8к63 комплексное занятие фото

От автора сайта

Все фотографии сделаны примерно в 1987 году, рядом с г. Стрый, Львовской обл. Здесь дислоцировались 151 ракетный полк и 1051 РТБ 44-й ракетной дивизии (в/ч 43291, г. Коломыя, Ивано-Франковской обл.) 43 ракетной армии (в/ч 35564, г. Винница). Возможно, это одно из последних, если не последнее КЗ в одном из двух дивизионов «наземки» 8К63У.

9 августа 1959 переформирован в 335 инженерный полк, с дислокацией в г. Стрый, Львовской области, а днем позднее (10 августа 1959) в 151 инженерный полк.

1 июля 1960 г. переименован в 151 ракетный полк и вошел в состав 44 ракетной дивизии.

Полк состоял из двух дивизионов с 4 стартами Р-12 (8К63) каждый и одним дивизионом с 4 шахтами Р-12.

Третий дивизион снят с боевого дежурства в 1984 г., за ним последовали летом 1988 г. 1 дивизион а затем и 2 дивизион 1989 (8 Р-12).

Полностью полк расформирован в 1 августа 1989 г.

Честно говоря, фотографии лично меня здорово порадовали — такого качества и количества снимков «изделия» нигде ранее не находил. Вначале хотел их как-то рассортировать, упорядочить, но потом передумал. Конечно, здесь много дублей, похожих моментов и т.д., Но каждое фото по-своему уникально. Посему, смотрим все… почти полностью. Насколько возможно, снимки мной были «доведены», но малые изначальные размеры не позволили поработать над ними серьезно.

Полярный.net

Баллистическая ракета средней дальности Р-12 (8К63) или SS-4 «Sandal» по классификации НАТО

История создания ракеты Р-12 берет свое начало задолго до того как 13 августа 1955 года вышло Постановление СМ СССР «О создании и изготовлении ракет Р-12».

Первая ракета С.Королева с атомным зарядом — Р-5М, (дальность 1200 км) не отвечала новым требованиям к боеготовности, живучести и была чрезвычайно сложна в эксплуатации в значительной степени по причине того, что в качестве окислителя использовался жидкий кислород (горючее — спирт). Начиная с конца 1950 г. в НИИ-88 проводились научно-исследовательские работы на предмет возможности создания ракет на окислителях, имеющих высокую температуру кипения (высококипящих). В ноябре 1951 г. был разработан эскизный проект тактической ракеты Р-11 — первой советской ракеты на высококипящих компонентах топлива. Применение высококипящих компонентов топлива существенно повысило боеготовность ракеты (ракета до пуска могла находиться в заправленном состоянии в течении месяца). На базе Р-11 были созданы: геофизическая ракета Р-11 и оперативно тактические ракеты с ядерным зарядом Р-11М для Сухопутных войск и Р-11ФМ для подводных лодок.

В мае 1952 г. директором НИИ-88 был назначен М. Янгель. Развивая применение высококипящих компонентов топлива руководство НИИ-88 предложило начать разработку стратегических ракет с их использованием. Директора НИИ-88 М.Янгеля поддержали министр Д.Устинов и др. Против выступал С.Королев, утверждая, что применение высококипящих топлив «нерационально и неперспективно» по причине их низких энергетических свойств и высокой токсичности. Победили сторонники Янгеля и 13 февраля 1953 г. постановлением СМ СССР конструкторскому отделу завода №586 в г.Днепропетровск под руководством главного конструктора В.Будника была поручена разработка эскизного проекта ракеты средней дальности, а 10 апреля 1954г. на заводе было создано ОКБ руководителем которого назначили М.Янгеля. Организация КБ и кадровые назначения произошли по решению Устинова который таким образом дал возможность Янгелю реализовать свои идеи.

Первым из разработанных комплексов был БРК Р-12 в составе одноступенчатой ракеты средней дальности 8К63, наземной инфраструктуры (техническая и стартовая позиции) и, позднее, шахтного стартового комплекса «Двина» (главный конструктор — Рудяк).

Ракета Р-12 — одноступенчатая на жидких высококипящих компонентах топлива: окислитель АК-27И (смесь окислов азота с азотной кислотой), горючее ТМ-185 (продукт переработки керосина). Кроме того, на ракете для питания газогенератора турбонасосного агрегата двигателя был размещен запас восьмидесятипроцентной перекиси водорода, а также пусковые компоненты — смесь ксилидина с триэтиламином, расположенные в отсеках магистрали горючего на участке до главного клапана. На борту ракеты имелись, кроме того, баллоны с азотом для наддува топливных баков. Таким образом на ракете 8К63 находились четыре жидких компонента топлива и рабочее тело наддува баков.

8K63 и 63C1

Конструктивно-компоновочная схема Р-12

Двигатель ракеты РД-124 разработки ОКБ-456 (Главный конструктор В.П.Глушко) с тягой на Земле — 64,8 тс, в пустоте — 74,5 тс. Удельный импульс двигателя на земле — 230 кгсЧс/кг, в пустоте — 264 кгсЧс/кг.

На «Южмашзаводе» (г.Днепропетровск) при ОКБ-586 в период 1956-1959 гг. ещё серийно выпускались ракеты Р-2 и Р-5 с базовым диаметром корпуса 1,652 м и с несущими баками для компонентов топлива (баком горючего Р-2 и обоими баками Р-5).

Для убыстрения разработки и производства новой ракеты Р-12 решено было широко использовать технологическую базу, созданную для Р-2 и Р-5. Поэтому за базовый диаметр корпуса Р-12 был выбран диаметр 1,652 м, радиусом днищ и марки конструкционных материалов остались теми же.

Корпус хвостового отсека был выбран в форме усеченного конуса, причём большее основание конуса располагалось в плоскости донного среза ракеты. Такая компоновка с аэродинамической точки способствовала смещению центра давления ракеты в сторону её донного среза, а сточки зрения динамики — перемещению центра масс в сторону вершины конической головной части, увеличивая тем самым запас статической устойчивости и создавая условия для повышения управляемости путём удлинения плеча приложения управляющего усилия.

Цилиндрические несущие оболочки баков были выполнены гладкостенными сварными из алюминиевого сплава АМг-6М, снабжены силовыми торцевыми, промежуточными шпангоутами, замкнуты сферическими (по торцам обечаек) и промежуточными днищами из того же материала.

Р-12 (8К63) и двигатели. Музей РВСН. Украина, г.Первомайск, одна из бывших воинских частей из состава 46-й ракетной Нижнеднепровской ордена Октябрьской Революции Краснознаменной дивизии (46-рд)

Р-12 (8К63) и двигатели. Музей РВСН. Украина, г.Первомайск, одна из бывших воинских частей из состава 46-й ракетной Нижнеднепровской ордена Октябрьской Революции Краснознаменной дивизии (46-рд)

Через бак горючего была проложена тоннельная труба, в которую вставлена магистраль окислителя. Полости баков снабжены различными внутренними устройствами, в верхних днищах баков устроены люки-лазы, закрытые пологими сферическими крышками.

Передний и межбаковый отсеки образованы цилиндрическими оболочками, а хвостовой отсек — усеченной конической оболочкой. Все оболочки выполнены клепаными, подкрепленными продольно-поперечным силовым набором, причём обшивки отсеков — из алюминиевого сплава «дюраль» марки Д19АТ, стрингеры и шпангоуты из аналогичного сплава Д16Т.

На торцевом шпангоуте большего основания хвостового отсека размещены газоструйные графитовые рули с электрическими рулевыми машинами, стояночные опоры. На внешней поверхности отсека вдоль образующих в плоскостях стабилизации I, II, III, IV укреплены с помощью фитингов аэродинамические стабилизаторы.

В сухих отсеках размещены приборы системы управления полётом ракеты, телеметрии и автоматики двигательной установки, источники энергоснабжения этих систем. По внешней поверхности корпуса ракеты проложены кабельные стволы и пневматические магистрали, закрытые гаргротами.

В марте 1957г. в НИИ-229 (г.Загорск) были успешно проведены стендовые огневые испытания ракеты Р-12, а 5 мая 1957 г. первую летную ракету отправили на полигон Капустин Яр. В это же время на соседней площадке Капустина Яра Королев готовил запуск своей геофизической ракеты Р-2А. Увидев ракету Янгеля на стартовом столе Королев сказал: «Это что за карандаш? Он сломается, не успев взлететь!». Но первый же пуск ракеты Р-12 22 июня 1957 г. оказался успешным. Пролетев две тысячи километров, ракета попала в цель — гору Мунлу в Казахстане. Всего в ходе летно-конструкторских испытаний было запущено 25 ракет (успешный ход испытаний позволил отказаться от последних девяти пусков третьего этапа). При проведении испытаний были получены предельные отклонения ГЧ от расчетной точки по дальности в около 1100 м, по направлению около 600 м при стрельбе на максимальную дальность в 2000 км. Испытания завершили пуском контрольной ракеты от серийной партии. 4 марта 1959 г. ракету Р-12 наземного базирования приняли на вооружение после чего началось массовое строительство военных городков и стартовых позиций. Впервые ракета Р-12 продемонстрирована на параде в Москве в 1961 г.

Р-12. Крепления стартового стола к заделочному кольцу

Первые боевые шахты для Р-12У были построены к январю 1963г. в Плунге (Прибалтика), а 5 января 1964г. боевой ракетный комплекс (БРК) с ракетой Р-12У был принят на вооружение РВСН. БРСД Р-12У стали развёртывать не только взамен Р-12, но и в новых районах: на Северном Кавказе, в Средней Азии, на Кольском полуострове и в Западной Сибири. К 1965 г. было развернуто 608 ПУ для ракет Р-12 и Р-12У.

В сентябре 1961 г. произведен пуск ракеты с ядерным зарядом из-под Воркуты по полигону на Новой Земле. В октябре 1961 — ноябре 1962 гг. на полигоне Сары-Шаган произведена серия высотных ядерных взрывов с использованием ракеты Р-12 с целью исследовать влияние ядерных взрывов на ракетную технику и радиосвязь. Ракета Р-12 использовалась в качестве мишени при испытательных пусках ракет системы ПРО.

Ракету Р-12 выпускали заводы в Днепропетровске, Омске, Перми и Оренбурге, она стала самой массовой ракетой стратегического назначения (было изготовлено 2300 ракет). После посещения в 1961г. завода в Днепропетровске Н.С.Хрущев заявил на весь мир, что в СССР ракеты делают как сосиски. К 1987 г. оставалось 149 ракет Р-12 подлежащих ликвидации по договору РСМД. Последняя ракета была уничтожена 23 мая 1990 года на базе «Лесная» в Брестской области.

Ракета Р-12 можно по праву назвать уникальным образцом современного вооружения. Вряд ли в мире найдется другой образец технически сложного оружия которое находилось на вооружении 30 лет без модернизации.

ТТХ Р-12 (8К63)

Р-12. Установка

Перечень наземного испытательного, пускового, заправочного, вспомогательного оборудования используемого при подготовке и пуске 8К63

В начале 1960 года Президент АН СССР М.В.Келдыш обратился в СМ СССР с предложением о необходимости создания и запусков малых по массе и размерам исследовательских ИСЗ («МС»). В то же время, М.К.Янгель и директор «Южмашзавода» (г.Днепропетровск) Макаров вынашивали идею создания ряда верхних разгонных ступеней С1, С3 и С5 для установки на боевые ракеты Р-12, Р-14 и Р-16, с тем чтобы использовать ракеты первого поколения в качестве ракет-носителей для запуска космических аппаратов, и, на основании выполненных в ОКБ-586 проектных проработок, со своей стороны обратились в правительство с соответствующим предложением.

В результате этой инициативы вышло Постановление ЦК КПСС и СМ СССР от 3.08.1960 г. N 867-362, в соответствии с которым ОКБ-586 поручалось разработать космический ракетный комплекс 63С1 на базе БРК с ракетой Р-12 по ТТТ АН СССР, которые были выданы в 1960 году. Этими ТТТ предусматривалась разработка малых ИСЗ массой 180 кг для выполнения научных задач. В соответствии с указанным Постановлением, а также решениями ВПК при Президиуме СМ СССР от 28.12.1960 г. N 191 и от 15.09.1961 г. N 157 были начаты разработка и изготовление малых ИСЗ военного назначения (ДС-П1, ДС-К8, ДС-А1) по ТТТ, выданным МО СССР и обоснованным 4 НИИ МО. В этом институте в 1961 году был выпущен эскизный проект «Разработка и создание комплекса средств изменения и управления для обеспечения лётно-конструкторских испытаний комплекса 63С1, запуска малых искусственных спутников Земли («МС») и комплекса 65С3 на базе изделия 8К65″.

Р-12. Стартовый стол. Заделочное кольцо

В 1960-1961 гг. ракета-носитель лёгкого класса 63С1 была разработана на базе штатного варианта БРК Р-12 с ракетой Р-12У (8К63У). Для запусков космических аппаратов конструкция 8К63У была доработана: введена вторая ступень С1, коническая часть топливного отсека базовой ракеты была заменена на цилиндрическую, приборный отсек размещён на ускорителе второй ступени, введены также теплозащитный экран, установленный на верхней части корпуса ускорителя первой ступени, межступенная ферма.

Вторая ступень С1 была оснащена оригинальным двигателем РД-119 (8Д710), который работал на компонентах топлива жидкий кислород и диметилгидразин несимметричный. Тяга двигателя в пустоте — 10,76 тс, удельный импульс в пустоте — 351,7 кгсЧс/кг, время работы — 260 с. В то время это был наиболее совершенный по энергетическим характеристикам двигатель.

Одновременно с запусками ИСЗ проводилась лётная отработка ракеты-носителя 63С1, в процессе которой улучшалась конструкция, совершенствовались системы и агрегаты, уточнялись характеристики системы отделения космического аппарата.

Решением ВПК от 9 июля 1962 года N 85 Министерству Обороны СССР было поручено выдать ТТТ на разработку комплекса 63С1М на базе 63С1 для запусков малых ИСЗ военного назначения под шифром «Радуга».

В соответствии с ТТТ «Радуга» ОКБ-586 была разработана модернизированная ракета-носитель 63С1М (11К63) со следующими характеристиками. Масса полезного груза, выводимого на круговые орбиты высотой 220 км и наклонениями 490, 740, 820, составляла соответственно 450 кг, 380 кг и 350 кг. Длина РН (без головного обтекателя) 26,4 м; диаметр корпуса — 1,652 м. Начальная масса ракеты-носителя с КА — 49,4 т. Масса конструкции РН (без головного обтекателя) — 3,99 т, в том числе: масса конструкции отделяющихся частей: первой ступени — 3,15 т, второй ступени 0,84 т.

Согласно тому же решению, на 53 НИИП МО (г. Плесецк) были сооружены технический и стартовый комплексы «Радуга» наземного типа с башней обслуживания для пусков этой РН.

См. также

  • РВСН | Рассказы@Полярный.net
  • Полярный. База «по указу от сорок седьмого»
  • Жизнь на Полярном. Июль 2016. Завоз на Харуту
  • Жизнь на Полярном. Август 2016

Ссылки

Источники

Р-12

Советская ракета средней дальности, ставшая причиной Карибского кризиса

Советская ракета средней дальности Р-12

Революция на Кубе и принятие Кубинской республикой социалистической ориентации создали благоприятную возможность по размещению вблизи территории нашего главного геополитического противника ракет средней дальности. Такими ракетами были имевшиеся у нас в тот период на вооружении Р-12 и Р-14.

История этой ракеты началась ещё в 1950 году, когда между Королёвым и Янгелем возник спор о ракетном топливе. Янгель выступал за использование в ракете высококипящих компонентов ракетного топлива. Такое решение позволяло хранить ракету заправленной и, следовательно более боеготовой чем та, которая бы заправлялась перед стартом криогенными компонентами. Таким криогенным компонентом был жидкий кислород, использовавшийся в разрабатываемой в те времена ракеты Р-5. Тогда, в 50-м, Янгелю не удалось убедить партию и правительство в целесообразности использования азотной кислоты вместо жидкого кислорода – слишком свежо было воспоминание о неудачных испытаниях самолёта БИ-1 и гибели лётчика-испытателя Бахчиванджи. Однако как только Янгеля назначили директором НИИ-88, он тут же создал ракету Р-11 с азотнокислым окислителем. Боеготовность оперативно-тактической ракеты Р-11 по сравнению с Р-5 удалось повысить более чем в два раза, но для ракет средней дальности использовать такой окислитель не решались, поскольку жидкий кислород был чистым окислителем, в то время как молекула азотной кислоты, помимо кислорода, содержала ещё и азот, совершенно ненужный для окисления, но придающий топливу дополнительный вес.

Ситуация изменилась в апреле 1954 тогда, когда Хрущёв решил разместить главное ракетное предприятие на любимой им Украине. Возглавлять предприятие в Днепропетровске назначили Янгеля и он, помимо назначенной к разработке ракеты А-63 с жидкокислородным окислителем, стал работать над ракетой на азотной кислоте. Два года ушло на разработку проекта и постройку опытной серии новой баллистической ракеты средней дальности, получившей обозначение Р-12. Для этой ракеты в КБ В.П.Глушко был создан и новый двигатель РД-214 с тягой на земле 60 т.

Ракета была выполнена одноступенчатой, с топливными баками несущей конструкции. Баки изготавливались из алюминиево-магниевых сплавов. Верхний бак (окислителя) разделялся промежуточным днищем. Окислитель расходовался сначала из нижней части бака, что создавало более благоприятные условия для стабилизации полёта. В полёте баки горючего и окислителя наддувались сжатым азотом, запас которого находился в баллонах, смонтированных в хвостовом отсеке. В качестве топлива использовался близкий к скипидару углеводородный состав ТМ–185, а окислителем была азотная кислота которой было подмешано 27 % азотного тетраоксида N

2O4. Для самовоспламенения топлива в ракетном двигателе применялась смесь ТГ-02 из технических изомерных ксилидинов и технического триэтиламина. Головная часть ракеты отстреливалась пневматическим способом. Передний и межбаковый отсеки ракеты были образованы цилиндрическими оболочками, а хвостовой отсек – усеченной конической оболочкой. Все оболочки выполнены клепаными, подкрепленными продольно-поперечным силовым набором, причём обшивки отсеков — из алюминиевого сплава «дюраль» марки Д19АТ, стрингеры и шпангоуты из аналогичного сплава Д16Т. На торцевом шпангоуте большего основания хвостового отсека размещены газоструйные графитовые рули с электрическими рулевыми машинами, стояночные опоры. На внешней поверхности отсека вдоль образующих в плоскостях стабилизации I, II, III, IV укреплены с помощью фитингов аэродинамические стабилизаторы. В сухих отсеках размещены приборы системы управления полётом ракеты, телеметрии и автоматики двигательной установки, источники энергоснабжения этих систем. По внешней поверхности корпуса ракеты проложены кабельные стволы и пневматические магистрали, закрытые гаргротами.

5 мая 1957 г. первую ракету Р-12 в головном сборочном цехе завода №586 погрузили в вагон и в начале лета 1957 года специальный эшелон с новым «изделием» прибыл на полигон Капустин Яр. Пролетев две тысячи километров, ракета попала в гору Мунлу в Центральном Казахстане. В сентябре 1958 года состоялся показ ракетной техники членам ЦК КПСС и советского правительства. Его начали с запуска ракет Р-12. Пуски прошел успешно. 4 марта 1959 года боевой ракетный комплекс наземного базирования с БРСД Р-12 был принят на вооружение и начато его серийное производство.

Успех днепропетровских ракетостроителей оказался настолько очевиден, что в июле 1959 года Днепропетровск посетил сам Хрущёв. «В нашей стране производство ракет поставлено на конвейер. Недавно я был на одном заводе и видел, как там ракеты выходят, точно сосиски из автомата!» , – заявил он после этой поездки. Однако одной этой фразой Никита Сергеевич случайно или нарочно уничтожил многолетнюю работу комитета госбезопасности страны по сокрытию местонахождения крупнейшего ракетного завода.

15 мая 1960 года Р-12 встала на боевое дежурство в четырёх полках, дислоцированных в Белоруссии и Латвии. По нормативам, во избежание поражения сразу двух ракет в случае ядерного удара, позиции Р-12 должны были быть разнесены на несколько десятков километров.

Р-12 на параде

В июне 1961 года советское Правительство приняло решение впервые провести пуски ракет Р-12 со штатными ядерными головными частями с целью определения их фактической мощности и эффективности. На ракеты были установлены термоядерные боевые части с мегатонным тротиловым эквивалентом, но на испытаниях использовались боеголовки мощностью в 300 кТ и даже 1,2 кТ.
Ракета Р-12 доставлялась к старту в незаправленном состоянии. Для ее запуска применялся несколько модифицированный стартовый стол ракеты Р-5М. После проведения вертикализации и прицеливания путем поворота ракеты вместе со стартовым столом в нужном направлении, начиналась заправка компонентами топлива и сжатыми газами. Общее время подготовки к пуску составляло около трех часов и зависело от уровня обученности боевого расчета.

Экземпляр Р-12 выставлен в историческом комплексе Ла-Кабанья в Гаване

В 1962 году в условиях строжайшей секретнотнтости ракеты Р-12 были доставлены на Кубу, где для них советским военным персоналом возводились стартовые площадки. Американская разведка не смогла их обнаружить своевременно. Только через месяц после прибытия на остров трех ракетных полков американский самолет воздушной разведки U-2 смог сфотографировать стартовые площадки и ракеты, что вызвало большое беспокойство в Пентагоне, а затем и президента Джона Ф. Кеннеди. К концу октября примерно половина из 36 доставленных на остров ракет Р-12 была готова к заправке горючим, окислителем и стыковке с ядерными головными частями. Из-за морской блокады берегов Кубы ракеты Р-14 на остров не прибыли. Именно в это время лидеры СССР и США пришли к выводу, что конфликт надо разрешить мирным путем. В ходе переговоров стороны договорились убрать советские БРСД с Кубы, а американские изымались из Турции и Европы.

В целях повышения стойкости ракеты к поражающим фактором ядерного взрыва было принято решение о разработке модификации Р-12 для шахтной пусковой установки. 2 сентября 1959 года на полигоне Капустин Яр, впервые в мире, ракета стартовала из ШПУ. Первыми на боевое дежурство с ракетным комплексом с ракетой Р-12У заступил в январе 1963 года (ещё до официального приёма РК на вооружение) 3-й ракетный дивизион 79 рп (г. Плунге), 15 июля 1963 года, одновременно с Р-14У и Р-16У, на вооружение была принята ракета Р-12У (индекс 8К63У) шахтного базирования (РК «Двина»).С 1976 года ракеты Р-12 и Р-12У начали сниматься с вооружения и заменяться на подвижные грунтовые комплексы «Пионер» .

К 1987 году у нас оставалось ещё 149 ракет. Все они Р-12 подверглись уничтожению по договору РСМД. Последняя ракета была уничтожена 23 мая 1990 года на базе «Лесная» в Брестской области.

Памятник Разрядке в виде ракеты Р-12 в Барановичах

Смотрите по теме:

РСД-10 «Пионер», он же SS-20
Р-11ФМ — первая морская баллистическая ракета
Р-21ФМ — первая морская баллистическая ракета с подводным стартом

Боевой ракетный комплекс с межконтинентальной ракетой Р-36 8К67 (SS-9 «Scarp»)

Ракета Р-36 – двухступенчатая межконтинентальная баллистическая ампулизированная ракета для ШПУ ОС. Разработана в КБ «Южное» под руководством М.К. Янгеля.

Проектирование начато 16 апреля 1962 года. Первый пуск с наземного старта на полигоне Байконур проведен 28 сентября 1963 года (аварийный пуск). Первый успешный испытательный пуск с наземного старта состоялся 3 декабря 1963 года. Первый пуск из групповой ШПУ проведен 14 января 1965 года. Первый пуск из ШПУ ОС – 27 апреля 1965 года. Испытания завершены в мае 1966 года. Комплекс поставлен на боевое дежурство 5 ноября 1966 года. Комплекс принят на вооружение 21 июля 1967 года.

Первая ступень оснащена маршевым двигателем РД-251 (8Д723), состоящим из трех двухкамерных модулей РД-250, а также рулевым двигателем РД-68М с четырьмя поворотными камерами сгорания. Вторая ступень оснащена двухкамерным маршевым двигателем РД-252 и четырехкамерным рулевым ЖРД РД-69М. Маршевые двигатели разработаны в КБ Энергомаш под руководством В.П. Глушко. Компоненты топлива – горючее НДМГ и окислитель – азотный тетраоксид (АТ).

Автономная инерциальная СУ с гиростабилизированной платформой спроектирована НИИ-692 под руководством В.Г. Сергеева. Гироскопические командные приборы созданы в НИИ-944 под руководством В.И. Кузнецова. Комплекс бортового электрооборудования разработан под руководством Н. Лидоренко. Система прицеливания разработана под руководством главного конструктора Киевского завода «Арсенал» С.П. Парнякова. Прицеливание осуществлялось с помощью наземных оптических приборов.

Комплекс средств преодоления ПРО разработан в КБ «Южное» и в НИИ-108 под руководством Н. Пономарева. Ракета имела моноблочную ядерную отделяемую в полете головную часть (8Ф675 – тяжелая, термоядерная) или легкую со средствами преодоления ПРО.

ШПУ ОС разработана в ЦКБ-34 под руководством Е.Г. Рудяка. Способ старта – газодинамический. Наземный стартовый комплекс создан в КБТМ под руководством В. Петрова и В. Соловьева. Стационарный установщик разработан в ЦКБ тяжелого машиностроения под руководством Н.А. Кривошеина. Система заправки спроектирована в КБТХМ.

Серийное производство ракет и двигателей развернуто на Государственном союзном заводе № 586 в Днепропетровске в декабре 1965 года.

Тактико-технические характеристики

Максимальная дальность стрельбы, км:
– ГЧ «тяжелого» класса 10200
– ГЧ «легкого» класса 15200-15500
Точность стрельбы (КВО), км 1300-1900
– предельное отклонение 5000
Обобщенный показатель надежности 0,95
Мощность заряда, Мт
– легкого боевого блока 5
– тяжелого боевого блока 10 (18-25)
Масса головной части, кгс
– ГЧ «тяжелого» класса 5825
– ГЧ «легкого» класса 3950
Масса боевого блока, кгс
– ГЧ «тяжелого» класса 4560
– ГЧ «легкого» класса 2852
Масса средств преодоления ПРО, кгс 272
Стартовая масса ракеты, тс: 179-183,9
Масса незаправленной ракеты, т 17,737
Масса приборов СУ, кг 752
Масса топлива, тс:
– окислителя 121,7
– горючего 48,5
Длина ракеты, м
– с тяжелой ГЧ 31,7-32,2
– с легкой ГЧ 34,5
Максимальный диаметр корпуса, м 3,05
Диаметр описанной окружности, м 3,6
Первая ступень
Длина, м 18,9
Диаметр, м 3,0
Масса сухая, т 6,4
Масса стартовая, т 122,3
Двигатель 6-ти камерный с ТНА (3 блока по 2 камеры) РД-251
(8Д723)
Характеристики ДУ 1 ступени:
– тяга (на земле/в пустоте), тс 270,3/303,2
– удельн. импульс (на земле/в пустоте), с 267,8/300,3
– давление в камере сгорания, кгс/см2 85
Время работы маршевого двигателя, с 120
Высота, м 1,762
Диаметр, м 2,52
Масса, кг 1729-1730
Рулевой двигатель с 4 рулевыми камерами РД-68М
Время работы двигателя, с 125
Тяга, кН 285
Высота, м 0,98
Диаметр, м 3,45
Масса, кг 326
Угол поворота, гр 42
Вторая ступень
Длина, м 9,4
Диаметр, м 3,0
Масса сухая, т 3,7
Масса стартовая, т 49,3
Двигатель ЖРД 2-х камерный РД-252
Характеристики ДУ II ступени:
– тяга в пустоте, тс 92-120
– удельный импульс в пустоте, с 315,3
– давление в камере сгорания, кгс/см2 91
Время работы маршевого двигателя, с 125-160
Высота, м 2,168
Диаметр, м 2,59
Масса, кг 715-725
Рулевой двигатель с 4 рулевыми камерами РД-69М
Время работы двигателя, с 163
Тяга, кН 54,3
Высота, м 0,9
Диаметр, м 3,35
Масса, кг 120
Угол поворота, гр 50
Время пуска из полной боевой готовности, мин 5
Гарантийный срок нахождения на боевом дежурстве
в заправленном состоянии при регламенте 1 раз в 2 года, лет
7,5
Полетная надежность 0,956
Коэффициент энерговесового совершенства
(с ГЧ «тяжелого» класса) Gпг/Gо, кгс/тс
31,8

Двухступенчатая 8К67 выполнена по схеме «тандем» с последовательным разделением ступеней. Первая ступень обеспечивает разгон ракеты. Она состояла из переходника, бака окислителя, приборного отсека, бака горючего и хвостового отсека. В хвостовом отсеке установлены четыре тормозных пороховых ракетных двигателя, срабатывающих при отделении второй ступени.

Вторая ступень обеспечивала разгон до скорости, соответствующей заданной дальности стрельбы и состояла из приборного, топливного и хвостового отсеков. Топливные баки имели совмещенное днище и выполнялись по несущей схеме. Двигатели второй ступени имели высокую степень унификации с двигателями первой ступени. Наддув всех баков в полете осуществлялся продуктами сгорания основных компонентов топлива. Отделение головной части происходило за счет тормозных пороховых ракетных двигателей, установленных на 2-й ступени.

Ракета разрабатывалась с двумя типами системы управления: комбинированной с каналом радиокоррекции и чисто инерциальной. Однако в ходе летных испытаний от комбинированной системы управления отказались, поскольку инерциальная СУ вполне обеспечивала заданную точность стрельбы. Это позволило значительно снизить затраты на производство и развертывание БРК. Элементы системы управления размещались в приборных отсеках на первой и второй ступенях.

Одной из серьезных проблем, решенных при разработке и отработке этой ракеты, была проблема обеспечения высокой степени герметичности топливных систем с целью выполнения требования по семилетнему хранению в заправленном состоянии.

На ракете 8К67 были внедрены следующие новые технические решения:

разработаны и применены две моноблочные ГЧ с наиболее мощными из испытанных к тому времени боевыми зарядами и комплекс средств противодействия системе ПРО вероятного противника;

разработана автономная СУ, обеспечивающая автоматическую дистанционную предстартовую подготовку к пуску и пуск ракеты из ШПУ с последующим (после выхода ракеты из шахты) наведением ракеты на цель по азимуту разворотом в плоскость стрельбы (исключен поворотный пусковой стол на старте), высокие по сравнению с предыдущими ракетами боеготовность и точность стрельбы;

применен новый более энергетически эффективный окислитель – азотный тетраоксид;

на 2-й ступени компоненты топлива размещены в едином топливном отсеке, разделенном на полости окислителя и горючего промежуточным днищем (впервые реализован принцип плотной компоновки отсеков ракеты);

в конструкции топливных баков применены прессованные химфрезерованные панели и пустотелые шпангоуты, изготавливаемые из прессованных профилей, что позволило значительно снизить вес отсеков и упростить технологию их изготовления;

в полости горючего 2-й ступени исключена тоннельная труба, а магистраль окислителя изготовлена из цельнопрессованной трубы с приваренными к ней спиральными сильфонами;

применен «горячий» наддув топливных баков с помощью специальных газогенераторов, работающих на основных компонентах топлива, отбираемых из системы питания рулевых двигателей ступеней;

для исключения периода невесомости запуск маршевого двигателя 2-й ступени производится при заранее запущенном в работу рулевом двигателе этой ступени;

обеспечены повышенные эксплуатационные качества ракеты в заправленном топливом состоянии посредством ампулизации конструкции ракеты и ее топливной системы;

обеспечена повышенная неуязвимость ракет на старте за счет рассредоточения пусковых установок.

Характерной особенностью автономной СУ ракеты являлось то, что с целью повышения боеготовности ракеты предусматривался форсированный разгон гироскопов гироблоков и гироинтеграторов путем подачи на гиромоторы повышенного напряжения электропитания. СУ разработана ОКБ-692, а командные приборы СУ разработаны НИИ-944.

На обеих ступенях ракеты устанавливались свои системы одновременного опорожнения баков, уменьшающие гарантийные запасы и остатки компонентов топлива. Наполнение баков компонентами топлива контролировалось системой контроля уровней. На ракете устанавливались также системы: аварийного подрыва для ликвидации ГЧ при отклонениях параметров движения ракеты сверх допустимых, дистанционного контроля загазованности отсеков ракеты парами компонентов топлива, предохранения баков от вакуума и избыточного давления.

Ракета стартовала с пускового стола, установленного в ШПУ. Старт ракеты из шахтной ПУ – газодинамический с запуском ДУ 1-й ступени непосредственно в пусковой установке. Безударный выход ракеты из ПУ обеспечивался движением ракеты по направляющим в одной диаметральной плоскости пускового стакана. Скольжение ракеты по направляющим обеспечивалось бугелями, закрепленными на 1-й ступени ракеты. После выхода ракеты из ШПУ бугели сбрасывались. Пусковой стол – неповоротный, не имел устройств и механизмов азимутального наведения.

Газовый поток от работающей ДУ 1-й ступени отводился с помощью рассекателя газовых потоков, установленного в нижней части ПУ, в газоотводящие устройства, размещенные вдоль ствола пускового стакана и в оголовке шахты в одной диаметральной плоскости.

В состав БРК входило шесть рассредоточенных боевых стартовых позиций, на каждой из которых размещались одиночные шахтные ПУ. Расстояние между соседними ШПУ – 8-10 км.

Вблизи одной из них размещался командный пункт БРК, связанный линиями системы боевого управления и связи со всеми стартовыми позициями. Уровень защищенности БРК от ударной волны ЯВ составлял: ШПУ – 2 кгс/см2, КП – 10 кгс/см2. ШПУ состояла из оголовка и вертикального ствола с нижней частью шахты. ПУ перекрывалась специальным защитным устройством (крышей) сдвижного типа, обеспечивающим герметизацию ствола шахты и защиту ракеты от поражающих факторов ЯВ. В оголовке размещались источники электропитания, аппаратура и оборудование технологических и технических систем. Состав оборудования обеспечивал длительное хранение ракеты в заправленном состоянии, а также дистанционное с КП БРК или автономное – с каждой стартовой позиции из оголовка ПУ – проведение операций по подготовке к пуску и пуск ракеты.

Боевое оснащение ракеты 8К67:

моноблочная ГЧ с ББ «тяжелого» класса с зарядом мощностью 20 Мт;

моноблочная ГЧ с ББ «легкого» класса с зарядом мощностью 8 Мт;

система радиотехнической защиты ГЧ (система «Лист»).

Боевое применение в любых метеоусловиях при температурах воздуха от – 40 до + 50°С и скорости ветра у поверхности земли до 25 м/с, до и после ядерного воздействия по БРК.

Комплекс Р-36 с ракетой 8К67 был снят с вооружения в 1978 г.

Из истории создания ракетного комплекса

16 апреля 1962 года вышло постановление правительства «О создании образцов межконтинентальных баллистических и глобальных ракет и носителей тяжелых космических объектов». В соответствии с постановлением началась разработка ракет Р-36, Р-36 орбитальная и Р-56 космическая.

Постановлением Правительства СССР от 12 мая 1962 года конструкторскому бюро «Южное» было поручено создать стратегический ракетный комплекс Р-36 с ракетой «тяжелого» класса, способной доставить к цели сверхмощный термоядерный заряд. Новая ракета второго поколения 8К67 предназначалась для поражения важнейших стратегических объектов, а также наиболее крупных административно-политических и военно-промышленных центров противника, защищенных мощной системой ПРО.

В техническом задании предусматривалась разработка ракеты в двух вариантах: с наземным (от которого в дальнейшем отказались) и с шахтным стартами.

При проектировании широко использовались отработанные на ракете 8К64 (Р-16) конструктивные решения и технологии. Разработка 8К67 велась ускоренными темпами и уже в конце мая 1966 года был завершен весь цикл испытаний, а 21 июля 1967 г. ракетный комплекс Р-36 был принят на вооружение РВСН. 5 ноября 1966 года в г. Ужуре началась постановка на боевое дежурство первого ракетного полка с ракетами этого типа.

МБР Р-36 – первая отечественная ракета тяжелого класса. Р-36 и 8К84 являются первыми ампулизированными ракетами, оснащенными комплексами средств преодоления ПРО и размешенными в ШПУ ОС.

В начале разработки проект ракеты не имел ампулизированных топливных баков, ракета оснащалась системой радиокоррекции и создавалась для групповых ШПУ. 12 января 1965 года вышел приказ ГКО! «О развертывании работ по ампулизация ракет Р-36 и Р-36-0». Это обеспечивало нахождение заправленной ракеты в полной боевой готовности, в отличие от предыдущих типов ракет, значительное время. Для первых баллистических ракет на низкокипящих компонентах топлива (Р-1, Р-2, Р-5) это время не превышало 30 минут. Для ракеты Р-9А на низкокипящих переохлажденных компонентах топлива – не превышало 24 часов, ракет Р-12, Р-14. Р-16 на высококипящем топливе – 30 суток. Первые ампулизированные ракеты на высококипящем топливе (Р-36 и 8К84) могли находиться в состоянии полной боевой готовности несколько лет. Первоначальный гарантийный срок заправленной ракеты Р-36 составлял пять лет. Позже он был увеличен до семи с половиной лет.

«Продолжавшееся в то время развитие ракетно-ядерной техники в Советском Союзе и США привело к возможности увеличения прицельной точности попадания по поражаемым объектам, увеличения мощности ядерных зарядов, доставляемых в заданные районы баллистическими ракетами. Увеличению точности поражения также способствовало проведенное уточнение привязки континентов Земли, осуществленное с помощью космических аппаратов. В связи с этим начала складываться ситуация, когда ранее созданные в Советском Союзе боевые ракетные комплексы не в полной мере могли противостоять возрастающему ракетно-ядерному потенциалу США и НАТО, поскольку у них могла появиться возможность одной ракетой уничтожить несколько наших ракет, стоящих на боевом дежурстве».

В 1965 году вариант размещения ракет в групповых ШПУ был отвергнут. На Байконуре начаты испытания одиночных стартов.

«Новые комплексы предполагалось размещать в позиционных районах с одиночными шахтными пусковыми установками (типа «ОС»), разнесенными на такие расстояния, чтобы две пусковые установки не могли быть поражены одним ядерным взрывом».

«Принято считать, что эта ракета является лидером семейства ракет, которое характеризуется оснащением более тяжелыми и мощными зарядами, повышенной точностью стрельбы, сокращением времени боеготовности (у Р-16 это время составляло часы, а у Р-36 – несколько минут), увеличением времени нахождения в заправленном состоянии и т.п. Обеспечению последней характеристики наряду с конструкторскими достижениями по герметизации стыков в гидравлической системе ракеты во многом способствовало использование в качестве окислителя АТ, менее агрессивного по сравнению с АК. Начиная с проекта Р-36 на всех последующих ракетах азотнокислотного типа, а соответственно и двигателях этих ракет, использовался только АТ».

В связи с тем, что ГСКБ Спецмаш, возглавляемое В.П. Барминым, было перегружено заказами, разработка стартового комплекса ракеты поручена ЦКБ-34. Главный конструктор комплекса – Е.Г. Рудяк.

Пишет В.С. Степанов, бывший главный конструктор КБ специального машиностроения (в 70-е годы Ленинградское ЦКБ-34 получило название КБ специального машиностроения):

«В 1963 году наше конструкторское бюро (ЦКБ-34 в г. Ленинграде, начальник А.М. Шахов) под руководством Е.Г. Рудяка приступило к разработке боевого стартового комплекса для МБР Р-36. К этому времени в наш коллектив… влился коллектив опытных конструкторов (из ОКБ-43, присоединенного к ЦКБ-34)… Боевой стартовый комплекс состоял из шести рассредоточенных на 8-10 км друг от друга шахтных пусковых установок, дистанционно управляемых в технологическом и боевом режимах из единого подземного командного пункта».

Первоначально допускалось использование некоторого количества менее дорогостоящих групповых шахт, но вскоре от этой идеи отказались.

Проектирование стартового комплекса ОС-67 в ЦКБ-34 главного конструктора Е.Г. Рудяка начато в 1963 году. На каждой из шести рассредоточенных боевых стартовых позиций комплекса размещалась одиночная ШПУ. На одной из них размещался также КП котлованного типа, связанный системами управления со всеми стартовыми позициями. Глубина ШПУ – 41,5 м, диаметр ствола шахты – 8,3 м, диаметр пускового стакана – 4,64 м. Стакан шахты был неповоротным, что упрощало конструкцию ПУ. Ракета выходила вертикально, затем осуществлялся ее разворот в направление цели системой управления полетом. Комплекс должен был выдерживать давление 2 кг/см2.

Комплекс оборудования наземного старта для проведения испытаний на полигоне Байконур разработан в КБ транспортного машиностроения (КБТМ) под руководством В. Петрова и В. Соловьева.

Вот как описывают разработку ракетного комплекса создатели наземного стартового оборудования В. Соловьев и Н. Кожухов:

«Необычной была и общая обстановка, в которой шло его (комплекса 8К67) создание. Во-первых, продолжалась борьба за приоритет создания шахтных или наземных боевых стартовых комплексов. Во-вторых, шла острейшая конкуренция с аналогичной работой Челомея В.Н. (ракета УР-200). А ГСКБ (имеется в виду КБТМ) предстояло создать связанный единой технологической задачей комплекс со стационарными системами, смонтированными в сооружениях, стартовым оборудованием и набором передвижных агрегатов. При его создании КБ впервые пришлось вплотную осваивать работы, связанные с проектированием строительных сооружений, с оснащением их общетехническим и специальным технологическим оборудованием, энергетикой, средствами термостатирования и связи, наземной аппаратурой управления и другими средствами. В основу принципиально новой технологии СК 8П867 заложен перенос на техническую позицию (в МИК) основной части работ по подготовке и проверкам ракеты, сохранив на стартовой позиции только самые необходимые операции, автоматизировав при этом технологические процессы и максимально исключив присутствие людей у ракеты во время подготовки к пуску».

Для наземного комплекса 8П867 в КБТМ было разработано пусковое устройство 8У255, транспортно-установочный агрегат 8Т178 и другое уникальное оборудование. Впервые на стартовом комплексе применена автоматическая система подготовки старта, создана система скоростной заправки больших объемов компонентов топлива методом вытеснения.

«И хотя не все задуманное удалось реализовать, комплекс, благодаря проектным и техническим решениям, стал прообразом будущих автоматизированных стартов для ракет-носителей головного ракетного КБ, возглавляемого академиком М.К. Янгелем, а затем В.Ф. Уткиным».

Автономная инерциальная система управления разработана под руководством главного конструктора харьковского НИИ-692 В.Г. Сергеева. Первоначально, для повышения точности стрельбы, было принято решение о разработке для ракеты, кроме автономной СУ, радиосистемы. Радиокомандная система управления была создана под руководством М. Борисенко. Первые пять испытательных пусков ракеты проведены с ее использованием. После этого она была исключена из состава комплекса, так как автономная система обеспечивала приемлемую точность стрельбы.

Ядерный боезаряд для ракеты разработан конструкторами Челябинска-70. Серийное производство ядерных боезарядов освоено на Пензенском заводе № 592 (ПО «Старт»).

В июне 1963 года для Р-36 был разработан эскизный проект самой мощной в мире ГЧ 8Ф675. По различным данным, приводимым в печати, варианты ракеты оснащались ядерными боезарядами мощностью 6 Мт, 10 Мт, 18 Мт и 25 Мт.

О разрушительной силе ракеты, оснащенной мощным боезарядом, можно судить по отрывку из книги воспоминаний Б.Е. Чертока.

«В 1957 году в США вышел справочник по действию ядерного оружия, позволяющий любому желающему рассчитать действие поражающих факторов ядерного взрыва в зависимости от тротилового эквивалента. Таким образом, тщательно охраняемые нашими атомщиками секреты стали доступными для всех ракетчиков. Из этого справочника следовало, что заряд в одну мегатонну вполне достаточен, чтобы, угодив в центр Вашингтона, полностью лишить США его столицы».

В феврале 1963 года началось строительство наземного стартового комплекса 8П867 для Р-36 на Байконуре. Наземная отработка ракеты проводилась на площадке № 67. Пункт радиоуправления построен на площадке № 68. 28 сентября 1963 года произведен первый пуск ракеты с легким моноблоком со стартовой площадки № 67. К сожалению, пуск был неудачным. Ракета взорвалась на старте. Площадка разрушилась. После проведения восстановительных работ наземный стартовый комплекс 8П867 был принят в эксплуатацию. 3 декабря 1963 года произведен второй пуск Р-36. Он был успешным. В 1964 году произведено шестнадцать пусков, четыре из которых были аварийными. Всего с комплекса 8П867 было произведено 20 испытательных пусков ракет.

В 1964 году построена групповая шахтная установка на площадке № 80 Байконура. Первый пуск ракеты был проведен 28 сентября 1963 г., а закончились ЛКИ в мае 1966 г. За этот период проведено 85 пусков, из них – 14 отказов, 7 из которых приходятся на первые 10 пусков. Всего же было проведено 146 пусков всех модификаций ракеты. Первые три пуска ракеты проводились со стартового стола открытой стартовой позиции, последующие – из ШПУ. Пуск первой летной ракеты не состоялся из-за возгорания ракеты на стартовом столе по причине неправильно спроектированных газоотводящих каналов стартового стола.

Первый пуск ракеты произведен 14 января 1965 года. Он был аварийным. Ракета взорвалась. Вскоре от групповых стартов отказались.

Для дальнейших испытаний на Байконуре были построены шесть одиночных стартов и командный пункт. С целью осуществления пусков на полигоне 39-я отдельная инженерно-испытательная часть (ОИИЧ) была разделена на две отдельных инженерно-испытательных части: 25-я ОИЧ осуществляла пуски Р-36 из ШПУ ОС, 43-я ОИЧ осуществляла пуски МБР Р-16 и Р-16У.

«Первый пуск ракеты Р-36 из шахты ОС с площадки № 140 успешно состоялся 27 апреля 1965 года. Безусловно, это было большим достижением в нашем ракетостроении. Далее пуски продолжались из ОС с площадок 102, 141, 103, 109, 142. В 1965-1966 годах было проведено 20 пусков, которые позволили сделать вывод о принятии на вооружение ракетного комплекса ОС Р-36. Таким образом, на этом комплексе впервые в мире был осуществлен пуск по кабелю на расстояние более 10 км. Затем было проведено испытание по установлению интервала, с каким можно было производить пуски с КП всех ракет боевого ракетного комплекса (БРК)».

В июле 1965 года начаты летные испытания комплекса средств преодоления ПРО «Лист» на ракете Р-36. Средства преодоления ПРО разрабатывались в ОКБ-586 и в Московском НИИ-108.

Для строительства ШПУ ОС МБР Р-36 было выбрано шесть новых позиционных районов. По данным РВСН, 5 ноября 1966 года неподалеку от города Ужур Красноярского края первые ракетные комплексы Р-36 поставлены на боевое дежурство. 21 июля 1967 года новый боевой ракетный комплекс был принят на вооружение в ШПУ одиночного старта.

В 1967 году под руководством М.К. Янгеля на основе МБР Р-36 была разработана двухступенчатая космическая ракета-носитель «Циклон-2А» 11К67. С 1967 года по 1969 год было произведено 8 пусков этой ракеты. Созданы также космические ракеты-носители «Циклон-2» 11К69 и «Циклон-3» 11К68.

Внимание! Данная статья была написана давно, и может содержать неточности. Подробно история 60-го ракетного полка 43-й Ракетной армии описана по ссылке: http://komariv.livejournal.com/39564.html.
Продолжаем восстанавливать историю 60-го ракетного полка 43-й ракетной армии. При помощи ЖЖ-юзера razum удалось уточнить структуру полка: один дивизион шахтного пуска и два дивизиона наземного пуска. О ракетных шахтах этого же полка написано .
Каждый дивизион наземного пуска состоял из четырех батарей по две ракеты в каждой. Таким образом, вокруг Винницы дислоцировалось 24 ракеты с ядерными боевыми частями минимум по мегатонне каждая. А то и больше: для этих ракет предусматривались и другие, более мощные, боеголовки. Кому интересно — переведите в количество Хиросим и вздохните о былой мощи. Мы же пойдем смотреть на ее остатки.
Сегодня речь пойдет о наземных пусковых установках ракет Р-12 одного из дивизионов. Дислокация — лес у села Пултовцы, южнее города Винница. Что из себя представляет ракета Р-12 и дивизион наземного пуска этих ракет, можно почитать и . В данном посте использованы фотографии осеннего и летнего выходов 2010 года. Комментарии к фото сделаны во многом при помощи razum, который служил в аналогичной военной части.
Итак, дивизион. Четыре батареи, восемь ракет, четыре стартовых позиции. Это означает, что сперва дивизион запустит первые четыре ракеты, а потом еще четыре. Если успеет. А вероятность успеть с каждым годом становилась все ниже, так как ракетно-ядерные и разведывательные средства противника совершенствовались. Впрочем, был и варианты, но о них в другой раз.
1. Схема различных возможных планов частей с Р-12. Источник — Ружаны стратегические. Наш объект выполнен по схеме «А», на рисунке слева. Длинные прямоугольники — ракетные ангары. Круги — стартовые позиции. Мы заходим снизу, со стороны вспомогательных помещений.
2. Боксы для техники. Для большого количества большой техники.
3. Овалованное помещение рядом с боксами. На территории части помещений такого рода несколько десятков.
4. Внутри на стене такая вот напоминалка.
5. Еще одно подобное помещение. Внутри все вырезано на металл, потому фото интерьеров не выкладываю: как правило — голые стены.
6. Слово razum : «На картинке часть системы наведения ракеты на цель. Ракета нацеливалась разворотом на столе по оси 1-го и 3-го стабилизаторов. Справа в «домике комбата» стоял такой обелиск с прикрученным теодолитом Karl Zeis, который смотрел на ракету, точнее т.н. коллимационное зеркало (платина, кстати) в одном из ее открытых люков. Через это зеркало наводчик видел метки, установленные на монументах позади домика. Ракету крутили руками вначале грубо, затем точно (микровинтом) по командам наводчика (первое отделение).»
Ракета Р-12 наводилась на цель методом «азимут-дальность». Дальность задавалась по времени работы двигателя, после его выключения сразу же отделялась головная часть, которая дольше летела по инерции. Грубо говоря, ракету разворачивали в сторону цели и задавали время работы двигателя. Вот так просто.
7. Установочное место теодолита.
8. Приближаемся к ближайшему хранилищу ракет, так называемому ракетному ангару.
9. Двери ангара. Открываются легко, одной левой, без всяких кавычек.
10. Ангар очень длинный. На фото не НЛО, а товарищи с фонарями, они стоят посередине ангара, я фотографирую вход от дальней стены. Никакие фонари и вспышки не помогают.
11. Рисунок на тыльной стене ангара.
12. И его продолжение. Кирпичная стенка — новодел. Территория части после ухода ракетчиков некоторое время использовалась понтонерами.
13. Помещение внутри ракетного ангара.
14. В боковой стене каждого ангара есть вот такой ход сквозь обваловку.
15. И выводит этот ход в такой вот бокс. Очень похоже, что он рассчитан на заезд машины.
16. Лирическое отступление. Бетонные дороги заснувшей части и осенняя природа.
17. Стартовая позиция. Это основание для стартового стола. Сюда ставили ракету и отсюда же она должна была улететь. На заднем плане ракетный ангар.
18. Выглядело это примерно так. Фото из музея вооружений в Киеве.
19. Основание крупным планом. С этой штуковиной мы еще встретимся в следующих постах.
20. Стартовые позиции обвалованы. Высота вала видна на фото. С внешней стороны каждого вала имеется вход в подземное сооружение, где находились баллоны со сжатым воздухом.
21. Рядом с крайней стартовой позицией. Похоже, это и есть упомянутый выше «Домик комбата».
22. Помещение для баллонов со сжатым воздухом в обваловке стартовой позиции.
23. Стартовые позиции объединены в пары большими двухэтажными помещениями с возможностью сквозного прохода с одной позиции на другую. На фото вид сбоку.
24. Следы пребывания внутри понтонеров.
25. По части разбросано несколько, больше десятка, подземных убежищ, куда во время пуска прятался личный состав.
26. Внутри немного неуютно.
27. Охранная фортификация: огневая точка на перекрестке между парами стартовых позиций.
28. Есть еще такая вот огневая точка.
29. Перекрытие. Так уютно, по-домашнему. Кстати, а прикрывает это сооружение…
30. Ангар, на крыше которого с обоих сторон имеется по отдельной стрелковой точке.
31. Стрелковая точка на крыше крупным планом.
32. Это же строение летом. Правда красиво? Конструкция, расположение, и устройство охранного периметра дают основания утверждать, что именно тут хранились головные части ракет. Восемь штук. В общей сложности не менее восьми мегатонн в тротилловом эквиваленте.
33. Напоследок яма со сваленными кабинами вспомогательной техники. Машины порезали на металл, а стеклопластиковые кабины оставили, они никому не нужны. Это для создания атмосферы заброшенности и осеннего уныния.
Вот и закончилось посещение второго из трех дивизионов 60-го ракетного полка 19-й дивизии 43-й ракетной армии (позднее 60-й отдельный полк 43-й армии). Если у кого-нибудь есть любая информация об этом полке — буду рад помощи.