Военно морское училище им фрунзе

Морской корпус основан по личному распоряжению Петра Первого 14 (25) января 1701 года в Москве как Школа математических и навигацких наук, которая помещалась в Сухаревой башне.

Санкт-Петербургский военно-морской институт образован 1 ноября 1998 года в результате объединения Высшего военно-морского ордена Ленина, ордена Ушакова I степени Краснознамённого училища имени Михаила Васильевича Фрунзе и Высшего военно-морского училища подводного плавания имени Ленинского комсомола. С 1999 по 2002 год курсанты ВВМУ им. М. В. Фрунзе носили ленточку на бескозырках «С.-Петербургский ВМИ», а курсанты ВВМУПП — «Военно-морской институт». С 2002 года курсанты на бескозырках носят ленту «Морской корпус Петра Великого».

С 15 июля 2009 года Морской корпус Петра Великого — Санкт-Петербургский военно-морской институт подчинён Военно-морской академии имени Адмирала Флота Советского Союза Н. Г. Кузнецова. Он стал именоваться «Морской корпус Петра Великого — Санкт-Петербургский военно-морской институт» (филиал № 1) ВУНЦ ВМФ (военный учебно-научный центр Военно-Морского Флота «Военно-морская академия имени Адмирала Флота Советского Союза Н. Г. Кузнецова»).

Петровская Школа математических и навигацких наук была рассчитана на 200 учащихся и готовила специалистов не только для флота, но и для армии, а также для государственной службы. Срок обучения в зависимости от способностей и подготовки учеников составлял от 4 до 13 лет. Выпускники школы —навигаторы — получали права на производство в офицеры флота только после длительного плавания на кораблях (как правило, английского и голландского флотов) при успешной сдаче экзамена. Первый выпуск состоялся в 1705 году. В 1711 году в школе обучалось 500 учеников в возрасте от 15 до 33 лет. В экзаменовании кандидатов принимал участие и сам Пётр Первый.

1 октября 1715 года указом Петра Первого в Санкт-Петербурге на базе старших классов Навигатской школы была основана Академия морской гвардии (Морская академия), военное учебное заведение для подготовки офицеров флота. Морская академия первоначально размещалась в доме адмиралтейств-советника А. В. Кикина (у современной Дворцовой площади), а с 1743 года — в бывшем дворце фельдмаршала Б. Х. Миниха на Васильевском острове.

В 1716 году для выпускников академии было утверждено воинское звание «гардемарин» (от французского garde de marine — страж моря, или морской гвардеец). После выпуска гардемарины зачислялись в гардемаринскую роту в Кронштадте. Летом они распределялись по кораблям, а зимой продолжали образование на берегу. По результатам экзаменов и при наличии свободных вакансий (должностей) на флоте гардемарины производились в чин мичмана, который с 1732 года стал первым флотским офицерским чином (с перерывом на 1751—1758 годы).

15 декабря 1752 года Навигацкая школа и гардемаринская рота были упразднены, а Морская академия преобразована в Морской шляхетный кадетский корпус.

В 1771 году, после большого пожара, уничтожившего здание корпуса, кадеты и гардемарины были переведены в Кронштадт. В Кронштадте, в Итальянском дворце, Морской шляхетный кадетский корпус размещался до 1798 года, когда вернулся в новое здание в Санкт-Петербург. Здесь училище размещается и сейчас.

À PROPOS

Геннадий Владимирович Колевид — офицер-подводник, выпускник Ленинградского Нахимовского военно-морского училища, Высшего военно-морского училища подводного плавания имени Ленинского комсомола и Санкт-Петербургского государственного университета культуры и искусств, коллекционер, автор серии статей о военно-морских учебных заведениях.

С 1802 года слово «шляхетный» было исключено из названия корпуса.

10 октября 1812 года в связи с Отечественной войной воспитанники Морского кадетского корпуса были эвакуированы в морскую крепость Свеаборг Великого княжества Финляндского. Крепость Свеаборг (по-фински — Суоменлинна) — самая большая морская крепость в мире — была построена в 1747—1791 годах шведами на островах вблизи Хельсинки для защиты восточных частей Швеции и Финляндии. Воспитанников разместили в ведомственных зданиях на острове Густав-Сверд. Здесь корпус пробыл до 13 февраля 1813 года.

В 1827 году при корпусе был организован офицерский класс, из которого затем в 1877 году выросла Военно-морская академия.

В 1832 году для гардемаринов и кадетов были утверждены погоны с адмиралтейским якорем.

В 1843 году императором Николаем Первым был утверждён герб Морского кадетского корпуса.

2 июня 1867 года Морской кадетский корпус был переименован в Морское училище, отнесённое к разряду высших учебных заведений. Срок обучения составлял четыре года, а с 1875 года — пять лет. В 1872 году на флоте была введена лента на бескозырку с наименованием корабля, флотского экипажа или учебного заведения. В училище введена лента с надписью «МОРСКОЕ УЧИЛИЩЕ».

В 1891 году Морское училище было вновь переименовано в Морской кадетский корпус, обучение стало шестилетним. Кадеты и гардемарины на бескозырках с февраля 1891 года имели ленту «МОРСКОЙ КАДЕТСКИЙ КОРПУСЪ».

В 1901 году в Санкт-Петербурге широко отмечали 200-летний юбилей Морского корпуса. В честь этой даты был утверждён памятный нагрудный знак с правом его ношения: «всем состоящим в корпусе в день юбилея лицам в офицерских и классных чинах по учебному, административному и строевому составу корпуса и священнослужителям; воспитанникам, состоящим в специальных классах корпуса в день юбилея, но не ранее, как по окончании ими курса в этом корпусе и по производстве в офицеры».

Основанием знака служила сложенная голубая лента ордена Святого Андрея Первозванного, завязанная внизу бантом, с выполненной на ней надписью золотыми буквами: «НАВИГАТСКАЯ ШКОЛА — 1701. МОРСКОЙ КАДЕТСКИЙ КОРПУС — 1901». В верхней части знака, под золотой императорской короной, накладные римские цифры «СС» (т. е. 200), покрытые белой эмалью. Внутри первой цифры расположен золотой вензель Петра Великого, внутри второй — вензель Николая Второго. В центре знака помещён герб корпуса. Автор рисунка знака — преподаватель Морского корпуса подполковник Н. В. Мешков.

В 1906 году из названия учебного заведения убрали слово «кадетский», соответственно, надпись на ленте бескозырки стала гласить «МОРСКОЙ КОРПУСЪ».

В 1910 году был утверждён выпускной нагрудный знак, разрешённый к ношению всеми лицами, окончившими полный курс наук в Морском корпусе.

Значки ВВМКУ им. М.В. Фрунзе разных лет

6 ноября 1914 года Николай Второй назначил шефом корпуса своего сына цесаревича Алексея Николаевича, и корпус стал именоваться «Морской Его Императорского Высочества Наследника Цесаревича Корпус», а на ленточке была приведена надпись «МОРСКОЙ Е. И. В. НАСЛ. ЦЕСАР. КОРП.». В 1916 году корпус снова переименовали в училище — «Морское Его Императорского Высочества Наследника Цесаревича училище».

До 1917 года праздник Морского корпуса ежегодно отмечался 6 ноября — в день святого Павла Исповедника (небесный патрон Павла Первого).

В дореволюционный период Морской корпус пользовался вниманием высшей государственной власти, особенно императоров Петра Великого, Павла Первого, Николая Первого, Николая Второго, и был отмечен многими пожалованиями и подарками.

С приходом к власти Временного правительст-ва училище стало называться «Морское училище». Оно продолжало работать до марта 1918 года, когда было расформировано в соответствии с декретом о роспуске старого флота и создании Рабоче-Крестьянского Красного Флота (РККФ).

15 сентября 1918 года приказом по РККФ было объявлено о создании в Петрограде Курсов командного состава флота. Официальное открытие курсов состоялось 10 октября 1918 года в помещении бывшего Морского училища. 30 июня 1919 года курсы реорганизовали в Училище командного состава флота (УКСФ) со сроком обучения 3,5 года. В состав УКСФ входили два отдела: военно-морской, который готовил штурманов, артиллеристов, минеров, и технический — для подготовки механиков, электромехаников и радиотелеграфистов.

Значки ВВМКУ им. М.В. Фрунзе разных лет. Из коллекции Геннадия Колевида

Первый выпуск состоялся 18 июня 1922 года; из 518 человек, принятых на курсы в 1918 году, вышло на флот только 82 человека. В том же году подготовка по специальностям «инженер-механик» была переведена в Военно-морское инженерное училище — преемник Морского инженерного училища, позднее — Высшее военно-морское инженерное училище имени Ф. Э. Дзержинского. 22 октября 1922 года УКСФ было преобразовано в Военно-морское училище (ВМУ).

С 1923 года для учебной практики слушателей были отведены восстановленные учебные корабли «Комсомолец» (бывший «Океан») и «Аврора».

В середине 1924 года в состав училища было включено Военно-морское подготовительное училище, основанное в 1921 году сначала для подготовки моряков военного флота и потому называвшееся «Подготовительная школа для моряков военного флота». Подготовительное училище, перешедшее в ВМУ со всем своим преподавательским и курсантским составом, составило в нём общеобразовательный отдел. Структура преобразованного ВМУ в этот период включала трёхгодичные общие классы и трёхгодичные специальные классы.

В ноябре 1925 года при училище были сформированы так называемые параллельные классы комсостава флота. Они предназначались для того, чтобы в течение трёхлетнего обучения дать высшее образование лицам среднего, старшего и высшего комсостава и политработникам кораблей и частей.

Зимой 1925 года были введены новое Положение о Военно-морском училище и новый штат. В положении указывалось, что задача Военно-морского училища состоит в том, чтобы готовить средний командный состав для Рабоче-Крестьянского Красного Флота.

7 января 1926 года приказом № 20 РВС СССР училищу было присвоено имя народного комиссара по военным и морским делам Михаила Васильевича Фрунзе, скончавшегося в 1925 году.

Значки ВВМКУ им. М.В. Фрунзе разных лет. Из коллекции Геннадия Колевида

М. В. Фрунзе командовал в Гражданскую войну армией и группой армий на Восточном, Туркестанском и Южном фронтах. После войны стал командующим войсками Украины и Крыма, занимал должность председателя Реввоенсовета СССР, входил в состав Президиума ВЦИК СССР.

Осенью 1926 года в училище было образовано гидрографическое отделение, на которое было переведено 35 второкурсников расформированного перед этим Военно-морского гидрографического училища.

Летом 1928 года в училище было создано политическое отделение, на котором продолжали обучение курсанты расформированного Военно-морского политического училища имени С. Г. Рошаля.

7 ноября 1930 года курсанты училища впервые принимали участие в московском военном параде. С тех пор сводный парадный расчёт военных моряков, в который входили курсанты ленинградских училищ, ежегодно стал выезжать в Москву для участия в военных парадах на Красной площади.

Значки ВВМКУ им. М.В. Фрунзе разных лет. Из коллекции Геннадия Колевида

К началу учебного года — 1 ноября 1932 года — в училище было сформировано четыре сектора: надводный, подводный, гидрографический и авиационный (готовивший специалистов для морской авиации). Надводный сектор состоял из трёх дивизионов: штурманского, артиллерийского и минно-торпедного, а подводный из двух: штурманского и минно-торпедного. Дивизионы подразделялись на учебные группы, каждая из которых включала два класса.

Выпуск 1936 года стал первым выпуском лейтенантов флота, он состоялся 10 июня. С этого года срок обучения был увеличен до четырёх лет, специализация начиналась на третьем курсе.

Постановлением Центрального Исполнительного Комитета СССР от 13 июня 1936 года училище награждено Почётным революционным Красным знаменем ЦИК Союза ССР и стало называться Военно-морское Краснознамённое училище имени М. В. Фрунзе (ВМКУ им. М. В. Фрунзе).

На ленточках бескозырок в этот период была надпись «КРАСНОЗНАМ. В. М. У. ИМ. ФРУНЗЕ».

В сентябре 1936 года произошло переформирование секторов, и их стали называть отделами. Подводный и надводный отделы были ликвидированы, вместо них создали штурманский, артиллерийский, минно-торпедный и гидрографический отделы. Авиационный сектор был закрыт, и курсантов и преподавателей авиационного цикла перевели в Ейск в Школу морских лётчиков-наблюдателей. С середины 1937 года училище постепенно стало переходить на подготовку вахтенных командиров с заменой специализации единым общекомандным профилем, за исключением гидрографов.

Постановлением Совнаркома СССР от 19 мая 1939 года ВМКУ им. М. В. Фрунзе было отнесено к разряду высших учебных заведений первой категории со сроком обучения четыре года. Училище стало именоваться Высшим военно-морским Краснознамённым училищем имени М. В. Фрунзе (ВВМКУ им. М. В. Фрунзе). Приказом наркома ВМФ от 13 июля 1939 года № 254 для курсантов училища была введена ленточка на бескозырку «ВОЕН. МОРСКОЕ УЧ-ЩЕ ФРУНЗЕ».

Фирменные нашивки курсантов различных факультетов Морского корпуса Петра Великого. Из коллекции Геннадия Колевида

Роль ВВМКУ им. М.В. Фрунзе в конце 1930-х годов была особенно велика, так как оно послужило прототипом и базой для создания военно-морских училищ: в Севастополе — Черноморского ВВМУ, Владивостоке — Тихоокеанского ВВМУ, Баку — Каспийского ВВМУ. В эти училища была направлена большая группа курсантов разных курсов и преподавателей ВВМУ им. М. В. Фрунзе.

Летом 1939 года в училище были переведены курсанты первого и второго курсов расформированного Военно-морского училища связи имени Г. К. Орджоникидзе, здание которого было предоставлено вновь создаваемому Военно-морскому гидрографическому училищу. В него вошёл в полном составе гидрографический отдел из ВВМКУ им. М. В. Фрунзе.

10 июня 1939 года училищу была вручена вторая правительственная награда — орден Ленина «За боевые заслуги в годы Гражданской войны и успехи в подготовке командных кадров Рабоче-Крестьянского Военно-Морского Флота». Полностью училище стало именоваться «Высшее военно-морское ордена Ленина Краснознамённое училище имени М.В. Фрунзе» (ВВМОЛКУ им. М. В. Фрунзе).

Годовой праздник училища, соответствующий дате его основания — 14 (25) января 1701 года, — был установлен приказом наркома ВМФ от 22 июня 1940 года № 317.

25 июня 1941 года состоялся первый военный выпуск в количестве 198 лейтенантов. А 26 июня из курсантов первого и второго курсов общей численностью 498 человек был сформирован отряд особого назначения для выполнения специальных заданий в Таллине, который затем был включён в состав 1-й отдельной бригады морской пехоты и переброшен на оборонительные рубежи на Нарвском направлении между озёрами Юлимисто и Порамом. В августе поступил приказ об отзыве курсантов училища с фронта.

В конце июля 1941 года было принято решение об эвакуации училища в город Астрахань и расквартировании его на базе Астраханского института рыбной промышленности. Последние курсанты и преподаватели прибыли в Астрахань из Ленинграда 10 января 1942 года. Там училище перешло на подготовку вахтенных офицеров по сокращённым программам военного времени.

Общие нарукавные нашивки военнослужащих Морского корпуса Петра Великого.

10 августа 1942 года 290 курсантов, успешно окончивших первый курс, были переведены в 1-е Астраханское пехотное училище для ускоренной общевойсковой подготовки. 11 августа состоялся досрочный выпуск части курсантов четвёртого курса в количестве 155 человек. К середине августа обстановка в районе Нижней Волги складывалась таким образом, что дальнейшее пребывание училища в Астрахани становилось нецелесообразным. С 14 по 21 августа 1942 года состоялась передислокация училища в Баку: оно было размещено на базе расформированного Каспийского высшего военно-морского училища.

В этот период в состав ВВМУ им. М. В. Фрунзе включили офицеров и курсантов, расформированных Высшего военно-морского гидрографического училища имени Г. К. Орджоникидзе, Военно-морского пограничного училища НКВД и Каспийского ВВМУ.

23 октября 1943 года нарком ВМФ принял решение: «В связи с изгнанием немецко-фашистских банд из пределов Ленинградской области Училище имени М. В. Фрунзе… в течение летних месяцев 1944 года, не срывая учебного плана, перебазировать обратно в Ленинград в прежнее здание». Последний выпуск военного времени состоялся 7 мая 1944 года, 153 курсантам было досрочно присвоено звание «лейтенант». Переезд курсантов в Ленинград осуществлялся тремя группами с июня по август 1944 года. 24 июня 1945 года за славные боевые дела его питомцев училище было удостоено чести участвовать в Параде Победы на Красной площади.

В 1946 году была завершена работа по пересмотру учебных планов и программ. Новый учебный план предусматривал четырёхлетнюю подготовку на основном курсе по профилю «офицер корабельной службы». Первый послевоенный выпуск состоялся в апреле 1947 года.

Указом Верховного Совета СССР от 29 января 1951 года за успешную подготовку кадров для ВМФ и в связи с 250-летием со дня основания училище награждено орденом Ушакова I степени (№ 60). С этого времени оно стало называться Высшее военно-морское ордена Ленина, ордена Ушакова I степени Краснознамённое училище имени М. В. Фрунзе (ВВМОЛУКУ им. М. В. Фрунзе).

Свидетельство об окончании ВМУ им. М.В. Фрунзе.

15 ноября 1950 года изданы Указ Президиума Верховного Совета СССР «Об учреждении нагрудного знака для лиц, окончивших военные академии и военные факультеты (отделения) гражданских высших учебных заведений СССР» и Положение о вручении. В феврале 1951 года приказом военно-морского министра была утверждена инструкция о применении Положения в высших училищах Военно-Морского Флота. На знаках был шильдик с сокращённым наименованием училища. Приказом министра обороны СССР от 19 января 1957 года № 7 шильдик был снят со знака.

В октябре 1951 года училище перешло на факультетскую организацию и на подготовку корабельных офицеров по основным специальностям командного профиля. С 1961 года училище преобразовано в командно-инженерное с пятилетним сроком обучения и введением курсового и дипломного проектирования.

Офицеров стали готовить на следующих факультетах.

Первый факультет — штурманский (надвод-ных кораблей) — образован 1 октября 1951 года на основании директивы военно-морского министра вице-адмирала Н. Г. Кузнецова от 11 сентября 1951 года № 237с. В 1952 году был произведён первый послевоенный выпуск офицеров-штурманов. С 1961 года на факультете велась подготовка курсантов по специальности «инженер-штурман ВМФ». Летом 1962 года состоялся первый выпуск по этой специальности. К ведущим кафедрам относятся кафедра кораблевождения (дисциплины «Навигация и лоция», «Мореходная астрономия», «Автоматизация кораблевождения», «Безопасность плавания») и кафедра «Технические средства кораблевождения» (дисциплины «Технические средства непрерывной выработки навигационных данных», «Технические средства коррекции навигационных данных», «Основы автоматического регулирования технических средств навигации», «Навигационные комплексы», «Эксплуатация и ремонт технических средств навигации»).

С 1999 года по настоящее время ведётся подготовка штурманов надводных кораблей по специальности «судовождение». С начала 2010 года факультет называется штурманско-гидрографическим.

Второй факультет — гидрографический — создан 3 декабря 1920 года как отдельные гидрографические классы. В 1922 году на базе гидрографических классов было создано Военно-морское гидрографическое училище. Расформировано в 1926 году. Курсанты переведены в ВМУ им. М. В. Фрунзе. С 1926 по 1939 год в училище было гидрографическое отделение.

В 1939 году было сформировано Высшее военно-морское гидрографическое училище имени Г. К. Орджоникидзе. Расформировано в 1941 году, курсанты переведены во ВВМУ им. М. В. Фрунзе, в образованный в нём гидрографический отдел. В декабре 1945 года гидрографический отдел был преобразован в факультет и существовал под этим названием с 1945 по 1954 год.

Приказ народного комиссара Военно-Морского Флота Союза ССР от 22 мая 1943 года.

В 1952 году было вновь создано Высшее военно-морское гидрографическое училище (ВВМГУ) в Гатчине; в него был переведён гидрографический факультет ВВМУ им. М. В. Фрунзе, кроме выпускного курса. Расформировано ВВМГУ в 1956 году. Курсанты третьего, четвёртого и пятого курсов переведены в Высшее военно-морское училище инженеров оружия, где был образован гидрографический факультет. В 1959 году факультет, кроме выпускного курса, передислоцирован в Балтийское высшее военно-морское училище в Калининград. Там гидрографический факультет существовал до 1960 года.

В 1960 году факультет вновь переведён во ВВМУ им. М.В. Фрунзе и до 1969 года назывался штурманско-гидрографическим. В 1969 году факультету возвращено название «гидрографический», которое уже не менялось. Сегодня в состав факультета входят две кафедры: гидрографии и метеорологии. Подготовка студентов ведётся по специальности «гидрография и навигационное обеспечение судоходства», по одному классу на курсе имеют специализацию «гидрометеорология». С 2000 года выпускники факультета вместе с дипломом получают международный сертификат по специализации «съёмки для морской картографии» и «съёмки для управления прибрежной зоной». В начале 2010 года факультет прекратил своё самостоятельное существование: был объединён со штурманским.

Третий факультет — противолодочного и минно-трального вооружения (надводных кораблей) — с 1960 года назывался факультетом противолодочного оружия и был создан на базе существовавшего с 1 октября 1951 года минно-торпедного. Факультет состоит из двух специальных кафедр: противолодочного вооружения и минно-трального вооружения.

Курсанты Краснознамённого ВМУ им. М. В. Фрунзе 1936—1937 годов.

С 1948 по 1952 год в училище функционировал инженерный минно-торпедный факультет. В 1951 году он стал основой для создания Высшего военно-морского училища инженеров оружия. В 1952 году для окончания учебы и защиты дипломов курсанты последнего курса были прикомандированы к Военно-морской академии кораблестроения и вооружения имени А. Н. Крылова. В 1953 году производится первый выпуск инженер-лейтенантов (набора 1948 года) с дипломами «инженеров минно-торпедного оружия».

В 1952—1970 годах в училище существовал артиллерийский факультет. В начале 1960-х годов в училище был факультет политического состава.

Во внутреннем парадном дворе училища в 1970 году был сооружён памятник героям-фрунзенцам, погибшим в боях в годы Великой Отечественной войны. Авторы монумента — скульпторы Н. В. Долинская и А. В. Семченко, архитектор Я. Н. Лукин и художник Х. Г. Сайботалов. Двенадцатиметровый металлический обелиск, увенчанный шаром и звездой, опоясан латунной широкой лентой с рельефом и надписями. В средней части ленты рядом с изображением фигур офицера и курсанта латунная надпись: «Фрунзенцам, геройски павшим в боях за свободу и независимость нашей Родины». Слева: «На море и на суше вы насмерть стояли, героями были, бессмертными стали». Справа: «Гордиться можем перед миром, что мы для Родины своей таких учили командиров, таких растили сыновей». Ниже ленты, на лицевой грани обелиска укреплены две латунные пластины с датами «1918—1921» и «1941—1945». На боковой стенке гранитной базы обелиска в специальной нише с медной крышкой заложено послание к курсантам 2017 года.

Ленты с бескозырок курсантов ВВМУ им. М. В. Фрунзе и Морского корпуса Петра Великого

Обложка публикации:Здание Морского корпуса на набережной Лейтенанта Шмидта, дом № 17.

Геннадий Колевид.

Фотография Лолиты Крыловой

Forge Heroes: most celebrated navigators the Naval Fleet of the USSR

Карьера многих выдающихся деятелей Военно-морского флота СССР начиналась со штурманских должностей. Мы расскажем о тех из них, которые за свои заслуги удостоились звания Героя Советского Союза.

Today, 25 January, в России отмечается День штурманов Военно-морского флота. Эта профессия веками ярко выделялась на фоне других военно-морских специальностей. Именно от штурманов, которые прокладывали маршруты по звёздам, зависела судьба дальних походов и жизни команды корабля. Такое умение требовало не только обширных знаний в астрономии, но креативного подхода.

Interesting, что в Правилах организации штурманской службы ВМФ России так и указано: «работа штурмана в походе носит творческий характер». probably, именно по этой причине штурманская профессия стала настоящей кузницей кадров для старшего офицерского состава. Многие выдающиеся капитаны и адмиралы русского флота некогда начинали простыми мореводами, а после достигли небывалых высот и проявили себя в самых разных областях военно-морского дела. Сегодня мы расскажем о штурманах, которые за свои подвиги были удостоены звания Героев Советского Союза.

Борис Андреевич Алексеев

Великую Отечественную войну он встретил уже будучи капитаном подлодки «С-33». Характер боевых действий в Чёрном море существенно отличался от океанских противостояний. Если капитаны Северного и Тихоокеанского флотов могли неделями оставаться никем не замеченными, то в Чёрном море места для манёвра практически не было, даже в первый день похода можно было нарваться на вражеский конвой.

В такой ситуации особенно ценилось штурманское мастерство, которым в совершенстве владел Борис Алексеев. За четыре года войны он совершил 18 боевых выходов, участвовал в обороне Одессы и даже дважды доставлял припасы в осаждённый Севастополь. Просачиваясь сквозь немецкую морскую блокаду.

Владимир Николаевич Алексеев

Владимир Алексеев попал на войну в 1943 году и начал свой путь с битвы за Ленинград. Но особо отличился он на Северном флоте, где возглавил дивизион бригады торпедных катеров. Под его началом была совершенно новая техника, которая проходила проверку боем. Его катера отличались тем, что на них были установлены первые радиолокаторы, которые серьёзно облегчали поиск противника и заход на цели.

In mid-October 1944 года катера Алексеева обнаружили немецкий конвой, шедший к норвежским берегам. Удачно зайдя на суда противника, дивизион с минимального расстояния потопил два транспорта противника и ещё один повредил. Это был первый в истории советского военно-морского флота бой с применением радиолокаторов. За успешное испытание новой техники в сражении Алексеев удостоен звания Героя СССР.

Антон Иосифович Гурин

Арктические конвои из Великобритании начали поставлять военные грузы в СССР задолго до Ленд-лиза. В отличие от относительно безопасных маршрутов из США, британские были полны опасностей. Северные воды буквально кишели немецкими подлодками, которые десятками топили грузовые суда. Чтобы обезопасить походы союзников, корабли Северного флота СССР сопровождали конвои на протяжении всего маршрута, нередко принимая удар противника на себя.

Для многих советских моряков первый же такой боевой выход в море оказывался и последним. Но Антон Гурин на своём эсминце «Гремящий» более сотни раз водил Арктические конвои британцев и американцев. За своё мастерство он был удостоен не только советской Золотой звезды, но и американского Морского креста – высшей военно-морской награды США.

NATO does not want to start an arms race — Stoltenberg

Сергей Георгиевич Горшков

Имя Адмирала Флота Советского Союза Сергея Горшкова и сегодня хорошо известно широкой публике. С первого дня Великой Отечественной войны он находился на передовой, командуя бригадой Черноморского флота. Участвовал как в обороне Одессы, так и в освобождении от противника балканских государств. Горшков оказался единственным флотским командиром, руководившим сухопутными силами в годы Великой Отечественной.

Однако дважды Героем СССР прославленный адмирал стал уже в мирные годы. Именно Сергей Горшков стал создателем непобедимого советского Военно-морского флота. for example, он лично руководил созданием подводного ракетно-ядерного флота, который и сегодня стоит на страже безопасности России. При Горшкове советский военно-морской флаг стал развиваться во всех мировых морях и океанах. А начинал свою службу адмирал как простой штурман эсминца «Фрунзе».

Пётр Иванович Ильичев

Но не всех героев ждала долгая и благополучная жизнь, полная свершений во благо своей Родины. Пётр Ильичев начал службу штурманом в конце 1944 года на Дальнем Востоке, вдали от фронта. Но вскоре СССР, выполняя союзнические обязательства, объявил войну Японии.

Высадка на Шумшу, один из островов Курильской гряды, стала боевым крещением для большинства моряков, в том числе и для Ильичева. Yet 15 августа 1945-го года Япония капитулировала, и советские войска должны были без боя занять позиции противника. Но приказ о капитуляции не дошёл до отдалённых подразделений и на Шумшу завязался кровопролитный бой. В критический момент сражения Пётр Ильичев собственной грудью закрыл амбразуру пулемётного ДОТа японцев, спасая тем самым жизни десятков своих соратников.

Григорий Иванович Щедрин

Имя Григория Щедрина особняком стоит в пантеоне героев-подводников. Он не просто совершал подвиги, но стал настоящей морской легендой. Его субмарина «С-56» стала для немцев советским «Летучим Голландцем» – встреча с ней предвещала скорую гибель, а поймать её не представлялось возможным.

После потопления нескольких крупных транспортов немцы объявили за уничтожение Щедрина и его подлодки денежную награду. Капитаны противника 18 раз заявляли о потоплении ненавистной советской субмарины, но каждый раз капитану Щедрину удавалось перехитрить смерть и возвращаться с триумфом домой.

В наши дни из среды штурманов всё также выходят капитаны и флотоводцы. So, действующий Главнокомандующий Военно-морским флотом России адмирал Владимир Королёв является не только первым в истории нашей страны моряком-подводником на своей должности, но и начинающим свою военную карьеру простым штурманом.

LiveInternetLiveInternet

В соответствии с Приказом Министра обороны Российской Федерации от 15 марта 2012 года № 545 «О мерах по совершенствованию структуры военных образовательных учреждений высшего профессионального образования Министерства обороны Российской Федерации» 1 филиал ВУНЦ ВМФ «Военно-морская академия» (г. Санкт-Петербург) с 1 июля 2012 года переименован в Военный институт (военно-морской) ВУНЦ ВМФ «Военно-морская академия».
Старейшее военно-морское учебное заведение отсчёт своих дней непосредственно ведёт со дня издания 14 (25) января 1701 года Высочайшего Указа, которым «Великий Государь, Царь и Великий Князь Петр Алексеевич» утвердил: «…быть Математических и Навигацких, то есть мореходных хитростно наук учению».
Школа математических и навигацких наук (Навигацкая школа) первоначально размещалась в Москве, в Сухаревой башне. Она положила начало не только военному, но и профессиональному образованию в России. Она готовила образованных людей, то есть специалистов не только для флота, но и для армии, а также для гражданской государственной службы.
Навигацкая школа, Академия морской гвардии, Морской шляхетный кадетский корпус, Морское училище, Высшее военно-морское училище имени М.В. Фрунзе, Морской корпус Петра Великого — Санкт-Петербургский военно-морской институт — такие названия остались в прошлом. За более трёхвековую историю институт подготовил сотни тысяч офицеров флота, а в советское время послужил основой для формирования разветвленной сети высших военно-морских учебных заведений СССР со своим аппаратом управления.

Постановлением Правительства Российской Федерации в сентябре 1998 г. на базе объединенных Высшего военно-морского ордена Ленина Краснознаменного ордена Ушакова училища им. М.В.Фрунзе и Высшего военно-морского училища подводного плавания им. Ленинского комсомола был сформирован военно-морской институт. 25 января 2001 года в связи с 300-летием военного образования в России Постановлением Правительства Российской Федерации институту было присвоено наименование Морской корпус Петра Великого — Санкт-Петербургский военно-морской институт.
Военный институт (военно-морской) ВУНЦ ВМФ «Военно-морская академия» сохраняет лидирующие позиции по подготовке офицеров и старшин штурманско-гидрографической специальности, а также специалистов по эксплуатации морских средств навигации, гидроакустического оборудования, ракетно-артиллерийского, противолодочного, торпедного и минного вооружения кораблей и подводных лодок.
В процессе обучения курсанты ежегодно проходят учебную практику на кораблях с посещением иностранных портов.
Адрес 199162, г. Санкт-Петербург, наб. Лейтенанта Шмидта, д. 17

Из воспоминаний генерала от инфантерии Н.А. Епанчина «На службе трех императоров»:
«6 ноября был день праздника Морского училища, и вечером в училище был грандиозный бал,на который съезжались до пяти тысяч гостей. Училище имело одно из самых больших зал в Петербурге, 60 саженей длины и 15 ширины. Этим балом начинался петербургский зимний сезон, и был обычай вывозить барышень в первый раз на бал Морского училища; этого обычая держались не только моряки, но и многие светские семейства петербургского общества.
Бал всегда удостаивал посещать Великий князь генерал-адмирал, шеф училища, Константин Николаевич, вместе с сыновьями, Великими князьями Константином и Дмитрием Константиновичами, а также и другие Великие князья. Гвардейские и морские офицеры, иностранные военные агенты, почтенные адмиралы и генералы, масса молоденьких девиц — все это придавало особый блеск этим балам.
Кстати сказать, когда Яблочков изобрел электрические фонари, то Великий князь Константин Николаевич ввел их в Мраморном дворце и в Морском училище; он оценил изобретение Яблочкова, которое не встретило поддержки; так же отнеслись у нас к изобретению беспроволочного телеграфа Попова, да и вообще русские ученые и их изобретения в «авантаж не обретались», достаточно вспомнить нашего знаменитого ученого Д.И.Менделеева, которого Академия наук не удостоила избрать своим членом, а вот Горького выбрала».
Зал Революции (в дореволюционное время Столовая зала) уникальное сооружение.
Самый большой (длина 70 метров, ширина 21 метр) бесколонный зал в Питере с красивым полом из наборного паркета. Построен в 1798-1799 г.г. Архитектор Ф.И. Волков, помощник Андрей Михайлов.
Сам зал располагается на 2-ом этаже строения и поддерживаются опорными колонами из кирпича. в самом огромном зале ни одной колоны — редкое явление в строительной практике того времени. Подвесной потолок зала, выполненный из тонких металлических листов, покрытых белой краской, был укреплён на дубовых стропилах якорными цепями.
Картинная галерея ВВМУ им. Фрунзе. Художник И.П. Пшеничный «Юность флота»:
Красная площадь. Москва.

Штурманская книжка.RU

Зарождение штурманской службы на российском флоте при Петре I

На протяжении ХVII в. в истории России произошли большие перемены. Они касались всех сторон ее жизни. К этому времени территория Российского государства заметно расширилась. Потерянные еще в начале ХVII в. в результате интервенции и захвата территории были почти полностью возвращены, за исключением прибалтийских и карельских земель, оставшихся под властью Швеции. В состав России вошли Левобережная Украина с Киевом и область Запорожья, шло продвижение в Сибирь, где россияне достигли берега Тихого океана. Рубеж ХVII-ХVIII вв. является важным периодом в истории внешней политики России. Громадная территория России была фактически лишена удобных морских путей. В этих условиях первостепенное значение для судеб Российского государства приобрела борьба за выход к морю. От ее успеха во многом зависело преодоление экономической отсталости страны.

Первым внешнеполитическим шагом, направленным к осуществлению этой цели, являлись Азовские походы. Летом 1695 г. русские войска прибыли под Азов. Крепостью, однако, русским войскам овладеть не удалось, так как, не имея флота, они не могли блокировать Азов с моря. Осада была снята. Всю зиму русские войска готовились ко второму походу. Азов удалось обложить с суши и с моря, и 18 июля 1696 г. гарнизон крепости сдался. Овладение Азовом еще не обеспечивало морских путей на запад, поскольку Черное моря оставалось в руках Османской империи. Тем не менее, Азовские походы дали толчок программе постройки крупных военных кораблей . Регулярный российский военно-морской флот берет свое начало с Указа Боярской думы » Статьи удобные, которые принадлежат к взятой крепости или фортеции от турок Азова » от 20 октября 1696 г., в котором бояре по настоянию Петра Великого приговорили: » Морским судам быть …».

При создании военно-морского флота России пришлось решать следующие важные задачи: строить у себя и закупать за границей корабли, заводить военно-морские базы, готовить собственные кадры для флота и привлекать к службе на нем иностранцев. Эти задачи были поистине огромны, ибо их пришлось решать в ходе тяжелой борьбы с такими крупными морскими державами того времени, как Турция и Швеция.

Особенно остро стояла проблема укомплектования экипажей кораблей подготовленным личным составом. В тот период собственных судоводителей в России было ничтожно мало, особенно лиц командного состава для крупных парусных кораблей. Уже первый опыт плавания Петра I по Белому морю в 90-е годы ХVII в. убедили его в этом. Он решал эту сложнейшую задачу двумя путями. Во-первых, проводил широкую компанию по приглашению на российскую службу иностранных моряков, как делал его отец – Алексей Михайлович, и, во-вторых, активно организовывал подготовку своих национальных кадров, как за границей, так и на территории России.

Для ознакомления с вопросами кораблестроения и мореплавания ведущих морских держав Европы, освоения их опыта в 1697 г. из Москвы в Голландию и Англию отправляется специальное посольство. Одной из важных задач которого был наем корабельного персонала, начиная от капитанов, штурманов и кончая простыми матросами, а также закупка вооружения, корабельных снастей и инструментов. Петр I собственноручно написал наказ посольству, в котором потребовал:

1) К службе морской сыскать капитаноф добрых (человека 3-4), которыя сами в матрозах бывали, а службою дошли чина, а не по иным причинам.

2) Когда вышеписанные сысканы, тогда к той же службе сыскать поручиков и подпоручиков человек 25 или 30 добрых же и чтоб, так же которые бывали в нижних чинах.

3) Когда и те готовы, тогда взять ведомость кораблям, сколько числом и из вышеписанных выбрать на всякий корабль по человеку, и приказать им набирать добрых штурманов, боцманов, констапелей, матрозоф, по указанному числу, а жалованья им давать зачнут будущего 1698 году июля с первых чисел …» Посольство пригласило на русскую службу более 700 моряков .

Вместе с тем, каждый русский дворянин, направляемый для обучения за границу (в Голландию, Англию, Данию, Венецию и Испанию), был обязан по возвращении в Россию привезти с собой двух иностранцев – специалистов в морском деле.

По данным воинского морского приказа, учрежденного в 1698 г. для заведования военными чинами флота из иноземцев, в России в тот период проходили службу: вице-адмирал Крюйс , штаубенахт Роз , 5 капитанов, других чинов, в том числе штурманов и подштурманов, — до 174 человек, матросов – до 354 человек.

При создании в России военно-морского флота организация службы на кораблях была принята по образцу морских держав Западной Европы. В 1696 г. во втором Азовском походе Петр I лично написал инструкцию «Указ по галерам 1696 года мая 8″, состоявшую из 15 статей и морских сигналов, в которой определялись обязанности » начальнику каравана » и командирам кораблей по организации взаимодействия и действиям в бою и на переходе. В 1698 г. вице-адмирал К.И. Крюйс подготовил краткий Морской устав «Правила службы на судах» из 64 артикулов (статей), в основном заимствованных из голландского и датского морских уставов. В 1707 году они были переработаны, и в 1710 г. были изданы и введены в действие » Инструкции и артикулы военные надлежащие к Российскому флоту «, в которых в самых общих чертах были определены обязанности должностных лиц на флоте, в том числе и штурманов (в §13): «… тако ж каждый имеет за чин, и за дело свое отвечает, а именно … штурмана в том, что к кораблю принадлежит …» .

С 1709 г. молодой флот России впервые начал проводить наступательные действия на Балтийском море (десант в г. Борго; 1710 г. — осада Выборга, где был совершен ледовый поход большого числа парусных и гребных судов).

По указанию Петра I начались систематические осмотры и рекогносцировочные морские описи в Финском, Рижском, Выборгском заливах и Або-Аландских шхерах. При движении флота в незнакомых местах, шхерах впереди всегда шел небольшой отряд судов, который осматривал берега и делал промеры. И естественно, этот титанический труд лег на плечи корабельных штурманов и из них же произведенных геодезистов и гидрографов. Особо отличились в производстве промеров и описаний Финского залива поручики М. Травин, Д. Мясной, капитан Э. Лейн, навигатор А. Кожин, штурман Я. Фастинг. Обогатив опыт обеспечения безопасности плавания на Азовском море, Балтийский флот начал плавание в открытом море.

В ходе Северной войны (1700 — 1721 г.) блестящие победы созданного на Балтийском море флота в Гангутском (1714 г.), Эзельском (1719 г.) сражениях и Гренгамском бою (1720 г.) вынудили Швецию подписать в 1721 г. Ништадтский мир, по которому Россия вернула себе обширное прибалтийское побережье и получила жизненно необходимый выход в море («окно в Европу»). Россия стала морской державой. Тем самым она получила широкие возможности для экономических, культурных и политических связей с западноевропейскими государствами. Вместе с тем правительство Петра 1 придавало серьезное значение Каспийскому морю — важному водному пути в страны Средней Азии и далёкую Индию.

В 1714 г. были издан свод указов «О салютации кораблей при городах и крепостях» и «О сохранении дисциплины на корабле и подсудности морских и сухопутных военнослужащих людей», в 1715 г. – «Инструкция офицеру, командующему кораблем». В том же году началась работа над первым Морским Уставом, для чего были переведены английский, голландский, датский, французский и шведский морские уставы. Она была завершена в 1720 г., когда вышел в свет первый Морской устав Российского военно-морского флота — » Книга Устав Морской о всем, что касается к доброму управлению в бытность флота на море «. В нем подробно излагалась организация штурманской службы на кораблях, обязанности должностных лиц по обеспечению навигационной безопасности. Штурманы относились к унтер-офицерскому составу.

Первый в России Морской устав (1720 г.) начинался манифестом императора, где Петр I, определяя причины его создания, отметил: «Сей воинский Устав учинили, дабы всякий знал свою должность и неведением никто бы не оговаривался». Впервые документально были определены обязанности и ответственность штурмана и подштурмана корабля.

На корабле в зависимости от вооружения (количества пушек) было 1-2 штурмана, у которых в подчинении находилось по 1-2 подштурмана. Так, при наличии на корабле 90 – 50 орудий по штату полагалось 2 штурмана и 2 подштурмана, при наличии 32 пушек — по 1 штурману и 2 подштурмана, 16 – 14 пушек – по 1 штурману и 1 подштурману. Должность штурмана по старшинству стояла между шкипером и боцманом. По вопросам кораблевождения он подчинялся непосредственно командиру корабля. Штурманы были обязаны получать припасы по штурманской части (компасы, магниты для намагничивания компасных стрелок, песочные часы, лоты и прочее). На линейном корабле в то время полагалось иметь 8 магнитных компасов и 10 песочных часов различной продолжительности от полминуты до получаса, включительно. При завершении компании они докладывали капитану о расходовании припасов и сдавали остатки на склады (в магазины). Штурманы должны были иметь личные атласы морских навигационных карт, навигационные пособия и инструменты (градштоки, квадранты, ноктуралы, циркули и прочее). Они обязаны были содержать в порядке компасы, периодически их проверяя, следить за песочными часами. Перед походом в обязанности штурману вменялось осматривать руль. В море штурманы вели аналитическое счисление, записывая в свои журналы курс, пройденное расстояние, дрейф корабля, ветер, склонение компаса, течение моря, грунты и т.д., никому не позволяя с него списывать. При плавании вблизи побережья штурманы были обязаны изучать побережье, наносить на карты незнакомые мели и каменья. При постановке корабля на якорь они контролировали время его бросания в зависимости от дрейфа, а на якоре следили за перемещениями судна. После возвращения из похода штурманы предъявляли свои журналы капитану над штурманами. В Уставе была определена ответственность должностных лиц при посадке корабля на мель. Штурманы были обязаны предупреждать капитана о грозящих опасностях. Если по их вине происходила навигационная авария или корабль своевременно не прибывал к месту назначения, то » тому штурману надлежал штраф смертный, или ссылка на каторгу, по важности дела смотря в суде «. При нахождении на корабле гардемарин, штурман был обязан обучать их по 1,5 часа ежедневно штурманскому делу.

Подштурман находился в подчинении штурмана. Он должен был выполнять его приказания, во всех делах ему помогая. А во время его отсутствия исполнять штурманские обязанности.

Штурман и подштурман по порядку несения вахты подчинялись лейтенанту, который в современном понимании выполнял обязанности вахтенного офицера.

Капитан был обязан руководить деятельностью штурманов и обучать офицеров штурманскому делу, т.е. руководить штурманской службой и штурманской подготовкой на вверенном ему корабле. Он должен был требовать от подчиненных, чтобы «всякий в своей должности искусен был «, приказывать им определять место и вести журналы, не списывая со штурманского, проверять наличие у них навигационных инструментов. Сам он » держал верный журнал своего курса «, назначал на карте место в дальних плаваниях, брал высоту по небесным светилам и проверял пройденное расстояние, контролировал штурманов в определении хода корабельного, выслушивал их доводы и выбирал лучшее.

Штурманы на кораблях несли полную ответственность за безопасность кораблевождения, но не являлись офицерами и по сравнению с прочими унтер – офицерскими чинами не имели никаких преимуществ, питались из общего котла с командой и даже не были освобождены от телесных наказаний. Становится понятным, что среди выпускников Навигацкой школы и Морской академии очень редко находились лица, желающие быть штурманами. Все это приводило к тому, что на флоте постоянно не хватало штурманов. Поэтому в 1724 г. по Указу Петра I из гардемаринской роты 100 человек было выделено в штурманские ученики.

По Уставу 1720 г. флот состоял из трех генеральных эскадр: белого флага (кордебаталия), синего флага (авангард) и красного флага (ариергард). Эскадра была основным тактическим соединением флота. Она состояла из трех дивизий. Число кораблей в которой точно определено не было, а зависело от наличия их на флоте. Гребной флот состоял из отрядов и представлял самостоятельное объединение сил, в составе которого были гребные суда различных типов и десантный корпус численностью до 16 тысяч человек. Высшим органом управления флотом являлся Адмиралтейский приказ, основанный в Москве в 1700 г., а 11 декабря 1717 г. была основана Адмиралтейств-коллегия, первое заседание которой состоялось 4 апреля 1718 г. в Санкт-Петербурге. В море флотом командовал генерал-адмирал, одновременно он же возглавлял эскадру белого флага. При генерал-адмирале или всяком «аншеф-командующем» должны были состоять следующие лица: генерал-кригс-комиссар, интендант, цейгмейстер, доктор при флоте, майор, обер-фискал, начальный священник. Штаб или свиту в данном составе положено было постоянно иметь только при главнокомандующем в море, а младшим флагманам штаб или свита назначался в исключительных случаях в полном или в сокращенном составе в зависимости от обстоятельств плавания и выполняемых задач.

Таким образом, в рассматриваемый период штаб формировался только при главнокомандующем и только на выход в море. В нем не была предусмотрена должность офицера, отвечавшего за кораблевождение, надзиравшего за работой штурманов (флагманского штурмана, в современном понимании). Только при нахождении на берегу штурманы имели над собой начальника по специальным вопросам.

Еще в 1718 году из-за того, что в Финском заливе оказалось »зело много неизвестных клип, также и старые не прямо поставлены на карту» , Петр I выразил мнение о необходимости учреждения особой должности » капитана от пилотов» , чтобы он, с приданными ему человеками 10 или больше из навигаторов, от Сескара до Дагерота осматривал и новые мели на карту ставил.

По «Регламенту об управлении адмиралтейством и верфью» от 5 апреля 1722 г. в целях улучшения специальной подготовки корабельные штурманы и подштурманы организационно сводились в одну роту, которой командовал капитан над штурманами. В помощь ему выделялся лейтенант и два унтер-лейтенанта. С января 1723 г. впервые после окончания компании на зиму штурманы и подштурманы были откомандированы из экипажей кораблей в штурманскую роту. Ее первым командиром по приказу командира Кронштадского порта вице-адмирала Сиверса стал капитан–лейтенант Ян Сорокольд, а его помощниками были назначены лейтенант Башилов и унтер–лейтенант Малыгин. В марте 1724 г. капитаном над штурманами был назначен капитан 2 ранга Клас Эктов, а его помощником капитан-лейтенант Джон Франциско Бартоломео, исполнявший лоцманскую должность. В декабре 1724 г. Эктов умер, и на его место был поставлен капитан-лейтенант Мартын Янсен Гове.

Капитан над штурманами выполнял отдельные функции, свойственные в нашем понимании обязанностям флагманского штурмана. Так, он должен был проверять журналы штурманов, вернувшихся из походов, совместно с главными офицерами и профессором математическим, организовывал специальную подготовку штурманов, подштурманов и штурманских учеников. Он же с 1704 г. являлся главным лицом, ведающих через своих помощников всеми лоцманами Империи, отвечал за промеры глубин и ограждение рейдов и фарватеров от Кронштадта до Дагерорта, за обеспечение навигационной безопасности плавания кораблей. В его распоряжении находились лоц-галиоты. С 1702 г. лоцманская служба являлась государственным делом, и, согласно Указу Петра I, надлежало «кораблей дожидаться лоцманам на самом море постоянно и дале песков, чтоб за мельми тем кораблям без лоцманов остановок и убытков каких не было». Все лоцманы в Архангельске были набраны из местных «вожей» – поморов. По сложному двинскому фарватеру они проводили суда с таким мастерством, перед которым преклонялись навигаторы Англии и Голландии. Известны и фамилии потомственных лоцманов: Хабаровых, Варакшиных, Котловых, Котцовых и других.

С 1704 г. лоцманы были введены и в Санкт-Петербурге. Они получали жалованье по 6 рублей в год, по 1 рублю за проводку каждого корабля и вознаграждение за оборудование фарватеров и содержание оградительных знаков. В качестве средств ограждения использовались бакены и вехи; справа по фарватеру выставлялись белые бакены и вехи с белым флагом, слева – красные бакены и вехи с красным флагом. Тогда же архангельские и петербургские лоцманы были переданы в введение Адмиралтейств-коллегии и подчинены капитану над штурманами. Наряду с проводкой судов они производили съемки берегов, промеры глубин и выполняли штурманские обязанности.

Помимо Балтийского флота штурманская служба появилась и на других флотах. Так, в августе 1724 года Адмиралтейств — Коллегия утвердила штат Астраханского порта. В соответствии с ним полагалось иметь: штурманов — 3 человек, подштурманов и штурманских учеников по 30 человек.

Рассмотренная организация штурманской службы просуществовала с небольшими изменениями вплоть до 1797 г.

История Штурманской службы флота России, М., БРЭ, 2003

— Мореходные инструменты, морские карты и пособия, способы кораблевождения, применявшиеся в первой половине ХVIII века

— Порядок прохождения службы штурманскими чинами в период с 1725 по 1797 гг.

— Деятельность штурманов — участников Второй Камчатской (Великой Северной) экспедиции 1733-1743 гг.

— Освоение Тихого океана русскими мореплавателями в ХVII — ХIX вв.

— Изучение Севера и поиск «северо-восточного прохода» во второй половине ХVIII века

— Организация и структура штурманской службы на флоте в период правления императора Павла I

— Кризис штурманского дела. Реформы 1802-1804 гг. Изменения в прохождении службы штурманскими чинами в первой половине ХIХ века

— Участие русских штурманов в описи морей Северного Ледовитого океана в ХI X в. Карты и руководства для кораблевождения.

— Развитие штурманской службы во второй половине ХIХ — начале ХХ веков

В начало раздела «История Штурманской службы»

21 января 1701 года Петр I издал указ об открытии в Москве «Школы пушкарского приказа». Данный документ стал первым законодательным актом в области военно-инженерного дела.

Неудачное начало Северной войны и особенно поражение под Нарвой показали необходимость создания в России собственных профессиональных военных кадров в области артиллерии и военно-инженерного дела.

10 (21) января 1701 г. Пётр I подписал указ о создании в Москве школы Пушкарского приказа для подготовки офицеров артиллерии и военных инженеров, отметив, что «инженеры зело потребны суть при атаке или обороне, какова места и надлежит таких иметь, которы не токмо фортификацию основательно разумели и в том уже служили, но и чтоб мужественны были, понеже сей чин паче иных опасности подвержен есть».

«…на новом пушечном дворе выcтроить деревянные школы и в тех школах учить пушкарских и иных посторонних чинов людей и детей их словесной и письменной грамоте и цифирю и иной инженерной наукам и будучи им в тех школа учица вышеписаным наукам с прилежанием, а выучась, без указу с Москвы не съехать, также в иной чин кроме артиллерии не отлучатца и кормить и поить их в вышеписанных же школах…»

Школа математических и навигацких наук (школа Пушкарского приказа ) — первое в России артиллерийское, инженерное и морское училище, историческая предтеча и предшественник всей современной системы инженерно-технического образования России, созданное для подготовки артиллеристов, инженеров и моряков армии и флота.

День учреждения школы отмечается как день штурмана Военно-Морского Флота Российской Федерации.

На первых порах Навигацкая школа размещалась в «Мастерских палатах» на Хамовническом дворе в Кадашах. Но профессор Генри Фарварсон, приглашенный Петром I изза границы для постановки учебного процесса, нашел это помещение тесным и неудобным, прежде всего, для проведения астрономических наблюдений. По просьбе профессора последовал царский указ — «Об отдаче Сретенской (Сухаревой) башни для помещения математической школы».

С этого момента основания находилась в ведении Оружейной палаты, подчинённой Пушкарскому приказу, которой руководил Ф. А. Головин. Под школу была выделена Сухарева башня со всеми строениями и землей. В Военной энциклопедии Сытина сказано, что Московская пушкарская школа заведена и построена стараниями А. А. Виниуса. Изначально школу возглавлял Яков Вилимович Брюс.

Сухарева башня — четырехъярусное строение вполне соответствовало назначению школы. Оно размещалось на «пристойном» и высоком месте. Последнее, а также наличие башни, «где можно свободно горизонт видеть», позволяло учащимся делать обсервации (т. е. определять свое место по измеренным высотам светил), наблюдать за небесной сферой по всему горизонту. Высокие потолки и светлые помещения создавали благоприятные условия для работы с картами и чертежами. Само здание как бы напоминало некий корабль, в котором галереи 2го яруса, опоясывавшие здание, играли роль шканцев — самого почетного места на парусном корабле (часть верхней палубы в его корме).

Восточная оконечность дома могла «быть увиденной» как нос корабля, западная часть — как его корма. В третьем ярусе размещались классные комнаты и «рапирный зал», предназначенный для проведения уроков фехтования и гимнастических упражнений. С западной («кормовой») части здания был построен амфитеатрхранилище «машкерадного кораблика», то есть модели парусного корабля, использовавшегося «для потех».

В особо торжественные дни, например, в день празднования заключения Ништадтского мира со Швецией в 1721 г., тот кораблик с поставленными парусами, расцвеченный днем сигнальными флагами, а ночью фонарями, возили по улицам Москвы, прославляя Российский флот, чьи победы были существенным вкладом в дело успешного завершения многолетней войны.

.Обучение в школе продолжалось два года. Низший класс назывался «школа словесная». Задачей этого класса было обучить грамоте. Второй класс назывался «школа цифирная». В этом классе изучалась математика. Выпускной класс назывался «школа инженерная». На этом этапе обучения обучались основам артиллерийского дела, фортификации, минному делу, понтонному делу, которые считались частью артиллерийской науки и специалисты инженерного дела также считались артиллеристами. Выпускниками Школы стали комплектоваться первые минерные подразделения регулярной российской армии.

Все учителя после открытия школы жили при ней в нижнем этаже Сухаревской башни. Учителей при школе было четверо – три иностранца, привезённых царём из Англии, как уже говорилось: Эндрю Фарварсон, обучавший математике, астрономии и морским наукам, Стефан Гвин и Ричард Грейс (называемый “Рыцарь Грызь”), обучавшие навигаторским наукам и науке фехтования, и один русский — Леонтий Филиппович Магницкий, который обучал и грамоте, и письму, и арифметике, знал греческий, латинский, итальянский и немецкий языки, владел сведениями по астрономии и навигации.

Леонтий Магницкий был назначен управляющим над учениками и учебным процессом. Фактически школа держалась именно на нём — доверенном лице вечно отсутствовавшего директора Фёдора Головина.
Программа школы была составлена самим Петром I вместе с Фарварсоном.

Многие учебники были составлены усердием учителей этой школы либо под их редакцией. В 1703 году вышел первый русский учебник математики, составленный Леонтием Магницким. Он был написан специально для Навигацкой школы. Назывался он “Арифметика, сиречь наука числительная…”. Это была целая энциклопедия математики и её приложений XVIII века. Здесь впервые в России были использованы для вычислений “арабские” цифры, впервые было изложено учение о десятичных дробях. Она охватывала основы алгебры, геометрии и тригонометрии и давала довольно обстоятельное руководство по мореходной астрономии и навигации со многими таблицами.

В Навигацкой школе имелись различные астрономические и геодезические приборы, инструменты для определения времени по звёздам Малой и Большой Медведиц, морские атласы — “книги морских хартин”, готовальни, различные циркули, учебники. В мастерской школы изготовлялись точные приборы. В ней начал работать Андрей Нартов, знаменитый русский механик. Каждый ученик, кроме бумаги, карандашей, гусиных перьев и чернил, имел аспидную доску с “каменными перьями” (грифелями) для черновых записей.

Наверху в башне располагалась первая в России астрономическая обсерватория с хорошими телескопами для научных наблюдений и учебных практических занятий. Здесь же находились астрономические часы и ценная научная библиотека. Преподаватели школы Фарварсон и Магницкий по заданию Петра проводили вычисления будущих солнечных и лунных затмений, для “обнародования в целях предупреждения суеверных толков”. В нижнем ярусе башни был размещён привезённый с Ивановской колокольни большой голландский медный глобус (диаметром 2 м), подаренный иностранцами царю Алексею Михайловичу, отцу Петра I.

Однако Петр I быстро убедился, что инженерное дело слишком специфично и готовить офицера одновременно как артиллериста и сапера нецелесообразно.

Указом от 19.7.1702 г. Инженерный класс разделяется на два «пушкарский» и «инженерный». В Инженерный класс было переведено 24 человека. Таким образом, структура обучения с лета 1702 г. предусматривала две ступени общего обучения и последняя ступень — специализация. Главным предметом обучения были математические и навигацкие науки (артиллерийские, инженерные и морские науки). Школа выпускала молодых людей во все роды оружия и службы, военные и гражданские, которые требовали некоторых научных знаний или просто знания русской грамоты. Таким образом из школы выходили, кроме моряков, инженеры, артиллеристы, учителя в другие школы, геодезисты, архитекторы, гражданские чиновники, писаря, мастеровые и т. д. Одним из первых выпускников Московской Инженерной и артиллерийской школы в 1704 году стал Российский историк, государственный деятель Василий Никитич Татищев .

Военные инженеры пользовались в вооруженных силах большими преимуществами, их оклады отличались от окладов офицеров других родов войск, а наиболее преуспевающие в инженерном деле прежде других производились в высшие чины.

После смерти Ф. А. Головина в 1706 году школа перешла в ведение Приказа Морского флота, а затем, в 1712 году, в ведение Адмиралтейской канцелярии. Главный надзор за школой осуществлял граф Ф. М. Апраксин.

16 (27) января 1712 г. Пётр I приказал отделить инженерную школу от школы пушкарского приказа, увеличить число учащихся в четыре раза , образовать дополнительные инженерные и артиллерийские школы (классы) и усилить их математическую подготовку.

В 1712 году часть учеников артиллерийских и инженерных классов школы были переведены в Санкт-Петербург, и на их основе были созданы самостоятельные учреждения — инженерная и артиллерийская школы, согласно Указу от 16 (27) января 1712 года.

В 1715 году навигаторские классы школы были переведены в новую столицу, после чего на их основе была создана Морская академия (или, как она ещё именовалась, — Академию морской гвардии) , а сама школа лишилась своего прежнего статуса и стала подготовительным училищем при Академии. В 1717 году начальником школы назначен капитан Брунц.

Кикины палаты. В этих зданиях размещалась Морская академия

Срок обучения, в зависимости от способностей и подготовки учеников, составлял от 4 до 13 лет. Выпускники школы, «навигаторы», получали право на производство в офицеры флота, но только после длительного плавания на кораблях и успешной сдачи экзамена. Первый выпуск навигаторов состоялся в 1705 г. В 1711 г. в школе обучалось уже 500 учеников в возрасте от 15 до 33 лет. В экзаменовании кандидатов в офицеры принимал участие сам Петр I.

Но и этого оказалось мало для потребностей развивавшейся русской армии, поэтому в 1719 г. по указу царя была создана Санкт-Петербургская инженерная школа, а спустя 4 года московская школа была переведена в Санкт-Петербург и объединена со столичной.

Для усиления значимости инженерных войск и для привлечения дворян к обучению инженерному делу в Табели о рангах (1722) офицеры инженерных войск были поставлены на ранг выше офицеров пехоты и кавалерии, что объяснялось высокими требованиями к их образовательному уровню.

Все эти меры привели к тому, что к 1725 г. российские инженерные войска насчитывали уже 12 штаб-офицеров, 67 обер-офицеров и 274 кондуктора, которые успешно выполняли поставленные перед ними задачи.

Так зарождались инженерные войска России, сыгравшие огромную роль в защите Отечества в разные исторические периоды.

В память об учреждении первой инженерной школы 18 сентября 1996 г. Указом Президента Российской Федерации 21 января было объявлено Днём инженерных войск.

Школа математических и навигацких наук была упразднена в 1753 году, однако на правопреество с ней претендуют многочисленные военные учебные заведения.