82 мм мина

katmoor

для общего образования. отсюда
оставил целиком. а важное выделил красным.
самое важное
1) мина летит с дозвуковой скоростью по крутой траектории. Это значит, что можно услышать выстрел и характерный свистящий звук от мины до её взрыва.
мина 82мм на 6км летит 30-60 сек (нач. скорость 100-200м/с) отсюда
мина 120мм на 6км летит 22-50 сек (нач.скорость 119 — 270 м/с) отсюда и отсюда
звук выстрела на 6км дойдет за 18 сек (скорость звука 330 м/с).
итого времени на реакцию 4-12-32-42 секунд (неточно, т.к скорость зависит от заряда). ИТОГО секунд 5-10 есть.
2) определить откуда стреляли можно
3) ДК Куйбышева, судя по всему, обстреляли миной 82 мм (или менее)
4) максимальная дальность стрельбы миномёта не больше 6-7 км (независимо от калибра). Реальная (прицельная) 4-6 км.
ВЫЖИТЬ ПОД МИНОМЕТНЫМ ОБСТРЕЛОМ. Характеристики минометов и мин, правила поведения под обстрелом.
82-мм мина: Радиус действительного поражения лежащих целей 82-мм осколочной мины не менее 18 м. При этом на площади поражения трава выкашивается полностью. Радиус капитального поражения ростовых целей – 30 м при обязательном поражении цели 2-3 осколками. Разлет отдельных осколков может составлять до 100-150 метров.
82-мм мина в состоянии разрушить лишь легкое перекрытие, например, козырек из жердей над окопом.
Воронка при ее разрыве, даже в том случае, когда мина уйдет в грунт на самую выгодную глубину, будет невелика: диаметром 1 метр и глубиной около 50-60 сантиметров. Но обычно такая воронка не получается, потому что 82- миллиметровая мина не предназначена для стрельбы на разрушение, а рассчитана лишь на осколочное действие, и она разрывается раньше, чем проникнет в грунт…
82-мм минометы – оружие не особо дальнобойное, но очень распространенное. Максимальная дальность стрельбы – можно до 4 километр. Минимальная дальность стрельбы — 85-100 метров. Поэтому в целях маскировки миномет и боекомплект обычно переносят на руках. Миномет весит больше 40 килограммов, стандартный ящик с 10 минами – больше 30 (итого 70 кг!!!). Поэтому минометные обстрелы обычно внезапные и непродолжительные: опытный расчет делает десять выстрелов за считанные секунды, и последняя мина выходит из ствола еще до взрыва первой. После этого минометчики немедленно разбирают миномет (до минуты) и меняют позицию, чтобы уйти от ответного огня.
120-мм мина: Радиус действительного поражения лежащих целей осколочной мины не мене 25м. Радиус капитального поражения ростовых целей – 60м. Разлет отдельных осколков может доходить до 200-250 метров. Вес разрывного заряда в 16 килограмовой 120-мм осколочно-фугасной мины 3,93 килограмма. Фугасная мина, проникая на самую выгодную глубину, создает воронку диаметром в 3-4 метра и глубиной около 1 метра. Эта мина хорошо разрушает окопы и легкие блиндажи. Попадание одной мины уничтожает стандартную двухкомнатную квартиру. А три, четыре мины — обрушивают перекрытие этажа панельного дома. Так же тяжелые осколки данной мины, могут серьезно повредить БТР, БМП и другую легкую бронетехнику с противопульным бронированием. При прямом попадании вывести из строя.
120-мм миномет может бить на 7,2 км. Эффективно на дальность до 7 км. Минимальная дальность (мертвая зона) – 480 метров. Скорострельность – 10-15 выстрелов. Возимый боекомплект — 80 мин.
Буксируемое или самоходное 120-мм нарезное орудие-миномет типа «Нона» (на вооружении 25 ВДБр) Скорострельность – до 11 выстрелов в минуту. Применяется против живой силы, расположенной на открытой местности, в окопах или легких укрытиях.
Боеприпасы “Ноны”: В основной боекомплект орудия входят осколочно-фугасные снаряды 3ОФ49 с контактным взрывателем и радиовзрывателем. Снаряды обладают начальной скоростью на полном заряде 367 м/с и максимальной дальностью стрельбы в 8,855 км. При установке контактного взрывателя на осколочное действие во время разрыва снаряд 3ОФ49 образует около 3500 убойных осколков массой от 0,5 до 15 г, обладающих начальной скоростью около 1800 м/с. Приведённая площадь поражения открыто расположенной живой силы в положении «стоя» составляет 2200 м², бронепробиваемость гомогенной стальной брони составляет 12 мм на расстоянии от 7 до 10 м от эпицентра разрыва снаряда. При использовании радиовзрывателя АР-5 эффективность поражения открыто расположенной живой силы увеличивается от 2 до 3 раз. При установке контактного взрывателя на фугасное действие снаряд 3ОФ49 способен образовывать воронки до 5 м в диаметре и до 2 метров глубиной. Также “Нона” лупит всеми типами 120-мм минометных мин.
У миномета есть несколько особенностей, которые надо знать обязательно. Во-первых, мина летит с дозвуковой скоростью по крутой траектории. Это значит, что можно услышать выстрел и характерный свистящий звук от мины до ее взрыва. Опытные бойцы по звуку определяют, в какую сторону она летит, приближается ( звук меняется от низких частот к высоким) или уже удаляется при перелете. В боевых условиях такие навыки нужно приобретать как можно быстрее.
Во-вторых, мина взрывается при ударе о землю, и осколки разлетаются вверх и в стороны. Поэтому автомобиль или стоящий человек – очень уязвимая цель. Если же боец в момент взрыва мины лежит, вероятность попадания в него осколками резко уменьшается. Поэтому, услышав звук приближающейся мины (или предупреждающий крик опытного товарища), немедленно падайте на землю и вжимайтесь в нее посильнее, закрывая голову руками.
Осколки 82-мм мины – легкие и очень «дурные». При взрыве трехкилограммовой мины образуются 400-600 осколков. Любая преграда – кирпич, дерево, бетонный столб, – может непредсказуемо изменить направление их полета. По этой же причине осколки мины плохо пробивают более-менее серьезные препятствия. Каменная стена, бруствер, мешок с песком, ствол упавшего дерева, каска, бронежилет – все это может помочь.
Если противник ведет не прицельный обстрел по площади, то желательно не высовываться минут 5 — 10, пакет уничтожения обычно 60- 80 мин по квадрату.
Иногда минометчики выпускают одну пристрелочную мину (дымовую или зажигательную) в сторону цели и по месту ее разрыва, вводят поправки и включают беглый огонь всей батареей на поражение. Так что после первого разрыва в стороне, есть немного времени найти укрытие и залечь.
По опыту, из миномета обстреливают «сериями»: 6-8 выстрелов, пауза в несколько минут, затем снова 6-8 выстрелов на добитие. Обычно таких серий бывало не больше трех. Возможен обстрел из одного, двух или трех минометов (три минометных расчета входят в состав взвода).
Во время обстрела даже не думайте вставать. Лежите там, где упали. Во время паузы можно осмотреть местность, переместиться в щель, яму, воронку. Чем ниже вы будете лежать, тем больше шансов пережить обстрел без последствий. Окопы, блиндажи, сооружения из бетонных блоков, прочные кирпичные стены – вполне надежная защита от миномета. Даже в чистом поле можно придумать укрытие.
Не очень хорошая идея пересидеть обстрел в редкой посадке или кустах. Взрыватель мины сработает при ударе об ветки и получиться воздушный подрыв мины, что увеличит зону поражения осколками.
В паузе будьте готовы к началу следующей «серии» обстрела, о приближении которой вас предупредит все тот же свистящий звук.
Итак, основные правила выживания при минометном обстреле:
1. Прислушивайтесь к звукам летящих мин, научитесь их распознавать и анализировать.
2. При обстреле немедленно падайте и вжимайтесь в землю. Научитесь делать это до того, как мины начнут падать – это в ваших интересах.
4. Не забудьте открыть рот, это спасет ваши барабанные перепонки.
5. Что бы ни случилось, ни в коем случае нельзя приподниматься и тем более вставать. Не пытайтесь убежать из зоны обстрела – мины и осколки все равно быстрее вас. Дождитесь, пока не прозвучит пример 8-10 разрывов, потом подождите хотя бы три минуты, после чего быстро меняйте позицию и уходите в укрытие. Даже если кому-то рядом нужна помощь – оказывайте ее после обстрела и в укрытии, иначе помощь, скорее всего, скоро понадобится и вам.
6. Используйте искусственные и естественные укрытия и складки местности. Спрятаться в них можно в перерывах между сериями выстрелов.
7. Передвигайтесь только ползком. Если вы попали под обстрел в поле и переждали его, покидайте зону обстрела ползком дабы не быть замеченными и не вызвать повторный обстрел.
8. Если Вы находитесь в зоне, где возможен минометный обстрел, не снимайте бронежилет и каску, – если они у вас, конечно, есть. Бронежилеты третьего или четвертого класса останавливают минометные осколки вполне надежно. Даже простенький жилет второго класса и шлем старого советского образца не будут лишними.
9.Бывает что часть мин не разрывается (мягкий грунт, взрыватель не сработал) и нагло торчат хвостовиками из земли. Ни в коем случае их не трогайте, не доставайте и не буцайте. Вероятность взрыва крайне высока.
10. Копайте окопы и стройте блендажи с крепкими перекрытиями. Пути сообщений должны быть зигзагообразными. В случае попадания мины в траншею, разлет осколков будет ограничен только прямым сегментом.
11. Не стесняйтесь тренироваться и отрабатывать свои действия в случае обстрела заранее. Помните: тяжело в учении, легко в зоне поражения.
12. Если вы попали под минометный обстрел во время марша на “броне”, ныряйте во внутрь. Задача водителя БТР на полной скорости выйти из зоны огня. Остановившись и спешившись, вы превращаетесь в идеальную, неподвижную мишень для минометов.
13. Держите под прицелом снайперов места, где может быть корректировщик минометов. Это как правило развалины, высокие дома и деревья в зоне прямой видимости от вашего местоположения, с которых открывается хороший обзор местности. Человек с биноклем и рацией (телефоном)-цель №1.
Как определить, откуда стрелял миномет или орудие?
По характеру воронки от снаряда или мины можно установить, откуда велась стрельба. Дело в том, что снаряд падает под углом, а не строго вертикально, он разрывается, находясь как бы на боку, поэтому воронка неравномерна. Сторона, обращенная к точке выстрела, будет более пологой, чем противоположная. Осколков в земле больше с той стороны, откуда прилетел снаряд, так как большая часть снарядов осколков с противоположной стороны ушли в воздух при взрыве. Обычно после удаления рыхлого грунта можно найти след снаряда в земле и определить общее направление стрельбы.
Определить дальность до места, откуда был произведен выстрел, можно намного точнее, если определить какой боеприпас образовал воронку. Измерив угол падения снаряда, можно, пользуясь таблицами для стрельбы, определить, с какой дальности производился выстрел. Угол измеряется так: осторожно удаляется разрыхленная взрывом земля, находится центр ее углубления (лунка). Берется палка, которая кладется на края воронки, освобожденные от насыпанного взрывом грунта (так определяется плоскость грунта). После этого посередине отлогого склона воронки (того, что со стороны выстрела) вбивается колышек, доходящий до плоскости грунта. Таким образом мы определяем усредненную точку соприкосновения снаряда с грунтом, после чего от лунки до этой точки проводим прямую – проще всего, накладываем палку или рейку, получая «траекторию» движения снаряда на последнем метре полета. Измерив угол падения, мы можем определить угол вылета, а, следовательно, дальность по таблицам для стрельбы.
Когда впервые попадаешь под огонь из миномета, может показаться, что хуже ничего быть не может. На самом деле – может. После недельного обстрела «Градами» стрельба из миномета представляется скорее раздражающим, чем устрашающим фактором.
На картинках: №1- 120 мм миномет; №2- след взрыва 120-мм мины в траве: №3- Зоны поражения минометных мин из американского военного учебника с % поражения на дистанции; №4- след от взрыва 82-мм мины на асфальте.

82-мм батальонный миномет БМ-37 образца 1937 года. СССР

Первый советский батальонный 82-мм миномет был создан в 1934 – 1935 годах конструкторами «группы Д» из Газодинамической лаборатории Артиллерийского НИИ под руководством Н.А. Доровлева и в 1936 году был принят на вооружение Красной армии.

Боевую проверку 82-мм минометы БМ-36 образца 1936 года прошли в боях с японскими войсками у озера Хасан и реки Халхин-Гол и заслужили высокую оценку войск, но в ходе боевых действий выявился ряд недостатков их конструкции, и в том числе — малый угол горизонтальной наводки и необходимость полной разборки миномета при переносе на поле боя. В это же время, наряду с разработкой миномета «группой Д», проработка нового батальонного миномета активно велась и в Ленинграде, в СКБ-4 артиллерийского завода № 7 «Арсенал» им. Фрунзе, где была создана инициативная группа, в которую вошли высококвалифицированные конструкторы Б.И. Шавырин, Е.А. Ягупов и Г.Д. Ширенин. Их новый миномет представлял собой усовершенствованный вариант БМ-36. При сохранении первоначальной конструктивной схемы миномета практически все его элементы были доработаны с учетом требований серийного производства. На миномете установлена новая, более жесткая опорная плита мембранного типа круглой формы с боковым срезом, в то время как БМ-36 имел опорную плиту прямоугольной формы, у которой при стрельбе деформировались углы. Кроме того, изменилась конструкция двуноги-лафета, в частности, был увеличен ход пружины амортизатора и улучшено крепление прицела. Основные тактико-технические данные обоих минометов совпадали: масса мины — 3,1 кг , дальность стрельбы — до 3040 м . Однако масса нового миномета составляла 56 кг — почти на 8 кг меньше. Высота ударника уменьшилась с 26 мм до 8 мм , был увеличен ход амортизатора. Миномет обладал сравнительно высокой практической скорострельностью — 15 выстрелов в минуту, а без исправления наводки до 25 выстрелов.

Миномет разбирался на три части: ствол с казенником, двунога-лафет и опорная плита. Для его переноски были разработаны три людских вьюка. Миномет Шавырина стал проще в производстве и обеспечивал расчету удобство при его обслуживании. При создании миномета большое внимание уделялось повышению технологичности его конструкции — примерно 90% всех деталей миномета изготавливались по 5 — 7 классам точности, к минимуму свели использование легированных сталей и цветных металлов. Все это значительно облегчило организацию и развертывание серийного производства минометов в трудные военные годы на машиностроительных заводах со средней и слабой технической оснащенностью, ранее выпускавших гражданскую продукцию.

Благодаря принятым мерам для производства одного 82-мм миномета образца 1937 года требовалось всего 182 станко-часа (для изготовления 76,2-мм дивизионной пушки Ф-22 требовалось 1202 станко-часа, то есть почти в семь раз больше). После ряда испытаний в феврале 1939 года его принимают на вооружение Красной армии под названием «82-мм батальонный миномет образца 1937 года» (БМ-37).

Выполненная по жесткой схеме (без противооткатных устройств) конструкция 82-мм миномета образца 1937 года стала базовой для создания всех последующих советских батальонных минометов. Он состоял из ствола, двуноги-лафета, опорной плиты и прицельных приспособлений. Для производства выстрела мина опускалась стабилизатором (хвостом) в дульную часть ствола, которая под собственной массой скользила по каналу ствола вниз, и накалывалась капсюлем-воспламенителем хвостового патрона (основного заряда), находящегося в трубке стабилизатора мины, на ударник, ввинченный в дно казенника. Огонь капсюля воспламенял пороховой заряд хвостового патрона и под давлением пороховых газов мина вылетала из ствола миномета. Хвостовой патрон являлся наименьшим зарядом; поэтому при стрельбе только с одним хвостовым патроном дальность стрельбы была наименьшая (от 100 до 475 м ). Для увеличения дальности стрельбы использовались дополнительные пороховые заряды-лодочки, которые укреплялись между перьями стабилизатора у шестиперой мины или кольцевые заряды у десятиперой мины, надевавшиеся на трубку стабилизатора мины. Для обеспечения наилучшей гибкости огня употреблялось несколько дополнительных зарядов.

Двунога-лафет служила для поддерживания ствола, придания ему требуемого угла возвышения и производства горизонтальной наводки. Поэтому на двуноге-лафете были смонтированы все механизмы наведения: подъемный, поворотный и механизм горизонтирования. Двунога-лафет одевалась на ствол при помощи обоймы. В момент выстрела силу отдачи воспринимала опорная плита мембранного типа, которая при выстреле вдавливалась в грунт. Для уменьшения силы отдачи, который при этом испытывала двунога-лафет она соединялась со стволом пружинным амортизатором, смягчающим удар. В качестве прицельных приспособлений использовался механический минометный прицел МПБ-82. Для стрельбы из 82-мм миномета образца 1937 года и всех последующих моделей минометов этого калибра использовались 82-мм осколочные шестиперая и десятиперая мины, а также дымовая и агитационная шестиперые мины.

В ходе боевых действий для стрельбы из 82-мм минометов нередко использовались трофейные немецкие 81-мм минометные мины. Из-за небольшой разницы в калибре точность стрельбы несколько снижалась, однако оставалась вполне приемлемой. В этой связи интересно отметить, что советские мины не были пригодны для стрельбы из 81-мм немецких минометов. Для 82-мм батальонного миномета массой 56 кг , который разбирался для переноски на три части (ствол с казенником, двунога — лафет и опорная плита) были сконструированы людские вьюки, позволяющий переносить его на спине трех номеров минометного расчета. Боеприпасы для этих минометов также переносились в лотках на людских вьюках.

82-мм батальонный миномет БМ-37 образца 1937 года предназначался для подавления огневых точек, поражения живой силы, разрушения проволочных заграждений, расположенных за укрытиями и недоступных для настильного стрелкового и артиллерийского огня, а также расположенных открыто. 82-мм батальонные минометы являлись мощным средством огневой поддержки действий стрелкового батальона, позволяя решать огневые задачи на дальности до 3000 метров . На 22 июня 1941 года в Красной армии они состояли на вооружении минометной роты батальона (6 минометов). В первый период войны 82-мм минометы использовались централизованно в составе отдельных минометных батальонов в стрелковых полках, однако уже во второй половине 1942 года минометные роты были возвращены в стрелковые батальоны, что существенно повысило их огневую мощь и самостоятельность в бою.

Миномет БМ-37 впервые успешно использовался в мае — сентябре 1939 года во время боев с японскими захватчиками в районе реки Халхин-Гол, где он оказался особенно эффективным для поражения вражеской пехоты в окопах и на обратных скатах высот. Война с Финляндией доказала все преимущества батальонных минометов, поэтому к началу Великой Отечественной войны производство этих минометов уже шло полным ходом. К 22 июня 1941 года на вооружении Красной армии находилось 13 000 82-мм минометов образца 1937 года. Батальонный 82-мм миномет образца 1937 года в годы Великой Отечественной войны получил наибольшее распространение в частях Красной армии, являясь основным образцом этого вида оружия.

Части вермахта на Восточном фронте несли большие потери от 82-мм минометов БМ-37. Так, только одна минометная рота 478-го стрелкового полка 320-й стрелковой Енакиевской дивизии под командованием Героя Советского Союза лейтенанта И.М. Сафонова уничтожила 37 пулеметов, 7 артиллерийских орудий, 15 автомашин, 530 солдат и офицеров противника и взорвала склад боеприпасов. За период с 1941 по 1945 год батальонный миномет несколько раз подвергался конструктивным изменениям, так что в войсках имелись три основные разновидности этого миномета, отличавшиеся одна от другой устройством механизма горизонтирования, крепления прицела и некоторых других частей. Впервые 82-мм миномет БМ-37 подвергся в 1942 году ряду конструктивных изменений. От минометов более позднего выпуска он отличался тем, что в нем механизмы грубого и точного горизонтирования были расположены непосредственно на правой ноге двуноги-лафета.

Миномет комплектовался механическим прицелом МП-82Ус. В 1942 — 1943 годах выпускался 82-мм миномет образца 1937 года второй модели. Он отличался устройством механизма точного горизонтирования и способом крепления прицела (так как эти минометы комплектовались механическим прицелом МПБ-82), наличием уровня на вертлюге, а также профилем нарезки ходового винта подъемного механизма, который повернут на 180° по сравнению с профилем нарезки винта миномета последнего выпуска.

В 1943 — 1945 годах было освоено производство третьей модели 82-мм миномета образца 1937 года выпуска. К его основным конструктивным особенностям относились — наличие качающегося прицела, и связанное с этим отсутствие механизма точного горизонтирования. Все три модели 82-мм миномета имели одинаковые баллистические характеристики и использовали одни и те же боеприпасы. На марше минометы и боеприпасы перевозились на специально разработанных конных минометных повозках или на имевшихся в войсках транспортных средствах (автомашинах, хозяйственных повозках, санях-розвальнях и т. д.), куда укладывался один или несколько минометов с соответствующим комплектом людских вьючных приспособлений, ЗИП и лотки с минами. На автомашинах перевозились также расчеты минометов. В горнострелковых и кавалерийских частях на марше минометы и боеприпасы перевозились на конных вьюках. При переходах на небольшие расстояния на марше (до 10- 15 км ), а также при смене огневой позиции минометы и мины переносились расчетом на специальных людских вьюках.
82-мм модернизированный батальонный миномет образца 1937 года, с опорной плитой миномета образца 1941 года с качающимся прицелом и предохранителем от двойного заряжания, производился длительное время в послевоенный период и до сих пор состоит на вооружении Российской армии. Массовое производство 82-мм батальонного миномета образца 1937 года было освоено на многих заводах, в том числе: № 7 (г. Ленинград), № 221 «Баррикады» (г. Сталинград); им. Кирова (г. Ленинград). Всего за годы войны в СССР было выпущено около 348 тысяч различных минометов, а из них в 1939 – 1945 годах было изготовлено 165 557 82-мм батальонных минометов всех модификаций.

Годы выпуска – 1939 — 1945

Всего выпущено – 165 557 ед.

Калибр – 82 мм

Масса в боевом положении — 56 кг

Расчет — 4 человека

Скорострельность – до 25 выстр/мин

Наибольшая дальность стрельбы – 3040 м

Дальность прямого выстрела – 100 м

Углы обстрела:

По горизонтали +3° +30°

По вертикали +45° +85°

LiveInternetLiveInternet

А. Латухин, инженер-полковник

Начало многим советским артиллерийским системам положили разработки КОСАРТОП — Комиссии особых артиллерийских опытов, возглавляемой выдающимся ученым-артиллеристом В. Трофимовым. Созданная 17 декабря 1918 года, эта комиссия вела исследования широким фронтом. За первые 6 лет немногочисленный по составу, но весьма квалифицированный коллектив комиссии создал более 140 оригинальных научных трудов, выполнил 9 научных и 82 проектно-конструкторские работы. Здесь проектировались и испытывались новые орудия, боеприпасы, приборы и другие предметы артиллерийского вооружения. И когда в декабре 1927 года Артком ГАУ принимал новую программу работ, в основе ее лежали предложения КОСАРТОП.

Группу «Д» — конструктивно-испытательную группу по минометам в газодинамической лаборатории Артиллерийского научно-исследовательского института — возглавил известный артиллерийский инженер Н. Доровлев. Вначале поиски группы «Д» шли по двум направлениям: с одной стороны, разрабатывались мортиры — образцы обычной нарезной артиллерии, с другой — минометы — гладкоствольные орудия с оперенными снарядами. К 1931 году стало ясно, что орудием непосредственной поддержки пехоты должен быть гладкоствольный миномет, стреляющий невращающимися оперенными снарядами — минами. Выполняя те же боевые задачи, что и нарезная мортира, миномет получался гораздо легче, а точность его стрельбы — выше. Сравнительно небольшая сила отдачи при выстреле позволила отказаться от громоздких противооткатных устройств, а незначительное давление пороховых газов почти полностью исключало разгар канала ствола. Группа «Д» установила и основную конструктивную схему минометов — так называемую схему мнимого треугольника (ствол — двунога — опорная плита). Эта схема стала потом классической для дульнозарядных минометов.

В течение 1932-1934 годов группа «Д» создала опытные образцы 60-мм ротного миномета РМ, 82-мм батальонного миномета БМ, 107-мм и 120-мм полковых минометов ПМ. В 1934 году 107-мм миномет был принят на вооружение, спустя два года в войска начал поступать 82-мм миномет.

Иногда спрашивают, почему у нашего батальонного миномета принят калибр 82 мм, а не 81,4 мм, как у разрабатывавшихся в то время иностранных минометов. Конструктор 82-мм миномета образца 1936 года Н. Доровлев обосновал разницу в калибрах так: мины батальонных минометов иностранных армий могли быть использованы при стрельбе из наших минометов, но нашими минами нельзя было стрелять из иностранных минометов. Поскольку на вооружении зарубежных армий состояло немало батальонных минометов 81,4-мм калибра, такое решение сулило несомненные выгоды, что, кстати, и подтвердилось в боях.

1936 год — переломный для советского минометостроения. Конструкторские группы стали превращаться в крупные творческие коллективы. С этого времени большую роль в разработке минометного вооружения начал играть коллектив, который многие годы возглавлял Герой Социалистического Труда, лауреат Ленинской и Государственных премий доктор технических наук Б. Шавырин.

Прославленный 120 мм миномет образца 1943 года конструкции Героя Социалистического Труда Б. Шавырина: 1 — ствол; 2 — казенник, 3 — двунога-лафет; 4 — опорная плита; 5 — подъемный механизм, 6 — поворотный механизм, 7 — предохранитель от двойного заряжания

В 1937 году коллектив создает новый образец 82-мм миномета улучшенной конструкции. Спустя год на вооружение Красной Армии поступают 50-мм ротный, 107-мм горновьючный и 120-мм полковой минометы конструкции Б. Шавырина.

Все эти образцы созданы по одной принципиальной схеме: миномет состоит из трех основных частей: ствол, опорная плита и двунога-лафет. Ствол придает мине направление полета и начальную скорость. Опорная плита служит опорой для ствола. Через нее сила отдачи передается на грунт. Двунога-лафет поддерживает ствол во время стрельбы.

На двуноге-лафете закреплены подъемный, поворотный и горизонтирующий механизмы, амортизатор и прицельные приспособления.

Чтобы произвести выстрел, надо опустить мину хвостом в дульную часть ствола. Под действием своего веса она скользит вниз по каналу ствола и накалывается капсюлем хвостового патрона, вставленного в трубку стабилизатора, на боек, ввинченный в дно казенника. Луч огня от капсюля воспламеняет пороховой заряд. При горении пороха образуются сильно нагретые газы, которые выталкивают мину из ствола и заставляют ее лететь на заданное расстояние.

Регулировать дальность стрельбы можно за счет изменения углов возвышения или номеров заряда.

По общему признанию, к моменту нападения фашистской Германии на нашу страну Красная Армия была вооружена первоклассными образцами минометов. Ни в одной из капиталистических армий в то время не было орудия, подобного нашему 120-мм полковому миномету. Кстати говоря, гитлеровская армия получила на вооружение 120-мм миномет только в 1943 году, причем его конструкция представляла собой копию советского орудия.

Траектории полета снарядов, выстреленных из пушки, из гаубицы, из миномета

Однако в первые месяцы войны количественный перевес в минометах оказался на стороне противника. 20 декабря 1941 года «Правда» писала: «Немцы, используя свою промышленность и промышленность порабощенных стран, стараются максимально насытить армии минометами… Вырвать это неприхотливое оружие из рук врага! В наших силах лишить противника преимущества в минометах!» Постановлением Государственного Комитета Обороны производством минометов занялись десятки заводов, среди которых и такие гиганты, как Московский и Горьковский автозаводы.

И если в начале войны минометы использовались только как средство непосредственной поддержки пехоты, то к концу ее эти орудия превратились в один из основных видов артиллерии. Сведенные в части и соединения, они стали мощным средством огневого усиления войск. В 1943 году более половины всех советских артиллерийских средств приходилось на долю минометов.

Интересно сравнить объем производства минометов в годы второй мировой войны в Советском Союзе и в некоторых развитых капиталистических странах. В США с июля 1940 года по июнь 1945 года выпущено 110 тыс. минометов; в странах бывшей Британской империи за 1939-1944 годы — 96 тыс.; в Германии в 1941-1944 годах — 68 тыс. В Советском Союзе с 1 июля 1941 года по 30 июня 1945 года изготовлено 347900 минометов, то есть в среднем по 86975 минометов в год.

В ходе Великой Отечественной войны советское минометное вооружение непрерывно совершенствовалось. Были приняты на вооружение 50-мм, 82-мм и 120-мм минометы образца 1941 года, а также 82-мм и 120-мм минометы образца 1943 года. За разработку конструкции последнего из этих минометов главный конструктор одного из московских заводов А. Котов, известный советский шахматист, в 1944 году награжден орденом Ленина.

Схема разлета осколков снаряда и мины: а — разлет осколков пушечного или гаубичного снаряда, б — разлет осколков мины

Значительный вклад в развитие минометного вооружения в годы войны внес главный конструктор другого московского предприятия А. Дмитриевский, ныне профессор, доктор технических наук.

Продолжавшиеся в Советском Союзе работы по повышению могущества минометов привели к созданию 160-мм миномета образца 1943 года конструкции лауреата Государственной премии И. Теверовского. Во второй мировой войне ни в одной иностранной армии не было такого мощного и маневренного оружия. Немцы пытались разработать экспериментальные образцы 150-мм, 210-мм, 305-мм и даже 420-мм минометов. Однако ни один из них к концу войны так и не вышел из стадии проектировании. Неудачные попытки создать 155-мм и 250-мм минометы предпринимались и в США.

Опыт Великой Отечественной войны показал, что массовое применение минометов способствовало продвижению пехоты в наступлении в ее успеху в обороне.

Бывший полковник немецко-фашистской армии У. Динкельакер свидетельствует: «В обороне и наступлении русские своими минометами достигли больших успехов. Восточную Пруссию, например, русские захватили с помощью минометов».

Насколько губителен огонь этого оружия, свидетельствует деятельность боевого расчета шести братьев Шумовых. В 1942 году всех их определили в один расчет 120-мм миномета. Считалось, что миномет не годится для стрельбы по быстродвижущимся целям. Братья Шумовы опровергли это утверждение: «Когда наш расчет стреляет, в воздухе находится восемнадцать мин. Это значит, что в то время, как разрывается первая мина, мы опускаем в ствол двадцатую, а восемнадцать уже летят на врага». 13986 выстрелов сделал миномет Шумовых. 400 фашистов, 29 дзотов и блиндажей, 11 минометов и 13 пулеметов врага уничтожено его метким огнем.

Во время обороны Севастополя в 1942 году произошел единственный за всю войну случай, когда командир минометной роты младший лейтенант Симонок из 82-мм миномета прямым попаданием сбил низко летевший фашистский самолет.

В Берлинском сражении наши минометчики решали задачи, которые поначалу казались просто невыполнимыми. В одном из районов наши войска занимали дома по одной стороне улицы, гитлеровцы — по другой. Пушкам в этих условиях действовать трудно, минометам — тем более: падающие сверху мины смогли бы поразить только крышу и чердак, в то время как окна оставались бы неуязвимыми. И все-таки советские минометчики нашли выход. Установив минометы в нижнем этаже, они навели их на окна противоположного дома и открыли огонь. При этом мины разрывались не в конечной точке, как обычно, а на восходящей ветви траектории — в момент удара в оконный проем. Осколки летели внутрь помещения и уничтожали фашистов. В послевоенный период вооружение и военная техника коренным образом изменились. Появилось оружие колоссальной разрушительной силы — ракеты с ядерными зарядами. Однако минометное вооружение сохранило свое значение. Многие важные боевые задачи оно способно решать лучше, чем другие огневые средства. Его боевые возможности далеко не исчерпаны.

Принцип работы минометной мины?

Здесь две мины 82-мм ( шестиперая и десятиперая ) , а в центре — основной боевой заряд , который в самой мине под № 9 изображен .

Миномет производит выстрел и каплеобразный корпус мины с » начинкой » из — разрывного заряда (№ 2 на рисунке ( тротил )), стабилизатора ( № 6 на рисунке) , взрывателя ( № 1 на рисунке) , основного ( № 9 ) заряда и разрывного заряда ( № 4 на рисунке ) — аматола ,летит по заданной траектории в нужную цель для поражения противника .

Мины бывают различных боевых назначений -осколочные , фугасные , зажигательные , осколочно — фугасные .

В головной части мины видно — взрыватель ( № 1) , а в донной — стабилизатор , который придает устойчивости мине на траектории в полете .

При встрече с преградой в ударном взрывателе ( №1) или в дистанционном ( тогда мина разорвется на определенной высоте ) детонатор приводит в действие основной боевой заряд и корпус мины ( № 5 )разлетается на мелкие части ( 4-5 г каждый , этого достаточно для выведения из боя солдата), которые и поражают живую силу противника , либо его наземные сооружения , есть мины , которые используют для поражения в укрытиях (окопах , за склонами ) живой силы противника ( фугасные ) .

Чем ближе к эпицентру взрыва , тем больше плотность осколков , чем дальше , тем менее .

Конечно , я старалась донести понятным языком основной принцип работы минометной мины и не все аспекты включила сюда , так как их много , потому что и самих модификаций мин предостаточно .

«Запросам пехоты удовлетворяет…»

Уже первые бои, в которых Красная армия использовала 50-мм ротные миномёты, показали, что это оружие редко может быть эффективным: отзывы из войск были в большинстве своём негативными. Однако в тех же самых опросных листах, которые рассылались по фронтовым частям, содержались вопросы и о 82-мм батальонных миномётах. Здесь картина получилась несколько иная.

Проектирование советских миномётов среднего калибра началось ещё в конце 20-х годов прошлого века. В частности, уже в 1927 году в журналах Артиллерийского комитета Главного артиллерийского управления присутствует переписка с заводами по миномётам. Однако в тот момент у руководства Красной армии ещё не было чёткого понимания, как должна выглядеть система миномётного вооружения.

Расчёт готовит к бою 82-мм батальонный миномёт БМ-37, август 1941 года

Например, в 1930 году совместно рассматривались проекты «миномётов, гранатомётов и бомбомётов». Кроме того, одним из вероятных кандидатов на схожую роль была так называемая «батальонная мортира», также проходившая испытания. Но уже к 1931 году Артком РККА обратил особое внимание на миномёты системы Стокса, как наиболее перспективные, — тем более что несколько 81-мм миномётов Стокса-Брандта стало трофеями Красной армии в 1929 году в ходе конфликта на КВЖД.

К середине 1930-х отработка одного из вариантов советского миномёта завершилась, и он был принят на вооружение как «82-мм батальонный миномёт образца 1936 года» (БМ-36). Калибр, больший на один миллиметр, чем у зарубежных аналогов, согласно наиболее распространённой версии, был принят, чтобы затруднить использование трофейных советских мин в миномётах зарубежного производства, тогда как обратная операция была вполне возможна.

Работы над миномётами продолжились и после принятия на вооружение БМ-36. В итоге доработанный в ленинградском СКБ-4 под руководством Б.И. Шавырина миномёт заменил своего предшественника как «82-мм батальонный миномёт образца 1937 года» (БМ-37), хотя фактически он был принят на вооружение заметно позже.

Расчёт 82-мм батальонного миномёта БМ-37 на позиции

Производство миномётов разворачивалось достаточно медленно. В частности, на выступлении в начале совещания по итогам советско-финляндской войны 1939-1940 гг. фрагмент выступления И.В. Сталина, посвящённый миномётам, выглядел так:

«Почему миномётов нет? Это не новое дело. В эпоху империалистической войны немцы спасались от западных и восточных войск — наших и французских — главным образом минами: людей мало — мин много. 24 года прошло, почему у вас до сих пор нет миномётов? Ни ответа, ни привета… Нет современной войны без миномётов, массовых миномётов. Все корпуса, все роты, батальоны, полки должны иметь миномёты 6-дюймовые обязательно, 8-дюймовые. Это страшно нужно для современной войны. Это очень эффективные миномёты и очень дешёвая артиллерия. Замечательная штука — миномёт. Не жалеть мин — вот лозунг, жалеть своих людей! Если жалеть бомбы и снаряды, а не жалеть людей, меньше людей будет. Если хотите, чтобы у нас война была с малой кровью — не жалейте мин».

Слова «миномётов нет» не совсем отражали реальное положение дел: в ходе последующих заседаний миномётная проблема упоминалась довольно часто. Например, командир 473-го гаубичного артиллерийского полка майор Н.В. Мухин заявил:

«Миномёты использовались недостаточно. Я считаю, что их необходимо изъять из штатов командира батальона и выделить в состав полковой артиллерии. В помощь начальнику полковой артиллерии необходимо ввести должность помощника начальника полковой артиллерии по миномётному делу. В военных училищах артиллерии ПТО необходимо организовать специальное отделение по подготовке миномётчиков, потому что слабость этой подготовки привела к тому, что мы не полностью использовали наши миномёты как сильное оружие. Эффективность финской подготовки в этом вопросе показала слабость наших миномётчиков и неумение использовать это грозное оружие».

Миномётчики выдвигаются с 82-мм батальонным миномётом образца 1941 года вслед за наступающей пехотой

В схожем ключе высказался и начальник Генерального штаба РККА маршал Б.М. Шапошников:

«Миномёт мы не освоили, не только 50-мм, но даже 80-мм, который был по штату. Они были, и войска оказались с ними не ознакомлены».

К сожалению, если вопросы производства благодаря появлению более простого и технологичного БМ-37, а затем ещё более простых миномётов образца 1941 и 1943 гг., удалось по большей части решить, то проблема подготовки миномётчиков не потеряла актуальности ни 22 июня 1941 года, ни позже. Например, в одном из документов уже конца войны говорилось:

«Основной недостаток, который чувствовался всё время, это недостаточная подготовка командного состава миномётных подразделений, из-за чего на пристрелку огней и целей уходило много боеприпасов, а подчас, в случае большого смещения, пристрелять цель не удавалось»…

«Отсутствие массированного огня минроты чаще всего объясняется недостаточной подготовкой командира роты. Из-за этого переносы огня даже взвода иногда представляют необычайные трудности»…

«Подготовку командира миномётчиков необходимо поднять до уровня подготовки офицеров в артполках дивизионной артиллерии. По существующему положению чаще всего батальонных миномётчиков забывают как артиллеристов и не помнят как пехотинцев».

При этом и в начальный период войны, в условиях больших потерь артиллерийского вооружения, которые далеко не сразу были восполнены промышленностью, и в период наступлений, когда большая часть артиллерии зачастую не успевала за ушедшей вперёд пехотой, 82-мм миномёт оставался фактически единственным средством огневой поддержки, которая была у комбата «здесь и сейчас». По открытым целям, и прежде всего живой силе противника, 82-мм осколочная мина работала отлично.

Подносчик миномётного расчёта с лотком 82-мм мин. Лоток вмещал три мины, каждая из которых весила около 3,3 кг

В опроснике 1945 года про 82-мм миномёт задавались следующие вопросы:

«1. Удовлетворяет ли существующая организация миномётной роты? Какое количество миномётов должен иметь стрелковый батальон? Сколько миномётных взводов должно быть в миномётной роте, и в каком составе? Какие средства связи и транспорта должны быть в миномётной роте? Не следует ли увеличить количество подносчиков в миномётном расчёте, и на сколько?

2. Есть ли необходимость передать миномёты на вооружение стрелковых рот? Сколько миномётов должна иметь стрелковая рота?

3. Какие изменения должны быть внесены в тактико-технические требования к существующему миномёту образца 1937 года? Считается ли необходимым иметь у миномёта катки?»

Почти все сходились в том, что «ныне существующая организация миномётных рот стрелковых батальонов ни в коем случае не отвечает требованиям ведения боя» … «Существующая организация миномётной роты не удовлетворяет количеством в ней миномётов вследствие слабой огневой мощи и не имеет отделения управления» … «В минроте надо иметь не отделение управления, а взвод управления».

Фронтовики просили увеличить число и самих 82-мм миномётов, и личного состава: разведчиков, связистов, подносчиков. Отдельно упоминали о желательности телефонных аппаратов и катушек с кабелем.

Очень актуальным оказался вопрос о транспорте, поскольку в документах отмечалось: «Несмотря на приказы о выделении пехотинцев для помощи в доставке боеприпасов — они не выполняются». Минимально предлагалось выделить на каждый миномётный взвод лошадь и повозку, для использования только при перевозке боеприпасов. При этом перевод 82-мм миномётов на механизированную тягу практически не предлагался — наоборот, регулярно повторялось, что 82-мм миномёт должен быть вьючным, то есть иметь возможность транспортироваться лошадью или личным составом: «Конная тяга для 82-мм миномёта наиболее целесообразна». Как наглядно показывал опыт войны, особенно наступлений 1944–1945 гг., это был единственный вариант, при котором средства огневой поддержки не отставали от ушедшей вперёд пехоты.

Характерно, что по второму пункту (о передаче миномётов в стрелковые роты) большинство участников опроса ответили резко отрицательно. Хотя 50-мм ротный миномёт в этом же опросе раскритиковали за полную неэффективность, офицеры-фронтовики испытывали обоснованные сомнения, что 82-мм миномёты в ротах смогут использовать на должном уровне: «Миномёты в стрелковых ротах остаются без управления и боеприпасов».

Отмечалось, что при необходимости командир батальона может придавать миномётные взводы отдельным ротам, но лучше всего иметь единое подразделение. Впрочем, некоторые отвечавшие соглашались, что 82-мм миномёт можно передать в роты, но лишь после уменьшения его веса до 25–30 кг. Имелись и предложения «спустить на ступень» всю линейку миномётного вооружения: передать 82-мм миномёты в роты, 120-мм миномёты — в батальоны, а в стрелковом полку создать батарею 160-мм миномётов.

Расчёт 82-мм батальонного миномёта меняет позицию

По третьему пункту замечания в основном касались качества производства миномёта и мин. В частности, отмечалось большое рассеивание:

«На практических стрельбах с пехотой из-за излишне большого рассеивания мин пехота имела потери только по одной дивизии за два месяца по 60 человек ранеными и убитыми. По каждому случаю проводилось тщательное расследование, и в 50 случаях из 100 потери происходили не по вине стреляющих»…

«Необходимо повысить качество металла и обработку ходового винта и матки подъёмного механизма»…

«Повысить качество металла пружин амортизатора»…

«Миномёт должен иметь коллиматорный прицел»…

«Угломер-квадрант заменить коллиматорным прицелом МП-41″…

«Поставить предохранитель в казённике»…

«Упростить конструкцию подъёмного механизма»…

«Мал угол горизонтальной наводки».

Также опыт войны показал желательность увеличения «разрушительной силы» 82-мм мин, чтобы использовать их против укреплений с перекрытием хотя бы 30 см. Отмечалось отсутствие в боекомплекте фугасной мины, которой сильно не хватало:

«Эффективность огня: по живым открытым целям и инженерным сооружениям малоэффективен. Рассеивание большое. Величина воронки на мягком грунте в диаметре 80 см и глубиной в 20 см, на твёрдом грунте воронок почти не бывает. При стрельбе по живой силе наличие навесной траектории и осколочного взрывателя даёт хороший эффект. Запросам пехоты удовлетворяет».

Расчёт 82-мм миномёта БМ-41 на огневой позиции

Что касается катков, то здесь все ответы имели следующий вид:

«Катки с вооружения должны быть сняты, так как они обычно бросаются в первом же бою. Миномёт должен быть вьючным» … «В боевой практике катки почти не применялись, миномётчики стараются их сдать во взводы боевого питания».

Подводя итог, можно заметить, что 82-мм миномёт в ходе Великой Отечественной войны оказался очень «к месту», став наряду с «сорокапяткой» основной «артиллерией» на уровне пехотного батальона. Никто из опрошенных не высказался за его снятие с вооружения: «конечный потребитель» просил дать в батальон больше миномётов, предлагал улучшить качество их изготовления и добавить эффективности существующим образцам. Вместе с пехотой 82-мм миномёты прошли долгий путь от Бреста до Сталинграда, а затем до Берлина и Праги.