Война в Никарагуа

Гражданская война в Никарагуа

Поначалу предпосылки для гражданской войны практически отсутствовали. Подавляющее большинство населения не только отвергало «сомосизм», но и поддерживало новый режим. Сторонниками Сандинистской революции первоначально являлись даже будущие лидеры антисандинистской борьбы. Социальная база противников революции ограничивалась бывшими гвардейцами Сомосы и узким кругом убежденных сомосистов. Но политика сандинистского правительства, нацеленная на строительство «реального социализма», то есть командно-административной системы, быстро вызвала разочарование. Осенью 1980 года правящий Сандинистский фронт национального освобождения (СФНО) объявил себя марксистской партией. Представители других умеренных партий были вытеснены из правительства. Власть сконцентрировалась в руководстве СФНО во главе с Даниэлем Ортегой. Началась перестройка политического режима. Министерство внутренних дел под руководством Борхе и спецслужбa DGSE во главе с Серной развернули политические репрессии. В экономике осуществлялось огосударствление, в том числе аграрная коллективизация, особенно в кластере кофейного производства. Радикальные антисандинистские призывы стали встречать заинтересованный отклик многих никарагуанцев, недовольных подавлением гражданских свобод и репрессиями DGSE, собственников, подвергнутых экспроприации, а главное — крестьян, возмущенных принудительным кооперированием.

КОНТРАС

Первые боевые столкновения правительственных войск с вооруженными отрядами оппозиции, получившими название «контрас», были отмечены в ноябре 1980 года. Поначалу они носили разрозненный характер и быстро подавлялись. Правительство жестко контролировало ситуацию в стране. Однако вооруженная оппозиция имела возможность действовать с иностранных плацдармов — из Гондураса на севере и Коста-Рики на юге.

Формальной датой начала гражданской войны считается 11 августа 1981 года, когда в Майами (США) была создана военно-политическая структура — Никарагуанские демократические силы (FDN), объединившая контрас. Основу военной организации FDN создали отряды крестьянского ополчения. Значительное большинство контрас составляли молодые крестьяне, до войны далекие от политики. До 70 % из них ранее поддерживали СФНО или служили в сандинистской армии.

БОЕВЫЕ ДЕЙСТВИЯ

В 1981 году FDN начали систематические рейды на никарагуанскую территорию, используя базы в Гондурасе. Основными районами военной активности «северных» контрас стали департаменты Матагальпа, Хинотега, Эстели. В 1982 году был открыт второй, «южный фронт» с коста-риканской территории — его организовал Революционно-демократический альянс (ARDE). Однако эта группировка не имела доступа к иностранной (американской) помощи, поэтому «южные» контрас в целом были менее активны, чем «северные».

Разгар боев пришелся на 1983-1986 годы, когда «северным» и «южным» контрас удалось объединить усилия, а на Москитном берегу активизировали боевые операции индейские ополчения MISURASATA и KISAN. Боевикам удавалось формировать постоянно действующие партизанские отряды в северных департаментах. Но, несмотря на все усилия, они не смогли взять под контроль достаточно обширную территорию, чтобы объявить на ней о создании альтернативного правительства. Тактика контрас сводилась к рейдам, боестолкновениям и диверсиям с последующим отступлением на территорию Гондураса.

В конце 1986 года сандинистская армия активизировала боевые действия против контрас у границы с Гондурасом. Основываясь на данных, полученных в результате радиоперехвата и агентурной разведки, небольшие армейские разведгруппы стремились обнаружить отряды контрас в момент перехода границы, после чего сообщали о численности, вооружении и направлении движения противника. После этого из мест постоянной дислокации на перехват выдвигались батальоны легкой пехоты.

На рубеже 1987-1988 годов тяжелые бои развернулись в различных районах страны. С военной точки зрения они не привели к коренному перелому, однако последнее наступление контрас сыграло важную политическую роль. На фоне перестроечных изменений внешней политики СССР сандинистское руководство вынуждено было пойти на переговоры о мирном урегулировании.

УРЕГУЛИРОВАНИЕ КОНФЛИКТА

В сентябре 1987 года правительство Никарагуа создало комиссию по национальному примирению. Итогом переговоров стало подписание 23 марта 1988 года общенационального Соглашения Сапоа. Стороны договорились о прекращении огня, освобождении политзаключенных, возвращении эмигрантов, легализации оппозиции и политической реформе. Соглашение означало окончание гражданской войны. 25 февраля 1990 года в Никарагуа состоялись свободные выборы президента и Национальной ассамблеи. Вопреки большинству прогнозов, СФНО потерпел поражение, победу одержал Национальный союз оппозиции. Первое правление СФНО закончилось. В то же время, политические организации контрас также не получили поддержки избирателей. Отторжение никарагуанским обществом всех участников гражданской войны стало ее главным результатом.

Оставить эмоцию Нравится Тронуло Ха-Ха Ого Печаль Злюсь 4790 Поддержите проект ВОЕННОЕ ОРУЖИЕ И АРМИИ МИРА, подпишитесь на наш канал в Яндекс.Дзен

Как Россия и Никарагуа сотрудничают в военной сфере

Армия Никарагуа 3 сентября отметит 37-летие традиционным военным парадом, на котором планируется показать танки Т-72 из России. Как сообщает IHS Jane, двадцать бронемашин отправились из Владивостока в порт Никарагуа Коринто в мае. Отмечается, что танки сейчас, вероятно, размещены в мотострелковой бригаде генерала Аугусто Сандино в Мотастепе к западу от Манагуа.

Об интересе к российским танкам год назад заявлял посол Никарагуа Хуан Эрнесто Васкес Арайя во время ежегодно проходящих в России международных соревнований «Танковый биатлон».

Участвующие в чемпионате танкисты латиноамериканской страны соревновались с соперниками на предоставленной Россией бронетехнике. По словам Арайи, до «Танкового биатлона» военные его страны не были знакомы с этой моделью российских танков, но показали хорошие результаты на конкурсе. При этом на вооружении Никарагуа стоят российские Т-55.

«Мы надеемся, что скоро у нашей армии появится Т-72. Я думаю, что мы можем говорить о покупке», — сказал тогда Арайя, подчеркнув широкое сотрудничество двух стран в военно-технической сфере.

Весной 2016 года в СМИ стали появляться сообщения о начале поставок танков Т-72 из России в Никарагуа. РИА «Новости» писало, что по контракту Манагуа получит от Москвы 50 модернизированных танков Т-72Б1. В ответственном за экспорт вооружений АО «Рособоронэкспорт» «Газете.Ru» сказали, что не комментируют данные о контрактах с Никарагуа. Вероятно, поставки этой техники идут по линии прямого сотрудничества военных ведомств двух стран.

Соседи Никарагуа, в частности Коста-Рика, обеспокоились приобретением Манагуа танков и опасаются за стабильность в регионе и возможностью начала гонки вооружений.

Это не единственный беспокоящий мировую общественность аспект военно-технического сотрудничества Никарагуа и России.

Так, недавно издание Washington Free Beacon (WFB) обеспокоилось строительством в латиноамериканской стране станции для российской навигационной системы ГЛОНАСС по межправсоглашению 2012 года о сотрудничестве по исследованиям космоса. WFB предположило, что под станцию маскируют разведывательный центр и предоставление России этой точки идет в счет той самой сделки по поставке танков. Якобы 50 танков Т-72 стоят больше всего оборонного бюджета Никарагуа. Но в МИДе эту версию назвали «научной фантастикой».

«Стратегические партнерские отношения»

Москва поставляла в Никарагуа бронетехнику, самолеты и вертолеты, а также артиллерийское вооружение еще во времена СССР — советская техника составляла 90% в никарагуанской армии. ВТС двух стран почти приостановилось в 1990 году с приходом к власти консерваторов, и восстановление началось лишь в середине 2000-х годов.

В последнее время в военной сфере Россия и Никарагуа довольно близки. Делегации Минобороны России несколько раз ездили в турне по Латинской Америке, в том числе министр обороны Сергей Шойгу был с визитом в Никарагуа. Военные делегаты из Манагуа также приезжали в Москву на переговоры и международные конференции по безопасности.

Начальник Генштаба Валерий Герасимов подчеркивал, что страны «связывают проверенные временем стратегические партнерские отношения и объединяют общее видение справедливого мироустройства, солидарность и взаимная поддержка в международных делах», поэтому

Россия будет продолжать содействие армии Никарагуа по оснащению ее современным вооружением, а также обучать военнослужащих этой страны в российских военных вузах.

Одним из интересных проектов военного сотрудничества стран считается заявленное несколько лет назад Сергеем Шойгу расширение количества российских баз за рубежом, в том числе упоминалось обсуждение создания пунктов материально-технического обслуживания (МТО, такой уже есть в сирийском Тартусе) кораблей ВМФ в ряде стран, в том числе Вьетнаме, Кубе, Венесуэле, Никарагуа, Сейшелах и Сингапуре. Правда, позже Минобороны заявило, что с Никарагуа речь шла несколько о другом. Так, в начале 2015 года

Россия и Никарагуа подписали межправительственное соглашение об упрощенном порядке захода кораблей ВМФ России в порты этой латиноамериканской страны.

Тем не менее в беседе с «Газетой.Ru» ряд военных экспертов отметили, что вопрос о пункте МТО в Никарагуа «действительно рассматривался», но в настоящий момент по ряду причин не совсем актуален.

«Насколько мне известно, в настоящее время этот вопрос подморожен. На мой взгляд, приоритеты для отечественного ВМФ в настоящее время выглядят несколько по-другому», — сказал «Газете.Ru» экс-заместитель начальника управления Главного оперативного управления Генштаба контр-адмирал Святослав Мосцеев.

По мнению экс-заместителя начальника Главного штаба ВМФ вице-адмирала Владимира Пепеляева, необходимость существования пунктов МТО для российского флота в удаленных районах Мирового океана «объективно существует».

«Такие вопросы ранее в Главном штабе ВМФ неоднократно поднимались. Рассматривались, в частности, такие варианты, как Камрань, Сейшельские острова и даже Никарагуа. Но

эксплуатация подобных пунктов МТО стоит весьма немалых средств. Если на это в настоящее время деньги в бюджете ВМФ, решать руководству флота», — отметил он.

«Учитывая удаленность Никарагуа от России, в настоящее время развертывание пункта материально-технического обеспечения нашего ВМФ не совсем актуально для отечественного флота», — сказал «Газете.Ru» заместитель директора Центра анализа стратегий и технологий Константин Макиенко.

Поставки «из наличия»

Эксперты отмечают ценность военно-технического сотрудничества Москвы и Манагуа. Как отметил в беседе с «Газетой.Ru» главный редактор журнала «Экспорт вооружений» Андрей Фролов, оживление в сфере военно-технического сотрудничества России с Никарагуа фиксируется примерно последние три года.

«Никарагуа выступает несколько необычным для стран Латинской Америки заказчиком. Манагуа покупает у нас вооружение и военную технику сухопутных войск, что для остальных стран региона не так характерно. Мы не так часто продаем в Латинскую Америку вооружение и военную технику сухопутных войск. Помимо этого Манагуа закупает у нас вооружение и военную технику для национальных военно-морских сил», — сказал Фролов.

Так, для Никарагуа на Средне-Невском судостроительном заводе в Петербурге строятся два ракетных катера проекта 12418 «Молния», а судостроительный завод «Вымпел» из Рыбинска для ВМС Никарагуа строит четыре патрульных катера проекта 14310 «Мираж». Кроме того, никарагуанские военные моряки ожидают поставку базовых тральщиков проекта 1265Э. Также российская сторона занимается в Никарагуа ремонтом авиационной техники и поставкой запчастей, в частности, к вертолетам Ми-8.

По данным анализа стокгольмского института SIPRI, в 2009 году Россия поставила в Никарагуа пару вертолетов Ми-8/17 (версия Ми-17В-5). Но уверенности в целях поставок у аналитиков нет, отмечается, что поставки осуществлены «или для антинаркотических операций, или в качестве VIP-транспорта, или же для медицинских целей». Других данных о поставках техники между двумя странами SIPRI за последние 15 лет не предоставляет. Не указал SIPRI и выше указанные 50 танков Т-72.

«Что касается военно-технического сотрудничества с Никарагуа, тот тут важно отметить такой факт, что оно просто появилось. Раньше ведь его не было. И это несомненное достижение. Но страна малоресурсная, поэтому масштабных закупок российского вооружения и военной техники ожидать, скорее всего, не стоит.

Поставки будут минимальны, бóльшая часть из них, вероятно, из наличия соответствующей техники в Вооруженных силах России», — пояснил «Газете.Ru» аналитик ЦАСТ Макиенко.

Вероятно, поэтому стокгольмский институт не фиксировал данных о российско-никарагуанских контрактах на что-либо, кроме вертолетов. Известно, что в 2012 году армия Никарагуа получила из России партию бронемашин ГАЗ-2330 «Тигр», а в 2014 году — 12 зенитных артиллерийских установок (23-мм ЗУ-23-2).

«Эта страна для нас весьма геополитически важна. Там надо фиксировать наше присутствие хотя бы в плане ВТС», — отмечает Макиенко.

Одним из способов поддержания дружеских отношений между военными России и Никарагуа на сегодняшний день являются проводимые российским Минобороны Армейские международные игры (АрМИ). Уже второй год подряд Никарагуа представляет свою команду в чемпионате по «Танковому биатлону» в рамках АрМИ. Эта «военная Олимпиада» в 2015 году и помогла никарагуанцам присмотреться к танкам Т-72.

Вооружённые силы Никарагуа

Вооружённые силы Никарагуа

Годы существования

с

Страна

Никарагуа

Подчинение

Министерство обороны Никарагуа

Тип

Вооружённые силы

Участие в

борьба против У. Уокера (1855—1857)
вторжение в Коста-Рику (1948)
пограничный конфикт с Гондурасом (1957)
вторжение в Доминиканскую республику (апрель 1965)
борьба с СФНО (1962—1979)
борьба с «контрас» (1980—1989)
война в Ираке (2003—2004)

История

Создание собственных вооруженных сил началось с момента провозглашения независимости страны в 1838 году.

В 1890е годы президент Хосе Сантос Селайя предпринял попытку провести военную реформу и создать профессиональную армию численностью в две тысячи человек, однако столкнулся с нехваткой средств — в результате, в начале 1909 года армия Никарагуа насчитывала около 500 человек.

В 1909 году в стране начались военные столкновения между сторонниками консервативной и либеральной партий, которые постепенно перешли в гражданскую войну. В этот период в стране одновременно действовали несколько военизированных формирований. Кроме того, в период с 1912 до 1925 года и с 1926 по 1933 год Никарагуа была оккупирована силами американской морской пехоты.

1923—1979 годы

Основная статья: Национальная гвардия (Никарагуа)

В 1923 году на Вашингтонской конференции правительствами стран Центральной Америки были подписаны «Договор о мире и дружбе» с США и «Конвенция о сокращении вооружений», в соответствии с конвенцией максимальный размер армии Никарагуа был установлен в 2,5 тыс. чел., а для подготовки ее личного состава было разрешено использовать иностранных военных советников.

17 февраля 1925 года госдепартамент США передал правительству Никарагуа детальный план создания Национальной гвардии, которая должна была «действовать в качестве военной полиции» и «заменить национальную полицию, армию и флот». В мае 1925 года план был принят конгрессом Никарагуа, а 10 июня 1925 года майор США Кальвин Картрен приступил к обучению первых подразделений национальных гвардейцев. 19 мая 1926 года состоялось их «боевое крещение» — в бою при Раме они разгромили отряд сторонников либеральной партии.

Формирование в 1925—1933 годы Национальной гвардии (которая выполняла в стране функции армии, жандармерии и пограничной охраны) проходило при прямом участии США. Первоначально, в середине 1930-х годов численность Национальной гвардии составляла около 3 тысяч человек; комплектование подразделений личным составом производилось на контрактной основе, офицерский состав проходил подготовку в военно-учебных заведениях США и Бразилии.

В дальнейшем, тесное военное сотрудничество с США продолжалось и даже усилилось в ходе Второй мировой войны (во время которой некоторое количество вооружения было передано из США в Никарагуа по программе ленд-лиза) и после подписания в 1947 году в Рио-де-Жанейро Межамериканского договора о взаимной помощи.

В 1954 году между правительством Никарагуа и США было заключено соглашение о военной помощи, в соответствии с которым Никарагуа получила значительное количество американской техники, оружия и военного снаряжения, для подготовки личного состава никарагуанской армии в страну прибыли 54 офицера и 700 солдат армии США.

В декабре 1963 года Никарагуа входит в состав Центральноамериканского совета обороны (CONDECA, Consejo de Defensa Centroamericana).

В период с 1970 по 1978 годы объем прямой военной помощи США (подготовка военных кадров и поставки вооружения) составил 31,2 млн долларов, на американской военной базе Форт-Гулик прошли обучение 5 тысяч военнослужащих.

Некоторое количество вооружения (в основном, американского производства) было приобретено в других странах: в частности, на Филиппинах — 10 танков M4A3E8 «шерман»; в Израиле — 45 бронеавтомобилей М6 «Staghound», 120-мм минометы M-65 «солтам», автоматы Galil и пистолет-пулемёты UZI.

По состоянию на 1972 год, общая численность вооруженных сил Никарагуа составляла 6,5 тыс. чел.

По состоянию на 1977 год, общая численность вооруженных сил Никарагуа составляла 7,1 тыс. чел.:

  • сухопутные войска насчитывали 5,4 тыс. чел. в составе 1 пехотного батальона и 16 отдельных пехотных рот, 1 инженерного батальона, 1 артиллерийской батареи и 1 зенитной батареи ПВО;
  • военно-воздушные силы насчитывали 1500 чел. и 18 боевых самолетов;
  • военно-морские силы состояли из 200 чел. береговой охраны и 9 патрульных катеров.

В 1978 году США предоставили Никарагуа кредит на приобретение вооружения в размере 2,5 млн. долларов и кредит на обучение военнослужащих в размере 0,6 млн. долларов.

По состоянию на начало июля 1979 года, общая численность правительственных войск составляла 12 тыс. чел.

1980—1989 годы

Основная статья: Сандинистская народная армия

В 1980 году, после победы сандинистской революции, в Никарагуа были созданы новые вооруженные силы — «Сандинистская Народная Армия» (EPS — Ejército Popular Sandinista). В 1980 году был принят закон о военной службе по призыву (отмененный в 1990 году).

Подготовка командного и личного состава новой армии проходила при участии кубинских и советских военных советников, на ее вооружение поступило советское оружие и авиатехника.

Военная реформа

В марте 1990 года была начата военная реформа, в результате которой к 1993 году численность армии была уменьшена до 15,3 тыс. солдат и офицеров. В 1995 году вооруженные силы получили новое название: «Национальная армия Никарагуа».

По состоянию на 2002 год, общая численность вооруженных сил составляла около 14 тыс. чел.

  • сухопутные войска насчитывали около 12 тыс. военнослужащих при 127 танках;
  • военно-воздушные силы насчитывали около 1200 военнослужащих и имели на боевом дежурстве 15 боевых вертолётов;
  • военно-морские силы насчитывали около 800 человек и пять патрульных катеров.

Современное состояние

По состоянию на 2011 год, общая численность вооруженных сил составляла около 12 тыс. чел.

  • сухопутные войска насчитывали около 10 тыс. военнослужащих (шесть региональных командований, два пехотных отряда, одна лёгкая механизированная бригада, одна бригада спецназа, транспортный полк и инженерный батальон), на вооружении находились более 62 танков Т-55; 10 танков ПТ-76; 20 БРДМ-2; 166 бронетранспортёров (из них 102 — на хранении); 800 орудий полевой артиллерии; 371 противотанковых орудий (из них 90 — на хранении); 607 миномётов.
  • военно-воздушные силы насчитывали 1,2 тыс. военнослужащих, 15 боевых вертолётов; 16 транспортных вертолётов Ми-17; четыре самолёта Ан-26; один Ан-2; один T-41D и один самолёт Cessna 404.
  • военно-морские силы насчитывали 800 человек, 7 патрульных катеров (в т.ч, три катера класса «Дабур») и 16 малых катеров.

Примечания

Литература

  • Никарагуа // Советская военная энциклопедия / под ред. Н. В. Огаркова. — М.: Воениздат, 1978. — Т. 5. — 686 с. — (в 8-ми т). — 105 000 экз.

Ссылки

Страны Северной Америки: Вооружённые силы

Антигуа и Барбуда • Багамы • Барбадос • Белиз • Гаити • Гватемала • Гондурас • Гренада • Доминика • Доминиканская Республика • Канада • Коста-Рика • Куба • Мексика • Никарагуа • Панама • Сальвадор • Сент-Люсия • Сент-Винсент и Гренадины • Сент-Китс и Невис • США • Тринидад и Тобаго • Ямайка

Зависимые территории

Американские Виргинские острова • Ангилья • Аруба • Бермуды • Бонайре, Синт-Эстатиус и Саба (Карибские Нидерланды) • Британские Виргинские острова • Гваделупа • Гренландия • Каймановы острова • Клиппертон • Кюрасао • Мартиника • Монтсеррат • Навасса • Пуэрто-Рико • Сен-Бартельми • Сен-Мартен • Сен-Пьер и Микелон • Синт-Мартен • Тёркс и Кайкос

News Directory World News Headlines

Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от , проверенной 23 мая 2019; проверки требуют . Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от , проверенной 23 мая 2019; проверки требуют .

Гражданская война в Никарагуа, Война с Контрас (исп. La guerra con la Contras) — вооружённый конфликт в Никарагуа 1980-х годов между марксистским правительством СФНО и антикоммунистическими вооружёнными формированиями Контрас. Являлась важным элементом глобальной Холодной войны. Активная фаза боевых действий длилась с 1981 по 1988 год. Военный перевес оставался за правительством, но атаки контрас вынудили правительство к политическому компромиссу. Война завершилась мирным Соглашением Сапоа и проведением в Никарагуа свободных выборов 1990 года, на которых победу одержала невооружённая оппозиция.

В 1979 году Сандинистская революция свергла диктатуру Анастасио Сомосы. 19 июля повстанческая армия СФНО вступила в Манагуа. Национальная гвардия прекратила организованное сопротивление. Власть перешла к Правительственной хунте национальной реконструкции, представляющей СФНО и другие организации демократической оппозиции.

Первые структуры вооружённого подполья создали бывшие национальные гвардейцы. Уже 22 июля 1979 года антисандинистскую группировку создал Рикардо Лау. 31 декабря 1979 эмигрировавшие из Никарагуа офицеры Национальной гвардии Энрике Бермудес, Рикардо Лау и Хуан Гомес учредили в Гватемале Легион 15 сентября. Однако «Легион 15 сентября» оставался малочисленной организацией, деятельность которой протекала в основном за пределами Никарагуа.

В первые послереволюционные месяцы предпосылки для гражданской войны практически отсутствовали. Идея вооружённой борьбы против сандинистов не имела сколько-нибудь широкой поддержки. Подавляющее большинство населения не только отвергало сомосизм, но и поддерживало новый режим. Сторонниками Сандинистской революции первоначально являлись даже будущие лидеры антисандинистской борьбы, например, Адольфо Калеро. Социальная база противников революции ограничивалась бывшими гвардейцами Сомосы и узким кругом убеждённых сомосистов, типа Аристидеса Санчеса.

Положение менялось по мере ужесточения сандинистской политики, постепенно принимавшей формы, близкие «реальному социализму» — командно-административной системе. Осенью 1980 года правящий СФНО объявил себя марксистской партией. Либералы (Виолетта Барриос де Чаморро), социал-демократы (Альфонсо Робело), демосоциалисты (Эден Пастора) были вытеснены из правительства. Власть сконцентрировалась в руководстве СФНО во главе с Даниэлем Ортегой, Умберто Ортегой, Томасом Борхе, Ленином Серной, Байярдо Арсе. Началась перестройка политического режима по образцу Кубы и СССР. Министерство внутренних дел под руководством Борхе и спецслужба DGSE во главе с Серной развернули политические репрессии. В экономике осуществлялось огосударствление, в том числе аграрная коллективизация, особенно в кластере кофейного производства. Этапным событием стало убийство агентами DGSE председателя Союза сельскохозяйственных производителей Никарагуа Хорхе Саласара 17 ноября 1980. Радикальные антисандинистские призывы стали встречать заинтересованный отклик многих никарагуанцев, недовольных подавлением гражданских свобод и репрессиями DGSE, собственников, подвергнутых экспроприации, а главное, крестьян, возмущённых принудительным кооперированием.

Отдельную категорию проблем создавала политика СФНО в отношении индейского населения Москитного берега. Насаждение административных структур на территориях проживания мискито, культурная унификация, экономическая регламентация вызывали резкое недовольство и отпор.

Активное недовольство режимом проявляли леворадикальные сандинисты, недовольные бюрократическим аппаратом и авторитарной политикой СФНО. В этом плане наиболее известен пример Эдена Пасторы.

Таким образом, к концу 1980 года в Никарагуа сложились условия для вооружённого антисандинистского сопротивления.

Первые боестолкновения правительственных сил с Контрас были отмечены в ноябре 1980 года. Поначалу они носили разрозненный характер и быстро подавлялись. Правительство плотно контролировало ситуацию в стране. Однако вооружённая оппозиция имела возможность действовать с иностранных плацдармов — из Гондураса на севере и Коста-Рики на юге.

Датой начала полномасштабной гражданской войны в Никарагуа обычно считается 11 августа 1981 года. В этот день в Майами были учреждены Никарагуанские демократические силы (FDN) — основная военно-политическая структура контрас. Вскоре FDN возглавили бывший подполковник Национальной гвардии Энрике Бермудес (военное командование), консервативный политик Адольфо Калеро (политическое руководство) и юрист Аристидес Санчес (стратегическое планирование, связь политического и военного руководства). Этот триумвират получил название Triángulo de Hierro — «Железный треугольник».

Базы вооружённых формирований FDN расположились в Гондурасе, близ никарагуанской границы. Основу военной организации FDN создали отряды крестьянского ополчения MILPAS (Народная антисандинистская милиция; до 1979 — созданная на базе отколовшихся от СФНО ходжаистов и других ультралевых Народная антисомосистская милиция), действовавшего ещё в 1970-х годах — в начале против сомосовской нацгвардии, затем против силовых структур СФНО. Из полевых командиров FDN наиболее известны Исраэль Галеано (Команданте Франклин, начальник штаба Никарагуанского сопротивления), Хосе Габриэль Гармендиа (Команданте Яхоб, командир спецназа), Энкарнасьон Вальдвиа Чаварриа (Команданте Тигрильо), Педро Пабло Ортис (Команданте Самоубийца), Оскар Собальварро (Команданте Рубен). Рядовые бойцы обычно происходили из крестьян, командиры — из MILPAS или из Национальной гвардии. Противоречия между бывшими гвардейцами Сомосы и бывшими антисомосистскими ополченцами, среди которых были и бывшие члены СФНО, регулярно порождали острые внутренние конфликты.

Известные лидеры контрас обычно являлись антикоммунистическими политиками — в основном правого (Адольфо Калеро, Аристидес Санчес), но также и левого, но враждебного марксизму-ленинизму (Альфонсо Робело, Эден Пастора) направления, офицерами Национальной гвардии (Энрике Бермудес, Роберто Кальдерон, Бенито Браво) и вожаками антисомосистских марксистских и левопопулистских парамилитарных ополчений, существовавших с дореволюционных времён (Энкарнасьон Вальдвиа, Оскар Собальварро, Рамон Морено).

Иначе формировался рядовой и младший командный состав. По данным репрезентативных послевоенных исследований и опросов, значительное большинство контрас составляли молодые крестьяне, до войны далёкие от политики. 78 % демобилизованных контрас происходили из деревенских семей. Преобладали возрастные группы от 16 до 25 лет. 95 % опрошенных имели начальное образование. По оценкам Оскара Собальварро, до 70 % контрас ранее поддерживали СФНО или служили в сандинистской армии.

Эта статистика опровергает представление о преобладании в движении бывших гвардейцев Сомосы. Как правило, антисандинистские настроения совмещались с антисомосистскими.

Главные гражданские лидеры FDN, в первую очередь Адольфо Калеро и Артуро Крус, кажется, искренне стремится к созданию плюралистического демократического общества. Их экономические взгляды, хотя и далеки от воплощения принципов свободного рынка, явно предпочтительнее марксистской политики сандинистов и коррумпированной клептократии режима Сомосы. Большинство бойцов FDN происходят из крестьянского класса. Их вера в демократический капитализм проблематична, но мало что свидетельствует об их желании вернуться к авторитаризму времён Сомосы.
Однако тревожным признаком является повсеместное присутствие чинов Национальной гвардии и полиции Сомосы в военном командовании FDN… Само по себе это, конечно, не доказывает, что контрас стремятся восстановить правую диктатуру. Не каждый солдат и даже офицер Национальной гвардии — почитатель Сомосы. Существуют свидетельства того, что Энрике Бермудес проявлял реформистские тенденции, которые побудили Сомосу назначить его в посольство в Вашингтоне — удобный способ изгнания. Возможно, в других обстоятельствах 1979 года Бермудес и его единомышленники-офицеры могли сыграть роль, аналогичную филиппинскому генералу Фиделю Рамосу и его последователям в недавней революции.
Большинство политических лидеров контрас идеологически приемлемы. Но есть тревожная параллель между военными командирами контрас и их визави — сандинистскими команданте. В послереволюционной борьбе за власть, умеренные демократические элементы проиграли потому, что марксисты имели больше оружия. Аналогичная проблема возникнет при победе контрас: гражданское руководство может оказаться под контролем военных с опытом сомосизма.
Тед Карпентер, эксперт Института Катона, июнь 1986

В качестве идейных мотиваций назывались «борьба за демократию» и «борьба против коммунизма». Однако эти лозунги рассматриваются авторами исследований как «клише», приобретённые уже в составе формирований. Обычно причины прихода к контрас заключались в экономических экспроприациях (прежде всего конфискации крестьянских земельных участков и национализации торговли с конфискацией урожая по госценам) и политических преследованиях со стороны сандинистского правительства.

С 1981 года начались систематические рейды FDN на никарагуанскую территорию: диверсии, террористические акты, разрушение хозяйственных и стратегических объектов, бои с подразделениями сандинистской армии, полицейскими формированиями и боевыми группами актива СФНО. Основными районами военной активности «северных» контрас стали департаменты Матагальпа, Хинотега, Эстели. В 1982 был открыт второй, «южный фронт» с коста-риканской территории — его организовал Революционно-демократический альянс (ARDE) Эдена Пасторы. Однако Пастора не имел доступа к внешней помощи и придерживался политической самоизоляции. Поэтому FDN оставались более сильной и активной структурой.

Масштабные боевые действия пришлись на 1983—1986 годы, общая численность вооружённых формирований FDN достигла тогда 17 тысяч. В 1985 была создана политическая коалиция контрас — Объединённая никарагуанская оппозиция (UNO). После отстранения идеологически мотивированного Пасторы от руководства ARDE «южные» и «северные» контрас объединили и скоординировали военные усилия под руководством Энрике Бермудеса и Исраэля Галеано. На Москитном берегу активизировали боевые операции индейские ополчения MISURASATA и KISAN под командованием Осорно Колемана. Однако нанести серьёзное поражение правительственным войскам контрас не смогли. Иногда боевикам удавалось сформировать постоянно действующие партизанские отряды в северных департаментах. Но, несмотря на все усилия, не удалось взять под контроль сколько-нибудь обширную территорию, чтобы объявить на ней о создании альтернативного правительства. Тактика контрас сводилась к рейдам, боестолкновениям и диверсиям с последующим отступлением на территорию Гондураса.

В конце 1986 года сандинистская армия активизировала боевые действия против контрас у границы с Гондурасом. Основываясь на данных, полученных в результате радиоперехвата и агентурной разведки, небольшие армейские разведгруппы стремились обнаружить отряды контрас в момент перехода границы, после чего сообщали о численности, вооружении и направлении движения противника. После этого из мест постоянной дислокации на перехват выдвигались батальоны лёгкой пехоты. Осложнилось и политическое положение контрас: в начале 1987 произошёл распад UNO.

В мае 1987 года на месте UNO было создано новое — самое эффективное — объединение контрас: Никарагуанское сопротивление (RN), консолидировавшее все крупные структуры оппозиции, кроме ARDE. Последняя попытка военного решения была предпринята в конце 1987 — начале 1988. Тяжёлые бои на рубеже 1987—1988 развернулись в различных районах страны. С военной точки зрения они не привели к коренному перелому, однако последнее наступление контрас сыграло важную политическую роль. На фоне перестроечных изменений внешней политики СССР сандинистское руководство вынуждено было пойти на переговоры о мирном урегулировании.

В то же время последняя масштабная наступательная операция сандинистской армии (Operación Danto 88) была проведена уже в 1988 году. Бои 1987—1988, особенно Operación Danto, командиры контрас считают наиболее тяжёлым и кровопролитным периодом гражданской войны.

По результатам военных действий к 1988 обозначилась «патовая ситуация»: контрас не могли свергнуть правительство, правительству не удавалось подавить контрас.

В военном отношении сандинистское правительство оставалось значительно сильнее контрас. Было значительно увеличены расходы на оборону. 15 марта 1982 года в Никарагуа было впервые введено чрезвычайное положение. Одновременно была принята чрезвычайная программа гражданской обороны. 13 сентября 1983 года вступил в силу закон № 1327 «О патриотической воинской службе», который устанавливал призывной принцип комплектования армии, и предусматривал прохождение 45-дневного курса начальной военной подготовки всеми никарагуанцами в возрасте от 18 до 25 лет.

В период после 1985 года численность Сандинистской народной армии достигала 75 тысяч человек, а с учётом территориальных формирований Сандинистской народной милиции — 90-95 тысяч. В той или иной форме было мобилизовано до 40 % мужского населения. МВД и DGSE эффективно контролировали положение внутри страны, пресекая попытки создания подпольных антиправительственных структур. Государственный контроль и разветвлённая система сандинистских общественных организаций обеспечивали стабильную лояльность к правительству значительной части населения страны.

Чтобы отвести обвинения в диктатуре, сандинистское руководство осуществило формальный переход к конституционно оформленным органам власти. 4 ноября 1984 года в Никарагуа состоялись всеобщие выборы. К ним были допущены и партии умеренной невооружённой оппозиции, объединённые в Никарагуанскую демократическую координацию. Президентом был избран глава сандинистского правительства Даниэль Ортега, большинство парламентских мандатов получил СФНО.

В условиях гражданской войны государственная система сандинизма приобретала всё более авторитарные и милитаристские черты. Власть окончательно сосредоточили в своих руках лидеры СФНО, руководившие силовыми структурами. К этому кругу относились президент Даниэль Ортега-старший, министр обороны Умберто Ортега-младший, министр внутренних дел Томас Борхе, начальник DGSE Ленин Серна, начальник штаба армии Хоакин Куадра.

Положение сандинистов осложнялось экономическими трудностями. В 1988—1989 годах правительство приняло ряд чрезвычайных мер по стабилизации экономики и финансов, сокращению администрации и государственных расходов. Благодаря этому в 1989 удалось в 20 раз уменьшить инфляцию — до 1500 %, в 8 раз — дефицит бюджета, вдвое — государственные расходы. Замедлилось падение производства, наметился рост сельскохозяйственной продукции (на 4 %) и экспорта. Но в целом ситуация оставалась крайне тяжелой.

Важнейшим фактором никарагуанской войны стала позиция США, где 20 января 1981 года пришла к власти республиканская администрация Рональда Рейгана, ориентированная на всемерную поддержку антикоммунистических сил по всему миру. Помощь никарагуанским контрас являлась принципиальным пунктом Доктрины Рейгана. Локальный никарагуанский конфликт превратился в важный элемент глобальной Холодной войны.

США предоставляли контрас вооружение и материальную помощь. Аргентинская спецслужба СИДЕ и 601-й разведывательный батальон обучали боевиков контрас на военных базах Лепатерике и Килали «аргентинскому методу» борьбы с коммунизмом. Спецназ контрас обучали также израильские спецталисты. Помощь контрас организовали активисты ВАКЛ, база снабжения была создана на коста-риканской территории при участии Движения свободы Коста-Рики. Поскольку политика СФНО приобретала всё более просоветский и прокубинский характер, контрас рассматривались как своего рода «авангард мирового антикоммунизма». Характерно, что связь с никарагуанской вооружённой оппозицией поддерживал итальянский ультраправый активист Стефано Делле Кьяйе.

2 июня 1985 года Адольфо Калеро представлял движение контрас на в ангольском городе Джамба.

Ежегодно Вашингтон ассигновал на помощь контрас до 100 млн долларов, не считая поддержки по неофициальным каналам. Отказ Конгресса США в финансировании никарагуанской вооружённой оппозиции вынудил администрацию искать обходные пути в нарушение американского законодательства. Результатом стал известный скандал Иран-контрас.

В апреле 1985 года США предъявили правительству Никарагуа ультиматум с требованием в течение 60 дней провести новые выборы и до 20 апреля 1985 года «начать диалог с оппозицией». В это же время на территории Гондураса были начаты крупномасштабные военные учения «Биг пайн-3», в которых участвовали 5 тысяч гондурасских военных, 5,5 тысяч военнослужащих США, 200 единиц бронетехники и вертолёты; одновременно у границ территориальных вод Никарагуа начались учения ВМС США «Юниверсал трек-85», в которых участвовали 36 кораблей и 7 тысяч военных моряков. Здесь же находились на патрулировании 2 американских авианосца. Правительство Никарагуа оценило деятельность США как недопустимое вмешательство во внутренние дела страны.

1 мая 1985 года президент США Рональд Рейган объявил о начале экономической блокады Никарагуа (блокада продолжалась до мая 1990 года). Решение о блокаде вызвало отрицательную реакцию со стороны многих стран мира (в том числе, стран Латинской Америки, Европы, СССР и социалистических государств), международных организаций и общественности.

Государства «социалистического лагеря», также сознававшие глобальное значение никарагуанского конфликта, оказывали массированную помощь сандинистскому правительству. Особенно широкие масштабы это приняло с 1982 года, после визита Даниэля Ортеги в Москву. СССР и Куба фактически осуществили программу перевооружения никарагуанской армии, снабдив её современной по тем временам бронетехникой, артиллерией и военной авиацией. По официальным данным, с 1978 по 1990 год в Никарагуа побывали 688 советских военнослужащих, в основном инструкторов, в том числе 77 человек срочной службы. Нередко они участвовали в боевых действиях, как правило, совместно с кубинскими подразделениями.

Советский КГБ, кубинская ДГИ, восточногерманская Штази, болгарский КДС, чехословацкая StB интенсивно взаимодействовали с сандинистской спецслужбой DGSE.

Общий объём советских военных поставок в Никарагуа, по разным оценкам, составлял 2—3 млрд долларов. Эта сумма заметно превышала американские ассигнования контрас и в значительной степени определяла исход военного противостояния. Закономерно, что правительство изъявило готовность к переговорам на рубеже 1987/1988, когда стало очевидным грядущее резкое сокращение советской помощи.

В сентябре 1987 года правительством Никарагуа была создана комиссия по национальному примирению. В декабре 1987 года начались переговоры сандинистского правительства с представителями RN. В январе 1988 года правительство Никарагуа отменило режим чрезвычайного положения и приняло закон об амнистии.

Первый результат диалога был достигнут 2 февраля 1988 года: Томас Борхе подписал мирное соглашение с лидером партии индейцев-мискито YATAMA (объединение MISURASATA и KISAN) Бруклином Риверой. Правительство признало автономию и преимущественные права индейцев на их традиционной территории Карибского побережья, YATAMA согласилась координировать с правительством использование экономических ресурсов и сообразовываться с общенациональным законодательством.

23 марта 1988 года, было подписано общенациональное Соглашение Сапоа между правительством и RN. Стороны договорились о прекращении огня, освобождении политзаключённых, возвращении эмигрантов, легализации оппозиции и политической реформе. На начало 1990 года назначались свободные выборы с участием всех политических сил Никарагуа. Соглашение означало окончание гражданской войны. Главную роль в успехе переговоров и мирном урегулировании сыграли Умберто Ортега и Адольфо Калеро.

Радикальные сандинисты (например, Ленин Серна) и радикальные контрас (прежде всего Энрике Бермудес) выступали против компромисса. Однако на СФНО оказала воздействие Москва, на RN — Вашингтон. СССР и США, в порядке нового политического мышления, демонстрировали ускоренное урегулирование региональных конфликтов.

В начале октября 1989 года правительство Гондураса потребовало от контрас покинуть территорию страны в срок до 6 декабря 1989 года и обратилось в Совет Безопасности ООН с просьбой направить миротворческие силы для выдворения контрас. В октябре 1989 года президент США Джордж Буш-старший утвердил санкционированное конгрессом США решение о выделении 9 млн долларов на финансирование избирательной кампании оппозиции в Никарагуа.

Гражданская война в Никарагуа привела к большим человеческим жертвам и нанесла большой экономический ущерб. По состоянию на начало апреля 1989 года, количество жертв войны превысило 50 тысяч человек, ещё 50 тысяч жителей приграничных районов (превратившихся в зону боевых действий) стали беженцами и вынужденными переселенцами. По состоянию на начало 1990 года общий ущерб экономике страны от действий «контрас» составил 3,5 млрд долларов США (по другим данным — 17 млрд). Внешний долг увеличился с 1,2 млрд долларов в 1979 до 11 млрд в 1990, многократно превысив ВВП республики.

Правительства США и ряда государств Латинской Америки и Западной Европы обвиняли руководство Никарагуа в нарушении демократических свобод и прав человека, в милитаризации власти. Даже Социнтерн и входившие в него партии, ранее солидаризовавшиеся с Никарагуанской революцией, стали критиковать сандинистский режим, хотя осуждали интервенционистскую политику США и необъявленную войну против Никарагуа. Вслед за США многие западноевропейские и латиноамериканские страны сократили связи с Никарагуа. Основная роль в помощи Никарагуа перешла к СССР, Кубе и другим социалистическим странам, приславшим специалистов и поставлявшим на льготных условиях в кредит, а частично и безвозмездно оружие, сырьевые товары, машины, оборудование.

25 февраля 1990 года в Никарагуа состоялись свободные выборы президента и Национальной ассамблеи. Вопреки большинству прогнозов, СФНО потерпел поражение, победу одержал Национальный союз оппозиции. Первое правление СФНО закончилось. В то же время, политические организации контрас также не получили поддержки избирателей. Отторжение никарагуанским обществом всех участников гражданской войны стало её главным результатом.

В 1990—2006 годах у власти находились правоцентристские либеральные правительства Виолетты Барриос де Чаморро, Арнольдо Алемана, Энрике Боланьоса.

На выборах 2006 победу одержал СФНО, президентом был избран Даниэль Ортега, выступавший уже не с марксистской, а с лево-традиционалистской программой. Интересно, что Партия никарагуанского сопротивления — политическая организация бывших контрас, участников гражданской войны против сандинистов, вступила в альянс с СФНО и поддержала кандидатуру Ортеги.

В октябре 2009 года Верховный суд Никарагуа отменил ограничения на количество президентских сроков, что позволило Даниэлю Ортеге вновь выдвинуть свою кандидатуру и переизбраться на выборах 2011 года. Оппозиция восприняла данное решение как узурпацию власти и попытку установить режим пожизненного правления. В результате в 2010 году в Никарагуа возникло вооружённое подполье — FDC 380, FASN—EP, Copan. Первые крупные акции провела группировка Хосе Габриэля Гармендиа — Команданте Яхоб в 1980-е годы командовал спецназом контрас. Некоторые наблюдатели заговорили об угрозе новой гражданской войны.

Никарагуанская армия получила российское вооружение и оборудование

8-08-2014, 22:58 • Опубл.: sattay • Просм.: 7444 • Комм.: 36 • События в мире +123
Вооруженные силы Никарагуа получили российское вооружение и оборудование, включая 23-мм зенитные артиллерийские установки ЗУ-23-2, тренажерный комплекс для вертолетов Ми-17В-5 и парашюты, на сумму 15 млн. долларов.
Как уже сообщалось, в присутствии представителей Военно-воздушных сил Никарагуа и посольства Российской Федерации 5 августа был введен в эксплуатацию новый единый интегрированный учебно-тренировочный комплекс для подготовки авиационного персонала десантно-транспортного вертолета Ми-17В-5, созданного в ЦНТУ «Динамика» по заказу ВВС Никарагуа.
Кроме того, по информации «Инфодифенса», сформирована новая зенитная артиллерийская группа под командованием подполковника Альдо Маурисио Эррера Нейра, оснащенная 23-мм российскими установками ЗУ-23-2.
В ходе церемонии передачи российского вооружения командующий ВС Никарагуа генерал Хулио Сезар Авилес Кастильо заявил, что никарагуанская армия рассчитывает получить самолеты и вертолеты, радиолокационные станции и средства ПВО для контроля воздушного пространства. При этом он не назвал страну-поставщика, с которой ведутся переговоры. Вконтакте Facebook Twitter Одноклассники Мой мир Постоянный адрес публикации на нашем сайте:
QR-код адреса страницы: