Японские танки 2 мировой

Содержание

Япония во второй мировой войне

Япония во Второй мировой войне

План:

  1. Военно-политическое сотрудничество Японии со странами фашист­ского блока.
  2. Стратегические планы японского командования и выбор направле­ния агрессии.
  3. Китайско-японская война.
  4. Военные действия на Тихом океане.
  5. Советско-японские отношения в 1941-1945 гг. Военные действия в 1945 г.
  1. Военно-политическое сотрудничество Японии со странами фашист­ского блока.

Обострение внутренней социально-политической ситуации как одно из последствии экономического кризиса привело к обострению противоречий внут­ри самого правящего лагеря. Проявляла недовольство мелкая и сред­няя буржуазия, не выдерживавшая конкуренции с крупными концернами и разорявшаяся. Аграрный кризис подрывал положение мелких и средних помещиков, терпевших убытки от падения цен на сельско­хозяйственную продукцию. В этих слоях росло недовольство «ста­рыми» концернами Мицуи, Мицубиси, Ясуда, Сумитомо, а также по­литикой правительств, формировавшихся из представителей партий Минсэйто и Сейюкай, связанных с теми же концернами. Владельцы так называемых «новых» концернов, возникших главным образом в период Первой мировой войны в военных отраслях промышленнос­ти (цветная металлургия, самолетостроение и т.д.), поднявшиеся на волне военной конъюнктуры, заинтересованные в ней и тесно свя­занные с военными кругами, вели ожесточенную конкурентную борьбу со старой финансовой олигархией. В тоже время они имели слабую финансовую базу и поэтому зависели от дзайбацу.

Одновременно наметилось ослабление влияния политических партий. Это также было обусловлено мировым экономическим кри­зисом и влиянием международной обстановки, в частности Лондонс­кой конференцией 1930 г. и принятым там «Морским законом». Япо­нию обязали сократить тоннаж крейсеров до 70% от тоннажа крейсерского флота Великобритании и США. Поскольку экономика островной Японии почти целиком зависела от поставок сырья извне и крейсера считались необходимыми для защиты морских коммуни­каций, такое обязательство в совокупности с решениями Вашингтон­ской конференции было воспринято военными и шовинистически настроенными кругами как принесение в жертву безопасности страны. Широкое распространение получило отрицательное от­ношение к англо-американскому влиянию. В глазах общественного мнения партии стали ассоциироваться с проведением прозападной по­литики, вследствие чего они все более теряли свой авторитет и силу.

В этот период на политическую арену вышло так называемое «мо­лодое офицерство». Офицерские кадры младшего и среднего звена быстро растущих армии и флота к этому времени существенно отличались по социальному составу от генералитета. Они укомп­лектовывались в основном выходцами из семей мелких и средних предпринимателей, торговцев, помещиков и зажиточных крестьян — слоев, терпевших трудности кризисной обстановки, в отличие от генералитета, связанного с аристократией, бюрократией и крупным монополистическим капиталом (старые концерны). «Молодое офи­церство» выступало за решительные экспансионистские действия, отказ от сдерживающих соглашений, активизацию внешней полити­ки в Китае. Все это, как и неспособность подавить революционное движение и справиться с последствиями экономического кризиса, а также увольнение нескольких тысяч офицеров и снижение жалова­нья оставшимся на службе в связи с «модернизацией» армии, стави­лось в вину «партийным правительствам».

Союз «молодого офицерства» и «новых» концернов составил ос­нову японской разновидности фашизма. Широкую социальную ос­нову фашизации представляли мелкобуржуазные слои — выходцы из среды городской мелкой и средней буржуазии, кулачества, мелких помещиков. Низшими ячейками фашистского движения являлись всевозможные националистические организации и группы, гангстерско-террористические общества, в том числе в армии. Программа и лозунги «молодого офицерства» облекались в демократическую ан­тикапиталистическую фразеологию, которая изображала военных защитниками императора от засилья финансовой олигархии.

Наиболее реакционные круги правящего лагеря Японии, не боясь антикапиталистических лозунгов, использовали в своих целях выс­тупления «молодого офицерства», которое, подобно немецким национал-социалистам, выдвигало программу борьбы с финансовой плутократией. Подчеркивая свою преданность императору, «молодые офицеры» требовали ограничения активности основной четверки «старых концернов», выступали против парламента, буржуазно-помещичьих партий, устраивали заговоры, организовывали террористические акты. Антикапиталистические лозунги сочетались с шовинистическими идеями культом императора, претензиями на мировое господство.

27 сентября 1940 г. Япония заключила военный союз («Тройствен­ный пакт») с Германией и Италией, направленный против СССР, США и Великобритании. Одновременно вскоре Япония заключила (в апреле 1941 г.) с СССР договор о нейтралитете, однако продолжа­ла активно готовиться к нападению на советский Дальний Восток.

  1. Стратегические планы японского командования и выбор направле­ния агрессии.

Успех рабочих партий на выборах 1936 г. (23 места в парламенте) явился поводом для организации «молодыми офицерами» военно-фашистского путча, в котором приняли участие 1500 человек во главе с генералом Араки. Был убит премьер Сайто, министр финансов Такахаси, некоторые другие видные чиновники, захвачены важные административные пункты. Однако «молодые офицеры» не были поддержаны армией, и путч был подавлен. Лидирующее положение в правительстве заняла так называемая «группа контроля», возглавляемая новым премьер-министром Хирота. Им были раз­работаны основные принципы национальной политики, заключав­шиеся в следующем: 1. Проведение широкой программы перевооружения с целью обес­печения Японии «стабилизирующей силы в Восточной Азии»; 2. Усиление национальной обороны Японии и Маньчжурии. 3. Проведение коренных преобразований внутри страны в облас­ти политики, экономики и административного управления, с тем что­бы создать благоприятные условия для унификации общественного мнения, наращивания вооружений и самообеспечения ресурсами. Был разработан также общий план агрессии против Китая и СССР.

Предложения Хирота легли в основу пятилетнего плана развития военной промышленности и шестилетнего плана производства вооружений, а все и Халхин-Гол вместе — составило комплекс реформ фашистского характера, получивших в дальнейшем название «новой экономичес­кой» и «новой политической структуры».

Осуществить эту программу довелось не Хирота, а правитель­ству князя Коноэ, пришедшему к власти в 1937 г. Коноэ был тесно связан с военными, финансово-промышленными концернами (дзайбацу) и придворными кругами. Он смог добиться консолидации пра­вящей верхушки на базе признания военной программы и сохране­ния прерогатив парламента. При этом Коноэ умело проводил курс на установление военно-фашистской диктатуры, именовавшейся им «новая национальная структура», и на установление «нового поряд­ка в Восточной Азии».

После захвата Северо-Восточного Китая в правящих кругах Япо­нии не было единства в вопросе о темпе дальнейшей экспансии. Так называемые «умеренные» считали, что Японии следует лучше подго­товиться перед дальнейшим продвижением в Китай и нападением на СССР. Более агрессивно настроенные требовали не снижать темпов действий. Кабинет Хирота счел необходимым укрепить внешнепо­литические позиции страны заключением с гитлеровской Германи­ей «Антикоминтерновского пакта». Направленный прежде всего про­тив Советского Союза, он мог быть использован также против США и Великобритании в случае их противодействия проникновению Японии в Китай.

США, Великобритания и другие державы своей политикой «невме­шательства» фактически поощряли японскую агрессию, ожидая, что она в конце концов приведет к войне Японии с СССР. Летом 1938 г. японские войска попытались вторгнуться на советскую территорию в районе озе­ра Хасан (поблизости от Владивостока), но после яростных боев были отброшены. Весной и летом 1939 г. японская армия вновь спровоциро­вала конфликт, вторгшись на территорию МНР, с которой у СССР с 1936 г. имелось соглашение о взаимопомощи. Советские и монгольские войска нанесли японцам тяжелое поражение в боях у реки Халхин-Гол, показавшее Токио, что к войне с СССР Япония не готова.

Японские политики рассчитывали превратить Японию в мировую континентальную державу, монопольно распоряжающуюся ресурсами Китая, стран Юго-Вос­точной Азии и тихоокеанского бассейна. Этот план Япо­ния пыталась осуществить в течение 1937 — 1945 гг.

Правительство субсидировало в первую очередь те отрасли производства, которые были связаны с подго­товкой войны. Особое внимание уделялось тяжелой про­мышленности. В 1934 году был создан крупный полу­государственный металлургический трест, в который во­шли государственные заводы и некоторые предприятия, принадлежащие концернам Мицуи, Мицубиси и дру­гим. Правительству принадлежало три четверти капи­тала этого треста.

Военные заказы правительства, достигшие 5,5 млрд. иен за 1932 — 1936 гг., стимулировали быстрое разви­тие тяжелой промышленности. Выплавка чугуна в Япо­нии, включая Корею, за период 1929 — 1936 гг. увели­чилась с 1,2 млн. т до 2,3 млн. т. производство стали за эти годы выросло с 2,3 млн. т до 5,3 млн. т. С 1931 года по 1936 год в военно-промышленное строи­тельство вложено было почти 7 млрд. иен, в том числе около 5,3 млрд. иен в строительство новых предприятий.

Огромные суммы шли на усиление и модернизацию армии и флота. В 1935 — 1936 гг. они составили 1022,7 млн. иен, в то время как в 1933 — 1934 гг. на военные нужды было израсходовано 851,9 млн. иен. Это порождало серьезные финансовые затруднения. Де­фицит государственного бюджета достиг 1 млрд. иен, а сумма государственных займов — 9 млрд. иен.

  1. Китайско-японская война.

Японо-китайская война имела большое значение для внешней политики Японии. Она явилась продолжени­ем войны за установление японского господства на Дальнем Востоке, начатой в сентябре 1931 года. На­падение Японии на Китай в июле 1937 года было зна­чительной вехой на пути развязывания фашистскими государствами второй мировой войны. С помощью «большой войны» японцы намеревались окончательно уничтожить вашингтонскую систему послевоенного ре­жима мира на Дальнем Востоке, добиться передела ко­лоний и сфер влияния.

Для вторжения в Китай японское командование вы­делило вначале 12 пехотных дивизий — 240 —300 тыс. солдат и офицеров, 1200 — 1300 самолетов, около 1000 танков и бронемашин, более 1,5 тыс. артиллерий­ских орудий. Оперативный резерв составляли часть сил на Японских островах. Для поддержки с моря действий сухопутных войск было выделено около 50 боевых кораб­лей из состава 2-й и 3-й эскадр военно-морского флота.

Эта группировка должна была осуществить следую­щий стратегический план: прорыв путем нанесения од­новременно нескольких ударов китайской обороны, имев­шей неглубокое, очаговое построение, затем высадка де­сантов пехоты на восточном, юго-восточном и южном побережье Китая, которые во взаимодействии с разви­вающими стремительное наступление основными сила­ми захватывают главнейшие политико-экономические и административные центры страны — Пекин, Нанкин, Шанхай, Ханькоу, Кантон и тем самым заканчивают всю кампанию в короткое время. При этом большая надеж­да возлагалась на то, что после потери Пекина, Тяньцзиня, Нанкина, Шанхая Чан Кайши капитулирует.

В соответствии с этим планом японское командова­ние последовательно провело три комбинированные опе­рации: Пекин-Тяньцзиньскую (июль — ноябрь 1937 го­да), Шанхайско-Нанкинскую (август — декабрь 1937 го­да) и Ухань-Кантонскую (февраль-октябрь 1938 года).

Первым объектом атак японских войск стал Пекин-Тяньцзиньский район. Главной целью был Пекин, ста­рая столица Китая и узел железных и шоссейных дорог (одна из них связывала Пекин и Чэндэ, главным обра­зом, с провинцией Жэхэ, ближайшим оперативным ты­лом японских войск на подступах к Северному Китаю). В июне-июле 1937 года Пекин-Тяньцзиньский район был захвачен Японией.

Убедившись, что их действия в Китае не встречают серьезного сопротивления со стороны чанкайшистского правительства и не вызывают протестов держав, япон­ское командование начало подготовку к операциям по овладению остальными районами Северного Китая и по­сле небольшой паузы приняло решение захватить важ­нейшие коммуникации — железные дороги Пекин — Суйюань, Пекин — Ханькоу, Тяньцзинь — Пукоу, а также Лунхайскую железную дорогу. Важнейшим уз­ловым пунктом на дороге Пекин — Суйюань был Чжанцзякоу (Калган). В августе — сентябре 1937 го­да японские войска направили свои усилия на захват этих укреплений.

В сентябре 1937 года гоминьдановские войска тер­пели одно поражение за другим.

8-ая армия, сформированная из частей Красной ар­мии сосредоточилась западнее горного прохода Пинсингуаня, на который вели наступление японские войска. 25 сентября здесь начались бои. Японская бригада была разбита в двухдневном сражении.

В течение ноября и декабря 1937 года японские войска овладели в Восточном Китае Шанхаем, Нанкином и Ханчжоу, а на севере Тайюанем — главным городом провинции Шаньси.

С конца сентября 1938 года японские войска развер­нули крупные наступательные операции на юге Китая. Это наступление, а также заявление Коноэ 3 ноября 1938 года о введении Японией «нового порядка» в Вос­точной Азии, равнозначное установлению безраздельно­го господства Японии над этим районом, являлись пря­мым следствием Мюнхенского сговора в Европе.

  1. Военные действия на Тихом океане.

После нападения Германии на Советский Союз ге­нералитет японской армии требовал немедленного за­хвата Сибири. Но флот доказывал, что сначала нужно овладеть колониями европейских держав в странах Юж­ных морей и обеспечить империю ресурсами для дли­тельной войны.

В середине лета 1941 года советский разведчик Зорге радировал из Токио: «Принят южный вариант». По­сле начала войны в Европе американские корпорации продолжали снабжать Страну Восходящего Солнца стратегическими ресурсами. Как шутили на Уолл-стрит, американцы слали свои симпатии Китаю, а горючее и металлолом — Японии.

Но в июле 1941 года в отношениях между Японией и США произошли перемены. Американцы ввели эмбарго на экспорт нефти в Япо­нию, закрыли для ее судов Панамский канал, создали командование вооруженными силами США на Дальнем Востоке, направили в Китай группу американских во­енных советников.

1 декабря 1941 года на совещании у японского им­ператора было окончательно решено начать 8 декабря войну против Соединенных Штатов, Англии и Голлан­дии. Первая стадия операций на юге предусматривала обеспечение господства на море и захват богатых сырь­ем стран южных морей. Японским вооруженным силам надлежало занять Филиппинские острова, Гуам, Гонконг, Британскую Малайю, Бирму, архипелаг Бисмарка, Яву, Суматру, Борнео, Целебес, Тимор и организовать оборонительный пери­метр по линии, соединяющей Курильские и Маршалловы острова (включая остров Уэйк), архипелаг Бисмар­ка, Тимор, Яву, Суматру, а также Малайю и Бирму.

Для обеспечения продвижения на юг требовалось па­рализовать американский Тихоокеанский флот. В этих целях командующий японским флотом адмирал Яма­мото предложил нанести внезапный удар по основной американский базе на Тихом океане Перл-Харбору (Га­вайские острова).

Эта операция была тщательно подготовлена. Уже с середины ноября соединения, нацеленные на Перл-Харбор, начали выходить в море.

Вечером 6 декабря в Вашингтоне была перехваче­на пространная телеграмма японского правительства, адресованная Номура. Это был текст памятной запис­ки японского правительства в ответ на предложение правительства Соединенных Штатов от 26 ноября, ко­торую следовало вручить в 13 часов 7 декабря Хэллу. Японское правительство квалифицировало американ­ские предложения от 26 ноября как «угрожающие са­мому существованию Японской империи». В ноте не говорилось об объявлении войны, но труднопереводи­мое японское выражение означало «окончательное уве­домление» о том, что «нет возможности достичь согла­шения продолжением переговоров».

Когда в тот же вечер расшифрованный текст памят­ной записки был передан для ознакомления Рузвель­ту, президент, прочитав ее, заметил: «Это война!»

«Перл-Харбор» переводится как «Жемчужная га­вань». На рассвете 7 декабря 1941 года на розовато-серой, словно жемчужной, глади бухты четко вырисо­вывались 8 линкоров, 8 крейсеров, 29 эсминцев, 5 под­водных лодок, десятки вспомогательных судов. Почти половина личного состава с субботы находилась на бе­регу. Но к торжественной церемонии подъема флага всюду готовились как обычно. Перед экипажами лин­коров выстроились духовые оркестры, на кораблях по­меньше появились горнисты.

Было без пяти восемь утра, когда японские торпедо­носцы и пикирующие бомбардировщики внезапно атако­вали хорошо знакомые им по макетам цели. А коман­дир первой волны Футида впервые нарушил радиомол­чание словами: «Тора! Тора! Тора!» Трижды повторенное по-японски слово «тигр» означало, что рискованная опе­рация удалась. Отряд особого назначения незаметно со­вершил двенадцатидневный переход по северной части Ти­хого океана от Курил до Гавайев. И, застав американцев врасплох, вывел из строя все восемь находившихся в га­вани линкоров, а также шесть крейсеров, эсминец, унич­тожил на земле почти всю авиацию базы — около двух­сот машин. Сами же японцы потеряли 29 самолетов.

Зима и весна 1942 года были трудными для Соеди­ненных Штатов и их союзников. Они терпели пораже­ния на острове Гуам, на Филиппинских островах, в сра­жениях в Японском море и Индийском океане. 6 мая остатки войск, оборонявших военно-морскую базу Коррегидор на Филиппинских островах, капитулировали.

На первом этапе войны преимущество было на стороне Япо­нии. Захватив часть Новой Гвинеи, Филиппины, многие острова Тихого океана, Япония к 1942 г. оккупировала территорию около 3,8 млн кв. км (не считая захваченной ранее территории Китая и Кореи). При этом японские войска проявляли крайнюю жестокость в отношении пленных и населения оккупированных территорий, что на многие десятилетия после окончания Второй мировой вой­ны предопределило негативное отношение к Японии со стороны народов и правительств стран Восточной Азии.

Однако вскоре стали сказываться стратегические просчеты япон­ского командования. Оно недооценило роль авианосцев и подводных лодок в морской войне, вследствие чего в сражениях с американским флотом в Коралловом море (май 1942 г.), у острова Мидуэй (июнь 1942 г.), у Соломоновых островов (сентябрь 1943 — март 1944 г. япон­ский флот и авиация потерпели тяжелые поражения. Промышлен­ность оказывалась неспособной обеспечить военные нужды и воспол­нить потери техники из-за нарушения морских путей подвоза сырья американскими подлодками. Не была организована эффек­тивная противовоздушная оборона даже крупных городов, и после потери японцами в 1944 г. Филиппин начались массированные бом­бардировки авиацией США Тайваня, Окинавы и самой Японии. Бомбежками и вызванными ими пожарами Токио был уничтожен более чем на две трети, такая же судьба постигла еще 97 из 206 круп­ных городов страны.

Однако Япония была еще далека от поражения и готовилась про­должать борьбу. США и Великобритании убедились в этом в ходе боев за Окинаву, начавшихся весной 1945 г. В их ходе союзники понесли столь тяжелые потери, что были вынуждены отказаться от планов высадки своих войск непосредственно в Японии, перенеся их сроки на середину 1946 г. На решимости японцев сражаться не сказались и атомные бомбардировки городов Хиросима и Нагасаки (6 и 9 авгу­ста 1945 г.).

  1. Советско-японские отношения в 1941-1945 гг. Военные действия в 1945 г.

Ситуация изменилась после вступления в войну СССР. Совет­ский Союз в марте 1945 г. денонсировал договор с Японией о ненапа­дении и, выполняя свои обязательства перед союзниками, принятые на Крымской встрече, после переброски войск на восток 9 августа 1945 г. начал боевые действия против Квантунской армии.

9 августа Советские Вооруженные Силы на Дальнем Востоке атаковали Квантунскую армию с суши, воз­духа и моря. Боевые действия войск развернулись на фронте протяжением свыше 4 тыс. км. Тихоокеанский флот вышел в открытое море, перерезал морские ком­муникации, использовавшиеся Квантунской армией для связи с Японией, и своими военно-воздушными силами нанес мощные удары по портам в Северной Корее.

Вместе с советскими войсками перешла в наступ­ление армия Монгольской Народной Республики. Со­ветское командование развернуло наступление на всех направлениях. Своеобразие Дальневосточного театра военных действий, его обширные сухопутные и мор­ские пространства, климатические и географические осо­бенности создавали большие трудности для наступаю­щих. Совместно с кораблями Тихоокеанского флота войскам предстояло действовать на приморском на­правлении, высаживать крупные морские десанты в пор­ты Кореи, Южного Сахалина и на Курильские острова.

События развивались следующим образом. В ночь на 9 августа Забайкальский фронт начал наступле­ние сильными передовыми отрядами на хингано-мукденском направлении. В 4 часа 30 минут перешли го­сударственную границу и главные силы фронта, вступив на территорию Маньчжурии.

По всей полосе наступления Забайкальского фрон­та сопротивление противника было слабым. Войска фронта встретили сопротивление лишь на своем левом крыле, где японцы, опираясь на р. Аргунь и укрепленные районы, пытались задержать наступление частей 36-й армии.

Японцы отступали. Войска Забайкальского фронта стремительно продвигались вперед. 11 августа войска конно-механизированной группы и 17-й армии пересекли огромные пустынные и без­водные пространства и к исходу дня вышли к юго-за­падным отрогам Большого Хингана.

Быстрое и глубокое проникновение в оборону про­тивника сильных группировок войск Забайкальско­го фронта привело к расчленению 3-го фронта Квантунской армии. Командование и штаб этого фронта в первые же дни операции потеряли связь и управ­ление своими войсками.

Основные коммуникации 3-го фронта были пере­резаны, и японское командование не смогло ими вос­пользоваться для планомерного отвода своих армий на рубежи обороны, подготовленные в глубине Мань­чжурии.

12 августа 6-я гвардейская танковая армия рез­ко повернула на юг и начала успешное наступление в направлении на Мукден, а частью сил — на Чан­чунь. К исходу дня она овладела г. Туцюанем, а 14 ав­густа — г. Таонанем.

Конно-механизированная группа, разгромив кава­лерийские дивизии князя Девана, 14 августа частью сил вела бои с мелкими группами противника на под­ступах к г. Калгану. Передовой танковый отряд глав­ных сил механизированной группы, действовавшей на жэхэйском направлении, утром 14 августа преодолел хребет Большой Хинган, овладел городами Линьси, Дабаныпан и продвигался к Цзинпэну.

13 августа 39-я армия с боем овладела городами Ванемяо, Солунь и, выйдя на Центрально-Маньчжурскую равнину, продолжала наступать в направлении на Таоань и Таонань. После овладения этими городами, яв­лявшимися узлами четырех железных дорог, японские войска, продолжавшие сопротивляться на цицикарском, хайларском и солуньском направлениях, оказались отрезанными от своих высших штабов и баз снабжения.

Таким образом, в результате боев с 9 по 14 августа вой­ска Забайкальского фронта, продвинувшись в глубь Маньчжурии на 250 — 400 км, вышли на Центрально-Маньчжурскую равнину и развернули наступление в направлениях к основным военно-политическим и промышленным цен­трам Маньчжурии — городам Калгану, Жэхэ, Мукдену, Чанчуню, Цицикару. Контратаки, предпринятые японца­ми в период с 12 по 14 августа в районах Линьси, Солунь, Ванемяо, Бухэду, потерпели неудачу.

К исходу 14 августа войска 1-го Дальневосточного фронта продвинулись в глубь Маньчжурии на 120 — 150 км, прорвав сильно укрепленную полосу обороны. Они овладели семью мощными укрепленными районами (Хутоуским, Мишаньским, Пограничненским, Дуннинским, Дунсинчжэньским, Хуньчуньским, Кэнхынским), вышли к рубежу обороны, подготовленному по линии Линькоу, Муданьпзян, и вели бои на внутреннем об­воде сильно укрепленного опорного пункта противни­ка — г. Муданьцзян.

14 августа в Японии было принято решение о ка­питуляции. В этот день японское правительство со­общило правительствам США, Советского Союза, Ве­ликобритании и Китая, что император Хирохито издал рескрипт о принятии Японией условий Потсдамской декларации.

Однако приказ японским вооруженным силам о прекращении боевых действий не был отдан, и они по-прежнему продолжали сопротивление. Всячески затягивая фактическую капитуляцию, япон­ское командование надеялось выиграть время для ор­ганизации обороны на новых рубежах. Поэтому войска 1-го Дальневосточного фронта продолжали наступление.

К 19 августа, когда японское правительство сде­лало заявление о безоговорочной капитуляции, уже зна­чительных успехов добились советские войска на Са­халине. К полудню 25 августа боевые действия на Сахалине закончились. 18320 японских солдат и офи­церов было взято в плен.

2 сентября 1945 г. на борту американского линкора «Миссури», находившегося в водах Токийского залива, состоялось подписание акта о безоговорочной капи­туляции Японии. Первыми свои подписи под докумен­том поставили представители Японии министр ино­странных дел Мамору Сигэмицу и начальник генераль­ного штаба Есидзиро Умэдзу. Затем акт подписали: от имени всех союзных наций — Верховный коман­дующий генерал Макартур; от имени Соединенных Шта­тов Америки — адмирал Нимиц; от имени Китая — генерал Су Юн-чан; от имени Великобритании — ад­мирал Фрэзер; от имени Советского Союза — генерал-лейтенант К.Н. Деревянко. Далее следовали подписи представителей Австралии, Канады, Франции, Гол­ландии, Новой Зеландии.

В акте указывалось, что Япония принимает ус­ловия Потсдамской дек­ларации, заявляет о пре­кращении военных дейст­вий и о безоговорочной капитуляции генерального штаба, всех японских сил и всех вооруженных сил под японским контролем вне зависимости от того, где они находятся. В акте также указывалось, что японское правительство и его преемники будут че­стно выполнять условия Потсдамской декларации.

Подписанием акта о капитуляции Японии за­вершились боевые дейст­вия на Дальнем Востоке и в бассейне Тихого океа­на. Вторая мировая вой­на закончилась.

Тип 100 О-И — разработанный Японией в 1939 — 1949 годах сверхтяжелый танк, который должен был использоваться для нападения на СССР, Китай, и для обороны Японии от американских линкоров и десанта. Достоверные сведения о начале постройки опытного образца отсутствуют. Проектировался в различных вариантах.

История создания

Поражения, понесённые японской Императорской армией в районе озера Хасан (1938 год) и на Халхин-Голе (1939 год), подействовали на её командование, словно холодный отрезвляющий душ. Японский генералитет осознал, что вверенные ему войска значительно отстают от РККА по уровню вооружений, и принял ряд мер. Одним из инициированных мероприятий стал проект по созданию сверхтяжёлых танков, которые до этого японцами не разрабатывались.

Начало разработки сверхтяжелых танков было положено во второй половине 1939 года. При достаточно активных действиях японских бронесил их общая эффективность оказалась откровенно низкой, поскольку основные на тот момент танки Тип 89 и Тип 95 «Ха-Го» обладали весьма посредственными боевыми характеристиками.

В 1939 году главой Департамента по делам армии в Бюро по делам армии (японском министерстве обороны) назначили выдающегося военного деятеля – полковника Хидео Ивакуро. До назначения на пост в Бюро Ивакуро занимался разведывательной деятельностью, налаживанием производства фальшивых иностранных банкнот, перлюстрацией диппочты зарубежных посольств и консульств, подготовкой и заброской диверсантов, а также курировал марионеточное китайское правительство в Нанкине.

После назначения главой Департамента по делам армии в обязанности Ивакуро стало входить налаживание разработки новейших видов вооружений, в том числе и танков. До 1939 года японская промышленность не производила тяжёлых машин – в 1931 году инженерами арсенала в Осаке был спроектирован и собран один прототип 18-тонного танка Тип 91, который на самом деле тяжёлым не являлся, хотя японцы и считали его таковым. К 1935 году его конструкцию переработали, в результате чего на свет появилась 26-тонная трёхбашенная машина Тип 95 с лобовым бронированием 30–35 мм. Она несла 70-мм основное вооружение и имела габариты 6,5 х 2,7 х 2,9 м. Но дальше постройки четырёх прототипов проект не продвинулся.

Теперь новый глава Департамента потребовал от инженеров корпорации Mitsubishi в кратчайшие сроки создать совершенно новый танк весом в 100 т.

Шигео Отака, бывший инженер Mitsubishi, участвовавший в создании этого бронированного гиганта, спустя годы собрал воспоминания своих коллег. Фактически, другой информации о проекте, кроме воспоминаний этих людей, не сохранилось, так как он был засекречен, и ближе к концу войны всю документацию и другие материальные свидетельства его существования японцы уничтожили.

Проект находился под непосредственным контролем полковника Мурато – главы 4-го научно-исследовательского отдела Департамента. Полковник Ивакуро отдал ему приказ о начале работ над сверхтяжёлым танком практически сразу после окончания Номонганского инцидента (так в Японии принято называть бои на реке Халхин-Гол). «Справочник сухопутных вооружений Императорской армии Японии 1872 — 1945» от 1997 года цитирует его приказ:

Совершенно секретно. Я хочу, чтобы Вы спроектировали огромный танк, который мог бы использоваться как мобильный ДОТ на широких открытых равнинах Маньчжурии… Сделайте размеры, которые в два раза превысят габариты имеющихся танков.

Зачем Ивакуре понадобился именно «мобильный ДОТ», сказать затруднительно, поскольку вряд ли тогда кто-то представлял себе, как совместить максимально толстое бронирование с приемлемой мобильностью — в открытых степях Маньчжурии такой танк представлял бы собой отличную мишень для артиллерии и авиации противника. С учетом того, что советские пилоты начали успешно осваивать бомбометание с пикирования, жизнеспособность японского танка кажется сейчас очень сомнительной. Впрочем, есть основания полагать, что Ивакура не предъявлял жёстких требований именно по причине высокой сложности сверхтяжелого танка, буквально развязав руки проектировщикам. Такой подход гарантировал быстрый темп разработки при условии использования ряда компонентов и конструкторских решений, уже примененных на других боевых машинах, в частности, на танке Тип 97 «Чи-Ха».Для проектирования сверхтяжелого танка был выделен 4-й Технико-исследовательский отдел под руководством полковника Мурато (именно с его слов приводятся цитаты Ивакуры). Активную помощь в процессе разработки оказывали также сотрудники фирмы Митсубиши. Инженер Шигео Отака и остальные его коллеги, занятые в проекте, множество раз посещали деревянные бараки, в которых размещался 4-й отдел. Под строжайшим запретом разглашения всего увиденного и услышанного они работали в специальном секретном кабинете. Здесь проект сверхтяжёлого танка обретал свою форму, идеи инженеров материализовывались в виде чертежей на бумаге, чтобы затем в цехах предприятий концерна Mitsubishi реализоваться в металле.

Работы, проводившиеся в режиме особой секретности, продолжались в течении всего 1940 года. Нельзя сказать, что японские специалисты куда-то сильно спешили – эскизный проект был готов лишь к марту 1941 года. В конце концов, комплект документации был готов. Спроектированная машина вышла грандиозной, и военные были довольны. Как тогда казалось, дело оставалось за малым – чтобы эта махина подтвердила свою способность самостоятельно перемещаться. Для этого её надо было воплотить в металле.

Стоит предположить, что разработка 4-го отдела была одобрена полковником Ивакурой, поскольку в апреле 1941 года была отобрана группа инженеров для постройки первого прототипа танка. Дальнейшие события описываются со слов инженера Шигео Отака (Shigeo Otaka), по свидетельству которого «группа избранных» была отправлена в предыдущую штаб-квартиру 4-го отдела в Токио. Специалистов разместили в бараках, внутри которых имелось множество маленьких комнат, предназначавшихся для встреч и обсуждения хода постройки танка. Секретность была настолько высока, что каждый специалист обладал только своей частью чертежей. Генеральное обсуждение и соединение частей проекта в единое целое проводилось в отдельном помещении, оборудованном звуконепроницаемыми стенами, чтобы предотвратить со стороны обслуживающего персонала всякую возможность подслушивания. Предположительно в это же время танк получил неофициальное название.

Проекту присвоили военный индекс O-I – по первым буквам слов «большой первый». Согласно книге «Танки и танковые битвы», работники корпорации Mitsubishi обозначали танк индексом Mi-To от (Mitsubishi-Tokyo). Однако Роцкот пишет, что уже упоминавшийся «Справочник» и «Тихоокеанские военные секреты: Все японские секретные вооружения» утверждают, что индексы O-I и Mi-To присваивались только 120-тонному варианту сверхтяжёлого танка, а 100-тонная машина индексов не имела. По данным Роцкота, Томио Хара в своей книге «Японские танки» вообще не упоминает об этом обозначении, но говорит о том, что обе машины собирались предприятиями Mitsubishi. Так что вполне возможно, что индекс Mi-To присваивался обоим танкам.

Разработанный танк действительно напоминал подвижную многобашенную огневую точку. По всей видимости, с целью обеспечения наилучшей технологичности, в конструкции практически не использовались гнутые профили, что придало внешнему виду этой машины характерные граненые формы. Финальный вариант проекта предусматривал установку четырех башен: главная с крупнокалиберным орудием – в центре, две малые – в передней части и ещё одна малая – на корме. Хотя не исключено, что первоначальный вариант предусматривал другой вариант компоновки.

Сборка прототипа была начата 14-го апреля 1941 года. В связи с тем, что никакого опыта в разработке столь титанических машин у японцев не было, необходимые компоненты изготавливались в частном порядке (фактически можно говорить о полукустарном производстве и подгонке отдельных деталей «по месту», хотя документальных упоминаний об этом нет). Полковник Мурата рассчитывал, что сборку «О-И» удастся завершить в течении трёх месяцев, однако сверхтяжелый танк являлся тяжелым не только по массе, но и с технической точки зрения. Для постройки «О-И» требовалось выделение огромных капиталовложений и ресурсов, что в условиях подготовки к войне на Тихом океане было делом очень проблематичным.

Несмотря на решимость специалистов 4-го отдела довести свою работу до конца одного энтузиазма было явно недостаточно. Работы по сборке танка проводились в условиях больших материальных ограничений, а кроме того, поставщики не смогли быстро изготовить все необходимые узлы и агрегаты. Из воспоминаний участников тех событий, большая часть ресурсов, выделенных на проект, была исчерпана уже спустя месяц и дальнейшая постройка была отложена до января 1942 года. По состоянию на 8-е февраля удалось почти полностью завершить сборку корпуса, но работы постоянно задерживались из-за недостатка обеспечения и ресурсов.

Дата точного завершения постройки танка остаётся неизвестной, однако активные испытания танка назначили на конец 1943 года. Незадолго до этого танк «рассекретили» для показа представителям верховного командования японской армии, заодно присвоив ему стандартизированное обозначение «О-И» (О – тяжелый, И – первый). Как отреагировали на гиганта военные чины, в числе которых был Томио Хара, являвшийся начальником армейского арсенала Сагамия, сейчас остается только догадываться, но можно предположить, что для «О-И» всё же вызвал большой интерес – ходовые тесты предстояло начать уже в августе того же года. Для проведения испытаний танк был разобран и в одну из июньских ночей отправлен в распоряжение арсенала Сагами, который располагался в городе Сагамихаре, в 51 км от Токио. Сборка производилась в течении всего июля и 1-го августа «О-И» был почти готов, если не считать отсутствия главной башни и навесных бронеплит (то есть, малые башни всё же были установлены).

Дальнейшая судьба «О-И» загадочна и туманна. Большинство источников сходится на том, что к сентябрю 1945 года танк был утилизирован, как и большинство документации по нему. Не сохранилось даже ни одной фотографии или рисунка. Единственными артефактами, подтверждающими существование этой машины, являются инженерные журналы и альбом с чертежами, а также части гусеничного трака, хранящиеся на данный момент в святилище Вакаджиши. Кстати, с этим местом, фактически являющимся музеем, связан один интересный факт — на подписях к тракам присутствуют значения 100t и 90t, в то время как на подписях к техническим журналам — 150t.

Описание конструкции

Корпус и бронирование

Схема бронирования.

Корпус танка был сварной, но отдельные детали и экраны крепились заклепками и болтами. Толщина лобовых бронелистов и кормы составила 150 мм, верхняя часть бортов надстройки – по 75 мм, нижняя часть бортов надстройки – по 35 мм, крыша – 35 мм (50 мм по проекту), днище – 30 мм. Компоновка корпуса была в целом классической, за исключением расположения башен: две малые располагались продольно в передней части корпуса, основная башня находилась в центре и ещё одна малая башня была размещена на корме над двигателем. Внутри корпус был разделен 20-мм броневыми перегородками на три отдельные секции. Высота потолков в них была такова, что по танку мог свободно ходить человек среднего роста.

Размеры почти готового танка «О-И» поистине впечатляли: длина – 10100 мм, высота – 3595 мм (по корпусу — 2530 мм, главная башня — 1065 мм), полная ширина – 4833 мм. Экипаж должен был состоять из 11 человек:

  • водитель
  • помощник водителя
  • командир
  • три артиллериста в главной башне
  • два артиллериста в малых башнях
  • пулеметчик в кормовой башне
  • радист
  • инженер обслуживания танка.

Посадка экипажа в танк осуществлялась только через башенные люки, поскольку размещение различных узлов и агрегатов не позволяло сделать дополнительные двери или люки в корпусе. Чтобы танкисты смогли подняться на 3-метровую высоту на бортах и корме были закреплены П-образные поручни в количестве 40 штук. Кроме того, в процессе сборки “Ми-То” выявилась ещё одна серьёзная проблема — фирма Митсубиши не смогла в отведённый срок наладить выпуск 150-мм бронеплит, в связи с чем было принято решение ввести двухслойную броню. Таким образом, лобовые и бортовые детали корпуса изначально изготовлялись из 75-мм бронеплит, на которые предстояло закрепить болтами бронеплиты аналогичной толщины, чтобы довести бронирование до проектного уровня. Таким образом, масса прототипа составила всего 96 тонн, но после оснащения всем оборудованием, вооружением и боекомплектом этот показатель должен был подняться до 150 тонн.

Вооружение

Не меньше «головной боли» доставили башни. В проекте для них (включая командирские купола) закладывалась толщина бортовых бронелистов равная 150 мм. Утверждается, что фирма Митсубиши в мае 1942 года изготовила все четыре башни, однако для главной из них не была готова 35-мм крыша. В каком состоянии были остальные – не уточняется.

Относительно вооружения была выбрана такая схема. Две лобовые шестигранные башни должны были оснащаться 47-мм пушками, стволы которых были модернизированы и защищены дополнительными броневыми кожухами – их основным назначением была борьба с бронетехникой противника. В башне на корме аналогичного типа, предназначенной для защиты от пехоты с тыла, предусматривалось только два 7,7-мм пулемета. В главной семигранной башне предполагалось установить 149,1-мм гаубицу Тип 96, полевая версия которой была принята на вооружение в 1937 году и хорошо зарекомендовала себя в боях на территории Китая и Монголии. Осколочно-фугасные снаряды этого орудия наносили огромный урон фортификациям и не укрывшейся пехоте, при этом, имея начальную скорость 540 м/с они пробивали 125-мм вертикальную бронеплиту на дистанции 230 метров. При установке на танк гаубица получала массивный бронированный кожух, защищавший примерно 3/5 длины ствола. Углы вертикального наведения для гаубицы составляли от -5° до + 20°, для 47-мм орудий — от -10° до + 20°.

Двигатель и трансмиссия

Расположение отделений танка, схема установки двигателей и трансмиссии в МТО.

На прототипе была смонтирована силовая установка, состоявшая из двух двигателей, работавших на общую трансмиссию, основные агрегаты которой располагались между ними. Рулевое управление находилось в носовой части корпуса, перед малыми башнями.

Для своих габаритов O-I может похвастаться на удивление хорошей мобильностью. Танк приводился в движение спаркой двумя бензиновыми двигателями суммарной мощностью в 1100 л/с Kawasaki Type 98 V-12 мощностью по 550 л.с. (лицензионные копии авиационных моторов BMW, произведённые компанией Kawasaki Heavy Industries), каждый с жидкостным охлаждением.

Указывается также, что трансмиссия копировала схему от среднего танка Тип 97, но состояла из увеличенных по размерам компонентов. Много проблем доставила система охлаждения, разработка и изготовление которой заняло весьма продолжительное время. Трансмиссия, в отличии от других японских машин, размещалась в носовой части корпуса.

Ходовая часть

Эскиз тележки с четырьмя опорными катками и подвеской.

Ходовая часть, применительно на один борт, включала четыре двухкатковые тележки, переднее ведущее и заднее направляющее колесо. Тележки оснащались амортизацией на вертикальных пружинных рессорах. Гусеница была крупнозвенчатой и состояла из литых траков. Практически все элементы ходовой части, за исключением нижней части опорных катков, защищались 35-мм бронеэкраном, крепившемся на болтах.

Оценка машины

Танк О-И очень хорошо защищен. Прочная лобовая броня в 150 мм — это очень неплохо. Как и корпус, очень хорошо бронирована башня, да и к тому же она имеет небольшие наклоны, от которых вражеские снаряды могли рикошетить. Танк хорош не только своей броней, но еще и орудиями. К недостаткам же этого монстра, в первую очередь, можно отнести большие размеры. Также, в отличие от предшественника, танк не очень быстр, что тоже может очень печалить.

O-I — огромный танк. Из-за своих размеров он может испытывать трудности с поиском подходящих укрытий. Стоять в кустах не получится, так как габариты машины сводят на нет все усилия по маскировке. Однако в такой гигантомании есть и плюсы: поскольку орудие расположено высоко, в клинче «японец» может вести огонь по уязвимым местам машин с более низким силуэтом — к примеру, по слабо бронированной крыше башни.

Испытания

Для тестирования танк доставили на полигон арсенала Сагами, расположенный в префектуре Канагава острова Хонсю. К транспортировке был допущен только персонал, задействованный в разработке и постройке прототипа, а контуры танка скрыли под огромным бесформенным брезентом. Погрузка началась в два часа ночи и закончилась к рассвету, а доставка танка к полигону заняла десять дней.

Поскольку полковника Мурато перевели в боевую часть, от 4-го отдела на полигоне присутствовал подполковник Накано. Кроме того, за испытаниями наблюдал начальник Сагамского арсенала Томио Хара.

Первый день испытаний вызвал противоречивые чувства как у разработчиков, так и у представителей армии. При движении по твердой поверхности особых опасений ходовые качества не вызывали. Утверждается, что 96-тонный прототип развил максимальную скорость 40 км/ч, в то время как по проекту было 30 км/ч. Однако, на втором часу тестов, когда пришлось выйти на более мягкий грунт, танк зарылся в него глубиной на метр. После недавних осадков грунт на полигоне раскис, поэтому 100-тонная машина уехала недалеко и застряла. Водитель попытался вытащить машину маневрами, но это привело с сжатию и последующему заклиниванию элементов подвески, танк зарылся в грунт ещё глубже, а его гусеницы соскочили с опорных катков.

С большими сложностями танк извлекли из земли, отмыли от грязи, отбуксировали, надели на него гусеницы и приступили к испытаниям пробегом на бетонной поверхности.

Второй этап испытаний оказался не менее обескураживающим – вместо ожидавшегося плавного хода подвеска очень быстро вышла из строя (по всей видимости, из-за сильной тряски, усугублявшейся титаническим весом и специфической конструкцией гусеничных лент). При перемещении по бетонной дороге от танка начали отлетать куски траков, а бетон под гусеницами растрескался. В итоге испытания сначала отложили, а на следующий день и вовсе решили отменить. Все эти неутешительные результаты привели к тому, что от дальнейшего развития проекта 100-тонного танка в 1940 году отказались.

Несмотря на все эти казусы общий результат был оценён как положительный. В принципе, данный вывод был верным, поскольку японцам первым удалось построить сверхтяжёлый танк и даже заставить его двигаться своим ходом. Вместе с тем, поддерживать машину в ходовом состоянии в полевых условиях и при сильно ограниченных ресурсах было дело чрезмерно трудоёмким, в связи с чем 3-го августа 1943 года персонал приступил к демонтажу «О-И». Полностью процесс разборки завершился 8-го августа, а два дня спустя инженеры отметили в журнале, что они приступили к анализу отдельных компонентов танка с целью выявления недостатков и способов их устранения.

Возможно, именно эта неудача и сотни тысяч иен, выброшенных на ветер, стали причиной перевода полковника Ивакуро на другую службу – в 1941 году его отстранили от разработки новых вооружений и назначили советником посла в США.

Дальнейшая судьба

Фото загадочного трака.

Перед капитуляцией Японии всю документацию касательно O-I в концерне Mitsubishi уничтожили. Лишь в японском святилище Вакадзиси, которое также является и танковым музеем, хранился (а, возможно, пребывает и по сей день) большой танковый трак. Некоторые исследователи настаивают на том, что он принадлежал прототипу O-I, а точнее, 100-тонному танку, разрабатывавшемуся в начале 40-х годов. Его форма повторяет конфигурацию трака танка Chi-Ha, при том что он обладает значительно большими размерами (ширина – 800 мм, длина – 300 мм). Трак настолько тяжёл, что один человек не способен его поднять. Возможно, это всё, что осталось от проекта японского бронированного монстра.

Операторы

  • Япония

Галерея

Добавить фото

Японские танки периода Второй мировой войны

Активные темы

  • Тема печенек из инета.(Пробная версия) (18)

    Arhelon Инкубатор 23:36

  • Как патрулирует Росгвардия. (38)

    Хогарт Инкубатор 23:35

  • почему мы так долго терпим этих гнид (15)

    sevpravd Инкубатор 23:35

  • Цена на WTI упала ниже 0.1$ (312)

    Latgelo События 23:35

  • Вирусолог назвал условие завершения пандемии коронавируса (21)

    Kafff Инкубатор 23:35

  • Цена нефти WTI опустилась до $1 (473)

    Amok555 События 23:35

  • Как воюют разные страны (12)

    Диагност Инкубатор 23:35

  • NYT: Билл Гейтс стал новой жертвой теорий заговора про коронавир… (15)

    dkee Инкубатор 23:35

  • Фокус с медузой на сельской дискотеке. (72)

    dronson Видео 23:35

  • В мае ожидается комета ATLAS (32)

    1ade6af Инкубатор 23:35

  • ЯПпонская музыка ٩(◕‿◕)۶ (34)

    sergeantGY Крутятся Диски 23:34

  • Вот зачем был придуман коронавирус (497)

    steklowatnik Видео 23:34

  • Привет друзья! Много новеньких, будем знакомы-я Пашкетт (154)

    Фантомассс Инкубатор 23:34

  • Грудинина в министры?) (100)

    TwiN Видео 23:34

  • Вереница спутников. (54)

    ai200869 Инкубатор 23:34

Японии во Второй Мировой Войне

Япония во 2-ой Мировой войне была одним из главных союзников Третьего Рейха наравне с Италией.

Японская армия в большей степени нападала на Китай и страны Юго-Восточной Азии, изначально успешно справляясь с вражескими отрядами и захватывая новые территории.

Ситуация осложнилась началом войны с США и ядерных взрывов в двух японских городах, а также после падения фашисткой Германии, когда войска СССР начали высаживаться на островах Японии.

После поражения в войне, Япония попала в сложное политическое и экономическое положение, лишившись всех своих колоний и захваченных за прошлые годы земель.

Под давлением американцев, Япония была подвергнута серьёзным изменениям, совершённых посредством множественных общественных и правительственных реформ.

Император лишился практически всей своей власти и была утверждена новая конституция, не позволявшая японскому милитаризму снова возродиться.

Вступление Японии в войну

Несмотря на колоссальные амбиции японского императора, он ясно осознавал, что в одиночку расширять границы своей империи бесполезно, учитывая относительно небольшую армию и многочисленные союзы между другими государствами, которые, наконец, решили выйти из многовекового состояния постоянной враждебности и попробовать жить в мире друг с другом.

Поэтому, когда Гитлер и его бесчисленная армия фашистов начали стремительно захватывать европейские страны в 1939 году, правительство Японии приняло решение заключить союз с Германией и извлечь максимальную выгоду из предстоящей войны с азиатскими государствами.

Как только Голландия и Франция пали под натиском фашистов, японцы внезапно напали на соседние государства и быстро оккупировали Таиланд, Бирму, Филиппины, Малайи и Индонезию. Следующей их целью стал Китай.

Параллельно с завоеванием Юго-Восточной Азии, лидер «империи восходящего солнца» отправил небольшую часть своей военной авиации на Гавайи, где в 1941 году Япония совершила дерзкое нападение на американский флот под названием «Пёрл Харбор», который был полностью уничтожен. Произошедшая трагедия вызвала серьёзные волнения в обществе, после чего, правительство США направило несколько бомбардировщиков на территории Японии с целью сбросить на города ядерные бомбы и отомстить за погибших на Гавайях.

Тем временем, экономическое положение японского правительства стремительно ухудшалось в результате длительных и бесперспективных военных действий на китайских землях, больших расходов на содержание солдат в завоёванных странах, в которых, к тому же, периодически случались вооружённые восстания, организованные недовольным оккупацией местным населением. Всё это привело к ослаблению военной силы Японии и последующей капитуляции её правительства в 1945 году.

Последствия капитуляции

Американские войска под руководством генерала Макартура оккупировали всю Японию. Понимая, что нельзя позволить милитаристам снова захватить власть в обозримом будущем, были отменены старые законы о правительственной власти и принята конституция, серьёзно ограничивающая возможности всех последующих императоров.

Военные преступники Японии были прилюдно осуждены и справедливо наказаны, а все правительственные и законодательные органы были очищены от ярых поклонников поверженного милитаризма. Самурайское наследие империи осталось в прошлом, а последние остатки его приверженцев лишились всех своих финансовых средств после крупных аграрных реформ 1948-1949 года.

Несмотря на привнесение в японское общество американских и европейских идей, жители Японии не отказались от положительных традиций своей нации, что и стало одной из основных причин счастливого будущего страны и её стремительного развития.

Интересные факты о Японии во 2-ой Мировой войне

  • Во время завоевания Китая, японские солдаты использовали специальные бомбы, заполненные блохами, переносящими бубонную чуму. Это оружие стало причиной смерти около 500 тысяч китайцев.
  • Солдат по имени Хиро Онода, выполнявший военное задание на затерянном острове в Филиппинах, не узнал о капитуляции империи и продолжал выполнять свою миссию в течение последующих 27 лет, собирая информацию о враге.
  • Японские солдаты за время войны убили больше китайцев, чем фашисты евреев в течение Холокоста.
  • Япония принимала евреев-беженцев, не обращая внимание на недовольство Германии.
  • Цутому Ямагути пережил оба ядерных взрыва в Нагасаки и Хиросиме и умер только в 2010 года, когда ему было 93 года.

Type 97 Te-Ke

Type 97 Te-Ke

Лёгкий танк | Япония | II ур.

Общие данные

акционный Цена

160 HP Прочность

4.76/5.8 т Масса/пред. масса

300 м Обзор

400 м Дальность связи

Экипаж

  1. Командир (Наводчик, Радист, Заряжающий)
  2. Механик-водитель

Подвижность

65 л.с. Мощность двигателя

13.66 л.с./т Удельная мощность

42/15 км/ч Max скорость

44 °/с Поворотливость

Бронирование

12/10/8 мм Корпус
(лоб/борт/корма)

12/10/10 мм Башня
(лоб/борт/корма)

Вооружение

37 mm Gun Type 98 Орудие

102 шт. Боекомплект

45/45/60 HP Урон

40.4/59.4/18 мм Бронепробиваемость

20 мин-1 Скорострельность

1 выстр. Автомат-ая стрельба

900 HP/мин Урон в минуту

36 °/с Скорость ГН

40 °/с Скорость ВН

360° Углы ГН

-15…+20° Углы ВН

1234567891011

Характеристики для танка в начальной комплектации с экипажем со 100% уровнем по основной специальности.
Данные ТТХ из неофициальных источников и не подтверждены разработчиками.

акция

Тип 97 Те-Ке — японский лёгкий танк второго уровня. Из положительных характеристик машины стоит отметить хорошее орудие, низкий силуэт и большой боезапас, а из отрицательных — тонкую броню, плохую подвижность и чрезвычайную загруженность командира, которая катастрофически сказывается при его контузии.

Модули

Орудия

Башни

Ур. Башня Броня
(мм)
Поворот
(гр/сек)
Обзор
(м)
Вес
(кг)
Цена
()
II Type 97 Te-Ke 12/10/10 36 300 400 1000

Двигатели

Ур. Двигатель Мощность
(л. с.)
Вероятность пожара
(%)
Вес
(кг)
Цена
()
II Ikegai Kuurei V-4 65 15 450 2400
Ур. Ходовая часть Макс. нагрузка
(т)
Скорость поворота
(гр/сек)
Rmin Вес
(кг)
Цена
()
II Type 97 Te-Ke 5.8 44 B/2 2000 800

Радиостанции

Ур. Радиостанция Дальность связи
(м)
Вес
(кг)
Цена
()
IV Type 94 Mk. 4 Hei Kai 400 90 8160

Совместимое оборудование

Совместимое снаряжение

Te_Ke japan

Type 97 Te-Ke в игре

Танк Type 97 Te-Ke был подарен всем игрокам вошедшим в игру с 1 августа 10:00 (МСК) 2014 года по 18 августа 9:30 (МСК) 2014 года в связи с днём рождения компании Wargaming «День рождения Wargaming».

Исследование и прокачка

Танк является подарочным и не требует исследования дополнительных модулей.

Боевая эффективность

Type 97 Te-Ke является лёгким танком по классификации, но по комплексу характеристик больше напоминает средний. У танка не самая лучшая подвижность и очень тонкая броня, поэтому при смене позиции лучше всего избегать больших открытых участков. Тем не менее, нельзя сказать, что танк медленный: подвижности вполне хватает, чтобы идти в атаку за союзниками или закрутить самоходку. Орудие оставляет приятные впечатления: оно достаточно точное, скорострельное, с неплохими показателями урона и бронепробиваемости. Таким образом танк универсален в применении. Он подходит как для засадной тактики, так и для ближнего боя.

Достоинства:

  • хорошее орудие;
  • низкий силуэт;
  • большой боезапас;
  • отличные УВН.

Недостатки:

  • недостаточная подвижность по меркам лёгкого танка;
  • фактическое отсутствие брони;
  • командир выполняет четыре вида обязанностей и его потеря катастрофически сказывается на боевой эффективности танка.

Экипаж

bottom 0 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 1 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 0 Боец 1 Снайпер

В «песочнице» навыки Шестое чувство и Маскировка имеют решающее значение. Любителям активной игры рекомендуется прокачать экипажу также Боевое братство.

Оборудование, снаряжение и боекомплект

ББ70 ББ30 ОФ2 Оборудование

Улучшенная вентиляция повысит все характеристики, Маскировочная сеть — для большей скрытности, Стереотруба — чтобы раньше обнаруживать противников на открытых картах.

Снаряжение

Дополнительное снаряжение поможет дольше и эффективнее вести бой. Стоит ставить — ручной огнетушитель, поскольку у этого танка часто выводят из строя и поджигают двигатель и бензобаки, а так же малый ремкомплект и малую аптечку.

Боекомплект

Стоит загружать бронебойные снаряды, а та же премиумные подкалиберные снаряды для встречи с бронированными противниками. Осколочно-фугасные стоит загружать для сбития захвата или добивания противников с малым запасом прочности.

Галерея скриншотов

Оценка Type 97 Te-Ke

  • Воин — за сочетание всех характеристик и общую универсальность.
  • Поддержка — за скорострельное и точное орудие с хорошей бронепробиваемостью.
  • Бронебойщик — за высокую бронепробиваемость орудия.

История изменений

Основная статья: История изменений Type 97 Te-Ke Список изменений Обновление 0.8.10

  • Для тестирования участниками Супертеста добавлен японский лёгкий танк II уровня Type 97 Te-Ke.

Историческая справка

Основная статья: История Type 97 Te-Ke

Тип 97, «2597», «Те-Ке» — японский малый танк времён Второй мировой войны. По западной классификации относился к танкеткам. Был разработан для замены устаревшего малого танка Тип 94 и находился в производстве с 1937 по 1942 год. Конструкция танка оказалась довольно удачной и он активно использовался в Китае, Бирме, Малайе и на островах Тихого океана до самого конца войны.

В войсках «Те-Ке» применялся обычно для разведки, связи и задач охранения, но высокие для своего класса характеристики позволяли порой использовать его и для поддержки пехоты. Помимо этого, как и большинство танкеток, он использовался в роли бронированного тягача.

Очевидная слабость вооружения малого танка Тип 94 заставила японцев искать возможности его усиления уже вскоре после начала серийного выпуска. В 1935 году был построен прототип с 37-мм пушкой, но рассчитанная на пулемёт башня оказалась слишком тесной, а орудие — слишком мощным для столь лёгкой машины. В сентябре 1937 года фирмой «Мицубиси» был построен первый прототип нового танка, сохранявший компоновку танка Тип 94 с передним расположением двигателя. Несмотря на то, что испытания показали значительное его превосходство над предшественниками, было решено отказаться от переднемоторной компоновки из-за того, что размещение командира и механика-водителя в разных отсеках мешало координации действий экипажа. К ноябрю того же года был готов второй прототип танка, с размещением двигателя в кормовой части танка, а механика-водителя и командира — в объединённом переднем отделении. Также, перемещение моторного отделения позволило изменить конструкцию двигателя, повысив его мощность с 60 до 65 л. с. По результатам испытаний обоих прототипов, лучшим был признан вариант классической компоновки, который и был принят на вооружение под обозначением Тип 97.

Серийно «Те-Ке» выпускался с 1937 по 1942 год; общий выпуск, по разным данным, составил от 593 до 616 машин, не считая конструкций на его базе, подавляющее большинство из которых было произведено в 1939—1940 годах.

Ссылки

Ресурсы World of Tanks

  • Танковедение
  • Тема на официальном форуме
  • Записи боев на Type 97 Te-Ke

В сети Интернет

  • Те-Ке // Википедия

Техника Японии Лёгкие танки Премиумная техника