Завели танк времен второй мировой войны

Запуск танка вручную показали на видео

Танк, несмотря на все свои особенности — транспортное средство, оснащенное двигателем внутреннего сгорания. Для его быстрого запуска современные боевые машины оснащены несколькими дублирующими друг друга системами. Можно завести двигатель электрическим стартером, можно при помощи сжатого воздуха, есть и другие способы…

Немецкая бронетехника времен Второй Мировой войны имела маховик-накопитель, предназначенный для запуска двигателя без использования аккумулятора или сжатого воздуха. Для этого в задней броне имелось отверстие, куда следовало вставить пусковую рукоятку — русские водители прозвали ее «кривой стартер», — и крутить, постепенно увеличивая частоту вращения. Когда маховик раскручивался, надо было быстро вытащить рукоятку, а затем при помощи особой веревки включить сцепление инерционного маховика с коленвалом двигателя. Если все проделать быстро и умело, силами одного-двух человек вполне возможно было запустить массивный танковый двигатель мощностью в несколько сотен лошадиных сил.

Инерционными маховиками оснащались самоходки Stug, танки Tiger, Tiger II и Pantera. Их преимущество перед «кривым стартером», соединенным непосредственно с коленвалом — отсутствие риска сломать палец или получить удар рукояткой в лоб при детонации топливной смеси в цилиндрах.

Однако, как следует из опубликованного видео, есть еще более экзотические способы привести гусеничную бронетехнику в движение. Как минимум однажды советскую самоходную гаубицу 2С1 «Гвоздика» завели «с толкача», словно малолитражку. Чтобы сдвинуть с места и разогнать бронированную машину весом 15,7 тонны понадобились усилия шести человек. Завести САУ удалось со второй попытки. «Почему-то я не сомневался, что это русские», — написал комментатор видео.

С какими танками противники встретили Вторую мировую войну

В предыдущих материалах были рассмотрены типы и характеристики танков, разрабатываемых Германией, СССР, Англией, Францией и США в межвоенный период. Франция и Англия, исходя из опыта применения танков в Первой мировой войне, придерживались оборонительной концепции, предусматривающей приостановку наступления противника, его изматывание и перевод войны в позиционную форму. В танках они видели средство поддержки пехоты и кавалерии и основной упор делался на разработку легких и сверхтяжелых танков. Кроме этого, разрабатывались средние танки, способные вести самостоятельные боевые действия и противостоять танкам и противотанковой артиллерии противника. В связи с этим в их армиях самостоятельных бронетанковых сил не было, танки были рассредоточены по пехотным и кавалерийским соединениям.


Германия, принявшая «доктрину блицкрига», основанную на достижении молниеносной победы путем нанесения превентивного удара по противнику за счет использования крупных танковых соединений для прорыва фронта и проникновения в глубину территории противника. В Германии основное внимание было уделено разработке мобильных легких и средних танков. Немецкие стратеги первыми увидели основное назначение танков в будущей войне и грамотно этим воспользовались.
В Советском Союзе придерживались франко-английской концепции сдерживания противника, разгром и преследование на его территории и основное внимание было уделено разработке легких танков поддержки пехоты и кавалерии. Самостоятельных бронетанковых сил в Красной армии также не было, в виде рот, батальонов и полков они входили в штат или придавались для усиления стрелковых дивизий и бригад.
На фоне успехов немецкой армии при стремительном наступлении и разгроме Польши, Франция и Англия пересмотрели свою концепцию и в 1940 году начали создавать танковые дивизии, В Советском Союзе на этом фоне также начали создавать механизированные корпуса и танковые дивизии для выполнения самостоятельных задач, но к началу войны реорганизации не была завершена.
В межвоенный период были созданы модели танков различных классов от самых легких танкеток до сверхтяжелых «монстров». К концу 30-х в танкостроении стала преобладать классическая компоновка танков с поиском оптимального соотношения огневой мощи, защищенности и подвижности танков. Опыт разработки и эксплуатации танков показал, что наиболее эффективными оказались средние и близкие к ним танки. К началу войны будущие противники подошли с разным количеством и качеством танков, принципиально разные у них были и концепции их использования.

Наиболее эффективной оказалась немецкая доктрина, с помощью которой Германия в кратчайшие сроки громила своих противников танковыми клиньями и принуждала их к капитуляции. При этом по количеству и качеству танков Германия зачастую не превосходила своих противников и даже такими средствами добивалась впечатляющих результатов. Своими действиями Германия доказывала, что кроме хороших танков надо еще уметь грамотно использовать их.
Что из себя представляли танки противников накануне войны? Четкой градации танков в сегодняшнем понимании тогда не существовало, были легкие, пехотные, кавалерийские, крейсерские и тяжелые танки. Для простоты качественного и количественного анализа все основные танки того времени в данном рассмотрении сведены в три сравнительные таблицы – легкие, средние и тяжелые с указанием их тактико-технических характеристик и количества произведенных образцов до войны.

Легкие танки

Этот класс самый большой по типам и количеству танков, сюда же стоит отнести и легкие плавающие танки, которые массово выпускались только в СССР и серьезного использования по назначению не имели, поскольку практически все были уничтожены в первые месяцы войны. В других странах производителях бронетехники плавающие танки серийно не выпускались.

1)Танков серии БТ всего было произведено 8620, в том числе 620 БТ-2, 1884 БТ-5. 5328 БТ-7 и 788 БТ-7М.

Легкие танки

Также во всех странах в этот период серийно выпускались танкетки, но в связи с их незначительным влиянием на огневую мощь танковых и других соединений в данном рассмотрении они не учитываются.
Рассмотрение основных характеристик по огневой мощи, защищенности и подвижности легких танков показывает, что принципиально они не отличались и характеризовались экипажем в основном 2-3 человека, весом танков (5-14) тонн, легким пушечным и пулеметным вооружением, противопульным бронированием и относительно хорошей подвижностью.

Почти все они были клепаной конструкции из броневых листов, имели бронирование (13-16) мм, выделялись только французские танки H35, R35, FCM36 и советский танк Т-50 с противоснарядным бронированием 34-45 мм. Следует также отметить, что в конструкции корпуса и башни FCM36 и Т-50 в основном использовалась установка броневых листов под рациональными углами наклоны.
В качестве пушечного вооружения на легких танках устанавливались 20-45-мм пушки. На французских танках короткоствольная 37-мм пушка, на немецком Pz.II длинноствольная 20-мм пушка и на советских танках длинноствольная 45-мм пушка.

На французском FCM36 и советском Т-50 в качестве силовой установки использовался дизельный двигатель, на остальных танках бензиновые, впервые дизельный двигатель был применен на французском танке. Серьезное преимущество по подвижности имел советский Т-50.
Немецкий Pz.I и английский Mk VI по вооружению и бронированию были самыми слабыми и уступали советским и французским легким танкам. Огневая мощь немецкого Pz.II была недостаточной из-за установки малокалиберной пушки . Советские массовые танки Т-26 и БТ-7 по вооружению превосходили немецкие, по бронированию были на равных, а по подвижности БТ-7 превосходил немецкие танки. По совокупности характеристик, огневой мощи, защищенности и подвижности, всех опережал советский Т-50.

Средние танки

Средние танки характеризовались экипажем в основном (3-6) человек, весом 11-27 тонн, 37-76,2-мм пушечным вооружением, хорошей противопульной бронезащитой, некоторые танки имели противоснарядную защиту, и удовлетворительной подвижностью.

1) Всего было произведено 300 танков, в том числе 175 Мк II А10 и 125 МкI А9 с близкими характеристиками.
2) Всего было произведено 2491 танк, в том числе 1771 MkV, 655 МкIV А13 и 65 Мк III А13 с близкими характеристиками.
3) Было произведено 1248 танков Т-34 по июль 1941 года.

Бронезащищенность в основном была на уровне 16-30 мм, только английский Matilda I имел броню толщиной 60 мм, а у Т-34 бронезащита была 45 мм с рациональными углами наклона.
Наиболее мощные по калибру пушки имели Pz IV и Т-34, но на Pz IV была короткоствольная 75мм пушка с L /24, а на Т-34 длинноствольная 76,2-мм пушка с L/41,5.

По подвижности выделялся Т-34 с дизельным двигателем, скоростью танка 54 км час и запасом хода 380км.
По совокупности характеристик все танки серьезно опережал Т-34, несколько уступали ему немецкий Pz IV и французский S35. На Западе хороший средний танк так и не разработали, Т-34 стал первым танком, в котором при всех его недостатках по компоновке боевого отделения было оптимальное сочетание огневой мощи, защищенности и подвижности, обеспечивающих ему высокую эффективность.

Тяжелые танки

Тяжелые танки характеризовались экипажем в основном 5-6 человек, весом 23-52 тонны, пушечным 75-76,2-мм вооружением, противоснарядным бронированием и ограниченными характеристиками по подвижности.

Немецкий танк Nb.Nz. фактически был средним танком, но в рекламных целях немецкая пропаганда везде преподносила его как тяжелый танк. Всего было изготовлено 5 образцов этого танка, три из них были отправлены в Норвегию, где демонстрировали мощь бронетанковых сил вермахта и практически никакой роли в боевых действиях не играли.
Многобашенные советские танки Т-35 оказались тупиковой ветвью и в реальных боевых действиях оказались неэффективными. Создание штурмового танка КВ-2 со 152-мм гаубицей также не имело дальнейшего развития из-за проблем с орудием, больших габаритов танка и его неудовлетворительной подвижности.
По совокупности характеристик КВ-1 и B1bis с противоснарядным 60-75- мм бронированием и мощным вооружением достойно были представлены в нише тяжелых танков и успешно применялись во время войны. По огневой мощи выделялся КВ-1 с длинноствольной 76,2-мм пушкой с L/41,6. Не сильно уступал ему французский B1bis, вооруженный двумя пушками, в начале войны он показал высокую эффективность и 161 захваченных немцами B1bis были включены в состав вермахта.
\

Советская и немецкая школы танкостроения

С началом войны сразу же стали видны преимущества и недостатки всех танков. Ни один из легких, средних и тяжелых танков Англии и США не нашел применения во время войны, им пришлось разрабатывать и запускать в серийное производство новые легкие, средние и тяжелые танки. Оккупированная Франция полностью прекратила разработку и производство танков. В Германии легкие Pz.II эксплуатировались вермахтом до 1943 года, а средние Pz.III и Pz.IV стали самами массовыми танками Германии и выпускались до конца войны, в дополнение к ним в 1942 году появились Pz.V «Пантера» и Pz.VI «Тигр».

Танки Советского Союза с началом войны достойно были представлены в каждом классе, среди легких Т-50, средних Т-34 и тяжелых КВ-1. Т-34 стал основным танком армии и символом Победы. По организационным соображениям не был поставлен на серийное производство Т-50, вместо устаревших легких танков Т-26 и семейства БТ были разработаны и запущены в серию простые и дешевые легкие танки Т-60 и Т-70, которые значительно уступали Т-50, но дешевизна и простота производства в военное время взяла свое. Небольшая партия Т-50 в 75 танков подтвердила его высокие характеристики, но в условиях эвакуации заводов в начале войны наладить его серийное производство не получилось, все силы были брошены на массовое производство Т-34. Тяжелые танки КВ-1, также себя проявили в начале войны, на их основе появились более совершенные КВ-85 и семейство ИС.
Все это говорит о том, что советская и немецкая школы танкостроение в предвоенные годы оказалось на высоте, выбрали верный путь развития танков, создав действительно достойные образцы, усилив их потом более совершенными, разработанными уже во время войны.

Количественное соотношение танков накануне войны

После рассмотрения тактико-технических характеристик танков представляет интерес их количественное соотношение накануне войны. В разных источниках цифры разнятся, но порядок цифр в принципе совпадает. Для количественного сравнения танков в данном материале использован выпуск танков промышленностью в межвоенный период. Естественно, не все танки оказались в войсках с началом боевых действий, часть была в ремонте или в качестве учебных, часть списана и утилизирована, но это касается всех стран и по соотношению выпущенных танков можно судить о мощи бронетанковых сил стран, вступивших во Вторую мировую войну.

1) В СССР до войны было произведено 4866 плавающих танка, в том числе 2566 Т-37А, 1340 Т-38, 960 Т-40.
2) Германия захватили в Чехословакии 244 легких танка LT vz.35 (Pz.35(t)) и 763 легких танка LT vz.38 ( Pz.38(t)), во Франции 2152 легких танка, в том числе 704 FT17 (18), 48 FCM36, 600 Н35, 800 R35, а также 297 средних танка S35 SOMUA и 161 тяжелых танка B1bis и включила их в состав вермахта.

Производство танков накануне войны

СССР. До июля 1941 года было выпущено 18381 легких танка, в том числе 9686 легких танков Т-26, 8620 быстроходных танков серии БТ (620 БТ-2, 1884 БТ-5, 5328 БТ-7, 788 БТ-7М) и 75 легких танка Т-50.
Также было выпущено 4866 легких плавающих танков (2566 Т-37А, 1340 Т-38, 960 Т-40). Их трудно отнести к танкам, но по своим характеристикам и возможностям это были бронированные машины с броней толщиной (13-20) мм и пулеметным вооружением.
Средних танков было выпущено 1248 Т-34 и 503 Т-28. Тяжелые танки были представлены 432 КВ-1, 204 КВ-2 и 61 Т-35.
Всего было выпушено 20829 танков всех классов, из них 18381 легких,1751 средних и 697 тяжелых, а также 4866 плавающих танка.
Германия. До июля 1941 года выпушено 2827 легких танка (1574 Pz.I и 1253 Pz.II) и 1870 средних танка (1173 Pz.III и 697 Pz.IV) и 5 тяжелых Nb.Nz.

После присоединения Чехословакии в 1938 в состав вермахта были включены 1007 легких чехословацких танка (244 LT vz.35 и 763 LT vz.38), а после разгрома в 1940 Франции 2152 легких танка (704 FT17 (18), 48 FCM36, 600 Н35, 800 R35), 297 средних танка S35 SOMUA и 161 тяжелых танка B1bis.
Всего в составе вермахта было 8319 танков всех классов, из них 5986 легких, 2167 средних и 166 тяжелых танков.
Франция. На начало войны Франция имела 2270 легких танка, (1070 R35, 1000 Н35, 100 FCM36), примерно 1560 устаревших легких танков FT17 (18), 430 средних танка S35, 403 тяжелых танка B1bis и несколько сотен других типов легких танков, выпускавшихся мелкими сериями.
Всего во французской армии накануне войны было примерно 4655 танков различных классов, из них 3830 легких, 430 средних и 403 тяжелых танка.
Англия. На начало войны в Англии было выпущено 1300 легких танка MkVI и 3090 средних танка (139 Matilda I, 160 Medium MkII, 175 Мк II А10, 125 МкI А9, 1771 MkV, 655 МкIV А13, 65 Мк III А13).
Всего Англия располагала 4390 танков различных классов, в том числе 1300 легких, 3090 средних. Тяжелых танков не было.
США. В США было выпущено 990 танков различных классов, в том числе 844 легких танка (148 М1 и 696 М2) и 146 средних танка Medium M2. Тяжелых танков также не было

Почему мы проиграли начало войны

Рассмотрение технических характеристик танков и их количественного соотношения, с одной стороны, вызывает гордость за наших танкостроителей, создавших перед войной танки, не уступающие и даже превосходящие западные образы, с другой, встает вопрос, как же так, при таком количестве танков, многократно превосходящих немецкие, мы практически все танки потеряли в первые месяцы войны и откатились далеко назад.
Старые легенды, что на нас ринулась лавина мощных немецких танков, давно развеяны и приведенные цифры только подтверждают это. Мы не уступили им в качестве, а в количество многократно превосходили. Характеристики немецких танков были далеко не на высоте, мощные «Пантеры» и «Тигры» появились только в конце 1942 года. С такой массой своих даже не очень совершенных танков мы могли просто растерзать немецкие танковые клинья, но этого не произошло. Почему?
Наверно потому, что немцы серьезно переигрывали нас в стратегии и тактике применения танков, именно они первыми взяли на вооружение концепцию блицкрига, при которой танковые клинья при поддержке артиллерии, пехоты и авиации стали главной силой прорыва обороны и окружения противника. Прорыв готовила артиллерия и авиация, подавляя противника, танки бросались на завершающей стадии прорыва и завершали разгром противника.
Наши командиры всех уровней не были готовы к этому. Здесь, по всей видимости, сказалось много факторов как технического, так и организационного характера. Многие танки были устаревших конструкций и не отвечали требованиям времени. Танк Т-34 был еще «сырой» и страдал «болезнями роста», экипажи танков были плохо подготовлены и не умели пользоваться техникой. Не была организована система обеспечения боеприпасами и топливом, часто боеспособные танки приходилось бросать и не всегда они уничтожались. Плохая организация ремонтно-эвакуационной службы приводила к тому, что нередко подбитые и вполне боеспособные танки не эвакуировались с поля боя и уничтожались противником.
Немаловажное значение имела хорошая подготовка немецких танкистов и их хорошие тактические навыки по слаженности работы экипажей танков и опыт командования, полученный в сражениях с Польшей и Францией по управления танковыми подразделениями и соединениями.
Серьезные проблемы в Красной армии были и с тактикой использования танков, неподготовленность командного состава всех уровней, особенно высшего звена, к действиям в критической ситуации и неразберихе первых дней войны, приводила к потере управляемости войсками, поспешным вводом механизированных корпусов и танковых частей для ликвидации прорывов и наступления на хорошо подготовленную оборону противника без поддержки артиллерии, пехоты и авиации, а необоснованные длительные марши на большие расстояния выводили технику из строя еще до введения ее в бой.
Все это было ожидаемо после чисток «большого террора», все видели, чем заканчивалось инициатива и излишняя самостоятельность, вновь испеченные командиры боялись проявлять личную инициативу, страх сковывал их действия и вышестоящие команды, выдаваемые без учета конкретной обстановки, бездумно выполнялись. Все это привело к страшным поражения и катастрофическим потерям техники и людей, на исправление ошибок ушли годы и тысячи жизней.
К сожалению, все это имело место не только в 1941, даже во время Прохоровского сражения летом 1943 пятая танковая армия Ротмистрова была брошена практически без поддержки артиллерии и авиации на прорыв быстро организованной противотанковой обороны противника, насыщенной противотанковой артиллерией и штурмовыми орудиями. Армия задачу не выполнила и понесла громадные потери (было потеряно 53% танков, участвующих в контрударе). Такие потери объяснялись и тем, что поле боя сталось за противником и все подбитые танки, подлежащие восстановлению, были уничтожены противником.
По результатам этого сражения была создана комиссия, которая оценивала причины неудачного применения танков и их технические характеристики. Выводы были сделаны, появился новый танк Т-34-85 с повышенной огневой мощью и тактика применения танков была серьезно изменена. Танки больше не бросались на пролом противотанковой обороны противника, только после взлома обороны артиллерией и авиацией в прорыв вводились танковые соединения и части для масштабных операций на окружение и уничтожение противника.
Все это было потом, а в начале войны с хорошими и не очень танками мы несли потери и учились воевать. Выпустить до войны более 20 тысяч танков, пусть и не совсем совершенных, и организовать массовый выпуск танков во время войны могла позволить себе только очень сильная страна. Мы в 30-е годы смогли наверстать отставание от стран Запада в танкостроении и завершили войну Победой, имея на вооружении великолепные образцы танков.

люк

вход в танк

Альтернативные описания

• «лежачая» дверь

• закрывающееся крышкой отверстие

• закрывающееся отверстие в полу, в борту, на крыше

• через него в танк

• джедай Скайуокер

• имя американского актера Уилсона

• имя джедая Скайуокера из «Звездных войн»

• задраиваемый вход

• имя кинорежиссера Бессона

• канализационный …

• маленькая дверь на потолке

• имя французского режиссера Бессона

• дверь в танке

• крышка танка

• крышка в крыше машины

• круглая дверь

• крышка в танке

• крышка стиральной машины

• дверь на подлодке

• дверца на крыше машины

• дверь на потолке

• задраеваемый вход

• дверь для самолета

• кинорежиссер Бессон

• «окно» канализации на тротуаре

• актер Уилсон

• что задраивают на корабле?

• дверь

• уличный «вход» в канализацию

• дверца в днище танка

• «дверь», в которую можно упасть

• кругляш на тротуаре

• вентиляционная дырка

• Закрывающееся крышкой отверстие

• Отверстие для орудия в борту судна, самолёта и т. п.

• Закрывающееся отверстие, например на палубе корабля, в полу сцены, в борту судна, самолета, в танке

• «Окно» канализации на тротуаре

• имя джедая Скайуокера из «Звездных войн»

• уличный «вход» в канализацию

• что задраивают на корабле

• дверь для самолёта

• имя кинорежиссёра Бессона

• актёр Уилсон

• «Пятый элемент» (имя режиссёра)

• «пятый элемент» (имя режиссера)

Наблюдение и связь

Наблюдение и связь

Следует отметить, что рассмотренные выше параметры часто взаимодополняют друг друга, а, кроме того, на них в значительной степени влияют другие факторы. Так, например, рассматривать вооружение и защищенность без учета средств наблюдения и связи нельзя.

Еще в 1940 году был отмечен и такой существенный недостаток танка Т-34, как неудачное размещение приборов наблюдения и их низкое качество. Так, например, смотровой прибор «кругового обзора» устанавливался справа сзади от командира танка в крышке башенного люка. Доступ к прибору был крайне затруднен, а наблюдение возможно в ограниченном секторе: обзор по горизонту вправо до 120°; мертвое пространство 15 м. Ограниченный сектор обзора, полная невозможность наблюдения в остальном секторе, а также неудобное положение головы при наблюдении делали смотровой прибор совершенно непригодным к работе. По этой причине уже осенью 1941 года этот прибор был изъят. В итоге для кругового наблюдения можно было использовать только перископический прицел ПТ-4-7, но он позволял вести наблюдения в очень узком секторе — 26°.

Бронировка прицела ПТ-4-7.

Сварная башня производства СТЗ. Хорошо видны детали — пробка-заглушка амбразуры для стрельбы из личного оружия, бронировка бортового смотрового прибора, прицел ПТ-4-7 в боевом положении (крышка бронировки откинута).

Неудобно располагались и приборы наблюдения в бортах башни. Для того, чтобы воспользоваться ими в тесной башне, необходимо было суметь извернуться. Кроме того, вплоть до 1942 года эти приборы (и у механика-водителя тоже) были зеркальными, с зеркальцами из полированной стали. Качество изображения было еще то. В 1942 году их заменили на призматические, а в «улучшенной» башне были уже смотровые щели со стеклоблоками триплекс.

В лобовом листе корпуса по обеим сторонам от люка механика-водителя под углом 60° к продольной оси танка располагались два зеркальных смотровых прибора. В верхней части крышки люка устанавливался центральный зеркальный перископический смотровой прибор. С начала 1942 года появился люк механика-водителя более простой формы с двумя призменными смотровыми приборами. Для защиты от пуль и осколков снарядов призмы закрывались снаружи откидными броневыми крышками, так называемыми «ресничками».

Качество призм, сделанных из оргстекла желтоватого или зеленоватого оттенков, в приборах наблюдения было безобразным. Рассмотреть через них что-либо, да еще в движущемся, раскачивающемся танке, было практически невозможно. Поэтому механики-водители, например, часто приоткрывали свой люк на ладонь, что позволяло им хоть как-то ориентироваться. Смотровые приборы механика-водителя, кроме того, очень быстро забивались грязью. Появление люка с «ресничками» позволяло хоть как-то замедлить этот процесс. В движении одна «ресничка» закрывалась, а водитель вел наблюдение через другую. Когда она загрязнялась, открывалась закрытая.

Совершенно очевидно, что в бою недостаточное количество, неудачное расположение и низкое качество приборов наблюдения приводили к потере зрительной связи между машинами и несвоевременному обнаружению противника. Осенью 1942 года в отчете НИИ-48, сделанном на основании анализа поражений броневой защиты, отмечалось: «Значительный процент опасных поражений танков Т-34 на бортовых деталях, а не на лобовых может быть объяснен или слабым знанием команд танков с тактическими характеристиками их бронезащиты, или плохим обзором из них, благодаря чему экипаж не может своевременно обнаружить огневую точку и сделать разворот танка в положение, наименее опасное для пробития его брони».

Неисправные танки Т-34, брошенные в ремонтных мастерских. На откинутой крышке башенного люка хорошо видны заглушка на месте прибора кругового обзора и откинутая крышка лючка для флажковой сигнализации. 1941 год.

Вид на командирскую башенку танка Т-34. В передней створке крышки люка хорошо виден прибор наблюдения МК-4. На переднем плане — броневой колпак прицела ПТ-4-7.

Ситуация с обзорностью у танка Т-34 несколько улучшилась только в 1943 году после установки командирской башенки. Она имела смотровые щели по периметру и прибор наблюдения МК-4 в створке вращающейся крышки. Впрочем, вести через него наблюдение в бою командир танка практически не мог, так как, являясь одновременно наводчиком, был «прикован» к прицелу. К тому же многие танкисты предпочитали держать люк открытым, чтобы успеть выскочить из танка в случае попадания вражеского снаряда. Значительно больше толку было от прибора МК-4, который получил заряжающий. Благодаря этому обзор с правой части борта танка действительно улучшился.

Еще одной ахиллесовой пятой танка Т-34 была связь, а точнее — ее отсутствие. Почему-то считается, что все «тридцатьчетверки» с самого начала их производства оснащались радиостанциями. Это не так. Из 832 танков этого типа, имевшихся в приграничных военных округах на 1 июня 1941 года, только 221 машина была оснащена радиостанциями. К тому же — капризными и сложными в настройке 71-ТК-3.

Танк ТО-34 выпуска 1942 года. Танковая колонна «Профсоюз потребкооперации центра» была построена на средства трудящихся потребительской кооперации. Лето 1943 года.

Танки Т-34 проходят по улицам города Черновицы. 1-й Украинский фронт, 1944 год.

Не лучше дело обстояло и в дальнейшем. Так, например, с января по июль 1942 года Сталинградский тракторный завод отгрузил в действующую армию 2140 танков Т-34, из них только 360 с радиостанциями. Это что-то около 17 %. Примерно такая же картина наблюдалась и на других заводах. В этой связи довольно странно выглядят ссылки некоторых историков на то, что и степень радиофикации Вермахта сильно преувеличивается. В подтверждение этого приводится тот факт, что не на всех немецких танках стояли приемопередающие радиостанции, на большинстве только приемники. Утверждается, что «в Красной Армии была аналогичная, по сути, концепция „радийных“ и „линейных“ танков. Экипажи „линейных“ танков должны были действовать, наблюдая за маневрами командира, или получать приказания флажками». Интересное дело! Концепция-то, может, и одна, да воплощение разное. Сравнивать передачу команд по радио с флажковой сигнализацией все равно, что сравнивать велорикшу с такси. Концепция тоже одна, а вот все остальное…

Танк Т-34 и члены его экипажа. Орловско-Курское направление. Июнь 1943 года. В период боев на Курской дуге на большинстве танков уже были установлены радиостанции.

Танки Степного фронта на марше. 1943 год.

На большинстве немецких танков стояли хотя бы передатчики, по которым они в бою могли получать приказы. На большинстве советских не было ничего, и командир подразделения должен был в бою высовываться из верхнего люка и махать флажками без всякой надежды на то, что его кто-то увидит. Поэтому и отдавался перед атакой приказ: «Делай, как я!» Правда, не совсем понятно, что нужно было делать, если танк отдавшего такой приказ подбивали?

В итоге, по свидетельству немцев, русские танки часто атаковали «стадом», двигаясь по прямой, словно боясь сбиться с дороги. Медлили с открытием ответного огня, особенно при обстреле с флангов, а иногда и вовсе его не открывали, так и не определив, кто и откуда их обстреливает.

Оставляла желать лучшего и внутренняя связь, особенно на танках выпуска 1941–1942 годов. Поэтому основным средством передачи команд механику-водителю были ноги командира, поставленные на его плечи.

Если командир давил на левое плечо, механик поворачивал налево и наоборот. Если заряжающему показывался кулак — значит, нужно заряжать бронебойным, если растопыренная ладонь — осколочным.

Командирская башенка танка Т-34-85 выпуска 1945 года.

Танки Т-34 и Т-34-85 перед парадом в Ленинграде, 1945 год. На переднем плане башня танка 1944 года выпуска с двухстворчатой крышкой люка командирской башенки, приборами наблюдения МК-4 без броневых крышек и пушкой С-53. Вторая машина в этом ряду — выпуска 1945 года.

Положение несколько улучшилось только в 1943 году, когда на 100 % танков стали устанавливать достаточно современные радиостанции 9Р и переговорные устройства ТПУ-Збис.

Что касается приборов наблюдения в Т-34-85, то механик-водитель танка остался при своем: в его распоряжении по-прежнему были два призматических смотровых прибора, закрывавшихся броневыми заслонками-«ресничками». Располагавшийся справа от него пулеметчик (бывший стрелок-радист) с декабря

Т-34 против Panzer IV

Panzer IV стал самым массовым танком Вермахта и единственным немецким танком, который находился в серийном производстве всю Вторую мировую войну. Первые модификации (с А по F1) оснащались короткоствольной 75-мм пушкой с длиной ствола 24 калибра.

К началу операции «Барбаросса» Вермахт располагал 439 танками Pz.IV, к концу 1941 г. 348 из них были потеряны безвозвратно. Pz.IV, вооруженные короткоствольными пушками, не могли эффективно бороться с советскими средними и тяжелыми танками.

Танки Pz.IV Ausf.F2. На эти новенькие, только что переданные войскам выкрашенные в желтый цвет машины еще не нанесены дивизионные эмблемы. 1942 г.

Pz.IV Ausf.J ранних выпусков. Почти полное внешнее соответствие модификации Н (единственное отличие — отсутствие бортового прибора наблюдения механика-водителя), Восточный фронт, 1944 г.

Лишь с появлением длинноствольной модификации положение выровнялось — начиная с появившейся в 1942 г. Pz.IV F2, оснащенной пушкой KwK40 и повышенной до 60 мм толщиной лобовой брони «четверка» «подтянулась» до уровня Т-34. На фоне паритета по вооружению и бронированию решающую роль стало играть преимущество немецкого танка в более совершенных приборах наблюдения за полем боя, общей надежности и большего на одного человека экипажа.

К середине 1943 г. Pz.IV стал основным немецким танком на Восточном фронте.

1944 года получил в свое распоряжение оптический телескопический прицел ППУ-8Т с полем зрения 25°. В результате стала уходить в прошлое такая оценка эффективности курсового пулемета, оснащенного лишь диоптрическим прицелом, поле зрения которого ограничивалось отверстием в шаровой установке — 2–3°: «Обзор через эту дырочку над стволом пулемета был ограниченный, а сектор обстрела и того меньше. Иногда пулемет повернешь, видишь, что кто-то бежит, а стрелять не можешь». Тем не менее, курсовые пулеметы очень пригодились в 1944–1945 годах для борьбы с «фаустниками», правда для этого их приходилось снимать и устанавливать на башне.

Танк Т-34-85 выпуска 1945 года на улице Берлина. Май 1945 года.

Т-34-85 Героя Советского Союза лейтенанта Б.П. Сапункова. 95-я танковая бригада, апрель 1945 года.

Настоящим прорывом стало оснащение Т-34-85 тремя перископическими вращающимися приборами наблюдения МК-4. Приборы наводчика и заряжающего размещались в крыше башни, а прибор командира в крышке люка командирской башенки. Прибор МК-4 обеспечивал распознавание предметов на местности на удалении 1000–1200 м. В связи с этим хотелось бы обратить внимание читателя на одно обстоятельство. Дело в том, что прибор МК-4 не является отечественным изобретением. Он был скопирован весной 1943 года с английского прибора Mk IV, который устанавливался на британских танках, поступавших в СССР по ленд-лизу, и считается чуть ли не лучшим прибором наблюдения периода Второй мировой войны и даже далее. И вот тут непонятно — а чего ждали до 1943 года? Первые английские танки прибыли в СССР поздней осенью 1941 года, а приборы наблюдения на Т-34 подвергались жесткой критике аж с 1940-го! Во всех отчетах по испытаниям английских танков отмечается хорошее качество и удобство пользования приборами наблюдения. В подобных отчетах, кстати, всегда присутствовал перечень того, что было бы неплохо позаимствовать у «иностранцев». Прибор Мк IV почти всегда занимал в нем первую строчку. Но, судя по всему, нашим производственникам в 1942–1943 годах было не до приборов наблюдения.

Интересно отметить, что прибор Mk IV — это не английское изобретение. Его разработал польский инженер Гундлах в середине 1930-х годов, а англичане просто приобрели лицензию на его выпуск. С этим прибором наши военные смогли ознакомиться еще в 1939 году при испытаниях трофейного польского танка 7ТР и уже тогда занесли этот прибор в перечень «чего бы позаимствовать»!

Выполнение своих обязанностей командиру Т-34-85 существенно облегчала командирская башенка, толщину стенок которой в процессе серийного выпуска довели с 52 до 75 мм. По периметру командирской башенки располагались пять смотровых щелей, закрытых стеклоблоками. Во вращающейся крышке люка башенки (двух- или одностворчатой) размещался прибор наблюдения МК-4.

В Т-34-85 радиостанция устанавливалась в башне. На фото — радиостанция Р-123, установленная в танке в ходе послевоенной модернизации. Радиостанция 9РС размещалась на этом же месте, рядом с сиденьем командира танка (откинуто). Хорошо видны приборы наблюдения в командирской башенке.

Существенное влияние на уровень защищенности Т-34-85 оказало оснащение всех танков радиостанциями. Причем на боевые машины этого типа устанавливалась наиболее совершенная танковая радиостанция периода Второй мировой войны — 9РС. В отличие от выпускавшейся ранее 9РМ она была выполнена компактно в одном блоке и рассчитана на питание от бортовой сети напряжением 24 В. На Т-34-85 радиостанцию перенесли из корпуса в башню — теперь ее обслуживал командир танка. Последнее обстоятельство исключило из цепочки связи промежуточное звено — стрелка-радиста. Теперь командир танка получил непосредственный контакт с командиром подразделения. В итоге резко улучшилось взаимодействие, как отдельных танков, так и подразделений на поле боя.