70 армия боевой путь

Дивизии РККА в годы Великой Отечественной войны

70-я АРМИЯ (до 7 февраля 1943 года- Отдельная армия НКВД) сформирова­на в октябре 1942 г.- феврале 1943 г. в районе Свердловска как Отдельная ар­мия войск НКВД в резерве Ставки ВГК.

После передачи в состав Красной Армии с 7 февраля получила общевойс­ковой номер и 15 февраля была включе­на в состав Центрального фронта 2-го формирования. По состоянию на 1 марта 1943 г. в нее входили 102, 106, 140, 162, 175, 181-я стрелковые дивизии, 27-й отдельный гвардейский танковый и 378-й истребительно-противотанковый артиллерийский полки и другие части. С 28 февраля 1943 г. участвовала в оборонительных и наступательных боях на севском направлении, в ходе которых был образован северный фас Курского выступа.

В ходе Курской стратегической обо­ронительной операции (5-23 июля 1943 г.) армия во взаимодействии с со­единениями 13-й, 2-й танковой армий и 19-го танкового корпуса участвовала в отражении атак ударной группировки не­мецкой 9-й армии, пытавшейся про­рваться к Курску с севера.

С переходом войск Красной Армии в контрнаступление участвовала в Ор­ловской стратегической операции (12 ию­ля- 18 августа), наступая на Тросну южнее г. Кромы. К 5 августа ее соедине­ния вышли в район юго-западнее г. Кро­мы, а к 17 августа- к немецкому оборо­нительному рубежу «Хаген» в районе Домаха.

С завершением операции полевое управление армии было выведено в ре­зерв Центрального фронта, с 1 сентяб­ря-в резерв Ставки ВГК, где ему были подчинены новые соединения и части. Во второй половине февраля 1944 г. армия была передислоцирована в рай­он севернее Ковеля, расположенный на реке Турья, где 25 февраля бала переда­на 2-му Белорусскому фронту.

В марте- апреле 1944 г. в ходе По­лесской наступательной операции (15 марта- 4 апреля) успешно действо­вала севернее Ковеля. С 5 апреля армия входила в состав войск Белорусского, с 16 апреля- 1-го Белорусского фронтов 2-го формирования.

В Люблин-Брестской операции (18 июля- 2 августа) ее соединения, на­ступая в обход Бреста с юго-запада, во взаимодействии с соединениями 61-й и 28-й армий разгромили в районе запад­нее города до 4 дивизий противника.

После непродолжительного пребы­вания в резерве фронта с 10 августа продолжала вести наступательные бои се­вернее Варшавы и к концу августа выш­ла к реке Нарев в районе Сероцка.

С 29 октября находилась в резерве 1-го Белорусского, с 19 ноября- 2-го Белорусского фронтов 2-го формирования.

В ходе Восточно-Прусской стратеги­ческой операции (13 января- 25 апреля 1945 г.) армия в составе 2-го Белорусско­го фронта наступала с сероцкого плац­дарма в направлении Модлин, Плоцк, Торн (Торунь). Ее соединения в ходе 3-дневных боев прорвали тактическую зону обороны противника, разгромили его ближайшие резервы и 18 января ов­ладели городом и крепостью Модлин.

В ходе дальнейшего наступления к 25 января армия вышла к городу-крепо­сти Торн и блокировала его, а затем ов­ладела городом. Одновременно ее со­единения вышли к Висле в районе севе­ро-восточнее Бромберга (Быдгощ), фор­сировали реку и захватили плацдарм. В последующем до 10 февраля армия вела бои по уничтожению торнской группировки противника.

В феврале- марте армия участвова­ла в Восточно-Померанской стратеги­ческой операции (10 февраля- 4 апре­ля 1945 г.). В ходе операции ее войска во взаимодействии с другими армиями фронта и силами Балтийского флота разгромила данцигско-гдыньскую груп­пировку противника и 28 марта овладе­ла городом, портом и военно-морской базой Гдыня, а 30 марта- важнейшим портом и военно-морской базой против­ника Данциг (Гданьск).

В начале апреля 1945 г. армия была выведена в резерв фронта и к 15 апре­ля передислоцирована в район Витшток, Наугард (Новогард), Штухов.

В ходе Берлинской стратегической операции (16 апреля- 8 мая) армия наступала в составе главной ударной груп­пировки 2-го Белорусского фронта в направлении Нейбранденбург, Висмар. Форсировав Ост-Одер и Вест-Одер, ее войска во взаимодействии с войсками 65-й и 49-й армий разгромили штеттинскую группировку противника, 1 мая овладели городами Росток и Тетеров. К исходу 3 мая они вышли на побережье Балтийского моря в районе Висмара и стали выполнять задачу по охране и обо­роне побережья в районе Штеттина (Щецин).

После окончания войны полевое уп­равление армии было передислоциро­вано в Чкалов (Оренбург), в октябре 1945 г.- расформировано, а его личный состав обращен на доукомплектование управления Южно-Уральского военного округа.

Член Военного совета армии- пол­ковник, с марта 1943 г.- генерал-майор Савков Н. Н. (октябрь 1942 г.- до конца войны).

Источник: Великая Отечественная война 1941-1945 гг.: Действующая армия.- М.: Animi Fortitudo, Кучково ноле, 2005. — 664 с.

Поделиться ссылкой:

В весенние предпобедные дни особенно актуальной становится тема поиска воинского пути родного семье человека. Ещё лет 10 тому назад узнать, на каких именно фронтах Великой Отечественной воевал твой дед или прадед, было весьма затруднительно. Сегодня с открытыми Министерством обороны архивами, выложенными в Интернете, проследить путь предка в сороковые роковые стало делом вполне доступным для каждого из нас.

Ресурсы с документами

Нет у нас ни одной семьи, которую война с фашистами обошла бы стороной. У каждого есть предок, а часто и не один, воевавший за Родину. Либо пришедший с фронта, либо сложивший голову на поле боя. Но редки случаи, когда история его воинской доблести известна семье. Прошедшие войну ветераны не очень-то любили, вспоминая, откровенничать. Сегодня их, живых свидетелей тех героических событий, остались единицы. А погибшие или пропавшие без вести и вовсе немы. Зато открытые несколько лет назад документы военного времени могут много рассказать о наших родных. Этим стоит воспользоваться, чтобы героические страницы летописи семейной истории не оставались пустыми.

– На интернет-ресурсах www.pamyat-naroda.ru, www.podvignaroda.ru и www.obd-memorial.ru для общего пользования выложены военные документы с именами, отчествами и фамилиями воинов Красной армии, – говорит член правления Уральского генеалогического общества Александр Автаев. – Пользуясь удобной поисковой формой, можно легко найти информацию о любом человеке, зная его полное имя и военкомат, откуда он был призван в армию.

Причём если ещё в прошлом году человек не мог отыскать никаких данных о своём родственнике, то уже нынче документы о нём могли появиться: на этих ресурсах постоянно появляются всё новые рассекреченные Министерством обороны архивы военных лет.

– Хорошо если об участнике Великой Отечественной войны будет больше информации, чем просто фамилия и имя, – уверен выпускник исторического факультета УрФУ Максим Кырчиков. – Я знал о своём прапрадеде по отцу Петре Сидоровиче Косикове, что он был награждён орденом Отечественной войны I степени, а призван был из Каменск-Уральского районного военкомата – в предвоенное время он переехал сюда из Златоуста.

Теперь Максим Кырчиков планирует поехать в Польшу, в селение Кайково, и поклониться праху своего героического прапрадеда Петра Косикова у братской могилы советских солдат. Фото: Лариса Хайдаршина

Командовал ротой пулемётчиков

Призвали Петра Сидоровича на службу на пятом десятке лет: он был опытным кадровым военным, прослужившим в Красной армии с 1919 по 1937 год. Воинское звание прапрадеда было неизвестно, пока на сайте www.podvignaroda.ru не обнаружили наградной документ: выяснилось, что он был лейтенантом.

– У бабушки портрет её деда висел огромный, на всю стену, – вспоминает Максим Кырчиков. – Она гордилась им, но почти ничего не знала о его подвигах — Пётр Сидорович не вернулся с войны.

При помощи Интернета потомок героя узнал: после призыва в Каменске-Уральском в январе 1942 года Косикова бросили под Великий Новгород, а после — под Курск. Его воинская часть билась с немцем именно там, неподалёку от знаменитой Прохоровки, где произошло самое крупное танковое сражение Великой Отечественной войны. Весь путь солдата удалось проследить по боевому пути его воинской части — такая возможность предоставлена на сайте www.obd-memorial.ru. Удалось узнать не только номер дивизии (294-я строевая Черкасская орденов Суворова и Богдана Хмельницкого), но даже и роты, которой Пётр Сидорович командовал, а также, чем именно занималась рота.

Фото: Лариса Хайдаршина

– Позже, в 1943–1944 годах, прапрадед принимал участие в освобождении Украины от немецко-фашистских захватчиков, – рассказывает Кырчиков. – В июне 1944 года в боях за Львов он был ранен и отправлен в госпиталь, а после лечения вновь прибыл в свою часть. В районе Владимира Волынского он перешёл границу с Польшей и дальше принимал участие в освобождении Польши — вначале в составе Первого Украинского, а затем и Второго Украинского фронтов.

12 января 1945 года началась часть Висло-Одерской операции — Сандомирско-Силезская. Это случилось рано утром, в самом начале рассвета. Косиков руководил пулемётной ротой, под его началом были 95 человек. В представлении к боевой награде, обнаруженном на сайте www.pamyat-naroda.ru, так и сказано: «Огнём пулемётной роты подавил огневые точки противника». Благодаря грамотному командованию пулемётчиками наша пехота 12 января 1945 года смогла стремительно занять первые оборонительные немецкие траншеи. Было это всё неподалёку от городка Сташев, что рядом с Украиной. До победы над фашистами оставалось всего-то ничего: четыре месяца. Но до этого счастливого дня Пётр Сидорович не дожил. Похоронка семье в Каменск-Уральский пришла с датой гибели — 22 января 1945 года…

Важно

10 советов, как восстановить боевой путь героя:

1. Получить максимально возможную информацию из сохранившихся в домашнем архиве документов, фотографий и писем с фронта.

2. Записать рассказы пожилых родственников об участнике войны, а затем сверить их для установки точных фактов.

3. Обратиться в военкомат, откуда предок был призван на войну. Здесь можно разыскать личное дело, иногда в них бывают фотографии. Во всех военкоматах есть списки призывников.

4. Исследовать публикации в Интернете, форумы, в том числе генеалогические. Например, информацию о названии поселения, где был захоронен прапрадед, Максим Кырчиков нашёл на генеалогическом форуме.

5. Изучить краеведческую литературу — в ней могут быть публикации о военном подвиге предка. Изданная в Свердловской области «Книга памяти» содержит списки земляков, награждённых орденами и медалями за воинские подвиги.

6. Если сохранились военные снимки, можно обратиться в военно-исторический клуб – в Екатеринбурге действует клуб «Горный щит», где по фотографиям специалисты способны определить год съёмки, род войск, в котором служил военный и его звание.

7. Общественные организации Свердловской области помогают жителям региона воссоздать воинский путь предка — это «Дети войны» и «Возвращение».

8. В городе Подольске есть Центральный архив Министерства обороны РФ — посетив его, можно найти и воочию увидеть архивные документы, касающиеся участников Великой Отечественной войны (ул. Кирова, 74, тел. 8 (496) 769–90–05).

9. Масса информации о военных имеется в Российском военно-историческом музее (г. Санкт-Петербург, Александровский парк, 7, тел. (812) 232 02 96, научная библиотека музея работает по вторникам и четвергам с 11.00 до 17.00, архив – по средам и пятницам с 10 до 16.30).

Нестыковки

– В документе о захоронении прапрадеда значится братская могила в местечке Бухвальд, – рассказывает Кырчиков. – Но сейчас ни на одной карте такого населённого пункта нет. Однако в 1945 году эта территория была германской, занимали её немцы, а после она отошла Польше.

Выяснился этот факт на одном из форумов в Интернете, где пользователи обсуждали места захоронений погибших советских солдат в Европе. Так потомок героя Великой Отечественной выяснил, что поселение, когда-то называвшееся Бухвальд, теперь носит польское название Кайково. Между тем находится оно на значительном отдалении от места боя, за который Косиков был представлен к ордену. Не мог он столько дорог пройти за десять дней! Может быть, погибшее тело лейтенанта везли, чтобы захоронить в Бухвальде?

А может быть, документ об этом заполнен с ошибкой, и настоящая могила прапрадеда — совсем в другом месте?

– Во время войны в документах случались ошибки, – поясняет Александр Автаев. – Кругом шли военные действия, гибель и смерть. Иногда пропускали буквы в именах собственных, неверно заносили данные бойцов. Этот факт надо учитывать, читая архивные документы.

Историк говорит, что даже с ошибками в бумагах найти и проследить воинский путь предка можно. Правда, в этом случае придётся чуть больше времени провести за сверкой данных.

Олеся ГЛУШКОВА, руководитель проекта «Народная летопись Бессмертного полка»:

– При помощи сайта www.moypolk.ru также можно найти информацию о воинском пути своего предка. В настоящий момент на этом ресурсе имеется уже 430 000 историй воинского подвига. На сайте действует и форум, где можно пообщаться с авторами этих историй — многие люди находят неизвестную им информацию о своих родных, получают возможность встретиться с родственниками и близкими людьми, связь с которыми в послевоенное время была утеряна. Размещая свою историю о родственнике — участнике войны, люди дают возможность получить её другим своим родным и сделать так, чтобы личная история их семьи стала историей всей страны.

  • Опубликовано в №073 от 24.04.2019 под заголовком «Как проследить путь героя»

Сюжет

История семьи, история страны
Как найти самых далёких предков и составить свою родословную.

ВЕХИ БОЕВОГО ПУТИ
Дивизия ведет свою историю от 27-й Омской стрелковой дивизии, сформированной в ноябре 1917 г. 20 июля 1922 г. в Саратове дивизия была переформирована в 32-ю стрелковую дивизию.
В марте 1934 г., как одна из лучших дивизий Красной Армии, была передислоцирована на Дальний Восток, в полном составе прибыла в с. Раздольное. В 1938 г. участвовала в отражение японской агрессии в боях у озера Хасан, награждена орденом Красного Знамени.
В сентябре 1941 г. передислоцирована на запад, вошла в состав 36-го укрепленного района Можайской линии обороны и 5-й армии Западного фронта. Свой боевой путь она начала на знаменитом историческом Бородинском поле. Она была ядром обороны на можайском направлении. Дивизии установили полосу обороны протяженностью 40 километров (что в несколько раз превышало существовавшие тогда уставные нормы для дивизии). В центре полосы обороны находилось легендарное Бородинское поле.

Позиция бойцов дивизии на легендарном Бородинском поле

В этом историческом сражении воины дивизии покрыли себя неувядаемой славой защитников Родины. Враг, рвавшийся к Москве на оперативном просторе, был встречен дивизией и в кровопролитнейших боях остановлен.
За героические подвиги в боях за столицу дивизия была удостоена звания гвардейской и стала называться 29-я гвардейская Краснознаменная стрелковая дивизия.

Весной 1943 г. 29-я гвардейская принимала участие в Ржевско-Вяземской операции, в ходе которой части дивизии освободили Гжатск. В ходе Ельнинско-Дорогобужской операции приняла участие в освобождении Ельни (30.08.1943 г.), за что дивизии было присвоено почетное наименование «Ельнинская». Затем наступала в направлении на Оршу.
7 декабря 1943 г. вышла из состава Западного фронта и вошла в состав 15-го гвардейского стрелкового корпуса 2-го Прибалтийского фронта. 1944-й год дивизия встретила в 16 километрах от Невеля. 12 января 1944 г. началось наступление дивизий 10-й гвардейской армии в общем направлении на Пустошку с целью отрезать пути 16-й немецкой армии из группы армий «Север», отходившей от Великих Лук на запад.
Перед дивизией оказались части 132-й немецкой пехотной дивизии, имевшей в своем составе 312-й, 282-й батальоны латышских стрелков и 416-й полицейский полк. С февраля 1944 г. наступает в направлении Пушкинских Гор, форсировала реку Великая, с 18.04.1944 г. перешла к обороне на плацдарме по правому берегу реки Сороть.
В июне 1944 г. была фактически превращена в моторизованную дивизию, все её стрелковые полки и специальные подразделения были посажены на машины. Дивизии придали танковый полк, насчитывавший 50 единиц МК-3. Конский состав и гужевой транспорт из частей изъяли. Дивизия в дальнейшем действовала в качестве подвижной группы армии. Приняла участие в Режицко-Двинской наступательной операции, в ходе которой освободила Опочку (15.07.1944 г.), 23.07.1944 г. приняла участие в освобождении города Лудза, позднее города Резекне и Даугавпилса. Приняла участие в Мадонской операции, Рижской операции, первой прорвав оборону противника и наступая вдоль шоссе Кекава—Рига. Приняла участие в освобождении Риги, 16.10.1944 г. выбив из неё последние подразделения врага. 3 ноября 1944 дивизия награждена орденом Суворова 2 степени.
В 1945 году вела бои с Курляндской группировкой противника. К исходу 8 мая 1945 г. дивизия приступила к разоружению немецких войск и ликвидации отдельных немецких группировок и латышских националистов и 31 мая 1945 года завершила боевые операции.
За годы войны 18981 воин дивизии награжден орденами и медалями. Пятеро воинов дивизии удостоены звания Героя Советского Союза.

СОСТАВ ДИВИЗИИ
17-й стрелковый полк
113-й стрелковый полк
322-й стрелковый полк
133-й лёгкий артиллерийский полк
154-й гаубичный артиллерийский полк
Специальные части и подразделения: отдельный истребительно-противотанковый дивизион, отдельная зенитная батарея, миномётный дивизион, разведывательная рота, сапёрный батальон, отдельный батальон связи, санитарный батальон, отдельная рота химический защиты, автотранспортная рота, полевая хлебопекарня, дивизионный ветеринарный лазарет, дивизионная мастерская, полевая почтовая станция.

НА БОРОДИНСКОМ ПОЛЕ
11 сентября 1941 г. 32-я дивизия полным составом отправлена на Волховский фронт, где, не успев сделать ни единого выстрела, попала под бомбежку, 5 октября 1941 г. была посажена обратно в эшелоны и переброшена под Москву.
Многие подразделения дивизии разгружались не в Можайске, а в Дорохово, и были вынуждены совершать 30-километровый пеший марш до позиций на Бородинском поле.
Вот как описывает Бородинское поле 7-8 октября 1941 г. военный корреспондент М.Г. Брагин: «Полосухин проходил полями, поднимался на высоты, осматривал овраги, прикидывал расстояния до деревень, до лесов — оценивал местность. Часть схемы расположения 32-й дивизии легла на ту же карту, на которой некогда генерал-квартирмейстер Кутузова начертил схему расположения русской армии. Конечно, схемы эти немыслимо было сравнивать, настолько они различны, но тактические особенности местности были по-новому использованы и сейчас. За высотой, где находилась батарея Раевского, Полосухин решил поставить свой артиллерийский дивизион для стрельбы с закрытых позиций. Но на самой высоте были подготовлены огневые позиции для стрельбы прямой наводкой. На местах, где стояли лицом к лицу с врагом русские пушкари, становились лицом к лицу с врагом советские артиллеристы. В лощинах, в кустарниках и в Утицком лесу, где некогда были разбросаны егеря, расположились пехотные подразделения 32-й дивизии. Советским артиллеристам и пехотинцам предстоял не только огневой бой на дальних расстояниях, но и ближний бой, бой в упор — артиллерийская дуэль лицом к лицу и штыковой удар грудь с грудью». (Брагин М.Г.: На Бородинском поле. В кн. От Москвы до Берлина. М., 1948.).

Контратака советских войск, осень 1941 г.

В середине октября 1941 г. Можайское направление было кратчайшим для выхода на Москву (от западной окраины Москвы до переднего края обороны на Бородинском поле – 125 километров). 5-й армии (командующий генерал Д.Д. Лелюшенко), занявшей здесь оборону, предстояло выполнить роль станового хребта всего Западного фронта. От прочности 5 армии зависела устойчивость других армий фронта. Все это понимали, но…

Согласно директиве Ставки в 5 армию Лелюшенко должны были войти ЧЕТЫРЕ дивизии. Но в связи со сложностью обстановки сюда, на Можайскую линию обороны была направлена только одна – 32-я стрелковая дивизия. Да, 5-ю армию этим несколько укрепили, но, вряд ли можно говорить о том, что 5-я армия была полноценной.
Положение армии было трудным. Войск мало. Фронт растянут на 80 км. Оба фланга открыты. Очень сильный противник – 40-й танковый корпус фашистов, вслед за танковым корпусом — 7-я пехотная дивизия, одна из самых опытных во всей группе армий «Центр», наступавшей на Москву. Немцы и количественно, и качественно превосходили советские войска, обладали большим техническим перевесом.
«Берёзовой аллеей Полосухин прошёл к маленькому белому домику Бородинского музея, одиноко стоявшему среди поля. Его встретила сторожиха, подала ему книгу посетителей, в которой полковник написал, что он — командир дивизии, прибыл с востока, а в графе “Цель посещения Бородинского поля” ответил: “Приехал Бородинское поле защищать”. Полосухин оказался последним посетителем музея, который потом варварски сожгли фашисты.» (Брагин М.Г.: На Бородинском поле. В кн. От Москвы до Берлина. М., 1948.).
Вечером 12 октября передовые части противника появились на 125 км Минской автострады у д. Ельня, где их встретил батальон 17-го стрелкового полка. Танки шли по два в ряд с открытыми люками, без охранения. Выстрелы рванули тишину; один головной танк замер, другой задымил, продвинулся немного вперёд и, объятый пламенем, остановился. Шедшие сзади танки стали его обходить, но противотанковые орудия били в упор. Танкистам негде было развернуться, так как магистраль пролегала в глубокой выемке, и скоро в этом дефиле оказался железный барьер из шести подбитых танков и двух штабных автомашин.
Потерпев неудачу на этом направлении, командование дивизии СС перенесло свои удары на соседние участки обороны, севернее и южнее Ельни.
13 октября противник пытался прорваться к станции Бородино. После атаки наших позиций у деревни Рогачево, бомбежки с воздуха и минометного обстрела немцы заняли деревню и упорно держали оборону в этом районе. К исходу дня батальон 322-го полка, в боях за деревню Рогачево потерявший треть личного состава, отошел на рубеж Фомкино–Доронино–Шевардино и организовал круговую оборону.

Бородинское поле. Перед встречей с врагом Полосухин направил к Шевардинскому редуту батальон капитана Щербакова и батарею старшего лейтенанта Нечаева. Они дали противнику приблизиться, а потом Нечаев скомандовал: “Беглый огонь!” Батарея непрерывно била по лощинам, где скопились немцы, и сотни трупов в куцых мундирах завалили подступы к Шевардину. Немцы ответили огнём миномётов, артиллерии, самолётов и снова пошли в атаку. Щербаков поднял в контратаку батальон и удержал высоту, увенчанную Шевардиноким редутом. Тогда противник снова пошёл в обход.
Нечаев слышал, как бой перемещался всё глубже в тыл, но продолжал корректировать стрельбу. До него донеслась команда: “Гранаты к бою!”, и он понял, что враг у его наблюдательного пункта. В тылу загорелась деревня Шевардино, проволочная связь, проложенная по улице, перегорела; тогда этот участок заняли связисты и голосом стали передавать по цепи команду Нечаева. Связисты погибали, на их место становились другие, и снаряды снова и снова обрушивались на врага.
Немецкие автоматчики просочились к редуту. Пехотное охранение, которое оставил Нечаеву Щербаков, всё вышло из строя. Командир охранения лейтенант Хомуха с выбитым глазом просил Нечаева пристрелить его, а самому советовал уйти. Но Нечаев со связистами отбился от противника гранатами, и снова полетели слова команды, цифры артиллерийских расчётов, и продолжался горячий боевой труд артиллериста.
За бои у Шевардинского редута капитан Щербаков был награжден орденом Ленина.
На рассвете 14 октября майор Бородинов был вынужден ввести в бой полковой резерв – 3-й батальон под командованием капитана П.Г. Микадзе, которому удалось отбить Рогачево.
Утром немецкие пикирующие бомбардировщики подвергли позиции 17-го стрелкового полка прицельной бомбежке, после чего при поддержке артиллерии и танков вступила в бой немецкая пехота. Весь день 14 октября продолжался бой в полосе обороны 17-го стрелкового полка: несмотря на сильное сопротивление, немецкая пехота методично вытесняла испытывавших нехватку боеприпасов советских солдат из занимаемых ими траншей, пользуясь своим тактическим превосходством. К вечеру в бой были введены оперативные резервы моторизованной дивизии СС «Райх», после чего оборона 17-го стрелкового полка, понесшего большие потери, была прорвана на всем участке. Немецкие войска расширили прорыв, заняв Утицы, Артемки, а также крайние дома станции Бородино. В Артемках немецкой пехоте удалось уничтожить взвод управления огнем 154-го артполка, тем самым лишив советские войска артиллерийской поддержки. Только после этого командование 32-й стрелковой дивизии решило ввести в бой 322-й стрелковый полк, до того находившийся в резерве.
15 октября бои шли в районе деревни Утица, станции Бородино, деревень Доронино, Шевардино. Немцы, отбитые на магистрали, бросили в бой танки, авиацию, мотопехоту, прорвались по краю Бородинского поля и захватили станцию Бородино, вынудили один из батальонов 322-го полка отойти к лесу между деревнями Семеновское и Шевардино. Развивая успех, немецкая мотопехота СС рванулась по тылам дивизии на Смоленскую дорогу, к Можайску.

В этот день был ранен командующий 5-й армией Д.Д. Лелюшенко. Новым командующим был назначен генерал-майор Л.А. Говоров.
Наступила осенняя ночь. Резко похолодало. Уже пятые сутки сражалась дивизия.
Полосухин знал, что враг проник в глубину обороны дивизии, отрезал некоторые подразделения, сидит у него на тылах, и, казалось бы, надо срочно “выходить из окружения”. Но сражения показали, что дивизия даже в этих условиях остается боеспособным организмом: батальоны и дивизионы в окружении продолжают драться, очаги борьбы взаимодействуют, и это составляет цельный тактический фронт обороны дивизии, хотя на карте и на местности он разорван.
Пауль Карель в книге «Гитлер идет на восток» описывает происходящее на Бородинском поле следующими словами: «Под Бородино полки мотопехотной дивизии СС «Рейх» и «бригады Гауэншильда» из состава 10-й танковой дивизии с 7-м танковым полком, а также батальоном 90-го моторизованного артиллерийского полка и мотоциклетным батальоном из 10-й дивизии впервые померились силами с сибиряками — высокими, широкоплечими парнями в длинных шинелях, в меховых шапках и в валенках. Сибиряки … сражались стойко. Никогда не впадали в панику — не сдавали ни пяди земли без ожесточенной драки. Они убивали и умирали. Битва шла не на жизнь, а насмерть. Ад полыхал на земле. На перевязочных пунктах было не протолкнуться. Генерал-лейтенант Хауссер, командир мотопехотной дивизии СС «Рейх», получил тяжелое ранение. Ряд за рядом покрывали землю уже не способные сражаться солдаты — танкисты в черных комбинезонах, гренадеры в рваной полевой форме и военнослужащие войск СС в пятнистом камуфляже. Мертвые, тяжело раненные, обожженные или забитые до смерти. С обеих сторон воюющие зверели — все забыли слово «пощада».
16 октября шли упорные бои в центре Бородинского поля.
Немцы бросили 60 танков на район батареи Раевского, где ныне стояли батареи капитана Беляева и старших лейтенантов Зеленова и Гольдфарба. За ночь выпал снег, и на белом поле Бородина ясно чернели танки, а на скатах бородинских холмов стояли выдвинутые на открытые позиции противотанковые орудия.
Скоро по белому полю стали метаться горящие немецкие танки. Семь уничтоженных танков замерли в секторе орудия наводчика Куликова, восемь — в секторе орудия Зарецкого.
Юго-восточнее батареи Раевского занимал позиции дивизион 133-го артиллерийского полка, в составе которого сражался и проявил отвагу наводчик Федор Чихман. Он подбил 8 танков. Осколком снаряда артиллеристу оторвало правую руку. Действуя одной рукой, герой подбил еще один вражеский танк. Чихман остался жив и позднее за проявленные в бою мужество и героизм был награжден орденом Ленина.

Наградной лист на наводчика орудия красноармейца Федора Чихмана, подбившего в бою на Бородинском поле 9 фашистских танков. Награжден орденом Ленина

Около 40 немецких танков, сожжённых, изуродованных, застыло рядом с гранитными памятниками на поле Бородина.
В этот день командование немецких войск бросило в бой против дивизии Полосухина баварцев и французов 638-го французского пехотного полка полковника Роже Лабона. Перед боем присланных из Парижа крестоносцев построили в шеренги и фельдмаршал фон Клюге обратился к ним с речью, напомнив о том, как во времена Наполеона французы и немцы сражались бок о бок против общего врага — России. В своих мемуарах бывший начальник штаба 4-й немецкой армии Г. Блюментрит написал: «На следующий день французы смело пошли в бой, но, к несчастью, не выдержали ни мощной атаки противника, ни сильного мороза и метели. Таких испытаний им ещё никогда не приходилось переносить. Французский легион был разгромлен, понеся большие потери от огня противника. Через несколько дней он был отведен в тыл и отправлен на Запад».
17 октября. Глубокой ночью 32-я дивизия получила приказ отойти на новый рубеж. Разбившись на отряды, на руках подтянули артиллерию на сто метров к шоссе, которое было заполнено танками и автомашинами противника, закрыли орудия простынями. В придорожной канаве, в трёх шагах от врага, ночью засели истребители танков со связками гранат. И когда Полосухин отдал приказ, над шоссе на протяжении двух километров встала стена огня, охватившего танки, автомашины и немецких солдат. С криком “ура” пошла в штыки пехота; перекатывая орудия, не прекращая огня, перевалила дорогу артиллерия.
Дивизия ушла на северо-восток, оставив на дальних подступах к Москве, 117 сожжённых и подбитых немецких танков, 200 автомашин, десятки орудий и миномётов и 10 тысяч убитых и раненых немецких солдат и офицеров.
В начале ноября дивизия заняла оборону по северному берегу Нарских прудов и реки Нара, откуда после месячной обороны 4 декабря 1941 г., первой из армии перешла в наступление и 20 января 1942 г. освободила Можайск.
Главная задача, отбросить врага от Москвы, была выполнена.
За проявленный героизм в боях под Москвой 32-я стрелковая дивизия 24 мая 1942 г. была преобразована в 29-ю гвардейскую стрелковую дивизию.

РОСГВАРДИЯ

К февралю 1943 года из соединений и воинских частей войск НКВД была сформирована Отдельная армия войск НКВД и, переименованная в 70-ю армию, передана в состав Красной армии.

В состав 70-й армии были включены соединения войск НКВД: 102-я Дальневосточная стрелковая дивизия, 106-я Забайкальская стрелковая дивизия, 140-я Сибирская стрелковая дивизия, 162-я Среднеазиатская стрелковая дивизия, 175-я Уральская стрелковая дивизия, 181-я Сталинградская стрелковая дивизия. В дальнейшем из Красной армии были добавлены 132, 211-я и 280-я стрелковые дивизии.

В июле – августе 1943 года 70-я армия приняла участие в сражении на Курской дуге.

Она входила в состав Центрального фронта, оборонявшего северный (орловский) фас Курской дуги. В первом эшелоне армии занимали оборону один полк 132-й дивизии, 102, 106, 181, 211 и 280-я стрелковые дивизии. На втором оборонительном рубеже находились 132, 140, 162 и 175-я стрелковые дивизии. За ними располагались приданные армии пять танковых полков.

По приказу командования личным составом 70-й армии были построены три оборонительные линии, при этом особое внимание обращалось на создание противотанковой обороны. Перед передним краем и в глубине обороны были установлены десятки тысяч противотанковых и противопехотных мин.

Особое внимание в соединениях и воинских частях армии в течение апреля – июня 1943 года уделялось боевой учебе, в ходе которой значительное место занимало изучение уязвимых мест новейших танков противника, обкатка личного состава танками, обучение способам применения противотанковых гранат и бутылок с зажигательной смесью.

5 июля 1943 года ударная группировка противника обрушилась на оборонительные позиции 70-й армии. В течение дня ценой огромных усилий и потерь противнику удалось вклиниться в оборону армии на 6–8 км, но контрудары подошедших из резерва танковых частей Красной армии парализовали его дальнейшее продвижение.

7–9 июля ожесточенные бои шли, не затихая ни на минуту ни днем ни ночью. Только за 9 июля противник совершил более 1 115 самолетовылетов, обеспечивая наступление танков и пехоты.

В дальнейшем в ходе оборонительного сражения на северном фасе Курской дуги личный состав 70-й армии показал высокие моральные и боевые качества.

Например, совместно с 140-й стрелковой дивизией вели бой артиллеристы 3-й истребительно-противотанковой артиллерийской бригады под командованием полковника В.Н. Рукосуева.

Главный удар танков приняла на себя артиллерийская батарея капитана Г.И. Игишева, только за 9 июля 1943 года она уничтожила 19 танков противника. В штаб бригады поступило сообщение старшего сержанта Склярова: «Капитан Игишев и старший лейтенант Картузов пали смертью храбрых. Уничтожено 17 танков врага. В батарее осталось одно орудие, колесо его разбито. Подставил ящик и продолжаю драться». За этот подвиг капитану Георгию Ивановичу Игишеву 7 августа 1943 года было присвоено звание Героя Советского Союза (посмертно).

Геройски действовали артиллеристы других частей. Так, артиллерийская батарея 76-мм орудий под командованием старшего лейтенанта А.П. Волошина из 181-й ордена Ленина Сталинградской дивизии (бывшая 10-я стрелковая дивизия войск НКВД) при контратаке противника подбила 2 танка. Продолжая боевые действия перекатами по два орудия, артиллеристы нарвались на танковую засаду врага. 2 пушки были подбиты сразу, затем было выведено из строя и третье орудие.

С оставшейся пушкой и подоспевшей стрелковой ротой артиллеристы заняли круговую оборону. При выходе немецкого танка из засады подбили его, а затем вместе с пехотинцами отбили три вражеские атаки. За этот бой А.П. Волошин был награжден орденом Красного Знамени.

В последующих боях его батарея уничтожила 15 танков противника. 16 октября 1943 года за мужество и героизм старшему лейтенанту Алексею Прохоровичу Волошину было присвоено звание Героя Советского Союза.

В последующих боях его батарея уничтожила 15 танков противника. 16 октября 1943 года за мужество и героизм старшему лейтенанту Алексею Прохоровичу Волошину было присвоено звание Героя Советского Союза

Только благодаря исключительному упорству, стойкости и искусству маневра к исходу дня наши войска добились того, что наступление немецких войск захлебнулось и прекратилось. Наступавший враг стал закрепляться на рубежах для обороны и частично отходить.

Боевые действия 70-й армии были высоко оценены командующим Центральным фронтом генералом армии Константином Константиновичем Рокоссовским, который отмечал, что в полосе обороны армии с 5 по 12 июля 1943 года противник потерял до 20 тыс. солдат и офицеров, было подбито и сожжено 572 вражеских танка, из них 60 «тигров», сбито 70 самолетов.

Эти факты красноречиво говорят о мужестве и отваге военнослужащих войск НКВД в ходе ведения боевых действий.

В результате Курской оборонительной операции были измотаны ударные группировки немецких войск, которые потеряли до 100 тыс. человек, более 1 200 танков и штурмовых орудий, около 850 орудий и минометов. Были созданы благоприятные условия для перехода советских войск в контрнаступление на орловском и белгородско-харьковском направлениях.

В целом срыв операции гитлеровских войск «Цитадель» и последующее контрнаступление Красной армии окончательно закрепили стратегическую инициативу советских войск в Великой Отечественной войне.

Боевые будни одной армии под Курском (70 армия)

Приближается очередная годовщина величайшей танковой битвы всех времен. В качестве информации в канун тех или иных дат буду предоставлять накопленные материалы за время моей службы по боевому пути частей и соединений Красной Армии и войск НКВД.


Во время Курской битвы в составе Красной Армии участвовали части и соединения, сформированные из личного состава внутренних войск. В октябре 1942 года Государственный Комитет Обороны поручил Наркомату внутренних дел сформировать Отдельную армию войск НКВД. Командующим армией был назначен генерал-майор Г.Ф. Тарасов, начальником штаба – генерал-майор В.М. Шарапов, начальником политотдела – полковник Я.Е. Масловский. Все они ранее служили в войсках НКВД, хорошо знали уровень их боевой выучки, организаторские способности командного состава. Задача, поставленная ГКО, была выполнена в короткий срок.
Армия формировалась из личного состава войск НКВД, при этом внутренними войсками было выделено 16750 чел. ,пограничными – 28444 чел. (согласно Постановлению ГКО предписывалось выделить 29750 чел.) и войсками НКВД по охране железнодорожных сооружений – 8500 чел. От НКО на формирование армии должно было быть выделено 15000 чел. рядового и начальствующего состава артиллерии, связи, инженерных войск и др. специалистов, однако фактически было получено около 3000 чел. На момент передачи армии в РККА численность составляла 69236 чел.
К концу января 1943 года были сформированы 5 дивизий: Уральская, Сибирская, Среднеазиатская, Забайкальская, Дальневосточная и некоторые отдельные части. Первые две дивизии были сформированы из личного состава внутренних войск, основу трех других составили бойцы и командиры пограничных войск. В состав армии также вошла 10-я ордена Ленина стрелковая дивизия внутренних войск, отличившаяся в Сталинградской битве и прошедшая переформирование в Челябинске. Она именовалась Сталинградской.
В начале февраля 1943 года армия по приказу Ставки ВГК Красной Армии была направлена в район г. Елец, в распоряжение командующего войсками Центрального фронта. 13 февраля она была передана из НКВД в Красную Армию и получила наименование 70-я армия. Дивизии именовались стрелковыми и назывались: 102-я. 106-я. 140-я Сибирская. 162-я. 175-я Уральская, 181-я ордена Ленина Сталинградская.

После непродолжительных наступательных действий в первой половине марта 1943 года 70-я армия, как и другие соединения, по приказу командующего Центральным фронтом генерала армии К.К. Рокоссовского перешла к обороне на северном выступе Курской дуги.
3 месяца готовились войска встретить врага. Напряженная работа по совершенствованию обороны, способной выдержать массированные удары фашистских танковых группировок, не ослабевала ни днем, ни ночью. К началу боев местность, где занимали позиции советские войска, была основательно подготовлена в инженерном отношении, надежно укрыта боевая техника. Перед передним краем и в глубине обороны были установлены десятки тысяч противотанковых и противопехотных мин. Все это в дальнейшем способствовало укреплению обороны, снижению потерь среди личного состава.
Одновременно подразделения и части, бойцы, и командиры усиленно занимались боевой учебой, готовились к трудной борьбе с врагом, особенно с его танками. Изучались уязвимые места фашистских «тигров» и «фердинандов», производилась обкатка бойцов танками, бывалые фронтовики обучали товарищей способам применения противотанковых гранат и бутылок с зажигательной смесью для уничтожения вражеской бронетехники. Все это пригодилось нашим воинам в жестоких последующих и кровопролитных боях.
На рассвете 7 июля воины 140-й Сибирской стрелковой дивизии приняли на себя удар превосходящих сил врага. На их позиции наступали 4 пехотные и 1 танковая дивизии, егерский батальон. Фашисты рвались к Курску.
7-10 июля ожесточенный бой гремел, не затихая ни на минуту, ни днем, ни ночью. Вражеская авиация, прикрывая свои наземные войска, обрушивала на позиции дивизии ежесуточно тысячи тонн металла. Земля была изрыта воронками от бомб и снарядов, каждая ее пядь была усеяна осколками.
Мужественно и самоотверженно сражались бойцы и командиры. Славный подвиг совершили артиллеристы батареи, которой командовал старший лейтенант И.М. Кузюков. Участвуя в отражении массированных танковых атак врага, они сожгли и подбили 30 танков. Раненые бойцы не оставляли своих позиций, а продолжали драться, пока были силы. Особенно отличился мужеством и боевым мастерством орудийный расчет старшего сержанта Василия Поды.
Шел четвертый час непрерывного боя. Расчетом уже подбито 4 фашистских танка. По позиции артиллеристов нанесен бомбовой удар. Загорелись ящики со снарядами, осколками ранен В. Пода. Но он не покинул орудия, сбивал пламя и вы¬носил ящики с боеприпасами. А потом снова огонь по врагу. Был подбит и пятый немецкий танк.
Гитлеровцы пытались обойти артиллерийские позиции с тыла, но расчет В. Поды быстро развернул орудие и с близкого расстояния поджег еще два танка. За двое суток боев (7 и 8 июля) его орудийный расчет подбил и поджег 13 танков, уничтожил до 50 гитлеровцев.
Геройски действовали артиллеристы и других частей. Так, 76-мм батарея под командованием старшего лейтенанта А.П. Волошина из 181-й ордена Ленина Сталинградской дивизии при прорыве обороны противника подбила два танка. Продолжая наступление перекатами по два орудия, артиллеристы нарвались на танковую засаду врага. Две пушки были подбиты сразу, затем было выведено из строя и третье орудие. С оставшейся пушкой и подоспевшей стрелковой ротой артиллеристы заняли круговую оборону. При выходе немецкого танка из засады подбили его, а затем взялись за автоматы и вместе с пехотинцами отбили три вражеские контратаки. За этот бой А. Волошин был награжден орденом Красного Знамени. За мужество и героизм в последующих боях ему 16 октября 1943 г. было присвоено звание Героя Советского Союза.
Бесстрашно действовал наводчик орудия из этой же дивизии Николай Ольчев. Отражая в составе батареи танковую атаку врага, он прямой наводкой двумя выстрелами подбил «тигр».
С вражескими танками успешно боролись не только артиллеристы, но и стрелки. Тому есть множество примеров. Тяжелая громада «тигра» навалилась на окоп ефрейтора Патогова, но мужественный боец не дрогнул, не потерял самообладания. Как только танк прошел над окопом, он выбрался из-под засыпавшей его земли, быстро выскочил из окопа-щели, догнал танк и бросил гранату. Она попала в моторное отделение, и в тот же момент танк загорелся.
Завидным самообладанием и мужеством отличались бойцы-бронебойщики. Они подпускали фашистские танки на близкое расстояние и вели огонь по гусеницам и смотровым щелям, лишая тем самым танки возможности двигаться. А с неподвижными машинами расправлялись наши артиллеристы. Например, в одном бою бронебойщик Н. Горгонов из противотанкового ружья перебил гусеницы у двух танков.
Невзирая на большие потери в технике и живой силе, фашистские войска упрямо прогрызали оборону частей 70-й армии. Нередкими были случаи, когда они заходили в тыл обороняющимся, атаковали командные пункты. В ходе одного из боев одиночные танки врага проникли в глубину обороны 96-го полка 140-й дивизии. Один танк с десантом автоматчиков прорвался к штабу полка. Офицеры штаба во главе с командиром полка полковником А.С. Григорьевым и начальником штаба капитаном Б.И. Чугуновым заняли круговую оборону, гранатами они подорвали танк и уничтожили автоматчиков.
В это же время комсорг полка старший лейтенант Сытник с группой бойцов спас святыню полка – Боевое Знамя. В дом, где хранилось Знамя, попали два снаряда. Часовой был убит. К зданию бросились несколько солдат, но проникнуть в него удалось только рядовому Ермоленко. В дом попал еще один снаряд, обвалилась крыша. Казалось, все пропало – погиб боец. Но Ермоленко сумел пробиться сквозь пламя, неся в руках Знамя, на котором уже тлела бахрома.
Было немало примеров самопожертвования. Парторг 3-й роты 96-го полка сержант Петр Ерыпалов в жестокой рукопашной схватке сразил более десятка врагов, но и сам был ранен. Фашисты окружили смельчака, попытались захватить в плен. Им даже удалось повалить Ерыпалова на землю. Но и тут бесстрашный боец не растерялся. Последним усилием он оставшейся гранатой взорвал себя и навалившихся фашистов.
Не раз отличались бойцы дивизионной разведроты, которой командовал капитан В.И. Атаманов, а затем старший лейтенант Д.З. Юденко. В ходе наступления дивизии разведчикам была поставлена задача, захватить языка, чтобы установить группировку противника перед фронтом дивизии.
Командир роты принял дерзкое решение – брать языка в светлое время суток, утром, когда после завтрака немцы, по обыкновению, отдыхают в блиндажах, оставляя у пулемета по одному дежурному. Группу захвата возглавил лично Д. Юденко. Около 9 часов гитлеровцы позавтракали и расположились на отдых в блиндаже. Ефрейтор В.И. Лысиков, скрытно подполз к дежурному у пулемета и бесшумно снял его. Группа разведчиков ворвалась в блиндаж, уничтожила 16 гитлеровцев, захватила в плен унтер-офицера и без потерь возвратилась в подразделение.

На другой день состоялось награждение разведчиков. Орден Красной Звезды был вручен Владимиру Лысикову, медали «За отвагу» – П. Щербакову. Г. Отрожко, С. Вишнякову, »За боевые заслуги» – И. Путилову.
Успешно истребляли захватчиков снайперы 181-й Сталинградской дивизии, возглавляемые своим наставником кавалером орденов Красного Знамени и Красной Звезды капитаном Ф.А. Ивановым. Только за один день 24 июля снайперами было уничтожено 19 солдат и офицеров противника.Через несколько дней перед наступлением рота вынуждена была залечь под огнем трех пулеметов. Ф. Иванов распределил пулеметы противника между двумя снайперами, постоянно находящимися при нем, а один взял на себя. Буквально через 3 минуты с вражескими пулеметными расчетами было покончено. Капитан поднялся с возгласом: «За Родину, за мной, вперед!». Его примеру последовали бойцы. К сожалению, капитан Ф. Иванов был сражен вражеской пулей.
В Курской битве участвовали команды снайперов из частей внутренних войск, дислоцированных вдалеке от огненной дуги – в Поволжье, на Урале, в Сибири. На участке обороны одного из полков 41-й дивизии 63-й армии самоотверженно действовала команда снайперов 90-го полка 26-й дивизии войск НКВД по охране железных дорог, которой руководил старший лейтенант Алексей Приходько.
Артиллерийско-минометный налет противника застал группу снайперов из 8 человек, которую возглавлял старшина Р. Кросубаев. в опорном пункте 6-й стрелковой роты. Когда немцы перешли в атаку, снайперы вместе с бойцами роты отважно сражались с превосходящими силами врага. Старший сержант И. Зубенко, будучи раненным, заменил вышедшего из строя наводчика станкового пулемета и метким огнем уничтожил десятки гитлеровцев. Несмотря на полученные ранения, продолжали вести бой старшина Р. Кросубаев и рядовой А. Казанский. Так же отважно дралась и другая группа снайперов во главе со старшим лейтенантом Приходько, располагавшаяся в опорном пункте 3-й роты.
Воины дивизии принимают гвардейскую клятву. У знамени генерал-майор Горишний В. А., слева — полковник Власенко И. А. 1943 год.
В Курской битве участвовали не только соединения бывшей Отдельной армии НКВД, но и части, переданные ранее из внутренних войск в Красную Армию, в частности 75-я гвардейская стрелковая дивизия, которой командовал генерал-майор В.А. Горишный. В свое время это была 13-я мотострелковая дивизия внутренних войск. Летом 1942 г. она вместе с 8 мсд была передана в состав Красной Армии и получила наименование 95-й сд, а за отличие в Сталинградской битве была удостоена звания гвардейской и стала именоваться 75-й гвардейской стрелковой дивизией. Гвардейцы не уронили своего звания и в сражении на Курской дуге. В жестоких кровопролитных боях дивизия стояла насмерть, несла большие потери, но прочно удерживала занимаемые рубежи. Известный советский писатель К. Симонов, побывавший в те грозные дни июля 1943 г. у бойцов 75-й гвардейской, в своих заметках «Разные дни войны» приводит слова командира дивизии В.А. Горишного об итогах первого дня боев: «Я. понес потери до 2000 человек и потерял 48 танков. Люди, я вам просто скажу, умирали за пушками, но в свою очередь 50 немецких танков набили».
В числе этих подбитых и сожженных машин были и танки, подожженные расчетом орудия, которым командовал гвардии младший сержант А. Петров. Когда группа тяжелых вражеских танков начала развертываться для атаки, Петров скомандовал выкатить орудие вперед и тут же открыть огонь. Два танка сразу задымились. Остальные, ведя огонь из пулеметов, двинулись на позиции артиллеристов. Сосредоточив огонь на двух основных машинах, расчет подбил их, но остальные мчались прямо на пушку. Расчет действовал четко и слаженно: загорелся еще один «тигр», затем еще. «Стоять насмерть!» – призвал своих бойцов Петров. Но следующий танк протаранил пушку и смял отважных артиллеристов. Вот так сражались гвардейцы бывшей дивизии НКВД.
Маршал Советского Союза К.К. Рокоссовский, командовавший войсками Центрального фронта, спустя годы вспоминал: «На Курской дуге вместе с другими нашими армиями успешно вела боевые действия 70-я армия, сформированная из личного состава пограничных и НКВД. В полосе обороны этой армии с 5 по 12 июля 1943 г. (за 8 дней) противник потерял до 20000 солдат и офицеров, было подбито и сожжено 572 вражеских танка, из них 60 «тигров», сбито 70 самолетов. Эти факты красноречиво говорят о мужестве и отваге пограничников и воинов НКВД «.Дивизии НКВД, входившие в состав 70-й армии, после разгрома немецко-фашистских полчищ в Курской битве продолжали свой победный путь на запад.
181-я ордена Ленина Сталинградская дивизия участвовала в освобождении от захватчиков Чернигова, Коростеня. Луцка и других городов. Она была награждена еще тремя орденами: Красного Знамени. Суворова II степени. Кутузова II степени. 20 ее воинов стали Героями Советского Союза. 5 – полными кавалерами ордена Славы.
140-я Сибирская стрелковая дивизия была удостоена орденов Ленина, дважды Красного Знамени. Суворова II степени и Кутузова II степени. Ей было присвоено почетное звание «Новгород-Северская». Боевое Знамя прославленной дивизии, как выдающаяся реликвия, экспонируется в зале Победы Центрального музея Вооруженных Сил России.
175-я Уральская стрелковая дивизия отличилась в упорных боях по овладению стратегическим узлом железных дорог на западе Украины – Ковелем, прошла многотрудными сражениями до Потсдама. Дивизия была награждена орденами Красного Знамени и Кутузова II степени, удостоена почетного наименования «Ковельская».