Япония в ВОВ

Война с Японией в 1945 году

Мой отец, Щербаков Константин Иванович, 1922 года рождения, был призван Ульчским райвоенкоматом Хабаровского края в ряды РККА в 1942 году, имея за плечами после окончания Николаевского педагогического училища 2 года работы учителем начальных классов. Поэтому после призыва и до начала боевых действий на Дальнем Востоке он обучал молодое пополнение. Боевую службу проходил в рядах 384 стрелковой дивизии 5-й армии 1 Дальневосточного фронта в звании старший сержант и в должности командира отделения связи артиллерии дивизии, награжден боевыми наградами. Поэтому, начиная работу над этим материалом, я преследовал и свой личный интерес.
Введение
Активные боевые действия на Дальнем Востоке и в акватории Тихого океана были следствием создавшихся в передвоенные годы противоречий между СССР, Великобританией, США и Китаем, с одной стороны, и Японией — с другой. Правительство Японии стремилось к захвату новых территорий, богатых природными ресурсами, и установлению политической гегемонии на Дальнем Востоке.
Еще с конца XIX века Япония проводила многие войны, в результате которых приобрела новые колонии. В ее состав вошли Курильские острова, южный Сахалин, Корея, Маньчжурия. В 1927 г. премьер-министром страны стал генерал Гиити Танака, правительство которого продолжало захватническую политику. В начале 30-х годов Япония увеличила размер армии и создала мощный военно-морской флот, который был одним из самых сильных в мире.
В 1940 г. премьер-министр Фумимаро Коноэ разработал новую внешнеполитическую доктрину. Японское правительство планировало создать колоссальную империю протяженностью от Забайкалья до Австралии. Страны Запада проводили в отношении Японии двойственную политику: с одной стороны они стремились ограничить амбиции японского правительства, но с другой стороны никак не препятствовали интервенции северного Китая. Для осуществления своих планов японское правительство вступило в союз с Германией и Италией.
Отношения между Японией и Советским Союзом в предвоенный период заметно ухудшились. В 1935 г. Квантунская армия вошла в приграничные районы Монголии. Монголия поспешно заключила договор с СССР, на ее территорию были введены подразделения Красной армии. В 1938 году японские войска перешли государственную границу СССР в области озера Хасан, но попытка вторжения была успешно отбита советскими войсками. На советскую территорию также неоднократно забрасывались японские диверсионные группы. Противостояние еще сильнее обострилось в 1939 г., когда Япония начала войну против Монголии. СССР, соблюдая договоренность с Монгольской республикой, вмешался в конфликт. Именно тогда японцы в полной мере поняли, что Красная армия весьма сильна, когда была разгромлена под Халхин-Голом.
После этих событий политика Японии в отношении СССР изменилась: правительство Японии испугалось столкновения с сильным западным соседом и приняло решение временно отказаться от захвата территорий на севере. Тем не менее, для Японии СССР фактически являлся главным противником на Дальнем Востоке.
Договор с Японией о ненападении
Весной 1941 года СССР заключил с Японией договор о ненападении. В случае вооруженного конфликта одного из государств с какими-либо третьими странами, вторая держава обязалась соблюдать нейтралитет. Но министр иностранных дел Японии дал понять немецкому послу в Москве, что заключенный пакт о нейтралитете не помешает Японии выполнить условия Тройственного пакта во время войны с СССР.
Перед началом Второй мировой войны на востоке Япония вела переговоры с американскими руководителями, стремясь добиться признания аннексии территорий Китая и заключения новых торговых договоров. Правящая верхушка Японии не могла решить, против кого направить удар в будущей войне. Часть политиков считала необходимым поддержать Германию, другая часть призывала к нападению на Тихоокеанские колонии Великобритании и США.
Уже в 1941 г. стало очевидно, что действия Японии будут зависеть от положения на советско-германском фронте. Японское правительство планировало напасть на СССР с востока в случае успеха Германии и Италии, после захвата немецкими войсками Москвы. Также большое значение имело то обстоятельство, что страна нуждалась в сырье для своей промышленности. Японцы были заинтересованы в захвате районов, богатых нефтью, оловом, цинком, никелем и каучуком. Поэтому 2 июля 1941 г. на императорской конференции было принято решение о начале войны против США и Великобритании. Но правительство Японии не отказывалось окончательно от планов нападения на СССР вплоть до Курской битвы, когда стало очевидно, что Германии не одержать победу во Второй мировой войне. Наряду с этим фактором активные боевые действия союзников на Тихом океане вынуждали Японию неоднократно откладывать, а затем и вовсе отказаться от агрессивных намерений в отношении СССР.
Положение на Дальнем Востоке в период ВОВ
Несмотря на то, что боевые действия на Дальнем востоке так и не начались, СССР был вынужден на протяжении всей войны держать в этом регионе крупную войсковую группировку, размер которой в разные периоды варьировал. На границе до 1945 г. находилась Квантунская армия, в составе которой находилось до 1 млн. военнослужащих. Местное население также готовилось к обороне: мужчины были мобилизованы в армию, женщины и подростки изучали методы ПВО. Вокруг стратегически важных объектов строились укрепления.
Японское руководство полагало, что немцы сумеют захватить Москву до конца 1941 г. В связи с этим начать наступление на Советский Союз планировалось еще зимой. 3 декабря японское командование отдало приказ войскам, находящимся в Китае, подготовиться к переброске на северное направление. Японцы собирались вторгнуться в СССР в районе Уссури, а затем начать наступление на севере. Для реализации утвержденного плана требовалось усилить Квантунскую армию. На Северный фронт направлялись войска, освободившиеся после боев на Тихом океане.
Однако надежды японского правительства на быструю победу Германии не оправдались. Провал тактики блицкрига и поражение армий Вермахта под Москвой свидетельствовали о том, что Советский Союз является достаточно сильным противником, мощь которого не следует недооценивать.
Угроза японского вторжения усилилась осенью 1942 г. Войска нацистской Германии наступали на Кавказ и Волгу. Советское командование поспешно перебросило на фронт 14 стрелковых дивизий и более 1,5 тыс. орудий с Дальнего Востока. Как раз в это время Япония не вела активных боев на Тихом океане. Однако в Ставке Главнокомандующего предвидели возможность нападения японцев. Дальневосточные войска получили пополнение за счет местных резервов. Этот факт стал известен японской разведке. Правительство Японии снова отложило вступление в войну.
Японцы нападали на торговые суда в нейтральных водах, препятствуя доставке грузов в дальневосточные порты, неоднократно нарушали государственные границы, совершали диверсии на советской территории, перебрасывали через границу пропагандистскую литературу. Японская разведка собирала сведения о движениях советских войск и передавала их в штаб вермахта. Среди причин вступления СССР в Японскую войну в 1945 г. были не только обязательства перед союзниками, но и забота о безопасности своих границ.
Вступление Советского Союза в войну с Японией
Уже во второй половине 1943 г., когда завершился перелом в ходе Второй мировой войны, стало ясно, что вслед за Италией, уже вышедшей из войны, Германия и Япония также будут разгромлены. Советское командование, предвидя будущую войну на Дальнем Востоке, с этого времени почти не использовало дальневосточные войска на Западном фронте. Постепенно эти части Красной армии пополнялись военной техникой и живой силой. В августе 1943 г. в составе Дальневосточного фронта была создана Приморская группа войск, что указывало на подготовку к будущей войне.
На Ялтинской конференции, проходившей в феврале 1945 г. Советский Союз подтвердил, что договоренность между Москвой и союзниками об участии в войне с Японией остается в силе. Красная армия должна была начать военные действия против Японии не позднее чем через 3 месяца после завершения войны в Европе. Взамен И. В. Сталин потребовал территориальных уступок для СССР: передачу России Курильских островов и закрепленной за Японией в результате войны 1905 г. части острова Сахалин, передачи в аренду под советскую военно-морскую базу китайского порта Порт-Артура (на современных картах — Люйшунь). Торговый порт Дальний должен был стать открытым портом при преимущественном соблюдении интересов СССР.
К этому времени Вооруженные силы США и Великобритании нанесли Японии ряд поражений. Однако ее сопротивление не было сломлено. Требование США, Китая и Великобритании о безоговорочной капитуляции, предъявленное 26 июля, было отклонено Японией. Это решение не было безосновательным. США и Великобритания не располагали достаточными силами для проведения десантной операции на Дальнем Востоке. По планам американских и британских руководителей окончательное поражение Японии предусматривалось не ранее 1946 г. Советский Союз, вступив в войну с Японией, значительно приблизил окончание Второй мировой войны.
Силы и планы сторон
Советско-японская война или Маньчжурская операция началась 9 августа 1945 г. Перед Красной армией стояла задача разгромить японские войска на территории Китая и Северной Кореи. Еще в мае 1945 г. СССР начал переброску войск на Дальний Восток. Были сформированы 3 фронта: 1-й и 2-й Дальневосточные и Забайкальский. Советский Союз использовал в наступлении пограничные войска, Амурскую военную флотилию и корабли Тихоокеанского флота.
В составе Квантунской армии было 11 пехотных и 2 танковых бригады, более 30 пехотных дивизий, кавалерийские и механизированные подразделения, бригада смертников, Сунгарийская военно-речная флотилия. Наиболее значительные силы дислоцировались в восточных областях Маньчжурии, граничивших с советским Приморьем. В западных регионах японцы расположили 6 пехотных дивизий и 1 бригаду. Количество солдат противника превышало 1 млн. человек, но больше половины бойцов составляли призывники младших возрастов и ограниченно годные. Многие японские части были недоукомплектованы. Также во вновь созданных подразделениях не хватало оружия, боеприпасов, артиллерии и прочей военной техники. В частях и соединениях японской армии использовались устаревшие танки и самолеты.
На стороне Японии воевали войска Маньчжоу-Го, армия Внутренней Монголии и Суйюаньская армейская группа. В приграничных областях противник построил 17 укрепленных районов. Командование Квантунской армией осуществлял генерал Оцудзо Ямада.
Сталин, подтверждая вступление советских войск в войну с Японией, заявил, что за это время можно перебросить с запада на восток нужное количество войск, если не перевозить автотранспорт. В связи этим Рузвельт дал указание поставить на Дальний Восток около 200 тысяч единиц автотранспорта, в том числе знаменитые студебеккеры и виллисы. И это количество автомобилей к началу боевых действий оказалось в наших армиях. Кроме этого, американцы поставили большое количество военных кораблей на условиях лизинга до окончания боевых действий.
План советского командования предусматривал нанесение двух основных ударов силами 1-го Дальневосточного и Забайкальского фронтов, в результате которых основные силы противника в центре Маньчжурии будут взяты в клещи, разделены на части и разгромлены. Войска 2-го Дальневосточного фронта в составе 11 стрелковых дивизий, 4 стрелковых и 9 танковых бригад должны были во взаимодействии с Амурской военной флотилией нанести удар по направлению к Харбину. Затем Красная армия должна была занять крупные населенные пункты — Шэньян, Харбин, Чанчунь. Боевые действия проходили на участке протяженностью более 2,5 тыс. км. по карте местности.
Начало боевых действий
Одновременно с началом наступления советских войск авиация провела бомбардировки районов крупных сосредоточений войск, стратегически значимых объектов и узлов связи. Корабли Тихоокеанского флота нанесли удары по военно-морским базам Японии в Северной Корее. Руководил наступлением главнокомандующий советскими войсками на Дальнем Востоке А. М. Василевский.
В результате боевых действий войск Забайкальского фронта, которые перейдя пустыню Гоби и Хинганские горы, в первый день наступления продвинулись на 50 км, были разгромлены значительные группировки войск неприятеля. Наступление затруднялось природными условиями местности. Не хватало топлива для танков, но подразделения Красной армии использовали опыт немцев — был организован подвоз топлива транспортной авиацией. 17 августа 6-я гвардейская танковая армия вышла на подступы к столице Маньчжурии. Советские войска изолировали Квантунскую армию от японских частей в Северном Китае и заняли важные административные центры.
Советская группа войск, наступающая со стороны Приморья, прорвалась через полосу пограничных укреплений. В районе Муданьцзяна японцы нанесли ряд контрударов, которые были отбиты. Советские подразделения заняли Гирин и Харбин, и при содействии Тихоокеанского флота освободили побережье, захватив стратегически значимые порты.
Затем Красная армия освободила Северную Корею, и с середины августа боевые действия проходили уже на территории Китая. 14 августа японское командование инициировало переговоры о капитуляции. С 19 августа войска противника начали массово сдаваться в плен. Однако военные действия Второй мировой войны продолжались до начала сентября.
Одновременно с разгромом Квантунской армии в Маньчжурии советские войска провели Южно-Сахалинскую наступательную операцию и высадили десанты на Курильских островах. В ходе операции на Курилах 18-23 августа советские войска при поддержке кораблей Петропавловской военно-морской базы овладели островом Самусю и до 1 сентября заняли все острова Курильской гряды.
Вследствие разгрома Квантунской армии на континенте Япония больше не могла продолжать войну. Противник лишился важных экономических регионов в Маньчжурии и Корее. Американцы провели атомные бомбардировки японских городов Хиросима и Нагасаки и захватили остров Окинава. 2 сентября был подписан акт о капитуляции.
В состав СССР вошли территории, утраченные Российской империей в начале ХХ века: Южный Сахалин и Курильские острова. В 1956 г. СССР восстановил отношения с Японией и согласился на передачу Японии островов Хабомаи и острова Сикотан, при условии заключения между странами Мирного Договора. Но Япония не смирилась с территориальными потерями и переговоры о принадлежности спорных регионов до сих пор не прекращаются.
За боевые заслуги более 200 подразделений получили звания «Амурские», «Уссурийские», «Хинганские», «Харбинские» и пр. 92 военнослужащих стали Героями Советского Союза.
По итогам операции потери воюющих стран составили:
со стороны СССР — около 36, 5 тыс. военнослужащих,
со стороны Японии — более 1 млн. солдат и офицеров, основная масса попала в плен.
Также во время боев были потоплены все корабли Сунгарийской флотилии — более 50 судов.

Япония во Второй мировой войне

23 августа 1939 года между Германией и Советским Союзом был заключен небезызвестный пакт Молотова — Риббентропа. Меньше чем через год, 13 апреля 1941 года, в Москве был подписан другой договор, теперь уже о нейтралитете между СССР и Японией. Цель заключения этого пакта была та же самая, что и при заключении договора с Германией: хотя бы на время оттянуть вовлечение Советского Союза во Вторую мировую войну как на Западе, так и на Востоке.

В то время для японцев тоже важно было не допустить начало войны с СССР до того момента, который они (японцы) сочли бы для себя благоприятным. Это и есть сущность так называемой стратегии «спелой хурмы». То есть японцы всегда хотели напасть на Советский Союз, но опасались. Им нужна была ситуация, когда СССР будет вовлечен в войну на Западе, ослабнет, выведет свои основные силы для того, чтобы спасать ситуацию в европейской части страны. И это позволит японцам малой кровью, как они говорили, отхватить все то, на что они нацеливались еще в 1918 году, когда совершали интервенцию.

Японская логика фактически сработала: Германия напала на Советский Союз, произошло столкновение, однако японцы так и не осуществили свои агрессивные планы. Почему?

2 июля 1941 года состоялось императорское совещание, на котором решался вопрос: что делать дальше в условиях начала войны Германии с Советским Союзом? Ударить на Север, помочь Германии и успеть захватить то, что было запланировано, то есть Дальний Восток и Восточную Сибирь? Или идти на Юг, ибо американцы, как известно, объявили эмбарго, и японцы оказались перед перспективой нефтяного голода?

Японские пехотинцы в ходе наступления на Гонконг, декабрь 1941 года. (pinterest)

Флот выступал за то, что надо идти на Юг, потому что без нефти продолжать войну Японии было бы крайне трудно. Армия, традиционно нацеленная на Советский Союз, настаивала на одном из тысячи шансов, как она это называла, — воспользоваться советско-германской войной для того, чтобы добиться своих целей в отношении СССР.

Почему не смогли? Все уже было подготовлено. Квантунская армия, которая располагалась на границе с Советским Союзом, была усилена, доведена до 750 тысяч. Был составлен график ведения войны, была определена дата — 29 августа 1941 года, когда Япония должна была вероломно ударить в спину СССР.

Но, как говорится, не случилось. Сами японцы признают это. Помешали два фактора…

Да! Почему день 29 августа был определен как крайний срок? Потому что потом осень, распутица. У Японии был опыт ведения боевых действий зимой, который окончился для нее крайне неблагоприятно.

Блицкриг Гитлера: провал стратегии

Итак, первое — Гитлер не выполнил свое обещание осуществить блицкриг и захватить Москву через 2 — 3 месяца, как планировалось. То есть «хурма не созрела». И второе, главное, — это то, что Сталин все-таки проявил выдержку и не сократил число войск на Дальнем Востоке и в Сибири настолько, как хотели японцы. (Японцы планировали, чтобы советский вождь сократил войска на 2/3, но он уменьшил примерно на половину. И это не позволило помнившим уроки Хасана и Халхин-Гола японцам ударить Советскому Союзу в спину с Востока).

Лидеры «Большой тройки» антигитлеровской коалиции. (pinterest)

Отметим, что со стороны союзников, то есть со стороны Третьего рейха, на Японию оказывалось давление. Когда Мацуоко, министр иностранных дел Японии, еще в апреле 1941 года посетил Берлин, Гитлер считал, что он легко справится с Советским Союзом и ему не потребуется помощь японцев. Он направлял японцев на юг, на Сингапур, на Малайю. Для чего? Для того, чтобы сковать там силы американцев и англичан с тем, чтобы они не использовали их в Европе.

И все же в феврале 1945 года, во время Ялтинской конференции, Сталин нарушил советско-японский пакт о нейтралитете: СССР вступил в войну с милитаристской Японией по настоятельнейшим просьбам своих союзников.

Интересный факт. На следующий день после Перл-Харбора Рузвельт обратился к Сталину с просьбой помочь в войне с Японией, открыть второй фронт на Дальнем Востоке. Естественно, Сталин тогда не мог сделать этого. Он очень вежливо объяснил, что все-таки главным противником для СССР на тот момент является Германия, дал понять, что давайте сначала Рейх разобьем, а потом вернемся к этому вопросу. И, действительно, вернулись. В 1943 году в Тегеране Сталин обещал после победы над Германией вступить в войну с Японией. И это очень воодушевило американцев. Они, кстати, перестали планировать серьезные сухопутные операции, ожидая, что эта роль будет выполнена Советским Союзом.

Но тут ситуация стала меняться, когда американцы почувствовали, что вот-вот у них появится атомная бомба. Если Рузвельт был полностью «за» второй фронт и неоднократно просил об этом Сталина, то Трумэн, придя к власти, был настроен антисоветски. Ведь именно ему принадлежит фраза, сказанная после нападения Гитлера на Советский Союз: «Пусть они как можно больше убивают друг друга…».

Но и Трумэн, став президентом, оказался в очень серьезном положении. С одной стороны, вступление Советского Союза в войну с Японией по политическим мотивам было ему крайне невыгодно, поскольку это давало Сталину право голоса при урегулировании дел в Восточной Азии. А это не только Япония. Это огромный Китай, страны Юго-Восточной Азии. С другой стороны, военные, хоть и рассчитывали на эффект атомной бомбы, но не были уверены, что японцы сдадутся. Так оно и произошло.

Солдаты Императорской армии Японии сдаются в плен. Иводзима, 5 апреля 1945 года. (Pinterest)

Стоит отметить, что дату ядерного удара по Хиросиме Сталин не знал. В Потсдаме Трумэн вне, скажем так, рамок конференции, где-то во время кофе-брейка, по согласованию с Черчиллем подошел к Сталину и сказал, что США создали бомбу огромной мощности. Сталин, к удивлению американского президента, никак не отреагировал. Трумэн с Черчиллем даже подумали, что он не понял, о чем идет речь. Но Сталин все прекрасно понял.

А вот американцы о дате вступления советской армии в войну против Японии прекрасно знали. В середине мая 1945 года Трумэн специально послал своего помощника Гопкинса в СССР, поручил послу Гарриману выяснить этот вопрос. И Сталин открыто сказал: «К 8 августа мы будем готовы приступить к действиям в Маньчжурии».

Квантунская армия. Миллионная ли?

Несколько слов о Квантунской армии. Нередко политики, историки используют термин «миллионная Квантунская армия». Так ли это было на самом деле? Дело в том, что под словом «миллионная» понимается, собственно, Квантунская армия, плюс 250 тысяч военнослужащих марионеточного режима Маньчжоу-го, созданного на территории оккупированной Манчжурии, плюс несколько десятков тысяч войск монгольского князя Дэ Вана, плюс довольно сильная группировка в Корее, войска на Сахалине и на Курильских островах. Вот если все это объединить, то мы получим миллионную армию.

В связи с этим возникает вопрос: «Почему же японцы проиграли? Они ведь не самые плохие вояки?» Надо сказать, что победа СССР над Японией была высшим проявлением оперативного искусства и стратегии, которые были накоплены Советским Союзом за годы войны с гитлеровской Германией. Здесь нужно отдать должное и советскому командованию, маршалу Василевскому, который блестяще провел эту операцию. Японцы просто-напросто не успели что-либо сделать. Все было молниеносно. Это был настоящий советский блицкриг.

Советско-японская война 1945 года

9 августа 1945 г. Советский Союз, выполняя свои договорённости с союзниками по антигитлеровской коалиции во Второй мировой войне, вступил в войну против Японии. Эта война вызревала в течение всей Великой Отечественной войны и была неизбежна, в частности, потому, что лишь одна победа над Германией не давала полной гарантии безопасности СССР. Его дальневосточным границам продолжала угрожать почти миллионная Квантунская группировка японской армии. Всё это и ряд других обстоятельств позволяет констатировать, что советско-японская война, представляя собой самостоятельную часть Второй мировой войны, явилась вместе с тем логическим продолжением Великой Отечественной войны советского народа за свою независимость, безопасность и суверенитет СССР.

Капитуляция нацистской Германии в мае 1945 г. ознаменовала окончание войны в Европе. Но на Дальнем Востоке и Тихом океане Япония продолжала борьбу против США, Великобритании и других союзников СССР в Азиатско-Тихоокеанском регионе. По оценкам союзников, несмотря на наличие у США атомного оружия, война на Востоке могла затянуться ещё на полтора-два года и унесла бы с собой жизни по крайней мере 1,5 млн солдат и офицеров их армий, а также 10 млн японцев.

Советский Союз не мог считать обеспеченной свою безопасность на Дальнем Востоке, где советское правительство на протяжении 1941 — 1945 гг. было вынуждено держать около 30 % боевого состава своих войск и сил флота, пока там полыхал огонь войны и Япония продолжала проводить захватническую политику. В этой ситуации 5 апреля 1945 г. СССР заявил о денонсации Пакта о нейтралитете с Японией, т. е. о намерении прекратить его действие в одностороннем порядке со всеми вытекавшими из этого последствиями. Однако японское правительство не посчиталось с этим серьёзным предупреждением и до конца войны в Европе продолжало поддерживать Германию, а затем отвергло опубликованную 26 июля 1945 г. Потсдамскую декларацию союзников, содержавшую требование безоговорочной капитуляции Японии. 8 августа 1945 г. советское правительство объявило о вступлении на следующий день СССР в войну с Японией.

Вступление советских войск в Харбин. Сентябрь 1945 г.

Планы и силы сторон

Политическая цель военной кампании Советского Союза на Дальнем Востоке сводилась к тому, чтобы как можно быстрее ликвидировать последний очаг Второй мировой войны, устранить постоянную угрозу нападения японских захватчиков на СССР, совместно с союзниками изгнать их из оккупированных Японией стран, содействовать восстановлению всеобщего мира. Скорейшее завершение войны избавляло человечество, в том числе японский народ, от дальнейших многомиллионных жертв и страданий, способствовало развитию национально-освободительного движения в странах Азии.

Военно-стратегической целью Вооружённых сил Советского Союза в войне против Японии являлись разгром Квантунской группировки войск и освобождение от японских захватчиков Северо-Восточного Китая (Маньчжурии) и Северной Кореи. Операции по освобождению Южного Сахалина и Курильских островов, отошедших к Японии по результатам Русско-японской войны 1904— 1905 гг., а также оккупация северной части японского острова Хоккайдо ставились в зависимость от выполнения этой главной задачи.

Для проведения Дальневосточной кампании были привлечены три фронта — Забайкальский (командующий маршал Советского Союза Р. Я. Малиновский), 1-й Дальневосточный (командующий маршал Советского Союза К. А. Мерецков) и 2-й Дальневосточный (командующий генерал армии М. А. Пуркаев), Тихоокеанский флот (командующий адмирал И. С. Юмашев), Амурская военная флотилия (командующий контр-адмирал Н. В. Антонов), три армии ПВО, а также части Монгольской народно-революционной армии (главнокомандующий маршал X Чойбалсан). Советские и монгольские войска и силы флота насчитывали более 1,7 млн человек, около 30 тыс. орудий и миномётов (без зенитной артиллерии), 5,25 тыс. танков и самоходных артиллерийских установок, 5,2 тыс. самолётов, 93 боевых корабля основных классов. Руководство войсками осуществляло специально созданное Ставкой Верховного главнокомандования Главное командование советских войск на Дальнем Востоке (главнокомандующий маршал Советского Союза А. М. Василевский).

Советские танковые колонны вступают в Маньчжурию

В состав Квантунской группировки войск Японии входили 1-й и 3-й фронты, 4-я отдельная и 2-я воздушная армии и Сунгарийская речная флотилия. 10 августа ей были оперативно подчинены размещённые в Корее 17-й фронт и 5-я воздушная армия. Общая численность сосредоточенных у советских границ войск противника превышала 1 млн человек. На их вооружении находились 1215 танков, 6640 орудий, 1907 самолётов, свыше 30 боевых кораблей и катеров. Кроме того, на территории Маньчжурии и Кореи имелось значительное количество японских жандармских, полицейских, железнодорожных и иных формирований, а также войска Манчжоу-Го и Внутренней Монголии. На границе с СССР и МНР у японцев было 17 укреплённых районов общей протяжённостью свыше 800 км, в которых насчитывалось 4,5 тыс. долговременных огневых сооружений.

Японское командование рассчитывало, что «против превосходящих по силе и подготовке советских войск» войска Японии в Маньчжурии продержатся в течение года. На первом этапе (около трёх месяцев) оно планировало оказать упорное сопротивление противнику в приграничных укреплённых районах, а затем на горных хребтах, преграждающих пути из Монголии и от границы СССР в центральные районы Маньчжурии, где были сосредоточены главные силы японцев. В случае прорыва этого рубежа предусматривались занятие обороны на линии железной дороги Тумынь — Чанчунь — Далянь и переход в решительное контрнаступление.

Ход военных действий

С первых часов 9 августа 1945 г. ударные группировки советских фронтов атаковали японские войска с суши, воздуха и моря. Боевые действия развернулись на фронте общей протяжённостью более 5 тыс. км. По командным пунктам, штабам и узлам связи противника был нанесён мощный удар авиации. В результате этого удара связь между штабами и формированиями японских войск и управление ими в первые же часы войны были нарушены, что облегчило советским войскам решение поставленных перед ними задач.

Тихоокеанский флот вышел в открытое море, перерезал морские коммуникации, использовавшиеся войсками Квантунской группировки для связи с Японией, и силами авиации и торпедных катеров нанёс мощные удары по японским военно-морским базам в Северной Корее.

При содействии Амурской флотилии и ВВС советские войска форсировали на широком фронте реки Амур и Уссури и, сломив в упорных боях ожесточённое сопротивление японцев в приграничных укреплённых районах, начали развивать успешное наступление в глубь Маньчжурии. Особенно стремительно наступали бронетанковые и мотомеханизированные соединения Забайкальского фронта, в составе которого находились дивизии, прошедшие войну с фашистской Германией, и кавалерийские соединения Монголии. Молниеносные действия всех родов войск, сил авиации и флота сорвали японские планы применения бактериологического оружия.

Уже в первые пять-шесть дней наступления советские и монгольские войска разгромили фанатично сопротивлявшегося противника в 16 укреплённых районах и продвинулись на 450 км. 12 августа соединения 6-й гвардейской танковой армии генерал-полковника А. Г. Кравченко преодолели «неприступный» Большой Хинган и вклинились глубоко в тыл Квантунской группировки войск, упредив выход её основных сил к этому горному хребту.

На приморском направлении вели наступление войска 1-го Дальневосточного фронта. С моря их поддерживал Тихоокеанский флот, который с помощью высаженных десантов овладел японскими базами и портами Юки, Расин, Сейсин, Одэчжин, Гёнзан в Корее и крепостью Порт-Артур, лишив противника возможности эвакуировать свои войска морем.

На сунгарийском и сахалинском направлениях действовали основные силы Амурской флотилии, обеспечивая переправу войск 15-й и 2-й Краснознамённой армий 2-го Дальневосточного фронта через водные рубежи, артиллерийскую поддержку их наступления и высадку десантов.

Наступление развивалось столь стремительно, что противник оказался не в силах сдержать натиск советских войск В течение десяти дней войска Красной армии при активной поддержке авиации и флота смогли расчленить и фактически разгромить стратегическую группировку японских войск в Маньчжурии и Северной Корее. С 19 августа японцы почти повсеместно стали сдаваться в плен. Чтобы не дать противнику возможности эвакуироваться или уничтожить материальные ценности, в период с 18 по 27 августа были высажены воздушные десанты в Харбине, Мукдене, Чанчуне, Гирине, Люйшуне, Даляне, Пхеньяне, Хамхыне и других городах, активно действовали армейские подвижные передовые отряды.

11 августа советское командование начало Южно-Сахалинскую наступательную операцию. Проведение операции было возложено на войска 56-го стрелкового корпуса 16-й армии 2-го Дальневосточного фронта и Северную Тихоокеанскую флотилию. Южный Сахалин обороняла входившая в состав 5-го фронта со штабом на острове Хоккайдо усиленная 88-я японская пехотная дивизия, опиравшаяся на мощный Котонский укреплённый район. Боевые действия на Сахалине начались прорывом этого укрепрайона. Наступление велось вдоль единственной грунтовой дороги, связывавшей Северный Сахалин с Южным и проходившей между труднодоступными отрогами гор и заболоченной долиной реки Поронай. 16 августа в тылу противника в порт Торо (Шахтёрск) был высажен морской десант. Встречными ударами советских войск 18 августа оборона противника была прорвана. 20 августа высадился морской десант в порт Маока (Холмск), а утром 25 августа — в порт Отомари (Корсаков). В тот же день советские войска вступили в административный центр Южного Сахалина Тойохара (Южно-Сахалинск), где располагался штаб 88-й пехотной дивизии. Организованное сопротивление насчитывавшего около 30 тыс. солдат и офицеров гарнизона японцев на Южном Сахалине прекратилось.

Японские военнопленные под присмотром советского солдата. Август 1945 г.

18 августа советские войска приступили к проведению операции по освобождению Курильских островов, где 5-й японский фронт имел свыше 50 тыс. солдат и офицеров, и одновременно к подготовке крупной десантной операции на Хоккайдо, необходимость в которой, впрочем, вскоре отпала. Для осуществления Курильской десантной операции привлекались войска Камчатского оборонительного района (КОР) и корабли Тихоокеанского флота. Операция началась высадкой войск на самый укреплённый в противодесантном отношении остров Шумшу; бои за него приняли ожесточённый характер и завершились 23 августа его освобождением. К началу сентября войска КОР и Петропавловской военно-морской базы заняли всю северную гряду островов, включая остров Уруп, а силы Северной Тихоокеанской флотилии — остальные острова к югу.

Итоги

Сокрушительный удар по японской Квантунской группировке войск привёл к самому крупному во Второй мировой войне поражению Вооружённых сил Японии и к наиболее тяжёлым для них потерям, превысившим 720 тыс. солдат и офицеров, в том числе 84 тыс. убитыми и ранеными и более 640 тыс. пленными. Достигнутая за короткий срок крупная победа далась нелегко: Вооружённые силы СССР потеряли в войне с Японией убитыми, ранеными и пропавшими без вести 36 456 человек, в том числе 12 031 — погибшими.

Япония, лишившись крупнейшей военно-промышленной базы на азиатском субматерике и наиболее сильной группировки сухопутных войск, оказалась не в состоянии продолжать вооружённую борьбу. Это намного сократило сроки окончания Второй мировой войны и число её жертв. Разгром Вооружёнными силами СССР японских войск в Маньчжурии и Корее, а также на Южном Сахалине и Курильских островах лишил Японию всех плацдармов и баз, которые она в течение многих лет создавала, готовясь к агрессии против СССР. Безопасность Советского Союза на Востоке была обеспечена.

Заседание Организации Объединённых Наций

Советско-японская война длилась менее четырёх недель, но по своему размаху, мастерству проведения операций и результатам относится к выдающимся кампаниям Второй мировой войны. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 2 сентября 1945 г. 3 сентября было объявлено Днем победы над Японией.

* * *

Вторая мировая война, длившаяся 6 лет и 1 день, завершилась. В ней приняло участие 61 государство, в которых проживало в то время около 80 % населения Земли. Она унесла более 60 млн человеческих жизней. Самые тяжёлые потери понёс Советский Союз, который положил на алтарь общей победы над нацизмом и милитаризмом 26,6 млн человеческих жизней. В огне Второй мировой погибли также 10 млн китайцев, 9,4 млн немцев, 6 млн евреев, 4 млн поляков, 2,5 млн японцев, 1,7 млн югославов, 600 тыс. французов, 405 тыс. американцев, миллионы людей других национальностей.

26 июня 1945 г. была создана Организация Объединённых Наций, призванная стать гарантом мира и безопасности на нашей планете.

Поделиться ссылкой

Мир

В сентябре 1939 года советские и японские армии столкнулись на маньчжурско-монгольской границе, став участниками малоизвестного, но имевшего далеко идущие последствия конфликта. Это был не просто пограничный конфликт — необъявленная война продолжалась с мая по сентябрь 1939 года, и в ней приняли участие более 100 000 солдат, а также 1 000 танков и самолетов. От 30 000 до 50 000 человек были убиты или получили ранения. В решающей битве, состоявшейся 20-31 августа 1939 года, японцы были разгромлены. Эти события совпали с заключением советско-германского пакта о ненападении (23 августа 1939 года), который дал зеленый свет гитлеровской агрессии против Польши, предпринятой спустя неделю и послужившей началом Второй мировой войны. Эти события связаны друг с другом. Пограничный конфликт также повлиял на принимавшиеся в Токио и в Москве ключевые решения, которые определили ход войны и в конечном счете — ее итоги.
Сам конфликт (японцы называют его Номонганский инцидент, а русские – Сражением на Халкин-Голе) был спровоцирован пресловутым японским офицером Тсуджи Масанобу, главой группировки в японской Квантунской армии, оккупировавшей Маньчжурию. С противоположной стороны советскими войсками командовал Георгий Жуков, который позже приведет Красную Армию к победе над нацистской Германией. В первом крупном сражении в мае 1939 года японская карательная операция провалилась, и советско-монгольские силы отбросили японский отряд, состоявший из 200 человек. Раздосадованная Квантунская армия усилила военные действия в июне-июле и начала наносить форсированные бомбовые удары в глубине территории Монголии. Японцы также проводили операции по всей границе с участием целых дивизий. Следовавшие одна за другой японские атаки были отбиты Красной Армией, тем не менее японцы постоянно повышали ставки в этой игре, рассчитывая на то, что они смогут заставить Москву отступить. Однако Сталин тактически переиграл японцев и неожиданно для них предпринял одновременно военное и дипломатическое контрнаступление.
В августе, когда Сталин тайно добивался альянса с Гитлером, Жуков сформировал вблизи линии фронта мощную группировку. В тот момент, когда немецкий министр иностранных дел Риббентроп полетел в Москву для подписания нацистско-советского пакта, Сталин бросил в бой Жукова. Будущий маршал продемонстрировал ту тактику, которую он позднее будет использовать с таким потрясающим результатом под Сталинградом, в Курской битве, а также в других местах: общевойсковое наступление, в ходе которого пехотные части при активной поддержке артиллерии связывали силы врага на центральном участке фронта, — в то время, как мощные бронетанковые формирования атаковали фланги, окружали и в конечном итоге разбивали противника в битве на уничтожение. Более 75% японских сухопутных сил на этом фронте погибли в бою. Одновременно Сталин заключил пакт с Гитлером, номинальным союзником Токио, и таким образом оставил Японию дипломатически изолированной и униженной в военном отношении.
Совпадение по времени Номонганского инцидента и подписания советско-германского Пакта о ненападении было отнюдь не случайным. В то время как Сталин открыто вел переговоры с Британией и Францией с целью создания антифашистского альянса и тайно пытался договориться с Гитлером относительно возможного союза, он был атакован Японией — союзником Германии и ее партнером по Антикоминтерновскому пакту. К лету 1939 года стало ясно, что Гитлер намерен двигаться на восток, против Польши. Кошмаром Сталина, которого следовало не допустить любой ценой, была война на два фронта против Германии и Японии. Идеальным для него результатом был бы такой вариант, при котором фашистско-милитаристские капиталисты (Германия, Италия и Япония) воевали бы с буржуазно-демократическими капиталистами (Британия, Франция и, возможно, Соединенные Штаты). При таком раскладе Советский Союз остался бы в стороне и стал бы вершителем судеб Европы, после того как капиталисты истощили бы свои силы. Нацистско-советский пакт был попыткой Сталина добиться оптимального результата. Этот договор не только натравливал Германию на Британию и Францию, но и оставлял вне схватки Советский Союз. Он предоставил Сталину возможность решительным образом разобраться с изолированной Японией, что и было сделано в районе Номонгана. И это — не просто гипотеза. Связь между Номонганским инцидентом и нацистско-советским пактом отражена даже в немецких дипломатических документах, опубликованных в Вашингтоне и Лондоне в 1948 году. Недавно обнародованные документы советской эпохи содержат подтверждающие детали.
Жуков прославился в Номонгане/Халкин-Голе, и тем самым заслужил доверие Сталина, который в конце 1941 года поручил ему командование войсками – как раз в нужный момент для того, чтобы предотвратить катастрофу. Жукову удалось остановить немецкое наступление и переломить ситуацию на подступах к Москве в начале декабря 1941 года (вероятно, это была самая важная неделя в ходе Второй мировой войны). Частично этому способствовала переброска войск с Дальнего Востока. Многие из этих военнослужащих уже имели боевой опыт — именно они разбили японцев в районе Номонгана. Советский дальневосточный резерв – 15 пехотных дивизий, 3 кавалерийские дивизии, 1700 танков и 1500 самолетов были передислоцированы на запад осенью 1941 года, когда Москва узнала о том, что Япония не будет нападать на советский Дальний Восток, поскольку она приняла окончательное решение относительно экспансии в южном направлении, что в итоге привело ее к войне с Соединенными Штатами.
История относительно пути Японии к Перл-Харбору хорошо известна. Но часть этих событий не так хорошо освещена, и решение Японии о начале войны с Соединенными Штатами связано с воспоминаниями японцев о поражении у деревни Номонган. И тот же самый Тсуджи, который играл центральную роль в Номонганском инциденте, стал влиятельным сторонником южной экспансии и войны с Соединенными Штатами.
В июне 1941 года Германия напала на Россию и в первые месяцы войны нанесла Красной Армии сокрушительные поражения. Многие в тот момент полагали, что Советский Союз находится на грани разгрома. Германия потребовала, чтобы Япония вторглась на советский Дальний Восток, отомстила за поражение у деревни Номонган и захватила столько советской территории, сколько была в состоянии проглотить. Однако, в июле 1941 года Соединенные Штаты и Британия ввели эмбарго на поставки нефти в Японию, что грозило оставить японскую военную машину на голодном пайке. Для того, чтобы избежать подобной ситуации, императорский флот Японии намеревался захватить богатую нефтяными запасами голландскую Ост-Индию. Сама Голландия была оккупирована годом ранее. Британия также боролась за выживание. Только американский Тихоокеанский флот преграждал путь японцам. Тем не менее, многие в японской армии хотели напасть на СССР, как того и требовала Германия. Они рассчитывали отомстить за Номонган в тот момент, когда Красная Армия понесла тяжелые потери в результате немецкого блицкрига. Руководители японской армии и военно-морских сил в ходе целой серии военных конференций при участии императора обсуждали этот вопрос.
Летом 1941 года полковник Тсуджи был старшим офицером штаба по планированию операций в Императорской ставке. Тсуджи был харизматичным человеком, а также ярким оратором, и он был одним из армейских офицеров, поддержавших позицию военно-морских сил, что в итоге и привело к Перл-Харбору. Возглавлявший в 1941 году бюро военной службы армейского министерства Танака Рюкичи после войны сообщил, что «самым решительным сторонником войны с Соединенными Штатами был Тсуджи Масанобу». Тсуджи позднее написал, что увиденная им советская огневая мощь в Номонгане заставила его отказаться от нападения на русских в 1941 году.
Но что бы произошло, если бы не было Номонганского инцидента? И что бы было, если бы он завершился иначе, например, не выявил бы победителя или закончился бы победой Японии? В этом случае решение Токио о продвижении на юг могло бы выглядеть совершенно иначе. Менее впечатленные военными возможностями советских вооруженных сил и вынужденные выбирать между войной против англо-американских сил и участием вместе с Германией в разгроме СССР, японцы, возможно, посчитали бы северное направление лучшим выбором.
Если бы Япония решила в 1941 году двигаться в северном направлении, ход войны и самой истории мог бы оказаться другим. Многие считают, что Советский Союз не пережил бы войну на два фронта в 1941-1942 годах. Победа в сражении под Москвой и годом позднее — под Сталинградом — были одержаны с исключительно большим трудом. Решительно настроенный враг на востоке в лице Японии в тот момент мог бы склонить чашу весов в пользу Гитлера. Более того, если бы Япония двинула свои войска против Советского Союза, она бы не смогла в том же году атаковать Соединенные Штаты. Соединенные Штаты вступили бы в войну на год позже, и это произошло бы в значительно менее благоприятных обстоятельствах, чем в мрачной реальности зимы 1941 года. И как в таком случае можно было бы покончить с господством нацистов в Европе?
Тень от Номонгана оказалась очень длинной.
Стюарт Голдман является специалистом по России и научным сотрудником Национального совета евразийских и восточноевропейских исследований (National Council for Eurasian and East European Research). Эта статья подготовлена по материалам его книги «Nomonhan, 1939. The Red Army’s Victory That Shaped World War II».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Советско-японские конфликты (1938-1939 гг.)

Главная | Патриотическое, духовно-нравственное воспитание школьников | Все войны России, российского государства и СССР | В период XX века | Советско-японские конфликты (1938-1939 гг.)

Видео. Халхин-Гол. Неизвестная война

Оба военных столкновения между СССР и Японией носили локальный характер и преследовали цели прощупать боеспособность армии противника. Поводом к столкновениям послужили спорные территории — две небольшие сопки у озера Хасан, где сходились границы СССР, Кореи и Маньчжоу-Го и территория в районе реки Халхин-Гол у границы Монголии и Маньчжоу-Го. Обе эти территории не представляли никакой практической ценности. В случае с Халхин-Голом спор формально происходил между двумя государствами-сателлитами — зависевшей от СССР Монголии и созданной японцами на территории оккупированного ими Северного Китая Маньчжоу-Го.

Бои у Хасана начались со вторжения советских пограничников 12 июля 1938 года на сопку Заозерную (Чангуфэнь) и возведения там укреплений. Советская сторона стремилась спровоцировать японцев на боевые действия ограниченного масштаба с участием регулярных войск, чтобы продемонстрировать всему миру: несмотря на широкомасштабную волну репрессий после дела Тухачевского, Красная армия сохранила боеспособность и может нанести поражение даже такому грозному противнику, как японская армия.

На практике вышел конфуз: 14 июля правительство Маньчжоу-Го, а 15 июля, когда в перестрелке погиб один японский жандарм, то и правительство Японии заявили протест по поводу нарушения советскими войсками маньчжурской границы. Заместитель наркома иностранных дел Стомоняков заявил, что ни один советский солдат границы не нарушал.

Тем временем в дело вмешался Блюхер, пославший на Заозерную собственную комиссию. В секретном приказе наркома обороны Ворошилова, изданном 31 августа 1938 года и посвященного итогам хасанских боев, с возмущением говорилось: «Руководство командующего Дальневосточного Краснознаменного фронта маршала Блюхера в период боевых действий у озера Хасан было совершенно неудовлетворительным и граничило с сознательным пораженчеством. Все его поведение за время, предшествовавшее боевым действиям и во время самих боев, явилось сочетанием двуличия, недисциплинированности и саботирования вооруженного отпора японским войскам, захватившим часть нашей территории. Заранее зная о готовящейся японской провокации и о решениях правительства по этому поводу, объявленных товарищем Литвиновым послу Сигемицу, получив еще 22 июля директиву наркома обороны о приведении всего фронта в боевую готовность, тов. Блюхер ограничился отдачей соответствующих приказов и ничего не сделал для проверки подготовки войск для отпора врагу и не принял действительных мер для поддержки пограничников полевыми войсками. Вместо этого он совершенно неожиданно 24 июля подверг сомнению законность действий наших пограничников у озера Хасан. Втайне от члена Военного Совета товарища Мазепова, своего начальника штаба товарища Штерна, заместителя наркома обороны товарища Мехлиса и заместителя наркома внутренних дел тов. Фриновского, находившихся в это время в Хабаровске, тов. Блюхер послал комиссию на высоту Заозерная и без участия начальника погранучастка произвел расследование действий наших пограничников. Созданная таким подозрительным порядком комиссия обнаружила «нарушение» нашими пограничниками маньчжурской границы на три метра и, следовательно, «установила» нашу «виновность» в возникновении конфликта на озере Хасан. Ввиду этого товарищ Блюхер шлет телеграмму наркому обороны об этом мнимом нарушении нами маньчжурской границы и требует немедленного ареста начальника погранучастка и других «виновников в провоцировании конфликта» с японцами. Эта телеграмма была отправлена товарищем Блюхером также втайне от перечисленных выше товарищей. Даже после указания от правительства о прекращении возни со всякими комиссиями и расследованиями и о точном выполнении решений Советского правительства и приказов наркома обороны, товарищ Блюхер не меняет своей пораженческой позиции и по-прежнему саботирует организацию вооруженного отпора японцам». Командующий Дальневосточной армией не слишком верил в способность своих войск противостоять японцам. Беда была в том, что красноармейцы воевать не очень-то умели. В итоговом приказе Ворошилова об этом говорилось вполне откровенно: «Виновниками в этих крупнейших недочетах и в понесенных нами в сравнительно небольшом боевом столкновении чрезмерных потерях являются командиры, комиссары и начальники всех степеней Дальневосточного Краснознаменного фронта и, в первую очередь, командующий Дальневосточным Краснознаменным фронтом маршал Блюхер. Вместо того чтобы честно отдать все свои силы делу ликвидации вредительства и боевой подготовки Дальневосточного Краснознаменного фронта и правдиво информировать партию и Главный Военный Совет о недочетах в жизни войск фронта, товарищ Блюхер систематически из года в год прикрывал свою заведомо плохую работу и бездеятельность донесениями об успехах, росте боевой подготовки фронта и общем благополучном его состоянии».

29 июля японцы атаковали соседнюю с Заозерной высоту Безымянная на советской территории, убив пятерых пограничников. Подошедшая рота Красной армии заставила их отступить. 31 июля японские войска заняли Заозерную и Безымянную, вытеснив оттуда советские пограничные посты. Атаки частей Особой Дальневосточной армии на захваченные японцами высоты начались только 2 августа, когда противник уже успел окопаться и оборудовать огневые позиции. В промедлении обвинили Блюхера, все еще надеявшегося на мирное урегулирование инцидента.

1 августа 1938 года состоялся неприятный разговор по прямому проводу Сталина, Молотова и Ворошилова с Блюхером. Сталин возмущался: «Скажите-ка, Блюхер, почему приказ наркома обороны о бомбардировке авиацией всей нашей территории, занятой японцами, включая высоту Заозерную, не выполняется?». Докладываю, — отвечал Блюхер. — Авиация готова к вылету. Задерживается вылет по неблагоприятной метеорологической обстановке. Сию минуту Рычагову приказал, не считаясь ни с чем, поднять авиацию в воздух и атаковать… Авиация сейчас поднимается в воздух, но боюсь, что в этой бомбардировке мы, видимо, неизбежно заденем как свои части, так и корейские поселки».

Блюхеру ничего не оставалось, как, скрепя сердце, отрапортовать: «Авиации приказано подняться, и первая группа поднимется в воздух в одиннадцать двадцать — истребители. Рычагов обещает в 14 часов иметь авиацию атакующей. Я и Мазепов через полтора часа, а если Бряндинский полетит раньше, вместе вылетим в Ворошилов. Ваши указания принимаем к исполнению и выполняем их с большевистской точностью».

Начатое 2 августа советское наступление захлебнулось. Артиллерист С.Шаронов вспоминал: «К началу боев я служил командиром орудия противотанковой батареи. Мы были приданы 7-й роте 3-го батальона 120-го стрелкового полка. Правда, пушки по прямому назначению не использовались — японцы танков не применяли. Наша дивизия наступала с юга в направлении сопок Пулеметной и Заозерной в узком коридоре (в некоторых местах ширина его не превышала 200 метров) между озером и границей. Большая сложность была в том, что стрелять через границу и переходить ее категорически запрещалось. Плотность в этом коридоре была страшной, бойцы шли вал за валом. Я это со своей позиции хорошо видел… Очень много там полегло. Из нашей роты, например, в живых осталось 17 человек».

О том же говорит капитан Стороженко, командир батальона, атаковавшего Заозерную с юга: «Перед нами лежало пространство в 150 метров, сплошь оплетенное проволокой и находящееся под перекрестным огнем. В таком же положении находились наши части, наступавшие через северный подступ на Безымянную. Мы могли бы значительно быстрее расправиться с зарвавшимся врагом, если бы нарушили границу и овладели окопами, обходя их по маньчжурской территории (в районе Хасана сходились границы трех стран — СССР, Маньчжурии и Кореи). Но наши части точно исполняли приказ командования и действовали в пределах своей территории».

Сталин хотел продемонстрировать миру силу Красной армии и рассчитывал на быструю и бескровную победу, отнюдь не собираясь затевать полномасштабную войну с Японией. Поэтому Красной армии было приказано за пределами Заозерной границу не переходить. Но мини-блицкриг не удался. Японцы, чувствуя себя победителями, предложили урегулировать спор миром и вернуться к позициям, которые стороны занимали на утро 11 июля. Эти предложения 4 августа Сигемицу передал Литвинову. Однако советский нарком заявил: «Под восстановлением положения я имел в виду положение, существовавшее до 29 июля, то есть до той даты, когда японские войска перешли границу и начали занимать высоты Безымянная и Заозерная».

На следующий день Ворошилов направил Блюхеру и его начальнику штаба Г.М.Штерну директиву, где разрешил при атаке на Заозерную использовать обход с флангов через линию государственной границы. Руководство операции теперь поручалось Штерну. Уже после того как бои закончились, Штерн, чтобы оправдать большие потери, писал в газете «Правда»: «Возможность вообще какого бы то ни было маневра для частей Красной армии полностью отсутствовала. Атаковать можно было только прямо в лоб японским позициям…» О разрешении вторгнуться для обхода неприятельских позиций на маньчжурскую территорию он умолчал.

8 августа «Известия» опубликовали сообщение штаба 1-й (Приморской) армии: «Советские части очистили нашу территорию от остатков японских войск, заняв прочно наши пограничные пункты». Через два дня появилось столь же фантастическое коммюнике: «9 августа японские войска вновь предприняли ряд атак на высоту Заозерную, занимаемую нашими войсками. Японские войска были отброшены с большими для них потерями…» Но военных опровергали чекисты в секретных рапортах. 14 августа лейтенант госбезопасности Чуличков докладывал: «Фактически высота Заозерная была взята не полностью, а только юго-восточные скаты… гребень северной части высоты и северо-восточные скаты ее — находились в руках японцев… Японцы находились на северной части гребня Заозерной с 6 августа по 13 августа и занимали командные точки высоты…»

А на следующий день коллега Чуличкова Альтгаузен сообщил Фриновскому: «Вчера, 14 августа, Штерну передан текст Вашей телеграммы товарищу Ежову по вопросу дезинформации штабом корпуса в занятии высот Заозерная и Безымянная. Уже в начале приема текста телеграммы Штерн вызвал меня на телеграф и обрушился на меня вплоть до оскорблений. Затем он доложил Ворошилову, что я все время относился недоброжелательно к действиям корпуса, и поставил вопрос об освобождении от должности». Выводы чекистов были полностью подтверждены совместной советско-японской комиссией, побывавшей на Заозерной утром 12-го, на следующий день после заключения перемирия. Входившие в состав комиссии военные и дипломаты констатировали, что «ввиду особого создавшегося положения в северной части гребня высоты Заозерная, которое выражается в чрезмерном сближении — до пяти метров — частей обеих сторон», необходимо прийти к следующему соглашению: «С 20 часов 12 августа как главные силы японской армии, так и главные силы Красной армии в северной части гребня высоты Заозерная отвести назад на расстояние не ближе 80 метров от гребня…» Фактически стороны вернулись к положению на 11 августа, оставив гребень сопки в качестве своеобразной нейтральной зоны. Японцы без всяких споров очистили советские сопки Безымянная и Пулеметная, на удержание которых за собой и не претендовали.

Советские потери, по официальным данным, опубликованным только в 1993 году, составили 792 человека убитыми и 2752 ранеными, японские соответственно — 525 и 913, то есть в два-три раза меньше. В приказе Ворошилова по итогам хасанских боев справедливо отмечалось: «Боевая подготовка войск, штабов и командно-начальствующего состава фронта оказалась на недопустимо низком уровне. Войсковые части были раздерганы и небоеспособны; снабжение войсковых частей не организовано. Обнаружено, что Дальневосточный театр к войне плохо подготовлен (дороги, мосты, связь)». О том же говорили и на совещании командного и политического состава Посьетского погранотряда, причем применительно не только к пограничникам, но и к полевым войскам Красной армии.

Согласно записям присутствовавшего на совещании бригадного комиссара К.Ф.Телегина, основными причинами неудач стало то, что войска «растянулись по фронту, а во время боя сгруппировались на необорудованных позициях… Связь только телефонная, после потери ее много израсходовали живой силы… Не было увязки между подразделениями, даже стреляли по своим танкам… Военком 40-й стрелковой дивизии боялся взять на себя ответственность за мобилизацию плавединиц для подброски грузов на фронт («а если сорву путину?»)… Округ прислал гранаты Ф-1, а пользоваться ими не могли… Вначале полевые части работали без кода… Полевые части от Новой деревни до Заозерной побросали ранцы, пулеметы… Пренебрегали штыковым боем… Боевой подготовкой не занимались, потому что превратились в хозяйственных командиров… Сено, дрова, овощи заготавливаем, строительство ведем, белье стираем…»

СОВЕТСКО-ЯПОНСКИЕ ВОЕННЫЕ КОНФЛИКТЫ
У ОЗЕРА ХАСАН И РЕКИ ХАЛХИН-ГОЛ (1938-1939 годы)

Неудачные действия Красной армии на Хасане побудили японцев устроить новую пробу сил в следующем году в районе Номонган у монгольской реки Халхин-Гол. Монгольско-китайская граница в районе реки Халхин-Гол до 1939 года ни разу не демаркировалась. Здесь была пустыня, ни для одной из сторон не представлявшая большого интереса. В начале мая 1939 года монгольские пограничные патрули перешли на восточный берег Халхин-Гола и продвинулись до местечка Номонган. По названию этого местечка, где произошли первые вооруженные столкновения, советско-японский конфликт 1939 года в Японии именуется «Номонганским инцидентом». В СССР же в ходу было словосочетание «события на реке Халхин-Гол».

Японских и маньчжурских войск на спорной территории сначала не было. После вторжения сюда монгольских пограничников командование Квантунской армии решило продвинуться к реке Халхин-Гол, чтобы удержать за собой оспариваемые земли. Жуков уже в 1950 году следующим образом оценил японские намерения на Халхин-Голе: «Думаю, что с их стороны это была серьезная разведка боем. Японцам важно было тогда прощупать, в состоянии ли мы с ними воевать». А в первой своей статье о Халхин-Голе, появившейся еще в 1940 году, он отметил, что плацдарм на Халхин-Голе должен бьи прикрыть будущую стратегическую магистраль: «По плану японского генштаба, через район Номун-Хан — Бурд-Обо должна была быть проложена железная дорога Халунь — Аршан — Ганьчжур, обеспечивающая питание войск, действующих против Монгольской Народной Республики и Забайкалья».

В перерастании мелких стычек пограничников в полномасштабный военный конфликт оказались заинтересованы прежде всего японцы. Они стремились установить границу по Халхин-Голу, чтобы прикрыть стратегическую железную дорогу. Однако далеко идущих планов оккупации, в случае успеха на Халхин-Голе, Монголии и советского Забайкалья, у Японии в тот момент не было. Операция на монгольской границе была организована по инициативе командования Квантунской армии. Штаб императорской армии в Токио в принципе был против отвлечения сил с основного фронта на юге, против Китая. Наступление на Халхин-Голе мыслилось как локальная акция, и военное руководство в японской столице сознательно устранилось от планирования и проведения операции.

Японские генералы рассчитывали, что из-за отдаленности района боев от железных дорог и жизненных центров СССР советская сторона не пойдет на дальнейшую эскалацию конфликта, а согласится принять японскую версию начертания монголо-маньчжурской границы. Но Сталин не собирался отступать перед японскими требованиями, хотя большой войны со Страной восходящего солнца в ту пору он тоже не хотел.

Наладить снабжение частей Красной армии в районе боев было очень тяжело, но эта задача была в конечном счете успешно разрешена. В статье 1940 года Жуков отмечал: «Наша ближайшая железнодорожная станция была отдалена от Халхин-Гола на 750 километров (грузооборот 1500 километров). Это действительно создавало огромные трудности в подвозе огнеприпасов, горючего, вооружения, снаряжения и средств питания. Даже дрова и те надо было доставлять не ближе, чем за 500 километров».

В начале июля японские войска переправились на западный берег Халхин-Гола и захватили плоскогорье Баин-Цаган. Они рассчитывали тем самым заставить советское командование отвести войска с плацдарма на восточном берегу. Жуков предпринял контратаку силами только что подошедшей танковой бригады. Она потеряла больше половины своих танков, но вынудила японцев оставить район Баин-Цаган и уйти на восточный берег.

Японские танки не шли ни в какое сравнение с советскими БТ. Так, легкий танк «Ха-го» вместо оптических приборов имел щели, не защищавшие от пуль, вместо радио его экипаж использовал переговорную трубу, по которой передавались команды от командира водителю. Командиру также приходилось выполнять функции наводчика и заряжающего. Из танка был плохой обзор, да и вооружение — 37 мм пушка и 2 7,7 мм пулемета — располагались неудачно, образуя большие «мертвые пространства». 12 мм лобовая броня защищала только от пуль, а пушка японского танка могла пробить 22 мм броню советского БТ-7 лишь с дистанции в 300 м, тогда как тот мог уверенно поджигать «Ха-го» с расстояния в 1000 м из своей 45 мм пушки. Японские танки предназначались для сопровождения пехоты, а не для борьбы с танками противника, и использовались рассредоточено. В борьбе с советской бронетехникой на Халхин-Голе у них не было никаких шансов на успех.

Однако и советское командование, по указанию заместителя наркома обороны Г.И. Кулика, отвело основные силы и артиллерию с плацдарма, где они подвергались интенсивному огневому воздействию противника. 12 июля 603-й полк, оставленный для охраны переправ, в панике бежал после легкого нажима японцев. Жукову удалось остановить бегущих и восстановить положение, а японцы не воспользовались благоприятной возможностью для захвата переправы.

Распоряжение Кулика было отменено наркомом Ворошиловым, и основные силы 1-й армейской группы, которой командовал Жуков, вернулись на восточный берег Халхин-Гола. Строго говоря, распоряжение Кулика было совершенно правильным. Раз в ближайшие недели Красная армия не собиралась наступать, незачем было держать на насквозь простреливаемом плацдарме значительное количество войск, да еще с артиллерией. В этих условиях они лишь несли ненужные потери от неприятельского огня. Опасаться же скорой и внезапной контратаки со стороны японской армии не было оснований. У японцев не было мобильных частей, а единственная танковая бригада после боев у горы Баин-Цаган вышла из строя. Да и вообще после поражения на западном берегу Халхин-Гола японским войскам требовалось время, чтобы привести себя в порядок и создать необходимые запасы снаряжения и боеприпасов. Подготовка к наступлению на плацдарм не прошла бы незамеченной для советской разведки, но и внезапная атака оставляла достаточно времени для переброски советских подкреплений на восточный берег.

Ведь даже паническое бегство красноармейцев 603-го полка, сформированного из малобоеспособных территориально-милиционных частей, японцы не смогли использовать в своих целях.

20 августа 1939 года началось решающее советское наступление на японские позиции на восточном берегу Халхин-Гола. Генерал Григоренко, бывший тогда майором, так охарактеризовал его ход и исход: «Первая армейская группа окружила находящиеся на монгольской территории части 6-й японской дивизии. В последующих боях эти части были полностью уничтожены. Японцы не сдавались, а прорваться не смогли. Во-первых, потому, что не имели приказа на отход с занимаемых позиций. Во-вторых, слишком велико было численное и техническое превосходство у нас. Но потери мы понесли огромные, прежде всего из-за неквалифицированности командования. Кроме того, сказывался характер Георгия Константиновича, который людей жалеть не умел. Я недолго пробыл у него в армии, но и за это время сумел заслужить его неприязнь своими докладами Штерну. Человек он жестокий и мстительный, поэтому в войну я серьезно опасался попасть под его начало».

Замысел наступления сводился к нанесению ударов с обоих флангов для окружения японской группировки. Расчет строился на внезапность сосредоточения советских войск и отсутствие у противника танковых и механизированных резервов для нанесения контрударов по атакующим. Советские клинья должны были сомкнуться в Номонгане (Номон-Хан-Бурд-Обо).

В 1940 году Жуков так описал последние бои на Халхин-Голе: «С 24 по 30 августа шла траншейная борьба, упорная борьба за каждый бархан. Это была целая эпопея. Возле каждой высоты наши войска встречали бешеное сопротивление. Генерал Камацубара обманывал окруженные части, предлагал им по радио и через голубиную почту держаться, обещая поддержку. Японцы, введенные в заблуждение своим командованием, упорно отбивались. Каждую высоту приходилось брать приступом. Наша тяжелая артиллерия уже не имела возможности вести огонь, так как железное кольцо наших войск все более и более замыкалось. Возникала опасность попадания в своих. Артиллеристы под огнем неприятеля выкатывали вперед пушки на открытые позиции и били по траншеям врага прямой наводкой, а затем пехотинцы со штыками и гранатами шли в атаку, врываясь в траншеи.

Замечательно действовала наша авиация. Она беспрерывно патрулировала в воздухе, не давая японским самолетам бомбить и штурмовать наши войска. Наши летчики делали по 6-8 вылетов в день. Они разгоняли резервы противника и штурмовали его окруженные части. Японские истребители терпели поражение за поражением…

К 30 августа в руках японцев оставался последний очаг сопротивления — сопка Ремизова. К этой сопке собрались остатки войск императорской армии. Японская артиллерия почти вся к этому времени была выведена из строя. Поэтому японцы вели главным образом минометный и пулеметный огонь. Наши части, охваченные величайшим воодушевлением, все сужали и сужали кольцо. 30 августа на сопке Ремизова заалели красные знамена».

По официальным данным, опубликованным только в 1993 году, советские и монгольские войска на Халхин-Голе в период с мая по сентябрь 1939 года потеряли убитыми 6831 человека, пропавшими без вести — 1143, ранеными — 15 251 и больными — 2225 человек. В японский плен попало 89 советских и 1 монгольский военнослужащий. Таким образом, общие советские и монгольские потери погибшими составили, с учетом примерно 1 тысячи умерших от ран, около 9 тысяч человек. Всего в боях участвовало около 5 тысяч монгольских и около 120 тысяч советских воинов.

Им противостояли 76 тысяч японцев и маньчжур. Сухопутные войска Японии и Маньчжоу-Го потеряли 8629 человек убитыми, 9087 ранеными и 2350 больными. Потери в личном составе японской авиации достигли, по одним данным, 141 убитого и 89 раненых, по другим — 116 убитых, 65 пропавших без вести и 19 раненых. Поскольку из плена вернулось лишь 2 японских летчика, общее число убитых в японских ВВС скорее всего составило 179 человек.

В сентябре 1942 года в Хайларе был открыт памятник японским и маньчжурским военнослужащим Квантунской армии, погибшим к тому времени в войне. Из 10 301 имени, выбитом на памятнике, 9471 — это те, кто пал во время Номонганского инцидента. Из этого числа следует вычесть потери убитыми сухопутных сил — 8629 человек и ВВС — 179 человек. Тогда общее количество умерших от ран и болезней составит приблизительно 663 человека.

В плен попало 160 японских и 44 маньчжурских солдат и офицеров. Общие же потери 6-й японской армии и поддерживавших ее авиационных частей убитыми, пленными, ранеными и больными достигли 20 264 человека (или 20 334, если принять более высокую цифру потерь ранеными в японской авиации). В 1201 пропавших без вести японцев вошли и так называемые «зомби». Некоторые военнослужащие испытали нервное потрясение от непрерывных артобстрелов и бомбардировок с воздуха и ушли в тыл. При этом они забыли свое имя, забыли, кто они и откуда. Позднее этих «зомби» включили в число убитых, хотя в действительности они со временем пришли в себя или были помещены в психиатрические лечебницы.

15 сентября 1939 года между сторонами было заключено перемирие. Советские войска на Халхин-Голе одержали победу, захватив почти всю спорную территорию и богатые трофеи. Отступая, 6-я армия оставила почти все свое тяжелое вооружение. Советские войска захватили 175 орудий, 115 станковых пулеметов, 225 ручных пулеметов и 12 тысяч винтовок. Однако по соотношению потерь в людях советскую сторону можно даже счесть проигравшей. Особенно если принять во внимание, что из-за недоучета в Красной армии безвозвратных потерь убитых в советских войсках на Халхин-Голе на самом деле могло быть не меньше, чем в рядах Квантунской армии.

Причины поражения японской армии на Халхин-Голе лежали в ее технической отсталости в сравнении с Красной армией. У японцев почти не было автотранспорта, а лошади были очень уязвимы. Например, в дивизии генерала Камацубары к началу боев было 2705 лошадей, из которых погибло или было ранено 2005, а еще 325 вышли из строя вследствие болезней. Таким образом, к концу боевых действий японцы почти не имели средств для доставки снабжения своим сражавшимся в Номонгане войскам. Жуков же не зря в мемуарах помянул добрым словом шоферов: «Чудо-богатыри шоферы делали практически невозможное. В условиях изнуряющей жары, иссушающих ветров кругооборот транспорта в 1300-1400 километров длился пять дней!»

Японская сторона значительно уступала советской не только в качестве, но и в количестве танков. К 1939 году Красная армия располагала примерно 17 тысячами танков, а годовое производство достигало 3 тысяч машин. В Японии же даже в 1940 году, когда были приняты меры по наращиванию производства, выпустили всего 573 танка. Единственный в японской армии танковый корпус, действовавший на Халхин-Голе, располагал всего 182 боевыми машинами и по силе примерно соответствовал советской танковой бригаде. Жуков же к началу августовского наступления имел в своем распоряжении 498 танков и 385 бронемашин. К тому же после неудачи 6 июля, когда японские танки были расстреляны советской артиллерией, командование Квантунской армии вывело свой танковый корпус с линии фронта и более не использовало его против Красной армии.

Важную роль сыграло превосходство советской авиации. Самолеты И-16 и И-153 («Чайка») по своим тактико-техническим данным не превосходили основные японские истребители той поры «Мицубиси» А5М и «Накадзима» Кі-27. Так, «Чайка» развивала максимальную скорость в 443 километра час, а «Накадзима» — 450 километров. И маневренность у этих самолетов была примерно одинаковая. Однако слабость японских ВВС заключалась в катастрофическом недостатке пилотов. За тридцать лет существования японской авиации, с 1909 по 1939 год, было подготовлено всего 1.700 летчиков. И это при том, что в 1936 году планировалось произвести 3.600 боевых самолетов. Даже потеря на Халхин-Голе 230 пилотов убитыми и ранеными создавали для японских ВВС критическую ситуацию. Да и по общему числу самолетов превосходство было на советской стороне. К началу августовского наступления Жуков располагал 515 самолетами, тогда как у японцев было не более 300 машин.

Окончательно конфликт на Халхин-Голе был урегулирован после долгих переговоров только в мае 1942 года, с заключением соглашения о демаркации границы в спорном районе. В тот момент СССР вел тяжелейшую борьбу с Германией, а Япония — с США и Британской империей. В столкновении друг с другом не была заинтересована ни одна из сторон. В результате граница в районе Халхин-Гола прошла по линии фактического контроля. Почти весь спорный район, включая Номонган, остался в составе Монголии. К Маньчжоу-Го отошли лишь небольшие районы к юго-востоку от Номонтана, захваченные в результате наступления японских войск, предпринятого в начале сентября 1939 года. В ходе переговоров японская сторона тщетно ссылалась на советскую трофейную карту, где граница была проведена по Халхин-Голу. Но здесь перевесило «право победителей». Ведь сражение у Халхин-Гола выиграла Красная армия, что не могла не признать японская сторона.

Видео

Халхин-Гол. Неизвестная война

Описание фильма

Страна: Россия. Жанр: исторический, документальный. Продолжительность: 00:43:04

Режиссер: Вадим Гасанов

Описание: В мае-сентябре 1939 г. на берегу маленькой реки Халха (Халхин-Гол, «гол» — по-монгольски «река») на восточном выступе Монголии полыхали боевые действия между частями Красной и Квантунской армий, усиленных, соответственно, монгольскими и баргутскими (баргуты — жители Внутренней Монголии, входившей в состав Маньчжоу-го) частями.

По советским официальным источникам, ко времени заключительной боевой операции 57-тысячной советской армии противостояла 75-тысячная, хорошо оснащенная японская. С каждой стороны были задействованы сотни самолетов, танков и орудий. И хотя дипломатические отношения между СССР и Японией не были разорваны, это была настоящая война с многочисленными для обеих сторон потерями.

В фильме использовано большое количество хроники, а также комментарии ветеранов-участников тех событий и историков.

По материалам портала «Великие войны в истории России»