Японские генералы второй мировой

Краткий курс истории. Император Сёва

29 апреля 1901 года родился японский император Хирохито, правивший под девизом (тронным именем) Сёва – «Просвещенный мир». За время его правления страна потерпела ряд военных поражений, но японское общество пережило коренную трансформацию. После Второй мировой войны одни видели в Хирохито «азиатского Гитлера», а другие настаивали на виновности японской военной верхушки, в руках которой была сосредоточена реальная власть.

Заложник военной машины

Император, которому было суждено пребывать у власти дольше всех в истории Японии, родился в семье наследного принца Ёсихито (затем императора) во времена правления деда – императора Мэйдзи. Впервые за несколько столетий японский престол был уготован тому, кто родился от официального брака предшествующего императора. Хирохито начал править в 1926 году. В то время Япония продолжала наращивать военную мощь; армейское и военно-морское командование, имевшее право вето при формировании кабинета министров, разрабатывало захватнические планы, а Хирохито их утверждал.

Безоговорочная капитуляция

Интереса в Европе у Японии не было, зато все военные в стране хотели воевать. Были те, кто выступал за войну против СССР, но неудачи в боях у озера Хасан и на реке Халхин-Гол показали эту идею неудачной. С СССР был заключен договор о ненападении, который Япония не нарушила. Японцы пошли и на союз с Гитлером, несмотря на то что он отзывался о них совершенно уничижительно. Что касается Хирохито, то он в истории Второй мировой войны стал активен только с наступлением 1945 года, когда уже было понятно – Япония проиграла. 15 августа император выступил с обращением к нации, объявил о капитуляции. Тогда японцы впервые услышали голос правителя, считавшегося божеством во плоти. Части Квантунской армии продолжили сопротивление советским войскам в Маньчжурии, но были разгромлены.

Жители Токио слушают речь императора Японии о капитуляции страны во Второй мировой войне.

Избежал суда

Американцы решительно хотели предать Хирохито военному трибуналу, в итоге отказались от этой идеи в силу множества различных обстоятельств (от угрозы усиления левых сил до полной потери Японией управляемости). В результате статус 124-го императора Японии был изменен. Он отрекся от божественности, хотя суть отречения является спорной, поскольку не затронула основ синтоистского понимания божественности императора. После войны Хирохито объявили «символом демократии», и вплоть до смерти в 1989 году император с семьей принимал активное участие в общественной жизни, многое сделав для восстановления дипломатического имиджа Японии. При этом власть императора была сильно ограничена и отныне зависела от воли правительства с парламентом.

«Когда общество процветает, народ доволен». Это китайское изречение легло в основу имени 124-го императора Японии — Хирохито. За время его правления, длившегося с 1926 по 1989 год, Страна восходящего солнца пережила славу крупнейшей колониальной державы, унижение капитуляции и превращение в одного из лидеров мировой экономики. Не менее удивительные метаморфозы претерпел и имидж самого императора. Его считали богом, потом военным преступником, а свой земной путь он закончил «символом государства и единства народа».

Хирохито родился в семье наследного принца Ёсихито и принцессы Садако 21 апреля 1901 года. Для Японии это было непростое время: она прилагала отчаянные усилия, чтобы отвести от себя угрозу порабощения великими державами, приступившими к активной колонизации Северо-Восточной Азии. Впервые со всей очевидностью эта угроза встала перед Японией в 1854 году, когда американский адмирал Мэтью Колбрайт Перри явился к ее берегам с эскадрой паровых крейсеров и заставил правивших страной самураев подписать договор с США. Этот договор открыл для американских купцов порты Хакодатэ и Симода и положил конец политике добровольной самоизоляции, которую проводили самураи и которая позволила стране в течение долгого времени сохранять свою самобытность и независимость. Японии был навязан ряд неравноправных договоров, фактически ограничивавших ее суверенитет. Это вызвало возмущение в обществе. Аристократия, которая несколько столетий назад уступила власть самураям, воспользовалась этим возмущением и начала борьбу за восстановление власти императора, превращенного военными правителями в декоративную фигуру. Борьба завершилась победой сторонников молодого императора Мэйдзи, взошедшего на престол в 15-летнем возрасте в 1867 году. Для закрепления успеха он провел ряд радикальных реформ, получивших по его имени название «революции Мэйдзи». Самураи были ликвидированы как сословие. А согласно конституции, принятой в 1889 году, император является «божественным, окруженным ореолом святости посланцем небес». И ведет свой род непосредственно от богини Солнца Аматэрасу — поэтому японская империя находится под защитой синтоистских божеств.

Император Мэйдзи

Однако одного лишь покровительства богов было недостаточно, чтобы оградить страну от посягательств великих держав. Япония начала активно осваивать достижения западной культуры, науки и техники, используя их в создании промышленности и модернизации армии и флота. И проводить экспансионистскую внешнюю политику по принципу «бей своих, чтобы чужие боялись». Успешная война с Китаем в 1894–1895 годах и присоединение Тайваня вознесли славу императора Мэйдзи до небес. Вероятно, именно этот человек (вернее, рассказы о его деяниях) и оказал самое большое влияние на формирование мировоззрения наследного принца Хирохито.

С самого детства принца начали готовить к тому, что ему придется управлять страной. Раньше, когда Японией правили самураи, вся наука для будущих императоров, выполнявших декоративно-представительские функции, сводилась к изучению правил этикета, конфуцианских текстов и зазубриванию синтоистских молитв. Хирохито же изучал математику, физику, экономику, юриспруденцию, французский и китайский языки, этику, историю и каллиграфию. А также, как будущий верховный жрец государственной религии — синтоистские обряды. И как будущий повелитель — учение Конфуция. И как будущий верховный главнокомандующий — кодекс бусидо (путь воина) и множество современных военных дисциплин. Среди его военных наставников было немало участников русско-японской войны 1904–1905 годов, победив в которой, Япония доказала всему миру, что ее ни в коем случае не стоит рассматривать как объект возможной колонизации.

Императрица с сыном

Помимо генералов и адмиралов, учителями Хирохито были ведущие ученые Токийского императорского университета.

Профессор Сигэтакэ Сугиура внушал Хирохито: наследники японского престола обладают абсолютным моральным совершенством, поэтому японская монархия неизмеримо выше монархий других государств. Ход всей мировой истории определяется соперничеством между белой и желтой расами, и в будущем белая раса еще бросит желтой свой вызов. Представления Хирохито о роли монарха в японской истории формировал преподаватель юриспруденции Тору Симидзу. Он убеждал принца в том, что император не обязан следовать чьим-либо советам, поскольку стоит не только над парламентом, но и над конституцией.

Хирохито настраивали на то, что именно он станет продолжателем великих свершений своего деда, императора Мэйдзи. И напоминали урок из российской истории: царь Петр Первый заложил основы Российской империи, но его наследники не смогли продолжить начатое им дело, что и привело в 1917 году к государственному перевороту.

Император Хирохито в детстве

В детстве, по отзывам опекунов и воспитателей, Хирохито был задумчивым и флегматичным. Правда, за флегматичностью скрывалась натура, не чуждая страстей. Целеустремленность Хирохито в школьные годы проявилась в его пристрастии к науке. Вкус к ней принцу привил его преподаватель естественной истории и физики Хиротаро Хаттори. Он поощрял интерес Хирохито к морской биологии и таксономии — систематике растений и животных. В 1925 году принц оборудовал в своем дворце хорошо оснащенную биологическую лабораторию. Занятия наукой не только соответствовали методичной натуре Хирохито. Они научили будущего императора быть свободным мыслителем, способным воспринимать чужую точку зрения.

В целом он был неплохо подготовлен к тому, чтобы встать во главе нации. Но его первые выходы в свет после достижения им совершеннолетия в мае 1919 года выявили ряд черт, не вполне подобающих будущему монарху. Высокий резкий голос, нелюбовь к публичным выступлениям, тщедушное телосложение — воспринимались некоторыми как очевидные недостатки. Но за этим «несветским» фасадом скрывалась сильная личность, уже вполне осознавшая себя будущим правителем страны.

Император Хирохито в школьном возрасте

В январе 1920 года в эссе о своих впечатлениях от заключения в Европе Версальского мирного договора Хирохито написал:

«Я с нетерпением жду того дня, когда возьму на себя великую ответственность за выработку и принятие политических решений».

Отвечая самому себе на вопрос, что он должен сделать для того, чтобы «выполнить свой долг и установить мир во всем мире», Хирохито вывел следующую формулу: Япония будет великой колониальной державой, на равных, но уважительно разговаривающей с другими. А для этого она должна крепить военную мощь.

Свой характер Хирохито впервые показал, преодолев сопротивление части придворных и настояв на своем браке с принцессой Нагако (их свадьба состоялась 26 января 1924 г.). А затем — когда после рождения наследника (15 декабря 1924 г.) нарушил вековую традицию отдавать детей на воспитание приемным родителям. И вдобавок отказался от императорских наложниц.

О нем заговорили как о «детище демократии Тайсе» — странной эпохи, наступившей в Японии после смерти 30 июня 1912 года деда Хирохито, императора Мэйдзи. На трон взошел отец Хирохито, Ёсихито, получивший сразу после этого имя Тайсе. Свое правление он начал с увеличения штата придворных врачей. Его слабость и апатия провоцировали придворных, министров и генералов на неподчинение, а народ — на требования демократических реформ. В начале 1920-х годов он совершенно отошел от дел, и Хирохито стал регентом. В условиях политической неразберихи в стране и борьбы различных группировок за влияние на трон Хирохито предпочитал опираться на военных. В 1925 году он одобрил создание верховного военного командования, полностью независимого от гражданского контроля. Японские вооруженные силы приступили к выполнению задачи, возложенной на них в соответствии с военной доктриной 1923 года: готовиться к войне на азиатском континенте.

Император Хирохито на выезде

25 декабря 1926 года умер император Тайсе. Через три дня Хирохито взошел на престол, став 124-м императором Японии. Наступившая в империи новая эпоха получила название Сева — сияние, гармония, блистающий мир. В середине ноября 1927 года по всей Японии, включая ее заморские территории — Корею, Тайвань и Южный Сахалин, прошли торжества по поводу церемонии интронизации Хирохито. «В начинающейся эпохе Японии принадлежит глобальная миссия. Наша страна призвана руководить миром», — писали в те дни японские газеты.

Мнение о «глобальной миссии» Японии разделяла и придворная группировка аристократов, стремительно набиравшая политический вес. Тон в ней задавал принц Фумимаро Коноэ, сторонник создания в Азии некоего сверхгосударства под управлением Японии, которая в силу расовых, исторических и географических факторов просто обязана присоединить Китай — на благо его же населения.

Хирохито же все еще соблюдал подписанные Японией международные договоры об отказе от войны как средстве разрешения конфликтов и об ограничении величины японского флота. Это вызывало недовольство радикально настроенных молодых офицеров, считавших, что Хирохито является игрушкой в руках некоего «еврейского правительства», извращающего его волю. В начале 30-х годов они предприняли несколько попыток произвести государственный переворот и установить военно-фашистскую диктатуру. Заговорщики неизменно арестовывались полицией, но наказывать никого из них Хирохито не стал. Как не наказал командование Квантунской армии, охранявшей принадлежавшую с 1905 года Японии КВЖД, за вторжение в Маньчжурию и создание там прояпонского марионеточного государства Маньчжоу-го. Он лишь предпринял ряд мер, чтобы не допустить прихода военных к политической власти.

Император Хирохито и императрица с сыном

Чувствуя безнаказанность и расценивая ее как фактическую поддержку со стороны императора, часть радикальных офицеров в феврале 1936 года подняла в Токио мятеж. Одной из его причин стало недовольство радикалов в погонах итогами только что прошедших парламентских выборов, где большого успеха добились кандидаты левых партий, выступавших против милитаризации страны. Мятежники убили несколько высокопоставленных чиновников. Хирохито отдал приказ подавить мятеж. Хотя, чтобы не дразнить армию, распорядился увеличить военные ассигнования. Тем самым активизировалась подготовка Японии к большой войне в Азии.

Война началась в 1937 году с захвата Китая. Хирохито руководил военными действиями через созданную 27 ноября 1937 года «Ставку императора», которая приказывала не брать пленных и применять против китайской армии химическое и бактериологическое оружие. Война сопровождалась массовыми убийствами японскими войсками мирного населения. Хирохито эти зверства не осудил. Однако, несмотря на жестокость, с какой велась война, японская армия никак не могла сломить сопротивление войск Чан Кайши и партизанских отрядов Мао Цзэдуна.

Китайская кампания требовала все больше средств. В июле 1940 года кабинет министров принца Коноэ предложил добыть их в военном походе на Юго-Восточную Азию. При этом, чтобы обезопасить себя от нападения со стороны СССР, который рассматривался в Токио как враг номер один, 13 апреля 1941 года был подписан советско-японский пакт о нейтралитете. А 29 июля японские войска начали оккупацию Южного Индокитая. Это вызвало недовольство Соединенных Штатов, которые пригрозили блокировать поставки в Японию нефти. Попытки договориться с американцами ни к чему не привели. Долгой войны против них экономика Японии не выдержала бы, и принц Коноэ настаивал на том, чтобы избегать открытой конфронтации с США. Однако Хирохито принял сторону тех, кто предлагал вывести Америку из игры на Тихом океане одним ударом. 7 декабря 1941 года японские бомбардировщики внезапно атаковали Перл-Харбор — базу ВМС США на Гавайях. Затем японские десанты высадились на Малайском полуострове, островах Океании, в Гонконге и Сингапуре. К весне 1942 года в руках Японии оказалась территория в 3,8 млн квадратных километров с населением почти в 150 млн человек. 18 февраля 1942 года Хирохито отметил победу флота, минут десять прогарцевав на белом коне по мосту Нидзюбоси в Токио перед толпами восторженно рукоплескавших ему горожан. В эти дни он пребывал в прекрасном настроении. Вечера император проводил в обществе адъютантов, играя с ними в шахматы и карты и рассказывая им о своих увлечениях энтомологией.

Император Хирохито в кругу семьи

Однако бесконечно военные успехи Японии длиться не могли. Американцы собрали силы и начали отбирать свои пяди и крохи. К августу 1944 года они освободили от японцев большую часть территорий в Юго-Восточной Азии. Близилось поражение Японии. Но Хирохито отказывался признать его неизбежным.

«Нации необходимо собрать в кулак всю свою волю и добиться замечательной победы, которая сравнилась бы с той, что завоевали наши отцы в русско-японской войне!» — заявил он заместителю начальника генерального штаба адмиралу Симада 17 июня.

7 сентября 1944 года в рескрипте, посвященном открытию 85-й сессии парламента, император отметил: «Сегодня перед империей со всей остротой встала задача добиться победы. Вы, лучшие сыны нации, должны целеустремленно крепить свою решимость, чтобы разрушить коварные планы врага и обеспечить дальнейшее существование и процветание страны».

В бой против флота США, неотвратимо приближающегося к берегам Японии, были брошены летчики-смертники — камикадзе. Но «ветер богов» не смог разметать американскую эскадру, как когда-то, в XIII веке, он разметал корабли Хубилая.

В феврале 1945 года принц Коноэ порекомендовал Хирохито немедленно начать переговоры с США о мире, доказывая, что СССР при первом удобном случае вступит в войну. Но император был уверен, что Кремль на самом деле не хочет разгрома Японии, которая в будущем может стать его союзником в неизбежной конфронтации с США и Великобританией. Его уверенность не поколебали сообщения разведки и министра иностранных дел Сигэмицу о том, что на состоявшейся только что Ялтинской конференции СССР подтвердил свою готовность вступить в войну с Японией после разгрома Германии.

9–10 марта более трехсот бомбардировщиков «Б-29» в ходе ночного рейда уничтожили 40% городских кварталов Токио. В огне пожаров погибли от 80 до 100 тысяч человек. Моральный дух населения Токио начал падать. 8 апреля Хирохито призвал летчиков-камикадзе «развеять в дым бешеные амбиции враждебных государств» и «достичь поставленных в нашей священной войне целей».

Американские бомбардировки не прекращались; бомбы падали уже на территорию императорского двора. 8 июня маркиз Коити Кидо начал готовить обращение к СССР с просьбой о посредничестве в переговорах о перемирии между Японией и США. Однако 26 июля 1945 года в Потсдамской декларации США, СССР и Великобритания потребовали от Японии безоговорочной капитуляции.

В Токио этот документ проигнорировали. Хирохито надеялся, что Москва поможет ему добиться не столь ультимативных условий капитуляции — прежде всего, гарантий сохранения традиционного монархического строя. Но Сталин от роли посредника отказался. Его не прельстили обещания японцев предоставить ему в обмен за эту услугу нефтяные концессии на Северном Сахалине. Союзники за вступление в войну против Японии пообещали ему более важные трофеи.

Отказ принять условия Потсдамской декларации был воспринят в Вашингтоне как желание продолжать войну. Чтобы сломить сопротивление японцев, 6 августа американцы сбросили атомную бомбу на Хиросиму. 8 августа в войну против Японии вступил СССР. 9 августа последовала атомная бомбардировка Нагасаки.

На совещании у императора 9–10 августа мнения, высказывавшиеся министрами, были разноречивы. Отставной адмирал Судзуки, которому Хирохито еще в конце июня лично поручил вести переговоры о мире, попросил высказаться самого императора. Ответ Хирохито был недвусмысленным: «Давайте вынесем невыносимое и выстрадаем то, что невозможно выстрадать… Тщательно проанализировав нынешнюю обстановку в мире, равно как и внутреннее положение нашей страны, я пришел к выводу о том, что продолжать войну трудно. Я не озабочен тем, что станет со мной, но я хочу, чтобы все мои подданные были спасены».

10 августа министр иностранных дел Того Сигэнори вызвал в свою резиденцию на Касумигасэки советского посла Якова Малика и сообщил ему о готовности японского правительства капитулировать. СССР немедленно уведомил об этом правительства США, Великобритании и Китая.

Не желая сдаваться, часть японского генералитета подняла мятеж. Но он был подавлен, и 15 августа Япония заявила, что принимает условия Потсдамской декларации. В тот же день император Хирохито впервые выступил перед своими подданными по радио. Он сообщил им, что «принимает условия, изложенные в их совместной декларации», чтобы «спасти человеческую цивилизацию от полного уничтожения» и «проложить будущим поколениям дорогу к прочному миру». О военном поражении и капитуляции не было сказано ни слова.

Император Хирохито с министрами в бункере во время войны

Выступление императора сопровождалось актами самоубийств высших должностных лиц, политических деятелей и генералов. В правительственной канцелярии уничтожались архивные документы, свидетельствующие о военных преступлениях Японии и ответственности за войну государственных лидеров.

Япония начала готовиться к небывалому дотоле в ее истории событию — встрече оккупационных войск. Назначенный премьер-министром принц Хигасикуни в своем радиообращении к гражданам страны пытался обрисовать им дальнейшие перспективы: «Действуя в полном согласии с волей императора, мы… создадим самую передовую в мире науку и культуру… В заключение хочу выразить поддержку самому широкому и конструктивному обмену мнениями. Правительство будет приветствовать создание любых ассоциаций, которые готовы служить интересам общества».

Еще до высадки американских войск в Японии Хирохито начал разоружение и демобилизацию 7 миллионов военнослужащих армии и флота. 5 декабря 1945 года в письменном ответе на парламентский запрос британское правительство разъяснило: «Не атомная бомба привела к капитуляции Японии, а императорский рескрипт, приказывающий японцам поступить подобным образом. Без него мы имели бы дорогостоящее вторжение… Если бы мы должны были предать императора суду, мы немедленно столкнулись бы с семьюдесятью миллионами враждебно настроенных, а не сотрудничающих японцев».

30 августа в Токио прибыл командующий Объединенными силами союзников в войне против Японии генерал Дуглас МакАртур, которому было поручено возглавить оккупационную администрацию. А 2 сентября Япония подписала акт о капитуляции.

Предстояло решить, что делать с императором Хирохито. Сталин требовал объявить его военным преступником и повесить. Того же требовали Великобритания, Новая Зеландия и левые силы Японии. Подобные призывы раздавались и в Сенате США. 27 сентября состоялась встреча МакАртура и Хирохито.

В своих мемуарах генерал Дуглас МакАртур вспоминал: «У меня было неприятное чувство, что он может просить о своем собственном деле, чтобы не допустить привлечения его к суду как военного преступника… Но мои опасения были безосновательны. Он сказал следующее: «Я пришел к вам, генерал МакАртур, чтобы предложить себя суду держав, которые вы представляете, в качестве того, кто несет исключительную ответственность за каждое принятое политическое и военное решение и за все действия, предпринятые моим народом в ходе войны».

Мнение МакАртура, верховного главнокомандующего сил союзников, оказалось решающим: «Когда Вашингтон, кажется, склонялся к британской точке зрения, я сообщил, что буду нуждаться в увеличении численности войск по крайней мере на миллион человек, если такая акция будет предпринята. Я верил, что, если бы император был предан суду и, возможно, повешен как военный преступник, во всей Японии должна была быть создана военная администрация и, вероятно, развернулась бы партизанская война».

Тем не менее призывы привлечь императора к ответственности за развязывание войны не смолкали. МакАртур же настаивал, что Хирохито фактически не был правителем Японии. 25 января 1946 года в телеграмме Дуайту Эйзенхауэру он сообщил: «На сегодняшний день не обнаружено никаких документальных свидетельств участия императора Хирохито в выработке и принятии политических решений на протяжении последних десяти лет. В результате анализа весьма многочисленных данных я пришел к выводу, что роль монарха в управлении делами государства была чисто вспомогательной и сводилась к знакомству с мнениями его советников…»

Эта версия сильно пошатнулась, когда начался Токийский трибунал над японскими военными преступниками. Главным обвиняемым на нем проходил премьер-министр времен войны Хидэки Тодзио. 28 декабря в ответ на вопрос своего адвоката Уильяма Логана: «Помните ли вы хотя бы один случай, когда Кидо (маркиз Коити Кидо, как и принц Коноэ, входил в круг тайных советников императора) предлагал что-либо или действовал вопреки стремлению императора к миру?» — Тодзио ответил: «Насколько я знаю, такого никогда не было. Никто из японских подданных, не говоря уже о высших государственных чиновниках, не пойдет против воли императора».

Советники Хирохито, навестившие Тодзио в тюрьме Сугамо, и главный обвинитель со стороны США Джозеф Кинан убедили бывшего премьера изменить показания. Однако у суда уже сложилось мнение, что Хирохито не мог стоять в стороне от объявления войны.

МакАртур вновь связался с Вашингтоном: «Обвинительный приговор императору приведет японское общество к глубочайшему эмоциональному потрясению… Хирохито является объединяющим символом нации, без него данная этническая общность распадется. На мой взгляд, вполне вероятно, что развитие событий по такому сценарию закончится отправкой сюда для поддержания порядка миллиона наших солдат — на неопределенный срок…» Он убедил руководство США, что император нужен оккупационным властям для поддержания порядка в Японии, население которой готово было подчиняться ему, как и раньше.

В 1975 году во время визита в США в интервью журналу «Ньюсуик» Хирохито сказал: «Я лично принял решение закончить войну… Но вот решение об открытии боевых действий было принято кабинетом, я не имел полномочий отменить его. Полагаю, что мои действия находились в полном соответствии с конституцией Японии…»

Монархию сохранили, но решили «демократизировать». 1 января 1946 года Хирохито публично, хотя и в очень витиеватой форме, отказался от своего божественного происхождения. Затем император был «разжалован» из богов в разработанной под контролем адмирала МакАртура новой конституции Японии, принятой японским парламентом 24 августа 1946 г. и вступившей в силу 3 мая 1947 г. В ней он провозглашался лишь символом — «символом государства и единства народа». Императора удалили от участия в политике, оставив за ним несколько необременительных представительских функций. Теперь он мог посвящать свободное время научным занятиям в своей биологической лаборатории, оборудованной в императорском дворце еще в 1925 году.

Император Хирохито. Одна из последних фотографий

В середине 50-х годов только что созданная Либерально-демократическая партия Японии, в которой перед лицом угрозы со стороны социалистов и коммунистов объединились партии правого толка, начала кампанию по возвращению императору статуса главы государства и половины полномочий, которыми он был наделен по конституции Мэйдзи. Кампания, однако, быстро заглохла.

О восстановлении былой империи открыто говорили лишь ультраправые. Правда, дальше разговоров дело, как правило, не шло. Единственное настоящее деяние во имя императора свершил Юкио Мисима, известный не только своими книгами и фильмами, но и националистическими взглядами. 25 ноября 1970 года вместе с бойцами созданной им группировки «Татэ-но кай» («Общество щита») он попытался подбить к мятежу ради восстановления власти императора солдат токийского гарнизона. Но на его призывы защитить японские традиции императора солдаты отвечали насмешками. Поняв, что путч не удался, Мисима совершил ритуальное самоубийство сэппуку, вскрыв себе живот. Кто-то из членов правительства, узнав о случившемся, сказал, что Мисима «свихнулся». Но ультраправые, раньше Мисиму и в грош не ставившие, записали его в герои и мученики идеи возрождения Великой Японии. Японии, которая грезилась тем, кого Токийский трибунал приговорил к смертной казни за военные преступления.

7 января 1989 года в 6.33 утра Хирохито умер. После него остались процветающая Япония, пять дочерей и два сына. Старший сын Акихито после смерти отца стал императором Хэйсэй. Это слово переводится как «мир и процветание». По иронии судьбы, как раз в начале 90-х годов процветание в японской экономике на время уступило место застою. Мир и спокойствие оставили души японцев. Наверное, поэтому они все чаще начали задумываться о былом величии. Об унижении, которому подвергли нацию американские оккупационные власти, насадившие свои, далекие от японских ценности. Не пора ли вернуться к истокам? — заговорили в Японии. И, видно, решили, что пора. И приняли недавно проект внесения изменений в конституцию, по которым император из символа снова превращается в главу государства. И отдали под суд школьного директора, проявившего неуважение к гимну императорской Японии «Кимигае». Что будет дальше?

Мир против японских генералов. История Токийского процесса

12 ноября 1948 года завершился Токийский процесс, на котором рассматривались дела японских военных преступников.

Нюрнбергский процесс, завершившийся 1 октября 1946 года, создал исторический прецедент — руководители государства, развязавшего агрессивную войну, приведшую к миллионам жертв, а также поставившие на поток уничтожение народов, объявленных «неполноценными», были осуждены, и понесли заслуженное наказание.

Забытый процесс

В нашей стране значительно меньше известно об «аналоге» Нюрнберга — Токийском процессе, на котором рассматривались дела высокопоставленных лиц Японии, обвиненных в преступлениях против мира и человечности.

Проведение такого процесса стало неизбежным после подписания Японией Акта о капитуляции. Власти Страны Восходящего Солнца согласились с обязательностью Потсдамской декларации, 10-й пункт которой гласил: «Все военные преступники, включая тех, которые совершили зверства над пленными, должны понести суровое наказание».

Как и в случае с Нюрнбергским процессом, все пункты обвинения были разделены на три категории: А, В и С. В первую категорию входили преступления против мира — планирование и ведение агрессивной войны и нарушение международного законодательства. Вторая категория включала обвинения в массовых убийствах. Третья категория объединяла обвинения в преступлениях против обычаев войны и преступления против человечности.

Нанкинская резня и другие преступления

По данным профессора политологии Гавайского университета Рудольфа Руммеля, в 1937–1945 годах японские военные убили от 3 до 10 миллионов человек. Символами зверств японцев стали такие преступления, как Нанкинская резня, унесшая от 300 до 500 тысяч жизней, и Манильская резня, жертвами которой стали до 100 тысяч человек. Массовое уничтожение жителей захваченных территорий носило систематический характер.

Нанкинская резня. Берег реки, усеянный телами китайцев, расстрелянных японской армией. Фото: Commons.wikimedia.org

Изначально было известно, что члены императорской семьи Японии получат иммунитет от судебного преследования. Также по ходатайству американского генерала Дугласа Макартура, иммунитет получили разработчики японского бактериологического оружия во главе с микробиологом Сиро Исии. Такое решение было обусловлено желанием США воспользоваться передовыми японскими разработками в этой области.

Устав Международного военного трибунала для Дальнего Востока был утвержден генералом Дугласом Макартуром как Главнокомандующим союзными оккупационными войсками 19 января 1946 года.

Судьи и обвинения

25 апреля 1946 года в соответствии со статьёй 7 Устава были опубликованы Правила процедуры Международного военного трибунала для Дальнего Востока.

Советский Союз на процессе представляли: в качестве судьи — член Военной коллегии Верховного Суда СССР, генерал-майор Иван Зарянов, в качестве прокурора — начальник Договорно-правового отдела МИД СССР Сергей Голунский, которого затем сменил прокурор города Москвы Александр Васильев.

В обвинительном акте было сформулировано 55 пунктов, содержащих общие обвинения всех подсудимых и виновность каждого в отдельности.

Международный военный трибунал для Дальнего Востока был созван в Ичигайском дворце, в котором ранее находилась штаб-квартира Императорской японской армии, район Ичигая, Токио. Фото: Commons.wikimedia.org

Семеро «смертников»

Всего в качестве обвиняемых фигурировали 29 человек. Премьер-министр Японии Фумимаро Коноэ покончил с собой накануне ареста. Глава МИД Есукэ Мацуока и адмирал Осами Нагано скончались во время следствия. Идеолог японского милитаризма Сюмэй Окава сошел с ума и умер в клинике в Токио в 1957 году.

Процесс стартовал 3 мая 1946 года. В его ходе было проведено 818 открытых судебных заседаний и 131 заседание в судейской комнате; трибунал принял 4356 документальных доказательств и 1194 свидетельских показаний (из которых 419 были заслушаны непосредственно трибуналом).

Токийский процесс получился более длительным, чем суд в Нюрнберге. Его последнее заседание состоялось 12 ноября 1948 года. Их 25 подсудимых семеро были приговорены к смертной казни, 15 обвиняемых приговорили к пожизненному заключению, остальные получили различные тюремные сроки.

В список приговоренных к смерти вошли: генерал Кэндзи Доихара, генерал Сэйсиро Итагаки, генерал Хэйтаро Кимура, генерал Иванэ Мацуи, генерал Акира Муто, генерал Хидэки Тодзио и глава МИД Коки Хирота.

Все семеро осужденных на смерть были повешены 23 декабря 1948 года во дворе тюрьмы Сугамо в Токио.

Последний приговор

Остальные подсудимые Токийского процесса, которые не были казнены и не умерли, в 1955 году были помилованы и освобождены.

Двое из них вернулись к политической деятельности и занимали высокие посты в японском правительстве. Мамору Сигэмицу стал министром иностранных дел и первым представителем Японии в ООН. Приговорённый к пожизненному заключению Окинори Кая в 1963 году был министром юстиции.

Между 1946 и 1951 годом США, Великобритания, КНР, СССР, Австралия, Новая Зеландия, Канада, Франция, Нидерланды и Филиппины организовывали военные трибуналы для судов над японскими военными преступниками «класса В» и «класса С». На 2200 судах вне Японии было осуждено около 5600 японских военнослужащих. Обвиняемые «класса В» обвинялись в совершении преступлений лично, обвиняемые «класса С», в основном офицеры высокого ранга, в их планировании, отдаче преступных приказов или не предотвращении преступлений.

Храм Ясукуни. Фото: Commons.wikimedia.org/David Monniaux

Результаты Токийского процесса остаются злободневными по сей день. В токийском храме Ясукуни объектами поклонения являются японские граждане, погибшие в каких-либо войнах, в которых участвовала Япония. В их числе и те, кто был признан в 1948 году военными преступниками. Посещение храма Ясукуни официальными лицами правительства Японии по сей день вызывает скандал и рассматривается соседями, в первую очередь Кореей и Китаем, как попытка реабилитации и возрождения японского милитаризма.

Что напугало японского генерал-майора?

К сожалению, недалеки, видимо, те времена, когда вновь придётся, прибегая к терминологии времён Второй мировой войны, именовать японских политических лидеров и генералов «милитаристами» и «военщиной». Казалось бы, Япония – давно демократическая страна, а её вооружённые силы, хотя и наращиваются, но формально запрещены конституцией страны. Военнослужащим японских сил самообороны не рекомендуется, например, чтобы не раздражать население, щеголять в общественных местах в форме, а влияние генералов и полковников на политику до последнего времени вуалировалось.

Однако время от времени японские военные прорываются в СМИ со своими предупреждениями относительно «противников Японии». А таковыми, что бы ни говорил неизменно излучающий радушие и улыбающийся на встречах с президентом В. Путиным японский премьер-министр Синдзо Абэ, в Стране восходящего солнца считают в первую очередь Китай и Россию. И как иначе, если эти страны названы в Стратегии национальной безопасности США основными противниками Америки, которым требуется противостоять? Противостоять в том числе совместно с Японией, ибо Япония – ближайший и самый верный, даже более верный, чем европейские члены НАТО, военный союзник США. Японские лидеры не устают это повторять, заявляя, что «краеугольным камнем» японской политики является военный альянс с Америкой. И не стесняются называть свою страну американским «непотопляемым авианосцем». Не забывают этого японские генералы и сейчас, когда распространение эпидемии коронавируса превратилось во всемирную опасность, пандемию.

На днях солидное японское информационное интернет-издание Japan Business Press предоставило свои страницы генерал-майору в отставке Такаси Фукуяме, отрекомендовав его как военного политолога, советника президента крупной корпорации ВПК «Коё сангё», бывшего начальника штаба Западного округа обороны Японии. Генерал выразил озабоченность ситуацией, но не быстрым распространением коронавируса, а инфицированием команд американских авианосцев, опасаясь, что это может привести к утрате боеспособности ударных сил ВМС США.

«По имеющимся данным, из 11 действующих атомных авианосцев США на четырех выявлены вспышки инфекции коронавируса COVID-2019. Это «Теодор Рузвельт», «Рональд Рейган» (базируется на американской военно-морской базе в Йокосуке, Япония), «Карл Винсон» и «Нимиц». Несмотря на это, в интервью телеканалу CBS американский министр обороны Марк Эспер утверждал, что «в американских вооруженных силах отсутствуют проблемы с задействованием при необходимости системы немедленного реагирования». Он также подчеркнул, что «100-тысячная военно-морская группировка ВМС за границей поддерживает должный уровень бдительности и продолжает сдерживание Китая и Северной Кореи», – сообщает Фукуяма.

Озабоченность по поводу «сдерживания Китая и Северной Кореи» генералом акцентируется: эти страны могут-де воспользоваться выходом из строя (из-за массового заражения) команд американских авианосцев. «Вполне возможно, что, имея в виду подъем своего авторитета внутри КНР (в результате успешных действий по недопущению распространения коронавируса. – А.К.), Си Цзиньпин может пойти и на какую-то военную провокацию. Хорошо, если ее острие не окажется направленным на острова Сэнкаку. Но кто может знать?» – пугает японцев генерал.

При этом пускаются в ход прямые оскорбления в адрес и Китая, и нашей страны. Чего стоит один подзаголовок генеральской статьи: «Китай и Россия – известные «воры на пожаре», необходимо внимание к островам Сэнкаку». Разбушевавшись, японский вояка пренебрегает всеми дипломатическими нормами, сравнивая наши страны с падальщиками-кондорами. «Китай и Россия – это настоящие «кондоры» мирового сообщества, которые нападают на другие страны, показавшие свою слабость». И всё – в худших традициях враждебной пропаганды времён холодной войны.

Что же позволяет претендующему на респектабельность японскому генералу, «автору многочисленных книг и статей», отпускать по адресу нашей страны столь низкопробные сравнения? Оказывается, поведение России во время трагических событий в Фукусиме. Читаем: «В 2011 году, в период Великого восточно-японского землетрясения, когда японские силы самообороны направили 100 тысяч военнослужащих на помощь пострадавшим районам и поиски погибших и пропавших без вести, Россия послала в близлежащее к Японии воздушное пространство разведывательные самолеты Су-27 и Ил-20», – вскрывает «коварство русских» запятнавший враньём честь офицера Фукуяма.

Именно враньём, потому что генерал ни слова не говорит о бескорыстной помощи российских спасателей-добровольцев, прибывших в районы бедствия, чтобы, рискуя здоровьем и жизнью, в загрязнённой радиацией местности вести поиск жертв и другие работы. Японцы, в отличие от автора пасквиля, помнят и ценят искреннее стремление русских помочь. По прошествии пяти лет с момента той катастрофы посол Японии в Москве Тоёхиса Кодзуки устроил в 2016 году в посольстве торжественный приём для спасателей МЧС. В своём выступлении посол сказал: «У каждого народа есть памятная дата, о которой невозможно забыть. Для японцев такой датой стало 11 марта 2011 года, день, когда произошло мощное землетрясение на востоке Японии. Я пригласил вас, чтобы поблагодарить за оперативно оказанную всестороннюю помощь, а также за теплоту и заботу, которые вы проявили пять лет назад». Посол напомнил, что «реакция российского правительства была одной из самых быстрых, отряд МЧС тут же прибыл на место стихийного бедствия и немедленно приступил к спасательным работам… Не менее важной была и духовная поддержка. Многие простые россияне приносили цветы к японскому посольству в память о жертвах землетрясения, присылали теплые письма и участвовали в сборе пожертвований».

Мне, как человеку, прожившему значительную часть жизни среди японцев и имеющему немало друзей в этой стране, по-человечески стыдно за генерала Фукуяму, воспитанного, видимо, силами самообороны Японии в духе ненависти к России и её народу.

В заключение хотелось бы выразить надежду, что в МИД РФ и Министерстве обороны РФ обратят внимание на подобные публикации в стране, с которой наши дипломаты и военные стремятся наладить регулярный дружественный диалог. Такие публикации разительно противоречат надеждам Москвы, высказанными министром иностранных дел РФ Сергеем Лавровым: «Возобновление нашего диалога в формате «2+2″ в соответствии с договорённостью лидеров двух стран говорит об обоюдном стремлении вывести российско-японские отношения на качественно новый уровень, укрепить взаимное доверие и расширить сотрудничество по вопросам глобальной и региональной безопасности».

Да и японским министерствам иностранных дел и обороны не грех вразумить своих генералов, пусть и отставных, потребовав от них заботы об отношениях с государствами, с которыми Япония состоит в дипломатических отношениях.

Кто такие самураи? Они представляют собой феодальный класс Японии, который пользовался великим уважением и почтением среди всех остальных сословий. Самураев боялись и уважали, за их жестокость в боях и благородство в мирной жизни. Великие имена самураев Японии написаны историей, которая навсегда запомнит этих легендарных личностей.

Это своеобразный аналог европейских рыцарей, которые присягали служить верой и правдой своему господину и играли одну из главнейших ролей в японском сообществе. Их деятельность и образ жизни жестко был связан кодексом чести, который носил название «бусидо». Великие самураи Японии сражались за феодалов или даймё – наиболее могущественных правителей страны, которые подчинялись могущественному сёгуну.

Эпоха даймё продолжалась с X по середину XIX века. За это время самураи успели окружить себя своеобразным ореолом благородства, их боялись и уважали даже за пределами страны Восходящего Солнца. Простые смертные восхищались ими, преклоняясь перед их жестокостью, отвагой, хитростью и изворотливостью. Самураям причислялись многие подвиги, однако правда на самом деле была гораздо прозаичней – знаменитые самураи Японии были рядовыми убийцами, но каков был характер их преступлений!

Топ самых известных самураев Японии

О великих самураях можно говорить бесконечно. Их истории окутаны ореолом таинственности и благородства, очень часто им приписывали незаслуженные подвиги, однако эти личности по-прежнему оставались предметом поклонения и бескорыстного уважения.

  • Тайра-но Киёмори (1118 — 1181)

Был полководцем и воином, благодаря которому была создана первая самурайская административная система управления в истории японского государства. До начала его деятельности все самураи были просто-напросто наёмными воинами для аристократов. После этого он взял под свою защиту клан Тайра и достаточно быстро добился успехов в политической деятельности. В 1156 году, Киёмори вместе с Минамото-но Йошимото (глава клана Минамото) сумели подавить восстание и принялись управлять двумя высшими кланами воинов в Киото. В результате их союз превратил в непримиримых соперников, а в 1159 году Киёмори одержал победу над Йошимото. Таким образом, Киёмори стал главой самого могущественного воинского клана в Киото.

Киёмори смог серьезно продвинуться по карьерной лестнице. В 1171 году он выдал свою дочь замуж за императора Такакура. Чуть позже у них родился первенец, который частенько использовался в качестве рычага давления на императора. Однако планы самурая осуществить не удалось, он скончался от лихорадки в 1181 году.

  • Ии Наомаса (1561 – 1602)

Был известным генералом или даймё в период, когда у власти находился сегун Токугава Иэясу. Это был один из самых преданных самураев, которых знала история Японии. Он значительно продвинулся по служебной лестнице и получил большое признание после того, как 3000 солдат под его предводительством одержали победу в битве при Нагакутэ (1584).Он сражался с таким напором, что даже противники восхищались его поведением на поле боя. Наибольшую популярность принесла ему битва при Секигахаре. Во время сражения в него попала шальная пуля, после чего он так и не смог полностью поправится. Его отряд носил название «Красные Дьяволы» за соответствующий цвет доспехов, которые одевали воины во время боя для устрашения противников.

  • Датэ Масамунэ (1567 — 1636)

Список «Самые известные самураи» продолжает эта легендарная личность. Даймё был безжалостным и беспощадным, так говорили о нем практически все. Это был выдающийся воин и отличный стратег, а его личность стала еще более запоминающейся из-за потери одного глаза, за что Масамунэ и получил прозвище «Одноглазый Дракон». Он должен был занять главенствующее место в клане после своего отца, но потеря глаза вызвала раскол в семье и к власти пришел младший брат Датэ. Уже будучи генералом, самурай смог завоевать хорошую репутацию и стал по праву считаться лидером. Именно после этого он развязал кампанию для того, чтобы одержать победу над соседними кланами. Это породило значительное волнение. В результате соседний клан обратился к отцу с просьбой обуздать своего старшего сына. Терумунэ был похищен, но он успел предупредить своего сына о подобном исходе событий и попросил его убить всех членов соседних кланов. Датэ Масамунэ исполнил наставление отца.

Хоть это и противоречит некоторым представлениям о самураях, но Датэ Масамунэ был сторонником религии и культуры. Он даже лично был знаком с папой Римским.

  • Хонда Тадакацу (1548 — 1610)

Был генералом и одним из Четырех Небесных Королей Иэясу наряду с Ии Наомаса, Сакакибара Ясумаса, и Сакаи Тадацугу. Из этих четырех, Хонда Тадакацу имел репутацию самого опасного и беспощадного. Это был истинный воин, даже в глубине своей души. Так, например, Ода Нобунага, который, кстати, не очень радовался своим последователям, считал Тадакацу настоящим самураем среди всех остальных самураев. О нем часто говорили, что Хонда обошел саму смерть, так как ни разу не получал серьезных травм, несмотря на то, что количество его сражений перевалило за 100.

  • Хаттори Хандзо (1542 — 1596)

Он являлся самым известным самураем и ниндзя эпохи Сэнгоку. Благодаря ему император Токугава Иэясу остался в живых, а также чуть позже стал правителем объединенной Японии. Хаттори Хандзо показал блестящую военную тактику, за что и получил прозвище Дьявол Хандзо. Он выиграл свою первую битву еще в совсем юном возрасте – Хандзо тогда было всего 16 лет. После этого он смог освободить из заложников дочерей Токугава в замке Каминого в 1562 году. 1582 год стал для него решающим в карьере и завоевании лидирующего положения – он помог будущему Сёгуну бежать от преследователей в провинцию Микава. В этой операции ему помогли местные ниндзя.

Хаттори Хандзо был отличным фехтовальщиком и свои последние годы, как говорят исторические источники, он скрывался под видом монаха. Многие частенько приписывали этому самураю сверхъестественные способности. Говорили, что он мог мгновенно скрываться и появляться в самых неожиданных местах.

  • Бэнкэй (1155 — 1189)

Был воином-монахом, который находился на службе у Минамото-но Есицунэ. Бэнкэй, пожалуй, является самым популярным героем японского фольклора. Рассказы о его происхождении многолики: некоторые утверждают, что он родился у изнасилованной женщины, а другие склоняются к тому, что Бэнкэй являлся потомком бога. Ходят слухи, что этот самурай убивал, как минимум, 200 человек в каждом своем бою. Интересный факт – в возрасте 17 лет он был ростом больше 2-х метров. Он обучился мастерству владения нагинатой (длинное оружие, которое представляет собой смесь копья и топора) и ушел из буддистского монастыря, чтобы присоединиться к секте горных монахов.

По преданию, он отправился на мост Годзё что расположен в Киото, и смог обезоружить каждого проходящего фехтовальщика. Таким образом, он смог собрать 999 мечей. Во время 1000-ого сражения с Минамото-но Ёсицунэ Бэнкэй потерпел поражение и вынужден был стать его вассалом. Несколько лет спустя, находясь в осаде, Есицуне совершил ритуальное самоубийство, в то время, как Бэнкэй сражался за своего хозяина. Поговаривают, что остальные солдаты боялись выступить против этого гиганта. В том бою самурай положил около 300 солдат, которые своими глазами видели, как пронзенный стрелами гигант по-прежнему стоит. Так все смогли узнать о «стоячей смерти Бэнкэя».

  • Уэсуги Кэнсин (1530 — 1578)

Это был один из самых могущественных полководцев времен Сенгоку в Японии. Он верил в буддистского бога войны, а его последователи были убеждены в том, что Уэсуги Кэнсин был воплощением Бисямонтена. Он был самым юным правителем провинции Этиго – в возрасте 14 лет он занял место своего старшего брата.

Он согласился выйти против величайшего полководца Такеды Сингена. В 1561 году состоялась самая масштабная битва Сингена и Кэнсин. Результаты сражения были неоднозначны, так как обе стороны потеряли в этом бою около 3000 человек. Они были соперниками более 14 лет, но даже этот факт не мешал им обмениваться подарками. И когда Синген умер в 1573 году, Кэнсин не мог смириться с утратой такого достойного соперника.

Данные о смерти Уэсуги Кэнсин неоднозначны. Кто-то говорит, что он умер от последствий тяжелого пьянства, кто-то склоняется к версии о том, что он был серьезно болен.

  • Такеда Синген (1521 – 1573)

Это, пожалуй, самый знаменитый самурай в истории Японии. Известен он, по большому счету, своей уникальной военной тактикой. Часто упоминается как «тигр из Кай» за свои отличительные характеристики на поле боя. В 20-летнем возрасте он взял под свою опеку клан Такэда, затем объединился с кланом Имагава – в результате молодой военачальник получил власть над всеми близлежащими территориями.

Это был единственный самурай, который обладал достаточной силой и мастерством, чтобы победить могущественного Ода Нобунага, стремящегося к власти над всей Японией. Синген скончался во время подготовки к очередному бою. Некоторые говорят , что его ранил солдат, а другие склоняются к тому, что самурай умер от тяжелой болезни.

  • Токугава Иэясу (1543 — 1616)

Это первый сёгун и основатель сёгуната Токугава. Его семья практически управляла страной Восходящего Солнца с 1600 года до начала Реставрации Мэйдзи в 1868 году. Иэясу получил власть в 1600 году, через три года стал сёгунов, а еще через два отрекся от должности, но находился все остальное время у власти вплоть до своей смерти. Это был один из самых известных полководцев за всю историю Японии.

Этот самурай пережил многих известных правителей на своем веку: Ода Нобунага заложил основу для сёгуната, Тоётоми Хидэёси захватил власть, Сингэн и Кенсин, два сильнейших соперника, были мертвы. Сёгунат Токугавы, благодаря хитрому уму и тактическому мышлению Иэясу, будет править Японией еще в течение следующих 250 лет.

  • Тоётоми Хидэёси (1536 — 1598)

Это также самый известный самурай в своем роде. Он был генералом и великим политиком эпохи Сэнгоку, а также вторым объединителем Японии и человеком, который положил конец периоду Воюющих царств. Хидэёси приложил усилия к созданию некоторых культурных наследий. Так, например, он ввел ограничение, из которого следовало, что только члены класса самураев могли носить оружие. Кроме того, он финансировал строительство и восстановление многих храмов, а также сыграл значительную роль в истории христианства на территории Японии.

Хидэёси, несмотря на свое крестьянское происхождение, смог стать великим генералом Нобунаги. Он не смог получить титул сёгуна, но сделал себя регентом и построил дворец. Когда его здоровье начало давать сбои, Хидэёси начал завоевывать династию Мин с помощью Кореи. Классовые реформы, которые проводил самурай, существенно изменили японскую социальную систему.

  • Ода Нобунага (1534 — 1582)

Это был могущественный самурай и военачальник, который приложил немало усилий для объединения Японии. Всю свою жизнь он посвятил завоеваниям. Его запомнили, как самую жестокую и могущественную силу времен Воюющих Царств, а также величайшего правителя Японии.

Именно он изменил тактику военного дела на территории страны Восходящего Солнца. Благодаря ему солдаты начали использовать пики, а также укреплять замки и применять огнестрельное оружие. Благодаря таким новшествам, полководец смог одержать немало побед.

Помимо этого, он организовал воинскую классовую систему, в основе которой лежали способности солдата, его происхождение и социальный статус, а также достижения и заслуги. Нобунага был также истинным почитателем искусства.

Известные самураи Японии внесли неоценимый вклад в становление государственности и формирование непосредственно самой истории страны. Их имена известны практически каждому, кто гордится своим происхождением и местом рождения. Самураи были легендой, несмотря на то, что являлись обычными людьми с неимоверной силой духа и непреодолимой волей к победе. Самураи – это величайшие воины, которые писали своей кровью историю Японии.