11 танковый корпус

История создания Уральского добровольческого танкового корпуса

Идея создания танкового корпуса возникла на Урале в дни завершения разгрома гитлеровских войск под Сталинградом. В газете «Уральский рабочий» 16 января 1943 года была опубликована заметка «Танковый корпус сверх плана», в которой рассказывалось об инициативе коллективов танкостроителей: изготовить в первом квартале 1943 года сверх плана столько танков и самоходных орудий, сколько необходимо для оснащения танкового корпуса; одновременно обучить из своих же добровольцев-рабочих водителей боевых машин. На имя Председателя Государственного Комитета Обороны было направлено письмо, в котором уральские рабочие просили разрешения сформировать особый уральский добровольческий танковый корпус имени товарища Сталина. 24 февраля 1943 года из Москвы пришла ответная телеграмма: «Ваше предложение о формировании особого добровольческого Уральского танкового корпуса одобряем и приветствуем. И. Сталин».

26 февраля 1943 года командующий Уральским военным округом (УрВО) генерал-майор А. В. Катков издал директиву о формировании танкового корпуса.

Добровольно было подано 110 тысяч заявлений, что в 12 раз больше, чем требовалось для укомплектования корпуса, из них было отобрано 9 660 человек. Среди добровольцев было много квалифицированных рабочих, специалистов, командиров производства, активных коммунистов и комсомольцев. Всех отпустить на фронт было невозможно, так как это нанесло бы ущерб выполнению заказов фронта. Специальные комиссии отбирали достойных кандидатов с условием, что коллектив заменит уходящих на фронт. Отобранные кандидатуры в возрасте до 40 лет рассматривались и утверждались на рабочих собраниях. Партийная прослойка составила 50 % от общего числа всех бойцов и командиров танковых бригад. Отбор в Уральский добровольческий танковый корпус проводился очень строго. На Уралмаше из 2 250 пожелавших пойти в танковый корпус взяли только 200 добровольцев, в Нижнем Тагиле из 10 500 подавших заявления отобрали 544 человека, в Верхней Салде из 437 — 38 человек и так далее.

Заявление добровольца В. И. Игнатьевой из города Нижний Тагил, 1943 год.
ЦДООСО. Ф. 1678. Оп. 1. Д. 56. Л. 35.

Заявление добровольца П. И. Оленикова из города Нижний Тагил, 1943 год.
ЦДООСО. Ф. 1678. Оп. 1. Д. 56. Л. 119.

Исходя из местных условий и ресурсов областей, соединения и части корпуса формировались в следующих населённых пунктах: Свердловск, Молотов, Челябинск, Нижний Тагил, Алапаевск, Дегтярск, Троицк, Миасс, Златоуст, Куса и Кыштым.

На территории Свердловской области формировались: в городе Свердловск – штаб корпуса, 197-я танковая бригада, 88-й отдельный разведывательный мотоциклетный батальон, 565-й медико-санитарный взвод; в городе Нижний Тагил – 1621-й самоходно-артиллерийский полк, 248-й дивизион реактивных миномётов («катюш»); в городе Алапаевск – 390-й батальон связи. Посёлок Дегтярск стал местом формирования частей 30-й мотострелковой бригады: управления бригады, 1-го батальона, разведывательной роты, роты управления, миномётного взвода и медико-санитарного взвода.

На территории Молотовской области формировались: в городе Молотов (ныне город Пермь) – 299-й миномётный полк, 3-й батальон 30-й мотострелковой бригады, 267-я ремонтная база; в городе Кунгур – 243-я танковая бригада.

На территории Челябинской области формировались: в городе Челябинск – 244-я танковая бригада, 266-я ремонтная база, инженерно-миномётная рота и рота автотранспорта 30-й мотострелковой бригады; в городе Златоуст – 2-й батальон 30-й мотострелковой бригады; в городе Кыштым — 36-я рота подвоза ГСМ, рота противотанковых ружей и рота технического обеспечения 30-й мотострелковой бригады. Местом формирования 743-го сапёрного батальона стал город Троицк, а 64-го отдельного бронеавтобатальона – город Миасс.

Одновременно по всему Уралу продолжался добровольный сбор средств в фонд создания корпуса, было собрано свыше 70 миллионов рублей. На эти деньги у государства были выкуплены боевая техника, вооружение и обмундирование.

Огромный вклад в общее дело внесли комсомольско-молодёжные фронтовые бригады, родившиеся на Уралмашзаводе: бригады электросварщиц Александры Рогожкиной, Полины Павловой, Феликсы Гржибовской, Полины Степченко, станочниц Анны Лопатинской, револьверщиков Михаила Попова, «пятисотников» и «тысячников» Анатолия Чугунова, Василия Пахнева, Дмитрия Сидоровского, Григория Коваленко, Ивана Литвинова, Тимофея Олейникова, Александры Подберезиной.

На Уралэлектротяжмаше славились своими трудовыми показателями бригады Марии Прусаковой, Анны Лагуновой, Валентины Бояринцевой, Таисьи Арзамасцевой, Леонида Вавилова, Михаила Ларюшкина.

На Уральском турбинном заводе трудились бригады Марии Жлобич, Веры Ильиной. Не считаясь со временем, работали слесарь станков-автоматов Федор Космынин, токари Николай Петров и Константин Орлов, Клара Верзилова, Людмила Кучерова, сверловщица Евгения Земскова, слесарь-сборщик Ан­дрей Шевцов.

На Машиностроительном заводе имени Калинина самоотверженно трудились слесари Александр Ушаков и Петр Иванов, токари-расточники Владимир Тарпенко и Василий Андрюнин, фрезеровщик Алексей Кузнецов, токарь Борис Рябчиков.

В цехе № 125 Уралвагонзавода работали револьверщица Клара Печеницына, токарь Петр Катков. На военном заводе № 50 проявляли трудовой героизм токарь Ольга Коняева, шлифовщица Эмилия Чубыкина, слесарь Сергей Никитин. Шила солдатские шапки Клавдия Шаненкова, шинели — Вера Самохина, готовила сухари для бойцов Тамара Васильева.

Руду добывали на горе Высокой и горе Благодать. Металл для танков выплавили и прокатали сталевары, доменщики Свердловска, Нижнего Тагила, Серова, Первоуральска, Алапаевска, Кушвы. Редкие уральские металлы сделали броню неуязвимой. Трудящиеся Красноуральска, Кировграда, Ревды, Каменска-Уральского снабдили медью и алюминием. От других заводов Урала танкостроители получали моторы, орудия, приборы, агрегаты, радиопередатчики, боезапас. Грузили готовые танки на железнодорожные платформы, сделанные в Тагиле, засыпали в топки паровозов уголь, добытый егоршинскими и богословскими горняками. Уральские парни-танкисты были одеты в обмундирование из арамильского сукна, обуты в сапоги фабрики «Уралобувь».

На 17 июля 1943 года материальная часть корпуса составляла:

Уникальный подарок танкистам сделали златоустовские мастера-оружейники: для каждого добровольца на Инструментальном комбинате города Златоуста был изготовлен стальной нож, получивший неофициальное название «чёрный нож». За эти ножи УДТК у противника получил наименование «Schwarzmesser Panzer-Division» (нем. — «танковая дивизия чёрных ножей»).

Приказом Народного комиссара обороны от 11 марта 1943 года корпусу было присвоено наименование — 30-й Уральский добровольческий танковый корпус. С тех пор 11 марта считается днём рождения УДТК. 18 марта 1943 года командовать корпусом был назначен генерал-лейтенант танковых войск Георгий Семёнович Родин, начальником штаба – Б. Ф. Еремеев, начальником политотдела – полковник С. М. Куранов.

Первые секретари Свердловского, Челябинского и Молотовсого обкомов партии от имени трудящихся Урала зачитали наказ добровольцам:

«Родные наши сыны и братья, отцы и мужья!.. Провожая вас на битву с лютым врагом нашей Родины, хотим напутствовать вас своим наказом. Примите его как боевое знамя и с честью пронесите сквозь огонь суровых битв, как волю людей родного Урала… На свои средства снарядили мы добровольческий танковый корпус, своими руками любовно и заботливо ковали мы для вас оружие. Дни и ночи работали мы над ним. В этом оружии – наши заветные и горячие думы о светлом часе нашей полной победы, в нем – наша твёрдая, как Урал-камень, воля: сокрушить и истребить фашистского зверя. В горячие бои несите с собой эту нашу волю. Помните наш наказ. В нём – наша родительская любовь и суровый приказ, супружеское напутствие и наша клятва… Ждём вас с победой!».

Наказ бойцам, командирам и политработникам Особого уральского добровольческого танкового корпуса имени Сталина
от трудящихся Южного Урала, город Златоуст, 1943 год.
УГВИМ. МКГ 3735 Д-1739.

Добровольцы поклялись выполнить наказ уральцев.

Автоматчики из танкового десанта батальона В. Фирсова перед отправкой на фронт на железнодорожной станции в городе Свердловск. Слева в первом ряду стоит Герой Советского Союза А. П. Николаев. Рядом с ним — В. К. Очеретин.
ЦДООСО. Ф. 221. Оп. 3. Д. 1638. Л. 2.

Уральцы-добровольцы отбывают на фронт. Город Свердловск, 1943 год.
ЦДООСО. Ф. 221. Оп. 3. Д. 558. Л. 2.

Эшелоны с личным составом и боевой техникой 10 июня 1943 года прибыли в Подмосковье. Здесь в корпус был вклю­чён 359-й зенитно-артиллерийский полк, другие части и под­разделения.

30-й Уральский добровольческий танковый корпус вошёл в состав 4-й танковой армии, которой командовал Василий Михайлович Баданов.

Идея создания танкового корпуса возникла на Урале в дни завершения разгрома гитлеровских войск под Сталинградом.

В газете «Уральский рабочий» 16 января 1943 г. была опубликована заметка «Танковый корпус сверх плана», в которой рассказывалось об инициативе коллективов танкостроителей: изготовить в первом квартале 1943 г. сверх плана столько танков и самоходных орудий, сколько необходимо для оснащения танкового корпуса; одновременно обучить из своих же добровольцев-рабочих водителей боевых машин. На имя Председателя Государственного Комитета Обороны было направлено письмо, в котором уральские рабочие просили разрешения сформировать особый добровольческий Уральский танковый корпус имени товарища Сталина. 24 февраля 1943 г. из Москвы пришла ответная телеграмма: «Ваше предложение о формировании особого добровольческого Уральского танкового корпуса одобряем и приветствуем. И. Сталин».

26 февраля 1943г. командующий УралВО генерал-майор А.В. Катков издал директиву о формировании танкового корпуса.

Добровольно было подано 110 тысяч заявлений, что в 12 раз больше, чем требовалось для укомплектования корпуса, из них было отобрано 9660 человек. Среди добровольцев было много квалифицированных рабочих, специалистов, командиров производства, активных коммунистов и комсомольцев. Всех отпустить на фронт было невозможно, так как это нанесло бы ущерб выполнению заказов фронта. Специальные комиссии отбирали достойных кандидатов с условием, что коллектив заменит уходящих на фронт. Отобранные кандидатуры в возрасте до 40 лет рассматривались и утверждались на рабочих собраниях. Партийная прослойка составила 50 процентов от общего числа всех бойцов и командиров танковых бригад. Отбор в Уральский добровольческий танковый корпус проводился очень строго. На Уралмаше из 2 250 пожелавших пойти в танковый корпус взяли только 200 добровольцев, в Нижнем Тагиле из 10 500 подавших заявления отобрали 544 человека, в Верхней Салде из 437 — 38 человек и т.д.

Исходя из местных условий и ресурсов областей, соединения и части корпуса формировались в Свердловске, Молотове, Челябинске, Нижнем Тагиле, Алапаевске, Дегтярске, Троицке, Миассе, Златоусте, Кусе и Кыштыме.

На территории Свердловской области формировались: в г. Свердловске – штаб корпуса, 197-я танковая бригада, 88-й отдельный разведывательный мотоциклетный батальон, 565-й медико-санитарный взвод; в г. Нижнем Тагиле – 1621-й самоходно-артиллерийский полк, 248-й дивизион реактивных минометов («катюш»); в г. Алапаевске – 390-й батальон связи. Город Дегтярск стал местом формирования 30-й мотострелковый бригады (управление бригады, 1-й мотоциклетный батальон, разведывательная рота, рота управления, минометный взвод, медико-санитарный взвод).

На территории Молотовской области формировались: в г. Молотове (ныне г. Пермь) – 299-й минометный полк, 3-й батальон 30-й мотострелковой бригады, 267-я ремонтная база; в г. Кунгуре – 243-я танковая бригада.

На территории Челябинской области формировались: в г. Челябинске – 244-я танковая бригада, 266-я ремонтная база, инженерно-минометная рота и рота автотранспорта 30-й мотострелковой бригады; в г. Златоусте – 2-й батальон 30-й мотострелковой бригады; в г. Кыштыме – 36-я рота подвоза ГСМ, рота противотанковых ружей и рота технического обеспечения 30-й мотострелковой бригады. Местом формирования 743-го саперного батальона стал г. Троицк, а 64-го отдельного бронеавтобатальона – г. Миасс.

Одновременно по всему Уралу продолжался добровольный сбор средств в фонд создания корпуса, было собрано свыше 70 млн. рублей. На эти деньги у государства были выкуплены боевая техника, вооружение и обмундирование. Огромный вклад в общее дело внесли комсомольско-молодежные фронтовые бригады, родившиеся на Уралмашзаводе: бригады электросварщиц Александры Рогожкиной, Полины Павловой, Феликсы Гржибовской, Полины Степченко, станочниц Анны Лопатинской, револьверщиков Михаила Попова, «пятисотников» и «тысячников» Анатолия Чугунова, Василия Пахнева, Дмитрия Сидоровского, Григория Коваленко, Ивана Литвинова, Тимофея Олейникова, Александры Подберезиной.

На Уралэлектротяжмаше славились своими трудовыми показателями бригады Марии Прусаковой, Анны Лагуновой, Валентины Бояринцевой, Таисьи Арзамасцевой, Леонида Вавилова, Михаила Ларюшкина.

На турбомоторном заводе трудились бригады Марии Жлобич, Веры Ильиной. Не считаясь со временем, работали слесарь станков-автоматов Федор Космынин, токари Николай Петров и Константин Орлов, Клара Верзилова, Людмила Кучерова, сверловщица Евгения Земскова, слесарь-сборщик Ан­дрей Шевцов.

На машиностроительном заводе им. Калинина самоотверженно трудились слесари Александр Ушаков и Петр Иванов, токари-расточники Владимир Тарпенко и Василий Андрюнин, фрезеровщик Алексей Кузнецов, токарь Борис Рябчиков.

В цехе № 125 Уралвагонзавода работали револьверщица Клара Печеницына, токарь Петр Катков. На военном заводе № 50 проявляли трудовой героизм токарь Ольга Коняева, шлифовщица Эмилия Чубыкина, слесарь Сергей Никитин. Шила солдатские шапки Клавдия Шаненкова, шинели — Вера Самохина, готовила сухари для бойцов Тамара Васильева.

Руду добывали на горе Высокой и горе Благодать. Металл для танков выплавили и прокатали сталевары, доменщики Свердловска, Нижнего Тагила, Серова, Первоуральска, Алапаевска, Кушвы. Редкие уральские металлы сделали броню неуязвимой. Трудящиеся Красноуральска, Кировграда, Ревды, Каменска-Уральского снабдили медью и алюминием. От других заводов Урала танкостроители получали моторы, орудия, приборы, агрегаты, радиопередатчики, боезапас. Грузили готовые танки на железнодорожные платформы, сделанные в Тагиле, засыпали в топки паровозов уголь, добытый егоршинскими и богословскими горняками. Уральские парни-танкисты были одеты в обмундирование из арамильского сукна, обуты в сапоги фабрики «Уралобувь».

На 17 июля 1943г. материальная часть корпуса составляла:

•танков Т-34 – 202, Т-70 – 7;

•бронемашин БА-64 – 68;

•самоходных 122-мм орудий – 16;

•орудий 85-мм – 12;

•установок М-13 – 8;

•орудий 76-мм – 24;

•орудий 45-мм – 32;

•орудий 37-мм – 16;

•минометов 120-мм – 42;

•минометов 82-мм – 52.

Уникальный подарок танкистам сделали златоустовские мастера-оружейники: для каждого добровольца на Инструментальном комбинате г. Златоуста был изготовлен стальной нож, получивший неофициальное название «черный нож». За эти ножи УДТК у противника получил наименование «Schwarzmesser Panzer-Division» (нем. – «танковая дивизия чёрных ножей»).

Приказом Народного комиссара обороны от 11 марта 1943 года корпусу было присвоено наименование — 30-й Уральский добровольческий танковый корпус. С тех пор 11 марта считается днем рождения УДТК. 18 марта 1943 года командовать корпусом был назначен генерал-лейтенант танковых войск Георгий Семенович Родин, начальником штаба – Б.Ф. Еремеев, начальником политотдела – полковник С.М. Куранов.

Первые секретари Свердловского, Челябинского и Пермского обкомов партии от имени трудящихся Урала зачитали наказ добровольцам. В Свердловске наказ был озвучен в театре оперы и балета 9 мая 1943 года:

«Родные наши сыны и братья, отцы и мужья!.. Провожая вас на битву с лютым врагом нашей Родины, хотим напутствовать вас своим наказом. Примите его как боевое знамя и с честью пронесите сквозь огонь суровых битв, как волю людей родного Урала… На свои средства снарядили мы добровольческий танковый корпус, своими руками любовно и заботливо ковали мы для вас оружие. Дни и ночи работали мы над ним. В этом оружии – наши заветные и горячие думы о светлом часе нашей полной победы, в нем – наша твердая, как Урал-камень, воля: сокрушить и истребить фашистского зверя. В горячие бои несите с собой эту нашу волю. Помните наш наказ. В нем – наша родительская любовь и суровый приказ, супружеское напутствие и наша клятва… Ждем вас с победой!».

Добровольцы поклялись выполнить наказ уральцев.

Эшелоны с личным составом и боевой техникой 10 июня 1943 года прибыли в Подмосковье. Здесь в корпус был вклю­чен 359-й зенитно-артиллерийский полк, другие части и под­разделения.

30-й Уральский добровольческий танковый корпуса вошел в состав 4-й танковой армии, которой командовал Баданов Василий Михайлович.

Понравилась статья? Поделитесь ссылкой на нее со своими друзьями и партнерами:

В победе наших войск некоторую роль сыграл и психологический фактор, привнесенный экипажами нижнетагильских Т-34. Как позднее утверждали некоторые пленные, в том числе и из числа личного состава дивизий СС («Адольф Гитлер», «Дас Райх», «Мёртвая голова»), бежали они от танковой дивизии «чёрных ножей» — «Шварцмессер панцерн дивизион». Поясняли свой страх в том числе и тем, что уральцы — сплошь колдуны.

В 1943 году уральские рабочие сделали фронту уникальный подарок — Уральский добровольческий танковый корпус имени И.В. Сталина. Всё, что было необходимо — от пуговиц до брони было сделано рабочими сверх плана и приобретено на собственные сбережения. А танкистами отправились лучшие из рабочих. Корпус стал легендарным. После первых же боёв на Курской дуге корпус становится гвардейским. За время боевого пути от Курска до Берлина и Праги Верховный Главнокомандующий И.В. Сталин 27 раз объявлял корпусу благодарности. Кроме того, корпус был награждён орденами: Красного Знамени, Суворова II степени, Кутузова II степени.

А мистика-то в чём? Что же возникло в воспалённом мозгу эсэсовцев?

Дало в том, что все уральцы были вооружены златоустовскими ножами, разработанными ещё в 1941 году. Основа ножа — классический нож НР-40 — нож разведчика образца 40-го года. Только окрашенный в черный цвет. Вопреки распространенному среди коллекционеров мнению, клинок черного ножа не воронили. Внешне нож не представлял из себя ничего особо примечательного: клинок из златоустовской углеродистой легированной стали. Гарда плоская, металлическая, воронёная. Рукоять и ножны покрыты чёрным лаком, воронилась также арматура ножен — отсюда и название. Ножи ценились за прочность и остроту лезвия, изначально предназначались для экипировки разведчиков и десантников.

Характеристики «Черного ножа»

сталь клинка ……………….. 50Х15МФ *

— общая длина ……………….. 258 мм

— ширина обуха ……………….. 2,2 мм *

— длина рукояти …………….. 113 мм

Легированная нержавеющая сталь 50Х15МФ.

Клинок ножа стальной, из златоустовской углеродистой легированной стали 50Х15МФ. Рукоять ножа деревянная, цельная, круглая, черного цвета, с традиционным для финских ножей утолщением рукояти от нижней оковки к её верхней части. Гарда плоская, металлическая. Ножны деревянные, покрытые краской черного цвета. Прибор ножен металлический, состоит из устья и наконечника.

В романе Конторовича персонажи-исследователи справедливо находят все отличия, включая отсутствие на оригинальных клинках надписи про корпус.

Оригинал этой серии ножей был изготовлен «Златоустовским инструментальным комбинатом» в 1943-м году. Бригадами комсомольцев эта серия была изготовлена добровольно, без всякой оплаты своего труда — под лозунгом «Все для Победы!» Клеймо на клинке «ЗиК» — это «Златоустовский инструментальный Комбинат» а не «Завод имени Калинина», и т.д., как трактуют многие «знатоки» на форумах. Позднее нож делали ещё на двух заводах Златоуста. Под клеймом располагался год изготовления: 1943 — у ножей для добровольческого танкового корпуса.

Такой нож и получил в качестве подарка каждый боец и командир Уральского добровольческого танкового корпуса. В спецификации нож бал обозначен как НА-40/43 (нож армейский), а не НР-40. На эту особенность в экипировке уральцев сразу обратила внимание немецкая разведка, что подчёркивалась в донесениях. Склонное к мистике руководство СС усмотрело в этом особый знак, расценивая изделие златоустовских оружейников как колдовской дар, дающий обладателю ножа силу и победу. Некоторые немцы даже боялись получить ранение таким ножом, будучи уверенными, что колдовское оружие отправит их прямиком в ад (где им и самое место).

Самодеятельный джаз-оркестр корпуса часто исполнял для бойцов «Песню о чёрных ножах», музыку написал Иван Овчинин, позднее погибший в Венгрии, автором стихов был Р. Нотик

Шепчут в страхе друг другу фашисты,

Притаясь в темноте блиндажей:

«Появились с Урала танкисты —

Дивизия чёрных ножей.

Беззаветных бойцов отряды,

Их отваги ничем не убьёшь».

Ой, не любят фашистские гады

Наш уральский стальной чёрный нож!

Как с брони автоматчики спрыгнут

Никаким их огнём не возьмёшь.

Добровольцев не смять лавину,

Ведь у каждого чёрный нож.

Мчатся танков уральских громады,

Вражью силу бросая в дрожь,

Ой, не любят фашистские гады

Наш уральский стальной чёрный нож!

Мы напишем седому Уралу:

«Будь уверен в сынах своих,

Нам не зря подарили кинжалы,

Чтоб фашисты боялись их».

Мы напишем: «Воюем, как надо,

И уральский подарок хорош!»

Ой, не любят фашистские гады

Наш уральский стальной чёрный нож!

Всего было выпущено 3356 таких ножей. Украшенные дополнительно ножи были подарены Верховном Главнокомандующему И.В. Сталину и Маршалу Советского Союза Г.К. Жукову.

Уральский добровольческий танковый корпус

К 70 –летию Уральского добровольческого танкового корпуса

Формирование Уральского добровольческого танкового корпуса — особая страница в летописи Великой Отечественной войны, в истории Урала. Идея создания крупного танкового соединения добровольцев возникла в трудовых коллективах уральских заводов в дни, когда страна находилась под впечатлением от разгрома фашистов под Сталинградом. Уральцы, производившие в то время основную массу танков и самоходных орудий для фронта, законно гордились успехами наших войск на Волге, где бронетанковые войска показали свою ударную силу.

Трудящиеся «опорного края державы» решили сделать фронтовикам уникальный подарок — сформировать из добровольцев танковый корпус, обеспечив его всем необходимым за счёт своих личных сбережений и безвозмездного труда во внеурочное время. И это при том, что на предприятиях работали, в основном, женщины и подростки, причём по 12-18 часов в сутки. В газете «Уральский рабочий» 16 января 1943 года была опубликована заметка «Танковый корпус сверх плана», в которой рассказывалось об инициативе коллективов танкостроителей: изготовить в первом квартале 1943 года сверх плана столько танков и самоходных орудий, сколько необходимо для оснащения танкового корпуса, одновременно обучить из своих же добровольцев-рабочих водителей боевых машин. Почин был горячо поддержан уральцами, получил одобрение Государственного Комитета Обороны. Уже в феврале 1943 года в Свердловской, Пермской и Челябинской областях, совместно с Уральским военным округом, приступили к формированию и оснащению полков и бригад корпуса.

Напряжённо, порой несколько суток не выходя из цехов, трудились все, кто был причастен к великому подвигу. Это был поистине массовый трудовой героизм трудящихся Урала.

По-особому осуществлялось комплектование корпуса личным составом. Тысячи людей оспаривали друг у друга право оставить дом, семью и пойти в самое пекло войны, из которого многим не суждено было возвратиться. В партийные и комсомольские комитеты, военные комиссариаты от трудящихся Урала поступило свыше 110 тысяч заявлений.

Добровольцы представляли лучшую часть трудовых коллективов, среди них было много квалифицированных специалистов, активных коммунистов и комсомольцев. Специальные комиссии отбирали по одному из 10-15 достойных кандидатов с условием, чтобы коллектив рекомендовал, кем заменить уходящего на фронт работника. Кандидатуры утверждались на рабочих собраниях, заседаниях партийных и комсомольских комитетов. В результате тщательного отбора в списки личного состава корпуса было внесено 9660 человек лучшие из лучших.

Крупное танковое соединение было сформировано за удивительно короткий срок. Приказом Народного комиссара обороны от 11 марта 1943 года ему было присвоено наименование — 30-й Уральский добровольческий танковый корпус. Командиром корпуса был назначен генерал-майор танковых войск Г. С. Родин, вернувшийся в строй после тяжёлого ранения.

Родин Г. С.

Корпус освободил от гитлеровских захватчиков сотни городов и тысячи населенных пунктов, десятки тысяч людей вызволил из гитлеровского рабства. Уральские танкисты нанесли огромный урон немецко-фашистской армии в живой силе и технике. Было захвачено и уничтожено 1110 танков и самоходных установок, 1100 орудий разных калибров, 589 минометов, 2125 пулеметов, 2100 бронемашин и бронетранспортеров, 649 самолетов, 20684 винтовки и автомата, 68 зенитных установок. 7711 фаустпатронов и противотанковых ружей, 583 трактора тягоча, 15211 автомашин, 1747 мотоциклов, 24 радиостанции, 293 склада с боеприпасами, продовольствием, горючим и снаряжением, 3 бронепоезда, 166 паровозов, 33 эшелона с военным имуществом. Уничтожено 94620 солдат и офицеров противника, 44752 гитлеровца взято в плен.

За отличные боевые действия, героизм, мужество и отвагу уральских добровольцев Верховный Главнокомандующий 27 раз объявлял Корпусу и его частям благодарности. Корпус награжден орденами: Красного Знамени, Суворова II степени и Кутузова II степени. За боевые заслуги, мужество и отвагу 38 войнов соединения были удостоены звания Героя Советского Союза, а 44 329 танкистов награждены орденами и медалями.

Родина высоко оценила героические подвиги уральцев. 251 Героя Советского Союза дала стране Свердловская область, 50 из них являлись воспитанниками комсомола. Среди Героев, дважды удостоенных этого звания, отважные соколы – летчики Григорий Речкалов и Михаил Одинцов, легендарный разведчик Николай Кузнецов и другие.

В память о патриотических делах трудящихся в годы войны и беспримерном подвиге танкистов Уральского добровольческого корпуса сооружены памятники в Берлине и Праге, во Львове и Каменецк-Подольске, в Свердловске и Перми, Челябинске и Нижнем Тагиле, во многих населенных пунктах, которые освобождали добровольцы. Имена и подвиги погибших в сражениях танкистов — добровольцев золотыми буквами вписаны в историю государства, увековечены на обелисках и стелах населенных пунктах Урала. В феврале 1962 года памятник танкисту и рабочему установлен на площади железнодорожного вокзала в Екатеринбурге.

На постаменте надпись:
Героям Великой Отечественной Войны 1941—1945 гг.

Воинам Уральского
добровольческого танкового корпуса
от трудящихся Свердловской области

Высок вклад ирбитчан в Победу Великой Отечественной войны. Ирбит стал кузницей оружия и снаряжения для фронта. Под руководством городской партийной организации ирбитчане в короткий срок перестроили работу промышленных предприятий. Автоприцепному заводу сразу добавилось здание по выпуску прицепов. На митинге в сборочном цехе автоприцепного завода стахановец Кузьма Буланов дал обязательство собирать ежедневно 5 процентов сверх задания.

На второй день войны в заводоуправление автоприцепного завода пришли 20 ирбитчанок и попросили направить на работу вместо мужей, уходящих на фронт, Вскоре на автоприцепном заводе женщины стали кузнецами, вагранщиками, литейщиками.

На сборный пункт явились первые добровольцы: кузнец горкомхоза Е. Вятчин, воспитатель детского дома А.Годов. Рабочий автоприцепного завода П. Деревнин писал в заявлении: «Прошу зачислить в танковую или пулеметную часть: владею обеими специальностями».

Маленькому уральскому городу Ирбиту пришлось выполнять срочные заказы фронта по производству боеприпасов.

Ирбитскому стекольному заводу, единственному в стране, довелось изготовлять изоляторы для свеч двигателей внутреннего сгорания.

В это время на уральских танковых заводах внедрялась, скоростная автоматическая сварка, что позволяло увеличить производительность труда почти в 40 раз. Бесперебойную работу сварочных автоматов сдерживала нехватка электродов. Электрод же не изготовить без жидкого стекла. И стекольный завод получает важное правительственное задание. Для проектирования и постройки нового цеха давался немыслимо короткий срок-20 дней. Стояли сорокоградусные морозы. Но люди сутками не уходили со строительной площадки. Руководили работами Т.Н. Окальник и Д.Т. Мельвиленко. При скоростном сооружении цеха особо отличились инженер А.Соколов, каменщики В.Сумин, Я.Конев, трубопроводчик — Ф.Полуянов, кузнец П. Дуганов, слесарь Я.Молочков.

Фронту требовались мощные прожекторы. В январе 1943 года стекольный завод получил очередное срочное задание — освоить производство стёкол для прожекторов. 3а рекордный, даже по тому времени, срок — на восьмой день -смена мастера Н. Назарова дала первое стекло.

3 декабря 1941 года подошли эшелоны с оборудованием, материалами для мотоциклетного завода. Через два месяца завод обязан был дать фронту машины. Задача почти непосильная. Город выполнил её по-фронтовому. Не случайно группу работников наградили орденами Красной Звезды. За годы войны в невероятно трудных условиях Ирбит выпустил около 10 тысяч мотоциклов, так необходимых на фронте.

Все заводы в городе работали на полную мощность. На заводах достойно трудились фронтовые бригады. Их в октябре 1943 года в нашем городе было 44, а в декабре — более 100.

На стекольном заводе было организовано корчагинское движение. Девять месяцев подряд коллектив удерживал переходящее Знамя Государственного Комитета Обороны, не раз завоёвывал знамёна министерства ВЦСПС, 3-й гвардейской Волховской стрелковой дивизии, а городу присуждалось знамя 10-го гвардейского Уральского Добровольческого танкового корпуса.

Действенным было соревнование тыла и фронта. Особым упорством отличалась бригада Туханова. Если требовалось, она не уходила с завода сутками. Узнав об этом, танкисты-фронтовики одной из уральских дивизий вызвали, через газету на соревнование фронтовую бригаду Туханова и бригаду автоприцепного завода Александры Барминой.

Для разведывательного батальона Уральского Добровольческого танкового корпуса к марту 1943 года мотозаводцы изготовили 160 боевых машин — М-72, которые были приобретены на личные сбережения и средства ирбитчан. В фонд создания Корпуса жители города внесли около трёх тысячу рублей.

Через два месяца батальоны своим ходом выехали из Свердловска на фронт, а осенью этого же года вместе с другими частями Корпуса получил звание Гвардейского. «Боевая колесница» — так с любовью бойцы называли наш мотоцикл. Мотоциклы, любовно сделанные руками ирбитчан, прошли огненную Орловско-Курскую дугу, воевали под Каменец-Подольском и Львовом, на территории Польши, Германии и победным марше дошли до Берлина и Праги.

Тремя орденами — Красной Звезды, Александра Невского и Богдана Хмельницкого — награждён 7-й отдельный гвардейский мотоциклетный батальон корпусных разведчиков, удостоенный наименования «Пражский».

В ноябре 1943 года на фронт отправилась делегация трудящихся Свердловской области к землякам, уральцам, в 10-й Гвардейский Уральский Добровольческий танковый корпус. Ирбитчан представляла Мария Александрова, организатор первой комсомольско-молодёжной бригады мотозавода. Встреча была радостной, особенно с ирбитчанами — лучшим разведчиком части Виктором Гришиным, его боевыми товарищами, 6 ноября в части Корпуса прошли митинги. Воины, выступая, давали клятву сражаться до последней капли крови. Делегаты заверили земляков в ещё большей поддержке тыла.

Мария Александрова

Из воспоминаний Маши: «…Перед нашими глазами проходят картины небывалых разрушений: сожженные немцами деревни, взорванные мосты, разрушенные, некогда прекрасные здания городов. И на этом фоне – здоровые, бодрые, веселые лица, подтянутые стройные фигуры наших фронтовиков-уральцев…
…Наш приезд совпал с великим событием в жизни фронтовиков: 18 ноября Уральскому танковому корпусу вручили Гвардейское знамя.

Приказом по мотобатальону «делегату города Ирбита Марии Степановне Александровой за хорошую работу с личным составом за время пребывания в части…» был подарен немецкий трофейный автомат за № М-Р-40-1408. Сейчас этот автомат хранится в Свердловском областном краеведческом музее.

После приезда Александровой её бригада решила выполнять те же сменные задания в сокращенном составе. Вместо 12 осталось 5 человек. Токари и фрезеровщики стали обслуживать по 2 станка, сама Мария — 3. И разработав чёткий график, пересмотрев организацию труда, бригада в 2-3 раза стала перекрывать нормы. А через год — члены бригады Надя Малютина и Валя Вятчина обслуживали уже по 7 станков.

У ирбитских хлеборобов не было года, чтобы они не выполнили государственный план сдачи хлеба. Поставки картофеля, овощей по сравнению с довоенным временем увеличились вдвое. А ведь в деревне почти не осталось мужчин: из каждых 10 механизаторов девять ушли на фронт шофёрами, танкистами.

За беспримерный подвиг награжден орденом Ленина бывший тракторист Ирбитской МТС танкист Александр Николаевич Буньков. Он увёл из вражеского расположения наш тяжёлый танк, захваченный гитлеровцами, прихватив заодно и вражеский.

На огненной дуге встала на пути бронированного клина 375-я Уральская стрелковая дивизия. Орудие старшего сержанта ирбитчанина Андрея Дорохина не пропустило врага. Подвиг нашего земляка описан в книге С. Айнутдинова «У Обоянского шоссе».

Так ирбитчане своим трудом и ратными подвигами помогали Уральскому Добровольческому танковому корпусу побеждать коварного врага.

Список литературы:

Уральский добровольческий танковый корпус / Л. Тетюцких // Ирбит торговый.— 2012. — 19 — 26 нояб. – С. 4.

Создание корпуса
Урал в годы Великой Отечественной войны являлся главным поставщиком танков и другой бронетехники на фронт. Женщины и дети, работая по 16-18 часов, постоянно ковали оружие победы. И даже в таких условиях рабочие уральских заводов взяли на себя обязательство: самостоятельно, на личные деньги и во внеурочное время, собрать и укомплектовать целый танковый корпус. Люди жертвовали последнее во благо этому начинанию, мгновенно нашлись десятки тысяч добровольцев, желавших служить в этом соединении.
В результате 24 февраля 1943 года Уральский добровольческий танковый корпус был готов к войне. Были готовы танки, было готово обслуживание, но самое главное — были готово 9660 мужчин, желающих защищать свою Родину. 1 мая 1943 года новая танковая армия принесла присягу.

Боевая история
Боевое крещение воины 4 танковой армии получили севернее Орла летом 1943 года, в сражении на Курской дуге. Армия прибыла на Брянский фронт накануне начавшихся 5 июля 1943 года боев и в ходе контрнаступления советских войск была введена в бой на орловском направлении.
Уральский добровольческий танковый корпус имел задачу: наступая из района Середичи на юг, перерезать коммуникацию противника Волхов — Хотынец, выйти в район села Злынь, а в дальнейшем оседлать железную и шоссейную дороги Орел — Брянск и отрезать пути отхода орловской группировки гитлеровцев на запад. И уральцы свою задачу выполнили.
Действия Уральского танкового корпуса вместе с другими соединениями фронта создавали угрозу окружения орловской группировки противника и вынудили его отступить. Первый салют Родины 5 августа 1943 года — доблестным войскам, освободившим Орел и Белгород, — был и в честь уральских добровольцев.
Много еще побед осталось за нашими танкистами. Закончили они войну 9 мая 1945 в Праге. В 4 часа в город вошли главные силы корпуса, а вскоре и другие соединения 4-й танковой армии. С северо-запада и севера утром вступили в Прагу соединения 3-й гвардейской танковой армии, а днем — соединения 13-й и 3-й гвардейских армий. Первыми в Прагу ворватся экипаж танка Т-34 Челябинской танковой бригады под командованием лейтенанта И. Г. Гончаренко из взвода лейтенанта Л. Е. Буракова.
После войны
После окончания Великой Отечественной войны 10 УДТК приказом Верховного Главнокомандующего № 0013 от 10 июня 1945 года и на основании Директивы ГШ Красной Армии № ОРГ/1/143 от 15 июня 1945 года — переименован 10 гвардейскую танковую Уральско-Львовскую Добровольческую Краснознаменную орденов Суворова и Кутузова дивизию.
С 1945 года части дивизии приступили к плановой боевой учебе в составе ГСВГ. С 17 по 23 июня 1953 года и с 12 по 13 августа 1961 года части дивизии выполняли боевые задачи по обеспечению мероприятий Правительства ГДР. На протяжении всего времени нахождения на немецкой земле дивизия считалась одним из лучших танковых соединений ГСВГ.
За всю Великую Отечественную войну звание Героя Советского Союза получили 38 воинов.