Западный фронт ВОВ

Содержание

Военная история

Командующие фронтами Красной Армии
в период Великой Отечественной войны
1941-45 гг.

Фронт — высшее оперативно-стратегическое объединение войск Действующей армии в период войны (в тылу страны как и в мирное время сохраняются военные округа). Фронт включает в себя объединения, соединения и части всех родов войск. Единой оргштатной структуры не имеет. Как правило, фронт имеет в своем составе несколько общевойсковых и танковых армий, одну-две воздушные армии (а при необходимости и больше), несколько артиллерийских корпусов и дивизий, бригады, отдельные полки, отдельные батальоны специальных войск (инженерных, связи, химических, ремонтных), тыловые части и учреждения. В зависимости от возложенных на фронт задач, местности, на которой он действует, и противостоящих ему сил противника, численность, входящих в него объединений, соединений и частей может быть различна. Фронт может занимать в зависимости от обстановки и решаемых задач полосу шириной от нескольких сот километров до нескольких километров и глубиной от нескольких десятков километров до 200 км.

Фронт в период Великой Отечественной войны в отличие от всех остальных объединений имел не номер, а название. Обычно название фронту давалось по региону его действий (Дальневосточный, Украинский, и т.п.).или по названию крупного города, в районе которого он действовал (Ленинградский, Воронежский и т.п.). В начальный период войны фронты именовались по их географическому месту в общей линии обороны (Северный, Северо-Западный, и т.п.). Изредка фронт получал наименование по своему предназначению (Резервный, Фронт резервных армий). В заключительный период войны, когда Красная Армия вела боевые действия на территориях других государств, наименования фронтов менять прекратили, и фронты заканчивали войну с наименованиями, имевшимися у них к моменту перехода госграницы.

У противника Красной Армии — германского Вермахта объединение подобное нашему фронту именовалось «группа армий» (группа армий Центр, группа армий Юг, группа армий С и т.п.).

От автора. Думается, что это не совсем так. Скорее наш фронт следовало бы приравнивать к немецкой армии. Например, 6-я немецкая армия насчитывала порядка 22 дивизий, тогда как в нашей армии дивизий было обычно не больше пяти. Фронт же имел в своем составе обычно порядка четырех-пяти армий, т.е. около 20 дивизий. А немецкая группа армий это уже не фронт, а целое стратегическое направление.
Вот тут то и происходит некое лукавство. Особенно со стороны российских историков либерал-демократов. Мол, немцы окружали и уничтожали за раз по несколько советских армий, а мол наилучший успех Красной армии это всего лишь окружение и разгром всего навсего одной немецкой армии. А ведь по сути дела в Сталинграде был окружен целый немецкий фронт, считая по нашему. А уж летом 1944 в Белоруссии было полностью разгромлено и уничтожено целое стратегическое направление (группа армий «Центр»).

Во главе фронта стоял военнослужащий, именовавшийся «Командующий фронтом» (Командующий Брянским фронтом, Командующий Западным фронтом и т.п.). Это были высшие военачальники в звании от генерал-лейтенанта до генерала армии включительно, иногда (чаще на на конечном этапе войны) и в звании маршал Советского Союза. Впрочем последнее звание не являлось штатным званием командующего фронтом, а почетным званием, дававшимся за выдающиеся заслуги.

Для обеспечения контроля за выполнением поставленных войскам командующим фронтом задач, для разработки планов боевых действий, организации управления войсками при нем имелся штаб фронта. Армии, корпуса, дивизии, полки и другие части передавались в подчинение командующему фронтом и изымались из его подчинения приказами Ставки Верховного Главнокомандующего в зависимости от обстановки и сложности боевых задач. Фронт не был раз и навсегда сформированной организацией. В ходе войны фронты образовывались и ликвидировались достаточно часто. Иногда, при узкой полосе действий или малочисленности, входящих в состав фронта войск, организация, подобная фронту получала наименование «группа войск» или «зона обороны», или «линия обороны» (Земландская группа войск, Московская зона обороны, Приморская группа войск и т.п.).

Командующие фронтами
(в алфавитном порядке)

Краткие биографические справки

1. Генерал армии (1941) Апанасенко Иосиф Родионович. 1890-1943, русский, рабочий из крестьян, в ВКП(б) с 1916, в РККА с 1917, образование: ВАФ в 1932, до революции прапорщик, в гражданскую войну командир дивизии.

3. Маршал Советского Союза(1955) Баграмян Иван Христофорович. 1897-1982, армянин, из служащих, в ВКП(б) с 1941, в РККА с 1920, образование: ВАГШ в 1938, до революции прапорщик, в гражданскую войну командир полка. Дважды Герой Советского Союза (1944,1977).

10. Маршал Советского Союза (1961) Голиков Филипп Иванович. 1900-1980, русский, из крестьян, в ВКП(б) с 1918, в РККА с 1918, образование: ВАФ в 1933, в гражданскую войну инструктор политотдела.

12. Маршал Советского Союза (1955) Ерёменко Андрей Иванович. 1892-1970, украинец, из крестьян, в ВКП(б) с 1918, в РККА с 1918, образование: ВАФ в 1935, владеет английским, до революции начальник команды разведчиков полка, в гражданскую войну нач.штаба полка. Герой Советского Союза (1944).

14. Маршал Советского Союза (1943) Жуков Георгий Константинович. 1896-1974, русский, рабочий из крестьян, в ВКП(б) с 1919, в РККА с 1918, образование: командирские курсы в 1930, до революции младший унтер-офицер, в гражданскую войну ком.эскадрона. Четырежды Герой Советского Союза (1939, 1944, 1945, 1956).

15. Генерал армии (1944) Захаров Георгий Федорович. 1897-1957, русский, служащий из крестьян, в ВКП(б) с 1919, в РККА с 1919, образование ВАГШ в 1939, владеет немецким, до революции подпоручик, в гражданскую войну ком.роты.

19.Маршал Советского Союза (1944) Конев Иван Степанович. 1897-1973, русский, из крестьян, в ВКП(б) с 1918, в РККА с 1918, образование ВАФ в 1934, владеет английским, до революции фейерверкер, в гражданскую войну начальник штаба армии. Дважды Герой Советского Союза (1944, 1945).

23.Маршал Советского Союза (1944) Малиновский Родион Яковлевич. 1897-1967, украинец, из крестьян, в ВКП(б) с 1926, в РККА с 1919, образование ВАФ в 1930, владеет французским и испанским, до революции ефрейтор, в гражданскую войну нач. пулеметной команды. Дважды Герой Советского союза (1945, 1958).

25. Маршал Советского Союза (1944) Мерецков Кирилл Афанасьевич. 1898-1968, русский, из служащих, в ВКП(б) с 1917, в РККА с 1918, образование ВА РККА в 1921, до революции офицер, в гражданскую войну нач.штаба бригады. Герой Советского союза (1940).

26.Генерал армии (1941) Павлов Дмитрий Григорьевич. 1899-1941, русский, из крестьян, в ВКП(б) с 1919, в РККА с 1919, образование ВАФ в 1928, до революции рядовой, в гражданскую войну пом.ком.полка. Герой Советского союза (1937). Расстрелян по приговору военного трибунала в июле 1941.

29. Генерал армии (1944) Пуркаев Максим Алексеевич. 1894-1953, мордвин, из рабочих, в ВКП(б) с 1919, в РККА с 1918, образование ВАФ в 1936, владеет немецким, французским, до революции прапорщик в гражданскую войну ком. полка.

38. Генерал армии (1955) Федюнинский Иван Иванович. 1900-1977, русский, из рабочих, в ВКП(б) с 1930, в РККА с 1919, образование КУВНАС в 1941, в Первой Мировой войне не участвовал, в гражданскую войну рядовой. Герой Советского Союза (1939).

Выдающиеся советские полководцы Великой отечественной войны 1941-1945 годов

Маршал Советского Союза, четырежды Герой Советского Союза, награжден двумя орденами «Победа». Участник гражданской войны, участвовал в разгроме кулацко-эсеровского мятежа в Тамбовской губернии в должности командира кавалерийского эскадрона. Участник боев в МНР на р. Халхин-Гол в 1939 году в должности командующего советской армейской группой войск, которая разгромила вторгшиеся на территорию МНР японские войска. Был командующим Киевским особым военным округом. Великую Отечественную войну начал в звании генерала армии в должности начальника Генерального штаба. Был членом Ставки Верховного Главнокомандования.
С августа 1941-го командовал войсками Резервного, Ленинградского, Западного фронтов. В 1942 году был назначен заместителем Верховного Главнокомандующего и 1-м заместителем Наркома обороны. В 1944-1945 годах командовал 1-м Украинским и 1-м Белорусским фронтами. По поручению ВГК подписал Акт о безоговорочной капитуляции Германии. Принимал Парад Победы в Москве 24 июня 1945 года. Внес огромный вклад в организацию и проведение ряда выдающихся сражений и операций Великой Отечественной войны.
После войны Маршал Советского Союза Г. К. Жуков являлся главнокомандующим Группой советских войск в Германии. С марта 1946 года — главнокомандующий Сухопутными войсками и заместитель министра Вооруженных Сил СССР. С августа 1946 года и до марта 1953 года командовал войсками Одесского и Уральского военных округов. С марта 1953 года -1-й заместитель министра обороны СССР, а с февраля 1955 года — министр обороны СССР до октября 1957 года.
Награды: Герой Монгольской Народной Республики, 6 орденов Ленина, орден Октябрьской Революции, 3 ордена Красного Знамени, 2 ордена Суворова 1-й степени, орден Тувинской Республики, многие медали Советского Союза, ордена иностранных государств. Награжден Почетным оружием. В городе Москве сооружен памятник великому полководцу.

Василевский Александр Михайлович (1895 — 1977)

Маршал Советского Союза, дважды Герой Советского Союза, награжден двумя орденами «Победа». Участник гражданской войны в должности помощника командира полка. Окончил Военную академию Генерального штаба Вооруженных Сил СССР в 1937 году. С мая 1940 года — заместитель начальника Главного оперативного управления Генштаба Красной Армии.
В июне 1941 года — генерал-майор. С августа 1941 года — заместитель начальника Генштаба и начальник Оперативного управления Генштаба. С июня 1942 года — начальник Генерального штаба Советских Вооруженных Сил. Одновременно с октября 1942 года — заместитель Наркома обороны.
Принимал непосредственное участие в планировании и проведении ряда выдающихся сражений и операций Великой Отечественной войны (Сталинградская битва, Курская битва, операции по освобождению Донбасса, Крыма, Белоруссии). С февраля 1945 года — командующий 3-м Белорусским фронтом и член Ставки ВГК. С июня 1945 года назначен главнокомандующим советскими войсками на Дальнем Востоке. Под его руководством была спланирована и успешно проведена Маньчжурская стратегическая наступательная операция по разгрому Квантунской армии (9 августа — 2 сентября 1945 года).
После войны — начальник Генерального штаба и первый заместитель министра Вооруженных Сил СССР. В 1949-1953 годах — министр Вооруженных Сил СССР. С марта 1953 года -1-й заместитель министра обороны СССР. С 1959 года — в Группе генеральных инспекторов Министерства обороны СССР. Был депутатом Верховного Совета СССР (Совет национальностей) с 1946 по 1958 год по Воронежскому избирательному округу, куда входил город Тамбов и область. Приезжал в г. Тамбов на встречу с избирателями.
Награды: 8 орденов Ленина, орден Октябрьской Революции, 2 ордена Красного Знамени, орден Суворова 1-й степени, орден Красной Звезды, орден «За службу Родине в Вооруженных Силах», многие медали Советского Союза, ордена иностранных государств. Награжден Почетным оружием.

Конев Иван Степанович (1897 — 1973)

Маршал Советского Союза, дважды Герой Советского Союза, Герой ЧССР и МНР, награжден орденом «Победа». Участник гражданской войны, был комиссаром бригады, дивизии, штаба Народно-Революционной Армии Дальневосточной республики. Окончил Военную академию им. М.В. Фрунзе. Командовал рядом военных округов.
Великую Отечественную войну начал в звании генерал-лейтенанта в должности командующего 19-й армией. Командовал войсками Западного, Калининского, Северо-Западного, Степного, 2-го и 1-го Украинских фронтов. Войска под командованием Конева успешно действовали в Смоленском сражении, Московской и Курской битвах, в форсировании Днепра, отличились в Кировоградской, Корсунь-Шевченковской, Уманско-Баташанской, Львовско-Сандомирской, Висло-Одерской, Берлинской и Пражской операциях. Участник Парада Победы в Москве 24 июня 1945 года.
После войны — главнокомандующий Центральной группой войск, с 1946 по 1950 год -главнокомандующий Сухопутными войсками и заместитель министра Вооруженных Сил СССР. С 1950 по 1951 год — главный инспектор Советской Армии и заместитель министра обороны. С 1951 по 1955 год — командующий войсками Прикарпатского военного округа. С 1955 по 1956 год — 1-й заместитель министра обороны и главнокомандующий Сухопутными войска¬ми. С 1956 по 1960 год — заместитель министра обороны и одновременно с 1955 года — главнокомандующий Объединенными Вооруженными Силами государств — участников Варшавского Договора, с 1961 по 1962 год — главнокомандующий Группой советских войск в Германии. С апреля 1962 года — в Группе генеральных инспекторов Министерства обороны СССР.
Награды: 7 орденов Ленина, орден Октябрьской Революции, 3 ордена Красного Знамени, 2 ордена Суворова 1-й степени, орден Красной Звезды, многие медали Советско¬го Союза, ордена иностранных государств.

Рокоссовский Константин Константинович (1896 — 1968)

Маршал Советского Союза, дважды Герой Советского Союза. Награжден орденом «Победа», командовал Парадом Победы в Москве 24 июня 1945 года. Участник гражданской войны. Командовал эскадроном, дивизионом и полком. За мужество и отвагу, проявленные в боях, награжден двумя орденами Красного Знамени. После войны — командир 5-й кавалерийской бригады, которая участвовала в боях с белокитайца-ми на КВЖД в 1929 году. За эти бои был награжден третьим орденом Красного Знамени. С 1930 года командовал кавалерийскими дивизиями и корпусами.
Великую Отечественную войну К. К. Рокоссовский встретил в звании генерал-майора в должности командира 9-го механизированного корпуса на Юго-Западном фронте. С середины июля 1941 года командовал 16-й армией Западного фронта, с июля 1942 — войсками Брянского фронта, а с сентября 1942 — войсками Донского фронта. С февраля 1943 командовал войсками Центрального, а с октября — Белорусского фронтов. С февраля 1944 — войсками 1-го, а с ноября — 2-го Белорусских фронтов.
Войска под командованием К. К. Рокоссовского отличились в Смоленском сражении, в битве за Москву, в Сталинградской и Курской битвах, в Белорусской, Восточно-Прусской, Восточно-Померанской и Берлинской операциях. Во всех этих сражениях К.К. Рокоссовский проявил яркий, самобытный полководческий талант. Особенно оригинальной была его операция при освобождении Белоруссии (кодовое название «Багратион»).
После Великой Отечественной войны Маршал Советского Союза К. К. Рокоссовский командовал Северной группой советских войск. В октябре 1949 года он по просьбе Польского народного правительства был назначен министром национальной обороны ПНР. Ему присвоили звание Маршала Польши. В 1956 году, после возвращения в СССР, был назначен заместителем министра обороны СССР. С 1957 года — Главный инспектор, заместитель министра обороны. С октября 1957 года Рокоссовский — командующий войсками Закавказ¬ского военного округа. С 1958 по 1962 год — заместитель министра и Главный инспектор Министерства обороны СССР. С апреля 1962 года — генеральный инспектор Министерства обороны СССР.
Награды: 7 орденов Ленина, орден Октябрьской Революции, 6 орденов Красного Знамени, ордена Суворова и Кутузова 1-й степени, многие медали Советского Союза, ордена иностранных государств. Награжден Почетным оружием.

Мерецков Кирилл Афанасьевич (1897 — 1968)

Маршал Советского Союза, Герой Советского Союза, награжден орденом «Победа». Участник гражданской войны, помощник начальника штаба дивизии. Окончил Академию РККА в 1921 году. В мае 1937 года — заместитель начальника Генштаба РККА. С сентября 1938 года — командующий войсками Приволжского военного округа. С 1939 года — командующий войсками Ленинградского военного округа. Был советским добровольцем-интернационалистом в Испании. Участник боев на Карельском перешейке во время военного конфликта с белофиннами. С августа 1940 года — начальник Генерального штаба. С января по сентябрь 1941 года — заместитель Наркома обороны СССР.

В начале Великой Отечественной войны в звании генерала армии — представитель Ставки Верховного Главнокомандующего на Северо-Западном и Карельском фронтах. С сентября 1941 года командовал войсками 7-й и с ноября 1941 — 4-й армий. С декабря 1941 года командовал войсками Волховского фронта. С мая 1942 года командовал войсками 33-й армии, с июня 1942 года — вновь войсками Волховского, а с февраля 1944 года — Карельского фронтов.
С весны 1945 года — командующий Приморской группой войск на Дальнем Востоке, в августе-сентябре 1945 года — войсками 1-го Дальневосточного фронта. Войска под командованием К. А. Мерецкова успешно действовали, обороняя Ленинград, освобождая Карелию и Заполярье, успешно провели наступательную операцию на Дальнем Востоке, в Восточной Маньчжурии и Северной Корее. После войны командовал войсками Приморского, Московского, Беломорского и Северного военных округов. С 1955 по 1964 год — помощник министра обороны по высшим военным учебным заведениям. С 1964 года состоял в Группе генеральных инспекторов Министерства обороны СССР.
Награды: 7 орденов Ленина, орден Октябрьской Революции, 4 ордена Красного Знамени, 2 ордена Суворова 1-й степени, орден Кутузова 1-й степени, многие медали Советского Союза.

Говоров Леонид Александрович (1897 — 1955)

Маршал Советского Союза, Герой Советского Союза, награжден орденом «Победа». Участник гражданской войны. Окончил Военную академию им. М. В. Фрунзе, а в 1938 году — Военную академию Генерального штаба Вооруженных Сил СССР. Участник боев с белофиннами с 1939 по 1940 год в должности начальника штаба артиллерии 7-й армии. В 1940 году назначен заместителем Генерального инспектора артиллерии РККА. В мае 1941 года был назначен начальником Военной артиллерийской академии.
В 1941 году был назначен начальником артиллерии Западного направления, затем начальником артиллерии Резервного фронта, начальником артиллерии Западного фронта. С 18 октября 1941 года командовал войсками 5-й армии, державшей оборону на ближних подступах к Москве на Можайском направлении. Умело управлял войсками армии в период обороны и контрнаступления. Зарекомендовал себя как волевой командир, глубоко разбирающийся в тактике общевойскового боя.
В апреле 1942 года был назначен командующим группой войск Ленинградского фронта, а в июне — командующим войсками Ленинградского фронта. Войска под командованием Л. А. Говорова успешно участвовали в оборонительных боях и в прорыве блокады Ленинграда. После снятия блокады Ленинграда войска фронта провели ряд успешных наступательных операций: Выборгскую, Таллинскую, Моонзундскую десантную и другие. Оставаясь командующим войсками своего фронта, успешно координировал боевые действия войск 2-го и 3-го Прибалтийских фронтов.
После войны Маршал Советского Союза Л.А. Говоров командовал войсками Ленинградского военного округа, был главным инспектором сухопутных войск, Главным инспектором Вооруженных Сил СССР. С 1948 по 1952 год командовал войсками ПВО страны, а с 1950 года — одновременно заместитель министра обороны. Награды: 5 орденов Ленина, 3 ордена Красного Знамени, 2 ордена Суворова 1-й степени, орден Кутузова 1-й степени, орден Красной Звезды и многие медали Советского Союза.

Малиновский Родион Яковлевич (1898 — 1967)

Маршал Советского Союза, дважды Герой Советского Союза, награжден орденом «Победа», Народный Герой Югославии. Участник 1-й мировой войны. Находился во Франции в составе русского экспедиционного корпуса. Участник гражданской войны. Был пулеметчиком 27-й стрелковой дивизии. После окончания военной школы младшего начсостава командовал пулеметным расчетом полка, был командиром батальона. С 1930 года — начальник штаба кавалерийского полка, затем служил в штабах Северо-Кавказского и Белорусского военных округов. С 1937 по 1938 год советским добровольцем-интернационалистом участвовал в гражданской войне в Испании. За отличие в этих боях награжден орденами Ленина и Красного Знамени. С 1939 года — преподаватель Военной академии им. М.В. Фрунзе. С марта 1941 года — командир 48-го стрелкового корпуса на юге страны (Молдавская ССР).
Великую Отечественную войну начал на границе по реке Прут, где его корпус сдерживал попытки румынских и немецких частей переправиться на нашу сторону. В августе 1941 — командующий 6-й армией. С декабря 1941 года командовал войсками Южного фронта. С августа по октябрь 1942 — войсками 66-й армии, сражавшейся севернее Сталинграда. В октябре-ноябре — заместитель командующего Воронежским фронтом. С ноября 1942 года командовал 2-й гвардейской армией, которая формировалась в Тамбовской области. Эта армия в декабре месяце 1942 года остановила и разгромила ударную группировку фашистов, шедшую деблокировать Сталинградскую группировку фельдмаршала Паулюса (группа армий «ДОН» фельдмаршала Манштейна).
С февраля 1943 года Р. Я. Малиновский командовал войсками Южного, а с марта того же года — Юго-Западного фронтов. Войска фронтов под его командованием освобождали Донбасс и Правобережную Украину. Весной 1944 года войска под командованием Р. Я. Малиновского освободили города Николаев и Одессу. С мая 1944 года Р. Я. Малиновский командовал войсками 2-го Украинского фронта. В конце августа войска 2-го Украинского фронта совместно с войсками 3-го Украинского фронта провели важную стратегическую операцию — Ясско-Кишиневскую. Это одна из выдающихся операций Великой Отечественной войны. Осенью 1944 — весной 1945 года войска 2-го Украинского фронта провели Дебреценскую, Будапештскую и Венскую операции, разгромили фашистские войска в Венгрии, Австрии и Чехословакии. С июля 1945 года Р. Я. Малиновский командовал войсками Забайкальского округа, участвовал в разгроме японской Квантунской армии. После Великой Отечественной войны с 1945 по 1947 год Маршал Советского Союза Р. Я. Малиновский командовал войсками Забайкальско-Амурского военного округа. С 1947 по 1953 год — командующий войсками Дальнего Востока, с 1953 по 1956 год — войсками Дальневосточного военного округа.
В марте 1956 года был назначен 1-м заместителем министра обороны и командующим сухопутными войсками СССР. С 1957 по 1967 год Р. Я. Малиновский занимал пост министра обороны СССР. Награды: 5 орденов Ленина, 3 ордена Красного Знамени, 2 ордена Суворова 1-й степени, орден Кутузова 1-й степени и многие медали Советского Союза.

Западный фронт (Великая Отечественная война)

У этого термина существуют и другие значения, см. Западный фронт.

Западный фронт
ЗФ


Эмблема ВС

Годы существования

22 июня 1941 года — 24 апреля 1944 года

Страна

СССР

Входит в

Вооружённые силы СССР

Участие в

Великой Отечественной войне

Командиры

Известные командиры

Командующие войсками

За́падный фро́нт — оперативное объединение Красной армии в годы Великой Отечественной войны.

  • 1 1941 год
    • 1.1 Белосток — Минск
    • 1.2 Смоленское сражение
    • 1.3 Московская битва
  • 2 1942 год
  • 3 1943—1944 годы
  • 4 Примечания

1941 год

Западный фронт был сформирован на основе войск Западного особого военного округа.
Командующий войсками — генерал армии Д. Г. Павлов — до 30 июня 1941,
начальник штаба — генерал-майор В. Е. Климовских — до 30 июня 1941,
начальник артиллерии — генерал-лейтенант Н. А. Клич,
командующий ВВС фронта — генерал-майор И. И. Копец,
член Военного совета фронта — корпусной комиссар А. Я. Фоминых — до 3 июля 1941.

На 22 июня 1941 года Западный фронт имел в своем составе четыре армии:

Всего в составе фронта насчитывалось 45 дивизий (24 стрелковых, 12 танковых, 6 моторизованных, 2 кавалерийские; 4-й воздушно-десантный корпус принят за расчётную дивизию).

Против Западного округа противник сосредоточил самую мощную группировку войск — группу армий «Центр» (генерал-фельдмаршала Ф. фон Бока) в составе 4-й и 9-й полевых армий и 2-й и 3-й танковых групп; всего 50 дивизий, из них 31 пехотная, 9 танковых, 6 моторизованных, 3 охранных и 1 кавалерийская .

Белосток — Минск

В Белостокско-Минском сражении (22 июня — 8 июля) войска Западного фронта потерпели тяжелое поражение: бо́льшая часть сил фронта попала в окружение и была уничтожена как боевая сила. Из 625 000 человек своего состава фронт потерял около 420 000, в руки противника попало большое количество военной техники.

Всю вину за поражение нарком обороны СССР И. В. Сталин возложил на командование фронта. 30 июня командующий фронтом генерал армии, Герой Советского Союза Д. Г. Павлов был отстранён от командования и 4 июля арестован. После недолгого следствия Павлов был приговорен к расстрелу. Вместе с ним 22 июля были расстреляны: начштаба фронта генерал-майор В. Е. Климовских и начальник связи фронта генерал-майор А. Т. Григорьев. Начальник артиллерии фронта генерал-лейтенант Н. А. Клич и командир 14-го мехкорпуса генерал-майор С. И. Оборин арестованы 8 июля и затем расстреляны, командующий 4-й армией генерал-майор А. А. Коробков отстранен 8 июля, на следующий день арестован и расстрелян 22 июля.

30 июня новым командующим фронта был назначен генерал-лейтенант А. И. Ерёменко, 1 июля начальником штаба — генерал-лейтенант Г. К. Маландин, 3 июля членом Военного совета — армейский комиссар 1 ранга Л.З. Мехлис.

2 июля командующим фронтом был назначен нарком обороны СССР маршал С. К. Тимошенко (Ерёменко был оставлен его заместителем). Одновременно в состав фронта были переданы войска Второго Стратегического эшелона.
На начало июля Западный фронт включал следующие армии:

  • в первом эшелоне:
    • 22-я армия (командующий — генерал-лейтенант Ф. А. Ершаков) обороняла рубеж по реке Западная Двина до Витебска включительно
    • 20-я армия (генерал-лейтенант П. А. Курочкин) занимала полосу от Витебска до Могилева
    • 13-я армия (генерал-лейтенант П. М. Филатов, с 7 июля генерал-лейтенант Ф. Н. Ремезов, с 13 июля генерал-лейтенант В. Ф. Герасименко) приняла полосу в районе Могилева
    • 21-я армия (генерал-лейтенант В. Ф. Герасименко, с 6 июля маршал С. М. Будённый, с 10 июля генерал-полковник Ф. И. Кузнецов) сосредоточилась в районе Гомеля
  • во втором эшелоне:
    • 19-я армия (генерал-лейтенант И. С. Конев) перебрасывалась с Украины в район Витебска
    • 16-я армия (генерал-лейтенант М. Ф. Лукин) перебрасывалась с Украины в район Смоленска
    • 4-я армия (исполняющий обязанности командующего — полковник Л. М. Сандалов) заняла тыловой рубеж по реке Проня на южном фланге Западного фронта.

Смоленское сражение

В начале Смоленского сражения Западный фронт потерпел новое тяжелое поражение, однако наличие в тылу войск Третьего Стратегического эшелона (фронта Резервных армий) не позволило противнику выйти на оперативный простор.
19 июля 1941 года командующим Западным фронтом назначен генерал-лейтенант А. И. Ерёменко (маршал С. К. Тимошенко остался главнокомандующим войсками Западного направления), 21 июля начальником штаба — генерал-лейтенант В. Д. Соколовский, 12 июля членом Военного совета — Н. А. Булганин. В подчинение фронта переданы оперативные группы из состава фронта Резервных армий.
30 июля 1941 командующим Западным фронтом вновь стал маршал С. К. Тимошенко.
На начало августа 1941 Западный фронт включал шесть армий:

Из состава левого крыла Западного фронта 24 июля был сформирован Центральный фронт, позже на левом фланге Западного фронта был сформирован Брянский фронт.
До 10 сентября Западный фронт вел тяжелые бои (Смоленское сражение), после чего перешел к обороне.

Московская битва

12 сентября 1941 года новым командующим Западным фронтом назначен генерал-полковник И. С. Конев.
На начало октября 1941 года фронт, занимавший полосу 340 км от Осташкова до Ельни (исключительно), имел в своем составе шесть армий:

2 октября войска немецкой группы армий «Центр» начали наступление в полосе Западного фронта, добились серьёзных успехов и окружили основные силы фронта в районе Вязьмы. В Вяземском «котле», оказались в окружении войска сразу трех армий Западного фронта: 16-й, 20-й и 19-й (штаб 16-й армии передал свои дивизии 19-й армии и вышел из окружения); кроме того, в окружении оказались две армии Резервного фронта (24-я и 32-я).
5 октября 31-я и 32-я армии Резервного фронта были переподчинены штабу Западного фронта.
10 октября 1941 войска Западного и Резервного фронта были объединены в один Западный фронт под командованием (с 13 октября) генерала армии Г. К. Жукова; генерал-полковник И. С. Конев был оставлен его заместителем по правому флангу (19 октября 1941 года он возглавил самостоятельный Калининский фронт в составе: 22-я, 29-я, 30-я и 31-я армии).
Членом Военного совета Западного фронта остался Н. А. Булганин, а начальником штаба — генерал-лейтенант В. Д. Соколовский.
12 октября в состав Западного фронта были переданы войска Московского Резервного фронта, (командующий фронтом генерал-лейтенант П. А. Артемьев стал заместителем командующего Западным фронтом, генерал-майор Л. А. Говоров — начальником артиллерии Западного фронта).
На Можайском рубеже обороны сосредотачивались армии Западного фронта:

11 ноября 1941 в связи с расформированием Брянского фронта в состав Западного фронта была передана 50-я армия генерал-майора А. Н. Ермакова.

15 ноября 1941 года немецкая группа армий «Центр» возобновила наступление на Москву. В ходе оборонительного этапа Московской битвы в состав Западного фронта были переданы 1-я Ударная армия и 20-я армия, которые прикрыли разрыв между 30-й (17 ноября передана в состав Западного фронта) и 16-й армиями.
Немецкое наступление застопорилось у самых ворот Москвы, а 6 декабря 1941 года Западный фронт при поддержке Калининского и Юго-Западного фронтов перешел в контрнаступление, в котором приняли участие:

В результате советского контрнаступления войска немецкой группы армий «Центр» потерпели тяжелое поражение и были отброшены от Москвы.

1942 год

В январе 1942 года Западный фронт возобновил наступление, имея целью во взаимодействии с Калининским и Брянским фронтами окружить и разгромить основные силы немецкой группы армий «Центр».
Командующим Западным фронтом оставался генерал армии Г. К. Жуков,
25 января начальником штаба был назначен генерал-майор В. С. Голушкевич.
Для координации действия фронтов 1 февраля 1942 года было воссоздано Главное командование Западного направления (его возглавил генерал армии Г. К. Жуков, который одновременно остался командующим Западным фронтом).
Однако проводимая 8 января—20 апреля 1942 года Ржевско-Вяземская операция не увенчалась успехом.

В течение всего 1942 и зимы 1943 года Западный фронт вёл тяжелые бои на центральном стратегическом направлении (Первая Ржевско-Сычёвская операция; Вторая Ржевско-Сычёвская операция), но не достиг заметных успехов.
26 августа 1942 командующим Западным фронтом назначен генерал-полковник И. С. Конев, начальником штаба с 5 мая 1942 был генерал-лейтенант В. Д. Соколовский.
Состав Западного фронта летом/осенью 1942 года:

1943—1944 годы

22 февраля 1943 года началось новое наступление Западного фронта — он должен был поддержать действия советских войск по разгрому немецкой группы армий «Центр», однако успеха достичь вновь не удалось, и 28 февраля Конева на посту командующего Западным фронтом сменил генерал-полковник В. Д. Соколовский. Начальником штаба был назначен генерал-лейтенант А. П. Покровский.
Состав Западного фронта в зимней кампании 1942/43 года:

Постоянные активные действия советских войск вынудили группу армий «Центр» 2 марта 1943 начать отвод войск с ржевско-вяземского плацдарма. Советские войска начали преследование отступавшего противника (вторая Ржевско-Вяземская операция), и к 31 марта 1943 года ржевский выступ был ликвидирован.

Во время Курской битвы боевыми действиями войск Западного и Брянского фронтов 12 июля 1943 года началось контрнаступление советских войск на северном фасе Курской дуги (Орловская операция). Основной удар нанесла 11-я гвардейская армия (бывшая 16-я армия; генерал-лейтенант И. Х. Баграмян) из района Козельска, вспомогательный удар — 50-я армия (И. В. Болдин). 12 июля в состав Западного фронта была передана 11-я армия (И. И. Федюнинский), 18 июля — 4-я танковая армия (В. М. Баданов) и 2-й гвардейский кавалерийский корпус (В. В. Крюков).
В конце июля 1943 года из состава Западного фронта в состав Брянского вместе с полосами были переданы 11-я гвардейская армия, 11-я армия, 4-я танковая армия и 2-й гвардейский корпус. Западный фронт сосредоточился на проведении Смоленской операции (7 августа—2 октября 1943 года; операция «Суворов»), при этом был усилен 21-й и 68-й армиями, 5-м мехкорпусом и 3-м гвардейским кавалерийским корпусом.
Состав Западного фронта осенью 1943 года:

После освобождения Смоленска с осени 1943 до весны 1944 года Западный фронт предпринял ряд неудачных наступательных операций с целью захвата Витебска и Орши (Оршанская и Витебская операции). Комиссия под председательством Г. М. Маленкова, созданная на основании приказа Ставки ВГК, констатировала неудачу 11 операций:

  • Оршанская операция 12-18 октября 1943 г.
  • Оршанская операция 21-26 октября 1943 г.
  • Оршанская операция 14-19 ноября 1943 г.
  • Оршанская операция 30 ноября—2 декабря 1943 г.
  • Витебская операция 23 декабря 1943 г.—6 января 1944 г.
  • Богушевская операция 8-24 января 1944 г.
  • Витебская операция 3-16 февраля 1944 г.
  • Частная операция на Оршанском направлении 22-25 февраля 1944 г.
  • Витебская операция 29 февраля—5 марта 1944 г.
  • Оршанская операция 5-9 марта 1944 г.
  • Богушевская операция 21-29 марта 1944 г.

15 апреля 1944 года на посту командующего фронтом В. Д. Соколовского сменил генерал-полковник И. Д. Черняховский.
24 апреля 1944 фронт был переименован в Третий Белорусский фронт.
Была начата подготовка к Белорусской стратегической наступательной операции.

Примечания

В Викитеке есть тексты по теме
Западный фронт (Великая Отечественная война)

  • Фронт
  • Все фронты Великой Отечественной войны

Вооружённые Силы СССР в Великой Отечественной войне

Фронты
(командующие)

Фронты ПВО

Восточный • Закавказский • Западный • Московский • Северный • Центральный • Юго-Западный • Южный

Флоты

Флотилии

Азовская • Амурская • Беломорская • Волжская • Днепровская • Дунайская • Ильменская • Каспийская • Ладожская • Онежская • Пинская • Северная Тихоокеанская • Чудская

Армии (командующие)

Общевойсковые

Приморская • 1 • 2 • 3 • 4 • 5 (1, 2) • 6 • 7 • 8 • 9 • 10 • 11 • 12 • 13 • 14 • 15 • 16 • 17 • 18 • 19 • 20 • 21 • 22 • 23 • 24 • 25 • 26 • 27 • 28 • 29 • 30 • 31 • 32 • 33 • 34 • 35 • 36 • 37 • 38 • 39 • 40 • 41 • 42 • 43 • 44 • 45 • 46 • 47 • 48 • 49 • 50 • 51 • 52 • 53 • 54 • 55 • 56 • 57 • 58 • 59 • 60 • 61 • 62 • 63 • 64 • 65 • 66 • 67 • 68 • 69 • 70 • Гвардейские: 1 • 2 • 3 • 4 • 5 • 6 • 7 • 8 • 9 • 10 • 11 • Ударные: 1 • 2 • 3 • 4 • 5

Танковые

1 • 2 • 3 • 4 • 5 • 6 • Гвардейские: 1 • 2 • 3 • 4 • 5 • 6

Воздушные

1-я бомбардировочная • 1-я истребительная • 2-я истребительная • 1 • 2 • 3 • 4 • 5 • 6 • 7 • 8 • 9 • 10 • 11 • 12 • 13 • 14 • 15 • 16 • 17 • 18 Особого назначения: АОН-1 • АОН-2 • АОН-3

Армии ПВО

Сапёрные

1 • 2 • 3 • 4 • 5 • 6 • 7 • 8 • 9 • 10

Корпуса

Стрелковые

Особый • 1 • 2 • 3 • 4 (1940) • 4 (1942) • 5 • 6 (1922) • 6 (1942) • 6 (1943) • 7 • 8 • 9 • 10 • 11 • 12 • 13 • 14 • 15 • 16 • 17 • 18 • 19 • 20 • 21 • 22 • 23 • 24 • 25 • 26 • 27 • 28 • 29 • 30 • 31 • 32 • 33 • 34 • 35 • 36 • 37 (1939) • 37 (1943) • 38 • 39 • 40 • 41 • 42 • 43 • 44 • 45 • 46 • 47 • 48 • 49 • 50 • 51 • 52 • 53 • 54 • 55 • 56 • 57 • 58 • 59 • 60 • 61 • 62 • 63 • 64 • 65 • 66 • 67 • 68 • 69 • 70 • 71 • 72 • 73 • 74 • 75 • 76 • 77 • 78 • 79 • 80 • 81 • 82 • 83 • 84 • 85 • 86 • 87 • 88 • 89 • 90 • 91 • 92 • 93 • 94 • 95 • 96 • 97 • 98 • 99 • 100 • 101 • 102 • 103 • 104 • 105 • 106 • 107 • 108 • 109 • 110 • 111 • 112 • 113 • 114 • 115 • 116 • 117 • 118 • 119 • 120 • 121 • 122 • 123 • 124 • 125 • 126 • 127 • 128 • 129 • 130 • 131 • 132 • 133 • 134 • 135 • Гвардейские: 1 • 2 • 3 • 4 • 5 • 6 • 7 • 8 • 9 • 10 • 11 • 12 • 13 • 14 • 15 • 16 • 17 • 18 • 19 • 20 • 21 • 22 • 23 • 24 • 25 • 26 • 27 • 28 • 29 • 30 • 31 • 32 • 33 • 34 • 35 • 36 • 37 • 38 • 39 • 40 • 41 • Лёгко-стрелковые: 1 • 2 Горнострелковый: 3 • Лёгкие горнострелковые: 126 • 127

Танковые

1 • 2 • 3 • 4 • 5 • 6 • 7 • 8 • 9 • 10 • 11 • 12 • 13 • 14 • 15 • 16 • 17 • 18 • 19 • 20 • 21 • 22 • 23 • 24 • 25 • 26 • 27 • 28 • 29 • 30 • 31 • Гвардейские: 1 • 2 • 3 • 4 • 5 • 6 • 7 • 8 • 9 • 10 • 11 • 12

Механизированные

1 (1940) • 1 (1942) • 2 • 3 (1940) • 3 (1942) • 4 • 5 • 6 (1940) • 6 (1942) • 7 • 8 • 9 • 10 (1941) • 10 (1944) • 11 • 12 • 13 • 14 • 15 • 16 • 17 • 18 • 19 • 20 • 21 • 22 • 23 • 24 • 25 • 26 • 27 • 28 • 29 • 30 • Гвардейские: 1 • 2 • 3 • 4 • 5 • 6 • 7 • 8 • 9

Кавалерийские

Отдельный • 1 • 2 (1922) • 2 (1941) • 3 • 4 • 5 (1934) • 5 (1942) • 6 (1934) • 6 (1941) • 7 • 8 • 9 • 10 • 11 • 12 • 13 • 14 • 15 • 16 • 17 • 18 • 19 • Гвардейские: 1 • 2 • 3 • 4 • 5 • 6 • 7

Артиллерийские

1 • 2 • 3 • 4 • 5 • 6 • 7 • 8 • 9 • 10

Воздушно-десантные

1 • 2 • 3 • 4 • 5 • Гвардейский: 8

Авиационные

Истребительный: 1 • 2 • 3 • 4 • 5 • Гвардейские: 1 Штурмовой: 1 • 2 • 3 • 4 • 5 • Гвардейские: 1 Бомбардировочный: 1 • 2 • 3 • 4 • 5 • Гвардейские: 6

Корпуса ПВО

1 • 2 • 3 • 4 • 5 • 6 • 7 • Гвардейский: 8

Для улучшения этой статьи желательно?:

  • Добавить иллюстрации.

О причинах поражения ВВС Западного фронта в начальный период войны

О причинах поражения ВВС Западного фронта в начальный период войны.

С начала Великой Отечественной Войны прошло уже 70 лет, но до сих пор не утихают споры о причинах поражения советских вооруженных сил в начальный период войны. Таких теорий существует большое множество, перечисление которых заняло бы достаточно много места в рамках одной статьи, однако большинство из них сходится на том, что одной из главных причин было поражение советских ВВС и завоевание господства Люфвтваффе в воздухе.
В чем же причина этого разгрома, ведь соотношение по основным типам самолетов ВВС РККА и Люфвтваффе перед началом войны вовсе не свидетельствует о превосходстве немецкой стороны.

*- Новых типов
Конечно данная таблица не отражает истинного соотношения сторон, т.к. не учитывает качественного соотношения, а оно было на немецкой стороне. Видно, что ВВС РККА западного фронта явно уступали противнику в ударной авиации, но ситуация с истребителями критичной назвать нельзя. Правда бипланы на базе И-15 уже окончательно устарели и часть из них была передана в штурмовую авиацию. Однако тем более странно, что уже к вечеру 22 июня 1941 года ВВС Западного фронта потерпели поражение и началось, так называемое перебазирование оставшихся частей. Когда идет речь о ВВС Западного фронта то это не абстрактная авиация, а вполне конкретные части 9, 10, 11 смешанные авиационные дивизии (САД) приданные армиям прикрытия гос. границы и 43 истребительная авиационная дивизия (ИАД), 12 и 13 бомбардировочные авиационные дивизии (БАД). Но именно разгром 9,10,11 САД приданных 10,4,3 армиям прикрытия привел к катастрофе этих самых армий. Причины разгрома именно этих дивизий в первый же день войны мы и попытаемся установить. Что же пишет на этот счет официальная советская историография:
«Особенно большой урон понесла авиация Западного и Киевского особых военных округов, где немецко-фашистской авиации в первый день войны удалось уничтожить и повредить 1015 самолетов. 9-я смешанная авиационная дивизия ВВС Западного особого военного округа из 409 имеющихся к началу войны самолетов потеряла 347, 10-я смешанная авиадивизия потеряла 180 самолетов из 231 и 11-я смешанная авиадивизия — 127 самолетов из 199. На второй день войны эти три авиационные дивизии, находившиеся в первом эшелоне, оказались небоеспособными и были выведены на переформирование. В воздушных боях истребители ВВС Западного особого военного округа сбили более 100 фашистских самолетов, рассеяли многочисленные группы немецких бомбардировщиков, но сорвать их налеты или хотя бы ограничить действия вражеской авиации не смогли. За день враг уничтожил 387 истребителей и 351 бомбардировщик.
Большие потери в самолетном парке ВВС приграничных военных округов произошли по следующим причинам. Телеграмма народного комиссара обороны Союза ССР, в которой командующие военными округами предупреждались о времени возможного нападения фашистской Германии и отдавалось распоряжение о приведении в боевую готовность войск и о рассредоточении авиации на полевые аэродромы, была передана в приграничные военные округа лишь за 4 часа до вторжения врага. В связи со строительством и реконструкцией многих аэродромов маневр авиачастей и соединений ВВС приграничных военных округов был ограничен. Маскировка аэродромов и их прикрытие средствами ПВО были недостаточными. Некоторые авиационные командиры, не имея опыта в отражении внезапных массированных налетов, не смогли вывести свои части из-под удара и организовать решительный отпор фашистской авиации. Советским летчикам пришлось вести борьбу в неравных условиях. Они вынуждены были сражаться большей частью на устаревших истребителях с противником, вооруженным современными самолетами и численно превосходившим их». (1977г. Командование и штаб ВВС Советской Армии в Великой Отечественной Войне 1941-1945 годов стр23)
Большую работу по изучению этого вопроса проделал И.Д. Егоров в своей работе «Июнь 1941. Разгром западного фронта», где попытался собрать все доступные материалы по каждой из САД и каждому полку этих дивизий.
«Ожесточенным бомбардировкам и обстрелам со стороны Люфтваффе подверглось только дивизионного подчинения 12 советских авиаполков, из них восемь истребительных, три скоростных бомбардировочных и один штурмовой, тоже оснащенный истребителями, бипланами И-15. Потери армейской авиации были более чем чувствительны: 659 самолетов. 9-я САД потеряла в воздушных боях 74 самолета, 278 было уничтожено на земле, итого потеряно 352; 10-я — соответственно 23 и 157, итого потеряно 180; 11-я — соответственно 34 и 93, итого потеряно 127» стр107
Как видим основные потери советская авиация понесла именно на земле. В чем же их основные причины? Позволим себе не согласиться с официальной советской версией. Да действительно приказ о приведении в боевую готовность опоздал, но если внимательно ознакомиться с собранным материалом по 9 САД(126, 129, 124, 41 иап, 13сбап), 10 САД(74 шап, 123, 33 иап, 39 сбап ), 11 САД(122, 127 иап, 16 сбап), то окажется, что только бомбардировочные полки (сбап) этих дивизий подверглись в первые же часы сокрушительным ударам Люфвтваффе и понесли потери, которые сделали их небоеспособными, истребительные же полки (иап) понесли от первых ударов незначительные потери, некоторые и вовсе встретили врага в воздухе и сорвали его атаки. Однако самое интересное заключается в том, что и они были потом разгромлены ударами по аэродромам, но не в результате первого массированного налета, а методичными, ПОВТОРЯЮЩИМИСЯ ударами, причем противник добился этого не массированием сил и количественным превосходством, а группами по 12, 6 иногда и парами машин, но атакующими с завидным упорством и регулярностью. Как же такое могло произойти? Ведь первые удары уже были отбиты и потери от них были не велики, было понятно что это война, да и истребителей было еще в достатке.
Более авторитетный источник советского периода пишет по этому вопросу следующее:
«Большие потери советской авиации обусловливались рядом причин. Главными из них были следующие.
1 Во-первых, при нападении на наши аэродромы противник в полную меру использовал фактор внезапности. Телеграфное распоряжение Народного комиссара обороны о приведении войск в боевую готовность и рассредоточении авиации по полевым аэродромам, направленное в ночь на 22 июня (за 4 часа до вторжения врага), не было своевременно доведено до авиационных частей. Поэтому удары вражеской авиации застали большинство полков врасплох. Внезапность была достигнута и вследствие слабой бдительности и недостаточной боевой готовности ВВС округов.
2 Во-вторых, из-за ограниченности аэродромной сети затруднялся маневр частей и соединений ВВС. ПО этой же причине авиация приграничных округов базировалась скучено по 100-120 самолетов и более. Некоторые аэродромы располагались в нескольких километрах от государственной границы и были обстреляны даже артиллерией противника. На отдельных аэродромах не были оборудованы укрытия для материальной части и личного состава, самолеты на стоянках не рассредоточивались и плохо маскировались. В то же время районы базирования советской авиации слабо прикрывались средствами противовоздушной обороны.
3 В-третьих, против опытного врага советским летчикам пришлось сражаться в основном на устаревших самолетах. Сказалось так же отсутствие навыков по отражению массированных ударов вражеской авиации. Например, в Прибалтийском особом военном округе (командующий генерал ВВС А.П.Ионов) после первого налета немецкой авиации были подняты в воздух по тревоге уцелевшие самолеты. Но конкретных задач экипажам никто не поставил. После часового пребывания в зонах самолеты вновь были посажены на свои аэродромы, чем воспользовался противник и нанес повторные удары.
4 Наконец, в условиях перевооружения на новую материальную часть на многих приграничных аэродромах образовалось большое скопление самолетов. Некоторые полки имели по два комплекта боевых машин: новых, которые осваивались летным составом, и устаревших, законсервированных и подготовленных для отправки в тыл. Из-за невозможности эвакуации значительная часть этих самолетов была уничтожена при отступлении советских войск.»
(1976г. Оперативное искусство Советских ВВС в ВОВ. Стр23)
Пункт первый этого утверждения повторяет первую цитату и его рассмотрение было приведено выше.
Во втором и четвертом пункте главным в начале кажется информация по аэродромам и скоплению машин на них, но вот, что пишет по этому поводу И.Д.Егоров:
«Легенда о том, что все самолеты оказались собраны на ограниченном числе крупных авиабаз и потому стали легкой добычей Люфтваффе, при близком рассмотрении не выдерживает критики. Если, конечно, считать скученностью положение «один аэродром -один полк», а не «один аэродром — одна эскадрилья».» стр132
«Но на многих полевых аэродромах присутствовало по два комплекта боевых машин: старых, на которых летали
и отрабатывали задачи, и новейших, которые еще только осваивали. Иногда новинки не имели маскировочной раскраски и стояли такими, какими их получали с авиазаводов, серебристо-серыми, ярко выделяясь на фоне зеленой травы (есть фотоснимок бобруйского аэродрома, где на переднем плане стоит побитый деревянный биплан, а на заднем — с виду целый неокрашенный Ил-4). Это и создавало видимость скученности, хотя продлись
мир еще месяца два-три, десятки наиболее изношенных были бы переданы в учебные центры и вновь формируемые дивизии или списаны. (Стр113 «Июнь 1941. Разгром западного фронта»)
Однако, пункт 2 содержит действительно важную и правдивую информацию о причине поражения, в последней строчке сказано «В то же время районы базирования советской авиации слабо прикрывались средствами противовоздушной обороны.» Это действительно очень важная и к тому же правдивая информация, ведь каждый аэродром 9,10,11 САД прикрывался всего лишь единственной счетверенной ЗПУ «Максим» на шасси ГАЗ АА. Это мало, очень мало, преступно мало и ничем не оправдано. Ведь в составе Западного фронта зенитной артиллерии имелось:
Тип зенитного орудия Количество орудий Наличие боеприпасов тыс. шт
37 мм зенитные автоматы (31 К) 212 12
76,2 мм зенитная пушка образца 1931 и 1938 гг. 526 425,1
80 мм зенитная пушка Бофорс 4 —
85 мм зенитная пушка образца 1939г. 396 30
Из таблицы видно, что зенитных орудий было не так уж и мало, притом имелись и 37мм зенитные автоматы для противодействия авиации на малых высотах, но ситуация с боеприпасами была катастрофической особенно для 37мм и 85мм орудий, что делало наличие последних бесполезным. Несколько лучшая ситуация была с 76,2 мм зенитными пушками имевшими по 800 снарядов на орудие. Остается лишь догадываться, почему аэродромы базирования иап и сбап были полностью не прикрыты зенитной артиллерией? Почему большая часть этой артиллерии была собрана на окружном полигоне, для учебных сборов, накануне войны и лишило войска последней возможности противодействовать авиации противника?
В третьем пункте помимо извечного повторения про устаревшие самолеты также содержится важная информация «После часового пребывания в зонах самолеты вновь были посажены на свои аэродромы, чем воспользовался противник и нанес повторные удары.» Это очень важно, хоть и относится к Северо-Западному фронту, но данная ситуация повторилась на всех фронтах. Она свидетельствует в первую очередь об отсутствии или неудовлетворительной работе службы слежения за авиацией противника. Здесь мы подходим к одной из главных причин поражения 9,10,11 САД Западного фронта – это отсутствие информации о воздушном противнике, ведь самолет не может находиться в воздухе долго, час — максимум полтора и самолет надо сажать, обслуживать, заправлять, ремонтировать. Такая ситуация делает количественное превосходство советских истребителей бессмысленным ибо держать в воздухе много самолетов нельзя, а поднять их при налете противника почти не возможно и связано с большими потерями! Кто же был ответственный за обнаружение воздушного противника?
«Для обнаружения самолетов противника и оповещения о них войск ПВО и органов местной противовоздушной обороны была организована служба ВНОС (воздушного наблюдения, оповещения и связи). Ее основу составляли наблюдательные посты. На территории, которой угрожало воздушное нападение, была создана сеть постов ВНОС. Она состояла из фронтальных полос наблюдения, идущих параллельно государственной границе, и радиальных полос, идущих от границы в глубь страны. Расстояние между полосами было 60-80 км. Таким образом, создавалась сетка со сторонами квадратов в десятки километров, дистанция между наблюдательными постами в ней составляла 10-12 км.
Главным элементом службы ВНОС независимо от ее боевого применения являлся наблюдательный пост (НП), который обычно состоял из семи человек: начальника, заместителя и нескольких наблюдателей. Средством связи служил телефон и лишь в редких случаях радиостанция. НП также должен был быть оснащен биноклем, прибором прослушивания (звукоулавливателем), часами, компасом и в некоторых случаях примитивными высотными и курсовыми планшетами. Оснащение поста выглядело достаточно убогим, но другими средствами наша ПВО не располагала.» (Михаил Зефиров, Дмитрий Дёгтев, Николай Баженов Свастика над Волгой. Люфтваффе против сталинской ПВО)
Только вот создание системы постов ВНОС вдоль государственной границы затянулось:
«Одна из важных задач, которую пришлось выполнять Войскам ПВО страны с первых дней войны, заключалась в обеспечении своевременного оповещения о налетах воздушного противника частей, соединений и штабов всех видов вооруженных сил, а также правительственных органов на местах и в центре. Значение этой функции трудно переоценить, особенно если учитывать, что войсковая система ВНОС к началу фашистской агрессии еще не успела полностью развернуться{ЦАМО, ф. 72, оп. 12272, д. 2, л. 81}. (1979г. Войска ПВО страны в Великой Отечественной войне Стр 10)
Вот так вот, развертывание ВНОС приоритетом для советского командования не было. И это после того, как поражение Франции и успешная битва за Англию в 1940 показало наличие такой системы обязательным условием успешной ПВО. Особенно хочется остановится на английском опыте, где двойная линия РЛС и обилие постов ВНОС на побережье Ламанша, позволило англичанам использовать свою не многочисленную истребительную авиацию очень оперативно и практически сорвать воздушную войну против Великобритании. Тем более странно, что этот опыт остался не востребованным советскими ВВС. Конечно РЛС были тогда в дефиците, 30 РУС-1 и 10 РУС-2 имевшихся в СССР были в первую очередь использованы в ПВО Москвы, Ленинграда и Баку. Но, даже соответственно организованная служба ВНОС могла бы предотвратить практически безнаказанные дневные налеты Люфвтваффе по советским аэродромам САД.
Пункт четвертый в комментариях не нуждается, очень печально, что перевооружение происходило таким образом. Следует также сказать, что оставлены и уничтожены были как раз новейшие самолеты, еще не освоенные или даже не вступившие в строй. Кто виноват, что их собирали и вводили в строй возле границы? Как видим и советские источники содержали достаточно правдивой информации о причинах наших тяжелых поражений начального периода войны.
Подведем теперь краткие итоги , что же явилось причиной поражения ВВС Западного фронта.
1) Противнику накануне войны удалось вскрыть состав и дислокацию ВВС Белорусского военного округа.
«В своей необоснованной уверенности в то, что можно избежать войны, главное, не дать повода к ней,
создали вражеской разведке «льготные» условия, и она в ходе многочисленных разведывательных полетов над западными регионами СССР не только выявила практически все аэродромы армейской и войсковой авиации, но и вела постоянный «мониторинг» за их состоянием. Поэтому 22 июня были атакованы только те из них, где действительно находились самолеты
Всего же 9, 10 и 11-я авиадивизии имели, по моим подсчетам, не менее 30 аэродромов, включая засадные площадки для дежурных истребительных подразделений.» (2008 Июнь 1941. Разгром Западного фронта. Егоров Д. Н. стр113)
2) Главной причиной поражения советских ВВС было отсутствие информации о воздушном противнике, в следствии неудовлетворительной организации службы ВНОС. Они не могли оперативно реагировать на действия Люфвтваффе и в конце концов не смогли защитить даже аэродромы базирования своих иап, что привело к поражению и перебазированию дивизий САД приданных армиям прикрытия.
3) Наличие зенитного прикрытия аэродромов могло еще как то исправить ситуацию и дать возможность отразить налеты противника, но его не было. Это так же стало основной причиной поражения.
4) К главным причинам поражения следует отнести также потерю управления командованием ВВС Западного фронта. На этой причине хочется остановиться подробнее. Надо признать, что противнику удалось провести против нас одну из первых успешных операций по радиоэлектронной борьбе. Были вскрыты все частоты связи для управления полками 9,10,11 САД и хотя все аэродромы базирования иап и сбап имели радиостанции, но в решающий момент времени их частоты были подавлены противником (непонятно почему не были использованы резервные частоты или о них вообще не договорились заранее). Ему удалось так же вычислить место нахождения штабов управления ВВС и наносить по ним удары, а так же уничтожить вспомогательную авиацию, тем самым стала невозможна связь с частями САД даже посылкой делегатов связи. Это привело к отсутствию взаимодействия и поддержки между полками САД, что не позволило организовать достойный отпор агрессору.
«Управление 9-й САД находилось в самом Белостоке, на центральной улице, в красивом особняке с башенкой. В первые минуты войны оно лишилось всей проводной связи, а диапазоны работы дивизионных коротковолновых станций (в штабе использовались рации 5-АК) оказались наглухо забиты помехами. В здании от близких взрывов вылетели все стекла, генерал С. А. Черных, как вспоминал бывший штабной радист Г. П. Крайник, выскочил на крыльцо и кричал кому-то: «Дай мне самолет» .»(2008 Июнь 1941. Разгром Западного фронта. Егоров Д. Н. стр142)
Были еще и другие причины либо приведшие к поражению либо увеличившие его последствия. К ним можно отнести: неудовлетворительное состояние аэродромной службы, наличие на передовых аэродромах двойного комплекта истребителей, близкое расположение аэродромов возле границы, сдерживающие приказы «Не поддаваться на провокации», неопытность экипажей, отсутствие радиосвязи на большинстве самолетов и др., но основными они не были.
Тем более выглядят странными теории утверждающие, что причины поражения кроются в «нежелании воевать за Сталина и СССР», или о том, что готовясь к «освободительному походу» РККА была не готова к обороне, приведенные факты не подтверждают такие заявления. Нельзя сказать, что и теория ослабления армии от репрессий имеет под собой основания. Нет явной связи между чисткой 37-39 годов и данными, что не будь этой чистки, была бы создана боеспособная служба ВНОС, аэродромы прикрыты зенитной артиллерией, устранены недостатки в организации связи и управления. Нельзя так же считать основной причиной поражения устаревшую технику и неопытность пилотов, ведь основные потери они понесли на земле или на взлете при отражении атак противника в невыгодных для себя условиях, из-за невозможности заранее встретить его в воздухе на подходе к своим аэродромам. В заключении хочется вспомнить книгу Марка Солонина » На мирно спящих аэродромах — Разгром 1941″, где автор путает причину и следствие, заявляя, что перебазирование явилось причиной поражения. На самом деле потери на земле явились причиной этого перебазирования, когда оказалось, что ИАПы не могут защитить даже самих себя от методичных налетов Люфвтваффе. Марк Солонин утверждает о неэффективность таких ударов и в доказательство приводит цифру 691 самолет потерянный ВВС РККА за всю остальную войну на аэродромах, но надо учитывать, что Люфвтваффе 22 июня действовало против заранее разведанных целей, в дневных условиях, при отсутствии ответного зенитного огня почти как на полигоне, фактически без противодействия наших истребителей поднимавшихся в воздух непосредственно во время ударов противника.

Лето 1941 года глазами Советского авиационного командования

Александр Медведь,
МФПУ «Синергия», кандидат технических наук
Рано утром 26 июня 1941 г. к шоссейному мосту через Западную Двину у Двинска подъехали четыре грузовика ЗиС-5. В кузовах машин находились солдаты из 800-го полка особого назначения «Бранденбург» под командованием обер-лейтенанта Кнаака, переодетые в советскую военную форму. Первый грузовик проехал через мост беспрепятственно, второй охрана все же попыталась остановить. Началась перестрелка, в ходе которой погиб Кнаак и пятеро диверсантов, еще 20 были ранены. Но дело было сделано – мост захвачен целехоньким! Через час к мостам подошел передовой отряд майора Вольфа из 8-й танковой дивизии 56-го моторизованного корпуса Эриха фон Манштейна. Отряд ворвался в Двинск и сумел захватить с тыла второй мост – железнодорожный. Охрана попыталась взорвать сооружение, однако сработала только часть зарядов. Мост получил лишь небольшие повреждения.


Продолжение. Начало в № 4–2009

27 июня передовые части 1-й танковой дивизии 41-го моторизованного корпуса генерал-лейтенанта Рейнгарда вышли к городу Екабпилс, расположенному на левом берегу Западной Двины ниже по течению и в 80 км северо-западнее Двинска. Здесь тоже была совершена попытка захватить мосты с помощью переодетых в советскую форму диверсантов из «Бранденбурга». Однако командовавший подрывниками саперный лейтенант успел взорвать мост. На следующий день начальник Генерального штаба ОКХ генерал-полковник Гальдер записал в дневнике: «Группа армий «Север» должна теперь сосредоточить в районе Двинска достаточно сильную ударную группу, чтобы оказаться в состоянии начать наступление на Остров».

Командование Северо-Западного фронта предприняло попытку отбить Двинск и разрушить мосты. Против плацдарма была брошена сводная группа генерал-лейтенанта Акимова, однако наспех подготовленная контратака успеха не дала. Впоследствии сбить противника с предмостного укрепления попытался 21-й механизированный корпус генерала Лелюшенко, но и его сил оказалось недостаточно, хотя «притормозить» дальнейшее движение немцев на север удалось.

Тем временем Ф. И. Кузнецов докладывал Ставке: «28.6.41 г. атака у Двинска проведена фактически одной нашей пехотой, понесшей серьезные потери. Противник огнем артиллерии, огнеметов и пулеметов атаку отразил…

1-й авиационный корпус 28.6.41 г. удара по Двинску не нанес. 29.6.41 г. тоже, видимо, не вылетал. То же и 4-я смешанная авиационная дивизия».
В ночь на 30 июня 1941 г. директивой Генштаба Красной Армии командующему ВВС КБФ, командиру 1-го авиакорпуса дальнего действия и командующему ВВС Северо-Западного фронта была поставлена задача: любой ценой разрушить двинские мосты, а также разгромить выдвигавшиеся танковые и механизированные колонны врага. Увы, этот удар оказался «размазан» по времени, что позволило немцам поочередно перехватывать подходившие к району Двинска группы советских бомбардировщиков, летевших без истребительного прикрытия. Сильно пострадали все три бомбардировочных полка ВВС Балтфлота: они лишились 34 машин (СБ и ДБ-3), сбитых противником, а еще 5 совершили вынужденные посадки вне аэродромов. По докладу командования 1-го авиакорпуса, его экипажи совершили 107 боевых вылетов в район Двинска, при этом 6 ДБ-3 не вернулись. Потери частей ВВС СЗФ, действовавших в указанном районе 30 июня, установить пока не удалось. Однако, без сомнения, этот день был одним из самых трудных для советской авиации.

Командир 54-й истребительной эскадры майор Ганс Траутлофт впоследствии вспоминал: «Как только мы достигаем самолетов противника, разворачивается бешеный воздушный бой. Повсюду были видны падающие как кометы русские бомбардировщики. Небо наполнено горящими самолетами. Мы собираем с них ужасную дань. Я атакую одиночного русского, по-видимому, отставшего от своего строя из-за зенитного огня. Длинная очередь оставляет его в огне, после чего один из членов экипажа выпрыгивает с парашютом. Горящий самолет врезается в землю в лесном массиве в десяти километрах севернее нашего аэродрома, но я к этому времени уже нахожусь позади следующего. Я открываю огонь один раз, второй, и пламя окутывает его левый мотор. Из мотогондолы вываливается стойка шасси. Самолет переходит в крутое пике и устремляется к небольшому озеру. Бомбардировщик касается его поверхности, отскакивает от нее как скользящий камешек, перелетает через береговую черту и в конце концов терпит крушение в лесу, сопровождающееся огромным каскадом огня.

Слева я могу видеть другой сбитый самолет, а спереди – еще один. Это была ужасающая картина. Внезапно один из Bf 109 переворачивается на спину и на большой скорости врезается в землю. По-видимому, его пилот был смертельно ранен. Когда мы вернулись на базу, на рули направления почти всех машин нанесли победные знаки. Четверо из наших пилотов пропали без вести…»

В тот же день немцам удалось переправиться на правый берег Западной Двины в районе Риги. Бои шли на улицах города, причем часть его населения сражалась в составе рабочих батальонов против немцев, а другая часть вела огонь с чердаков по проезжавшим по улицам машинам Красной Армии.

Преодоление немцами такой крупной водной преграды, как Западная Двина, в сочетании с развалом советской обороны вследствие ошибочных действий командования привело к необходимости дальнейшего отступления войск Северо-Западного фронта на север и северо-восток в надежде организовать прочную оборону в районе Пскова и Острова, используя другую водную преграду – реку Великая. Увы, к 10 июля оба указанных города были в руках немцев, обошедших обороняющиеся советские войска с флангов.

К этому моменту войска Северо-Западного фронта, потерявшие более 70 % своего первоначального состава, могли только сдерживать, но не были в состоянии остановить наступление германских танковых и механизированных дивизий. Ослабленные ВВС фронта по состоянию на 4 июля насчитывали: «6-я смешанная авиационная дивизия: 69 самолетов; 7-я смешанная авиационная дивизия: И-16 – 2; И-15бис – 19; И-153 – 2; СБ – 3. Всего – 26; 8-я смешанная авиационная дивизия: МиГ-3 – 14, И-153 – 8, И-16 – 1, И-15бис – 6. Всего – 29; 57-я смешанная авиационная дивизия: И-16 – 6, И-153 – 18, СБ – 5. Всего – 22».

10 июля части немецкого 41-го моторизованного корпуса устремились на Лугу, пытаясь прорваться к Ленинграду кратчайшим путем, но встретили стойкое сопротивление войск Лужской оперативной группы. Вынужденный искать другие пути, противник повернул главные силы на северо-запад. 14 июля 56-й моторизованный корпус немцев вышел к Лужской линии обороны, но в результате контрудара 11-й армии генерал-лейтенанта В.И. Морозова 8-я и часть сил 3-й моторизованной дивизий немцев оказались в окружении. Пять суток здесь шли ожесточенные бои.

23 июля произошел поразительный случай в истории воздушной войны, который в документах 154-го иап описан так: «Разведчик «Хеншель-126″ производил разведку укрепрайона. Заместитель командира эскадрильи ст. лейтенант А.Н. Сторожков, участник финской кампании, получил приказ уничтожить противника. После нескольких атак он вынудил врага посадить самолет, сам приземлился рядом с ним и взял в плен немецких летчиков. Затем он, будучи легко раненым, снял с самолета противника фотоаппарат, приемник и пулемет и доставил их командованию». 29 августа 1941 г. мужественный летчик был представлен к званию Героя Советского Союза (представление реализовано только 16 января 1942 г.).

Для возобновления наступления немцам потребовалось перегруппировать войска. Началась их переброска на новгородское направление. Советское командование также использовало возникшую в боевых действиях паузу для укрепления обороны и усиления войск. В начале августа в состав Северо-Западного фронта были включены три новые армии. Немцы также усилили свою группировку и, в частности, перебросили на ленинградское направление VIII авиационный корпус с его эскадрами Ju 87, обеспечивавшими непосредственную авиационную поддержку войск на поле боя.
По докладам экипажей частей ВВС СЗФ, за период с 22 июня по 8 августа 1941 г. немецкая авиационная группировка лишилась 243 самолетов. Таким образом, по субъективному представлению советских пилотов получалось, что потери в воздухе оказались приблизительно равными для советских и германских частей. Однако с учетом утрат на земле соотношение становилось примерно 1:4 в пользу немцев. А если учесть, что реально за этот период 1-й воздушный флот потерял около сотни машин, то и вообще обескураживающим – 1:10.

8-10 августа соединения группы армий «Север» нанесли удары в направлении на Гатчину, Лугу и Новгород. Одновременно развернулись сражения в Эстонии, на Карельском перешейке, между Онежским и Ладожским озерами. 18-й армии противника удалось рассечь 8-ю армию СЗФ в Эстонии на две части и выйти к побережью Финского залива. После этого она направила свои основные усилия на овладение Таллином.

Наступавший с плацдармов на реке Луге немецкий 41-й моторизованный корпус 10 августа отыскал слабое место в советской обороне и стал стремительно продвигаться к Ленинграду. Но 12 августа под Старой Руссой в наступление против правого фланга группы армий «Север» перешли две общевойсковые армии (11-я и 34-я). К 15 августа они продвинулись более чем на 60 км в тыл новгородской группировки врага. Генерал-фельдмаршал
В. Лееб вынужден был остановить наступление и направить на отражение контрудара крупные силы. В результате войска 11-й и 34-й армий были вынуждены отойти за реку Ловать. 25 августа немцы захватили Любань, через три дня – Тосно. До Ленинграда оставалось чуть более 50 км.

Чтобы улучшить управление войсками, Ставка ВГК 23 августа 1941 г. разделила Северный фронт на Карельский и Ленинградский. 27 августа Главное командование войск Северо-Западного направления было расформировано, а Карельский, Ленинградский и Северо-Западный фронты подчинены Ставке ВГК. В этот же день Ставка отстранила генерал-майора П.П. Собенникова, посчитав его виновником неудачи контрудара под Старой Руссой, от командования Северо-Западным фронтом.

ВВС Западного фронта: на направлении главного удара противника

Из-за драматизма обстановки в первые дни войны и высоких потерь ВВС Западного фронта (до 22 июня 1941 г. – Западного особого военного округа) привлекали внимание множества исследователей. Имевшиеся в их распоряжении документы были разного уровня (от исторических формуляров полков до сводных данных Генштаба КА), поэтому численные данные, как обычно, «плавают». Кроме того, они относятся к разным датам и порой не учитывают изменений оргштатной структуры, произошедших за три июньских недели. Так, 4 июня 1941 г. директивой Генштаба КА полки тяжелых бомбардировщиков ТБ-3 были изъяты из состава авиадивизий Управления авиации дальнего действия ВВС и переданы в состав вновь созданного Управления воздушно-десантных войск (не входившего в состав ВВС). Не в полной мере налажен учет новейших самолетов, полученных строевыми частями накануне начала боевых действий.

И все же с точностью до нескольких десятков машин оценить боевой состав военной авиации Западного фронта можно. Бесспорным фактом является наличие шести авиадивизий фронтовой авиации (9-й, 10-й и 11-й сад, которые были подчинены командованию трех общевойсковых армий фронта, а также трех дивизий фронтового подчинения: 12-й и 13-й бад, 43-й иад) и двух дивизий (42-й и 52-й ад) дальних бомбардировщиков ДБ-3, входивших в состав 3-го авиакорпуса. Еще две дивизии (59-я и 60-я) находились на этапе формирования. В подчинении ВВС фронта в день начала войны, кроме того, оказались два полка ТБ-3 (1-й и 3-й, формально переданные воздушнодесантникам, но фактически ими не принятые), а также два разведывательных (313-й и 314-й рап) и два резервных (161-й и 162-й) авиаполка. Последние представляли собой своеобразные базы хранения техники и располагали ограниченным числом экипажей, осуществлявших плановые облеты машин. Кроме того, существовали связные и корректировочные эскадрильи корпусного подчинения, имевшие на вооружении самолеты У-2. Если вести речь о боевых самолетах основных типов (истребителях, бомбардировщиках, штурмовиках и разведчиках), то их было 1789 — по данным Д.Б. Хазанова, однако он не указал в списке имевшихся в ВВС Западного фронта частей впоследствии ставший очень известным 212-й ап подполковника А.Е. Голованова (вероятно, нужно приплюсовать еще 61 ДБ-3Ф).

По плану «Барбаросса» против Западного фронта наступала группа армий «Центр», взаимодействовавшая со 2-м воздушным флотом генерал-фельдмаршала А. Кессельринга. Ударную силу флота составляли 299 бомбардировщиков из эскадр KG2, KG3 и KG53, 293 пикирующих бомбардировщиков Ju 87 из эскадр StG1, StG2 и StG77, а также 60 штурмовиков из IV/LG2. Истребители были представлены 362 Bf 109 и 160 Bf 110 (часть из них состояла на вооружении 2-й группы эскадры скоростных бомбардировщиков SKG210). С учетом транспортных и связных машин во 2-м воздушном флоте имелось 1367 самолетов. Сюда следует добавить 261 ближний разведчик Hs 126 (вскоре получивший у наших бойцов наименование «костыль») и FW 189 («рама»), которые организационно были приданы армиям и танковым группам (аналог советской армейской авиации). Итого получается 1628 единиц, что дает соотношение численности самолетов примерно 1:1,15 в пользу ВВС Западного фронта.

Однако именно на участке группы армий «Центр» намечался главный удар «Барбароссы» и именно здесь в результате немецких авианалетов ранним утром и в течение дня 22 июня 1941 г. советская авиация понесла самые сокрушительные потери за весь период войны. Как известно, аэродромы смешанных авиадивизий армейского подчинения находились совсем рядом от границы, поэтому «подлетное время» для врага исчислялось минутами. К примеру, 129-й иап 9-й сад базировался на аэродроме Тарново в 12 км от госграницы; 126-й иап – на аэродроме Долубово в 22 км; 74-й шап – на аэродроме Малые Зводы в 20 км. Следует подчеркнуть: по большинству советских аэродромов немцы наносили удары не один, а несколько (до шести) раз в течение дня, и если некоторые из них не достигали цели, то командиры люфтваффе это учитывали. Далее быстрое продвижение немецких танковых и моторизованных частей приводило к тому, что получившие даже незначительные повреждения самолеты (их просто не успели отремонтировать) переходили в категорию безвозвратных потерь.

Вот как оценивал потери ВВС Западного фронта за период с 4.00 22 июня по 12.00 23 июня начальник штаба ВВС фронта полковник Худяков (командующий ВВС ЗФ генерал-лейтенант авиации И.И. Копец после облета аэродромов во второй половине 22 июня застрелился): «Внезапной атакой передовых оперативных аэродромов, расположенных от госграницы на расстоянии 8-20 км, противником была атакована матчасть и полностью выведена из строя в:
122 иап 11 сад – 69 И-16;
16 сбап 11 сад – 23 СБ и 37 Пе-2;
74 шап 10 сад – 47 И-15, 15 И-153, 8 Ил-2;
39 сбап 10 сад – 43 СБ и 5 Пе-2;
в частях 9 сад – 233 МиГ, 73 И-16, 52 И-153, 22 Ар-2 и 29 СБ.
Всего 654 самолета.

Отражая налеты воздушного противника, матчасть 123, 33, 127 и частично 124 ап неоднократно подвергалась атакам противника с воздуха в период посадки и дозарядки самолетов. В результате к исходу 22.6 и в течение дня 23.6 в этих полках остались одиночные самолеты, которые к 14 часам 23.6.41 г. перелетели на аэродромы второй линии, откуда принимали участие в боевых действиях. 123, 33 и 127 ап до 14.00 23.6 потеряли около 150–160 самолетов. Таким образом, к середине дня 23.6 из состава ВВС Запфронта с начала боевых действий выведено 806 боевых самолетов.
Личный состав полков, потерявших матчасть, был выведен с аэродромов первой линии и с незначительными потерями сосредоточился в промежуточных пунктах, откуда группами направлялся в места формирования.

Последующий ход боевых действий в среднем по частям ВВС ЗФ давал ежедневную убыль 8-16 самолетов».

По донесениям командиров советских авиачастей 22 июня 1941 г. 2-й воздушный флот лишился 143 машин (опять налицо попытка показать потери противника приблизительно равными собственным потерям в воздухе), но официальные немецкие данные того периода свидетельствуют об утрате всего 12 машин (современная проверка по сводкам генерал-квартирмейстера люфтваффе дает не менее 30 потерянных самолетов).

Увы, вопреки оценкам полковника Худякова, средние потери ВВС ЗФ за день не ограничились уровнем 8–16 машин. В тяжелых оборонительных боях, в попытках оказать помощь окруженным частям и соединениям, разбомбить переправы, приостановить движение колонн танков и мотопехоты, силы таяли гораздо быстрее. По отчету того же Худякова, суммарные потери ВВС фронта (неполные, что видно из таблицы) с начала войны до конца июля 1941 г. составили 2243 машины. 1440 самолетов за 38 дней – получается примерно 38 машин ежесуточно. В июне-июле в состав ВВС Западного фронта передавалась не только техника на пополнение «россыпью», в него влились четыре новые авиадивизии (23-я, 28-я, 46-я и 47-я), а также целый ряд полков, в том числе части «особого назначения».

Это были полки, сформированные из летчиков-испытателей НИИ ВВС и промышленности: 401-й и 402-й истребительные на МиГ-3, 410-й и 411-й на Пе-2, 430-й на Ил-2. Надежда была на то, что самые опытные пилоты, виртуозно владевшие техникой, смогут составить конкуренцию пилотам люфтваффе и переломят ход сражений. Увы! Оказалось, что высокого уровня техники пилотирования, знания матчасти и навигационной подготовки недостаточно для достижения победы над оппонентами. Воевавший в составе ВВС Запфронта 401-й иап, которым командовал знаменитый Степан Супрун, всего через две недели полностью утратил матчасть, а его командир погиб; примерно на такой же период хватило и 410-го бомбардировочного полка. Из всех «испытательских» частей только 402-й истребительный авиаполк подполковника Стефановского, тоже прошедший через множество передряг, оказался долгожителем и воевал вплоть до победы над Германией.

К 8 августа 1941 г. в составе ВВС Западного фронта осталась всего одна дивизия – 43-я ад, имевшаяся в его составе на первый день войны. Многие части, воевавшие в этот период, представляли собой «сборную солянку» из целого ряда других полков, убывших на переформирование. В отчете за первые два месяца войны Худяков констатировал: среднемесячные потери авиации ЗФ составили 70 % исходного состава. В зависимости от рода авиации на земле было уничтожено 8–13 % машин, истребители противника сбивали 24–27 % самолетов (это не касалось штурмовиков, у которых потери от истребителей оказались наибольшими – всего 3 %), зенитная артиллерия немцев сбила 11–44 % самолетов (последнее число соответствует штурмовикам), доля аварий и катастроф составляла от 4 % (истребители) до 20 % (штурмовики). По неустановленным причинам на свои аэродромы не вернулись 44 % истребителей, 28 % бомбардировщиков и 18 % штурмовиков. Среднее число боевых вылетов на одну потерянную машину в июле оказалось равным 65-70 у истребителей, 40–60 у бомбардировщиков и 18–20 у штурмовиков.

Подводя итоги

В докладе главному контролеру группы НКО наркомата госконтроля СССР Карманову штаб ВВС КА представил следующую сводку потерь за первый месяц войны: сбито в воздушных боях 1206 самолетов всех типов; сбито зенитной артиллерией – 339 самолетов; не вернулись с боевых заданий – 1058 самолетов; небоевые потери – 415 машин. Кроме того, уничтоженными и брошенными на аэродромах считались еще 2080 машин (из них 822 – в ВВС ЗФ и 728 – в ВВС СЗФ). Таким образом, суммарные потери ВВС КА за месяц войны составили 5098 машин, или чуть более 60 % числа самолетов, имевшихся в составе пяти округов, развернутых во фронты.

Высшее командование Красной Армии реагировало на изменение ситуации в воздухе не только путем подтягивания авиаполков и авиадивизий из внутренних округов страны, форсирования работы авиапромышленности и ускорения подготовки экипажей в школах и училищах. В июле-августе 1941 г. были предприняты и некоторые организационные шаги. Так, штатный состав полка был уменьшен с довоенного 60-самолетного сначала до 32-самолетного, а затем и до 20-самолетного. Таким образом, советский авиаполк стал вдвое слабее по составу типичной немецкой авиационной группы. Делалось это в надежде, что полк станет более легкоуправляемым и маневренным. Опыт войны показал, что такое решение было ошибочным, и к концу войны истребительный полк стал насчитывать 40 машин, а бомбардировочный – 32 машины по штату. В связи с сокращением численности самолетов в ВВС фронтов их командующие стали выделять распоряжение ВВС армий все меньшую долю сил, а иногда и вовсе сосредотачивали все оставшиеся дивизии и полки в своих руках. Так, в конце августа в ВВС Западного фронта армейской авиации не было – все четыре дивизии подчинялись напрямую полковнику Науменко. В начале июля в тылу были сформированы запасные авиационные полки, задачей которых стала переподготовка экипажей потерявших технику авиаполков на самолеты новых типов.

По данным Литвина, потери люфтваффе на Восточном фронте за первый месяц войны составили: безвозвратные – 849 машин, отправлено в ремонт – 532 машины. Относительные потери люфтваффе оказались менее 40 % от исходной численности. Таким образом, формально ситуация для германских ВВС улучшилась по сравнению с первыми днями войны. Однако следует учесть следующие факторы. Во-первых, потери опытного летного состава в советских частях оказались относительно небольшими, поэтому на каждую уцелевшую машину теперь претендовали в основном не «среднестатистические» летчики с невысоким, в общем, уровнем подготовки, а наиболее опытные и удачливые (выжившие), сумевшие накопить первоначальный боевой опыт. Значимость этого опыта невозможно переоценить. Во-вторых, авиапромышленность СССР, еще не начавшая эвакуацию, была способна ежемесячно отправлять действующей армии около тысячи истребителей, более четырехсот бомбардировщиков и примерно столько же штурмовиков. И, в-третьих, советские летчики, несмотря на тяжелейшие поражения начального периода войны, не были сломлены психологически. Они были готовы бороться дальше. Игра еще не была проиграна.

3rd Сентябрь 2010 10:27. Категория 65 лет Победы, 82 Просмотров: 1425 Статьи автора: А.Медведь