Воздушные сражения на кубани

БИТВА ЗА КУБАНЬ И «ГОЛУБУЮ ЛИНИЮ» (ВЕСНА-ЛЕТО 1943 г.)

Весной 1943 года на северо-кавказском участке фронта части вермахта перешли к обороне. Поддерживали их соединения 4-го Воздушного флота. На аэродромах Крыма и Таманского полуострова сосредоточилось до 1000 самолетов, в том числе 250 истребителей.

Противостояла им авиация Северо-Кавказского фронта, в состав которой в начале апреля входили 4-я воздушная армия, располагавшая 250 самолетами (командующий — генерал-майор Н.Ф. Науменко), 5-я воздушная армия, насчитывавшая 200 самолетов (командующий — генерал-лейтенант С.К. Горюнов), 70 самолетов авиагруппы ВВС Черноморского флота (командующий — генерал В.В. Ермаченков), а также 60 самолетов группы авиации дальнего действия. Всего около 600 самолетов.

В целях обеспечения надежного и централизованного управления боевыми действиями двух воздушных армий в начале апреля был создан штаб ВВС Северо-Кавказского фронта во главе с генералом К.А. Вершининым. Общее руководство и координацию действий авиации Северо-Кавказского и соседних Южного и Юго-Западного фронтов осуществлял представитель Ставки, командующий ВВС Красной Армии маршал авиации А.А. Новиков.

Особенно ожесточенные воздушные сражения развернулись за укрепленный район, названный «Голубая линия». Напряженность боев с каждым днем возрастала, особенно после высадки морских десантов в районе Новороссийска. Причем противнику удалось создать превосходство в силах и захватить господство в воздухе.

В связи с этим Ставка ВГК приняла решение сначала усилить авиационную группировку на Кубани.

По указанию Верховного Главнокомандования из резерва Ставки ВГК на Северо-Кавказский фронт срочно были перебазированы три авиационных корпуса РГК (2-й бомбардировочный, 2-й смешанный и 3-й истребительный) и одна отдельная истребительная авиационная дивизия. К 20 апреля из состава этих корпусов прибыли 300 самолетов, еще около 200 несколько позже. Таким образом, численность ВВС фронта вместе с авиационной группой Черноморского флота, группой авиации дальнего действия и прибывшими основными силами авиакорпусов РГК составила 900 боевых самолетов. Из них во фронтовой авиации — до 800 самолетов, из них 270 истребителей.

Прибывшие на Северо-Кавказский фронт представитель Ставки ВГК Маршал Советского Союза Г.К. Жуков и командующий ВВС маршал авиации А.А. Новиков утвердили план авиационного наступления военно-воздушных сил фронта с приданными авиационными корпусами РГК. Планом предусматривались завоевание оперативного господства в воздухе и оказание максимальной поддержки сухопутным войскам. Решительные цели сторон в операциях на суше и связанное с ними сосредоточение больших масс авиации для действий в ограниченном районе, по существу, и определили характер развернувшейся борьбы в воздухе, которая вылилась в крупные воздушные сражения.

В течение трех дней — с 17 по 19 апреля — в районе Мысхако воздушные бои проходили с переменным успехом. Советские летчики наносили вражеской авиации значительные потери, снижая эффективность ее ударов, но воспретить эти удары при ощущавшемся недостатке сил не могли. Боевые действия авиации в районе Мысхако достигли наивысшего напряжения 20 апреля. Тогда, подтянув резервы, противник изготовился для генеральной атаки, чтобы рассечь плацдарм на две изолированные части, а затем уничтожить высадившийся десант.

В этот день впервые была введена в бой часть сил прибывших авиакорпусов РГК, что позволило нанести два массированных удара по боевым порядкам пехоты и артиллерии противника перед фронтом десантной группы. После этих ударов противник приостановил свое наступление. Важнейшая задача, поставленная перед авиацией, — воспретить организованные удары бомбардировщиков по боевым порядкам десантных войск, была выполнена. Это отмечал в своем приказе Военный совет Северо-Кавказского фронта: «День 20 апреля был кульминационным моментом боев на фронте десантной группы… В течение трех дней над участком десантной группы происходили непрерывные воздушные бои, в результате которых авиация противника, понеся исключительные потери, вынуждена была уйти с поля боя. Этим определилась и дальнейшая наземная обстановка».

В последующие дни, 21—23 апреля, мощь ударов советской авиации еще более возросла. Ввод в действие сил трех авиакорпусов РГК позволил изменить общее соотношение сил авиации в районе Мысхако в нашу пользу. Боевые действия нашей авиации по поддержке десантной группы интересны тем, что здесь, в ограниченном районе, действовали силы двух воздушных армий и ВВС Черноморского флота. В связи с этим большое внимание уделялось организации взаимодействия между армиями, видами и родами авиации, появилась необходимость организации управления истребительными авиационными частями обеих воздушных армий с одного командного пункта. В базировании авиации у противника имелись преимущества. В Крыму и южных районах Украины он располагал достаточным количеством хороших полосных аэродромов. В то же время наша авиация на Кубани испытывала недостаток в таких аэродромах, грунтовые же аэродромы из-за весенней распутицы были недоступны.

На вооружении советских авиационных частей в то время находилось уже значительное количество современных самолетов. Так, все прибывшие из резерва Ставки авиационные соединения были вооружены истребителями Як-1, Як-7, Ла-5, штурмовиками Ил-2 и бомбардировщиками Пе-2. Кроме того, стоит отметить появление на Кубани в массовом количестве американских Р-39 «Аэрокобра».

После успешного выполнения задачи по срыву немецкого наступления в районе Мысхако авиация Северо-Кавказского фронта стала усиленно готовиться к боям в районе станицы Крымская. Экономя силы, истребители небольшими группами прикрывали войска 56-й армии, а бомбардировщики наносили удары по вражеским аэродромам. Управление 5-й воздушной армии, передав 4-й воздушной армии подчиненные боевые части (265 самолетов) с 24 по 30 апреля, согласно директиве командующего ВВС Красной Армии, убыло в район Курской дуги на Степной фронт. Необходимость в дальнейшем существовании штаба ВВС фронта, предназначенного для обеспечения управления двумя воздушными армиями, отпала, и он был расформирован, а К.А. Вершинин вступил в командование 4-й армией.

Активность авиации противника в районе станицы Крымская резко возросла накануне перехода 56-й армии в наступление. С утра 28 апреля немецкие бомбардировщики группами по 10—15 самолетов пытались сбросить бомбы на боевые порядки наших войск. За день противник совершил 850 налетов. Советские истребители для отражения воздушного противника произвели 310 вылетов и сбили в воздушных боях 25 вражеских самолетов, потеряв 18 своих. С этого дня над станицей Крымская началось воздушное сражение, которое с небольшими перерывами продолжалось несколько недель.

29 апреля 1943 года потери противника составили 74 самолета, сбитых в воздушных боях, и 7 самолетов — от огня зенитной артиллерии. В последующие дни напряжение борьбы еще более возросло: над относительно узким участком фронта в 25—30 км в день происходило до 40 воздушных боев, в каждом из которых с обеих сторон участвовало по 50—80 самолетов.

Так, за 12 дней, с 29 апреля по 10 мая, только в результате воздушных боев противник, по советским данным (по всей видимости, завышенным), потерял 368 самолетов. В итоге советская авиация полностью захватила инициативу в воздухе. Тесно взаимодействуя с сухопутными войсками, она надежно прикрыла их с воздуха и оказала эффективную поддержку в прорыве сильно укрепленного вражеского оборонительного рубежа.

В борьбе с немецкой авиацией советские истребители действовали наступательно и с большим мастерством, их успеху способствовало также четко организованное управление по радио с земли. Для наведения истребителей и управления ими в воздушных боях у линии фронта были развернуты пять радиостанций в районе станицы Абинская. Одна из них — главная радиостанция наведения — находилась в 4 км от линии фронта и, по сути, являлась командным пунктом управления всей истребительной авиацией 4-й воздушной армии.

С первого дня операции 56-й армии и затем в наиболее ответственные ее дни советская авиация совершала вылетов в два раза больше, чем авиация противника. Всего с 29 апреля по 10 мая 4-я воздушная армия, ВВС Черноморского флота и авиации дальнего действия произвели около 10 тысяч вылетов, уничтожив 368 самолетов врага, то есть более трети его первоначальной авиационной группировки. В среднем противник каждые сутки терял 9 бомбардировщиков и 17 истребителей.

Около двух месяцев продолжалось на Кубани одно из крупнейших воздушных сражений Второй мировой войны. За период с 17 апреля по 7 июня 1943 года фронтовой авиацией и авиацией Черноморского флота было произведено около 35 тысяч вылетов.

В июне наступил перелом — к 7 июня советское наступление фактически захлебнулось. Противник, удержав оборону на «Голубой линии», перестал тратить усилия на враз ставший второстепенным участок фронта. И как результат, наиболее боеспособные части люфтваффе стали перебрасываться на направление «главного удара» — под Курск. С этого момента изменился и характер противостояния на Кубани — немногочисленные немецкие истребители перешли к тактике «свободной охоты».

В целом результаты действий советских истребительных полков на Кубани за март — июль 1943 года выглядят следующим образом:

* Одна победа 02.08.43.

** Данные, возможно, неполные.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

«Мессершмитты» над Кубанью

Олег Каминский

1 2 3

Весной 1943 г. в районе Кубани произошло знаменитое воздушное сражение. Считается, что ВВС РККА одержали в нем победу, которая изменила дальнейший ход борьбы за стратегическое господство в воздухе. Подводя итог действиям авиации на Кубани. Военный совет Северо-Кавказского фронта в своем приказе от 21 июня 1943 г. отмечал: «В результате воздушных сражений победа, бесспорно, осталась на нашей стороне. Противник не добился своей цели. Наша авиация не только успешно противодействовала врагу, но одновременно вынудила немцев прекратить воздушные бои и убрать свою авиацию». Отмечалось также, что в этих сражениях люфтваффе понесли тяжелые потери, лишаясь в среднем каждые сутки 9 бомбардировщиков и 17 истребителей. Иными словами, бои над Кубанью велись в основном между истребителями, и «сталинские соколы» самоотверженно стремились доказать, что они не только ни в чем не уступают асам люфтваффе, но и превосходят их. А как оценивали немцы бои над Кубанью? Чтобы выяснить это, придется с помощью германских архивных данных вернуться более чем на 60 лет назад. Основным источником, позволившим понять взгляд на кубанское сражение со стороны люфтваффе, стали документы из «Бундесархива» (Bundesarchiv/ Militerarchiv Freiburg: Gen. Qu. Mstr. 6. Abt.; «Flugzeugverluste und Unfalle bei fliegenden Verbande» (3.4.-2.7.1943) RL 2 III/ 1188-1190). К сожалению, поработать с фондами ЦАМО России не удалось, поэтому использовались сведения из различных исследований, в т.ч. таких трудов, как «Советские Военно-воздушные силы в Великой Отечественной войне 1941-1945», Москва, 1968: Кожевников М.М., «Командование и штаб ВВС Советской Армии в Великой Отечественной войне», Москва. 1977; «Войска ПВО страны в Великой Отечественной войне 1941-1945», Москва, 1981; а также мемуарной литературы.

Со стороны люфтваффе в боевых действиях на Кубани принимали участие эскадры и группы 1-го авиационного корпуса (командир — генерал-лейтенант Понтер Кортен). В его состав входили 2 истребительные эскадры — JG3 «Udet» и JG52. Командовали ими опытнейшие командиры оберет Вольф-Дитрих Вильке и м-р Дитрих Храбак. JG3 представляли на Кубани две группы — II./ JG3 (м-р Курт Брэндле) и III./ JG3 (м-р Вольфганг Эвальд), а эскадра JG52 состояла из трех групп — I./JG52 (м-р Хельмут Беннеманн), II./ JG52 (гауптман Хельмут Кюле) и III./ JG52 (гауптман Хубертус фон Бонин). Кроме того, вместе с немецкими частями действовали отряд словаков 13.(Slow.)/ JG52 (м-р Ондрей Думбала) и отряд хорватов 15.(Kroat.)/ JG52(6oйник * Франьо Джиал). Все эти авиационные подразделения были оснащены истребителями Messerschmitt Bf 109 новейших модификаций G-2 и G-4 с сильным вооружением (одна 20-мм пушка MG 151/20 со 150 снарядами и два 13-мм пулемета MG 131с 300 патронами каждый). Количество истребителей доходило до 180 единиц. Базировались они на аэродромах Анапа, Гостагаевская, Керчь и Тамань.

В мемуарах советских летчиков часто упоминается некая группа асов, переброшенная из ПВО Берлина, которая летала на истребителях Fw 190. Действительно, из Анапы действовала одна группа Fw 190 А-5, но это были штурмовики, входившие в состав II./Sch.G.1. Ее основной задачей было не ведение воздушных боев, а действия по наземным целям. На Кубани летчикам группы засчитали всего одну воздушную победу, и в этой статье результаты ее действий не рассматриваются.

В состав советского Северо-Кавказского фронта в то время входили 4-я воздушная армия (генерал-майор Н.Ф. Науменко) и 5-я воздушная армия (генерал-лейтенантС.К. Горюнов). Они располагали 216-й смешанной (фактически истребительной) авиадивизией (генерал-майор А.В. Борман, затем п-к И.М. Дзусов) и 236-й истребительной авиадивизией (п-к В.Я. Кудряшов). 216-я САД включала 16-й и 42-й гвардейские полки, 45-й и 298-й ИАП, 236-я дивизия — 267-й, 611-й и 975-й полки. В боях над Кубанью эпизодически участвовали также некоторые истребительные части ВВС Черноморского флота, такие, как 6-й и 11-й гвардейские полки (м-р М.В. Авдеев и ггадп-к И.С. Любимов), 7-й и 9-й ИАП (м-ры К.Д. Денисов и А.Д. Джапаридзе). Частично в районе Кубани вела бои и 105-я истребительная авиадивизия ПВО (п-к Л.Г. Рыбкин), прикрывавшая мосты и переправы через реку Кубань у Краснодара. В распоряжении советских летчиков находились самые разные самолеты отечественного и иностранного производства. Так, 216-я САД располагала Як-1, Bell Р-39 Airacobra и Curtiss P-40 Kittyhawk, 105-я ИАД — Як-1, а 236-я — ЛаГГ-3. Оставалось также небольшое количество устаревших МиГ-3, И-16, И-153. Думается, такое разнообразие типов истребителей создавало определенные затруднения в их использовании и не лучшим образом сказывалось на тактическом взаимодействии летчиков. Зато советская сторона обладала значительным численным превосходством — к 17 апреля на Кубани было сосредоточено более 300 истребителей.

Из всего сражения над Кубанью в качестве примера можно выделить наиболее напряженные четыре дня боев: 17, 20 и 29 апреля, а также 26 мая, 17 апреля немцы попытались ликвидировать советские десантные части на плацдарме в районе Мысхако, при этом люфтваффе совершили более 1000 боевых вылетов. Истребители Северо-Кавказского фронта активно противодействовали налетам, и в советских источниках утверждается, что они сбили 16 самолетов противника, в том числе 12 истребителей. Интересно, что все победы одержали пилоты двух полков, вооруженных «Аэрокобрами». Три «Мессершмитта» засчитали группе 298-го ИАП во главе со ст. л-том И.Г. Ерошкиным, по два Bf 109 — гвардейцам 16-го полка ст. л-ту В.И. Фадееву и сержанту И.Ф. Савину, по одному — летчикам той же части ст. л-ту ГА. Речкало-ву, л-там М.И. Сутырину, А.И. Труду, мл. л-ту В. Бережному, а также летчику 298-го ИАП л-ту М.С. Лиховиду. Кроме того, летчики доложили, что пилот одного «Мессершмитта», атакуя сержанта В.А. Александрова из 298-го полка, не справился с управлением и врезался в скалу.

Однако документальные данные немцев разительно отличаются от этих сведений, и получается, что в тот день лишь один Bf 109G-2 (W/n 13763) из II./JG3 был подбит в воздушном бою и при неудачной посадке в Анапе поврежден на 40% **. На том же аэродроме получил повреждения (30%) из-за отказа мотора Bf 109G-4 (W/n 19235) из II./ JG52. В то же время, немецкие летчики заявили, что сбили 30 советских самолетов, из них 28 истребителей. Наиболее отличились пилоты II./ JG3, на счету которых 14 истребителей (9 ЛаГГ-3. 2 Як-1, 1 И-16, 1 И-153 и 1 «Аэрокобра»). Летчикам III./ JG3 засчитали 2 штурмовика Ил-2. На боевой счет I./ JG52 записали 11 истребителей (7 ЛаГГ-3 и 4 «Аэрокобры»), II./ JG52 — два ЛаГГ-3, a III./ JG52 — лишь один «Киттихаук». К сожалению, в известных отечественных источниках не указаны общие потери советской авиации, понесенные в тот день. Есть только информация об утратах двух полков — 16-го гвардейского и 611-го ИАП, которые лишились двух «Аэрокобр» и одного «ЛаГГа». Погибли мл. л-т В. Бережной, ст. сержант Н.Д. Барщевский и сержант Сапуров.

Вскоре советскому командованию стало ясно, что без завоевания господства в воздухе трудно рассчитывать на успех дальнейшего наступления войск фронта, и авиагруппировку на Кубани решили усилить. 18 апреля из резерва Ставки прибыл 2-й смешанный авиакорпус (генерал-майор И.Т. Еременко), в составе которого находилась 201-я ИАД (генерал-майор А.П. Жуков), состоявшая из трех полков (13-й, 236-й и 437-й) и вооруженная новыми истребителями Ла-5. На следующий день начал боевые действия на Кубани 3-й истребительный авиакорпус (генерал-майор Е.Я. Савицкий), оснащенный Як-1. Он состоял из 265-й дивизии п-ка П.Т. Коробкова (12-й, 402-й и 812-й полки), а также 278-й дивизии п-ка В.Т. Лисина (15-й, 43-й и 274-й полки). 20 апреля прибыла вооруженная «Яками» 287-я ИАД, которой командовал п-к СП. Данилов (4-й, 148-й и 293-й полки). В общей сложности в этих четырех дивизиях насчитывалось не менее 360 истребителей, что позволило добиться подавляющего количественного превосходства над противником.

20 апреля немцы вновь предприняли мощное наступление против защитников «Малой земли». Не только на земле, но и в воздухе разгорелись ожесточенные бои, которые шли с раннего утра и до позднего вечера. Советские летчики докладывали о многочисленных воздушных победах. Например, гвардейцы 16-го полка совместно с летчиками 45-го ИАП сбили в одном бою сразу десять Bf 109. Два из них записали на счет мл. л-та Д. Сапунова, по одному — к-на А.И. Покрышкина, ст. л-тов Д.Б. Глинки, Н.М. Искрина, В.И. Фадеева, л-та А.И. Труда, мл. л-та Н. Мочалова. сержантов Н.Д. Кудри и Малина. Летчики 812-го ИАП доложили о четырех уничтоженных «мессерах», в том числе, два истребителя сбил к-н И.Д. Батычко, по одному — старшины A.M. Машенкин и И.В. Федоров. Несколько побед засчитали стрелкам Ил-2 сержанту Ягину из 190-го полка, старшему краснофлотцу В.И. Кузнецову из 47-го полка ВВС ЧФ и др. Всего, по докладам советских летчиков, 20 апреля было сбито 50 самолетов люфтваффе, из них более 30 истребителей.

Однако в немецких документах значатся всего три «Мессершмипа». потерянные в тот день в воздушных боях. Л-т Адольф фон Гордон из III./ JG3, пилотировавший Bf 109G-4 (W/n 14946), был убит в бою со штурмовиками Ил-2 в районе Новороссийска. Из другой схватки не вернулся самолет W/n 14955 той же группы. Погиб также фельдфебель Йоханн Гляйсснер из II./JG52, который на Bf 109G-4(W/n 14309) столкнулся с обломками сбитого им советского «Киттихаука» в районе Кабардинки. (Этот летчик имел 37 побед и был посмертно награжден Германским крестом в золоте). Кроме того, Bf 109G-2 (W/n 13884) из II./ JG3 был поврежден на 50% в Анапе при бомбардировке, а другой такой же самолет (W/n 14842) из III./ JG3 перевернулся при посадке на аэродром Тамань и получил 80-процентные повреждения.

Несоответствия между «успехами» советских летчиков и потерями истребителей противника продолжались и в дальнейшем. Так, 21 апреля поступили доклады об уничтожении в воздушных боях около тридцати «Мессершмиттов». Немцы же посчитали, что в тот день с задания не вернулся всего один Bf 109 (W/n 10334), а еще два Bf 109 (W/n 14966 и 14801) были повреждены на 50% и 25% соответственно. 24 апреля в одном из боев летчики 13-го и 437-го ИАП записали в свой актив сразу 10 «мессеров», а еще один пошел в зачет стрелку Ил-2 из 190-го штурмового полка. Кроме того, летчики наблюдали столкновение двух «Мессершмиттов», которые «разлетелись на части». Поразительно, но в немецких документах вообще нет сведений о потерях, понесенных в тот день в воздухе, и значится лишь один Bf 109 (W/n 14719), поврежденный на 35% во время руления по аэродрому Гостагаевская. Аналогично выглядит сопоставление данных от 28 апреля, когда «сталинским соколам» засчитали 25 вражеских самолетов, из них — половину «мессеров», а немцы не зафиксировали ни одного потерянного Bf 109. И таких примеров можно привести множество.

* Майор.

** По немецкой классификации, самолеты, поврежденные на 60% и более, подлежали списанию, остальные — ремонту. (Прим. ред.)

Кубань-43. Битва за небо

15 апреля 1943 года над Кубанью началось невиданное по размаху и ожесточённости воздушное сражение советской и германской авиации за стратегическое господство в воздухе. Впервые с начала войны советским ВВС, укомплектованным новейшей авиационной техникой и опытным летным составом, удалось решить столь грандиозную задачу.

Авиацию подняли в помощь своим наземным войскам

К весне 1943 года Красная армия, разгромив в Сталинграде 6-ю полевую армию фельдмаршала Паулюса, перешла к решению еще более масштабной задачи – силами Южного и Северо-Кавказского фронтов планировалось окружить и разгромить всю группу армий «А», не допустив ее отступления с Кавказа.

Германское командование отвело 1-ю танковую армию к Ростову-на-Дону, а 17-ю пехотную — в район Кубани. На подступах к Таманскому полуострову был создан мощный оборонительный рубеж, который вошел в советскую историографию под названием «Голубая линия», а в немецкую –как «Голова гота».

Высадка десанта. Малая земля 1943 год

4 февраля южнее Новороссийска советский морской десант захватил небольшой плацдарм, получивший название «Малая земля». А 12 февраля был освобожден Краснодар. Части Северо-Кавказского фронта даже прорвали первую линию немецкой обороны, продвинувшись на 50-60 километров западнее города. Но ликвидировать кубанскую группировку вермахта с ходу не удалось.

К апрелю 1943 года активные боевые действия с обеих сторон практически прекратились. Противники готовились: немцы — к контрнаступлению на Кавказ, используя Таманский полуостров как трамплин, Красная армия – к решению поставленной Ставкой задачи — очистить от врага все черноморское побережье до наступления летней кампании.

Однако в условиях позиционного тупика обе стороны возлагали основные надежды на авиацию, которая должна была, подобно консервному ножу, вскрыть оборону противника.

Прологом к успеху советских ВВС стала победа в битве за Сталинград

К этому времени советские ВВС окончательно пришли в себя после разгрома 1941-го и отчасти 1942 годов. К концу Сталинградской битвы им удалось добиться превосходства в воздухе в районе Кавказа и в нижнем течении Волги. Наши летчики и зенитчики сбили – по разным оценкам – от 2720 до почти 3000 германских самолетов всех типов, потеряв при этом всего 1950 своих машин, иными словами, почти в полтора раз меньше.

Мощно заявила о себе авиация дальнего действия, которая в марте 1942-го была выведена из состава ВВС и с тех пор напрямую подчинялась верховному главнокомандующему, то есть, Сталину. За год она доказала, что ей нет равных в совершении ночных ударов по железнодорожным путям и вокзалам, вражеским аэродромам и городам.

Кладбище немецких самолетов под Сталинградом

Качественно изменилась и тактика фронтовой авиации. Если в разгар битвы на Волге пикирующие бомбардировщики Пе-2 брали числом, неся при этом большие потери, то начав действовать небольшими группами и поодиночке с малых высот, они резко повысили результативность и снизили потери.

Одновременно с этим экипажи штурмовиков Ил-2 стали специально обучаться приемам оборонительного воздушного боя, а выходить из него победителями им теперь помогало то, что немецкие истребители начали сбивать не только из пушек и пулеметов, но и с помощью реактивных ракет.

В авиационные соединения, которые с 1942 года стали объединяться в воздушные армии, активно поступала новая техника – как советская (например, Ла-5), так и американская лендлизовская («Аэрокобра», «Дуглас», «Бостон»). Наши летчики были готовы к новым схваткам с люфтваффе. Тем более что враг был прежний.

Фельдмаршал против генерала: поединок воздушных флотоводцев

С немецкой стороны в боях за Кубань участвовал 4-й воздушный флот, в который входили три авиационных корпуса и один зенитный. В составе авиагрупп были и союзники нацистской Германии – по одной истребительной эскадрилье от Румынии, Хорватии и Словении: всего примерно 600 самолетов.

Командовал соединением фельдмаршал Вольфрам фон Рихтгофен, двоюродный брат лучшего немецкого аса Первой мировой войны Манфреда фон Рихтгофена. К тому времени на счету Вольфрама были война в Испании, военная кампания во Франции, воздушная битва за Англию, наступление на Ленинград и Москву, штурм Севастополя и Сталинградская битва. Он считался одним из лучших командиров люфтваффе.

Фельдмаршал Вольфрам фон Рихтгофен

С советской стороны к началу воздушного сражения над Кубанью авиация Северо-Кавказского фронта насчитывала две армии – 4-ю и 5-ю и имела в оперативном подчинении ВВС Черноморского флота: всего примерно 500 истребителей, бомбардировщиков и штурмовиков.

Возглавлял соединения участник гражданской войны генерал Константин Вершинин. В 1941 году, будучи командующим ВВС Южного фронта, в условиях господства германской авиации он умело и решительно руководил авиаполками при обороне Донбасса и Ростова, добиваясь решающего превосходства в воздухе в нужном месте. В 1942 году участвовал во всех важных операциях на южном участке советско-германского фронта, в том числе, в битве за Кавказ.

Вершинин был достойным противником фон Рихтгофена. Во время боев над Кубанью он активно внедрял постоянное дежурство авианаводчиков на переднем крае наземных войск, вместо отдельных эскадрилий (как это было принято раньше) вводил в бой одновременно по пять и более истребительных полков, приучал летчиков к обмену успешным боевым опытом на армейских конференциях.

Над Кубанью произошло не одно, а три крупных сражения

Первое произошло в небе над Новороссийском. 15 апреля немцы нанесли удар, пытаясь ликвидировать «Малую землю» и сбросить наших моряков в Черное море. Сухопутное наступление они активно поддерживали с воздуха: крошечный плацдарм размером в 30 квадратных километров они «утюжили» пикирующими и горизонтальными бомбардировщиками. Однако за два дня продвинуться немецкой пехоте удалось всего на километр.

А вот в воздухе поначалу соотношение сил было не в пользу советской авиации (300 наших бомбардировщиков и истребителей против 650 немецких). При этом немецкие аэродромы располагались в 40-50 километрах от Новороссийска, а советские – под Краснодаром, километрах в 150-200 от места сражения. Всё это позволило люфтваффе захватить инициативу.

В ответ советская Ставка Верховного главнокомандования начала экстренно перебрасывать на Кубань свежие соединения, в частности, три воздушных корпуса ВВС – истребительный, бомбардировочный и смешанного состава, плюс один корпус из состава АДД. Всего примерно 500 самолетов.

Свежие резервы позволили Вершинину переломить ситуацию и к 21-23 апреля добиться превосходства над Рихтгофеном в районе «Малой земли», резко сократив налеты немецких пикировщиков и совершенно затормозив продвижение вермахта.

28 апреля эпицентр воздушных боев переместился в район станицы Крымская – крупного узла обороны «Голубой линии». Здесь планировалось наступление войск советского Северо-Кавказского фронта, которое Рихтгофен пытался остановить с помощью авиаударов. В течение 29 апреля в небе шли ожесточенные схватки истребителей и истребителей с бомбардировщиками. В итоге оперативная инициатива перешла в руки советских летчиков.

Жители станицы Крымская с цветами встречают советских солдат-освободителей, май 1943

После этого ударные виды авиации Северо-Кавказского фронта принялись наносить мощные удары по сухопутным частям противника. Вплоть до 10 мая на узком участке фронта — в 30 квадратных километров – ежедневно происходило до 40 воздушных боев, в которых с обеих сторон одновременно участвовало до 80 самолётов. В результате 5 мая 1943 года после многодневных боев Крымская была освобождена.

И наконец, третье сражение. В нем авиация должна была помочь окончательно прорвать «Голубую линию». 26 мая под прикрытием густой дымовой завесы, поставленной нашими штурмовиками, началось наступление наших войск на главную полосу нацистской обороны, состоящую, в первую очередь, из укрепленных станиц Киевской и Молдаванской. Передний край противника активно обрабатывали сразу 338 наших самолетов, что позволило советской пехоте прорвать хорошо укрепленную оборону противника сразу на глубину до пяти километров.

Однако немцы тут же подняли в воздух весь 4-й воздушный флот, перехватив инициативу в воздухе. Германские истребители связали советские боем, пока бомбардировщики волна за волной шли на нашу пехоту. На следующий день всё повторилось.

И тогда Вершинин, и заместитель наркома обороны СССР по авиации генерал Александр Новиков потребовали от командиров истребительных полков уничтожать бомбардировщики люфтваффе до подхода к линии фронта. С этого момента почти все фронтовые истребители освобождались от обычной задачи — сопровождения ударной авиации, — теперь из них, на немецкий манер, формировались группы «свободных охотников».

Экипажам штурмовиков и бомбардировщиков приказывали сбивать как можно больше вражеских истребителей. Для снижения активности противника в воздухе, по немецким аэродромам были усилены ночные авиаудары корпуса АДД.

Бои над «Голубой линией» шли до 7 июня 1943 года.

Над Кубанью взошла звезда Покрышкина

В прямом смысле слова — первая (из трех) золотая звезда Героя Советского Союза была присуждена Александру Покрышкину 24 апреля 1943 года. Против матерых немецких асов Рихтгофена он применил ряд тактических новинок, таких как «скоростные качели» или «кубанская этажерка» (ступенчатое, эшелонированное в высоту построение группы самолетов).

Герой Советского Союза летчик Александр Покрышкин. Фото Аркадия Шайхета. Дата съемки — 1943–1944

Активная наступательная тактика воздушного боя («высота — скорость — маневр — огонь!») позволила ему добиться выдающихся результатов. В боях над Кубанью он сбил 24 истребителя и бомбардировщика. Причем всегда брал на себя самую трудную задачу – уничтожить ведущий самолет противника, чтобы деморализовать остальных и сорвать атаку.

Григорий Речкалов

Под стать ему были и его однополчане. Так, Григорий Речкалов сбил над Кубанью 17 немецких самолетов, причем три из них в одном бою 4 мая (все «мессершмитты»), удостоившись 24 мая 1943-го звания Героя Советского Союза.

Неуспех на земле: как общая судьба сражения повлияла на отношение историков

В отличие от воздушных боев над Курской дугой, не менее масштабное столкновение немецкой и советской авиации на Кубани не было прославлено советской исторической школой. Причина проста: задачи, поставленные наземным силам, решению которых должна была содействовать авиация, под Курском решены были, а на Кубани — нет.

Да, немцам не удалось уничтожить советский плацдарм на «Малой земле», а германские войска потеснили в районе Крымской. Но сделать главное – прорвать «Голубую линию» не удалось. Наши войска добились этого только спустя почти полгода, 9 октября 1943 года. Иными словами, советской авиации не удалось стать «консервным ножом» для своих сухопутных войск.

Однако, и высшее командование, и сами летчики в полной мере оценили значение воздушной битвы над Кубанью. ВВС получили огромный опыт, освоили новые модели боевых машин, опробовали важные тактические новинки.

По воспоминаниям советского аса, будущего трижды Героя Советского Союза Ивана Кожедуба, они с товарищами перенимали приемы Покрышкина и его однополчан. Впереди была Курская битва, в которой победа будет достигнута и в небе, и на земле.

Воздушное сражение над Кубанью

7 июня 1943 года завершилось воздушное сражение над Кубанью, обозначившее коренной перелом в воздушной войне.


В апреле – июне 1943 года произошли Воздушные сражения над Кубанью, по результатам которых наша авиация захватила господство в воздухе на большинстве участков советско-германского фронта. После сокрушительного разгрома в Сталинградской битве немецкие войска группы армий «А» и «Дон» отошли к Ростову, а частично закрепились на Таманском полуострове. Удерживая Тамань, немцы прикрывали подступы к Крыму и обеспечивали себе использование морских коммуникаций, ограничивая действия советского флота. Весной 1943 года тяжелые бои завязались в районе Новороссийска, однако части Северо-Кавказского фронта натолкнулись здесь на прочную оборону противника. Почти все населенные пункты и высоты горной местности были превращены в опорные пункты и узлы сопротивления. Глубокоэшелонированная оборонительная немецкая «Голубая линия» на Таманском полуострове простиралась от Азовского до Черного морей. Лишь путем морской десантной операции советским войскам удалось захватить на Тамани Малую землю – небольшой плацдарм в районе Мысхако, который и послужил причиной первых крупных воздушных сражений в небе Кубани.
Кубанские бои в воздухе характеризовались тем, что обе противостоящие стороны впервые встретились здесь на равных условиях. Никто не имел решающего превосходства в тактике действий и организации авиации, а также в качестве авиационной техники. На вооружение советских ВВС в большом количестве стали поступать новые истребители Як-7Б и Ла-5, а лётные данные Як-1 и ЛаГГ-3 были существенно улучшены за счет дальнейшего облегчения конструкции и установки более мощного форсированного двигателя М-105ПФ.
Немцы активизировались на Тамани в апреле 1943 года, пытаясь силами одной только 17-й армии ликвидировать плацдарм Мысхако и сковать соединения войск Северо-Кавказского фронта, чтобы не допустить их переброску в район Курска в преддверии операции «Цитадель». Основная роль в сражениях отводилась Люфтваффе, которые должны были сорвать наступление противника и смешать с землей его передовые позиции. Для этой цели на аэродромах Крыма и Таманского полуострова было сосредоточено до 1000 самолетов 4-го воздушного флота (около 38% всей немецкой авиации Восточного фронта). В числе 580 бомбардировщиков находились шесть авиагрупп пикировщиков Ju-87 под командованием полковника Э. Купфера. Истребительные части лучших немецких эскадр (JG3, JG51, JG52, JG54) насчитывали 250 истребителей, в том числе некоторое количество самолетов Фокке-Вульф FW.190.
ВВС Северо-Кавказского фронта под командованием генерала Вершинина имели в своем составе 4-ю и 5-ю воздушные армии. Всего — около 600 боевых машин. Однако действия советских самолетов сильно осложнили полевые аэродромы, раскисавшие во время дождей. Бетонные взлетно-посадочные полосы немецких стационарных авиабаз позволяли избежать этой проблемы.
Большие силы авиации противников, сконцентрированные в ограниченном районе, и предопределили накал воздушных боев, развернувшихся в крупнейшие воздушные сражения Великой Отечественной войны. Они проходили в три этапа. Первый этап воздушных сражений проходил в период с 17 по 24 апреля 1943 года, когда немецкое командование сделало попытку ликвидировать плацдарм Мысхако. На защитников Малой земли были брошены около 450 бомбардировщиков и примерно 200 истребителей. «Штуки» Купфера волнами по 25 самолетов обрабатывали артиллерийские позиции, укрепления и опорные пункты советских войск. 17 апреля они совершили 494 боевых вылета, потеряв всего 7 машин. Общее же число самолето-вылетов Люфтваффе перевалило в этот день за полторы тысячи. Советских самолетов было в воздухе втрое меньше. Хотя для поддержки десантников привлекли почти 500 машин, удаленность аэродромов от линии фронта позволяла истребителям находиться над районом боевых действий не более 10—15 минут. На трассе следования самолетов, кроме того, находились северо-западные отроги Главного Кавказского хребта высотой 400-500 метров, поэтому если облачность опускалась до уровня гор, полеты становились невозможными. Базируясь всего в 40-50 км от Новороссийска, немецкая авиация за счет этого первое время господствовала над плацдармом. Однако на суше гитлеровцам лишь незначительно удалось вклиниться в боевые порядки защитников Малой земли. В связи с тяжелым военным положением, 18 апреля на Северо-Кавказский фронт прибыли представители Ставки маршал Жуков и командующий ВВС маршал Новиков. Для восстановления утраченного равновесия сил на Кубань срочно передислоцировали 267-ю ИАД и три авиакорпуса из резерва верховного командования: 2-й бомбардировочный, 2-й смешанный и 3-й истребительный во главе с генералом Е. Савицким. С учетом новых соединений численность советских ВВС возросла до 900 самолетов, среди которых насчитывалось 370 истребителей, 170 штурмовиков и 260 дневных и ночных бомбардировщиков. Истребительная авиация почти полностью была вооружена новыми типами боевых машин и лишь около 6% приходилось на устарелые самолеты И-16 и И-153. 11% истребителей составляли американские Белл Р-39 «Аэрокобра» и английские Супермарин «Спитфайр» Мk.Vb.
19 апреля над Мысхако разгорелись ожесточенные бои в воздухе. Сразу же понесли большие потери медлительные и слабозащищенные бомбардировщики Ju.87 полковника Купфера. Они выполнили всего 294 боевых вылета и уже на следующий день перешли на ночные действия. 20 апреля, пополненные свежими резервами, советские ВВС первыми в 11.30 нанесли удар сотней бомбардировщиков, сорвав наступление противника. Еще 100 самолетов атаковали позиции немцев спустя пять часов — командующий 17-й немецкой армии вынужден был перегруппировать свои силы. 21 апреля бомбардировщики АДД группами по 5—10 машин подвергли бомбардировке аэродромы 55-й эскадры Люфтваффе — Саки и Сарабуз. В этот день активность немецкой авиации снизилась почти вдвое и постепенно пошла на убыль — победу в воздухе одержали советские пилоты. ВВС Германии потеряли за неделю 152 самолета.
Второй этап воздушных сражений проходил в районе станицы Крымской с 29 апреля по 10 мая 1943 года, когда на направлении главного удара советских войск начала наступление с целью разгрома таманской группировки врага 56-я армия. Немецкая авиация старалась сдержать атаки противника бомбовыми ударами, а истребители Люфтваффе противостояли в небе действиям советских бомбардировщиков и штурмовиков, поддерживающих сухопутные части на поле боя. На сравнительно узком участке фронта (25—30 км) в течение дня проходило до 40 воздушных поединков, в которых одновременно принимали участие 50—80 самолетов с обеих сторон.
28 апреля, с раннего утра, группы немецких бомбардировщиков начали утюжить передовые позиции Красной Армии. 850 самолето-вылетам Люфтваффе истребители 4-й ВА противопоставили только 310. 25 вражеских самолетов советские летчики сбили ценой 18 собственных машин. Это было явно неблагоприятное соотношение, учитывая то, что бои велись в основном с истребителями сопровождения Люфтваффе, надежно прикрывавшими бомбардировщики. Тактика действий советских ВВС требовала дальнейшего совершенствования. Первое время истребители вылетали на патрулирование, имея для прикрытия войск строго определенный район в пределах трех-четырех пунктов. Обязательно устанавливалось определенное время патрулирования и высота полета. Но так как эти пункты находились недалеко друг от друга, самолеты, летая по прямой, вынуждены были уменьшать скорость и оказывались в невыгодной позиции. Этой слабостью немедленно воспользовались немецкие истребители, расчищающие воздушное пространство перед нападением бомбардировщиков. Кроме того, некоторые советские летчики чересчур увлекались воздушными схватками, перелетая линию фронта и попадая под удар более многочисленного врага.
29 апреля чаша весов в боях склонилась на сторону советской авиации. Ночью, в преддверии наступления 56-й армии, две девятки Пе-2 атаковали станицу Крымская — пожары в качестве ориентиров использовали остальные бомбардировщики, среди которых находились и легкомоторные У-2. В 7 часов утра три девятки Пе-2 совершили налет на штабы немецких войск, а вслед за ними ринулись в сражение шестерки и семерки штурмовиков Ил-2, действовавшие с интервалом в 10 минут. Вначале каждую группу «Ильюшиных» прикрывала пара истребителей, но затем усиленные подразделения краснозвездных самолетов стали барражировать над всем районом боевых действий. Атаку пехоты в 7.40 поддержали новые девятки пикирующих бомбардировщиков в сопровождении 4—8 истребителей Всего в трехчасовом первом ударе участвовало 493 советских самолета (144 бомбардировщика, 84 штурмовика и 265 истребителей). За сутки авиация СССР выполнила 1308 боевых вылетов (в том числе 379 ночных) Немцы, в свою очередь, произвели только 539, потеряв 74 самолета. Превосходство советских истребителей в воздухе оказалось настолько велико, что нередко по рации звучали панические доклады пилотов Люфтваффе: «В районе Крымская наших бомбардировщиков бьют русские истребители Присылайте помощь. Кругом русские истребители… Выполнить Важную роль задание не можем, русские истребители преследуют нас повсюду…»
в победе в Воздушных сражениях над Кубанью сыграли массовые налёты на немецкие аэродромы, проводившиеся 6-8 мая 1943 года, проводившиеся 6-8 мая 1943 года с целью заставить немцев отложить наступление на Курской дуге. Помимо достижения непосредственных целей операции – уничтожения военно-транспортной авиации, подготовленной для воздушно-десантной операции по захвату Курского железнодорожного узла, было также достигнуто попутное уничтожение некоторого количества боевых самолётов. Кроме того, были частично уничтожены и те транспортные самолёты и планёры, которые снабжали кубанскую группировку немецких войск из Крыма по воздуху.
.
В последующие дни в ходе наступления 56-й армии активность авиации Красной Армии оставалась довольно высокой — на каждый немецкий самолет в небе приходилось два советских. Для обнаружения вражеских машин и наведения на них истребителей ВВС СССР использовали 5 радиолокационных станций, три из которых находились непосредственно в полосе наступления 56-й армии. Одна станция по существу являлась командным пунктом 4-й ВА. Все руководство авиацией осуществлялось централизованно, вначале с КП ВВС Северо-Кавказского фронта, а затем из штаба 4-й ВА, командующий которой лично или через оперативную группу, расположенную в 4 км от переднего края, отдавал приказы. Возглавлявший оперативную группу один из командиров авиадивизий непосредственно руководил действиями авиации в воздухе. При планировании воздушных операций подразделениям ВВС ставились строго определенные задачи. Например, на первом этапе сражения из 900 самолетов 370 предназначалось для борьбы с немецкой авиацией в воздухе, а 278 — на аэродромах. Для подавления зенитной артиллерии противника использовались части, оснащенные устаревшими истребителями И-16 и И-153. Кроме того, один истребительный авиаполк постоянно находился в резерве, и несколько десятков самолетов оставались для прикрытия собственных аэродромов.
Для отражения налетов вражеской авиации весь прифронтовой район, по сталинградской системе, был разбит на сектора, за каждый из которых отвечала одна истребительная авиадивизия. КП полков имели непосредственную телефонную связь с постами ВНОС.
В связи с тем, что аэродромы Люфтваффе располагались поблизости от линии фронта, основной задачей советских истребителей было патрулирование в воздухе. На это уходило в среднем около 50% всех боевых вылетов истребительной авиации. В ходе патрулирования с наилучшей стороны зарекомендовал себя боевой порядок, известный под названием «кубанская этажерка». В воздухе истребители эшелонировались по высоте в два-три яруса. Нижняя наиболее сильная группа действовала против вражеских бомбардировщиков на вероятных маршрутах их полета, верхняя группа прикрытия шла над нижней с превышением в 800—1000 метров. Порядок обеих групп состоял из пар истребителей, с интервалом в парах 200-250 метров, между парами -800-1000 метров. Пары также эшелонировались по высоте.
Эффективная тактика действий и количественное превосходство позволили советским пилотам захватить оперативное господство в воздухе. За 12 дней боев они сбили 368 вражеских самолетов ценой всего 70 истребителей. Быстро возрос личный счет советских асов, имена которых были опубликованы в газете 4-й ВА за 1 мая 1943 года. Среди них лидировал Дмитрий Борисович Глинка, одержавший 21 личную победу в 48 воздушных боях. В. Фадеев в 48 воздушных боях сбил лично 18 вражеских самолетов, Н. Лавицкий в 68 боях — 15, А. Покрышкин в 55 боях — 14 самолетов сбил лично и 6 в группе.
Прорвав первую линию немецкой обороны, войска 56-й армии продвинулись вперед на 10 км и освободили станицу Крымская — важный узел коммуникаций на Таманском полуострове. Пока солдаты укреплялись на новых позициях, на фронте наступило временное затишье. Оно было с толком использовано командованием советских ВВС. Путем созыва различных конференций, в которых принимали участие такие опытные пилоты, как Александр Покрышкин, Владимир Лавриненков, Султан Амет-Хан и другие, состоялся обмен опытом между истребительными подразделениями. Этот опыт был обобщен в специальной директиве маршала А. Новикова, разосланной во все воздушные армии. На основе директивы предлагалось выделять специальные группы истребителей для ведения воздушного боя, особенно на вертикали. Зоны дежурства должны были теперь располагаться и над территорией противника на глубину 10-15 км. Боевые порядки истребителей предписывалось разбивать на две группы: одну — для отвлечения вражеских истребителей, другую — для уничтожения бомбардировщиков. Большая роль также отводилась штурмовке аэродромов врага. Не последнее место занимала и защита собственных авиабаз. Для их прикрытия было выделено 275 зенитных орудий и 120 зенитных пулеметов. В целях маскировки было сооружено 17 ложных аэродромов, на которых имелось 110 макетов боевых машин.
Утром 26 мая 234 советских бомбардировщика и штурмовика в сопровождении 150 истребителей обрушились с воздуха на позиции вермахта в районе станиц Киевская и Молдаванская. После сорокаминутной бомбардировки войска Северо-Кавказского фронта предприняли очередное наступление, пытаясь прорвать вторую линию немецкой обороны. Вновь с неослабевающей силой разгорелись сражения в воздухе.
Однако командование Люфтваффе, собрав в единый кулак авиацию Крыма, Таманского полуострова и юга Украины, сумело подготовиться к такому обороту событии, создав численный перевес в силах. 1400 самолетов Германии были брошены на боевые порядки наступающих войск. Действуя в нарастающем темпе, немцы на исходе дня совершили звездный налет, численностью до 600 машин. 12 групп самолетов, по 40-60 машин в каждой, атаковали с разных направлений. Всего в течение 26 мая немецкая авиация произвела 1669 самолето-вылетов, а в последующие дни — даже до 2000 и более. Господство в небе снова перешло к Люфтваффе — удары с воздуха стали настолько мощными, что советские наземные войска были вынуждены отступить на отдельных участках.
К. Вершинин, принявший командование 4-й ВА, быстро принял ответные меры. Количество патрулирующих истребителей оказалось явно недостаточным. Многие бомбардировочные группы противника просто не успевали перехватывать, и зачастую бой начинался после того, как бомбы уже были сброшены на цель. Нередко не удавалось даже прорваться к бомбардировщикам — истребители Люфтваффе навязывали отвлекающий поединок. Поэтому наиболее простым выходом из создавшегося положения было увеличение числа патрулирующих советских самолетов, а также перехват вражеских бомбовозов еще до подхода к линии фронта. Для решения этой задачи количество истребителей сопровождения сократили до минимума — бомбардировщики и штурмовики стали летать крупными формациями под защитой своих пулеметов. Освободившиеся силы направлялись на борьбу с вражеской авиацией. В результате этих мер потери врага сразу возросли и за две недели составили 315 самолетов. С советской стороны было сбито около 150 истребителей.
В начале июня 1943 года немецкое руководство, осознав безнадежность воздушной войны над Таманью, приступило к переброске бомбардировочных частей на центральный участок Восточного фронта. Теперь бои велись преимущественно истребителями. Количество самолето-вылетов Люфтваффе сразу снизилось — 7 июня их число составило всего 300. Этому способствовали также постоянные налеты на немецкие аэродромы, которые осуществлялись главным образом ночью.
В итоге сражение над Кубанью немцы проиграли. По советским данным, Люфтваффе потеряли в период с 17 апреля по 7 июня 1100 самолетов, из которых свыше 800 были уничтожены в воздухе. Значительные потери понесли истребительные части немецких ВВС. Только в одной JG52, начиная с 17 апреля, выбыла из строя третья часть всех пилотов.
Хотя авиация СССР тоже лишилась в боях над Кубанью не менее 750 самолетов, советские летчики с оптимизмом смотрели в будущее. Первая крупная победа над Люфтваффе вселяла надежду, но до окончательной победы было еще далеко.

Советские асы второй мировой, сбившие по 30 и более самолётов

Как американцы сбили наш пассажирский самолёт

Как мы отомстили американцам за наш сбитый самолёт

Советские асы Корейской войны

Чёрный день американской авиации

LiveInternetLiveInternet

Захват господства в воздухе советскими асами

Воздушное сражение на Кубани в годы Великой Отечественной войны

Весной 1943 г. на самом южном фланге огромного советско-германского фронта, на Кубани, развернулись ожесточенные воздушные сражения, закончившиеся блестящей победой советских Военно-воздушных сил над отборными эскадрами гитлеровской авиации. В ожесточенных воздушных боях на Таманском полуострове и в битве на Курской дуге было окончательно опрокинуто былое мнение о превосходстве немецкой авиации в воздухе…

  • © cdn.fishki.net

Воздушные бои на Кубани развернулись в то время, когда гитлеровцы, потерпев поражение под Сталинградом и потеряв десятки дивизий и огромное количество боевой техники, откатились далеко на запад. Успешно наступавшие советские войска продвинулись вперед и отрезали фашистские войска, находившиеся на Тамани. Перед этой вражеской группировкой, укрытой за сетью оборонительных сооружений, названных фашистами «Голубой линией», была поставлена задача удержать Таманский полуостров. Гитлеровское командование намеревалось использовать полуостров как плацдарм для развертывания новых операций на Северном Кавказе.

Группировка гитлеровских войск, занявшая оборону на Таманском полуострове, должна была, по замыслам фашистов, отвлечь на себя большие силы Советской Армии и обеспечить тем самым успешное развертывание наступления своих войск на других участках советско-германского фронта и, в частности, на орловско-курском и белгородско-курском направлениях.

  • © cdn.fishki.net

Оборона Таманского полуострова

К середине апреля 43 года немцы сосредоточили на аэродромах Кубани и Крыма основные силы своего 4-го воздушного флота — около 820 самолетов. Дополнительно они могли привлекать еще около 200 бомбардировщиков с аэродромов на юге Украины. Всего 4 воздушный флот насчитывал более 1000 самолетов: 580 бомбардировщиков, 250 истребителей и 220 разведчиков. Для поддержки сюда были переброшены лучшие истребительные эскадры Германии: 3-я «Удет», 51-я «Мельдерс», 54-я «Зеленые сердца», вооруженные последними моделями истребителей Me-109 и Fw-190. Дополнительно на данном театре военных действий были использованы по одной истребительной эскадрилье Словакии, Хорватии и Румынии.

Советская сторона также не сидела, сложа руки, и уже 18 апреля начало переброску на Северо-Кавказский фронт 2-го бомбардировочного, 3-го истребительного и 2-го смешанного авиакорпусов, а также 282-й истребительной дивизии, доведя численность авиации до 900 машин, из которых 370 истребителей, 170 штурмовиков, 360 бомбардировщиков из них 195 ночных. Из них около 65% самолетов было новых типов: Ла-5, Як-1, Як-7Б, английские и американские бомбардировщики Б-3 и Б-20 а также истребители «Спитфайр» и «Аэрокобра». Сосредоточение такого количества самолетов на довольно ограниченном театре военных действий предопределило упорную и напряженную борьбу за господство в воздухе.

  • © cdn.fishki.net

Учитывая создавшуюся обстановку, Верховное Главнокомандование Советских Вооруженных Сил своевременно перебросило на Кубань истребительную, бомбардировочную и штурмовую авиацию. Наши авиационные части были вооружены замечательными самолетами конструкции А. С. Яковлева, С. А. Лавочкина, В. М. Петлякова, А. Н. Туполева и С. В. Ильюшина, построенными героическими тружениками социалистической промышленности.

К этому времени благодаря самоотверженному труду рабочих, работниц, инженеров и техников авиационной промышленности фронт стал получать самолеты во все возрастающем количестве. Героически защищая свою Родину от немецко-фашистских захватчиков, советские летчики только за три зимних месяца 1942/43 г. уничтожили 4000 фашистских самолетов. Все это позволило ликвидировать былое количественное превосходство гитлеровской авиации. Что же касается качества наших самолетов, то в этом преимущество было на нашей стороне с первых дней войны.

  • © cdn.fishki.net

K моменту воздушных сражений на Кубани советские Военно-воздушные силы обогатились опытом ведения войны и противопоставили гитлеровцам свою более совершенную тактику и оперативное искусство. Передовые советские авиационные командиры к этому времени творчески разработали ряд новых тактических способов борьбы в воздухе и наиболее эффективного поражения наземных целей. Штабы частей и соединений Военно-воздушных сил значительно усовершенствовали систему управления действиями всех родов авиации как над полем боя, так и в войсковом и оперативном тылу противника. Эти и многие другие обстоятельства сыграли большую роль в достижении советскими летчиками решающих успехов в боевых действиях на Кубани.

  • © cdn.fishki.net

Начало боёв

  • © cdn.fishki.net

Воздушные сражения на Кубани начались в марте 1943 г. с ожесточенных воздушных схваток наших истребителей с крупными группами вражеских самолетов, пытавшихся подвергнуть массированным ударам районы Ростова и Краснодара. Умело используя превосходные летно-тактические качества своих самолетов, проявляя высокое мастерство, смелость и отвагу, советские летчики самоотверженно сражались с врагом. Наши истребители встречали вражеские самолеты еще на дальних подступах к охраняемым объектам и, вступая в бой, наносили им большой урон. Под Ростовом и Краснодаром советские истребители и зенитчики уничтожили сотни вражеских самолетов.

  • © cdn.fishki.net

Однако враг продолжал стягивать в район Таманского полуострова новые авиационные силы. Гитлеровцы рассчитывали вытеснить с поля боя советские истребители и, захватив инициативу, создать благоприятную обстановку для ударов с воздуха по нашим наземным войскам. Но инициатива по-прежнему как на земле, так и в воздухе находилась в руках советских войск. События на фронте развертывались в соответствии с планами советского командования. Наши наземные войска и авиация диктовали свою волю гитлеровцам.

  • © encyclopedia.mil.ru

Делая по 1000 и более самолето-вылетов в сутки, враг не только стремился воздействовать на наши позиции на самом плацдарме, но и пытался вывести из строя нашу дальнобойную артиллерию, расположенную на другом берегу Цемесской бухты.

  • © cdn.fishki.net

Но замысел врага и на этот раз был сорван. По указанию советского командования, внимательно следившего за развертывавшимися на Кубани боевыми действиями, на этом участке фронта были сконцентрированы сотни самолетов. Мощными ударами с воздуха крупная группировка врага была обескровлена. В воздушных боях он вновь понес большие потери, и интенсивность полетов его авиации намного снизилась. Таким образом, советская авиация выиграла воздушное сражение. Наземные войска в эти дни вели ожесточенные бои, отражая от 5 до 13 атак противника в сутки. В результате трехдневных яростных атак гитлеровцы вклинились в нашу оборону всего на 1 километр. На 20 апреля враг, подтянув свежие резервы, наметил решающую атаку. Но его замысел был сорван нашей авиацией: за полчаса до начала наступления гитлеровцев советские бомбардировщики под прикрытием истребителей нанесли мощный удар по боевым порядкам противника, подготовившегося к атаке; через несколько часов они совершили повторный налет. Это предрешило провал наступления гитлеровцев.

  • © cdn.fishki.net

Советские истребители к этому времени нанесли тяжелое поражение гитлеровской авиации. В воздушной обстановке произошел резкий перелом. Если 20 апреля на этом участке фронта было отмечено 1400 самолето-пролетов противника, то уже на следующий день это число уменьшилось вдвое, а в последующие дни снизилось еще больше. Господство в воздухе окончательно и бесповоротно перешло в наши руки.

C 28 апреля по 10 мая развернулось воздушное сражение в небе над станицей Крымской. Об интенсивности этих боев может свидетельствовать тот факт, что за 3 часа наступления немецкая авиация совершила более 1500 самолето-вылетов.

Однако воздушные бои на Кубани на этом не закончились. В конце мая с новой силой разгорелось воздушное сражение в районе станиц Киевская и Молдаванская. Здесь наши наземные войска перешли в наступление и прорвали вражескую оборону. Немецко-фашистское командование, стремясь спасти положение, бросило в бой крупные силы авиации. Кроме частей, базировавшихся в Крыму, были привлечены авиационные соединения, находившиеся на аэродромах юга Украины. Начавшиеся ожесточенные воздушные бои с новой силой продемонстрировали мощь советской авиации: наши истребители опять нанесли противнику сокрушительное поражение.

  • © cdn.fishki.net

Фашистская авиация стремилась прорваться к нашим войскам группами по 25 — 50 самолетов. При этом количество групп все время возрастало, и на исходе дня 26 мая в течение короткого времени гитлеровцы пытались нанести удар по нашим войскам 12 группами. Но советские истребители, встречая группы бомбардировщиков на дальних подступах, разбивали их боевой порядок и наносили сокрушительные удары, заставляя их сбрасывать бомбы на свои же войска.

Последние крупные воздушные сражения прошли в период с 26 мая по 7 июня в районе станиц Киевской и Молдаванской при прорыве «Голубой линии» немцев. На некоторое время немцам удалось захватить превосходство в воздухе, что сильно осложняло жизнь наступающим войскам. Ответной мерой противодействия стали атаки советской авиации на аэродромы немцев. С 26 мая по 7 июня ВВС РККА провели 845 самолето-вылетов по аэродромам гитлеровцев в Анапе, Керчи, Саки, Сарабуз и Тамани. Всего за время сражений в небе Кубани советская авиация произвела около 35 тысяч самолето-вылетов.

Потерпев поражение в многочисленных воздушных боях, противник в первых числах июня отказался от мысли нанести массированные удары по нашим войскам на поле боя. Советская авиация выиграла и это воздушное сражение.