостаточным людям». Устав требовал, чтобы вся торговля с иностранцами осуществлялась только через «торговых людей белых чинов», чтобы лучшие торговые люди «берегли маломочных торговых людей», помогали им в получении ссуды, чтобы те «в продаже иноземцам цены не портили и в подряд деньги у них не брали», как об этом же было сказано еще в псковском уставе «градского устроения». В преамбуле и первых статьях устава подробно расписаны организация деятельности таможни и крупнейшей в России международной ярмарки в Архангельске во время приезда туда иностранных и русских купцов; работа на таможне и ярмарке «гостя и товарищей», избранных «по рассмотренью, а не по дружбе или недружбе», по профессиональным качествам, а «не по богатству». Воевода не имел права вмешиваться в таможенные торговые дела, «всякую полную расправу в торговых делах которыми управляли избранные гость и товарищи».

Все статьи о внешней торговле проникнуты духом протекционизма. Сюда относятся разделы устава:

о поощрении русской оптовой торговли (ст. 33-34);

о высоких пошлинах с иностранных купцов (ст. 36-38, 56, 59, 77-82);

о запрете беспошлинной торговли на территории России иностранными купцами «русскими товарами своей братьи» (ст. 40— 41,63);

об обязательном обмене иностранными купцами и русскими людьми ввезенной в страну иностранной валюты (золотых и серебряных монет) на русские деньги по установленному курсу (ст. 72-74);

о торговле только оптом и только в 3 городах — Архангельске, Пскове и Новгороде, о запрете иностранцам торговли в розницу и приобретении товаров в российских городах и ярмарках (ст. 83-84);

о необходимости получения иностранными купцами специального разрешения — «великого государя жалованных грамот о торгах за красною печатью» для проезда из Архангельска, Пскова и Новгорода в Москву и другие города страны (ст. S5);

о запрете ввоза в страну недоброкачественных и поддельных товаров (ст. 7 Приложения).

Устав не раз повторяет положения псковского «градского устроения», например, когда речь заходит об ограничениях ввоза в Россию иностранных вин и сахара. Импорт вин приводил к тому, что «на государевых кружечных дворах чинятся от того убытки и недоборы большие». С целью восполнения недоборов западные иностранные купцы должны были платить большие пошлины с продажи вина в бочках и сахара. Гораздо меньшие (примерно в 10 раз) пошлины взимались с продажи церковного вина. Продажа вина в малых емкостях («в галенках и в скляницах») иностранным купцам была запрещена (ст. 51—55).

В Новоторговом уставе были две статьи — 88 и 89, в которых предлагалось создать в России единый центральный орган для управления торговлей и купечеством. Автором этой идеи был также Ордин-Нащокин, по инициативе которого еще в 1665 г. псковские посадские люди ходатайствовали в Москве, «чтобы их по всем делам ведали в одном приказе, а не волочиться бы им по разным московским учреждениям», мотивируя это тем, что «великого государя казне будет в пошлинах немалое пополнение, а купецким людям — избавление от волокиты». И в Новоторговом уставе !667 г. эта мысль звучала примерно так же: «Для многих волокит во всех приказах купецких людей пристойно ведать в одном пристойном приказе, где великий государь укажет своему государеву боярину; этот бы приказ был купецким людям во всех порубежных городах от иных государств обороною и во всех городах от воеводских налог был им защитой и управою» (ст. 88). «В том же одном приказе давать суд и управу, если купецкие люди будут бить челом на других чинов людей» (ст. 89). Согласившись с уставом, царь Алексей Михайлович учредил Приказ купецких дел. Так было положено начало формального выделения торгово-промышленного населения страны в самоуправляющееся сословие. Этот приказ стал предшественником учрежденной Петром Великим в 1699 г. Московской ратуши, или Бурмистерской палаты, которая ведала всеми делами всех городов России.

Ордин-Нащокин известен и как преобразователь в ряде других отраслей, где проявились его управленческие идеи. Так, например, он автор проектов преобразования военного устройства в стране и конной милиции городовых дворян, организации первых почт в России, постройки отечественного флота на Балтийском и Каспийском морях, организации торговли с восточными странами (Персией, Средней Азией, Китаем, Индией), создания и укрепления отечественной металлургической и железоделательной промышленности. Он принимал активное участие в организации бумажного производства, кожевенного и стекольного заводов. Даже разведение в России красивых садов с выписанными из-за границы деревьями и цветами не обходилось без участия Ордина-Нащокина. Заботясь о распространении науки и технических знаний в России, Ордин-Нащокин приглашал из-за границы специалистов, преподавателей школ для обучения русских людей ремеслам, технике военного дела.

Оценивая его преобразовательную программу в целом, можно выделить в ней 3 основные стратегические цели: улучшение государственных учреждений, наведение в них строгого порядка и повышение служебной дисциплины; подбор компетентных и добросовестных руководителей; повышение государственных доходов за счет обогащения народа посредством развития промышленности и торговли.