Военные в арктике

Военные возможности России в Арктике

С развитием мировой экономики арктическая зона приобретает все большее значение. В связи с этим растёт и обеспокоенность региональных государств ситуацией в сфере безопасности. Россия планирует сохранить за собой главную роль в Арктике, однако отстаивать на переговорах свои права на морские акватории, часть континентального шельфа и природные ресурсы становится все сложнее. Руководство страны, объявив Арктику «зоной мира», вместе с тем, намерено усилить военное присутствие в районах, имеющих жизненно важное значение как с точки зрения экономики, так и национальной безопасности.


Восстановление военной базы на Новосибирских островах и ввод в строй аэродрома «Темп» (о. Котельный, море Лаптевых).
Экономика или безопасность?
Геополитическое значение Арктики существенно повышается, и в основном это связано с климатическими изменениями, которые открывают перспективу для масштабной экономической деятельности в регионе. В связи с этим не исключено обострение международного соперничества за контроль над арктическими ресурсами и доступ в регион. Этой линии придерживаются страны НАТО, однако ряд внерегиональных государств, таких как Китай, Япония и Южная Корея, склонны сочетать принципы сотрудничества и конфронтации в зависимости от конкретной ситуации .
Российские интересы в Арктике сосредоточены в нескольких областях. Во-первых, это экономика, ведь регион обеспечивает около 11% национального дохода, имея возможности существенно повысить данный показатель в системе хозяйства нашей страны . В арктической зоне добывают значительное количество углеводородов и других полезных ископаемых , есть промышленный потенциал, очень перспективным считается и использование Северного морского пути – кратчайшего маршрута между европейскими и дальневосточными портами.

Природные ресурсы Арктики. Инфографика РСМД
Во-вторых, это безопасность. В Арктике расположены предприятия оборонной промышленности, базы Северного флота и объекты военной инфраструктуры, кроме того, государственная граница России на протяжении 20 тысяч километров проходит по Северному Ледовитому океану. Не менее важными, хотя и менее критичными для безопасности страны, являются научные и природоохранные интересы. В 2006 году была опубликована Концепция устойчивого развития Арктической зоны Российской Федерации, которая определила долгосрочные ориентиры и принципы государственной политики в регионе . Предполагалась поэтапная реализация этого документа до 2015 года, а сам он предусматривал обеспечение стабильного экономического роста и создание условий для решения экологических проблем. В 2008 году президент Дмитрий Медведев утвердил «Основы государственной политики Российской Федерации в Арктике на период до 2020 года и дальнейшую перспективу» . В этом документе сформулированы национальные интересы, которые подчеркивают важность арктической зоны как стратегической ресурсной базы, а также использование Северного морского пути в качестве национальной единой транспортной коммуникации. Целью в сфере безопасности было названо обеспечение благоприятного оперативного режима, включая поддержание необходимого боевого потенциала.

Большая прогулка
Новые инициативы России в Арктике получили практическое воплощение, прежде всего, в военной области.
В конце 2012 года президент Владимир Путин заявил, что Северный морской путь экономически более выгоден, чем Суэцкий канал, что делает его крайне важным для нашей страны . Вместе с тем в Арктическом регионе сегодня сходятся интересы многих государств, в том числе и внерегиональных, таких как Китай, Япония, Бразилия и Индия, а это заставляет Россию действовать решительно для сохранения контроля над обширной морской зоной, достигающей одного миллиона квадратных километров. При этом глава российского государства неоднократно отмечал, что все споры в регионе следует решать мирным путем, и сама Арктика должна стать «зоной мира».
В 2013 году на международном форуме «Арктика – территория диалога» в Салехарде Путин заявил, что Россия намерена в разы увеличить сеть особо охраняемых природных территорий в Арктической зоне, а также обеспечить там свою безопасность . На севере добывается более 80% российского газа и свыше 90% никеля и кобальта, эта территория обеспечивает формирование 12–15% валового внутреннего продукта и около четверти российского экспорта» .
В связи с этим неудивительно, что новые инициативы России в Арктике не ограничились установкой Артуром Чилингаровым титанового флага на хребте Ломоносова в 2007 году, а получили практическое воплощение, прежде всего, в военной области. В августе-сентябре 2013 года гидрографическое судно «Горизонт» и морской буксир МБ-56 Северного флота совершили экспедицию к архипелагу Земля Франца-Иосифа для изучения обстановки. В походе участвовал отряд специального назначения подводных сил Северного флота из Заозерска, который отвечал за охрану судна и безопасность участников экспедиции .
А в октябре 2013 года группа из десяти боевых кораблей под флагманством атомного крейсера «Пётр Великий» и в сопровождении атомных ледоколов «Ямал», «Вайгач», «50 лет Победы» и «Таймыр» совершила 2000-мильный поход через Баренцево море, Карское море и море Лаптевых, покрытые льдами . Соединение прибыло на Новосибирские острова в районе дельты реки Лены, доставив на остров Котельный более 40 единиц техники, крупногабаритные социально-бытовые блоки и более одной тысячи тонн материальных средств, имущества и горюче-смазочных материалов. План похода предусматривал и высадку на самой северной точке острова Рудольфа архипелага Земля Франца-Иосифа.
По словам заместителя министра обороны Аркадия Бахина, «операция была частью большой миссии по развитию Северного морского пути и освоению Арктической зоны» . А как рассказал главком ВМФ Виктор Чирков, «экспедиция выполнила задачи по сбору информации об изменении навигационно-гидрографической обстановки, корректуре карт и морских лоций, гидрометеорологическим наблюдениям, обследованию геодезических пунктов на архипелаге, изучению возможностей плавания неледокольных судов в высоких широтах» .
Эта операция уникальна по многим параметрам: количество задействованных боевых единиц, прохождение соединения сложным маршрутом, фактически недостижимым для других стран, доставка техники и грузов на отдалённую базу. Примечательно, что зарубежные экспертные круги воздержались от рациональных критических замечаний и ограничились фактической стороной дела. Эмоциональные выпады в духе «реставрации дипломатии канонерок» только подтверждают отсутствие разумных аргументов у наших оппонентов.
Непотопляемый ледовый авианосец
Помимо регулярных морских походов в арктическом регионе Россия начала восстановление базы ВВС «Темп» на острове Котельный. Эта база будет модернизирована с применением новых технологий, что даст возможность использовать круглый год и в любых погодных условиях транспортные самолеты Ан-26, Ан-72, Ан-74, а в перспективе Ил-76. Доставку грузов на аэродром «Темп» сегодня осуществляет смешанная авиационная группа, которая базируется на аэродроме Тикси в Республике Саха (Якутия). Министр обороны Сергей Шойгу, выступая на форуме «Арктика – территория диалога» в Салехарде, заявил, что этот «аэродром важен как опорное звено развития транспортной инфраструктуры в Арктике. И, конечно же, будет служить науке в качестве базы арктических экспедиций и научных исследований» .
В высоких широтах будут активно использоваться вездеходы, снегоходы и болотоходы, а также развиваться телемедицина для оказания помощи военнослужащим. Другими словами, все объекты будут отстраиваться для долговременного использования с максимально возможным комфортом.
Закончена модернизация взлетно-посадочной полосы (ВПП) на аэродроме двойного базирования «Рогачево» («Амдерма-2»), который расположен на полуострове Гусиная Земля. Здесь, вероятно, будет дислоцировано несколько эскадрилий истребителей-перехватчиков МиГ-31. Эти перехватчики войдут в состав системы противоракетной обороны и будут обеспечивать защиту границ России от воздушного нападения с севера, а также осуществлять прикрытие дислоцированного на Новой Земле ядерного полигона («Объект 700»).
Не исключено, что в ближайшие годы военное ведомство также восстановит самый северный в мире ледовый аэродром на острове Греэм-Белл в архипелаге Земля Франца-Иосифа . Во времена СССР это был аэродром подскока для стратегических бомбардировщиков, расстояние до Северного полюса составляет 896 километров. В конце 1980-х годов там проводились учения, связанные с базированием МиГ-31, которые могли перехватывать авиацию США задолго до ее возможного подлета к центральным районам РФ.
Россия по-прежнему делает ставку на ВВС как важный элемент демонстрации силы. В 2007 году впервые после распада СССР российские стратегические бомбардировщики Ту-95МС совершили вылет с базы Энгельс в арктическую зону. Примечательно, что в конце 1980-х годов число таких полётов в год порой превышало 500, однако сегодня возобновление российского присутствия в воздухе вызвало всплеск эмоций в Норвегии, Канаде, Великобритании и США. Но многие военные эксперты все же заверили правительства своих стран, что Россия не собирается ни на кого «нападать сверху», а использует авиацию как политический инструмент для обозначения своих интересов .
Российское руководство намерено продолжать взятый в 2008 году курс на постоянное военно-морское присутствие в Арктике.
Стратегическая авиация РФ сегодня насчитывает 63 турбовинтовых бомбардировщика Ту-95МС и 18 сверхзвуковых Ту-160, для действий в Арктике подходят и 80 бомбардировщиков средней дальности Ту-22М3. В разной степени оперативной готовности находятся базы ВВС в Анадыре, Мончегорске, Оленьей, Тикси и Воркуте. Между тем, эти базы сталкиваются с такими серьезными проблемами, как стареющий парк авиации, недостаточное количество самолетов-заправщиков и сложность доставки в арктическую зону большого количества средств материально-технического обеспечения.
Большие корабли для высоких широт
Российское руководство, по всей видимости, намерено продолжать взятый в 2008 году курс на постоянное военно-морское присутствие в Арктике. Не исключено, что к атомному крейсеру «Петр Великий» в течение десяти лет могут присоединиться еще три корабля — «Адмирал Лазарев», «Адмирал Нахимов» и «Адмирал Ушаков». В составе Северного флота имеется и единственный российский авианосец «Адмирал Кузнецов», при этом некоторые эксперты связывают возможности установления воздушного превосходства в регионе именно с палубной авиацией.
Бесспорно, Россия сталкивается с трудностями в обеспечении контроля над морской акваторией в арктической зоне. Флот испытывает недостаток в современных надводных кораблях класса «фрегат». И хотя предусматривается ввод в строй восьми фрегатов типа «Адмирал Горшков» и шести кораблей типа «Адмирал Григорович», этого недостаточно для выхода на советский уровень присутствия в высоких широтах.
Не стоит забывать, что один из важнейших элементов стратегии сдерживания – ядерный потенциал Северного флота. В советские времена подводники научились использовать особенности арктических акваторий для скрытного перемещения из-за акустических помех и ледовых масс, а также проводить ракетные пуски, пробивая лёд в последний момент, что также снижает уязвимость лодки . Подобные тренировки проводятся и сегодня.

По мнению специалистов, в случае постоянного присутствия в Арктике атомных подводных лодок ВМС США и размещения элементов ПРО морского базирования здесь могут появиться возможности по перехвату наших баллистических ракет, что делает возможным нанесение «обезоруживающего удара» .
В связи с этим большую роль играет модернизация российского подводного ядерного потенциала. С 2007 года лодки проекта 667БДРМ оснащают новыми ракетами «Синева», которые могут нести до десяти боевых блоков и запускаться из-подо льда, в итоге субмарины смогут остаться на боевом дежурстве до 2030 года. В январе 2013 года в состав ВМФ вошел новый атомный подводный крейсер «Юрий Долгорукий» с ракетами «Булава», всего до 2020 года планируется построить восемь таких кораблей для Северного и Тихоокеанского флотов.
Для нужд Северного флота в 2012 году был создан Арктический центр материально-технической поддержки, который занимается снабжением судов, подразделений инженерных и транспортных средств, а также обслуживанием сооружений, технических баз снабжения, складов для хранения топлива и других подразделений в Мурманской и Архангельской областях. Личный состав центранасчитывает не менее 15 тысяч человек. Это около трех тысяч военнослужащих и более 12 тысяч представителей гражданского персонала и военизированной охраны. В своей повседневной деятельности они используют более 150 судов обеспечения Северного флота и около 1200 единиц автомобильной и специальной техники .
Специальные задачи
Ввиду сложных условий масштабное наращивание военного присутствия малопродуктивно, более результативным видится усиление мер контроля над воздушным, водным и сухопутным пространствами, а также размещение подразделений для решения специальных задач.
Большая часть российских вооружённых сил в арктической зоне — две бригады мотострелков и бригада морской пехоты, дислоцируется в Мурманской области. Вместе с тем «Основы государственной политики Российской Федерации в Арктике на период до 2020 года и дальнейшую перспективу» предусматривают усиление служб береговой охраны и пограничного контроля, а также организацию технического контроля над проливами, устьями рек, лиманами на всей трассе Северного морского пути. Однако ввиду сложных условий масштабное наращивание военного присутствия малопродуктивно, более результативным видится усиление мер контроля над воздушным, водным и сухопутным пространствами, а также размещение подразделений для решения специальных задач.
Интересно, что в октябре 2013 года отряды сил специального назначения ВС РФ выполнили ряд операций на Кольском полуострове. По словам полковника Олега Кочеткова, «особое внимание было уделено ведению боевых действий в условиях Заполярья, в том числе в гористой местности» . Военнослужащие отрабатывали навыки выживания в экстремальных условиях, маскировки и снайперской войны. Вероятно, в ближайшие годы в арктической зоне произойдет развертывание двух бригад для решения задач охраны военных объектов и инфраструктуры Северного морского пути . В частности, в Печенге к 2016 году планируется разместить 200-ую отдельную мотострелковую бригаду, военнослужащие которой проходят подготовку по специальной «северной» программе. Эта бригада будут оснащена военной техникой и снаряжением для действий в Арктике .
Также планируется организовать постоянное патрулирование силами береговой охраны пространства от Мурманска до острова Врангеля у северного побережья Чукотки. При этом особое внимание будет уделено борьбе с невоенными угрозами – оборотом наркотиков, браконьерством, нелегальной миграцией, будут совершенствоваться процедуры пропуска через государственную границу на северных участках.
Кроме того, Россия продолжит выполнять свои обязательства по «Соглашению о сотрудничестве в области готовности и реагирования на загрязнения моря нефтью в Арктике», а также «Соглашению о сотрудничестве в области авиационного и морского поиска и спасания». С этой целью будет регулярно проводиться мониторинг ситуации, в том числе с моря и воздуха.
Еще один непростой вопрос – подготовка кадров для работы в арктической зоне. Ядро российского военного присутствия в Арктике – Северный флот, продолжит походы боевых кораблей с отработкой комплекса мероприятий боевой учебы в сложных климатических условиях и исследовательскую деятельность в малоизученных районах . Один из приоритетов ВВС России — наращивание присутствия в Арктической зоне нашей страны, что подразумевает и подготовку экипажей для действий в сложных условиях .
Российская Арктика находится под пристальным иностранным вниманием – авиация, корабли и подводные лодки стран НАТО, а также представители различных научных организаций и НПО активно изучают арктические пространства. По мере укрепления нашего присутствия в регионе подобная активность будет только расти.

Вместе с тем, для решения всего комплекса задач требуется совершенствование человеческих ресурсов в области морской деятельности в Арктике. Необходима подготовка персонала для работы на шельфе и в Мировом океане, а также научных кадров и преподавателей для высшей школы, специалистов по подводным технологиям, технологиям LNG и ряду других направлений. Сегодня подготовкой кадров занимаются Мурманский государственный технический университет, Российский государственный университет нефти и газа имени И. М. Губкина и школа профессионально-технического обучения ФГУП «Арктикморнефтегазразведка» . Интересным проектом стало создание в 2001 году Университета Арктики, объединившего 136 образовательных и научных учреждений России, Канады, Дании, США, Норвегии, Исландии, Финляндии и Швеции. Научно-образовательное сотрудничество в области подготовки гражданских специалистов может стать еще одним ключом к международной интеграции в регионе и послужить делу эффективного использования его ресурсов.
***
Не секрет, что российская Арктика находится под пристальным иностранным вниманием – авиация, корабли и подводные лодки стран НАТО, а также представители различных научных организаций и НПО активно изучают арктические пространства. По мере укрепления нашего присутствия в регионе подобная активность будет только расти, поэтому российские возможности по предупреждению спорных ситуаций и устранению возможных угроз следует укреплять на всем протяжении Северного морского пути.

Российско-норвежские военно-морские учения «Помор-2012»
Следует отметить, что российские программы по модернизации вооруженных сил и увеличению военного присутствия в арктической зоне не направлены против каких-либо государств региона, хотя подобные опасения и имеются у наших зарубежных партнёров.
Так, норвежский политик Торвальд Столтенберг говорит о необходимости усиления военного сотрудничества между Норвегией, Швецией, Данией и Исландией . Предлагается создать войсковую группу для вмешательства в кризисные ситуации и проводить регулярное патрулирование воздушного пространства Исландии. Т. Столтенберг считает необходимым сформировать к 2020 году совместные морские силы быстрого реагирования, ледокольного флота, амфибийных подразделений, сил гражданской обороны, киберподразделений и спутниковой группировки.
Растет и число военных учений в арктической зоне с участием иностранных государств, при этом активность США, Канады и Дании даже превышает уровень активности в годы холодной войны . Арктические государства ускоренными темпами модернизируют собственные вооруженные силы, в том числе с учетом возможного решения задач в регионе. Ситуацию осложняет отсутствие действенных международных режимов безопасности в Арктике, а также все более активное поведение внерегиональных государств, которые будут поддерживать тех игроков, которые предложат им наилучшие условия участия в арктических проектах. Поэтому именно России предстоит взять на себя лидирующую роль по формированию и систематизации всей «арктической подсистемы международных отношений», используя свой авторитет, потенциал и конкурентные преимущества.
Стоит привести и успешные примеры сотрудничества в военной области. Так, в 2011 и 2013 годах проводились совместные военно-морские учения «Помор» (первое состоялось еще в 1994 году). В ходе маневров особое внимание уделено борьбе с морским терроризмом и мероприятиям поисково-спасательного характера . Подобный опыт сотрудничества Россия могла бы распространить на всех заинтересованных участников, сделав Арктику действительно «территорией сотрудничества».

ФОТО: МИХАИЛ КЛЕМЕНТЬЕВ/EPA

Владимир МАКСИМОВ
14.03.2020

Мировые государства начали борьбу за Арктику. Чем так вызван интерес к этому региону? Как выяснили ученые, здесь сосредоточены большие запасы природных ресурсов. Вот за них в мире и разворачивается борьба, не говоря уже о логистической составляющей. Россия имеет свои интересы в Арктике в области освоения ресурсного потенциала и укрепления обороноспособности. Есть категория ультра-патриотов, оптимизм которых иногда прямо пропорционален деструктивному результату, так как шапкозакидательство ведет лишь к забалтыванию проблемы, но не к ее решению.

Когда мы слышим скоропалительные выводы о том, что глобальное потепление в Арктике с одновременным усовершенствованием ледокольного флота позволяют с уверенностью сказать, что в ближайшей перспективе российский Северный морской путь (СМП) все-таки может заработать в полную силу и составить конкуренцию Суэцу, мы, безусловно, встречаемся именно с этой категорией «специалистов».

Вспомним очевидное. Ежегодные объемы перевозок через Суэцкий канал составляют более 974 млн т Аналогичный показатель транзита через Северный морской путь равен 200 тыс. тонн, что соответствует менее чем 1% «египетского маршрута» морских перевозок.

Безусловно, альтернативная роль Северного морского пути в контексте доставки грузов из Китая и всей Юго-Восточной Азии в Европу, его возрастающие перспективы в конкуренции с египетским Суэцким каналом, сегодня прослеживается все с большей отчетливостью. Однако, даже при самом оптимистичном прогнозе на развитие магистральной инфраструктуры, увеличение поисково-спасательных станций и ледокольного флота в разы, строительство новых портов для обслуживания транзитных судов потребуются десятилетия.

Да и льды тают не со скоростью всемирного потопа, описанного в Святом Писании. Без ледоколов пока не обойтись, а они должны быть приписаны к портам по всему маршруту следования морского транспорта.

Ну, а пока установки Президента РФ Владимира Путина, который еще в 2018 году в Послании Федеральному Собранию озвучил задачу развития СМП, выполняются именно в тех объемах, которые прогнозировали объективно оценивающие ситуацию эксперты «Росатома» и Минтранса.

В 2016 году объем грузоперевозок по СМП достиг 7,5 млн т, впервые превысив показатели, достигнутые в СССР, когда в 1987 году по СМП было перевезено 6,7 млн т. А уже 2018 году грузооборот по СМП составил более 20 млн т.

Глава государства поставил цель достижения показателя в 80 млн т в год. Надо заметить, что значительный объем перевозок составит транспортировка российских грузов, что не считается транзитом. Это означает, что глобально влиять на мировые объемы морских перевозок в ближайшей перспективе Россия не сможет.

И именно здесь появляется фактор Китая, единственной страны, которая обладает ресурсами и желанием сократить путь для своих товаров в Европу почти в 2 раза.

Загвоздка лишь в том, что судовладельцы крупногабаритных транспортов и нефтеналивных танкеров при использовании СМП и инвестировании в магистральную инфраструктуру снова и неминуемо столкнутся с жесткими американскими санкциями. К тому же Северная Европа вряд ли захочет обеспечить беспрепятственный доступ китайским товарам на свои рынки. То есть риски неизбежны.

Именно поэтому, когда мы говорим об Арктике, то нужно отдавать себе отчет, что Северный морской путь в деле глобального освоения Арктики – это пока больше декларативная история, хоть и с огромными перспективами.

В реальности сегодня идет речь об увеличении присутствия России в Арктике, работе на будущее, укреплении обороноспособности России на этом направлении и эксплуатации ресурсного потенциала.

По данным Геологической службы США, в Арктическом регионе сосредоточено около 15% неразведанных мировых запасов нефти и около 30% – газа. Таяние полярных льдов открывает новые возможности для добычи углеводородов и их транспортировки.

А значит, игра стоит свеч! Борьба уже приобретает довольно острые формы, в состязании за арктические глубины и шельфы вступили помимо ключевых игроков – России, Канады, США, Норвегии, и новые претенденты. Некоторых из них, таких как Евросоюз, Россия и Канада оттеснили от дележа арктического пирога по обоюдному согласию, но вот с Китаем такой номер не пройдет.

НЕИЗБЕЖНА ЛИ ВОЙНА ЗА АРКТИКУ

Война за Арктику, футурологи называют ее «последним переделом мира», может начаться только в одном случае – при необратимом развитии негативного сценария затяжной войны на Ближнем Востоке.

Так ли неизбежна горячая фаза подобного конфликта в ближайшее время? Или это все же плод больного воображения?

Рассуждая над этим, нельзя не вспомнить, что буквально в январе этого года, после атаки Ирана на военную базу Коалиции «Айн-аль-Асад» и военный объект США в Эрбиле, мир искренне полагал, что стоит на пороге большой войны.

А ведь вполне возможно, что если в Персидском заливе и в районе Суэца случится глобальный конфликт, то Иран, учитывая наличие у страны баллистических ракет средней дальности (до 2000 км) и эшелонированной системы ПВО, может не просто стать крепким орешком для янки, но и способен нанести им ответный удар, который приведет к немалым разрушениям военной инфраструктуры США и потерям в живой силе.

Горный, в отличие от поверженного коалицией Ирака, рельеф, и многочисленные прокси-силы, симпатизирующие Ирану в регионе, позволяют Исламской Республике надеяться на успешную оборону.

В случае обострения конфликта перекрыт будет не только Ормузский пролив, о чем неоднократно заявляли военачальники КСИР (Корпуса стражей исламской революции), но и Баб-эль-Мандебский. Эту услугу иранцам сделают хуситы-зейдиты Йемена из группировки «Ансар Аллах», контролирующие Сану во многом благодаря Ирану.

Мировые цены на нефть подскочат, так как Саудовская Аравия окажется на какое-то время изолирована от транспортных коридоров, как и все другие страны Персидского залива. Именно при таком нежелательном для всего мира сценарии последствия могут стать необратимыми. Но при этом, как ни странно, невероятным образом возрастет роль Северного морского пути.

Конвои Северного флота России смогут обеспечить надлежащую безопасность транспортов. Относительное отсутствие комфортной инфраструктуры по пути следования и риски, связанные с большим льдом, будут компенсированы абсолютной безопасностью.

Выгода России, безусловно, даст повод начать ей вредить. Ее обвинят в заинтересованности в конфликте и помощи Ирану. А как же еще?

Этот гипотетический сценарий только кажется несбыточным, но в Арктике надо быть готовыми ко всему. Благо именно там базируется самый сильный флот России, мощь которого позволяет спокойно взирать на шевеление соседей.

Спокойно, но при этом не без внимания и детального анализа. Ведь недооценка ведет к беспечности. И даже самый малый враг может нанести большой урон.

ВСЕ ЛИ СПОКОЙНО В ДАТСКОМ КОРОЛЕВСТВЕ?

Страны, берега которых омывает Северный Ледовитый океан, ведут себя в отношении ресурсов Арктики практически одинаково. Все претендуют на лакомые сектора, разжигают аппетиты несоразмерно с реальностью, и нарезают для себя как можно больше.

Дания… Страна с пятимиллионным населением, владеющая самым большим в мире островом – Гренландией. В своих притязаниях на Арктику Дания намного жаднее Норвегии, которую интересует только архипелаг Шпицберген да Баренцево море.

Дания выдвигает территориальные претензии всем. Даже Канаде по поводу острова Ганса, а заодно и России по вопросу подводного Ломоносовского хребта, который считает продолжением своего шельфа…

В ноябре 2004 года маленькая Дания, видимо вспомнив, как воинственные даны, в далекие времена викингов, покоряли Нортумбрию и Мерсию, придумали хитроумный план присоединения обширнейшей территории к своему королевству. Правда, речь шла о территории, скрытой под водой.

Не забыли датчане и о самом Северном полюсе.

Сославшись на данные собственных ангажированных ученых и, как водится, на американские снимки из космоса, датчане подали заявку со своей претензией через Комиссию ООН по границам континентального шельфа (CLCS).

Для Дании это было пятое по счету прошение о пересмотре границ Арктики, но в отличие от прежних заявок внешнеполитическая инициатива 2014 года стала для датчан более амбициозной.

Амбиции Дании, как следует из заключений научного сообщества королевства, простираются отныне на целую треть нейтральных вод в центре Северного Ледовитого океана, включая Ломоносовский хребет, который российские ученые обоснованно считают продолжением континентального шельфа Евразии.

Дания же утверждает, что Ломоносовский хребет – это «продолжение» Гренландии. Кроме того, Дания, как было сказано выше, заявляет теперь права и на близлежащую зону, включая Северный полюс.

Территориальные претензии Копенгагена на столь весомый кусок Арктики обосновываются проще простого – через суверенитет над островом Гренландия. Причем, если исходить из формальных соображений – именно береговая линия Дании находится ближе всех других стран к Северному полюсу.

РОССИЯ. МУРМАНСКАЯ ОБЛАСТЬ. ФОТО: ЛЕВ ФЕДОСЕЕВ/ТАСС

Согласно Конвенции ООН по морскому праву исключительной экономической зоной государства является акватория, измеряемая расстоянием в 200 морских миль (370 км) от берега. Претензии на воды за пределами 200-мильной зоны должны быть подкреплены не голословными данными, а научными и техническими исследованиями, признанными всеми сторонами.

А ведь в 1994 году большинство стран ратифицировали Конвенцию ООН по морскому праву. Этот документ приобрел характер основополагающего. Он установил морское право, в том числе в Арктике.

Но в том то и дело, что в нем была и пресловутая 76-я статья. В соответствии с ней в течение 10 лет после ратификации документа 5 арктических государств (Россия, США, Канада, Норвегия и Дания) имели право подать заявку на получение эксклюзивных прав на разработку морского шельфа в Арктике, который располагается на большем расстоянии, чем оговоренная 200-мильная зона приоритетных экономических прав. Вот все этим правом и воспользовались, и Дания при этом проявляет особую прыть.

Милитаризация Арктики началась и идет полным ходом. Причем, показные противоречия по мелким вопросам между странами НАТО по вопросам межевания разведанных ресурсов и принадлежности шельфа никак не влияют на консенсус Североатлантического альянса в главном – вставлять палки в колеса России.

Дания в этом смысле может сыграть роль исполнителя, которому поручат разведку боем. «Большие братья» подталкивают датчан, как собственно и норвежцев, на маленькую провокацию против России.

Аналитики Северного флота РФ, безусловно, знают, откуда дует ветер, поэтому очень внимательно отслеживают приготовления Дании в области военно-морского строительства.

В строю Королевского флота Дании сегодня находятся 4 океанских сторожевых корабля типа «Тетис», способных размещать на борту боевые вертолеты, 3 новых фрегата типа «Ивер Хюитфельд», вооруженные новейшими американскими зенитно-ракетными комплексами средней дальности (до 50 км) и крылатыми ракетами «Гарпун», 2 корабля управления и поддержки типа «Абсалон» с минно-торпедным вооружением, противокорабельными крылатыми ракетами, зенитной артиллерией и двумя вертолетами на борту. Корабли датчане строят на собственных верфях в Обенсе.

И самое интересное – в составе Королевских ВМС Дании находятся два подразделения особого назначения, а так же элитное подразделение – корпус боевых пловцов, в число задач которого входит специальная разведка, саботаж и уничтожение береговых сооружений противника и кораблей в местах базирования. Есть еще, так называемый лыжный патруль, «Сириус» – элитное подразделение, занимающееся патрулированием Северной и Северо-Восточной частей Гренландии, военной разведкой и диверсиями.

И еще один, казалось бы, посторонний факт – не так давно датское правительство одобрило продажу Украине за €102 млн трех 450-тонных патрульных катеров типа «Флювефискен» в противоминной конфигурации.

КАНАДА И США В ГИПОТЕТИЧЕСКОЙ ВОЙНЕ ЗА АРКТИКУ

Парадокс заключается в том, что состоящая в НАТО наряду с Данией Канада отвергла научные обоснования Дании относительно прав на Арктический шельф и воды, правда, при этом, представив данные, говорящие в пользу Канадского протектората над Ломоносовским хребтом.

Дания после этих недружественных действий союзника по НАТО в очередной раз руками своих волонтеров водрузила датский флаг на крохотном острове Ганса в проливе Кеннеди, оставив канадцам ящик шнапса.

Канадцы в свою очередь ответили заходом на спорный скалистый остров своих военных кораблей и установкой флага с кленовым листом, присовокупив соответствующий спиртной напиток для неугомонных датчан – им оставили виски.

Эта «интеллигентная война» между Данией и Канадой продолжается давно, и, безусловно, является шуточной баталией курам на смех. Но она не вводит никого в заблуждение, и лишь обнажает серьезную проблему – кого-то так и тянет поиграть мускулами.

Канадская флотилия, базирующаяся в непосредственной близости к Арктике, состоит из 17 кораблей. Это 7 многоцелевых патрульных фрегатов, 2 эсминца противовоздушной обороны с управляемым ракетным оружием, 6 кораблей береговой обороны, один нефтяной танкер-заправщик «Призервер» и всего лишь одна подводная лодка.

Флотилия насчитывает не более 5 тыс. военнослужащих и 2 тыс. гражданского персонала. Имеется отряд боевых пловцов-водолазов «Атлантик», эдакий спецназ. Но все равно не густо! Датчане и те кажутся более грозной силой на этом предполагаемом театре военных действий.

Но дело все в том, что канадцы на себя и не рассчитывают, отведя себе роль вспомогательных сил. Они просто уверены, что заправлять ситуацией как всегда будут янки! Неслучайно же на авансцене Атлантики и Арктики вновь появился Второй флот США!

Второй флот США существовал с февраля 1950 года, но в 2011 году он был по тактическим соображениям расформирован, но в 2018 году, по стратегическим – возрожден снова.

Всего за один год после восстановления он уже провел совместные с европейцами учения на Балтике, однако, основным его театром действий заявлены Атлантика и отдельный Североатлантический регион.

В этой связи примечательна одна цитата. Вот что заявил вице-адмирал Эндрю Льюис, ныне возглавляющий эту оперативную единицу военно-морских сил США: «В условиях все более непростого вопроса глобальной безопасности все наши союзники и противники прекрасно понимают, что многие из активных морских путей в мире лежат в Северной Атлантике. В сочетании с открытием судоходства в Арктике конкуренция на названных пространствах будет только расти, и Второй флот гарантирует, что наша нация готова присутствовать и сражаться в регионе, если потребуется»…

Вот так, и никак иначе обстоят дела. В случае обострения арктических противоречий, именно американцы, а не датчане, норвежцы или канадцы, будут играть первой скрипкой в противостоянии с Россией.

Авторы: Владимир МАКСИМОВ

РОССИЙСКАЯ АРМИЯ ВОЗВРАЩАЕТСЯ В АРКТИКУ

В Арктике в последнее время появляется все больше солдат. Канада, Россия, Соединенные Штаты, Норвегия и Дания надеются на освоение огромных запасов нефти и природного газа под тающими льдами и намерены защищать свою часть полезных ископаемых от чужих загребущих рук.

Об этом было прямо заявлено на состоявшемся недавно «круглом столе» «Арктика и интересы национальной безопасности России». Его участники в присутствии журналистов обсуждали среди прочего, насколько реальны угрозы безопасности для нашей страны на ее северных рубежах. Вроде бы с той стороны никто на нас никогда не нападал, но теперь ситуация меняется. Тают арктические льды, а под ними уже разведано большое количество углеводородов, которые привлекают к региону всеобщее внимание. На этом фоне было бы неплохо восстановить там наше военное присутствие, свернутое пару десятилетий назад. Чтобы и за себя постоять, и за наши энергоносители.

Глава Минобороны Сергей Шойгу в соответствии с указаниями президента Владимира Путина вплотную занялся этой проблемой: Генштаб уже докладывает о первых успехах в развертывании частей и подразделений, а также о создании военной инфраструктуры за Северным полярным кругом.

При этом очевидно, что такие задачи потребуют больших затрат. Нужно восстановить брошенные несколько десятилетий назад военные аэродромы, построить военные городки и создавать береговую инфраструктуру вдоль Северного морского пути.

Восстановление аэродромов Тикси, Нарьян-Мар, Алыкель, Амаерма, Нагурская, Анадырь и Рогачево, а также ряда других влетит в немалую копеечку, поскольку ремонтные работы обходятся в условиях Заполярья раз в пять дороже, чем где-нибудь в средней полосе России.

Впрочем, есть надежда, что затраты в будущем себя оправдают. Те же аэродромы и базы послужат не только военным, но и могут быть использованы научными организациями, торговым флотом, рыбаками и МЧС. А постоянное патрулирование ледоколов в перспективе обеспечит регулярную навигацию для российских и иностранных судов по Северному морскому пути.

Однако когда начнется интенсивное движение, встанет вопрос защиты границ. Причем не в одной безопасности дело. Мощным стимулом для восстановления военной инфраструктуры являются и экономические интересы. По данным ООН, разведанные запасы арктической нефти составляют 100 млрд. кубометров, газа — 50 трлн. Наши оценки еще выше. Глава «Роснефти» Игорь Сечин говорит, что запасы газа на континентальном шельфе РФ превышают 80 триллионов кубометров. Все это стоит весьма немало…

Правда, ложкой дегтя в этой большой бочке арктического меда пока является то, что стоимость добычи углеводородов в тех широтах очень высока. «Если представить, что добыча ведется уже сейчас, то при нынешних ценах эти нефть и газ невозможно продать с прибылью. Именно по этой причине разработку Штокмановского месторождения отложили в долгий ящик», — говорит эксперт Михаил Кругихин. К тому же сроки реализации проектов на континентальном шельфе составляют 8—10 лет, и никто не знает, какие цены на углеводороды сложатся к тому времени.

Но все равно готовиться к активной разработке полезных ископаемых в Арктике нужно. «Россия должна располагать в Арктическом регионе всеми возможностями для защиты своих экономических интересов и обеспечения национальной безопасности», — заявил на том же «круглом столе» первый заместитель председателя Комитета Совета Федерации по обороне и безопасности Николай Федоряк.

Он напомнил, что в 90-х годах от нашей арктической группировки вооруженных сил не осталось практически ничего. «Подразделения и части, истребительная авиация были расформированы, аэродромы заброшены. От Мурманска до Петропавловска-Камчатского не было практически ни одной боевой единицы. Радиолокационное поле, истребительное авиационное и зенитно-ракетное прикрытие прекратили существование. Наши арктические земли остались без охраны и обороны» сказал он.

Доведение российской группировки до уровня, обеспечивающего отражение существующих и будущих угроз, будет сложным, длительным и дорогостоящим процессом. «От начала поставок кораблей, самолетов, радиотехнических средств до достижения боеготовности подразделений проходит от трех до пяти лет, — отметил Федоряк. — В условиях, когда конкуренты превосходят Россию по экономическим возможностям, наш выход — работать на опережение», — заключил он.

Таким образом, за последние сто лет наша страна третий раз пытается создать систему обороны северных рубежей. Первый раз оборонялись от германцев, второй г- от американцев. Сейчас опасность может прийти с совершенно неожиданной стороны. И нужно быть готовым к возможным неприятностям.

Именно поэтому с 16 по 21 марта 2015 года прошла внезапная проверка боеготовности Северного флота и недавно образованного на его базе Объединенного стратегического командования (ОСК) «Север»; В военных учениях поначалу приняли участие 38 тысяч военных, около 4000 единиц военной техники, свыше 55 боевых кораблей и подлодок, 100 самолетов и вертолетов. К середине недели количество военнослужащих и боевой техники фактически удвоилось, потому как к «битве за Арктику» подключились соединения из других округов.

Например, разведывательные подразделения Ивановского соединения Воздушно-десантных войск были впервые десантированы в районе архипелагов Новая Земля и Земля Франца-Иосифа. В их переброске, по сообщению пресс-службы Министерства обороны, было задействовано более десятка тяжелых военно-транспортных самолетов Ил-76. Военно-воздушные силы, в свою очередь, за это время перебросили на запасные аэродромы — поближе к Северному Ледовитому океану — из других районов страны почти сотню ударных самолетов и вертолетов.

Расстояние переброски — от 400до 4000 километров от места постоянного базирования. Российская ударная авиация в условиях Арктики успешно отработала все поставленные задачи, начиная от уничтожения на земле колонн условного противника, заканчивая воздушными боями с «вражескими» крылатыми ракетами.

Северный флот, в свою очередь, успешно уничтожил несколько «вражеских» военно-морских группировок в акватории Баренцева моря, высадил десант на необорудованное побережье, а недавно образованная в его структуре первая отдельная арктическая мотострелковая бригада «прикрыла» от нежелательного проникновения сухопутную границу Российской Федерации на северном направлении.

Учения подобного размаха, при котором задействовались даже военнослужащие с юга России (бригада специального назначения ЮВО), в Арктике не проводились даже в советские времена. Проведение подобных маневров сейчас российское Министерство обороны объясняет необходимостью «проверить в деле» новое Объединенное стратегическое командование.

Эти учения должны были показать силу нашей страны в условиях обострения отношений между Западом и Российской Федерацией. «Арктика — это регион, откуда в перспективе может быть материализован целый ряд военных угроз, которые создаются там странами НАТО. Поэтому нам надо быть готовыми к быстрому их парированию» сказал по этому поводу главный редактор журнала «Национальная оборона», член Общественного совета при Минобороны Игорь Коротченко.

Между тем война в Арктике может быть совсем не такой, какой ее j себе представляли 15—20 лет назад. И связано это с меняющимся местом этого макрорегиона в мировой политике и экономике.

Первый раз Россия в лице Советского Союза воевала в Арктике с фашистской Германией по времена Великой Отечественной войны. Эго была война за территорию и ресурсы, которые через нее проходили, потому как арктические конвои считались самым быстрым способом доставить союзническую помощь в СССР. Но и самым опасным. Не менее 15% всех грузов оказывались на дне из-за атак на транспорты представителей кригсмарине и люфтваффе. Поэтому в северо-западной части Советского Заполярья в 1941—1944годах развернулась, как мы уже говорили, жестокая схватка между советскими и германскими моряками.

Во второй раз российская часть Арктики стала театром военных действий во времена холодной войны между СССР и США. Полет через Северный полюс считался наиболее эффективной траекторией движения межконтинентальных баллистических ракет шахтного (на суше) базирования для обеих стран.

Кроме того, у советских берегов постоянно дежурили атомные американские субмарины, также вооруженные ядерным оружием. Один раз дело дошло даже до прямого, правда, случайного столкновения.

Это случилось 11 февраля 1992 года. Американская атомная подводная лодка типа «Лос-Анджелес», вооруженная крылатыми ракетами «Томагавк», в тот день занималась сбором разведывательных данных о деятельности ВМФ СССР в районе Кольского полуострова. Причем делала она это в территориальных водах нашей страны. В это время, вернувшись из похода, из глубины на поверхность в этом месте начала всплывать советская АПЛ К-276 под командованием капитана 2-ого ранга Игоря Локтя.

По стечению обстоятельств К-276 ударила американскую лодку передней частью боевой рубки в прочный корпус, от чего в нем образовалось несколько пробоин. Субмарина все же смогла самостоятельно дойти до своей базы, но вскоре была списана из боевого состава ВМС США, поскольку ремонту уже не подлежала. К-276 ремонт потребовался, но сейчас эта лодка под названием «Кострома» продолжает нести службу.

К сожалению, и ныне субмарины США по-прежнему несут боевое дежурство в северных морях, осуществляют здесь разведку. Вспомним хотя бы случай в августе 2014 года, когда российские моряки обнаружили в акватории Баренцева моря американскую подводную лодку типа «Вирджиния». Субмарину шуганули, но, очевидно, она была и будет не единственным «непрошеным гостем» у российского арктического побережья.

По решению президента России Владимира Путина на базе Объединенного стратегического командования Северного флота создано Объединенное стратегическое командование «Север», которое сейчас приобретает черты нового военного округа. В Заполярье началось интенсивное восстановление разрушенной в постсоветское время военной инфраструктуры и создание новой.

Это не только военные аэродромы. Растет и инфраструктура для личного состава. В 2014 году, например, Спецстрой ввел в эксплуатацию блочно-модульные здания для военнослужащих на Земле Александры, острове Врангеля и на мысе Шмидта.

В декабре того же 2014 года сформирована отдельная арктическая мотострелковая бригада Северного флота, дислоцированная в поселке Алакургти Мурманской области. Вторая арктическая бригада в 2015 году размещается в Ямало-Ненецком автономном округе.

А Дальневосточное высшее военное командное училище с 2013 года начало готовить к службе в Заполярье молодых офицеров. Курсанты училища по спецпрограмме проходят лыжную подготовку, учатся прыгать с парашютом в северных широтах, управлять снегоходами и другой спецтехникой, выживать в экстремальных условиях, ночевать в снегу и строить времянки из снега и льда.

В 2015 году, по словам начальника российского Генштаба Валерия Герасимова, начнет работу специальный центр для подготовки военных, проходящих службу в Арктике, Одна из главных составляющих этой подготовки—умение обращаться с новой техникой. Российские ученые и инженеры предлагают военным новые разработки, приспособленные к условиям Заполярья.

«Все корабли и самолеты, которые мы сейчас создаем, будут адаптированы к арктическим условиям. Например, разрабатываем систему посадки самолетов, которая будет давать точность около метра. Если будут отработаны автоматические заходы на посадку, то мы многие вопросы преодолеем», — цитирует ТАСС начальника Морской авиации ВМФ РФ генерал-майора Игоря Кожина.

«Объединенная приборостроительная корпорация» (ОПК) разрабатывает универсальные комплексы связи шестого поколения, которые смогут устойчиво работать на Крайнем Севере. Они не только должны обеспечивать надежную связь в условиях постановки помех, но и призваны обеспечить ее скрытность.

На вооружение начали поступать радиолокационные станции (РЛС) «Подсолнух». Об этом сообщило ТАСС со ссылкой на генерального директора ОАО «РТИ» Сергея Боева (он с 2012 года является генеральным конструктором национальной системы предупреждения о ракетном нападении).

Это одна из самых малоизвестных отечественных военных разработок. Она была создана уже в нынешнем веке Научно-исследовательским институтом дальней радиосвязи (входит в РТИ) для непрерывного круглосуточного контроля надводной и воздушной обстановки в пределах 200-мильной экономической зоны России. Однако на самом деле «Подсолнух» может также «заглянуть» за радиогоризонт и «поймать» морской надводный или воздушный объект на расстоянии до 450 километров. Экспортные варианты станции могут одновременно сопровождать до 300 морских и 100 воздушных объектов одновременно и выдавать целеуказания на поражение.

Причем предусматривается создание специального варианта конструкции для работы в Арктике. И дело не только в том, что аппаратуру РЛС надо будет более тщательно защитить от мороза. В Заполярье возмущенная ионосфера, которая сильно влияет на распространение радиоволн. Плюс за счет ледовой шапки поверхностная радиоволна преломляется и отражается так, что не всегда можно традиционными методами понять, что перед вами: айсберг, корабль или что-то другое, пояснил заместитель гендиректора РТИ Игорь Бевзюк.

Военным, проходящим службу в Заполярье, также начали поступать бронетранспортеры БТР-82АМ (их огневая мощь почти вдвое превосходит традиционный БТР-80) и снегоходы «Буран» с отапливаемой кабиной. Заправляется арктическая бронетехника специальным дизельным топливом и маслом, что, по словам замминистра обороны генерала армии Дмитрия Булгакова, позволяет без каких-либо дополнительных приспособлений запускать двигатели в 60-градусный мороз.

Булгаков также заверил журналистов, что до конца года все военнослужащие, служба которых проходит на территории Арктики будут обеспечены специальной формой одежды, способной выдерживать температуры до -57 °С.

Помимо этого, Военно-медицинской академией разработаны нормы арктического рационного питания для военных, проходящих службу на Крайнем Севере. Не исключено, что в них войдут и продукты питания, приготовленные из местного сырья. Например, появились информация, что специалисты норильского филиала НИИ сельского хозяйства Крайнего Севера разработали технологию приготовления «арктических» макарон. Один рецепт — для вегетарианцев — с добавлением рябины и кипрея. Другой — с перемолотым мясом северного оленя. «Диетическое мясо северного оленя уникально и по усвояемости превосходит все виды мясной продукции», — утверждает заместитель директора НИИ Андрей Кайзер.

Очевидно, что Арктика, так же как и Крым, прочно стала в центр внимания российского военного ведомства. Тем не менее мы не собираемся заниматься милитаризацией Арктики. Наши действия в этом регионе носят сдержанный и разумный по масштабам характер, необходимый д ля обеспечения обороноспособности России. Так сказал в конце 2014 года на расширенном заседании коллегии Минобороны РФ президент России Владимир Путин.

Между тем обстановка в Арктике все усложняется. Продолжают барражировать в Северном Ледовитом океане атомные субмарины с ядерным оружием на борту. Обостряется, несмотря на мировой финансовый кризис, и спор за арктические месторождения нефти и газа. Да, часть проектов, особенно по нефти, отложена. Но совсем отказываться никто не хочет. Между тем львиная доля арктического газа и 40 % арктической нефти находятся на берегах или у берегов России. И наша страна будет защищать эти ресурсы всеми имеющимися у нее средствами.

Кроме того, российская Арктика — это опять-таки еще и Северный морской путь. По кратчайшей морской дороге между Европой и Юго-Восточной Азией уже через 10— 15 лет любое судно сможет прейти летом без сопровождения ледокола. И от того, как наша страна к этому времени сможет регулировать движение по этой международной дороге, зависит не только порядок и чистота у российских арктических берегов, но и пополнение государственной казны.

По мере повышения интенсивности движения нарастает и риск аварий. Что означает крушение танкера с нефтью во льдах Заполярья, объяснять, думаю, никому не нужно. Однако США и ряд его союзников настаивают на том, чтобы движение кораблей и судов по Севморпути осуществлялось без всякого контроля со стороны России.

Да и Китай прозрачно намекает на то, что для его судов должны быть созданы «особые условия» при их прохождении через Северный Ледовитый океан. Более того, для сопровождения своих торговых судов китайцы начали проектировать военные корабли, конструкция которых позволит им двигаться во льдах без помощи российских ледоколов. А это значит, что со временем и КНР, при всех нынешних хороших отношениях с Россией, может в качестве аргумента опереться на свою военную силу.

Поэтому очевидно, что нынешние военные учения в Арктике — далеко не последние. Российские военные вернулись в Заполярье всерьез и надолго. Как говаривали в свое время поморы, земляки Ломоносова: «Нам чужого не надо. Но и своего мы не упустим»…

Как устроена российская военная база в Северном Ледовитом океане

Уделить особое внимание развертыванию воинских частей и инфраструктуры на арктическом направлении президент России Владимир Путин призвал еще в 2014 году. «Россия все активнее осваивает этот перспективный регион и должна располагать здесь всеми рычагами для защиты своей безопасности и национальных интересов», — отметил тогда он на расширенном заседании коллегии Минобороны.

Реклама

Во многом подобное решение российского президента связано с тем, что борьба за контроль над Арктическим регионом нарастает с каждым днем.

В нее вступают не только страны бассейна Северного Ледовитого океана — США, Канада, Норвегия, Дания, но и державы иных регионов, например, КНР. Полярные исследования перешли из сферы науки в сферу экономики, что привело к ожесточенному политическому спору между государствами, граничащими с Арктикой.

Дело в том, что в Арктическом регионе может находиться до четверти потенциальных мировых ресурсов нефти и газа. На текущий момент здесь выявлено более 20 крупных нефтегазовых месторождений. Для 10 из них перспективность разработки уже доказана. Согласно подсчетам Минприроды РФ, на площади 6,2 млн кв. км сосредоточены запасы 15,5 млрд т нефти и 84,5 трлн куб. м газа. Самым известным, несомненно, является Штокмановское месторождение, расположенное в российской шельфовой зоне Баренцева моря.

Ведущие мировые страны пытаются освоить новые месторождения нефти и газа, используя самые различные пути для предъявления своих прав на районы, богатые углеводородами.

Другой не менее важный ресурс Арктики — это транспортные коммуникации. Ожидается, что в текущем столетии Северный Ледовитый океан полностью освободиться ото льда.

Прогнозы по срокам этого события разнятся. Но трасса Северного морского пути (СМП) становится все более и более доступной для коммерческого судоходства. Объем перевозок по СМП растет на десятки процентов в год. Прогноз регистра Ллойда на 2021 год — 15 млн тонн. По решению Владимира Путина Россия до 2024 года должна добиться 80 млн т перевозки по этому пути.

Причина интереса к СМП проста и понятна. Маршрут из Китая в Западную Европу по СМП имеет протяженность около 8,1 тыс. морских миль. Путь через Суэцкий канал длиннее на 2,4 тыс. миль. Если огибать Африку, то надо добавить еще более 4 тыс. миль. Для растущего грузопотока из Европы в Восточную Азию использование СМП сулит существенные прибыли — порядка одного миллиона долларов в расчете на один рейс крупного контейнеровоза.

Последнее время все чаще со стороны США высказываются мнения об ослаблении российского присутствия в Арктике и интернационализации Северного морского пути. То есть в Вашингтоне ведут к тому, что СМП должен стать транспортной артерией, открытой для всего мирового сообщества, а не являться только российской национальной транспортной коммуникацией. Помимо этого, США полагают необходимым активизировать свою деятельность в Арктике и вывести ее на новый уровень, в частности, за счет расширения присутствия в этом регионе Береговой охраны.

Арктика становится ареной глобальной конкуренции за транспортные потоки и природные ресурсы глобального значения. Ситуация осложняется тем, что международное законодательство применительно к этому региону имеет значительные пробелы. Немаловажен военный потенциал сдерживания в этом направлении.

В этих целях в период с 2013 по 2018 год были построены военные базы «Темп» (остров Котельный, архипелаг Новосибирские острова) и «Нагурское» (остров Земля Александры, архипелаг Земля Франца-Иосифа). Продолжается строительство позиций радиолокационных подразделений и пунктов наведения авиации на острове Врангеля и мысе Шмидта. Начато строительство арктического аэродрома на архипелаге Земля Франца-Иосифа.

У Союза не получилось

На этой неделе группа журналистов, в составе которой был военный обозреватель «Газеты.Ru», побывала на базе «Темп». Остров Котельный располагается в Северном Ледовитом океане между Морем Лаптевых и Восточно-Сибирским морем.

На острове сооружен административно-жилой комплекс «Северный Клевер». Это первый в России военный городок замкнутого цикла. Это означает, что личному составу, проживающему в нем, не надо выходить во внешнюю среду. Все системы связаны между собой закрытыми переходами.

В советские времена, когда на позициях радиотехнических и зенитных ракетных подразделений располагались несколько не связанных между собой административных, жилых и хозяйственных зданий, нередки были происшествия, связанные с гибелью личного состава.

К примеру, военнослужащий выходил из казармы и на середине пути (который составлял-то всего несколько десятков метров), случалось, попадал во внезапный и сильнейший снежный заряд, который затем переходил в многодневную пургу со скоростью ветра в 20-25 м/с. Видимость в эти часы сокращалась до метра.

Военнослужащий терял ориентацию, начинал ходить кругами и в конечном итоге погибал от усталости и обморожения. Поэтому в целях безопасности между домами и казармами натягивали веревки, с помощью которых можно было передвигаться во время снежных зарядов.

Другая опасность, которая подстерегает в Арктике, — белые медведи. Для этого зверя человек — предмет охоты.

В советские времена предпринимались попытки создать сооружения с замкнутым циклом жизнеобеспечения. Подобные комплексы получили название «Арктика», где под одной крышей располагались жилые, служебные, административные и хозяйственные помещения. Однако тогда желания опережали имеющиеся технологические возможности, да и комплексы «Арктика» имели ряд врожденных и очень существенных недостатков.

В частности, дизельная электростанция в них располагалась под одной крышей со всеми остальными помещениями, плюс ко всему сами комплексы были изготовлены из материалов, которые горели как порох. Это привело к тому, что ходе эксплуатации в частях и подразделениях арктического региона они практически все были утрачены — сгорели.

Что касается вооружения и военной техники, имеющейся сейчас на Котельном, то

в настоящее время на острове развернут подвижный береговой ракетный комплекс (ПБРК) «Бастион». Он предназначен для поражения надводных кораблей различных классов и типов из состава десантных соединений, конвоев, корабельных и авианосных ударных групп, а также одиночных кораблей и наземных радиоконтрастных целей в условиях интенсивного огневого и радиоэлектронного противодействия.

«Бастион» комплектуется сверхзвуковой противокорабельной ракетой 3М55 «Оникс» (экспортное название «Яхонт») с дальностью стрельбы до 300 км. Этой дальности достаточно, чтобы обеспечить покрытие Северного морского пути.

Из средств противовоздушной обороны на Котельном имеется несколько боевых машин самоходного зенитного ракетно-пушечного комплекса «Панцирь-С1». Помимо этого, на базе «Темп» развернута отдельная радиолокационная рота.

Север связи: армейские базы в Арктике получили военный интернет

В Арктике завершилось формирование сети беспроводного «военного интернета». В первую очередь он связал между собой, а также с Большой землей автономные базы типа «Арктический трилистник», расположенные на островах и континентальном побережье Северного Ледовитого океана. При этом передача информации и ее объемы теперь не зависят от географической широты или погодных условий. Эксперты отмечают, что введение новой системы связи поможет наладить боевое управление отдаленными воинскими частями.

Сеть позволяет обмениваться данными с высокой скоростью на расстоянии в сотни и тысячи километров, рассказали «Известиям» источники в Минобороны. Передача информации в Арктике осуществляется с помощью спутниковой и радиорелейной связи. Теперь каждый из этих каналов способен поддерживать качественную коммуникацию, в том числе и видеотрансляцию. «Военный интернет» физически отделен от «мировой паутины», чтобы не допустить несанкционированного проникновения извне. В армии его называют ЗСПД — закрытый сегмент передачи данных.

Сегодня российские войска управляются с помощью автоматизированных систем управления (АСУ), которые нуждаются в устойчивых и защищенных каналах связи, отметил главный редактор журнала «Арсенал Отечества» Виктор Мураховский.

— Сейчас в Арктике создается единая система освещения надводной, подводной и воздушной обстановки, — рассказал «Известиям» эксперт. — Все «Трилистники» находятся на важном северном стратегическом направлении и, так как они обладают радиотехническими и войсковыми разведывательными возможностями, информация от них должна передаваться в вышестоящие структуры в режиме реального времени. Новая сеть и АСУ позволят связать базы и другие объекты с Национальным центром управления обороной.

В мирное время с помощью АСУ отдаленным гарнизонам будет легче вести хозяйственные дела. В частности, есть программы, которые учитывают складские запасы и даже помогают делать заказы всего необходимого с центральных складов.

Арктические магистрали

Для того чтобы решить проблему интернет-связи в северных широтах, вооруженными силами в течение последних лет была усилена космическая группировка российских спутников, которые рассчитаны на обслуживание территории Крайнего Севера. Сейчас количество аппаратов позволяет обеспечить качественную передачу данных в Заполярье.

Фото: РИА Новости/Виталий Тимкив

Второй магистральный канал коммуникации — радиорелейная связь, основанная на многократной ретрансляции сигналов. Для этого строится линия вышек вроде сотовых, которые с одной на другую по цепочке направленно передают сигнал. Такими сетями часто пользуются нефтяники и газовики.

Данная схема позволила обеспечить плотное покрытие связью не только военные базы, но и большие территории. Теперь без нее не останутся корабли и суда, а также самолеты ледовой разведки, находящиеся в отдаленных арктических районах. Дублирование каналов в крайне суровых погодных условиях — несомненный плюс.

Создать такую сеть с сопутствующей инфраструктурой в Арктике крайне сложно, считает гендиректор аналитической компании Telecom Daily Денис Кусков.

— Разработчикам пришлось решить ряд сложных технических задач, — рассказал он «Известиям». — Например, всё наземное приемо-передающее и ретрансляционное оборудование выше классом, чем гражданское. Оно должно безотказно функционировать при экстремально низких температурах, не реагировать на их перепады, выдерживать серьезную ветровую нагрузку. Также были решены проблемы, касающиеся тестирования и мониторинга работы сетей, — это гарантирует их надежность.

Заполярные «Трилистники»

Сейчас в Арктике развернуто несколько крупных полностью автономных военных баз — именно им в первую очередь требуется надежная связь. Самая известная из них — «Арктический трилистник», которая расположена на острове Земля Александры архипелага Земля Франца-Иосифа. Основная ее задача — обеспечение ПВО страны. База имеет замкнутый цикл жизнеобеспечения — все важные здания и сооружения связаны между собой переходами, что позволяет личному составу не выходить на улицу без особой необходимости.

На острове Котельный архипелага Новосибирские острова развернута база «Северный клевер», рядом с которой расположен стратегически важный военный аэродром «Темп». На острове Врангеля построен городок «Полярная» звезда». Аналогичная база недавно открылась и на мысе Отто Шмидта на Чукотке.

Российская военная база «Арктический трилистник»

Фото: ТАСС/Пресс-служба Минобороны РФ

На таких объектах, как правило, развернуты радиолокационные посты, пункты наведения авиации и аэродромы, защищающие Севморпуть и российские границы с Севера. Арктические гарнизоны являются мощными форпостами, прикрывающими все важные промышленные районы страны — Центральный, Уральский и Сибирский.

«Прошить» Арктику

В ближайшей перспективе Минобороны должно построить волоконно-оптическую трансарктическую линию связи — уже разработана структурная схема подводной системы и началась подготовка к ее прокладке. В первую очередь она создается для нужд ВМФ, ВКС и береговых войск Северного и Тихоокеанского флотов.

Ранее «Известиям» писали, что волоконно-оптическая магистраль буквально «прошьет» Арктику и Дальний Восток. Она начнется в Североморске, пройдет через Анадырь, Петропавловск-Камчатский до Владивостока. Линия длиной 12,7 тыс. км поделена на две части — Арктическую и Дальневосточную. Протяженность первой составит около 5,7 тыс. км, второй — 7 тыс. км.

Российская военная база «Арктический трилистник»

Фото: РИА Новости/Вадим Савицкий

При прокладке магистрали оборудуют отрезки нескольких типов: безретрансляционные, с подводными ретрансляторами и с лазерной накачкой для усиления светового потока. Применение той или иной технологии будет зависеть от рельефа и гидрогеологической обстановки. Обязательное условие для используемой аппаратуры и оптоволокна — стойкость при крайне низких температурах.

В итоге линия свяжет все военные и военно-морские базы в труднодоступных районах и позволит создать современную разветвленную телекоммуникационную сеть на побережье и островах Северного Ледовитого и Тихого океанов.