Золото царской России

Новости

5 февраля 2020

«Золото Колчака»: документальное расследование о судьбе золотого запаса Российской империи

Вот уже 100 лет прошло с того момента, как на просторах Сибири таинственным образом пропала большая часть золотого запаса Российской империи, хранителем которой был адмирал Колчак. В это воскресенье, 9 февраля, в 1:00 на телеканале «Россия» смотрите фильм Елены Чавчавадзе «Золото Колчака», посвященный одной из самых главных загадок XX века.

История исчезновения «золота Колчака» – настоящий исторический детектив, до сих пор до конца не расследованный и изобилующий многочисленными загадками. Каким образом у Колчака оказалась значительная часть золотого запаса Российской империи? Ведь он находился у большевиков! Почему восставший против них Чехословацкий корпус не двинулся на Москву, а повернул вверх по Волге, вдогонку за золотом, вывезенным из Самары в Казань? Почему председатель Реввоенсовета Троцкий проявил такую поразительную беспечность и, имея достаточно подкрепления, за два месяца не принял должных мер для обороны Казани? Куда и какими путями исчезло огромное количество золота?

Судьба золотого запаса Российской империи и принципиально новая, очищенная от накопившихся фальсификаций картина ключевых событий гражданской войны в России – в новом документальном расследовании Елены Чавчавадзе на телеканале «Россия».

Анатолий ЖУРИН
18.10.2016

Как таяло и растворилось на дорогах Гражданской войны в Сибири «золото Колчака»

Более 70 лет страна праздновала 7 ноября – День Великой Октябрьской социалистической революции. Эта дата знаменательна ещё и тем, что именно 7 ноября, но через год, в 1918-м, правительство Колчака, спасаясь от наступающих частей Красной Армии, отправило из Омска первый эшелон с российским золотым запасом в Иркутск. История его путешествия по дорогам Гражданской войны вот уже почти сто лет будоражит умы писателей, драматургов, кинематографистов, журналистов. Появляются всё новые книги и фильмы, ставятся спектакли, извлекаются на свет воспоминания современников, нередко трудно стыкующиеся с фактами или вовсе оспариваемые архивными данными. Удивляться тут нечему, ведь эта тема, волнующая людей на протяжении десятилетий, сродни интересу к кладу, ещё не до конца изученному. А значит, поиск пропавших ящиков из «золотого эшелона» Колчака, возможных сибирских кладов и тайников продолжается. Как отделить реальные события от фантазии? Где правда, а где вымысел? С этих вопросов началась беседа журналиста Анатолия Журина с директором Музея истории города Иркутска, учредителем Иркутского регионального общественного фонда «Духовное возрождение» Сергеем Дубровиным.

Золото – на дне Байкала?

– Начнём с того, – говорит Сергей Иннокентьевич, – что при разгроме каппелевских войск под Иркутском в феврале 1920 года они, спасаясь от наступивших частей Красной Армии и партизан, бросали награбленные ценности, а потому некоторые из легенд могут стать явью. Именно это настраивает многочисленных туристов и доморощенных историков на исследования и походы в Сибирь. Частенько говорят и о вагонах, покоящихся на дне озера Байкал. Я бы не назвал это таким уж негативным явлением. Разве плохо, когда люди начинают изучать историю своей Родины, путешествовать по её просторам? Другое дело экономисты-международники и дипломаты – они просто обязаны, на мой взгляд, официально заняться деньгами, вывезенными в иностранные банки во время Гражданской войны и военной интервенции в 1918–1922 годах.

– Речь, по-видимому, идёт о ставших сегодня многомиллиардными ценностях?

– Судите сами. В начале 1915 года вступившее в Первую мировую войну правительство Российской империи принимает решение перевезти часть золотого запаса России в глубь страны, в Казань, разместив его там в просторных хранилищах местного отделения банка. А после Октябрьской революции теперь уже советское правительство эвакуировало туда же государственные сокровища из Петрограда и Москвы. Однако 19 апреля 1918 года, когда на фронтах Гражданской войны положение Советской России осложнилось, Совнарком создаёт Всероссийскую чрезвычайную эвакуационную комиссию под председательством М. Владимирова. Ей поручено заниматься работой по эвакуации золота, серебра и других драгоценных металлов из районов, которым угрожала захватом Антанта. В частности, в Казань поступили золотые монеты и слитки из Тамбовского, Воронежского, Елецкого, Курского, Козловского, Могилёвского, Сызранского и Пензенского отделений Народного банка. В июне туда же дополнительно свезли золото из Самары и Козлова. Таким образом, на 1 июня 1918 года в Казани сконцентрировалось ценностей в золоте на 600 млн рублей и около 200 млн рублей серебром. Это была большая часть золотого запаса России. Остальная – а это золота на 440 млн рублей, не считая серебра и разменной монеты, – была размещена в хранилищах Нижнего Новгорода.

– Советская власть была так уверена в том, что эти запасы там сохранятся?

– Эти надежды были разрушены, когда в мае 1918 года восстал Чехословацкий корпус, который помог Белой гвардии в короткие сроки овладеть основными городами Средней Волги, Урала и Сибири. Фронт приближался к Казани. Обеспокоенный перспективой лишиться золотого запаса Наркомат финансов советского правительства направил запросы в казанский совдеп и командованию красного Восточного фронта. Однако командующий войсками Восточного фронта М. Муравьёв, уже вынашивающий авантюристические планы, отправил ответную успокоительную телеграмму. И всё же, не доверяя местным властям, завотделом местных учреждений Народного банка начал работу по организации возвращения ценностей из Казани и Нижнего Новгорода в Москву. В начале августа большевики вывезли из Казани 100 ящиков с золотом на сумму 6 123 796 рублей. А в ночь с6 на 7 августа сводный русско-чешско-сербский отряд под командованием В. Каппеля дерзким броском с Волги и с суши захватил Казань, где в отделении банка его ждала огромная добыча – 30 563 пуда золота – в монетах, слитках, золотых изделиях.

– И это, понятно, было только начало золотых потерь…

– Да, именно с этого момента и начался отсчёт потерь казанской части российского золотого запаса. Белогвардейцы сразу загрузили дорогую добычу на пароходы и вывезли в Самару, где как раз установилась власть КОМУЧ – Комитета членов Всероссийского Учредительного собрания, эсеровского правительства, претендовавшего на управление всей территорией, неподконтрольной советскому правительству. Кстати, эвакуация проводилась с преступной небрежностью. Возможность кражи была очевидной: упаковка монет в ящики и мешки происходила без составления описей, россыпью, без сортировки. В качестве тары применялись даже старые солдатские вещевые мешки. КОМУЧ принимает решение отправить ценный груз дальше на восток. Его пятью эшелонами направили в Уфу. Не успели там начать разгрузку, как последовало новое распоряжение транспортировать золотой запас в Сибирь. В ноябре наконец все эшелоны прибывают в Омск, разгружаются, и их содержимое оказывается в хранилище местного отделения Госбанка

Куш атамана Семёнова

– По всем данным в этой истории пора возникнуть фигуре адмирала Колчака, не так ли?

– Известно, что 7 ноября 1918 года назначенный военным и морским министром Временного всероссийского правительства Александр Васильевич приступил к исполнению своих новых обязанностей. И вы правы, именно в это время в иерархии Белого движения происходит важное изменение – 18 ноября адмиралу А. Колчаку, возглавившему Омское правительство, присваивается титул Верховного правителя.

– И он, конечно, обнаружил недостачу…

– Вы не поверите, но лишь в апреле 1919 года Омский совет министров принял решение провести переучёт всех ценностей, вывезенных из Казани. Эта процедура заняла больше месяца. Она и выявила недостачу. Согласно акту от 10 мая 1919 года её частично покрыли российской и иностранной золотой монетой на сумму 3855 золотых рублей. Колчаковская опись зафиксировала: в золотой запас входило золото в слитках, в полосах и кружках, самородное золото, серебристое золото, золотистое серебро и платина. Всё это оценивалось суммой в 645 410 610 рублей 79 копеек. Кроме российских, имелись золотые монеты 14 стран мира. Охрану золотого запаса нёс отряд особого назначения, подчиняющийся Министерству финансов.

– И на что тратил Верховный правитель это богатство?

– Придя к власти, Колчак, увы, попал под влияние союзных держав. Генерал М. Жанен, командующий французским экспедиционным отрядом и всеми вооружёнными силами союзников, кроме японских, согласовывал все военные распоряжения. Английский генерал А. Нокс ведал снабжением колчаковской армии. К 15 января 1919 года численность иностранных войск на Востоке России составила 120 тысяч человек. Наряду с чехами здесь были американцы, англичане, японцы, французы, канадцы, итальянцы, сербы и поляки. Ясно, что гарантом помощи союзников было российское золото. К тому же в мае того года союзникам были представлены захваченные в Казани ценности.

Так вот, как свидетельствуют архивные материалы, Колчак произвёл шесть крупных изъятий золота из Омского отделения Госбанка, отправив ценности за рубеж через Владивостокское иностранное отделение Особой кредитной канцелярии. Первая такая отправка состоялась 10 марта 1919 года, причём ещё до начала процедуры пересчёта! В тот день во Владивосток отправили 1236 ящиков с золотыми слитками, золотистым серебром и серебристым золотом. Кстати, и здесь наблюдалось рукотворное ротозейство: перед отправкой ящики не вскрывались, их содержимое не пересчитывалось и не взвешивалось, поэтому общую сумму отправленных ценностей определить невозможно.

Вторая отправка датирована 19 июля. Было вывезено 156 ящиков и 289 мешков с иностранной золотой монетой и 475 ящиков с российской золотой монетой. На следующий день, 20 июля, во Владивосток отправляют ещё 93 ящика, 63 двойных мешка и 12 одинарных мешков с иностранной золотой монетой и 535 ящиков и 396 двойных мешков с российской золотой монетой. Общая стоимость золота, отправленного за оба этих дня, известна – 84 млн 360 тыс. золотых рублей. 8 сентября отгружаются 72 ящика золота Монетного двора. При этом общая стоимость золота в документах не указывается. 26 сентября снова отправляется золото на значительную сумму – 190 899 651 рубль 50 копеек. 18 октября отсылаются ценности на общую сумму в 43 557 744 рубля 05 копеек. Правда, здесь произошла осечка – золото по пути из Читы в Хабаровск перехватывается атаманом Семёновым. Судьба этой партии до сих пор остаётся загадкой. Кроме того, в последние месяцы своего существования правительство Колчака прибегало к активной реализации золотого запаса и к ссудам под золото на весьма тяжёлых условиях (куда ушли проценты? уверен, что не только в зарубежные банки).

Памятник Александру Колчаку в Иркутске – как адмиралу Российского флота и полярному исследователю. Установлен к 130-летию со дня его рождения. Скульптор Вячеслав Клыков

Фото: wikipedia.org

Путь литера «Д»

– Надо полагать, союзники Белого движения за это золото честно обеспечивали армию Колчака оружием и обмундированием?

– В том-то и дело, что на перечисленное русское золото союзники поставляли Колчаку «осетрину второй свежести» – оружие, обмундирование и медикаменты, залежавшиеся на складах после Первой мировой войны. Всего же, как считал советский экономист профессор Н. Любимов, возглавлявший в 1921 году работу особой Комиссии по учёту народнохозяйственных последствий войны и блокады, а в 1922 году участвовавший в работе Генуэзской конференции, на 8 июля 1920 года на счетах всех финансовых агентов Колчака в разных городах мира числилось свыше 60 млн золотых рублей. Это подтверждают и данные кредитной канцелярии во Владивостоке. Любимов уверял, что всего правительством Колчака растрачено из золотого запаса России не менее 215 млн золотых рублей.

В октябре 1919 года под напором Красной Армии и сибирских партизан колчаковцы начали эвакуацию из Омска в Иркутск. Колчак и оставшаяся часть золотого запаса двигались в потоке эшелонов отступавшей армии и беженцев. Верховный правитель следовал в поезде литер «Б», а золотой запас в поезде литер «Д».

– Известно, что эта эвакуация стала поводом для появления многих историй на грани фантастики. Насколько они соответствуют действительности?

– Отправка эшелона с золотым запасом из Омска состоялась 7 ноября 1919 года (как осуществлялась погрузка, действительно, есть несколько взаимоисключающих рассказов). Так, 31 октября при перевозке из Госбанка на станцию Омск была обнаружена пропажа одного мешка с золотом стоимостью 60 тыс. рублей. Золото и охрана (егерский отряд особого назначения капитана Ермохина) были размещены в 40 вагонах (при этом охрана и сопровождающий персонал – в 12).

Движение эшелона до Иркутска сопровождалось трагическими происшествиями:

– 14 ноября у разъезда Киргизский (1024-я верста Омской дороги) в хвост поезда литер «Д» врезался поезд литер «В» с охраной. Пострадали 147 человек. Один из «золотых» вагонов слетел со скатов и был развёрнут поперёк пути. 260 ящиков с золотом подверглись перегрузке;

– 18 ноября произошёл обрыв вагонов у станции Ново-Николаевск;

– 23 декабря на станции Иланская по приказу Колчака в его вагон было передано 20 ящиков с золотой монетой на сумму 1 млн 200 тыс. рублей. 3 января на станции Нижнеудинск их вернули, но без пересчёта;

– 24 декабря по приказу союзного командования чехи взяли под охрану колчаковский поезд и «золотой эшелон»;

– 4 января чехи по акту официально приняли охрану золотого запаса. Было зафиксировано, что в 24 вагонах находится 5126 ящиков и 1678 мешков с золотом (разгрузка и загрузка велись под «наблюдением» чехов);

– 12 января на станции Тыреть обнаруживается пропажа 13 ящиков золота на общую сумму 780 тыс. рублей. Чехи отказались (!) подписать акт о краже.

Чехи вообще «оригинально» охраняли не только «золотой эшелон», но и всю Транссибирскую магистраль. Так, газета «Известия» от 17 сентября 1924 года сообщала об образовании вернувшимися из России бойцами Чехословацкого корпуса Легиобанка, ставшего наиболее крупным и богатым в Чехословакии.

– Трудно поверить и в то, что колчаковское правительство оказалось в накладе, когда буквально в руки бесконтрольно текло такое богатство.

– Не торопитесь делать выводы. Незадолго до падения правительства Колчака министр финансов Омского правительства П. Бурышкин распорядился перевести все оставшиеся во Владивостоке суммы в иностранной валюте за границу на имена колчаковских министров. Счета открывались в банках Харбина (Китай) и Йокогамы (Япония).

– Эшелон Колчака всё же добрался до Иркутска?

– 22 декабря в Иркутске руководители Политцентра (эсеро-меньшевистский комитет) подняли восстание против колчаковцев, и 5 января 1920 года они объявили себя руководящим органом власти. Однако вся освобождённая партизанами территория и рабочие пригороды подчинялись местным большевистским комитетам. Они и приняли решение пропустить поезд Колчака и «золотой эшелон» в Иркутск. На станции Половина к охране поезда совместно с чехами допустили людей из местных повстанческих формирований, а утром 14 января 1920 года на станции Иннокентьевская состав отогнали на запасной путь и отцепили от паровоза. Когда чехи снимать охрану отказались, Иркутский губком РКП(б) направил группу подрывников на Кругобайкальскую железную дорогу, пообещав взорвать тоннели. Если бы это произошло, чехам пришлось бы вместе с награбленным имуществом пешком добираться до Забайкалья. Пришлось им согласиться на совместную охрану. Колчак же и «золотой эшелон» были отправлены в Иркутск, где он и его премьер-министрВ. Пепеляев были арестованы

Усушка-утруска

– Что же осталось от золотого запаса?

– Акт передачи золотого запаса от чехов Политцентру зафиксировал 678 мешков и 5143 ящика с золотом, находившихся в 28 вагонах. В семи вагонах были платина и серебро. (Напомним, что при пересчёте, который проводили чехи десятью днями ранее, 4 января, было 1678 мешков и 5126 ящиков.)

19 января 1920 года был образован большевистский Военно-революционный комитет (ВРК), и через два дня он устранил Политцентр как правительство, неспособное к руководству и обороне Прибайкалья. А тем временем подошедшие к Иркутску отступающие колчаковские войска потребовали выдачи им Колчака и «золотого эшелона». В начале февраля начались бои с каппелевцами, и 7 февраля по приговору Иркутского ВРК, согласованному с Реввоенсоветом 5-й армии, были расстреляны Колчак и Пепеляев. 2 марта из Иркутска выехала последняя чехословацкая воинская часть, а 7 марта в город торжественно вступили части 5-й Красной Армии.

Начался перерасчёт полученных ценностей, и 14 февраля в два часа ночи в Москву сообщили: чистый вес золота составляет 21 442 пуда 29 фунтов 68 золотников. С 24 февраля по 8 марта особая комиссия провела перерасчёт и перегрузку золотого запаса в новые вагоны. 22 марта в 16 часов эшелон с золотым запасом покинул Иркутск. Впереди паровоза имелась открытая площадка для пулемётного расчёта, сзади – вагон караульной службы. Затем следовали 13 вагонов с золотым запасом. Потом снова вагоны с охраной и вагоны служебного персонала. Всего в «золотом эшелоне» было 26 вагонов. Все вагоны и паровоз связывала телефонная связь. Переправа через восстановленные мосты была произведена перекатным способом повагонно.

Любопытно, что 22 апреля в Иркутске при перевозке серебра из поезда литер «Е» было обнаружено 17 ящиков с небольшими слитками золота (более 230 кг). 12 мая их также отправили на запад, но уже в Москву. Золотой же запас прибыл в Казань 3 мая и за четыре дня был разгружен и помещён в кладовые Народного банка.

В справках о наличии золота в Российской Федерации по состоянию на 9 ноября 1920 года в Казани можно прочитать: имелось драгоценного металла (сибирское золото) на 395 млн 222 тыс. 772 рубля 81 копейку (в Иркутском отделении Госбанка на то же время имелось 1430 пудов серебра в слитках).

Следовательно, колчаковское правительство растратило (и ему «помогли» воры разных мастей) российский золотой запас на сумму в 256 309 345рублей 05 копеек (по другим данным – 235,5 млн рублей).

– И это при том, что, как пишут историки, основной причиной предательства Колчака и последующей его выдачи союзниками стали заявления Верховного правителя ещё в Омске, что золотой запас, как и захваченные чехословаками в огромном объёме материальные ценности, являются достоянием России и что он не допустит их вывоза за рубеж? Известны также факты, что его арест был ускорен после того, как чешское командование узнало о телеграфном приказе Александра Васильевича во Владивосток проверить все ценности и имущество, вывозимые чешскими легионерами из России.

– Колчак был неоднозначной фигурой. В нашем городе ему к 130-летию со дня его рождения, как активному участнику Русско-японской и Первой мировой войны, заслуженному полярному исследователю, установили памятник. Он стоит неподалёку от того самого места, где его расстреляли, а тело сбросили в прорубь Ангары. Споры о необходимости реабилитации Александра Васильевича шли многие годы. Были и сторонники, и ярые противники Колчака. Кстати, на открытии памятника Валентин Распутин сказал, что народ должен помнить таких людей, как Колчак, при всей неоднозначности их деяний.

На Генуэзской международной конференции сумма колчаковского ущерба России была включена в общую цифру потерь нашей страны от войны и иностранной военной интервенции и предъявлена в качестве советских контрпретензий.

История золотого запаса России, – считает Дубровин, – стала неотъемлемой частью истории Гражданской войны в России, она тесно переплетена с судьбами её героев и антигероев и даже целых стран. Невозможно судить о судьбе российского золотого запаса, не зная материалов из фондов В.И. Ленина, деятельности А.В. Колчака, В.О. Каппеля, М.А. Муравьёва, руководителей Чехословацкого корпуса, командования стран Антанты. Поэтому ещё и сегодня эта «золотая тема» вызывает столько вопросов.

Беседовал Анатолий ЖУРИН

Авторы: Анатолий ЖУРИН

Опять, как в годы золотые,
Три стертых треплются шлеи,
И вязнут спицы расписные
В расхлябанные колеи…

Россия, нищая Россия,
Мне избы серые твои,
Твои мне песни ветровые,-
Как слезы первые любви!

Тебя жалеть я не умею
И крест свой бережно несу…
Какому хочешь чародею
Отдай разбойную красу!

Пускай заманит и обманет,-
Не пропадешь, не сгинешь ты,
И лишь забота затуманит
Твои прекрасные черты…

Ну что ж? Одной заботой боле —
Одной слезой река шумней
А ты все та же — лес, да поле,
Да плат узорный до бровей…

И невозможное возможно,
Дорога долгая легка,
Когда блеснет в дали дорожной
Мгновенный взор из-под платка,
Когда звенит тоской острожной
Глухая песня ямщика!..

Анализ стихотворения «Россия» Александра Блока

А. Блок – своеобразный поэт со своим особым взглядом на мир. Его убеждения на протяжении всей жизни часто менялись, но неизменным оставалось одно – любовь к своей стране. В 1908 г. он написал стихотворение «Родина», в котором есть предчувствие надвигающихся ужасов революции и гражданской войны.

Блок относится к России без показного патриотизма и лживого приукрашивания действительности. Его отношение подобно взглядам другого знаменитого поэта и писателя – И. А. Бунина. Блок прекрасно понимает отсталость и низкий уровень развития России. На протяжении веков основной производительной силой остается малограмотное крестьянство. Цивилизация затрагивает лишь крупные города. На бескрайних российских просторах по-прежнему – «расхлябанные колеи».

Все же поэту бесконечно дорога «нищая Россия», представляющая собой огромное множество серых деревень. В ее патриархальности и неспособности к изменениям Блок видит залог устойчивости. Крепкие традиции, мешающие модернизации страны, позволяют сохранить целостность государства. Автор признает, что России в целом присущи врожденные черты русского простого народа: доброта и доверчивость. В стихотворении возникает собирательный образ России – простая русская женщина, которая обладает особой красотой и привлекательностью. Ее легко обмануть какому-нибудь «чародею», что уже не раз случалось в истории.

Но благодаря врожденному инстинкту к самосохранению Россия всегда возрождалась и собиралась с новыми силами. Поэт уверен, что стране еще не раз предстоит стать жертвой обмана, который со временем станет лишь очередной слезой в широкой реке. На удивление врагам раздавленная Россия вновь восстает в своем великом облике. Мысль автора можно считать пророческой, учитывая последующие события.

Стихотворение представляет собой философское размышление автора о судьбе своей Родины. Оно написано в форме обращения лирического героя к России. Выразительные средства подчеркивают незавидное положение страны: эпитеты («нищая», «серые»), сравнения («как слезы»). Многоточия усиливают важность размышления, его бесконечность.

В целом стихотворение «Родина» заканчивается оптимистическим выводом – «Невозможное возможно». Блок уверен, что из всех испытаний, в которые будет повергнута Россия внешними и внутренними врагами, она с честью сумеет выйти. Слабость и бедность – лишь чисто внешние показатели. В глубине страны таятся огромные силы и несгибаемый народный дух, опирающийся на многовековую историю и культуру.

ВНАЧАЛЕ БЫЛО «КРАСНОЕ ЗОЛОТО»

Н. Михалков родился 21 октября 1945 года в Москве в той же семье, что и Андрей Михалков-Кончаловский (см. выше). До 8-го класса Никита учился в спецшколе № 20, но затем вынужден был ее бросить и перейти в обычную среднюю школу. Одновременно с этим он поступил в театральную студию при драматическом Театре имени Станиславского. Когда ему исполнилось 14 лет, он впервые попал на съемочную площадку (фильм снимал его брат Андрей, это была его первая курсовая работа). С тех пор Никита «заболел» кинематографом и к окончанию десятилетки представлял свое будущее только в одной ипостаси киноактера. Ни о чем ином не думал. И его мечта сбылась. Снявшись в 1960 году в крохотном эпизодике в фильме Василия Ордынского «Тучи над Борском», он уже через год получил серьезную роль своего сверстника в молодежной комедии Генриха Оганесяна «Приключения Кроша». После выхода фильма на экран у юного актера от успеха закружилась голова, однако старший брат быстро вернул ее в нормальное состояние. Вот как вспоминает об этом сам Н. Михалков:

«Был случай, от которого я до сих пор краснею. Я только снялся в «Кроше», и фотограф сделал бессчетное количество моих снимков. Я заклеил ими всю свою комнату и был чрезвычайно доволен: я приближался к искусству, к брату. Но когда я вошел однажды в комнату, увидел развешанные повсюду стрелки. Повел по ним глазами и наткнулся на скромную фотографию своего прадеда Василия Ивановича Сурикова (мать Никиты — Наталья Петровна Кончаловская — была внучкой русского живописца. — Ф. Р.). Под снимком я прочел надпись: «Стыдись. Бери пример с предков». По сей день у меня в доме нет ни одной собственной фотографии».

Окончив школу, Михалков был зачислен в труппу Театра имени Станиславского, но играл там исключительно эпизодические роли типа «кушать подано». Эта ситуация его откровенно угнетала, и он во что бы то ни стало хотел доказать себе и окружающим, что чего-то стоит. Такая возможность у Михалкова появилась в 1963 году, когда на экраны вышел фильм Георгия Данелия «Я шагаю по Москве», где Михалков сыграл одну из главных ролей обаятельного москвича Колю. Как говорят в таких случаях: «на следующий день Михалков проснулся знаменитым».

В год выхода фильма на экран Михалков поступил в Театральное училище имени Щукина. Причем сделал это тайком от отца, чтобы тот не дай бог не вздумал звонить кому-нибудь и хлопотать об устройстве его туда по блату. Вместе с ним тогда поступила в училище и 19-летняя восходящая звезда советского кино Анастасия Вертинская. Через два года они поженились, и вскоре на свет появился мальчик — Степан. Правда, рождение ребенка не уберегло молодую семью от скорого развода.

Разлад в личной жизни оказался не единственным огорчением для Михалкова в те годы — в 1966 году его отчислили из училища. Поводом к этому послужило то, что Михалков снимался в кино, а студентам «Щуки» это делать строго воспрещалось. Михалкова предупреждали несколько раз, он давал слово исправиться, но ни разу своих обещаний не сдержал. В 66-м на экраны страны вышел очередной фильм с его участием — «Перекличка», и терпение педагогов лопнуло — его отчислили. Но Михалков не слишком сильно переживал по этому поводу и довольно быстро нашел для себя новое место — поступил на 2-й курс режиссерского факультета ВГИКа (мастерская М. Ромма).

Примерно весной 1970 года, когда Михалков учился на третьем курсе ВГИКа, он уже стал всерьез задумываться о том, чтобы снять первую полнометражную ленту. Но никак не мог выбрать под нее тему. Как вдруг однажды на глаза ему попалась заметка в журнале «Наука и жизнь», где была помещена статья про Деминский золотой рудник, что в Сибири. Про то, как намытое там золото большевики отправили в Москву, но на поезд напали белогвардейцы, и как это золото переходило из рук в руки, пока, наконец, его не отбили чекисты. Стоит отметить, что нечто подобное в советском кинематографе уже было: в частности, режиссер Илья Гурин снял в 1959 году фильм «Золотой эшелон» про то, как омские большевики спасали зимой 1919 года находившийся в их городе золотой запас России, помешав Колчаку вывезти его за границу. Однако Михалкова роднило с Гуриным только одно обстоятельство — сюжет его будущего фильма тоже крутился вокруг золота, вся же остальная канва была совершенно иной.

Придумав тему, Михалков стал искать под это дело сценариста. И остановил свой выбор на Эдуарде Володарском, которого хорошо знал, вращаясь в компании своего старшего брата Андрея.

Э. Володарский родился 3 февраля 1941 года. В 1968 году окончил ВГИК. Тогда же познакомился с Андреем Михалковым-Кончаловским — они оба работали в объединении Михаила Ромма «Товарищ». Андрею очень нравился сценарий Володарского «Долги наши», но в то же время он понимал, что его никто не пропустит. А когда Володарский спросил друга, что же ему делать, Кончаловский посоветовал ему писать пьесы. И даже обрисовал это конкретно: дескать, возьми чеховского «Дядю Ваню», посчитай, сколько слов, чтоб у тебя было не больше. Володарский так и сделал. В итоге его первая пьеса пользовалась такой популярностью в театрах, что года два даже обходила пьесы самого Сергея Михалкова.

Однако параллельно с пьесами Володарский кропал и сценарии, но уже такие, которые с удовольствием брались ставить на различных киностудиях. Так, в 1970 году, когда Михалков предложил ему работать вместе, свет увидели сразу два фильма по сценариям Володарского: «Белый взрыв» и «Дорога домой».

По задумке Михалкова, свой будущий фильм он должен был снимать в тесной компании единомышленников. Поэтому кроме Володарского он привлек к работе над ним еще двух людей, с которыми постоянно тусовался в последнее время: оператора Павла Лебешева и художника Александра Адабашьяна.

П. Лебешев родился 15 февраля 1940 года. Его отец — Тимофей Павлович Лебешев — был известным кинооператором, снявшим целый ряд хитов. Среди них: «Девушка с характером» (1939), «Жестокость» (1959), «Мичман Панин» (1960), «Девчата» (1962), «Тишина» (1964), «Щит и меч» (1968) и др. Сын тоже решил пойти по стопам отца и сразу после окончания школы подал документы во ВГИК. Однако провалился на экзаменах. Неудача его не сломала, и в том же 57-м году он устроился на «Мосфильм» механиком съемочной аппаратуры. Затем дослужился до ассистента оператора. Работал с такими мастерами отечественного кино, как Л. Косматов, Г. Егиазаров. По словам самого П. Лебешева: «Я считаю, мне сильно повезло, что я не поступил во ВГИК после школы: выпускнику-вгиковцу, чтобы стать настоящим оператором, еще столько нужно узнать и попробовать. А я все это прошел, испытал на собственной шкуре, своими руками переделал».

В 60-е годы отец взял сына к себе вторым оператором (вместе они снимали «Тишину» и «Щит и меч»). Затем Павел отправился в свободное плавание. В 68-м поступил на заочное отделение операторского факультета ВГИКа (мастерская А. Д. Головина), не упуская при этом возможности параллельно снимать кино. Первым его самостоятельным фильмом стала мелодрама «Город первой любви» (1970). В год выхода картины на экран Лебешев приступил к съемкам другого фильма — будущего хита «Белорусский вокзал».

А. Адабашьян родился в марте 1945 года. В конце 60-х окончил Московское высшее художественное училище (бывшее Строгановское). Тогда же познакомился с Михалковым, который и «совратил» его кинематографом, пригласив в качестве художника в свой диплом «Спокойный день в конце войны».

9 июня 1970 года сценарно-редакционная коллегия творческого объединения «Время» при киностудии «Мосфильм» обсудила сценарную заявку Михалкова и Володарского, отметила, что «будущий фильм — откровенно коммерческий, но интересный, что зритель любит приключения» и т. д. и т. п. В итоге с ними был заключен договор. Спустя несколько дней вся четверка в полном составе отправилась в Гагры, чтобы там совместить полезное с приятным: и сценарий написать, и отдохнуть как следует. Однако совместить не получилось: сценарий был написан только наполовину, так как, пока Михалков, Адабашьян, Лебешев жарились на солнце, работал один Володарский. А по возвращении в Москву работа и вовсе застопорилась — Михалков вплотную занялся съемками своей дипломной работы — короткометражки «Один день в конце войны» (в ней снимались: Сергей Никоненко, Наталья Аринбасарова, Юрий Богатырев), а у Володарского проблем было еще больше. Во-первых, у него тяжело заболела жена (14 ноября он положил ее в госпиталь Военной медицинской академии), во-вторых — он в те дни массу времени посвящал другому фильму — «Разлом» (в прокате — «И был вечер, и было утро…»), режиссер которого тоже заболел и угодил в больницу, поэтому Володарскому приходилось заниматься не только дописыванием текстов и диалогов, но и монтажом, озвучанием и т. д. В итоге, когда объединение «Время» поинтересовалось результатами труда сценаристов, тем предъявить было нечего, и они попросили пролонгировать срок сдачи материала до 1 февраля 1971 года. Им пошли навстречу.

К назначенному сроку сценарий под названием «Красное золото» был готов, причем его сюжет существенно отличался от того, который потом был реализован в знаменитом фильме. Судите сами.

Чтобы помочь голодающим Поволжья, Иркутский губком решил восстановить золотые прииски, разрушенные белогвардейцами. Однако дело это трудоемкое и требовало не только времени, но и большого количества людей. И тут как нельзя кстати произошло следующее: председатель ЧК сообщил, что в его застенках дожидается смертной казни бандитский атаман есаул Брылов, который якобы знает, где находится золотая жила, выходящая на поверхность земли. По словам Брылова, эту жилу открыл много лет назад его отец-старатель. Но показать дорогу к жиле есаул согласен только в обмен на свободу. Посовещавшись, члены Иркутского губкома решили пойти на сделку с атаманом голодающие Поволжья ведь ждать не могут.

За пару дней была сформирована экспедиция в тайгу, руководить которой назначили чекиста Егора Максимовича Шилова. Кроме него в отряд вошли: сам Брылов, несколько красноармейцев и женщина-топограф Нина Викторовна. По плану, разработанному в губкоме, если через три недели от экспедиции не будет никаких вестей, то следом за ними пошлют вторую группу.

Между тем чуть ли не с первых дней похода искателей золота поджидали неприятности. Началось все с того, что пали три лошади. Шилов и Нина отправились в ближайшую деревню за лошадьми, а когда вернулись, нашли на стоянке трупы своих товарищей. Брылов и один красноармеец исчезли. После всего случившегося впору было возвращаться назад, но Шилов был человеком упертым. Он решил продолжать поход, рассчитывая на помощь жителей ближайшей деревни. Но ситуация осложнялась тем, что мужиков в деревне практически не осталось, кроме председателя сельсовета и четырех дезертиров. Первого Шилов взял с удовольствием, а вот дезертиров, как говорится, за неимением лучшего — надежды на них не было никакой. А за несколько часов до выступления произошло неожиданное — в экспедицию напросился младший брат Брылова. Причем пришел он не с пустыми руками — принес карту, на которой было обозначено точное место расположения отцовской жилы. Окрыленный Шилов выступил в поход.

Как и положено такого рода сценарию, описание похода полно массой всяческих приключений. Однако не избежал он и присутствия откровенных агиток, свойственных многим произведениям того времени. Например, такой. В походе дезертиры стали бузить, один из них бросает в лицо Шилову следующие обидные для чекиста слова: «Ленин ваш в Кремле окопался, плевать ему на страдания наши». Шилов не стал долго дискутировать с дезертиром, выхватил пистолет и застрелил его. При этом объяснил свой поступок так: «Это за Ленина! За вождя нашего, за вождя всех, кто кровью своей и жизнью добывает народу счастье».

Этот поступок заставил по-иному взглянуть на Шилова его компаньона Нину. Она влюбилась в чекиста. Причем так сильно, что в порыве откровенности призналась ему, что она… член партии эсеров, и послана в экспедицию с одной целью — разведать место, где находится золотая жила. Она предложила Шилову бросить все и бежать вместе куда глаза глядят. Но тот вместо этого связал женщину, а сам ушел в тайгу, потрясенный случившимся. Пробродив там около часа, Шилов вернулся в лагерь и застал там жуткую картину — Нина покончила с собой.

А экспедиция продолжалась. Один за другим погибают ее участники, пока в живых не остался один человек — Шилов. Он-то и доходит до жилы. А найдя ее, обнаружил там вовсю работающих людей — это его же товарищи сумели за то время, пока он плутал по тайге, отыскать рудник и теперь добывают из него золото. Хэппи энд.

Обсуждение сценария «Красное золото» в творческом объединении «Время» состоялось 5 февраля 1971 года. Из авторов на нем присутствовал один Володарский, поскольку у Михалкова через три недели была назначена сдача диплома. Но на характере обсуждения его отсутствие совершенно не сказалось. Сценарий всем понравился, и Володарскому дали задание: доработать отдельные куски и предоставить второй вариант к середине июня.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.
Читать книгу целиком
Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Дороже золота: в России найдено древнее месторождение

Ростовская область готовится обогатить Россию новыми ценными ресурсами, сформировавшимися в конце мезозойской эры.

Ростовская область хранит в себе множество богатств, включая газ, железную руду, фосфориты, песчаники, уголь и другие полезные ископаемые. Не так давно их список пополнился еще одним очень ценным месторождением.

Отметим, что перспективные места для добычи углеводородов пролегают не только в недрах Ростовской области, но и в Краснодарском крае. Согласно сообщению пресс-службы холдинга «Росгеология», месторождение было обнаружено на юге Ростовской области. Отмечается, что образовалось оно около 66 миллионов лет назад, в период конца мезозойской эры — начала кайнозойской. Предполагаемый объем ресурсов насчитывает десятки миллионов тонн.

Эксперты не стали уточнять, какие именно углеводородные запасы хранятся в недрах ростовской земли. Но при учете того, что измеряют их в тоннах, а не кубометрах, то речь идет, скорее всего, о нефти.

Читайте iReactor в Яндексе